Выбор редакции

Огонь по своим. Столкновение в небе над Нишем

СССР и США плотно сотрудничали во время Великой Отечественной войны. По программе ленд-лиза Советский Союз получил порядка четырнадцати тысяч американских самолетов различных типов. На них били врагов более ста тридцати асов и девятнадцать героев СССР. Поступали из-за океана и запчасти, и ВПП, и прочий авиационный инвентарь, а также различная техника. Но, к сожалению, не обходилось и без досадных ошибок. Причем именно с американской стороны. Бывало, что звездно-полосатые пилоты ошибались и атаковали союзников вместо немцев. Самый трагичный инцидент произошел седьмого ноября 1944 года. В историю он вошел как «Воздушный бой над Нишем».

Огонь по своим. Столкновение в небе над Нишем

Окровавленный «подарок»

Сотрудничество между Советским Союзом и США было довольно тесным. Летчики СССР бок о бок находились со звездно-полосатыми пилотами на стратегически важных базах в Северной Каролине, в Италии, Иране, Аляске и на Полтавском аэроузле. В общем, все было хорошо. Но трагедия, произошедшая седьмого ноября, чуть было не перечеркнула дружбу.

Рано утром уже восьмого ноября Иосиф Виссарионович Сталин получил доклад от заместителя начальника Генерального штаба Красной армии генерала Антонова. Алексей Иннокентьевич доложил, что седьмого числа в районе югославского города Ниш произошла трагедия. Американские союзники неожиданно совершили авианалет. Затем последовала информация о количестве погибших людей и уничтоженной техники.

Понятно, что Иосиф Виссарионович тут же приказал провести экстренное расследование инцидента. Вот такой подарок преподнесли звездно-полосатые союзники главе СССР в честь двадцать седьмой годовщины Октябрьской революции! И вскоре Сталин получил подробный отчет от генерал-полковника Судца и генерал-майора авиации Корсакова. В донесении говорилось: «…установлено, что в 12 часов 40 минут 7 ноября 1944 года над городом Ниш (северо-западные окраины) курсом 120 градусов и на высоте двух тысяч метров появилась группа самолетов типа «Лайтнинг» (Р-38, «Молния»). Над аэродромом она перестроилась в растянутый правый пеленг и, спустившись на 40-50 метров, начала расстреливать автотранспорт и войска, продвигавшиеся по дороге Ниш-Алексинац-Делиград-Роянь, действуя по одному и производя по несколько заходов вдоль дороги…» Жертвами предательского удара стали подразделения шестого гвардейского корпуса третьего Украинского фронта. Это они находились в момент атаки на дороге. Было понятно, что американцы совершили удар, преследуя определенные цели. Но какие? К тому моменту немцев в районе Ниша уже не было. Об этом командование средиземноморских ВВС США прекрасно знали. Получается, удар по советским подразделениям был нанесен целенаправленно?

Ошиблись. Дважды

Советские командиры не ждали, что в районе Ниша можно наткнуться на противника. Поэтому все находились в расслабленном состоянии, да и праздник сказывался. Вот что вспоминал Герой Советского Союза Николай Шмелев, которому довелось стать свидетелем предательского удара: «Утро 7 ноября выдалось погожим. Окутанный легкой дымкой город Ниш был украшен красными флагами и транспарантами. Авиаторы нашего полка стройными колоннами вышли на просторный плац. Приняв рапорт, подполковник Шевригин подал команду: «Вольно!». Заместитель командира по политчасти Сивуд вышел на середину строя и приказал 1-й и 3-й эскадрильям развернуться флангами к середине. Образовалось нечто вроде буквы «П».

— Товарищи! — подчеркнуто торжественно начал подполковник Сивуд. — Сегодня весь советский народ празднует 27-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической…

— «Рамы!» — прервал его чей-то возглас. — Фашисты пикируют на наш аэродром!

Все, как по команде, повернули головы на юг. Из-за гор вылетела большая группа двухкилевых самолетов. Некоторые из них уже свалились в пике. Послышались глухие разрывы. Один за другим на аэродром пикировали и остальные.

— Разойдись! В укрытия! — скомандовал Шевригин.

