Выбор редакции

Почему в США дорогая медицина

Нет никакого секрета в том, что беда Соединённых Штатов — самая высокая в мире стоимость здравоохранения. Почему в США дорогая медицина? Поскольку в стране наиболее рыночно ориентированная система среди передовых капиталистических стран, это и неудивительно. Здравоохранение в США функционирует для получения корпоративных прибылей, а не ради здравоохранения.

В этом смысле американская система вполне себе успешна. Фармацевтические компании в этом отношении стоят во главе класса, зачастую оправдывая быстро растущие цены на медикаменты отсылками на огромную стоимость исследований и разработок, куда входит и стоимость лекарств, которые не появляются на рынке. Существует масса медикаментов, которые не прошли тестирование и потребовали затрат, которые никогда не будут компенсированы, это верно. Но действительно ли эти неудачи настолько дороги, что оправдывают стоимость успешных лекарств?

Кажется, нет. Твёрдое доказательство отсутствия обоснования этого опубликовано в журнале  JAMA Internal Medicine, где выяснено, что доходы от продажи лекарств против рака намного превосходят расходы на исследования и разработки. Статья «Расходы на  исследования и разработки по выводу на рынок одного лекарства против рака и доходы после его одобрения», подготовленная докторами Винай Прасадом и Шамом Майланкоди, выявляет, что доходы от 10 лекарственных препаратов (по одному от каждой из 10 компаний) превосходят полную стоимость исследований и разработок более, чем в семь раз.

Общие доходы, полученные от этих 10 лекарственных препаратов, различаются весьма существенно. Два из них после одобрения принесли более US$20 миллиардов. Оба лидера списка стоили менее $500 миллионов в плане расходов на исследования и разработку. Однако доходы каждого из 10 препаратов превосходили расходы с весьма различной прибылью. Но всё же о доходности: средние доходы от этих 10 лекарственных препаратов составляли $1.7 миллиарда, более, чем вдвое превосходя среднюю стоимость разработок в $648 миллионов, как сообщают авторы доклада в JAMA Internal Medicine.

Авторы пишут, что средняя стоимость разработок лекарств против рака представляет собой «цифру, существенно ниже первичных оценок», добавляя, что их анализ «обеспечивает прозрачную оценку расходов на исследования и разработки лекарств против рака и имеет последствия для нынешних дебатов о ценообразовании лекарственных препаратов».

Чтобы получить эти цифры, авторы проанализировали данные Комиссии по ценным бумагам и биржевым операциям США в отношении фармацевтических компаний, не имевших лекарств на рынке США, которые получили одобрение Администрации по контролю за продуктами питания и лекарствами США с 1 января 2006 года по 31 декабря 2015-го. Общие расходы на  R&D оценивались с начала деятельности по разработке лекарства до даты одобрения. Прибыль отслеживалась с даты одобрения по март 2017 года.

Некоторые вопросы о медицине в Америке
В статье:

Медицинское страхование в США
Так же в статье
Проблема с лекарствами в США

Нет пределов росту цен на лекарства

Другим способом взглянуть на всё это было бы рассмотрение роста стоимости лекарств по сравнению с другими товарами. Тут снова заметно выделяются цифры. Используя данные, полученные отделением Федерального Резервного Банка в Сент-Луисе, индекс потребительских цен на фармацевтическую подготовку к производству в первом квартале 2017 года составил 747,8 — а 1 января 1980 года он составлял 100. Иными словами, стоимость лекарственных препаратов в семь с половиной раз выше, чем была в начале 1980 года (см. приведённый выше график).

Как это соотносится с инфляцией или изменением цен на другие товары? Вполне неплохо — для фармацевтических компаний. Рост в более, чем семь раз, цены лекарств превышает почти в два с половиной раза  инфляцию за тот же период и почти в четыре раза — рост цен на другие товары.

Так что, да, тут дело в бессовестном вздувании цен. Всей промышленностью, а не просто отдельными лицами, вроде «Фарма Бро» Мартина Шкрели, который может быть и переходит все границы в своем бесстыдстве, но никак не в плане создания прибыли.

Хотя тут нет всеобщей картины, но мгновенный снимок корпоративного вымогательства играет важную роль в том, почему цена того, что США не имеют универсальной системы здравоохранения, составляет более $1.4 триллиона ежегодно.

Из 19 обычно определяемых, как «ведущие» промышленные сектора Соединённых Штатов, как ожидается, медицинские технологии в 2016 году окажутся наиболее прибыльными, с чистой прибылью 21,6%. Даже выше, чем финансовый сектор с его 17%. При переходе на более низкий уровень узко определённых промышленных категорий универсальные лекарственные препараты занимают верхнюю строку с ожидающейся 30% чистой прибылью за 2016 год. Основные фармацевтические производители занимают четвёртую строку в списке, где медицинские товары и финансовые продукты захватили 9 из 10 первых мест.

