Выбор редакции

«Британское гражданство – намек на то, что он неискренне участвует в пропагандистской херне»

На этой неделе заместитель гендиректора телеканала «Россия» Сергей Брилев отреагировал на расследование Алексея Навального, признавшись, что имеет подданство Великобритании. А у вас упало доверие к ведущему политическому журналисту российского госканала? И возможна ли в реальности национализация элит, объявленная Владимиром Путиным? «БИЗНЕС Online» отвечают Александр Невзоров, Михаил Таратута, Камиль Самигуллин, Егор Холмогоров, Юрий Алаев и другие.

Александр Невзоров журналист: — Вы так говорите о России, как будто у нас нацистская Германия, где гражданство другой страны наказывалось расстрелом. Вообще, иметь любое другое гражданство — абсолютно нормально. Более того, абсолютно достойно, к этому надо стремиться, вы еще попробуйте его получить. Поэтому, когда мы узнаем про то, что в госпропаганде есть нормальные люди, а наличие британского гражданства — это хотя бы намек на адекватность, на то, что человек неискренне участвует во всей этой пропагандистской херне, надо радоваться. Это прекрасно, надо поздравить Брилева и друг друга. Я всем объясняю, что не надо все так серьезно воспринимать, нужно всего-навсего в конце этих пропагандистских передач вставлять титры, как в кино: в ролях: Конан-Варвар — Арнольд Шварценеггер. А после передач другие титры: в роли кремлевского пропагандиста — Владимир Соловьев или Сергей Брилев, в роли спятившего политика — Жириновский и т. д. И тогда все встанет на места. Неужели вы думаете, что ту ахинею, которую они несут, можно говорить хоть сколько-нибудь искренне и хоть сколько-нибудь всерьез? Это троллинг. На самом деле, это совершенно другие люди, которые для так называемого народа излагают одну идеологию, а сами, естественно, придерживаются другой, абсолютно нормальной.

Михаил Таратута журналист-международник: — Нет, меня это не смущает абсолютно. Потому что по конституции у нас люди могут выбирать места пребывания, места жительства, передвижения как угодно. Ну и что это меняет? Это вопрос удобства передвижения. С заграничным паспортом, британским в данном случае, он может легко перемещаться по миру без виз, безо всякой волокиты. Брилев выполняет ту работу, которую выполняет, и уж криминала здесь точно никакого нет. Я бы усомнился в нем, если бы он занимал государственную должность, выборную должность или был депутатом Госдумы, членом правительства или российского какого-то исполнительного органа. Не думаю, что люди с двойным гражданством должны занимать такие должности. А работать журналистом, имея двойное гражданство, повторю, не вижу в этом ничего криминального.

Абдулла Дубин краевед, диктор радио и телевидения ТАССР: — То, что Брилев за границей имеет хоромы, меня не смущает, ведь мы живем в то время, когда элите все равно, что продавать, как продавать, какой проституцией заниматься. Поэтому слабость верховной власти — это самая большая трагедия народа. Мы же сейчас беспризорники, о народе никто не думает, воруют… Поэтому факты об этом путинском журналисте не удивляют. В тюрьмах сейчас на 206 рублей в день кормят, а в больницах на 56 рублей — вот такая у нас политика. Нефть, газ — все уходит за границу, они нашим внукам ничего не оставят.

