Выбор редакции

Иран: несбывшиеся грезы США

Иран продолжает выполнять свои обязательства в рамках соглашения по иранской ядерной программе, заключённого в июле 2015 года между постоянными членами Совета Безопасности ООН + Германия и Ираном, заявил генеральный директор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Юкия Амано. Согласно отчёту этой международной организации, Тегеран полностью соблюдает условия соглашения 2015 года в части ограничений на уровень обогащения урана, количество эксплуатируемых центрифуг и другие ключевые положения ядерной сделки. Кстати, это стало уже вторым квартальным отчётом МАГАТЭ  после объявленного в мае президентом Дональдом Трампом выхода США из многостороннего соглашения. Напомним, после выхода из соглашения США с 7 августа первым этапом расширили санкции против Ирана, а следующее расширение санкций, которое затронет, в первую очередь, весьма важный энергетический сектор, произойдёт после 4 ноября.

Многие политические деятели, в первую очередь европейские, рассматривают выход США из ядерной сделки и повторение санкций в отношении Ирана, как односторонние и незаконные, являющиеся фундаментальным нарушением резолюции 2231 Совета Безопасности ООН. Вполне очевидно, что в результате таких шагов мир еще раз убедился, что Вашингтон не уважает взгляды и законы международного сообщества. В МИД России указали, что Москва разочарована шагом Вашингтона, и назвали решение Трампа ширмой для сведения политических счётов с Ираном. В отличие от США, Иран ведет себя ответственно и неукоснительно выполняет свои обязательства. В этой связи руководство Ирана неоднократно заявляло, что полное и честное выполнение своих обязательств по ядерной сделки является «фундаментальной основой» для политики Тегерана, а также для продолжения деятельности других государств - подписантов этого соглашения, прежде всего США.

Несмотря на такие утешительные выводы МАГАТЭ и мнение многих политических деятелей, американский президент Д.Трамп при каждом удобном случае продолжает грозить Тегерану и использует все возможности, чтобы ухудшить экономическое положение страны.

Он неоднократно высказывал мнение, что политика США заключается в наложении «максимального экономического давления» на Иран. При этом возникает вполне закономерный вопрос, разве Тегеран объявил США войну, оккупирует хотя бы часть американской территории, что же такого сделали иранцы, что Д.Трамп злобствует при каждом упоминании Исламской Республики Иран?

В результате подобной непонятной никому политики Вашингтона  Европа испытывает все возрастающие экономические трудности в результате постоянного повышения цен на нефть. Именно американская политика наносит вред европейскими компаниям и фирмам, которые под беспрецедентным нажимом США рвут все связи и  вынуждены уходить из прибыльного иранского бизнеса. По этому поводу довольно ясно и четко выразилась глава внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини, заявив, что  Европа продолжит поддерживать ядерную сделку и по мере возможности будет вести дела с Тегераном. «Теперь не секрет, что у нас есть одно основное несогласие, касающееся многосторонности и самой идеи системы глобального управления. Мы, европейцы, по-прежнему видим многосторонность как лучший способ предотвратить хаос, конфликты и конфронтации в многополярном мире, - сказал Ф.Могерини, выступая на пленарном заседании Европейского парламента по отношениям между ЕС и США. «Вот почему мы продолжаем и будем продолжать поддерживать ядерную сделку с Ираном».   

Если уж говорит о вреде, который Д.Трамп наносит своей  антииранской политикой даже своим друзьям и союзникам, то можно привести в качестве яркого примера судьбу нефтяного гиганта французскую компанию Тотал. Национальная иранская нефтяная компания (NIOC) в начале июля 2017 года подписала соглашение о разработке фазы 11 "Южного Парса" с Total. Сумма контракта составляет 1 миллиард долларов. При этом контракт дает возможность китайской CNPC забрать долю Total (50,1%), если французская компания выйдет из проекта. Сейчас доля CNPC в "Южном Парсе" составляет 30%, еще 19,9% у иранской компании Petropars. Но затем компания Total официально покинула Иран, заявил глава иранского министерства нефти Бижан Зангане. В середине мая Total сообщила, что выйдет из проекта "Южный Парс 11" в Иране до 4 ноября из-за санкций США, если компания при поддержке французских и европейских органов власти не сможет получить специальное разрешение от США, которое могло бы защитить ее от вторичных санкций по не международному, а именно по американскому законодательству. Как говорится, наглость американцев  выше крыши и они поступают как откровенные бандиты на большой дороге.

