Выбор редакции

Стремление Китая стать гегемоном в сфере высоких технологий должно было неизбежно спровоцировать Америку

Насущный вопрос для инвесторов и дипломатов заключается в том, на самом ли деле Дональд Трамп хочет заключить торговую сделку с Китаем или же его необъявленная цель — радикальная геостратегическая победа.

Пессимисты полагают, что Трамп пытается спровоцировать Пекин на эскалацию “око за око”, чтобы оправдать превентивное нападение на китайский военно-технический комплекс, прежде чем такая атака станет невозможной.

Борьба идет за контроль над искусственным интеллектом и передовыми технологиями 21-го века. Как заявил в прошлом году идеолог команды Трампа Стив Бэннон, “мы находимся в ситуации экономической войны с Китаем. Один из нас будет гегемоном через 25 или 30 лет”.

Сегодняшняя редакционная статья в издании China Daily, являющемся рупором Коммунистической партии, отвечает в той же манере. Издание обвинило Трампа в том, что тот намеривается “высосать жизненную силу из китайской экономики”, угрожая наложить торговое эмбарго на Китай, — и нет другого способа описать его беспечную болтовню о тарифах на всю гамму китайского экспорта.

“Столкнувшись с этими усиливающимися запугиваниями, у Китая нет другого выбора, кроме как нанести ответный удар. Все объединяются в оппозицию против общего врага. Все понимают: Китай заставили вступить в битву. Страна действительно была вынуждена предпринять отчаянные меры”, — написало издание.

США уже выпустили заявление о холодной войне. В декабрьском докладе “Стратегия национальной безопасности” Китай был впервые упомянут как стратегический соперник, который стремится “бросить вызов американской власти, влиянию и интересам, пытаясь подорвать безопасность и процветание Америки”. В трампианском сознании нет разделения на торговлю, оружие и власть, но такого разделения не существует и в сознании Си Цзиньпина.

Трамп очистил свой круг от внешнеполитических “голубей” (Кон, Тиллерсон) и окружил себя ядром идеологов, которые оказались ему более комфортны. Эти идеологи проповедуют политику сдерживания. Государственный секретарь Майк Помпео на прошлой неделе обвинил Китай в “хищнической экономике 101” и “беспрецедентном воровстве”.

Предполагается, что г-н Помпео будет играть роль сдерживающей силы для извергающего огонь дуэта, состоящего из советника по национальной безопасности Джона Болтона, который хочет отправить ударные авианосные группы через Тайваньский пролив, и гуру по вопросам внешней торговли Питера Наварро, автора книги “Смерть от Китая”.

Синофобия глубоко проникла в Демократическую партию. На этой неделе Сенат проголосовал 85-ю голосами “за” и 10-ю голосами “против” за то, чтобы восстановить жесткие санкции в отношении китайской телекоммуникационной группы ZTE, заняв еще более жесткую линию, чем сам Трамп.

“В Вашингтоне широко распространено мнение о том, что Китай мухлюет в системе, и, если эту страну не остановить в короткие сроки, будет слишком поздно”, — сказал Скотт Кеннеди из американского Центра Стратегических и Международных исследований.

“Они обнаружат, что китайцы не собираются ползать на коленях. Существует очень серьезная опасность, что это может остановить экономическую деятельность на $1 трлн. и схлопнуть глобальную торговую систему”, — сказал он.

Ходит много разговоров о “Ловушке Фукудида”. Этот термин имеет отношение к истории Пелопоннесской войны, и его смысл заключается в том, что 30-летняя бойня между Спартой и Афинами была предопределена судьбой: Спарте пришлось сражаться, потому что она не могла смотреть, как растет влияние ее соперника, Афин. Подобным образом, США могут иметь такой же ход мыслей и в итоге атаковать Китай.

