Выбор редакции

Ближневосточный фронт 2.0: Россия вступает в новую войну

Западные СМИ пугают обывателя рассказами о том, что российские войска вслед за Сирией появились еще в одной ближневосточной стране, охваченной гражданской войной, – Ливии. Мы уже писали об этом. Какие все же могут быть военно-политические интересы у Москвы?

Долго ли продлится невмешательство?

Уже семь лет в Ливии идет гражданская война, начавшаяся после свержения Муаммара Каддафи, безраздельно правившего страной более сорока лет. Жертвами этой войны стали не менее сорока тысяч человек (примерно на порядок меньше, чем в соседней Сирии, также воюющей с 2011 года).

Как и в сирийский конфликт, в ливийские вовлечены многие стороны: самые влиятельные игроки на сегодняшний день – это Франция, Великобритания и Италия (они выступают за «замораживание» конфликта), а также Египет и ОАЭ (они рассматривают Ливию как плацдарм для наступления на политическим исламизм).

О том, что Кремль также хочет играть с ливийской кампании все возрастающую роль, западные СМИ сообщали давно. На это указывало то, что фельдмаршал Халифа Хафтар, командующий Вооруженными силами Ливии, а также его специальный посланник Абдель Басита аль Бадри (ливийский посол в Саудовской Аравии) неоднократно бывали в Москве. Хафтар был даже приглашен на борт авианосца «Адмирал Кузнецов», где провел видеоконференцию с министром обороны России Сергеем Шойгу.

В июне 2016 года в Москва были напечатаны ливийские динары на сумму около $3 млрд долларов – затем они несколькими траншами были направлены в Центральный банк Ливии, подконтрольный опять-таки Хафтару.

Любопытно, что в Москве принимали и поддерживаемого Западом премьер-министра Файеза ас-Серраджа (противника Хафтара) – но дипломатическими чиновниками более низкого уровня, нежели фельдмаршал.

То в западных, то в арабских изданиях то и дело появлялась информация о том, что Россия различными способами пытается обойти эмбарго ООН на поставки вооружений в воюющую Ливию – оружие идет через Египет (который, в свою очередь, поддерживает фельдмаршала Хафтара). Российские военные специалисты также были замечены на ливийско-египетской границе – но в боевых действиях они участия не принимали, а занимались обслуживанием систем вооружения. Но долго ли продлится невмешательство?

Профессор Рощин: Россия не будет брать Ливию под контроль

О том, что сегодня происходит вокруг Ливии, «Свободная пресса» откровенно поговорила с нашим постоянным экспертом – старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН, профессором Михаилом Рощиным.

«СП»: – Михаил Юрьевич, гражданская война в Ливии идет, как и в Сирии, с 2011 года. Что реально представляет собой это государство на сегодняшний день, какую часть территории контролируют террористы?

– Если говорить реально, сегодня единой власти в Ливии нет. Исторически и в прошлом страна была разделена на Триполитанию (западную часть) и Киренаику, которую по-арабски называют Барка. Это разделение успешно было преодолено в период правления Муаммара Каддафи, но сейчас все вернулось на круги своя.

В Триполи сегодня функционирует правительство умеренных исламистов, признанное западными странами и официально ООН, при этом его контроль ограничен лишь частью территории Триполитании.

В Киренаике наибольшим авторитетом пользуется глава вооруженных сил Ливии Халифа Хафтар, которого поддерживает ливийский парламент, заседающий в Тобруке, городе, расположенном на востоке Ливии.

Ориентация России на ливийскую армию Хафтара – правильная. Этот человек – единственный в Ливии, который сегодня спасает там, что еще можно спасти. К сожалению, в последнее время появилась информация, что фельдмаршал Хафтар серьезно болен.

«СП»: – Европейские власти во всей «ливийской» проблематике, похоже, волнует лишь один вопрос – это «экспорт» мигрантов в Европу. Насколько он сегодня зависит от боевиков «Исламского государства» *, которые с 2014 года контролирует портовый город Сирт (откуда в Европу и отправляется большая часть мигрантов)?

– «Исламское государство» в настоящее время Сирт больше не контролирует – боевиков оттуда выбили еще в декабре 2016, а позже уже Халифа Хафтар добивал в Адждабии и Бенгази.

Что касается мигрантов. Ливия сохраняет важное значение как транзитная зона для переезда африканских беженцев в страны Евросоюза. Я думаю, это связано с объективно удобным в этом смысле географическим положением страны и слабостью там властных органов. Евросоюз сегодня по сути не с кем в Ливии договариваться, кроме фельдмаршала Хафтара, а он, как я выше сказал, контролирует лишь восточную часть страны.

«СП»: – Насколько успешными вам кажутся попытки России взять под контроль военную ситуацию в Ливии?

– Я думаю, задача России не в том, чтобы взять под контроль Ливию (да и в обозримой перспективе это вряд ли достижимо), а чтобы помочь тем здоровым силам, которые стремятся восстановить эту многострадальную страну.

Какие-то серьезные российские инициативы в Ливии были бы полезны, так как могли бы в конечном итоге привести к укреплению стабильности в этой стране. Но я бы рекомендовал в этом плане действовать осмотрительно и не торопиться, тем более, что работа по урегулированию положения в Сирии еще не завершена.

«СП»: – Сегодня на Ближнем Востоке – множество вооруженных конфликтов: в Вазиристане (граница Пакистана с Афганистаном), Йемене, Ираке... Как вы полагаете, возможно ли участие российской армии или ЧВК в этих войнах?

– Российские ЧВК могли бы в принципе принимать участие в разных операциях за рубежом, но в рамках их частной инициативы. Йемен является периферийной страной для Ближнего Востока и я не думаю, что России хоть в каком-то смысле было бы полезно и привлекательно вмешаться в гражданскую войну в Йемене. То, что я сказал про Йемен, в еще большей степени относится и к Вазаристану.

«СП»: – В Сирии Россия столкнулась с клубком противоречий, и в первую очередь, с противодействием со стороны натовской коалиции и Израиля. Возможно ли подобное в Ливии – вплоть до прямого военного противостояния России и Запада? И вообще, не кажется ли вам, что после послевоенного «раздела» Сирии (а все, похоже, к тому идет в связи с окончанием гражданской войны после операции в Идлибе) весь мир возьмется за передел Ливии?

– Раздел страны на Триполитанию и Киренаику (Барку) уже фактически произошел, и дальше этот разрыв между Западом и Востоком Ливии будет только увеличиваться. А крупные страны (не только западные и Россия, но и, например, Египет) будут этим пользоваться для установления своих зон влияния.

* «Исламское государство» (ИГИЛ) – террористическая группировка, деятельность которой на территории России запрещена решением Верховного суда РФ от 29.12.2014 года.


НОВОСТИ ПО ТЕМЕ