Выбор редакции

Кризис, революция, война

40 лет назад в Иране начались массовые антишахские волнения, которые вскоре привели в исламской революции, кардинально изменившей облик не только страны, но и мировой нефтегазовой промышленности в целом.

«Островок стабильности»

В 70-е годы прошлого века Иран мог с полным правом претендовать на звание «выставки достижений капиталистического хозяйства». Аграрная реформа, многомиллиардные американские инвестиции и стремительный рост нефтяных доходов, составивших в 1977 году более 20 млрд долларов, вывели страну на первое место в регионе по всем основным показателям экономического развития. В связи с этим шах Мохаммед Реза Пехлеви заявил: «Иран в самое ближайшее время войдет в число пяти крупнейших экономик мира».

Однако ускоренная модернизация имела и свои негативные стороны. Ценой для Ирана стала угрожающая дестабилизация в социальной, политической и экономической сферах. Нефтяные доходы принесли с собой зависимость от импорта технологий, потребительских товаров и продуктов питания. В свою очередь, приток импортных товаров привел к банкротству многих мелких и средних предприятий страны, что усугубило и без того сложную социальную ситуацию.

Несмотря на то, что нефтегазовая отрасль Ирана на три четверти обеспечивала наполнение государственной казны, в экономике страны по-прежнему, как и век назад, доминировали традиционные ремесла, ковроткачество и мелкое сельскохозяйственное производство. В ТЭК было занято лишь полпроцента всего трудоспособного населения Ирана. Две трети иранцев были неграмотными и перебивались поденными работами. Учитывая все это, социальный взрыв в Иране был вполне предсказуем.

В конце 1977 года, поднимая тост в честь иранского шаха, президент США Джимми Картер назвал Иран «островком стабильности в море беспорядка». Через полгода этот благостный «островок» начали захлестывать волны хаоса. Кризис начался с демонстраций студентов шиитских медресе в священном городе Кум. Власти разогнали митинговавших, появились первые убитые и раненые. Через 40 дней — предписанный шиитам период траура — на демонстрации в память о погибших вышло еще большее количество людей. Демонстрации вновь были разогнаны с применением оружия, но  противостояние с властями стало повторяться с пугающей периодичностью. Кульминацией стала «черная пятница» 8 сентября, когда в Тегеране при разгоне протестующих погибло по меньшей мере 64 человека.

Падение шаха

В октябре 1978 года Иран парализовала всеобщая забастовка, в которой приняли участие и более 40 тысяч иранских нефтяников. Требования бастующих были разнообразными — от повышения зарплаты в связи с 50-процентной инфляцией до отмены военного положения и освобождения всех политических заключенных. Правительству пришлось пойти на компромисс: из тюрем было выпущено почти 3 тысячи узников, а зарплаты работников государственных предприятий были существенно увеличены. Впрочем, эту прибавку никто не увидел, поскольку сотрудники министерства финансов отказались прекратить забастовку.

На этом фоне произошел мощный всплеск национализма и религиозной нетерпимости. 23 декабря в городе Ахваз от рук исламских радикалов погибли два работника американского нефтегиганта Texaco, после чего началась массовая эвакуация экспатов. Потеря критически важных для ТЭК Ирана специалистов привела к остановке целого ряда крупнейших проектов — добыча нефти в Иране упала до полумиллиона баррелей в сутки, то есть, до уровня… 1951 года. Ежедневно страна теряла 60 млн долларов.

16 января 1979 года шах покинул сотрясаемую революционными волнами страну, а через две недели в Тегеран из французской эмиграции вернулся аятолла Рухолла Мусави Хомейни. К 11 февраля ликвидация последних остатков шахского режима была завершена. Одной из первоочередных задач новой власти стало восстановление добычи и экспорта нефти, но неожиданно выяснилось, что иранские нефтяники вовсе не готовы безоговорочно следовать за религиозными лидерами. Среди работников ТЭК страны были традиционно сильны левые настроения, несколько тысяч нефтяников были активистами подпольной коммунистической партии «Туде». Поэтому решительно настроенные нефтяники продолжили забастовку. Проигнорировав категорическое указание новых властей о возобновлении нефтедобычи, в середине февраля более четверти нефтяников отказалось выйти на работу.