Это запутанная теория. Афины уже были доминирующей имперской силой, и Спарта в значительной степени довольствовалась своим бизнесом в сфере работорговли. “Ловушка” также не объясняет, почему в 1914 году Германия напала на Великобританию и Францию, и еще многое другое. Но эта теория заостряет внимание на том, что может произойти, когда качок-выскочка нарушает равновесие статус-кво. Такая ситуация грозит опасностью.

Некоммерческая организация Asia Society в прошлом году опубликовала гневный отчет о поведении Китая. В нем было указано, что проблема “как таковая” заключается не в росте Китая, а в его триумфальном развороте с момента кризиса Lehman (который он истолковал неправильно) и, прежде всего, с момента прихода во власть военно-меркантилистского полицейского государства президента Си, который приступил к мобилизации всех средств в пользу своих целей “Китай первый”.

Лоренд Ласкай из американского Совета по международным отношениям сказал, что Си Цзиньпин проводит политику “гражданско-военного слияния”, которая включает в себя и вопросы частной торговли. Пекин не стремится достичь “беспроигрышной” для себя позиции в мировой торговле, а скорее хочет полностью вытеснить соперников, став мировой промышленной сверхдержавой. “В саге, рассказывающей об экономическом соперничестве между США и Китаем, план “Сделано в Китае 2025” является главным злодеем, реальной экзистенциальной угрозой для технологического лидерства США”, — сказал он.

Этот грандиозный план нацелен на то, что называют “четвертой промышленной революцией”, которая охватывает десять стратегических областей: аэрокосмическая отрасль, робототехника, электромобили, биофарма, новые материалы, сети G5 и информационные технологии, а также океаническая инженерия. Этот план направлен на то, чтобы вытеснить иностранцев с китайского рынка, оставив себе квоты “самодостаточности” на отметке 70% (80% для сектора роботов и электромобилей и 90% для энергетического оборудования) к 2025 году в нарушение правил Всемирной Торговой Организации.

“Китай заявил, что они потратят несколько сотен миллиардов долларов и будут доминировать в мире. Если Китай будет доминировать в мире, это будет плохо для Америки”, — сказал торговый представитель США (USTR) Джим Лайтхазер, выступая в американском Конгрессе.

Этот план нашел отражение в 200-страничном судебном отчете USTR о злоупотреблениях со стороны китайского государства. В этом документе содержится информация о “кибер-кражах”, о принуждении к передаче интеллектуальной собственности американскими фирмами в Китае и покупки китайцами американских компаний для овладения передовыми технологиями.

Используемые методы могут быть агрессивными. Немецкая компания Aixtron, специализирующаяся на металлорганическом синтезе, подверглась скоординированной атаке, направленной на снижение стоимости акций, после чего в 2016 году со стороны китайских компаний, связанных с Пекином, последовала заявка на поглощение. Этот шаг был заблокирован правительством Германии по рекомендации Вашингтона.

Большинство стран имеют промышленные и технологические планы. В Германии есть стратегия “Промышленность 4.0”, а у США есть Национальный Стратегический План Развития Передового Производства.

Разница заключается в том, что чиновники Коммунистической партии Китая представлены внутри китайских компаний. Такие технологические компании, как Baidu и Sina, были учреждены партийными комитетами, и некоторые из таких компаний используются в качестве агентов Стратегических Сил для ведения кибервойны. Эти компании получают непрозрачные субсидии и привлекают кредиты по нерыночным ставкам от банков, контролируемых государством. В отчете USTR говорится, что стратегический план “Сделано в Китае 2025” “призывает все слои общества мобилизовать усилия по его реализации”. Этот план имеет структуру документа военного времени.

Доклад немецкого Института Меркатора по исследованиям Китая идет дальше, чем USTR, утверждая, что китайские официальные лица используют скрины документов о рыночных сделках, чтобы обозначить потенциальные цели для их рейдов. Это позволяет им обойти правила ВТО.