Это повторение 2015 года, когда медицинские технологии получили самую высокую чистую прибыль из 19 промышленных секторов с 20,9%, опередив даже финансы, они на втором месте. При делении в отдельном исследовании чистой прибыли на более узкие промышленные категории, промышленность, связанная с здравоохранением представляла три из шести наиболее прибыльных.

Медицина

Словом, ничего нового. В репортаже «Би-би-си» было показано, что банки и лекарственные  препараты привязаны к самой высокой средней прибыли в 2013 году, при этом пять фармацевтических компаний получают прибыль в размере 20% и более - Pfizer, Hoffmann-La Roche, AbbVie, GlaxoSmithKline и Eli Lilly. Согласно данным аналитика «Би-би-си», 10 крупнейших фармацевтических корпораций мира в 2013 году получили 90 миллиардов долларов прибыли. Что касается их расходов, эти 10 фирм потратили гораздо больше на продажи и маркетинг, чем на исследования и разработку новых препаратов.

Если этих фактов и цифр недостаточно, вот ещё один способ рассмотреть чрезмерные прибыли — исследование 2015 года выявило, что из 10 корпораций с самыми высокими доходами в расчёте на одного работника из крупнейших в мире, три работают в области здравоохранения. Две из этих трёх — Amerisourcebergen и McKesson — занимаются распродажами лекарственных препаратов, а ещё одна,  Express Scrips, обеспечивает льготы на выписанные лекарства для десятков миллионов участников системы страхования здоровья. Каждая их этих компаний работает главным образом в Соединённых Штатах, единственной стране передового капитализма, не имеющей всеобщей системы медицинского обеспечения.

Дополнительные прослойки, представленные этими тремя компаниями, демонстрируют, что существует масса возможностей извлечения корпоративных прибылей, которые вносят свой вклад с экстраординарную стоимость здравоохранения в США, помимо производства лекарств и страхования.

А поскольку корпорации пользуются благосклонностью политиков и других официальных лиц, неудивительно, что одна из первоочередных целей правительства США в так называемых соглашениях о «свободе торговли», вроде Транс-Тихоокеанского Партнёрства, состоит во введении правил, ослабляющих национальную систему здравоохранения других стран. Это было сделано на переговорах по ТТП по прямому указанию американских фармацевтических компаний, разгневанных тем, что такие страны, как Новая Зеландия, производят тысячи медикаментов, медицинскую технику и связанные с ними товары, доступные по дотируемым ценам.

Намного более дорогостоящая система, показывающая одни из худших результатов и оставляющая десятки миллионов без страховки, когда десятки тысяч умирают ежегодно из-за отсутствия здравоохранения. Такова цена частных прибылей в здравоохранении. Или, если выразиться грубее, позволяющая «рынку», а не профессионалам решать, какими будут результаты  в здравоохранении.

Комментарий:

В массовом сознании американское здравоохранение, как правило, ассоциируется с высоким уровнем развития медицинских технологий и передовыми научными достижениями. Но известно также, что эти передовые достижения доступны далеко не всем и не в полной мере.

В попытке разобраться в причинах такого несоответствия мы решили взглянуть на американскую «систему заботы о здоровье», как ее иногда называют в США, глазами ее рядового пользователя.

Об особенностях, противоречиях и негативных сторонах американской системы здравоохранения и медицинского страхования рассказал русский программист Сергей из Кливленда, штат Огайо, 8 апреля в интервью корреспонденту ИА Красная Весна.

Дорого ли обходится медицинское обслуживание вашей семье?

Медицина здесь работает по страховому принципу. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, придется в общих чертах рассказать о медицинском страховании в Америке. Ситуация в нашей семье достаточно типична для людей со средним уровнем достатка, и ее можно считать вполне репрезентативной, по крайней мере в той части США, где мы живем.

Так вот, часть стоимости страховки, которую приходится оплачивать из своего кармана, составляет примерно 160 долларов на человека в месяц. Вторую половину компенсирует мой работодатель. Отмечу, что не все работодатели имеют возможность предложить такие условия своим работникам. Как правило, чем крупнее работодатель, тем лучше предлагаемые условия.

Таким образом, страховая компания получает более 4 тысяч долларов за человека в год, а застраховать семью из трех человек, включая ребенка, она соглашается за сумму от, примерно, 10 тысяч долларов в год и выше.

Речь в этом случае идет о так называемом «золотом» уровне покрытия (согласно введенной в рамках реформы Obamacare классификации — прим. корреспондента ИА Красная Весна), при котором страховая компания обещает оплачивать 80% от стоимости полученных медицинских услуг. Существуют также «бронзовый», «серебряный» и «платиновый» уровни, составляющие 60%, 70% и 90%, соответственно, отличающиеся стоимостью и степенью риска.