Но, несмотря на грозные окрики из Вашингтона, постоянные покупатели иранской нефти не отказываются от  «черного золота» и продолжают его покупать.

Тем более что условия покупки весьма льготные, например, индийские нефтеперерабатывающие заводы, покупающие нефть у Ирана, получают 60-дневный кредит, условия, недоступные от других поставщиков, как  Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, Нигерия и США. В связи с этим Индийская нефтяная корпорация (ИНК) забронировала для импорта обычного ежемесячного количества 0,75-0,8 млн тонн сырой нефти из Ирана в октябре. А всего ИНК планирует импортировать девять миллионов тонн иранской нефти в 2018-19 финансовом году (с апреля 2018 года по март 2019 года).

С тем, чтобы не подводить своих покупателей Иран снова начинает делать запасы нефти на своем флоте супертанкеров, так как надвигающиеся санкции США вынуждают страну Персидского залива оживить стратегию, применяемую ранее. «Мы можем ожидать, что плавающие хранилища будут увеличиваться под воздействием санкций США в ближайшие месяцы», - сказал в интервью Bloomberg глава отдела стратегии товарных рынков BNP Paribas SA Гарри Чилингуирян.  Пока что большинство рассматриваемых кораблей - все из которых принадлежат Ирану - только в течение нескольких недель держали нефть в море, а не в течение нескольких месяцев, как это было во время санкций в 2012-2016 годах. За последние две с половиной недели по меньшей мере пять полных нефтеналивных танкеров встали на якорь у иранского побережья. За последние время к ним присоединились еще два супертанкера или очень крупные перевозчики нефти, в результате чего общий объем сырой нефти, хранящейся на судах рядом с портами Ирана,  на начало сентября достиг 13 миллионов баррелей.

Говоря о тенденциях и особенностях иранской торговли, следует особо отметить, что торговля между Ираном и Китаем, проводящим независимую политику, станет свидетелем 12-процентного роста к концу 2018 года, достигнув 42 млрд долларов, сказал вице-президент Торгово-промышленной палаты Ирана и Китая Маджидреза Харири. По его словам, за тот же период иранский экспорт в Китай вырос на девять процентов. Вполне очевидно, что в связи  с сокращением закупок нефти из Ирана Южной Кореей и Японией это поможет увеличить экспорт иранской нефти в Китай. К позитивному фактору для Тегерана также следует добавить рост мировых цен на нефть, что в свою очередь  увеличит стоимость торговли между Ираном и Китаем. Например, нефтехимикаты, а также металлы и неметаллические минералы относятся к крупнейшему в Иране экспорту в Китай. Контракт на зарубежные продажи этих товаров действует до конца 2018 года и Китай, несмотря на эгоистическую политику санкций Вашингтона, заинтересован в продолжении торговли такими товарами с Ираном. Понятно, что в случае, если Иран не сможет импортировать продукты и товары, которые ему нужны из других стран, он определенно купит их у Китая, особенно потому, что иранский экспорт в Китай превосходит импорт оттуда. 

Говоря о стоимости торговли нефтью, Пекин в настоящее время занимает первое место среди торговых партнеров Тегерана, поскольку он экспортирует в Китай в среднем 650 000 баррелей сырой нефти в день.

Таким образом, Иран, действуя решительно, смело и изобретательно, налаживает новые связи и контакты, не забывая о своих старых друзьях. Неудивительно, и о чем, кстати, говорят многие политические деятели, политика мстительных санкций Вашингтона против Ирана, в конце концов, потерпит крах. Сейчас не XIX век, когда солдаты Великобритании, используя свою силу и мощь, привязывали восставших в Индии сипаев к пушкам и затем выстреливали; сейчас не середина XX века, когда Вашингтон спровоцировал и провел переворот в Иране, свергнув проводящего национальную политику  Мохаммеда Мосаддыка (операция «Аякс»). Как бы ни сильны не были США, какой бы заоблачный оборонный бюджет они не имели, американские правители не в состоянии победить ту страну, тот народ, который хочет жить по своим законам и данными их предками обычаями.


НОВОСТИ ПО ТЕМЕ