Выбор редакции

Удар в спину: Альтернативы для Турции в экономической войне

Сегодня в Анкаре состоялась встреча министров иностранных дел России и Турции – Сергея Лаврова и Мевлюта Чавушоглу – в рамках общего совещания послов и постпредов при международных организациях.

Между тем, происходит это на фоне серьезнейшего кризиса в отношениях США и Турции, а также опасного падения турецкой лиры. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдогал пообещал дать жесткий ответ на развязанную США экономическую войну, которая, по его словам, нацелена искусственно исключить Турцию из списка стран с сильнейшим ВВП. 

  1. Нет на ваш айфон

    По словам Эрдогана, те, кто развязали экономическую войну против Турции, «должны заплатить за это». Турецкий лидер обратил внимание на то, что агрессивные действия США в экономической сфере бьют не только по Турции, но и по другим государствам (в частности, России, Китаю и Канаде).

    Среди конкретных мер в ответ на ограничения США и дипломатические скандалы Эрдоган назвал бойкот американской электроники, добавив, что альтернатива товарам из Америки есть. «Если у них есть iPhone, то с другой стороны есть и Samsung», — сказал Эрдоган.

    Напомним, череда скандалов с попытки путча в 2016 году, когда силы Фетхуллаха Гюлена попытались захватить власть. Среди задержанных в Турции оказался американский пастор Эндрю Брансон, которого теперь американцы используют как козырь для антитурецкого давления, отказываясь при этом выдать Анкаре источник проблем – Гюлена. Белый дом в одностороннем порядке объявил о санкциях в отношении двух турецких дипломатов - глав МВД и Минюста Турции, а 10 августа объявил о двукратном повышении пошлин на алюминий и сталь, поставляемые в США из Турции.

  2. Удар в спину

    13 августа Эрдоган, комментируя повышение пошлин, назвал действия Вашинтона «ударом в спину». Он подчеркнул, что партнерство с Вашингтоном «может оказаться под угрозой». 

    «С одной стороны, вы говорите о стратегическом союзе, с другой — бьете в спину своего партнера, - заявил Эрдоган, -  Мы не можем это принять».

    Турция вступила в НАТО в 1952 году, и на протяжении «холодной войны» у сторон сохранялся крепкий альянс. В Турции все еще остается военная база Инджирлик, и расчеты ведутся в основном в долларах.

    Новая ситуация может коренным образом изменить ситуацию: дипломатические скандалы, санкции, провокации в Сирии при рациональном правлении будут уводить Анкару все дальше от проамериканского пути.

    Вашингтон пока еще входит в пятерку торговых партнеров Анкары, поэтому в ситуации санкций, а затем полного разрыва отношений у Турции будет немало экономических проблем.

    Курс лиры только на фоне сообщений о санкциях и повышении пошлин стал резко снижаться, и 13 августа турецкий Центробанк в понедельник был вынужден объявить об экстренных мерах по защите финансовой стабильности. ЦБ, в частности, заявил, что выделит более 10 млрд долларов на поддержку национальных банков.

  3. Альтернативы для Турции

    Но в перспективе чем хуже ситуация с США, тем лучше – с альтернативными партнерами. Накануне Эрдоган заявил, что Турция и Россия могут осуществлять торговые сделки в национальных валютах. Сегодня на встречу эту же тему поднял и Сергей Лавров. На данный момент у Турции появляется все больше шансов переориентироваться на Россию, Китай, Иран и другие государства.

    К примеру, по информации российского МИД, за период с января по май 2018 года объем двустороннего товарооборота РФ и Турции вырос по сравнению с 2017 г. на 46,2%, составив около 11,4 млрд долларов. Среди общих интересов – крупные проекты («Аккую», «Турецкий поток»), общее развитие экономических связей (в том числе, в сельском хозяйстве), туризм, возможное упрощение режима поездок для стран (в российском посольстве в Анкаре заявляли, например, об упрощении выдачи виз для обладателей служебных паспортов и бизнесменов).

    Есть и другой возможный путь для Турции, на который обращают внимание более скептически настроенные эксперты – европейский. Учитывая, что торговую войну с США ведут не только турки, но и европейцы, Анкара может заинтересоваться в усилении сотрудничества с некоторыми странами ЕС. Пока отношения на дипломатическом уровне крайне пессимистичны, однако взаимный интерес может сыграть свою роль. Газета Financial Times утверждает, что ЕС может воспользоваться ситуацией конфронтации Турции и США в своих интересах, и кризис позволит шире взглянуть «на будущее владычество доллара», а также пересмотреть отношения Брюсселя и Анкары и попытаться внедрить собственные, европейские стандарты в турецкое законодательство.

