Выбор редакции

Как противодействовать неоколониализму XXI века

Что нужно для формирования эффективной международной системы противодействия коррупции и мошенничеству? Как вести борьбу с «грязными деньгами», которые представляют собой мину замедленного действия для мировой экономики? Можно ли сделать финансовый мир транспарентным при существовании офшорных юрисдикций? Эти вопросы обсуждались на Круглом столе в «Либеральной миссии». С докладом выступил предприниматель и общественный деятель Александр Лебедев, предложивший участникам дискуссии свою концепцию «третьего колониализма». Его содокладчиками были Андрей Нечаев и Петр Филиппов. Вел разговор научный руководитель НИУ ВШЭ, президент «Либеральной миссии» Евгений Ясин.

Евгений ЯСИН:

Дорогие друзья, с вашего разрешения, я открою наш Круглый стол по теме «Неоколониализм XXI века: меры противодействия». С основным докладом выступит Александр Евгеньевич Лебедев, доктор экономических наук, российский предприниматель, общественный деятель, писатель, председатель Совета директоров ЗАО «Национальная резервная корпорация». Недавно он издал свою книгу «Охота на банкира». Должен сказать, что я его знаю давно, и наше знакомство приходилось, по-моему, на лучшие времена.

Александр ЛЕБЕДЕВ:

Лучшее время еще наступит.

Евгений ЯСИН:

Будем надеяться. К участию в дискуссии приглашен Андрей Алексеевич Нечаев, доктор экономических наук, министр экономики России в 1992–1993 годах, самых горячих. Ныне он председатель партии «Гражданская инициатива». Другой содокладчик – Петр Сергеевич Филиппов, в прошлом руководитель аналитического центра в Администрации президента Бориса Ельцина. Ныне главный редактор проекта «Уроки 90-х». Так что все выступающие крупные дискуссанты. Предоставляю слово Александру Евгеньевичу Лебедеву. Прошу.


Александр ЛЕБЕДЕВ (председатель Совета директоров ЗАО «Национальная резервная корпорация»):

«В основе третьего колониализма – развращение элит в тех странах, которые становятся жертвами гегемонии и доминирования развитых государств»


Прежде чем перейти к самому докладу, я попробую вас немного заинтриговать. Это непубличная информация, но приведу просто характерный пример, который находится в фазе журналистского расследования. Одна очень уважаемая мной газета недавно направила, не обнародовав это, запрос президенту Соединенных Штатов с материалами четырехлетнего расследования. Редакция обращается к Трампу с вопросом: не могут ли правоохранительные органы США проверить информацию, которую мы в «Новой газете» проверили до такого пункта, что дальше сами двигаться не можем?

Речь идет о том, что в июле 2013 года несколько топ-чиновников правительства Украины (тогда возглавляемого Януковичем) – первый вице-премьер, министр финансов и глава ведомства по налогам и сборам отправились с неофициальным визитом в США и провели два дня в штаб-квартире крупнейшего американского инвестиционного фонда. Это компания Франклин Темплтон, у нее под управлением около триллиона долларов. Через два с половиной месяца именно это заинтересовало нас и вызвало некоторые подозрения. Фонд объявил, что он откупил в форме гособлигаций примерно пятую часть внешнего долга Украины, затратив на это почти 7 миллиардов долларов.

Мы подумали, что вряд ли какой-либо инвестиционный фонд в мире вообще возьмет на себя риски, не договорившись с эмитентом долга, на такие сумасшедшие суммы, и предположили, что Франклин Темплтон пользовался теми деньгами, которые присвоили чиновники правительства Януковича. И это предположение мы проверяли в течение четырех лет. Мы получили разные косвенные доказательства того, что мы правы и что до сих пор в крупнейшем американском фонде находится около 10 миллиардов долларов, которые были украдены, отмыты и запаркованы правительством Януковича. И мы просим президента Трампа проверить эту гипотезу. Правда, мы испытываем некоторые сомнения, будет ли ответ, но в какой-то момент, наверное, опубликуем эту информацию. И представьте себе на секундочку, что эта информация подтвердится. Как в такой ситуации выглядит версия о том, что украинский народ изгнал при поддержке крупных западных держав коррумпированное правительство Януковича, если деньги Януковича лежат в самой крупной западной державе?

В книге «Охота на банкира» много места уделено тем же проблемам, которым будет посвящен мой доклад. Я защищал докторскую диссертацию по теме «Место России в глобальной финансовой системе». И, конечно, мне уже нужно вносить серьезные поправки в свои былые утверждения, поскольку в последние годы, на мой взгляд, полностью меняется картина финансового мироустройства. Но, конечно, к этому снаряду только-только подбираются различные аналитические международные организации. Пока я еще не встречал в западной литературе прямых заявлений о том, что существует третий неоколониализм, как это год назад предположили мы с профессором Иноземцевым в своей статье, опубликованной в газете LeMondDiplomatique. Проблема материального расслоения человечества существует много столетий. Но одно дело, когда материальное расслоение возникает в результате вполне естественных причин и разделения труда. И другое дело, когда оно возникает в результате финансовых преступлений.

