Выбор редакции

Самый севастопольский

"И мы бредем, бредем по самой кромке...
"Куда же нам идти?.."
"К Ромке!" - неслышно отдалась под ним пустота

Этот, в сущности, совсем не центральный момент из повести Владислава Крапивина "Журавленок и молнии", когда главный герой, Юрка Журавин (он же Журка), в отчаянии бредет по улице, повторяет услышанное ранее стихотворение и на вопрос "куда идти" отвечает: "К Ромке" (это его недавно погибший лучший друг). Но он почему-то отпечатался в моем сознании на всю жизнь. Немудреный фрагмент и немудреная же рифма "кромка - Ромка" оказалась "томов премногих тяжелей". Наверное, какие-то индивидуальные особенности восприятия - но это ведь далеко не единственный фрагмент крапивинских книг, так засевший мне в голову, просто один из самых ярких.

При этом, конечно, и речи нет о каком-то моем "фрагментарном" восприятии творчества Владислава Петровича, которому сегодня исполняется восемьдесят лет. Нет и еще раз нет! Фрагменты, цитаты - это, говоря языком нынешнего информационного общества, ключевые слова и тэги, позволяющие мигом вспомнить весь сюжет, чем он меня потряс и какие уроки я из него вынес. Вот и при бесхитростном "кромка-Ромка" я вспоминаю, как в конце "Журавленка" Журка в страшную грозу стоит у провала, образовавшегося на дороге от бурных потоков воды, и намотанным на театральную шпагу пионерским галстуком сигналит водителям, чтобы они объезжали опасное место.

"Опять вспыхнула над головой трескучая оглушительная звезда. Журка пригнулся и вытянулся вновь.
"Если ударит в клинок, я, наверно, не услышу грома", - подумал он. И стоял...
Молнии рубили ливневое пространство над соседними крышами, и каждая могла пройти обжигающим ударом через тонкую сталь клинка и струны Журкиного тела.
Не ударит? Не попадет?
Может быть, нет.
На этот раз, наверное, нет...
Но впереди еще столько гроз...

И если вы увидите под ливнем и молниями Журавленка, пожалуйста, поспешите ему на помощь
"

Юный читатель другого замечательного и мною любимого советского писателя, Л.Пантелеева, сказал, что у него в произведениях "рассказывается все как было". И вправду, Пантелеев, за исключением небольших этюдов вроде рассказика "Фенька" о девочке_с_пальчик, питавшейся гвоздями и чернилами, был великолепным реалистом. За счет простого описания невыдуманных событий - порой чудовищных и душераздирающих, вроде жизни в блокадном Ленинграде - он показывал, как было - и одновременно как должно и не должно быть.

У Крапивина чуть другое - задолго до появления в нашем обиходе термина "магический реалист" он отчасти был приверженцем именно этого жанра и метода. Я не говорю о фантастических и фэнтезийных книгах Владислава Петровича, составляющих существенный пласт его творчества (чего стоит один цикл "В глубине Великого Кристалла"). Но и в формально лишенных трансцендентных мотивов книгах Крапивина постоянно и убедительно описывается тема Чуда, соприкосновения с чем-то высоким, превосходящим человеческий разум и мир. Юрка Журавин в приведенной мной сцене возле дорожного провала - это и Данко, и Прометей... и тот, кто несет Свет и Спасение. Крапивин, внук священника, крестившийся в шестьдесят с лишним лет, христианин и критик многих аспектов жизни Церкви, был - как и Пантелеев - одним из советских христианских писателей, усердно несших суть истины Евангелия без упоминания его терминологии и формы (это порой более полезно для читателя, чем слово "Бог" в каждом абзаце).

Крапивин - писатель и одновременно педагог. В созданный им в начале 1960-х на Урале детский отряд "Каравелла", имевший девиз "Я вступлю в бой с любой несправедливостью, подлостью и жестокостью, где бы их ни встретил, я не стану ждать, когда на защиту правды встанет кто-то раньше меня" и подвергавшийся суровой критике официальных чиновников от образования, хотели попасть дети их разных уголков Советского Союза.

Всех там принять не могли по объективным причинам - но Владислав Петрович старался заочно поделиться с советской детворой ценностями своего "отряда верных". И на страницах журнала "Пионер", взявшего шефство над отрядом, и, конечно, на страницах своих книг.

