Выбор редакции

Программа на завтра

Довольно энергичное обсуждение постинга «Как минимизировать вероятность кадровой ошибки» делает необходимым предоставление читателям некоторых дополнительных деталей относительно того места, какое, в частности, именно эта тема занимает в общем процессе подготовки предложений (в конечном счете – Программы) по грядущему (неизбежному) приближению нынешней политико-правовой системы нашего отечества к желаемому идеалу, соответствующему свободной России.

В качестве самых предварительных соображений можно сделать по меньшей мере три самых общих замечания.

Во-первых, автор данных строк (АДС) с самого начала сообщает, что он не разделяет довольно распространенную в нынешнем российском публичном дискурсе т.н. концепцию эффекта колеи («российской матрицы», path dependence и т.п.). Cогласно популярной версии этой концепции Россия всегда в прошлом была, является сейчас и всегда в будущем будет несвободной, недемократической, авторитарной страной. Чем бы ни объяснялось сторонниками этой концепции такое нынешнее состояние политико-правовых институтов России (ее размерами, географическим положением, климатом, историей, наследством православия или ордынского ига или царской империи или тоталитарного коммунизма или авторитарного режима или всем этим наследством вместе, одиннадцатью часовыми поясами, природным богатством, голландской болезнью, наличием ядерного оружия, рабским менталитетом населения, слабостью гражданского общества, эффективностью машин террора и пропаганды и т.д.), радикально изменить их (согласно мнению сторонников этой концепции) невозможно – Россия, дескать, всегда была, есть и навсегда останется авторитарным государством. Поскольку поменять заданную природой (климатом, наследством, текущей политикой и т.д. – нужное выбрать) колею исторического развития страны невозможно, то любые попытки такого рода изменений с самого начала обречены, а потому предпринимать их бесполезно.

Данный текст точно не предназначен для опровержения указанных, а также других не указанных и предлагаемых разными авторами объяснений, а также для убеждения неверующих или сомневающихся в необходимости таких действий. Но для читателей этого текста АДС сообщает, что он не считает аргументацию, предлагаемую сторонниками концепции эффекта колеи убедительной.

Со своей стороны АДС полагает, что некоторые факторы, называемые сторонниками этой концепции, действительно существуют, что они несомненно негативно влияют на скорость, характер, цену желаемых изменений. Тем не менее эти факторы не в состоянии тотально блокировать неизбежную эволюцию нынешней политико-правовой системы России в сторону свободы и верховенства права. Следовательно, речь идет не о том, что такая эволюция в принципе невозможна, а о том, какие серьезные (очевидно, более серьезные, чем в ряде других страновых случаев) препятствия на этом пути существуют именно для российского общества, какие способы их преодоления могут быть использованы в нашем случае, каким образом и в какой последовательности.

Во-вторых, АДС предлагает (по крайней мере, пока) не затрагивать вопрос временного горизонта осуществления рассматриваемой Программы.

В-третьих, АДС (по крайней мере, пока и, по крайней мере, на этих страницах) не планирует детально обсуждать сам процесс перехода из нынешнего состояния политико-правовой системы России к желаемому. Есть некоторые другие ресурсы и авторы, какие в настоящее время специализируются на этих вопросах. Вместо этого АДС полагает необходимым для начала посвятить (совместно с заинтересованными читателями) некоторое время для публичного обсуждения целевого состояния желаемой политико-правовой системы свободного общества.

Как показывает опыт последних трех десятилетий, важной (хотя и не единственной) причиной последней по времени неудачи перехода России к политической свободе, либеральной демократии, верховенству права явилось отсутствие не только сколько-нибудь широко принятого российским обществом консенсуса относительно избранного направления политико-правовой эволюции страны, но и отсутствия в стране сколько-нибудь широкой общественной дискуссии относительно возможных целей такой эволюции, способов и инструментов их достижения.

За исключением узкоспециализированных (можно сказать: кулуарных) обсуждений, большая часть которых произошла и закончилась еще в начале 1990-х годов, для потребления гражданским обществом были вброшены весьма поверхностные и, как показала жизнь, малосодержательные лозунги вроде таких, как: «сделаем так, как в цивилизованных странах», «будет как в Европе», «нужны радикальные реформы», «осуществим модернизацию».

