Выбор редакции

Конвенция в Актау: Риски и перспективы «евразийского моря» Каспия

12 августа 2018 года лидеры России, Казахстана, Ирана, Азербайджана и Туркмении наконец приняли Конвенцию о статусе Каспийского моря, работа над которой велась 22 года (с 1996-го). Церемония прошла на V Каспийском саммите в Актау.

Основные договоренности

Проект соглашения был согласован в декабре прошлого года на совещании глав МИД прикаспийских стран. Важно отметить, что сама Конвенция носит как символическое, так и практическое значение. Правда, на данный момент договоренности фиксируют, скорее, общие принципы взаимодействия в регионе, и сами лидеры стран «пятерки» признают, что над деталями придется поработать в рамках отдельных, дополнительных соглашений (к примеру, такие вопросы, как точное разграничение водных пространств и недр).

- В первую очередь, наконец документально прописаны итоги давнего спора о статусе самого Каспия. В Конвенции он именуется «морем», однако уточняется, что это «окруженный сухопутными территориями сторон водоем».

- Регламентированы вопросы разграничений, режимов судоходства и рыболовства, а также затронуты вопросы научных проектов и прокладки магистральных трубопроводов.

- Зафиксированы принципы военно-политического взаимодействия стран «пятерки»: прописана гарантия использования Каспийского моря исключительно в мирных целях и неприсутствие в его акватории чужих вооруженных сил. 

- Договоренности об экологии: детали по защите окружающей среде, мораторий на вылов осетровых и пр.

Оценки лидеров

Каждый из лидеров «пятерки» высказался о важности Конвенции. Президент России Владимир Путин подчеркнул, что коллективный подход показал на деле эффективность и востребованность. «Продемонстрировал, что совместными усилиями можно достигать амбициозных целей, по любым, даже самым сложным вопросам, находить компромиссы и сбалансированные решения, которые отвечают общим интересам». 

Фото: kremlin.ru

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и президент Азербайджана Ильхам Алиев подчеркнули важность торговли между прикаспийскими государствами. По их оценке, связи государств с увеличением судоходства только укрепятся. Главы обоих стран не забыли упомянуть и о новом торговом мосте между Азией и Европой.

Между тем, президент Ирана Хасан Роухани добавил, торговля – это лишь малая часть того сотрудничества, которое могло бы реализоваться. Иранский лидер напомнил, в частности, о потенциале железнодорожных перевозок с восточной и западной стороны Каспия в Иран и далее в Персидский залив.

Алиев подчеркнул, что подобные соглашения «укрепляют экономическое сотрудничество, создают новые рабочие места, еще ближе делают наши страны друг к другу и способствуют укреплению стабильности и безопасности». Азербайджански лидер видит в соглашении превращение стран «пятерки» в «важный транзитный узел мирового масштаба».

В свою очередь, президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов обратил внимание на то, что взаимодействие стран-участниц – «ключевой фактор стабильности и безопасности в регионе». «Каспийское море навсегда должно стать зоной мира, добрососедства, взаимопонимания и доверия», - считает он.

Долгое согласование

Истоки проблем долгого согласования Конвенции по Каспию лежат еще в 90-х, после распада Советского Союза. Ранее все вопросы регулировались в рамках двусторонних договоров между СССР и Ираном 1921 и 1940 годов. После 1991-го года дробление Союза усложнило процесс согласования, особенно после открытия на дне Каспия богатых залежей нефти и газа. 

Переговоры вышли на новый уровень в 2002 году, после первого саммита каспийских государств, а на четвертом саммите в Астрахани в 2014 году участники подошли практически к финальной версии документа.

«Между странами-участницами на протяжении многих лет существовали противоречия. Это было продиктовано разным отношением к распаду СССР, установлением новых внешнеполитических приоритетов между странами, - объяснил в интервью Геополитике.ру эксперт Фонда развития институтов гражданского общества «Народная дипломатия», политолог Владимир Киреев, - Не секрет, что Узбекистан и Туркменистан относились к позиции России очень настороженно, можно сказать, даже враждебно. Подписать какой-либо договор было достаточно сложно».