Репрессии последовали незамедлительно. Весь высший и средний менеджмент нефтегазового комплекса страны был заменен на лояльных новому режиму выдвиженцев, а вскоре чистки охватили и низовой уровень. Восстановлению  производства углеводородов это, конечно же, не способствовало — в течение десяти лет после падения шаха Иран не мог обеспечить даже треть от прежней нефтедобычи.

Ценовая лихорадка

К 1978 году Иран входил в четверку крупнейших нефтедобывающих держав мира и был вторым (после Саудовской Аравии) экспортером нефти: в стране ежедневно добывалось более 6 млн. баррелей нефти, при этом 5 млн. баррелей отправлялось на мировой рынок. Исламская революция подорвала этот статус — весной 1979 года Иран существенно ограничил поставки нефти своим зарубежным партнерам.

Соответственно, мировой рынок нефти в этот период испытывал сильнейшие потрясения — цена на нефть поднялась до 25 долларов за баррель, что было почти вдвое выше цены, ранее установленной ОПЕК. Но это еще был не предел. 4 ноября 1979 года группа иранских студентов-радикалов захватила посольство США в Тегеране и взяла в заложники 52 американца. 12 ноября президент Картер объявил о полном прекращении иранского импорта в Соединенные Штаты. 16 ноября по указанию Хомейни были разорваны все контракты с американскими нефтяными компаниями. Цена нефти стремительно повышалась — в апреле 1980 года за баррель давали уже 40 долларов (если пересчитать это на нынешний уровень цен с учетом инфляции, то получится примерно 120 долларов). Суммарная прибыль стран-членов ОПЕК в 1980 году тоже установила рекорд — более полутриллиона долларов.

Для ряда стран рекордные прибыли ОПЕК обернулись жесточайшим кризисом. США, получавшие из Ирана 10% импортируемой нефти, в середине 1979 года столкнулись с острой нехваткой автомобильного топлива. На автозаправках появились длинные очереди, а правительство приступило к печати талонов на бензин (впрочем, в оборот они не вводились).

Еще больше пострадали от прекращения поставок нефти из Ирана ЮАР и Израиль. Преторию и Тегеран связывали длительные и доверительные отношения — отец шаха Мохаммеда, вынужденный отречься от престола после оккупации страны английскими и советскими войсками в августе 1941 года, предпочел удалиться в изгнание именно в ЮАР, где и провел последние годы своей жизни. Южная Африка получала из Ирана 90% всей необходимой ей нефти, и, после того как Иран присоединился к другим арабским и африканским странам в их санкциях против режима апартеида, Претории пришлось бросить значительную часть стратегических запасов страны на покупку энергоносителей. В сочетании с другими негативными для ЮАР политическими и экономическими факторами прекращение поставок нефти из Ирана стало тяжелым ударом, который, без сомнения, приблизил падение власти белого меньшинства Южной Африки.

Израиль, лишившийся иранской нефти, пострадал гораздо сильнее, чем в 1973 году от арабского нефтяного эмбарго. Во времена правления шаха иранские поставки закрывали две трети всех потребностей Израиля в нефти, и теперь Тель-Авив был вынужден вступить в переговоры с поставщиками нефти из Мексики, Венесуэлы и Норвегии. Увы, все эти варианты были относительно дорогостоящими и сложными по логистике.

В число держав, затронутых иранским кризисом, вошел и Советский Союз. В 1970 году силами Мингазпрома СССР в Иране был построен первый экспортный газопровод, по которому в закавказские республики ежегодно поставлялось 10 млрд кубометров газа. Сразу после исламской революции иранские власти предъявили Москве новую цену на газ. Последовал резкий отказ, и поставки «голубого топлива» в СССР были прекращены.

