Выбор редакции

Большая война на пороге. Стучится в дверь

Мирным путем американско-израильский (т.е. выстроенный ими) мир скотства, захвативший после разрушения СССР безраздельную власть над планетой, не уйдет. Но и дальше господствовать уже не может, зло может только разрушать и паразитировать и съедать уже существующее, созданное добром. И приходит американско-израильскому (в указанном смысле) миру зла конец. Большая война на пороге. И каждому нужно понять – за что придется воевать и что главное, главные ценности в твоей жизни, за которые может придется отдать и жизнь в борьбе, или погибнуть как пассивная жертва. И в какую сторону он будет стрелять, если придется.
Для меня деление на свой-чужой идет по отношению к СССР. Коммунизм (в широком смысле, как идея братства, человечности, созидательного творчества человеческого духа и созидательного труда на благо человека и человечества) – это был путь к гуманизму. Сейчас мир под руковдством США и Израиля (т.е. господствующих там сил) включил обратный ход к животному скотству, когда показатель "прогресса" той или иной страны – право пихать член в задний проход, разминая там экскременты, и вообще отдаваться самым низменным импульсам и культивировать в себе самое подлое и скотское. Это считается фундаментальным правом хомо скотикус, вида человекобразной обезьяны, которую культивируют правящие силы США и Израиля. Но это к вопросу – против чего и кого воевать – против хомо скотикуса и их мироустройства.
А за что? Если нет альтернативы такому строю – как нам внушали со времен Ельцина, Гадара, Чубайса (ныне здравствующего и уважаемого нынешним руководством РФ) – то возможен только разрушительный бунт, а не поворот к миру добра.
Так за что бороться? Вот например за это. За такой мир.


https://www.youtube.com/watch?v=mtGmPxV9J_c

У КАЖДОГО БЫЛ СВОЙ СССР, И НАШ - САМЫЙ ЛУЧШИЙ!

Опубликовал майор запаса


Есть древняя индийская притча о слепых, пытавшихся узнать, что такое слон.
Каждый из них ощупал какую-то одну часть и, на основании этих
впечатлений, составил своё представление о слоне. Те, кто делится
воспоминаниями об СССР, часто напоминают этих слепых: для одних СССР – это талоны и давка в очередях за водкой где они, видимо, и проводили всё свободное от работы время. Для других – беготня за фарцовщиками в поисках кроссовок и джинсов. Кто-то вспоминает СССР как бесконечную халяву с дешёвой колбасой, той самой, которой им не хватало. Есть те, кто не может забыть, что ему не дали «прямо щас» машину-квартиру-дачу – то ли дело нынче, когда для того, что бы всё это приобрести, нет никакой небходимости ехать на БАМ, в Норильск или в Оймякон, не надо производительно трудиться.

У каждого свой СССР. Мой СССР – это мой дом. Дома бывает хорошо и плохо, грустно или весело, но там безопасно и уютно, туда всегда хочется вернуться.
В моём СССР дети в каникулы с утра до вечера бегали по дворам и паркам, на речку и пруд, и при этом не требовалось обязательного присутствия рядом взрослых. Потому что любой взрослый был рядом и в школе учили «Нужна помощь – обратись к взрослому», а не тому, чему учат сейчас: «Не подходи к незнакомым! Не бери угощение у чужих! Видишь рядом с площадкой подозрительных дядей-тётей – сообщи родителям!». Детям дозволялось многое, но невозможно было представить, что старшим можно хамить, оскорбить старика или женщину, курить или пить пиво, материться при девочках, а уж тем более в присутствии любого взрослого человека.
В моём СССР детей «передавали» с любым случайным попутчиком:
«Присмотрите, пожалуйста, за ребёнком, его в аэропорту бабушка
встретит.» Можно ли себе представить что-то подобное сейчас? Можно –
облившись холодным потом. А тогда мы, школьники, исходили пешком
пол-европейской части страны (получив к 8-му классу значок «Турист СССР»),
в сопровождении одной учительницы и единственное, чего можно было опасаться, это волков во время ночёвок в лесу. Капитан теплохода на Ладоге, проводник на железной дороге, начальник турбазы, директор музея-заповедника – никто ни разу не отказал нам в помощи, никто не потребовал денег за оказанную услугу.
В моём СССР были Зарница, печёная картошка, смотр строя и песни,
«охота на лис» и прощальный костёр, сбор металлолома и макулатуры,
тимуровцы и юннаты, октябрята и юный друзья пожарных. Пионеры-герои и молодогвардейцы, комиссары и коммунисты, имевшие одну привилегию – первыми подниматься в атаку. У нас были «Два капитана», «Чапаев», «Семеро смелых», «Они сражались за Родину», «Баллада о солдате», «Летят журавли», «Место встречи изменить нельзя», «Семнадцать мгновений весны», «Война и мир», «Шерлок Холмс и доктор Ватсон», «В бой идут одни старики» и «Торпедоносцы». Горький, Толстой, Шолохов, Фадеев, Тынянов, Гайдар, Пришвин, Шукшин, Айтматов. Циолковский, Королёв, Берг, Лавочкин, Туполев, Янгель, Савченко, Микоян, Климов, Лозино-Лозинский, Миль, Курчатов, Тамм, Зельдович, Яковлев, Мясищев. И – Державин и Пушкин, Толстой и Достоевский, Гоголь, Ключевский, Тургенев, Радищев, Карамзин, Чехов, Бунин и Куприн. Ползунов и Черепанов, Кулибин и Кибальчич, Яблочков и Доливо-Добровольский, Менделеев и Попов.
В моём СССР были открыты все пути, и выбор зависел не от кошелька
родителей, а от способностей. От дворника до академика, от разнорабочего до космонавта – всё было в твоих руках. Кушка, Анадырь, Мангышлак, Печенга, Мирный, Находка, Усть-Кут – везде требовались рабочие руки, главным было не бояться оторваться от мамкиной юбки, начать настоящую взрослую свободную жизнь. «Свободную» потому, что именно в этом и состоит истинная человеческая свобода – в свободе выбора профессии полезной для общества, в свободе места жительства – не там, где есть работа, а там, где душа пожелает.
В этом, а не в «свободном» выборе сорта пива или в «свободе» безнаказанно гадить где придётся, делать «что
хочу», наплевав на других.
В моём СССР мы гордились своей страной не из-за призовых мест на
гомосяцком Евровидении, а за Красную машину (прозвище сборной СССР по хоккею с шайбой), Энергию-Буран, орбитальную станцию «Мир», «Руслан» и «Мрiю», атомный ледокол «Ленин» и «Советский Союз», Саяно-Шушенскую ГЭС и Северо-Муйский тоннель и многое другое.
В моём СССР пацаны, затаив дыхание, слушали рассказы «афганцев»,
вдыхая запах сожжённой беспощадным солнцем солдатской хэбэшки, взвешивая в ладонях тёплый металл боевых орденов, и ясно понимали, что настоящая жизнь, о которой они читали в книгах и смотрели в кино не в прошлом, а совсем рядом.
В моём СССР были Прекрасное Далёко, Мир полудня, Дар Ветер и Тёмное Пламя (герои футуристических романов ученого и писателя Ивана Ефремова), яблоневые сады на Марсе, наши следы на далёких планетах, демиурги и Кольцо обратного времени.
В моём СССР было будущее… Прекрасное будущее, которого сейчас нет и в помине...

Источник - https://publizist.ru/blogs/108383/26815/-
По наводке
https://vamoisej.livejournal.com/4522844.html

Перейти к оглавлению блога
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