По его словам, можно сказать то же и про другие страны – Азербайджан и Казахстан испытывали значительное охлаждение в отношении России. «А по поводу Ирана можно сказать, что его позиции даже не были связаны с распадом СССР – страны имеют очень разную историю, и несмотря на декларируемое желание сотрудничать, за прошедшие постсоветские годы (до сегодняшнего момента и до операции в Сирии) серьезных шагов навстречу друг другу сделано не было», - считает эксперт.

Киреев отметил, что подписанию договора препятствовала как оппозиция (политическая, экономическая, хозяйственная), так и прямое вмешательство третьих стран. «Прежде всего, речь идет о США (и в меньшей степени о ЕС), которые старались заблокировать подписание этого документа с целью контроля над рынками энергоресурсов, блокирования политических и экономических инициатив России». 

Фото: kremlin.ru

Россия определилась с геополитическим вектором

Но и Россия, несмотря на декларации о скорейшем подписании, не прилагала достаточных усилий, чтобы реализовать соглашение на практике и вообще определиться с геополитическим направлением.

«Проблема каспийского соглашения хоть и облекалась все эти годы в множество мелких технических несогласованностей, однако, по большому счёту, упиралась в два главных фактора, один из которых следовал из другого, а именно – неопределённость России в выборе своего геополитического вектора и вытекающая из него проблема возможности или невозможности западного присутствия в каспийских проектах», - отметил в интервью Геополитике.ру директор Центра геополитических экспертиз, политолог Валерий Коровин.

«Уходя корнями в 1990-е, каспийская проблема упиралась в непонимание тогдашнего российского руководства основ геополитики, и связанные с этим иллюзии относительно того, что Россия способна встроиться в западный геополитический вектор, стать союзником или даже другом Запада, - полагает Коровин, - Апогеем геополитической неосведомлённости было мнение о том, что Россия – это и есть часть Запада, и что стоит только правильно определить её место в западной картине мира».

Отсюда, по оценке эксперта, и возникли противоречия, связанные с ревностью тогдашнего российского руководства к каспийским проектам с участием Запада – «как же так, Россия - главный союзник Запада в Евразии, а проекты на Каспии, вопреки этому тезису, планируются без её участия»…

Следующий этап проблем связан с осознанием, что не всё так гладко в отношениях между Россией и Западом, отметил Коровин.

«Несмотря на все заверения, Запад никогда не рассматривал, и не собирается рассматривать Россию иначе как неснимаемого конкурента, и даже больше - как неотменимого геополитического антипода. Тогда появились первые подозрения и с российской стороны, и связанное с ними нежелание видеть Запад в каспийских проектах. Что грозило, к тому же, разрушением хрупкого каспийского баланса, так как стало понятным, что там, где Запад, там его военное присутствие, а значит - война, кровь и хаос».

Киреев обратил внимание на то, что сегодня противоречия с США стали играть более весомую роль. «И несмотря на то, что некоторые из стран «пятерки» стараются поддерживать с американцами положительные отношения, противоречия стали восприниматься как общая угроза для всех стран-участниц региона, - обратил внимание эксперт, - Со временем необходимость подписания документа стала острее внутренних противоречий в отношениях «пятерки».

Таким образом, успехи в подписании Конвенции связаны и с тем, что Россия стала прилагать достаточно усилий.

«Это говорит о том, что внешнеполитическая позиция России претерпевает серьезные изменения – под влиянием всех последних событий, и санкции стали только завершающей стадией, которые заставили Россию быстрее определяться со своими приоритетами», - резюмировал Киреев.

Значение соглашения

«Нынешнее соглашение заключено в состоянии геополитической ясности и окончательно фиксирует статус Каспия как внутреннего евразийского моря, использование которого планируется союзниками, с одинаковым, ясным, евразийским геополитическим видением, - считает Коровин, - Это соглашение фиксирует приоритетность евразийской геополитики на Каспии и строгое отсутствие Запада в любых проектах, либо присутствие лимитированное исключительно экономическим или инвестиционным участием под жёстким стратегическим контролем».

Каспийское море, кроме прочего, представляет из себя интересную ресурсную базу – в акватории располагаются богатые залежи нефти и газа. 

«Экономические плюсы достаточно существенны и очевидны: речь идет о добыче полезных ископаемых – прежде всего, нефти и газа, - комментирует экономические аспекты Киреев, - Невозможно было добывать нефть и газ со дна моря, потому что правовой статус Каспия был неопределенным. Меньшую роль играют рыбные ресурсы, но тоже значительную – это необходимость защиты внутренней экосистемы региона, ведь, к примеру, осетровые там почти исчезли».