— Знамя в штаб! — распорядился подполковник Лопаткин.

— Ничего не понимаю, — развел руками Сивуд, когда мы вместе добежали до щели, отрытой возле забора. — 40 самолетов! Откуда они могли взяться?

И не только Василий — все мы были удивлены и озадачены. Ведь каждый знал, что на нашем участке у фашистов не было и нет такого количества авиации. А тут — целая армада! Супонин, Орлов и я, выбравшись из щели, встали под деревом. До аэродрома — около двух километров. Мы видели, как «рамы» одна за другой продолжали пикировать, штурмуя стоянки наших самолетов… И вот они уже совсем близко.

— Так это же не немцы, это американцы! Союзники! — закричали наши летчики, когда на двухкилевых самолетах стали отчетливо видны опознавательные знаки ВВС США. Да, это действительно были американские «Лайтнинги»».

Что касается американской версии событий, то они объяснили инцидент «ошибкой». Капитан Кинг, чей самолет был сбит, но он сумел выжить, вспоминал в мемуарах, что они не узнали Ниш. Это подтвердил и другой пилот – Карр: «Все ориентиры на месте: холм, дорога... Какой-то город или деревня — все верно!»

И вот это вызывает удивление. Дело в том, что американцы знали, как выглядит Ниш с высоты полета и где именно он находится. Поскольку с октября 1943 года они неоднократно его бомбили. При этом ни разу не перепутали с городом Нови Пазар, который расположен неподалеку. Но вот седьмого ноября отчего-то перепутали.

Как только пилоты США обнаружили движение внушительной автоколонны в районе Ниша, полковник Эдвинсон отдал приказ атаковать. При этом, что интересно, он не предпринял ни единой попытки разобраться, чья именно колонна двигалась по дороге. Как будто он точно знал и ждал «гостей». Сам же полковник первым открыл огонь по советской автоколонне, затем его подержали два звена. При первом налете были уничтожены штабные машины, двигавшиеся во главе процессии, автоцистерны и несколько грузовиков. Тогда же погиб и советский генерал Григорий Петрович Котов. Он находился в одной из штабных машин. Чуть позже появилось и третье звено ударной группы «лайтнингов». Летчик Карр вспоминал: «Заметили следующую на большой скорости колонну. Опознавательных знаков не видно, но уверены – немцы!.. Какой мы пожар устроили! За последние 50 боевых вылетов ни разу не нанесли противнику такого ущерба… Поразил пять грузовиков и санитарную машину! Поздно увидел красный крест».

Вообще, слепота, которая поразила и американское командование, и простых пилотов, вызывает лишь недоумение. Они не узнали Ниш, перепутали советскую автоколонну с немецкой, которой в этом районе не могло быть даже теоретически. Затем не разглядели красный крест в белом круге. Чуть позже они также не увидят и красные звезды на крыльях самолетов. Возможно, внезапные проблемы со зрением можно списать на сильный дождь или густой туман. Но метеоусловия в тот день были более чем пригодными. Вот что написано в журнале боевых действий 288-й истребительной авиадивизии: «Погода: в первой половине дня – облачность 10-8 баллов, Н-800 м, горы закрыты, дымка, видимость 4-6 км. Во вторую половину дня – облачность 6-8 баллов, Н=2000 м, видимость 6 км».

Летчик Борис Александрович Смирнов писал: «Я в это время находился на командном пункте в расположении 2-й болгарской армии и вот слышу, командарму докладывают, что американские бомбардировщики атакуют колонну наших войск в районе города Ниш. Судец распорядился: «Принять все меры к предотвращению столкновения в воздухе». Но как? Со стоянки дежурной авиаэскадрильи уже взлетела восьмерка истребителей, возглавляемая Героем Советского Союза капитаном А. И. Колдуновым. Ему и всем летчикам группы передаю указание командующего, прошу сделать все возможное, чтобы привлечь внимание американцев, дать как-то понять, что мы – союзники. Сделать это трудно: нам неизвестна радиоволна их обмена».