Один современный блогер сурово обругал Крапивина за якобы формирование извращенного детского мировоззрения, приводя в качестве примера сцену из повести "Оруженосец Кашка": на железнодорожной станции комсомольцы из проходящего поезда стыдят Кашку за торговлю собранной в лесу клубникой ("Я таким вот пацаненком был, когда на целину первые эшелоны шли. Мы со своих огородов помидоры тягали и к вагонам тащили, чтобы ребятам дать на дорогу. А тут - "питнадцать копеек""), а он, не обидевшись и проникшись к старшим ребятам симпатией, отдает им ягоды бесплатно.

С позиции сегодняшнего сурово-капиталистического дня комсомольцы выглядят рейдерами-манипуляторами (а самый говорливый, Борис, в чем-то и вправду является таковым), Кашка же - их наивной жертвой. Но, простите, в человеке и так в силу его биологии сильны - намного сильнее остальных - такие черты, как рвачество, жажда выгоды, животный индивидуализм, эгоизм, цинизм. Зачем развивать то, что и так доминирует - лучше стремиться усилить более подавленные и вполне христианские свойства: альтруизм, солидарность, помощь ближнему своему.

Кто-то скажет, что такого рода индоктринация испортила наш народ, и те, кто был менее ей подвержен и сохранил биологическое начало в практически неизменном виде, после 1991-го сели на шею более "изувеченным альтруизмом" и до сих пор не слезают. Не уверен, что при других идеологических установках все сейчас было бы лучше. Государство, где все, повсюду и на всех уровнях, диагонально и вертикально, друг другу волки, все равно имеет меньше перспектив, чем то, где хоть и в самом истертом виде сохранились высокие человеческие идеалы и следы их воспевания, пусть и в качестве должного, а не сущего. Мы ведь сейчас доедаем остатки советского наследства не только в военной, промышленной и инфраструктурной сфере, но и в педагогической, культурной и морально-этической тоже.

И, конечно, Крапивина и его творчество нельзя представить в отрыве от Севастополя. Впервые посетив его в студенческие годы, Владислав Петрович влюбился в Город Русской Славы и сделал его одной из самых главных опорных точек своего творчества. Под своим именем Севастополь фигурирует в таких книгах, как "Мальчик со шпагой", "Граната", "Шестая Бастионная", "Сандалик, или Путь к Девятому бастиону" и "Давно закончилась осада". В иных - как вымышленный Византийск или просто Город. Именно под именем Города Севастополь легко узнается в легендарной повести "Трое с площади Карронад", экранизированной в 2008 году, в год семидесятилетия писателя.

Неудивительно, что севастопольцы отвечают Крапивину, считающему их город своей второй малой родиной, взаимностью. В 2010 году, еще при украинской оккупационной юрисдикции, группа общественных активистов предложила присвоить Владиславу Петровичу звание почетного гражданина города - однако горсовет предпочел удостоить этого звания бывшего директора Инкерманского завода марочных вин Анатолия Филиппова (заслуженного и хорошего, вполне возможно, человека, не знаю). Хочется верить, что теперь награда все-таки найдет своего героя. Но и тогда Владислав Петрович не обиделся, прекрасно различая Город и управляющих им временщиков. И март 2014-го стал одним из самых счастливых моментов в его жизни. Он написал севастопольцам письмо поддержки и позже не раз восторженно говорил о тех днях. Вот лишь несколько крапивинских высказываний.

Ещё в 1990-е, когда Севастополь отдавали Украине, я говорил, что это чудовищная дурь на грани преступления. Что надо не присоединять к Украине Севастополь и Крым, а наоборот - наглухо перекрыть Крымский перешеек и поставить там наши силы. Чтобы и в голову никому не пришло посягнуть на эту землю.