Он напомнил о том, что и прокладка трубопровода, в том числе из Туркмении, ранее была невозможна. А вопросы трубопровода интересны всем странам «пятерки».

Киреев полагает, что Россия прежде не рассматривала это направление как приоритетное во многом из-за либерального курса правительства. «Переоценка нынешней ситуации приводит к большему реализму и оценке этих направлений как более приоритетных. Роль стала играть не столько «восточная политика», сколько простой прагматизм», - подчеркнул он.

Кроме того, отметили эксперты, Конвенция закрепляет присутствие в регионе евразийских интеграционных структур с участием России, таких как ЕАЭС и ОДКБ. «Это исключает какое либо военное или стратегическое присутствие Запада, каких бы проектов это ни касалось, - отметил Коровин, - Нынешний каспийский консенсус достигнут на очевидных для всех  основаниях – там где Запад, там разрушение, вероломство и хаос. Участникам же подписанного каспийского меморандума нужен мир и стабильность».

Военные угрозы

Между тем, стоит трезво оценивать возможные геополитические риски в перспективе. Так, Роухани говорил в том числе о проблемах потенциального военного присутствия «чужаков» на Каспии, и подчеркнул, что запрет должен распространяться и на перевозки иностранных военных грузов через море. 

Фото: kremlin.ru

Очевидно, лидер Ирана намекнул на соглашение, соглашение которому Соединенные Штаты транспортируют грузы через Азербайджан и казахстанские порты Актау и Курык. Ранее в МИДе Казахстана, комментируя проблему, обещали, что в Каспии не идет речи о военных базах НАТО, но всего лишь временном транзите для операций в поддержку правительства Афганистана. Однако многие рассматривают этот вопрос как потенциально конфликтный в будущем.

«Желание использовать этот регион со стороны третьих стран, безусловно, будет, потому что возможность оказывать воздействие на все страны региона является важной задачей и для США, и для НАТО, и для Китая. Поэтому стремление поставить туда свой военно-морской флот и свои авиабазы будет, - считает Киреев, - Здесь речь идет не о формальных договоренностях, а о желании сторон. Если будет желание поставить базы у руководств стран «пятерки» (в том числе, казахского), то они придумают, как обойти этот законодательный акт. Но то же можно сказать и о позиции России – думаю, у Москвы достаточно ресурсов, чтобы удержать ситуацию под контролем и не допустить недружественные действия в отношении себя в этом регионе».

Любые документы говорят о намерении сторон, добавил политолог - если есть желание соблюдать их, договор будет иметь силу, в противном случае это будет только «бумажкой».

Перспективы отношений «пятерки»

Между тем, отношения стран «пятерки» в ближайшие десятилетия зависят от огромного количества факторов. «Вся конструкция современной мировой политики находится в движении, в динамике, и в каком направлении она будет развиваться, сказать сложно. В том числе, мы не можем быть уверены даже в том, что будут продолжать существовать государства, о которых мы говорим», - отметил Киреев.

По его оценке, многое зависит от того, как будет проходит транзит власти у стран-участниц Конвенции. «Во всех странах, подписавших документ, есть риск гражданских войн и революций, во многом остается нестабильной экономическая и политическая ситуация – в разной степени, но это общая проблема, - отметил Киреев, - У Казахстана, к примеру, с экономикой лучше, но возникает вопрос – что будет после Назарбаева? А по отношению к остальным странам вопрос о будущем остается совсем открытым, и от того, кто будет находиться у власти, во многом и будут определяться отношения между странами».

Если говорить про рациональные интересы «пятерки», то они заключаются в поддержании крепких отношений и развитии экономики. «Но не гарантировано, что это будет происходить. Более того, я думаю, что из-за высоких рисков где-нибудь ситуация может «прорваться», - добавил эксперт.

«Главное, чтобы в нашей стране не произошли эти драматические изменения, которые могут привести к настоящему разрушению России и исчезновения ее из числа мировых держав, - продолжает Киреев, - Связано это, конечно, с возможным приходом к власти деструктивных сил, дестабилизации ситуации».

Таким образом, сейчас мы видим рационализацию внешней политики, хотя во внутренней накапливаются огромные проблемы, заключил Киреев.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