Выбор редакции

А вам слабо?


Фото: Дарья Козлукова

Этим вечером я расскажу вам добрую историю о том, как можно самому в одиночку сделать свой город лучше. Издание Downtown рассказало, как обычный житель Воронежа добился от государства реставрации исторического дома, в котором он живет!



Дом построен в 1913 году и назван именем своего владельца Христофора (Хачатура) Вартанова. Аркой он был соединен со старым усадебным домом.


В 1920-е годы оба дома были заняты жилищным товариществом «Червонец». Вместе с прилегающей территорией дом является ценным элементом исторического городского ландшафта, который формирует и сохраняет силуэт исторической застройки улицы, при этом до 2017 года здания не ремонтировали, и они находились в плачевном состоянии.


Фото: Дарья Козлукова

Пока этим вопросом не занялся один инициативный житель.



Предприниматель Александр Вальченко переехал на второй этаж дома Вартанова в 1985 году в квартиру своей супруги. Об истории дома ему тогда еще ничего не было известно, и он был удивлен, когда узнал, что дом является объектом культурного наследия местного значения и находится под охраной государства. Уже тогда стало понятно, что дом нуждается в капитальном ремонте.



В конце 1990-х годов многие дома довоенной постройки, находящиеся в непосредственной близости от Петровского сквера, были снесены, и на их месте воздвигнуто новое комфортабельное жилье. Как раз напротив дома Вартанова находится один из таких домов.
Здание было построено на месте снесенного в 2001 году объекта культурного наследия «Гостиница г-жи Поляковой» (ул. 20-летия ВЛКСМ, 55).



Теперь это современная элитная застройка в самом центре города.



«Я понимал, что дом Вартанова может постигнуть аналогичная участь – попасть под снос, и поспешил взять документ, подтверждающий, что дом является объектом культурного наследия. После чего приступил к восстановительным работам своими силами. Некоторые из них выполнил самостоятельно: укрепил фундамент, начал облагораживать территорию, – пояснил Александр Вальченко».


По словам Александра, сначала он вообще ровно дышал к старым зданиям, но со временем стал обращать внимание. Узнал историю дома. Выкупил еще две квартиры, залил отмостку с левой стороны здания. А в 2005 году увидел глубокие рытвины на фундаменте и понял, что он разрушается. Тогда ему пришлось самому укрепить фундамент, потому что другого выхода не было.

В 2008 году жильцы дома сами поставили автоматические ворота, потому во двор часто заходила подвыпившая молодежь, в 2013 году соседи общими усилиями положили плитку за домом. Все обошлось в 470 тысяч за 350 квадратных метров с работой и материалами, полностью под ключ.

Александр говорит, что месяца три выбирал людей, потому что все приходят, бьют себя в грудь, а на деле ничего не умеют. А если бы запросили деньги на благоустройство у государства, получили бы не плитку, а в лучшем случае асфальт.

«Я считаю, что каждый должен сам облагораживать все возле себя. То есть не только внутри своей квартиры, но и снаружи. Если человек или группа людей будет благоустраивать территорию возле своего дома, то и весь город станет красивее. Дома стоят плотно друг к другу и легко разделить: давай мы за этим будем следить, а вы за этим. И всем же будет хорошо и приятно».


Но в итоге все-таки пришлось обратиться за помощью к государству. Соседка, которая жила раньше в этом доме и была его старожилой, рассказывала, что крышу не перекладывали с 1947 года. Когда во время дождя в квартире Александра все залило после ремонта, он понял, что нужно менять крышу.


Фото: Дарья Козлукова


Фото: Дарья Козлукова

Вместе с соседкой они пошли на встречу с депутатом Юрием Бай и написали заявление о том, что дом числится в фонде исторического наследия, что сейчас жители как могут пытаются его благоустроить, но сделать ремонт фасада и крыши им не под силу.

На встрече с депутатом им посоветовали набросать план действий и понять, в какие инстанции писать. Письма отправляли всем: мэру, в ЖКХ, в Общество охраны памятников истории и культуры, в Фонд капитального ремонта. Беготни было много. В один момент Александр уже отчаялся и хотел перекрывать крышу за свой счет. Но в итоге из Фонда капитального ремонта пришел ответ.

«Я начал ходить в августе 2015 года. А уже в ноябре 2016 году были первые результаты — дом вывели на конкурс, куда меня пригласили как заказчика.
Вообще вся эта беда была затеяна из-за крыши, фасад бы я как-то потерпел. Но получалось так, что решили ремонтировать все. Смета только на исследование дома была на 1 миллион 25 тысяч. Например, исторические исследования — лазание в архивах, нахождение первоначального облика — стоили 150 тысяч. Смету мне пришлось самому утверждать, заполнять все бланки, а соседи только подписали. Но когда ее составили, я понял, что дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки».


Но на этом история не закончилась. Когда начали реставрировать фасад, Александр понял, что ремонтировать крышу не собираются. На нее была отдельная смета, которую сначала не утвердили.

Ему опять пришлось каждый день ходить и писать письма в разные инстанции ЖКХ. В итоге в Фонде попался понимающий сотрудник, и крышу тоже утвердили.

Общий ремонт фасада обошелся в 6,5 миллионов, а крыши — в 2,5 миллиона. Реставрация шла меньше года. Начали работы с переднего и бокового фасадов,


Фото: Дарья Козлукова


Фото: Дарья Козлукова

По ходу ремонта были споры. Александр старался ко всем найти подход: познакомился со всеми строителями и их начальством. Все рабочие его уважали, и он к ним хорошо относился: зимой пускал в квартиру на первый этаж, где они переодевались и ели.

«Все было на полном доверии. Они же тоже чувствуют, когда к ним хорошо относишься, и сами начинают работать лучше. И иногда даже если что-то не входило в смету, они делали по моей личной просьбе. Например, когда они откосы вынесли и у меня отвалилась часть штукатурки от стены, они все отремонтировали».


Исторические исследования показали, что изначально фасад здания был оштукатурен и окрашен в голубой цвет. А боковые стены были просто из красного кирпича, не окрашенные, поэтому рабочие оттирали каждый кирпич.


Фото: Дарья Козлукова

От плитки остались только фрагменты — на их обратной стороне стоял штамп немецкого производителя. Пришлось заказывать новую, но такую же, как была раньше. Решетки жильцы решили оставить.



Восстановили балкон, который Александр снес несколько лет назад и спустил в погреб: тогда он был обшит сверху и уже сыпался. Было страшно, что он может на кого-нибудь упасть.


Фото: Дарья Козлукова

Внутри ремонт не делали.

Фото: Дарья Козлукова


Фото: Дарья Козлукова

Сейчас стоит вопрос об участке за домом. Александр занимается приватизацией, потому что по закону земля под многоквартирным домом и земля, прилегающая к нему, могут быть приватизированы собственниками квартир: если у тебя 10% от площади квартир, то тебе полагается 10% от земли. Там он хочет разбить газон, сделать скамейки, плитку, фонари, декоративную кованую решетку. Чтобы люди проходили мимо и видели, как красиво.



История деградации
Калининград не смог
10 архитектурных памятников, которых лишился Петербург


 
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