В течение многих веков европейские страны доминировали на Земном шаре, устанавливая то, что называлось европеизированным миром. Это описано в известной книге Джеральда Даймонда «Ружья, микробы и сталь», за которую он получил Пулитцеровскую премию. Благодаря превосходству избранные белые люди контролировали туземцев в колониях. А испанские, английские и голландские завоеватели первыми создали флот и смогли добраться до земель, богатых золотом и серебром, минералами, шелком и пряностями, а также рабами.

У этого колониализма, основанного на неприкрытой и жесткой силе, были серьезные экономические ограничения. Он мог существовать, пока это было оправдано геополитическими соображениями и пока обладание зарубежными территориями было рентабельно. К середине XX века стало очевидно, что колониальные товары, составлявшие всего несколько центов в затратах на ежедневное потребление англичанина или француза, не стоили тех человеческих жизней, которые были за это уплачены, и военных расходов, необходимых для непрерывного управления Африкой либо Индокитаем. Поэтому более или менее мирным способом в повестке дня появилась деколонизация, и то, что мы называем первой колонизацией, завершилось.

К этому времени политический атлас мира стал многоцветным. Тем не менее, страны Запада всё еще оставались зависимыми от товаров, которые поставлялись периферийными странами, – такими как нефть, неметаллические руды, кофе или какао. Поэтому после организованного отступления западный мир поменял форму колониализма. Первый президент Ганы фельдмаршал Кваме Нкрума в конце 60-х годов назвал такое явление неоколониализмом. Можно назвать это финансовое доминирование Севера над Югом второй колонизацией; она была не такой кровавой, как первая, но не менее грубой и, возможно, гораздо более эффективной. И первый, и второй колониализм были сосредоточены вокруг материальных ресурсов рабов.

В XIX веке до 40 процентов европейского импорта и экспорта приходилось на крупные державы и на их колонии. Эта свободная торговля принесла страдания жителям колониальных территорий и огромные богатства метрополиям. В 1999 году Африканская комиссия по компенсациям и переселенцам (AfricanWorldReparationsandReparationTruthCommissions) оценила ущерб для Черного континента более чем в 770 триллионов долларов. Ну, это очевидное преувеличение. Но если вы сегодня сравните Мадрид и Лиссабон, Лондон, Париж, Брюссель и Амстердам с какими-нибудь африканскими столицами, то, конечно, невооруженным глазом увидите, что перекачка ресурсов была колоссальная. Даже с учетом списания долгов беднейшим странам в рамках Парижского и Лондонского клубов на рубеже тысячелетия финансовое бремя третьего мира составило около двух триллионов долларов, а чистый процентный доход по этим кредитам приносил Западу более двух миллиардов долларов в год.

Несомненно, все это происходило при помощи коррумпированных режимов в тех странах третьего мира, которые оказывались субъектами доминирования. Но так же очевидно, что второй колониализм, как и его предшественник, был разработан и внедрен евроатлантической цивилизацией, а его патроном выступала новая мировая сверхдержава. Не случайно именно банки США оказались под угрозой дефолта в начале 1980-х годов, когда Мексика, Аргентина, Венесуэла, Перу и другие страны были признаны неплатежеспособными.

Колониализм был горячей темой в 80-е годы прошлого столетия, он порождал множество правозащитных движений, голливудские знаменитости требовали прощения долгов и нового справедливого мирового порядка. Несмотря на огромные суверенные долги и торговые ограничения многие государства третьего мира к концу столетия стали выходить из крайней нищеты. Сработал эффект переданных им технологий, а их товарам был предоставлен льготный режим экспорта на рынках метрополий.

Вторая колонизация именно тогда достигла апогея, но она потеряла свою привлекательность, поскольку экономический рост на глобальном Юге ускорялся, и миллионы людей были вызволены из крайней бедности, прежде всего благодаря головокружительному подъему Китая. Однако после экономического расцвета 90-х годов возникло новое явление, которое мы пока условно называем третьим колониализмом. И это явление намного более разрушительное, чем два предыдущих варианта колониализма.

Если первая колонизация была насаждена военной силой, а вторая – финансовой мощью, то третья основывается на развращении элит в странах, которые становятся жертвами гегемонии и доминирования других государств. Сам глагол corrumpere, который переводится с латинского как «портить», «развращать», много о чем говорит. В то время как страны третьего мира доказали, что они не могут создать нечто схожее с условиями жизни в странах первого мира в пределах своих границ, их элита отчаянно желает наслаждаться светской жизнью европейского уровня. Поскольку в большей части периферийных стран о свободе можно говорить только условно, вопросы о происхождении богатств этих элит могут быть заданы либо действующим правительствам, либо будущим. Таким образом, богатые люди хотят купить недвижимость за границей, основать офшорные компании, тайно управлять банковскими счетами и так далее.