А когда началось воссоединение, восторжествовали историческая логика и справедливость. Я понял, что мой Севастополь возвращается. Сам в Крым я приехать не мог - уже еле ходил. Но позволил себе открыть бутылку коньяка и позвонил севастопольским друзьям: "Ребята, наконец-то это случилось! Давайте!"
===
Меня это [передача Севастополя Украине] потрясло и возмутило. Мой город, к которому я привязан как к родному, вдруг оказался за границей. А по поводу одного чиновника, который решил сделать широкий политический жест и отдал одной стране нашу землю, я и говорить не хочу. Я всегда надеялся, что когда-нибудь все вернется на место. Севастопольцы - удивительные люди. Они очень влюблены в свой город... После референдума я достал полбутылки коньяка, поставил перед собой, включил легендарную песню про Севастополь, набрал по телефону своих севастопольских друзей. Говорю: "Ну, ребята, наконец-то оно случилось. Наконец-то мы вместе". Теперь можно писать про Севастополь как про свой город, без оглядки, без грустного напоминания, что этот город вроде бы уже не мой. Я сейчас хожу как именинник. Я рад, что Крым присоединился к России. Это всегда была наша, русская земля. Крымская война - это наша война за свободу. Крым всегда был связан своей историей с Россией. Кому это не нравится, пусть сидит и надувает губы. Его дело...Всякие западные страны идут по пути обособления, а Россия как была, так она и есть, и останется. Это все-таки гораздо лучше, чем отдать Крым на разграбление чужой стране. Всяким "майданам" и так далее. Мое мнение однозначное: Крым - это русская земля, Севастополь - русский город. И слава Богу, что они присоединились.

А вот не прямо про Севастополь, но все равно характерно и актуально.

Знаете, дети всегда задают вопросы вроде "Ты за кого?" И ждут чёткого ответа. Вот и в отношении войн надо всё определять в зависимости от конкретной ситуации. Когда стреляют по безоружным, по мирному населению, по детям, понятно, что те, кто так делает, - мерзавцы и сволочи. Когда украинские деятели сжигают живьём запертых в здании людей, как это было в Одессе, сразу становится понятно, кто за кого.

Прав всё равно окажется тот, кто с оружием в руках встал на защиту человеческой жизни. В конце концов, в уставе нашего отряда есть пункт: "Я вступлю в бой с любой несправедливостью, подлостью и жестокостью, где бы их ни встретил. Я не стану ждать, когда на защиту правды встанет кто-то раньше меня".

Владислав Петрович не живет в Севастополе, но он самый севастопольский из современных русских писателей. И как знать, может, ему еще удастся на своем веку порадоваться возвращению в русскую гавань других городов нашей Славы, в том числе и военно-морской - например, Одессы. Долгих и плодотворных лет жизни Вам, дорогой Владислав Петрович!


культура Sun, 14 Oct 2018 15:34:24 +0700 waplaw 554827 New York Times: Меркель пора забыть о проблемах в Германии и спасти будущее Европы https://news2.ru/story/554826/

Ангеле Меркель следует забыть о своих внутриполитических проблемах в Германии и сосредоточиться на судьбе Европы, пишет Джулианна Смит в статье The New York Times. Меркель держится в стороне от идей Макрона по развитию европейской интеграции, и сейчас это помогает Германии сэкономить, но за провал европейского проекта стране придётся заплатить намного больше. Канцлер должна вместе с президентом Франции вывести ЕС из экзистенциального кризиса, потому что от этого зависит будущее Европы.

Канцлеру Германии нужно забыть о её политических проблемах в своей стране и сконцентрироваться на будущем континента, пишет бывший заместитель советника по национальной безопасности вице-президента Джо Байдена Джулианна Смит в статье The New York Times.

Весной 2017 года Ангела Меркель заявила в Баварии, что для Европы настало время взять собственную судьбу в свои руки. По её словам, перед лицом британского голосования о выходе из ЕС, разворота Венгрии к нелиберальному строю и действий американского президента Европа нуждалась в лидере, способном продвигать реформы и сдерживать противников. В то время Меркель уверяла, что готова быть лидером, напоминает автор статьи.

К сожалению, 18 месяцев спустя оказалось, что Меркель не смогла выполнить это обещание, констатирует Джулианна Смит. С её точки зрения, слова о стремлении сформировать ещё более тесный союз сегодня звучат как пустой лозунг, но не как стратегия. В то же время, Европе необходима дальнейшая интеграция. Изнутри Европу осаждают нелиберальные силы, такие, как Венгрия; снаружи - Россия Владимира Путина, а избиратели в ЕС голосуют за популистов. При таких условиях лидеры всего европейского континента должны продемонстрировать, что они уверены в будущем Европы. "Меркель явно это понимает - но она не помогает Европе ничего с этим сделать", - сетует Джулианна Смит.