«Священная оборона»

Тем не менее, главным врагом Ирана оказались не «сатанинские» США и СССР, и даже не ненавистный аятоллам Израиль, а соседний Ирак. В ходе революционных преобразований иранская армия была сокращена на четверть — до 180 тыс. человек, и иракский лидер Саддам Хусейн как истый военный диктатор решил воспользоваться временным ослаблением своего соседа. К этому добавилась глубокая и взаимная личная неприязнь лидеров Ирака и Ирана, а также базовые религиозно-идеологические противоречия, объективно разделявшие шиитского фундаменталиста Хомейни и умеренного суннита Саддама. Важно и то, что Саддам претендовал на лидерство в регионе.

После подстрекательств курдских меньшинств Ирака к мятежу, нескольких покушений на жизнь иракских государственных деятелей, перестрелок на границе в течение нескольких месяцев и взаимного отзыва послов 17 сентября 1980 года Саддам Хусейн, стоя на трибуне иракского парламента, демонстративно разорвал Багдадский мирный договор 1975 года, а через 5 дней начал активные военные действия против Ирана.

В Иране этот конфликт называют «Священная оборона», в Ираке — «Кадисия Саддама» (в честь исторической победы, одержанной арабами в битве при Кадисии во время завоевания Персии). Формальной причиной войны являются разногласия по поводу прохождения границы по реке Шатт эль-Араб, прибрежные районы которой богаты нефтью и газом. При этом Ирак хотел завладеть восточным берегом реки, на котором были расположены два крупных иранских порта и промышленных центра — Абадан и Хорремшехр.

Бои с переменным успехом

Итак, 22 сентября 1980 года танковые бригады и элитные штурмовые части иракской армии вторглись в иранскую провинцию Хузестан. Наступательный порыв иракцев быстро выдохся, в Багдаде сочли, что наглядно показали, «кто в доме хозяин», и приготовились к перемирию. Однако в Тегеране посчитали, что все еще только начинается.

В начале декабря Саддам Хусейн заявил, что иракские войска будут придерживаться оборонительной стратегии, удерживая захваченные территории и не продвигаясь вглубь Ирана. Это, однако, не помешало иракским военно-воздушным силам наносить болезненные удары по объектам нефтегазовой отрасли противника. Крупнейший иранский нефтеперерабатывающий комплекс в Абадане был разрушен еще в октябре, когда город был блокирован иракскими войсками, а в декабре настала очередь основного экспортного нефтяного терминала на острове Харк.

Четыре месяца иранцы, потерявшие крупный приграничный город Хорремшехр, провели в глухой обороне, а в январе 1981 года по инициативе верховного главнокомандующего Абульхасана Банисадра перешли в контрнаступление. Следующие полтора года военные действия велись с переменным успехом, напоминавшим перетягивание каната, и преобладанием позиционных боев.

Осенью 1982 года Саддам осознал невозможность победы над Ираном и  заявил о готовности прекратить боевые действия. Этому неожиданному миролюбию диктатора способствовало в том числе и давление, оказываемое на него странами региона (так, в  апреле 1982 года Сирия, возглавляемая шиитом-алавитом Хафезом Асадом, главным союзником Хомейни, закрыла свои трубопроводы для иракской нефти, что означало для Багдада потерю 5 млрд долларов в год). Иран, по сути, отверг предложение о мире, потребовав от агрессора выплаты репараций за нанесенный ущерб в размере 136 млрд долларов и придания суду военных преступников. С этим Саддам, естественно, согласиться не мог, и война продолжилась.

