Выбор редакции

Дочь Березовского рассказала, почему не верит в самоубийство отца

Изображение: life.ru

Бизнесмена Бориса Березовского могли травить, чтобы всем окружающим казалось, что он находится в депрессии, а в итоге убить, сымитировав самоубийство.

Об этом в интервью основателю издания «ГОРДОН» Дмитрию Гордону сказала старшая дочь Березовского Елизавета. Она отметила, что вначале возлагала большие надежды на Британское следствие, которое длилось около полугода, поэтому не вела параллельного расследования. А в сентябре 2013-го, когда дочь Березовского должна была получить на руки копию всех документов завершившегося предварительного следствия, ее знакомая англичанка поинтересовалась ходом следствия и предложила ей помощь.

«Мне это показалось ужасно неприличным, какое-то нездоровое любопытство, ведь за все последние месяцы ни один человек мне не задал такого вопроса. Первым желанием было грубо отшить, но в следующую секунду я вспомнила, что ее муж врач, а я как раз думала, что к каким-то медикам мне все-таки придется обращаться, чтобы они просмотрели бумаги, которые привезет полиция. И я в итоге ответила: «Ты знаешь, а мне действительно может понадобиться помощь» – и объяснила ситуацию, на что эта подруга ответила: «Тогда тебе, наверное, нужен не мой муж, а его отец – очень известный немецкий судмедэксперт и чуть ли не лучший в мире специалист по асфиксии».

Прогугли потом: Бернд Бринкманн», – рассказала она. Березовская сообщила, что договорилась с приятельницей об альтернативных средствах связи. А после прихода домой изучила досье Бринкманна, который, как оказалось, сумел выяснить причину смерти ватиканского банкира через 15 лет после его смерти. «В общем, спустя недолгое время я поехала на встречу с этим профессором в Германию… Покупала билет на самолет за пару часов до вылета (я туда несколько раз ездила), каждый раз прилетала в разный аэропорт, все свои гаджеты оставляла в Англии, по прилете брала билет на поезд за наличные, затем – первое попавшееся такси», – рассказала она о мерах предосторожности. Профессор изучил бумаги Березовского и заявил, что ничего не говорит о том, что это было самоубийство. «Он мне разложил по полочкам, чем отличается убийство от самоубийства. Здесь уже пригодилось мое медицинское образование. Там очень много различий: по характеру странгуляционной борозды, по реакции различных органов и тканей, множество других показателей… И в этот момент я понимаю, что обладаю какой-то страшной тайной, ведь если хотят представить случившееся с папой как самоубийство, а я одна вместе с профессором знаю, что это убийство, то моя жизнь в опасности. И если до этого я очень не хотела открытых слушаний (мне было все это очень неприятно), то теперь оказывалось, что это мой единственный шанс сдвинуть дело с мертвой точки», – подчеркнула дочь бизнесмена. Елизавета Березовская рассказала, что немецкий профессор за неделю до слушаний по делу прилетел в Англию. «Мы встретились с коронером и с полицейским, который был ответственным за расследование, и у нас произошел очень серьезный разговор. Профессор начал объяснять, какие выводы он сделал из письменных заключений экспертов, стал задавать вопросы полицейскому… Коронер был в шоке от того, что дело, которым он год занимался, рушится и все выглядит по-другому. У полицейского на какие-то вопросы вообще странные ответы были. Например, выяснилось, что даже реконструкцию событий не делали… Когда профессор поинтересовался, почему, полицейский ответил: «Мы думали, что это самоубийство», – рассказала она.

Елизавета сообщила, что коронер принял решение включить профессора в список тех, кого он будет опрашивать в суде. А во время слушаний было «два дня полного кошмара», когда в мельчайших подробностях обсуждались детали смерти Бориса Березовского и зачитывали «какие-то медицинские вещи, в которых папа был разобран на клеточки». «В один из таких моментов моя сестра не выдержала – выбежала из зала, а я из-за того, что уже полгода со всеми этими бумагами возилась, наоборот, заснула: столько раз это читала, что наизусть выучила. На этих слушаниях мы, как потерпевшая сторона, могли задавать любые вопросы любому выступающему. Мне изначально предлагали взять адвоката, потому что в Англии так принято, но я решила, что это лишнее и он мне не нужен, поскольку есть профессор. Кстати, он согласился участвовать в суде бесплатно», – продолжила она. Елизавета добавила, что профессор согласился заниматься делом бесплатно, потому что дело «очень интересное». «Мы с ним могли задавать любые вопросы и мы очень подробно расспрашивали несколько людей. После прочтения всех бумаг больше всего вопросов у меня было к охраннику папы, и я не понимала, почему у полиции они не возникли. В тот момент с ним был профессиональнейший охранник Ави», – рассказала дочь Березовского. Она отметила, что в утро трагедии охранник вернулся домой только к трем часам дня, оставив своего подопечного одного на несколько часов. «При этом охранник как-то не сообразил, что папа, который всегда рано вставал, наверное, не завтракал, потому что завтрак и обед должен был приготовить или разогреть он (в час-два папа обычно обедал).

С чего это вдруг Ави решил, что может где-то до трех отсутствовать и на работу не торопиться, непонятно… Также выясняется, что дом при отъезде Ави на охрану не ставит, потому что, по его словам, папа его не просил, и вообще, никакие камеры не были включены, потому что папа не просил», – продолжила Елизавета. Дочь Березовского добавила, что когда охранник пришел домой и увидел, что дверь в ванную закрыта, он побежал звонить в «скорую помощь», вместо того, чтобы выбивать дверь. «На суде я спросила, почему нельзя было выломать дверь сразу, на что Ави ответил, что папа был ему так близок и дорог, что он просто испугался. При этом я знаю, что или ты профессионально поступаешь и дверь ломаешь, или человек тебе близок и дорог, и тогда ты… еще быстрее эту дверь выносишь. Эта ситуация с охранником как была мне непонятна, когда я бумаги по делу читала, так таковой осталась и после суда», – отметила она. Березовская добавила, что в итоге слушаний судья вынес открытый вердикт.. «Несмотря на то, что все английские эксперты высказывались в пользу самоубийства, показания профессора Бринкманна, который выступал последним, оказались решающими, было невозможно пойти против его доводов. Я, если честно, до конца не верила, что будет возможно сломить всю эту систему: в английском суде немецкий специалист в одиночку выступал против работы большого английского коллектива профессионалов», – подытожила она.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