В нынешней же общественной дискуссии с участием гражданских активистов гораздо большее внимание, чем стратегическим целям российского общества, уделяется либо последствиям существования авторитарной политической системы (в том числе коррупции, клептократии, террору, пропаганде, агрессиям и т.д.), либо же методам и технологиям гражданских действий (например, протестное движение). В результате несмотря на всю необходимость и неизбежность обсуждения такого рода тем (последствий и методов) стратегические цели российского общества по продвижению к свободе и праву уходят на второй план или же вообще теряются из виду.

По итогам рассмотрения исторического опыта предпринимавшихся в России общественных преобразований нельзя не заметить, что относительный успех сопутствовал в первую очередь тем из них, задачи по осуществлению которых были заранее сформулированы, их желаемое состояние в максимальной степени подверглось общественному обсуждению, возможные варианты достижения были критически рассмотрены с самых разных сторон.

Так, например, относительный успех реформирования централизованно планируемой экономики в рыночную мог состояться в немалой степени благодаря тому, что эта задача, сформулированная впервые отчасти в иносказательной форме еще в 1965 г., подверженная в дальнейшем многочисленным уточнениям и корректировкам, стала в течение нескольких десятилетий предметом энергичного обсуждения властью, профессионалами, общественностью, в ходе которого часть ошибочных или нереалистичных предложений была отсеяна, в то время как число сознательных сторонников самой цели такого реформирования заметно выросло, а их осознанная деятельность в дальнейшем в немалой степени способствовала относительно успешному осуществлению этих преобразований.

Подобную же работу по содержательному и максимально широкому обсуждению стратегической цели российского общества по созданию политических и правовых институтов свободной страны следует начинать сейчас (если еще не вчера), когда для такой работы есть время и возможности. Если этого не сделать сегодня, то есть риск того, что тогда, когда в следующий раз сложатся благоприятные политические условия для воплощения в жизнь такого рода наработок, либо эти наработки не будут еще в достаточной степени готовы, либо же не будет достаточного числа политически активных граждан, способных воплотить их в жизнь, и тогда очередной благоприятный поворот политического цикла в очередной раз будет пропущен.

Что же касается содержания самой Программы, то предлагается разделить эту работу на две части.

Вначале предлагается обсудить важнейшие базовые принципы будущей политико-правовой системы свободной России. Среди них могут быть, например, следующие:
- гарантии неотъемлемых личных, гражданских, политических прав и свобод российского гражданина;
- безусловный принцип верховенства права во внутренней и внешней политике;
- республиканский характер государственного устройства;
- демократический характер формирования органов государственного власти;
- секулярный характер российского государства;
- отказ от имперской идеологии и имперской политики и ликвидация их последствий.

В дальнейшем предлагается начать обсуждение – в соответствии с выше упомянутыми базовыми принципами – институциональных основ важнейших элементов политико-правовой системы свободной России. Среди них можно упомянуть, в частности, следующие:
- правовое и политическое обеспечение гарантий индивидуальных прав и свобод гражданина;
- конституционное устройство страны;
- форма республики – президентская, парламентская, смешанная;
- принципы формирования представительной, исполнительной, судебной властей;
- федеративное устройство страны;
- распределение полномочий между федеральными, региональными и местными органами власти;
- государственные границы;
- спецслужбы;
- люстрация;
- реституция.

(Как нетрудно заметить, упомянутый в начале этого текста постинг «Как минимизировать вероятность кадровой ошибки» имеет отношение лишь к одному из нескольких вопросов, относящихся к принципам формирования исполнительной власти, рассматриваемых в четвертом разделе второй части указанной Программы).

Очевидно, что далеко не все вопросы, заслуживающие публичного обсуждения, упомянуты в этом кратком скетче предлагаемой Программы, и потому любые предложения по ее дополнению и уточнению всячески приветствуются. Равным образом приветствуются и любые соображения относительно эффективных технологий обсуждения затрагиваемых в Программе вопросов.

В комментариях непосредственно к этому тексту предлагается, по возможности, избегать содержательного обсуждения упомянутой Программы – это, видимо, полезнее делать в дальнейшем при рассмотрении ее отдельных разделов. Вместо этого поначалу желательно провести коллективный мозговой штурм относительно того, какие разделы в такую программу должны быть обязательно включены, а также каким образом такая Программа, вырабатываемая совместно гражданским обществом, могла бы быть критически обсуждена.
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