Выбор редакции

Исход из Лондона: почему Усманов превращает «Мегафон» в непубличную компанию

Вчера оператор «Мегафон», ключевым акционером которого является USM Holding Алишера Усманова, объявил о планах по уходу с Лондонской фондовой биржи. Через кипрскую «дочку» MegaFon Investments компания выкупит свои акции и расписки в объеме всего free float, или 20,8% капитала. В перспективе «Мегафон» не исключает делистинга не только в Лондоне, но и в России. Также заявлено возможное сворачивание программы депозитарных расписок. В общей сложности на выкуп своих бумаг у миноритариев компания потратит до $1,25 млрд. Должны быть очень серьезные основания для того, чтобы направить столь крупную сумму на процедуру, которая чревата многочисленными — в том числе репутационными — рисками.

Представитель «Мегафона» объяснил решение компании принятой стратегией цифровой трансформации, которая может потребовать «широкого взаимодействия с государственными корпорациями, совершения сделок с повышенным риском, осуществления инвестиций в инфраструктуру с меньшей доходностью, более высокий уровень заимствований и использования имеющихся денежных средств на достижение указанных целей, а не на выплату дивидендов».

Что это значит. У миноритариев компании на руках сейчас менее 25% акций — едва ли они могут оказывать существенное влияние на долговую и дивидендную политику. Собственно, еще в октябре 2017 глава совета директоров «Мегафона» Иван Стрешинский объявлял, что компания может отказаться от выплаты дивидендов. О выкупе акций тогда речи не шло. К тому же если компании требуется финансирование для трансформации, то необходимый капитал можно привлечь не только за счет экономии на дивидендах или заимствованиях на долговом рынке, но и за счет продажи новых акций. Всегда можно сделать дополнительную эмиссию, за которую в пропорциональных долях заплатят все собственники. Именно так поступают быстрорастущие компании для финансирования новых проектов, например ретейлер «Лента», владельцы которого в 2015 году пропорционально уменьшили свои пакеты в компании на SPO. Однако за счет инвестирования полученных средств «Лента» стала третьим по величине игроком российского рынка.

В случае с «Мегафоном» для финансирования трансформации компании можно было бы воспользоваться этим же механизмом. Но возможно, основные причины несколько банальнее. Например, сильное падение стоимости акций. Когда акции дешевеют ниже уровня IPO и продолжают падать, это может оказывать психологическое давление на инвесторов и побуждать мажоритариев к выкупу бумаг.

Из российских историй можно вспомнить Тинькофф Банк, основной владелец которого Олег Тиньков на пике российского банковского кризиса заявлял о возможном делистинге компании с Лондонской биржи и превращении ее в частную. Выкуп бумаг «Мегафона» примерно соответствует тем ценам, по которым, в пересчете на рубли, компания в 2012 году выходила на IPO. Опять же для чего компания проводит листинг? Не только ради доступа к рынку капитала для допэмиссии, но и для того, чтобы акционеры, менеджмент, если они их система мотивации включает владение акциями, могли их продать или купить на открытом рынке. Чтобы высокая оценка рынком компании символизировала поставщикам, потребителям и прочим партнерам о ее надежности. Если же акции неуклонно дешевеют, все это не работает. Публичность в этом отношении становится бесполезной, но при этом на поддержание листинга необходимо тратить существенные даже в масштабах крупного бизнеса средства.

Есть также и неудобства иного характера: публичная компания обязана поддерживать определенный уровень раскрытия информации. Естественно, в этом случае конкуренты знают все нюансы твоего бизнеса. Характерен пример «Теле2», которая некоторое время назад отказалась от раскрытия информации в момент обострения конкуренции на телеком-рынке. Существенная коррекция бизнес-модели и развитие новых направлений бизнеса помогло оператору сначала стабилизировать ситуацию, а потом показать устойчивый рост. Сегодня «Теле2» — это самый быстрорастущий оператор.

Еще один важный нюанс, который мог стать причиной решения о делистинге, — стремление развиваться в госсекторе: сотрудничество с Газпромбанком, корпорацией «Ростех», в том числе посредством создания совместного предприятия. Рынок мобильной связи стагнирует, и «Мегафон» хочет диверсифицировать свой бизнес с большим акцентом на госсектор. По всей видимости, все это налагает определенные ограничения по раскрытию информации, вплоть до гостайны. К тому же не стоит забывать о том, что сотрудничающие с государством компании несут повышенные геополитические риски, прямо пропорциональные объему раскрываемой информации.

Третий момент — это фактическая выгода от сделки. В большинстве случаев для того, чтобы заработать, нужно что-то купить дешево и продать дорого. Здесь мы наблюдаем интересный процесс развития событий. Иван Стрешинский 26 октября 2017 года заявил, что компания не будет платить дивиденды, после чего стоимость акций начала снижаться. Акции телеком-компаний в России — это «дойная корова» для своих акционеров. Инвестор покупает бумаги с целью получать дивиденды, а не заработать на головокружительном росте котировок. Так вот, после объявления об отказе от дивидендов, ценные бумаги закономерно подешевели до исторических минимумов. Затем «Мегафон» объявляет их выкуп. Премия гигантская по российским меркам — 20% к рынку. Но если посмотреть на котировки до 26 октября 2017 года, видим, что акция стоила 591 рубль. Сейчас, спустя полгода, объявили выкуп по 607 рублей, а рыночная стоимость акций с учетом расходов на выкуп — 583 рубля. То есть фактический доход миноритариев с момента объявления об отказе от выплаты дивидендов отрицательный. И это без учета того, что миноритарии лишились, по моим подсчетам, около 10% годовых дивидендов. Как видно, причины для выкупа сложны и многочисленны, иногда нелицеприятны.

Долгосрочные инвесторы в акции компании заработали совсем немного или даже потеряли часть инвестированного капитала. Но тем не менее выкуп и делистинг — свершившийся факт. Я думаю, что акции сейчас точно не нужно продавать в рынок. Даже после взлета в понедельник их выгоднее держать до выкупа. Есть возможность получить за ближайшие два месяца хорошую доходность около 20% годовых. Это лучшее предложение с таким низким риском в России. Возможно, есть даже смысл докупать ниже 583 рублей.

Читайте также
Без связи с инвестором. «Мегафон» уходит с Лондонской биржи и выкупает акции
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