Первыми звуки атаки услышали как раз солдаты 707-го штурмового авиационного полка, в том числе и упоминавшийся выше Герой Советского Союза Николай Шмелев. Все они слушали праздничную речь командира по политподготовке подполковника Сивуда. Первыми по тревоге в небо поднялся 866-й истребительный авиационный полк. Параллельно атаковавших начали обстреливать ПВО аэродромов Ниша. Зенитчикам, кстати, быстро удалось сбить один американский самолет.

Советские самолеты Як-9 и Як-3 взяли курс на агрессоров. Интересно вот что: заместитель командира полка Дмитрий Сырцов приказал пилотам не атаковать американцев, а постараться приблизиться к ним, чтобы сообщить об ошибке. Но попытка провалилась, один из самолетов был сбит. Начался воздушный бой.

Позже американские пилоты утверждали, что некоторые, когда разглядели красные звезды, прекращали огонь и даже сообщали командованию об ошибке. Эдвинсон тоже вскоре понял, что его пилотам противостоят союзники, но остановить бой не сумел. Борис Александрович Смирнов вспоминал: «А тем временем две группы – по 25-30 самолетов каждая – уже подходили к западной окраине аэродрома. Верхняя, встав в круг, готовилась прикрыть действия нижней группы. Нижняя же разделилась еще на две равные части. Одна из них начала штурмовать колонну наших войск на дороге, обстреливая ее пулеметно-пушечным огнем с малых высот, а другая атаковала взлетающие истребители. В результате было сбито четыре американских истребителя типа «лайт[н]инг» (один уничтожили зенитчики). Наши потери – два экипажа. Погибли в бою лейтенанты Кривоногих и Шипулин. Самолет лейтенанта Жестовского оказался подбит, и летчик выпрыгнул с парашютом».

Бой прекратился, когда будущий Герой Советского Союза Николай Григорьевич Сурнев (по другой версии, подвиг принадлежит асу-истребителю Александру Ивановичу Колдунову) сумел подобраться к ведущему американскому самолету. Сурнев (или же Колдунов) жестами объяснил, что, мол, своих атакуете! После этого звездно-полосатые самолеты взяли курс на юг. Советские пилоты некоторое время их сопровождали, но затем повернули обратно.



Но на этом бой, как можно было подумать, не завершился. Вскоре произошла повторная атака. Еще четыре десятка «Лайтнингов» появились из-за горного хребта. Советские летчики не растерялись. Они мгновенно подлетели к американцам и продемонстрировали красные звезды. На этом звездно-полосатая провокация и завершилась.

«Досадный инцидент»

Вскоре о случившемся узнало командование ВВС США. Ему пришлось приносить советской стороне извинения. Звездно-полосатые представители назвали трагедию «досадным инцидентом», списав все на грубую ошибку своих летчиков. Мол, они намеревались атаковать немецкую колонну, которая направлялась из Греции в Триест. Тот факт, что от Ниш и Грецию разделяло порядка четырехсот километров, их особо не смутил. Зато советское руководство крепко задумалось о правдивости американских заявлений. И если с первой атакой еще можно было ошибиться (если, конечно, сильно постараться), то как быть со второй? Американских пилотов первым делом должны были предупредить о том, что в районе Ниша находятся войска союзников. В общем, легенда пахла липой. Поэтому расследование СССР не прекратил.

Комиссия семнадцатой воздушной армии сумела установить, что американские летчики получили приказ атаковать немецкие войска, движущиеся по дороге Скопье-Приштина. Но схема дорог того района оказалась сильно схожей со схемой территории близ Ниша, поэтому пилоты и ошиблись. Что касается расстояния, она меньше – между Нишем и Скопье порядка ста пятидесяти километров. Но все равно не такое уж близкое. По факту, советской стороне было понятно, что американские «друзья» решили проверить и СССР, и всю антигитлеровскую коалицию, что называется, на прочность. Отвечать на провокацию советское руководство не решилось. Поэтому своих пилотов наградили, а инцидент решили не афишировать.