Сегодня нет смысла создавать, как в прошлые века, ост-индские компании и отправлять войска на покорение далеких земель. Туземцы сами прилетают и привозят свои богатства. Масштаб происходящего примерно такой: по самым скромным оценкам, чистый отток денежных средств из стран третьего мира в страны первого мира, а это очень небольшая группа государств, составляет около триллиона долларов в год. Напомню, что на начало тысячелетия весь долг стран третьего мира оценивался примерно в два триллиона. Колонизированные элиты передают приблизительно в четыре раза больше денег в мировые финансовые центры, чем их страны платят в качестве процентов, начисленных международными банками. Иными словами, коррупционеры от власти лжепредпринимателей крадут у своих бедных наций больше, чем платят их страны по займам от международных банков. Так что третий колониализм, можно сказать, переплюнул второй по своей наглости.

С начала 70-х годов в Европе появились офшорные юрисдикции: острова Мэн и Гернси, Лихтенштейн, Люксембург, Швейцарский кантон Цуг. В 90-е годы Сингапур начал служить основной площадкой при инвестировании грязных денег, прибывающих из Китая и других стран Азии, с Кипра, из Латвии, России, Украины и Казахстана. С 2000-х годов статус истинной мировой столицы для иностранных клептократов получил Лондон.

Ситуация существенно изменилась с начала 90-х, когда офшорные юрисдикции использовались либо богатыми западными бизнесменами в целях уклонения от уплаты налогов, либо лидерами периферийных государств, которые чувствовали себя свободными в разграблении своих стран. К концу 90-х самые большие офшорные состояния приписывались бывшему президенту Гаити Жан-Клоду Дювалье – до миллиарда долларов, бывшему президенту Нигерии Сани Абача – около 5 миллиардов долларов. Это известные процессы, их деньги были обнаружены и арестованы, но, к сожалению, в результате процессов длительностью в нескольких десятилетий Нигерия вернула не более одного миллиарда долларов, и то по очень сложным схемам. Я предполагаю, что нигерийское правительство потратило не одну сотню миллионов долларов на литигацию, то есть ведение процессов в международных судах.

Бывшему президенту Филиппин Фердинанду Маркосу приписывается от 5 до 10 миллиардов; бывшему президенту Индонезии Хаджи Мухаммеду Сухарто – от 15 до 35 миллиардов. Хосни Мубарак известен тем, что, предположительно, обладал состоянием не менее чем в 75 миллиардов долларов. Всего грязных денег, полученных от мошенничеств и разных иных злоупотреблений в корпорациях, банках и государственными служащими, по различным оценкам, в офшорных юрисдикциях, под наблюдением различных юридических служащих в фондах и банках, насчитывают 50 – 60 триллионов долларов. Это примерно как величина всего годового валового внутреннего мирового продукта. И такие счета обслуживает целая огромная империя.

Значительный вклад в этот глобальный криминальный переток средств внесла Российская Федерация. Думаю, можно оценивать количество наших ворованных денег примерно в 1 триллион 200 миллиардов долларов. Из них не менее 150 миллиардов долларов приходится на долю российских банкиров. Напомню, что за последние 11 лет лишены лицензий около 1700 банков, и практически ни в одном из них не было случая, чтобы от 10–15 до 100 процентов клиентских денег не было присвоено банкирами. Многие из этих банкиров сегодня находятся в Лондоне. Они периодически пикетируют российское посольство, утверждая, что пострадали от режима.

Целью моей книжки было предложить Кремлю простое решение, которым пользуются американцы. За последние десять лет американцы взыскали примерно с дюжины западных банков 330 миллиардов долларов. Взыскали во внесудебном порядке по трем основаниям. Одно основание – это так называемое subprimedebt, то есть рынок «плохих» закладных. Последний случай прошлого года – Дойче Банк, который выплатит – во внесудебном порядке, подчеркиваю, – 7 миллиардов долларов. Кроме того, Минфин Соединенных Штатов и прокуратура взыскивали с западных банков деньги в связи с налоговыми уклонистами и в связи с несоблюдением американских санкций.

На мой взгляд, у Российской Федерации гораздо больше оснований для возврата денег, поскольку, в общем, не совсем понятно, почему французский или швейцарский банк должен соблюдать американские санкции в отношении какой-то третьей страны. А вот у нас совершалось прямое хищение средств у юридических и физических лиц Российской Федерации на сумму больше 100 миллиардов долларов. Люди легко, проще простого, выводили эти деньги за границу, деньги эти отмывались, и затем некоторые из этих людей получали политическое убежище и выдавали себя за борцов с режимом. Мне почему-то кажется, что Российская Федерация ничем не должна в этом отношении отличаться от Соединенных Штатов Америки, и вполне можно предъявлять серьезные претензии к государствам, юрисдикциям, банкам, фондам. Допустим, с помощью Центрального банка при поддержке Базельского банка международных расчетов. Тем более что все эти проводки имеются, и следы эти практически невозможно скрыть, сколько грузовиками ни вывози документы, которые падают в реку, или ниуничтожая серверы, которые падают там с двенадцатого этажа. Но, может быть, российскому государству пока просто не до этого? Хотя, на мой взгляд, у РФ есть все основания для предъявления претензий тому небольшому кругу государств, банков, фондов, юристов на Западе, которые укрывают похищенные деньги. Спасибо, я закончил.

(...)

Подробнее здесь


НОВОСТИ ПО ТЕМЕ