Дорога в ад

На протяжении пяти лет, с 1982 по 1987 год, Иран пытался захватить Басру, главный морской порт Ирака, но иракская армия создала укрепленную линию обороны, позволявшую эффективно отражать атаки «живых волн» (основу наступавших составляло народное ополчение, сформированное  из подростков и стариков). В 1986 году Иран, оккупировав полуостров Фао, практически отрезал Ирак от Персидского залива. Вернуть стратегический район иракцы смогли лишь в апреле 1988 года.

Одним из немногих способов вывести противника из игры для Багдада было уничтожение иранской нефтяной отрасли В феврале 1984 года Ирак начал «танкерную войну» (в следующей публикации мы расскажем о ней подробнее), а затем подверг массированным авиаударам иранские экспортные терминалы. Так, только за второе полугодие 1985 года остров Харк подвергался авианалетам 60 раз. В августе 1986 года иракские самолеты разбомбили нефтяной терминал на острове Сирри к северу от Ормузского пролива, наглядно продемонстрировав, что иракским ВВС доступны все стратегические цели Ирана.

Конечно, ирано-иракская война вовсе не была «игрой в одни ворота». Через 2 дня после начала боевых действий, иранские авиарейды уничтожили иракский нефтяной терминал на острове Фао в устье Шатт-эль-Араб, а до конца первой недели войны иранские истребители разрушили несколько иракских нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов.

На «танкерную войну» Иран тоже ответил жестко, хотя и ассиметрично — начал минировать Ормузский пролив и бомбить танкеры, перевозившие нефть из Кувейта. В поисках защиты Кувейт в 1986 году обратился к сверхдержавам, которые доселе не вмешивались в военный конфликт, и нашел у них понимание. Советский Союз предоставил Кувейту несколько своих танкеров, а США направили в Персидский залив дополнительные силы военно-морского флота, развернувшие самую крупную со времен Второй Мировой войны морскую конвойную операцию Earnest Will («Благие намерения»).

Как известно, благими намерениями устлана дорога в ад. 3 июля 1988 года над территориальными водами Ирана в Персидском заливе ракетой, выпущенной с американского крейсера Vincennes, был сбит пассажирский самолет Airbus A300 авиакомпании Iran Air, летевший из Бендер-Аббаса в Дубаи. Погибло 290 человек, включая 66 детей. Американское правительство заявило, что иранский лайнер по ошибке был идентифицирован как истребитель F-14, но иранцы посчитали (и считают так до сих пор), что атака на гражданский самолет была намеренной и предумышленной.

Моджахеды против стражей революции

Основными поставщиками вооружений Ираку были СССР, Франция, Китай, Чехословакия, Польша, Бразилия и Египет, а США тайно поставляли оружие Ирану. В конце 1986 года в США разгорелся крупный политический скандал «Ирангейт», когда стало известно, что ряд высокопоставленных чиновников администрации США замешаны в тайных поставках Ирану зенитных ракет Hawk, нарушая тем самым оружейное эмбарго против этой страны.

26 июля 1988 года состоялась последняя битва затяжной войны — оборона иранского города Керманшах. Атаковала город проиракская повстанческая группировка «Организация моджахедов иранского народа», отпор давали подразделения Корпуса стражей  исламской революции. Итог — «боевая ничья». 20 августа 1988 года по требованию ООН Иран и Ирак подписали перемирие, восстановившее довоенный геополитический статус-кво. С обеих сторон погибло около полутора миллионов человек, экономический ущерб Ирака составил 350 млрд долларов, Ирана — 500 млрд долларов.

Несмотря на большие потери, выход из экономического коллапса оказался для Ирана менее сложным, чем для Ирака — после окончания войны нефтедобыча в стране в сжатые сроки выросла до 4 млн баррелей в сутки, что позволило восстановить довоенный уровень нефтеэкспортной выручки. Саддам пошел другим путем — через 2 года после окончания войны Ирак вторгся в Кувейт, но это уже совсем другая история.

Григорий Волчек,
Александр Бырихин