Необходимо добавить, что доплата «из кармана» за каждый факт посещения кабинета врача составляет 35 долларов. Кроме того, по условиям моего страхового полиса предусмотрен годовой вычет в размере 2 тысяч долларов за каждого страхуемого. Это та сумма, которой гарантированно лишится мой семейный бюджет в случае, если потребуются дорогостоящие внеплановые и непрофилактические виды лечения. В более дешевых полисах сумма вычета еще выше. За пределами вычета уже начинает действовать упомянутое процентное правило соучастия страхуемого и страховщика.

А как вы оцениваете уровень медицинского обслуживания в США? Часто пользуетесь медицинской помощью?

Да, пользуемся регулярно. Уровень самого медобслуживания нас вполне устраивает. Но тут у нас скорее нетипичная ситуация, так как мы предпочитаем пользоваться услугами опытного терапевта, эмигрировавшего из России, получившего отличное медицинское образование и опыт еще в советское время. Поэтому не берусь давать оценку общему состоянию дел в США по этому вопросу. Однако, из опыта общения с друзьями и знакомыми, а также из своего собственного опыта лечения у узких специалистов, у меня сложилось впечатление, что формальный подход и чрезмерное использование компьютерных систем при диагностике заболеваний становятся общим местом в медицине США, в плохом смысле. Я считаю, что это очень нездоровая тенденция. Во многом именно поэтому мы предпочитаем пользоваться услугами доктора с «советской закалкой».

В чем проявляются недостатки такой формализации?

Как специалист в компьютерной области, я бы назвал эту тенденцию «роботизацией» или «машинизацией» медицины, при которой лечащий врач все больше напоминает эдакого диспетчера, или администратора, чья основная функция состоит в перенаправлении пациента на дорогостоящие анализы и строгом исполнении предписанных корпоративных алгоритмов.

Конечно, в теории, комплексные анализы и стандартизация имеют и свои плюсы, позволяющие увидеть более точную картину заболевания и снизить риск врачебной ошибки, но на практике это оборачивается не всегда оправданным увеличением стоимости лечения, а также снижением требований к интеллектуальному уровню, а в конечном итоге — и снижением профессионализма врачей, предпочитающих все больше перекладывать ответственность на не зависящие от них факторы.

А почему, на ваш взгляд, медицина в США становится все более формальной?

Если говорить о причинах, то тут целый комплекс причин, как мне кажется.

Во-первых, частная медицина, которой вынуждено пользоваться большинство американцев, — это, в первую очередь, бизнес, заинтересованный в зарабатывании денег, со всеми вытекающими отсюда последствиями, главное из которых — стремление госпиталей и клиник к формальному исполнению своей работы, когда пациенту «продается» не здоровье в целом, а набор медицинских действий и процедур.

Кроме того, «конвейеризация» медобслуживания, если ее можно так назвать, снижает издержки на организацию больших медицинских «фабрик», на которые все больше начинают походить американские медучреждения.

Во-вторых, я уже упомянул определенную склонность врачей, особенно менее компетентных специалистов, упрощать себе задачу, подменяя собственную ответственность слепым следованием оправдывающим их действия правилам.

Вспоминается случай с дочерью моих друзей, у которой возникла проблема с мочевыделительной системой. Ей было проведено 1 медикаментозное лечение и сделаны 2 дорогостоящие операции, и только с 4-й попытки была «угадана» истинная причина проблемы, устранение которой потребовало проведения еще одной операции. Доктор в данном случае просто следовал подсказкам компьютерной медицинской системы.

В-третьих, немалую роль в формализации играют страховые компании, тоже платящие не за здоровье в целом, а за некоторый набор услуг, требуя при этом формализованной отчетности от медицинских офисов. Частные страховые компании — это вообще тот элемент системы здравоохранения, к которому у меня имеется наибольшее количество нареканий.

Чем вас не устраивает система частного медицинского страхования?

Прежде всего — отсутствием уверенности, что страховка покроет предполагаемую часть стоимости лечения. Всегда жди подвоха. Наличие страховки еще не дает гарантии оплаты медицинских счетов. Например, был случай с моей женой, когда из-за сильных болей ее пришлось везти в больницу. Причину болей установить не смогли, но выставили счет за обследование на кругленькую сумму, оплачивать которые страховка отказалась, ввиду якобы отсутствия оснований для обращения за помощью. И это при том, что за медицинскую страховку уже была уплачена немалая сумма.