  4. Сирийская ситуация

    Помимо политической и экономической плоскости, стоит помнить о ситуации в Сирии, где одним из самых острых вопросов остается в зоне деэскалации в Идлибе, ответственность за которую несет Турция. После разгрома боевиков в Восточной гуте и в южной части страны, Идлиб по факту остается единственным неподконтрольным участком, оставшимся в руках повстанцев и джихадистов. Сейчас у Анкары в данной провинции есть 12 военных постов, которые образуют буферную зону между силами оппозиции и режима.

    12 августа в результате мощного взрыва, прогремевшего в районе Сермада в сирийской провинции Идлиб, погибли десятки людей. По информации СМИ, подразделение сирийских «Сил Тигра» перебрасывает большое количество живой силы и техники на север Хамы для наступательной операции против боевиков, в то же время более 1,5 тыс. беженцев из Идлиба перевозят сегодня в лагерь для беженцев "Хирджилла" в провинции Риф Дамаск (ранее лагерь использовался для беженцев из Восточной Гуты).

    Идлиб без договоренности сторон (Турции, России как посредника и Сирии) может стать крайне конфликтной и опасной точкой не только с гуманитарной, но и с геополитической точкой зрения. На территории Турции уже огромное количество сирийских беженцев (порядка 3,5 млн), и в случае наступления сил Башара Асада есть вероятность, что к турецким границам направятся новые мигранты. Анкара настаивает, чтобы этого не случилось - тем более, что среди мирных жителей скрываются десятки тысяч боевиков.

    В случае, если Сирия либо Турция неожиданно начнут активные боевые действия в Идлибе, Россия может оказаться в затруднительном положении, поскольку выступает как в союзе с Дамаском, так и партнером Анкары.

    Но переговоры Лаврова и Чавушоглу, в основном посвященные именно этой теме, позволяют говорить о нахождении компромисса. Министры иностранных дел заверили, что страны смогут решить проблемы Идлиба.

    В любом случае, стоит ожидать, что все стороны, задействованные в сирийском конфликте, дождутся намеченного на 7 сентября саммита в Стамбуле, посвященного именно этим проблемам. В нем должны принять участие не только Турция и Россия, но также Германия и Франция (если последние согласятся).

    Одной из тем, по предварительным данным, станет возвращение сирийских беженцев на родину при содействии других государств. Задача Москвы и Анкары – привлечь как минимум финансово европейцев для решения проблемы. Основная цель стамбульского саммита – мобилизовать все стороны и наконец изменить повестку с войны на восстановление страны. 

    Резюмируя, при должном внимании и осторожности сирийский вопрос может стать дополнительным объединяющим фактором для Турции с альтернативными сторонниками (учитывая, что США, к примеру, отказались заниматься вопросом восстановления Сирии).

  5. Вопрос о НАТО

    Один из вопросов ближайшего будущего – членство Турции в блоке НАТО. Эксперты разделяются во мнениях, произойдет ли в ближайшие годы выход Анкары из Альянса при правлении Эрдогана, который все еще пытается балансировать между США и Евразией. 

    Риторика Эрдогана о разрыве отношений, ударе в спину и экономической войне, конечно, говорит в пользу дальнейшего ориентира на евразийский путь. Во всяком случае, это – единственный рациональный путь для сохранения суверенитета Турции. Однако может оказаться, что сам Эрдоган играет на словах, пытаясь выбить некие преференции от США или ЕС.

    Реальными шагами, подтверждающими риторику с его стороны, в ближайшее время могли бы стать закрытие базы Инджирлик и заявленный переход на расчет в национальных валютах с союзниками. Учитывая, что турецкий народ настроен против гегемонии США, это и укрепило бы положение Эрдогана внутри страны, и дало бы в перспективе новое дыхание Турции на международной арене. Даже если сначала придется пережить непростой период с падением лиры, игра стоит свеч.

    Опять же, на риторическом уровне Эрдоган говорил и о возможном вступлении Турции в БРИКС. «Мы с этими пятью странами входим в G20, я хотел бы, чтобы они предприняли необходимые шаги, чтобы принять нас, и мы заняли свое место в БРИКС», - заявлял турецкий лидер в Йоханнесбурге.

    Спикер Великого национального собрания Бинали Йылдырым подчеркивал, что  враждебное отношение США к расположенным на евразийском пространстве Ирану, России, а теперь и к Турции «не оправдает себя в свете тесного сотрудничества и солидарности наших стран».

    Учитывая, что нынешние союзники Турции в большинстве своем тоже находятся под санкционным давлением США, это дает новые перспективы. В частности, второй пакет санкций для России заготовлен американцами на 22 августа, возобновлены и антииранские меры. Как предположил Лавров, вводя санкции против России, Турции и Ирана, Запад пытается оказать влияние на успешность "астанинского формата" по Сирии.

    Сейчас Эрдоган, скорее всего, будет маневрировать, но для спасения своей же страны ему придется четко определиться, с кем он – с атлантистами или многополярным миром. Долго балансировать не получится.


НОВОСТИ ПО ТЕМЕ