“Руководство Китая систематически вмешивается во внутренние рынки, чтобы извлечь выгоду и способствовать экономическому доминированию китайских предприятий за счет ущемления иностранных конкурентов. Для достижения этих целей государственные структуры на всех уровнях вовлекают большие суммы денег в промышленное будущее Китая. Национальный Фонд Интегральных Микросхем получил €19 млрд.  Подобные фонды, созданные на национальном уровне, работают в связке со множеством финансовых компаний, учрежденных на уровне провинций”.

“Финансовые ресурсы Китая огромны по сравнению с грантами в размере €200 млн., которые правительство Германии предоставило для исследования в рамках своей программы “Промышленность 4.0”. В то время, как китайские высокотехнологичные компании пользуются огромной государственной поддержкой, их иностранные конкуренты в Китае сталкиваются со множеством барьеров”, — сказано в отчете.

Об истинных намерениях г-на Трампа можно лишь гадать. Возможно, он и сам не знает, что он делает. Он – человек, склонный к импровизациям. Его стремление к созданию предвоенной ситуации видно невооруженным взглядом. У него есть ребяческая идея фикс касательно положительного сальдо баланса торговли между Америкой и Китаем в размере $375 млрд. Этот момент легко решаем — если это все, о чем он тревожится.

Китай может предоставить ему возможность быстро победить еще перед ноябрьскими среднесрочными выборами. Китай уже предложил сократить дисбаланс посредством закупок у США нефти, сжиженного природного газа и сельскохозяйственных товаров. Это косметические перестановки в многогранной глобальной системе. Китай может предложить и еще больше.

“Если вы смотрите на движущиеся руки мага, то вы видите, что ничего особенного не происходит. В основном это разговоры. Я не думаю, что он действительно стремится к полномасштабной торговой войне”, — сказал г-н Кеннеди из американского Центра стратегических и международных исследований.

“Он будет испытывать огромное давление со стороны своих друзей-миллиардеров. Он очень хорошо разбирается в опросах и в фондовом рынке. Я вижу, что он претендует на бумажную победу”, — сказал он.

Но предположим, что риторика Трампа отражает его истинные намерения, и допустим, что он продолжит увеличивать нажим. Capital Economics говорит, что Китай может нанести ответный удар, атаковав американские фирмы в стране, организуя для них парализующие инспекции или бойкот со стороны потребителей, как это было в случае с Японией по поводу спора об архипелаге Сенкаку.

Живей Занг из Deutsche Bank говорит, что американские фирмы продают в Китае товары и услуги на сумму $448 млрд., если учесть местные дочерние компании, и эта сумма намного превышает номинальный американский экспорт в размере $168 млрд. По этой метрике торговая война могла бы закончиться ничьей.

Но ориентируется ли Трамп на эту метрику? Глава книги Питера Наварро называется “Смерть от перебежчиков — руководителей американских корпораций”. Он наслаждается ситуацией, когда американские фабрики в Гуанчжоу становятся несостоятельными. Его цель состоит в том, чтобы заставить их вернуть производство домой.

Трамп окружен советниками, которые считают, что Китай в настоящее время более уязвим, чем это кажется. Они подсчитали, что хорошо нацеленный импульс может вызвать структурные трещины в китайской экономике, независимо от краткосрочного ущерба, который будет причинен экономике США. Они боятся, что это их последний шанс предпринять действенные меры.

При этом и без торговой войны США, вероятнее всего, выйдут победителями. Темп роста китайской экономики упал примерно до 4% в год, а к началу 2020-х годов этот показатель может снизиться до 2%. При указанных цифрах в этом веке Китай не обойдет США на этой траектории. Скоро население Китая состарится.

Более мудрое руководство США направило бы свои усилия на борьбу с ненадлежащим поведением Китая, используя хирургические методы и в вместе с союзниками. Но мудрость – это то, что едва ли можно найти в Белом доме. Трамп, похоже, хочет экономической войны. И он может ее получить.

Опубликовано 20.06.2018 г.

Источник: ‘China First’ pursuit of hi-tech hegemony was bound to provoke America

 

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