Проблемы у Меркель начались с выборов в сентябре 2017 года, когда её партия ХДС и состоящая в союзе с ней ХСС потеряли ошеломляющее число голосов избирателей, которые вместо этого предпочли "Альтернативу для Германии". Как пишет The New York Times, это был ясный сигнал: энтузиазм в отношении Меркель ослаб. Партиям потребовалось более четырёх месяцев, чтобы сформировать правительство. После того как в марте коалиция, наконец, была создана, у многих проевропейских политиков появилась надежда, что Меркель обретёт необходимую поддержку и вернётся к европейской повестке дня, о которой она заявляла во время предвыборной кампании.

Однако трудности для неё создали представители её собственной команды, отмечает издание. Министр внутренних дел и глава ХСС Хорст Зеехофер едва не уничтожил правительство прошлым летом, когда грозился уйти в отставку из-за несогласия с миграционной политикой канцлера. Этот кризис удалось предотвратить, но разногласия не исчезли, и Зеехофер - не единственный, кто бросает вызов Меркель. В прошлом месяце собственная партия вытеснила её ближайшего сторонника в бундестаге Фолькера Каудера. Когда об этом стало известно, среди журналистов стали поговаривать, что эра Меркель официально окончена.

Однако было бы ошибкой утверждать, что неудача Меркель в проведении политики европейской интеграции вызвана исключительно трудностями в политических кругах Германии, подчёркивает автор статьи. За последний год канцлер произнесла несколько возвышенных речей о необходимости поддерживать единство Евросоюза и защищать открытое общество, но она мало говорит о том, как эти масштабные цели должны воплощаться в реальной политике.

Словно на контрасте с Меркель выступает президент Франции Эммануэль Макрон, у которого конкретных идей по этому поводу всегда в избытке, пишет экс-заместитель советника Джо Байдена. С прошлого года, когда Макрон был избран президентом, он предложил десятки способов углубить европейскую интеграцию, включая создание общего министерства финансов в ЕС, совместной военной силы, бюджета еврозоны, разведывательного агентства и общей политики по предоставлению убежища.

Меркель реагировала на эту волну идей прохладно. Этим летом они встретились во Франции и договорились начать работу над общим для еврозоны бюджетом, против чего ранее решительно выступала Меркель. Многие аналитики увидели в этом прорыв, но затем восемь других представителей еврозоны отвергли эту идею.

По мнению Джулианны Смит, Ангела Меркель, несомненно, отметила растущую среди немцев неприязнь в отношении идей Макрона - как и во Франции, где его популярность резко упала. Возможно, немцы были влюблены в него во время предвыборной кампании, но сейчас их симпатии к нему угасают, и немцы всё больше жалуются на "похмелье от Макрона", зачастую в паре с "усталостью Европы". В Германии бытует ощущение, что расплачиваться за развитие европейской интеграции будет Берлин. При этом немцы уверены, что однажды они уже заплатили за спасение Европы - после финансового кризиса 2008 года - и они не хотят делать это снова, подчёркивает автор статьи.

Понимая всё это, Меркель будет продолжать вежливо кивать на предложения Макрона, но не протянет ему руку помощи. Такой подход, несомненно, убережёт Германию от лишних трат - по крайней мере, на ближайшее время - и, возможно, сохранит Меркель её политическую карьеру, пишет The New York Times.

Однако Ангеле Меркель следует спросить себя, сколько потеряет Германия, если европейский проект продолжит колебаться, германо-французский двигатель заглохнет, а европейским лидерам на встрече в этом месяце не удастся прийти к новому способу мышления, настаивает Джулианна Смит. По её убеждению, более глубокая европейская интеграция и демонстрация веры в общие европейские ценности и общую судьбу необходимы для того, чтобы сдержать популистов. Если Макрон проиграет битву, которую он ведёт против нелиберальной Венгрии Виктора Орбана, Германии рано или поздно придётся заплатить за это свою цену.


(https://russian.rt.com/in...)
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