Другая проблема — это стоимость страховки. Я считаю, что она сильно завышена, как, впрочем, и стоимость самих медицинских услуг. Я считаю, если уж идти в медицине по пути страхования, то им должны заниматься структуры, не заинтересованные в прибыли, в наращивании административного аппарата и в усложнении системы страхования.

Думаю, значительную роль в раздувании стоимости медобслуживания играют именно частные страховые компании, не контролируемые в должной мере государством. Парадоксально, но сами страховщики создают условия, при которых и медицинским учреждениям становится выгодно завышать цены. Тут стоить упомянуть, что страхованию в США подлежат не только потенциальные пациенты, но и врачи, которые затраты на страхование своей ответственности перед пациентами перекладывают на самих пациентов, перенося их в стоимость своих услуг.

Добавлю, что прописанные в страховом полисе условия чрезмерно запутаны, в них порой не так просто разобраться.

C вывернутым наизнанку медицинским страхованием мы просто свыклись, принимая его таким, какое оно есть. Уровень доходов в США, пока еще, это позволяет.

Помимо несовершенства системы страхования, существуют ли другие проблемы в здравоохранении США?

Конечно, это высокие цены на лекарства. Я лично знаю людей, которые является постоянными клиентами «таблеточной индустрии». Для них лекарства составляют основную статью медицинских расходов, большую часть из которых оплачивают страховые компании. Контроль ценообразования в фармацевтическом бизнесе со стороны государства в США тоже отсутствует. Это очень питательная среда для злоупотреблений.

И все же, реформа Obamacare улучшила или ухудшила положение дел в американском здравоохранении?

Ее результат неоднозначный, скажем так. С одной стороны, реформа позволила получить льготную медстраховку менее обеспеченным гражданам. С другой — она не решила системную проблему дороговизны медицинской помощи, а это, пожалуй, самая главная проблема. Но такой результат был вполне предсказуем, ведь вместо системных улучшений проблему стали усугублять увеличением и без того раздутых государственных расходов, а также повышением нагрузки на средний класс. Можно сказать, что пожар стали заливать бензином.

А что в итоге? Вопреки популистским обещаниям реформы Obamacare, на практике сохранилась старая неэффективная система, продолжающая высасывать чрезмерное количество денег из карманов граждан и госбюджета в обмен на весьма фрагментарное улучшение доступности медицинской помощи. Причем главными ее бенефициарами остаются страховые и фармацевтические компании. Пользуясь медицинской терминологией, эти элементы можно смело называть раковой опухолью в теле общественного организма.

В рассказе Сергея необходимо заострить внимание на одном очень любопытном наблюдении. Важнейшим системообразующим элементом в здравоохранении США выступают частные страховые компании, для которых естественным целевым ориентиром является размер собственной прибыли. В красивой рыночной теории подразумевается, что источником прибыли для страховщиков должно быть стремление к снижению расходов, то есть выплат за фактически оказанные медицинские услуги, это и должно служить регулятором цен. На практике же имеет место нечто прямо противоположное.

В условиях, когда раздувание прибыли в процентном отношении ограничено законом, и может вызывать общественное порицание в такой чувствительной области, как здоровье человека, страховые компании оказываются неявно заинтересованными в возрастании стоимости страхуемых ими услуг и лекарств, ведь это также увеличивает размер их прибыли в абсолютном выражении.

Вся система в целом, работая по рыночному закону самовозрастания капитала, неизбежно приводит к увеличению капитализации участников рынка, источником которой могут быть только граждане и государство. Пример США показывает, что цены на лекарства и медицинское обслуживание в такой системе постоянно растут, выходя далеко за пределы разумных, и ограничены лишь возможностями всей системы осуществлять подпитку размножающейся, как раковая опухоль, денежной страховой надстройки. Так, доля затрат на здравоохранение в США уже является самой высокой в мире и по прогнозам к 2025 году достигнет аж 20% от ВВП.

Такое положение дел может сохраняться только за счет высоких доходов населения и всё возрастающего финансирования со стороны государства. С этой точки зрения реформа Obamacare, инициированная в условиях экономического кризиса и потребовавшая значительных денежных вливаний из государственного бюджета, стала своего рода спасительной палочкой для страховых и фармацевтических компаний, не только сохранивших, но и увеличивших свои доходы.

США, являясь мировым гегемоном, в отличие, например, от Канады, пока еще могут себе позволить систему медицинского страхования, основанную на прибыли. Но может ли подобная модель быть ориентиром для России? Опыт США показывает, что движение в этом направлении в условиях слабого финансирования сделает медицину менее доступной, отнимая и без того скудные ресурсы в пользу страховых компаний, и с большой вероятностью станет губительным для российского здравоохранения.

Источник: https://vk.cc/7klEzQ

Источник: https://rossaprimavera.ru/article/8d3350a3

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