К воспоминаниям Смирнова, конечно, нельзя относиться с полной серьезностью. Все-таки Борис Александрович в некоторых местах допускал неточности (специально или нет, неизвестно). Но все равно, в мемуарах много интересного. Вот как он описал осмотр сбитого американского самолета: « Понятно, была комиссия по расследованию, мы с Колошиным тщательно осмотрели место падения одного из «лайтнингов». Выставили часовых. Обломки американского самолета лежали разбросанными от сильного удара на большом расстоянии. Я поднял тот предмет, который искал, – катушку с намотанной картой. Она была отпечатана на шелке и хорошо читалась. Красная черта, нанесенная на карту, обозначала маршрут полета. Он начинался от города Бари и заканчивался в нашей Полтаве, где американские самолеты получали обслуживание для обратного полета. Мы обратили внимание на то, что два югославских города, Приштина и Ниш, были отмечены на карте особо. Обычно так делается летчиками, отмечающими цель. Приштина была занята гитлеровцами, освобожденный город Ниш лежал строго по линии маршрута на северо-востоке, в восьмидесяти четырех километрах от Приштины. Колошин в прошлом был отличным штурманом. Глядя на меня, он только с удивлением развел руками…»

Официального извинения со стороны США пришлось ждать до четырнадцатого декабря 1944 года. Тогда американский посол Аверелл Гарриман во время приема в Кремле подошел к Иосифу Виссарионовичу и с трагическим видом произнес: «Хотел бы выразить сожаление президента и генерала Маршалла по поводу несчастного случая, происшедшего на Балканах. Имеется в виду налет американских самолетов на колонну советских войск. В целях избежание подобных инцидентов в будущем командующий авиацией союзников в Средиземном море генерал Эйкер хотел бы направить в штаб передовых советских войск на Балканах группу офицеров связи для координирования действий советских войск и союзных военно-воздушных сил». На что Сталин ответил: «не уверен, имеется ли необходимость в посылке группы, поскольку теперь установлена линия разграничения действий авиации союзников, и ему необходимо переговорить с военными».

Сталин прекрасно понимал, что борьба за сферы влияния после неотвратимой победы над Германией уже началась. Поэтому ему точно не нужны были заморские «друзья» в штабах.

Что касается погибших в том инциденте. Здесь нет единого мнения. Так, американцы, утверждают, что сбили четыре советских самолета и потеряли два своих. Точнее, трех. Два были сбиты именно советскими летчиками (американские пилоты погибли), а один был поражен зенитным огнем (пилот выжил). Также американцы отмечали, что их ошибка стоила жизней тридцати одного – тридцати семи человек.

У советской стороны были, конечно, свои цифры. Так, погибли два пилота, было потеряно три самолета. А сбить удалось пять американских крылатых машин. Три из них точно упали и разбились, а оставшиеся – «задымились и ушли со снижением». При авианалете «друзей» в общей сложности погибло тридцать четыре человека.

Инженер аэродрома Драгослав Димич после войны вспоминал об инциденте над Нишем. Он говорил, что советскую автоколонну атаковали около тридцати самолетов, среди которых были и бомбардировщики B-25 Mitchell. В ответ на агрессию в небо поднялись девять советских Як-3, но один из них был моментально сбит.

Был и еще один очевидец авианалета – югославский военный Йоко Дрецун. По его сведениям, советские пилоты сбили семь американских самолетов. Также он насчитал четырнадцать погибших летчиков ВВС США. Что же касается потерь советской стороны, Дрецун упоминал о некой молодой девушке из Москвы. Ее, как и остальных погибших, похоронили возле аэродрома в день трагедии.

* * *

Инцидент в небе над Нишем был исчерпан. Стороны сделали соответствующие выводы. Но военные столкновения союзников все равно происходили. И, конечно, совершенно «случайно». Например, «по ошибке» произошло столкновение советских и американских солдат уже в мае 1945 года на Эльбе. Тогда тоже не обошлось без потерь, причем с обеих сторон. Но до серьезного противостояния дело не дошло. Потом была капитуляция Германии, знаменитая речь Уинстона Черчилля в Фултоне (пятое марта 1946 года). Мир вступал в новый виток противостояния. И всем известно, во что оно вылилось…



Кстати, десятого мая 2015 года в Нише (сейчас он относится к Сербии) был открыт памятник, посвященный советским пилотам и солдатам, погибшим в ноябре 1944 года.
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