Егор Холмогоров публицист, политический деятель: — Я не знаю, когда он его приобрел, вряд ли в последние годы. Вполне возможно британский паспорт появился у Брилева достаточно давно, когда для значительной части российской элиты противоречия в лояльности были менее актуальны. Но все это достаточно печально, если объективно говорить. То есть то, до какой степени значительная часть нашей политической элиты, наши медиа-элиты, связаны какой-то двойной лояльностью с, мягко говоря, нашими не друзьями, это очень грустно. Я поэтому всегда говорил, что в делах страны первенство должно занимать мнение человека, у которого нет даже загранпаспорта, которому здесь жить, и он не может никуда уехать даже под видом туриста или как-то еще. А ситуация, когда у кого-то есть спасательные шлюпки, жилеты и так далее, — понятное дело, что в таких условиях все это значит гораздо меньше. С другой стороны, если посмотреть на Навального, в общем-то, он такой же гражданин мира, который движется то в одну страну, то в другую, то в третью. В этом смысле его нападки на Брилева… Это не тот человек, который имеет право на него нападать. Возможна ли в реальности национализация элит? Понимаете, она возможна, просто необходимо осознавать, что элиты сами себя не национализируют. Никто сам себе палец отрезать не будет, особенно когда идет речь о каких-то гедонистических мотивациях из серии «где удобно пить кофе», «где удобно посылать в школу детей». В этом смысле любая национализация элит может прийти только извне. Только в виде принуждения, в виде жестких ограничений, репрессий и т. д. Это естественная функция государства — ставить определенные условия и правила игры.

Камиль Самигуллин муфтий Татарстана: — Мне кажется, что вопрос не по адресу, я вне этой дискуссии остался, но если законодательство позволяет ему, то почему меня это должно смущать. Упало ли доверие… Но он же то, что напишут, то и читает. Поэтому здесь вопрос доверия, в целом, к телевидению, есть ли оно у населения или нет. Тут дело не в определенной личности.

Юрий Алаев советник ректора — руководитель общественно-информационного центра КФУ: — Если рассуждать отвлеченно с позиции чистой репутации то, конечно, смущает. В своей интеллигентной манере он все равно ведь вынужден выдерживать линию партию правительства, как раньше говорили: «все не правы, британцы не правы, американцы не правы, все не правы, а мы правы». И, когда человек выражает эту позицию, но при этом является поданным страны, которую он в любых выражениях — в деликатных, не в деликатных, но все равно «поливает»… Ну, конечно, это немного вызывает странное ощущение, и с моей точки зрения это нехорошо. Но, я повторяю, это, если речь об абсолютно лабораторном понятии репутации — человек без пятнышка на биографии, нигде не вступает в противоречие с собственной совестью, нормами морали. Но в России, к сожалению, об этом говорить не приходится, ни для кого не является секретом, что огромное количество депутатов, сенаторов, министров точно также имеют двойные гражданства, имеют зарубежную недвижимость, активы, несмотря на то, что прямо запрещено — финансовые активы зарубежом. Если сравнивать с коллегами с федеральных телевизионных каналов то, конечно, Брилев гораздо более образованный, умный, начитанный, эрудированный — и человек с манерами, вне всякого сомнения. В каком-то смысле можно сказать, что он джентльмен. Как к профессионалу, к Брилеву не упало доверие. С этой точки зрения нет, потому что профессиональные навыки и стандарты, я думаю, у него достаточно хорошие, чтобы откровенную «туфту» гнать в эфир. Но по большому счету, вы понимаете как, я же с этого начал, что если бы мы жили немножко в другой стране, это считалось бы моветоном и осуждалось — вот такое владение зарубежными активами, собственностью, обучение детей за рубежом… Боюсь, что при Владимире Владимировиче Путине национализация элит невозможна. Минимум по одной причине — национализация элит, если понимать, что они должны все вернуть, положить деньги на счета здесь, продать там свою всю недвижимость, — это явление противоречит характеру самого Путина. Потому что я вот, например, глубоко уверен, что Владимир Владимирович по жизни или в душе — гедонист, хочет наслаждаться жизнью.

Дмитрий Орешкин политолог: — У Брилева, естественно, существует, как и у любого медийного лица, какой-то индекс симпатии, доверия или рейтинг. Но, насколько я могу судить по чтению так называемых патриотических сайтов, они как раз переживают когнитивный диссонанс. У них очень простая картинка мира: кто за нас, кто с нами и т. д. Их несгибаемая позиция обеспечивает им счастье, что есть справедливость — это Сталин, Ленин, а есть гниющий западный мир. Их остается только пожалеть. Конечно, они с большим трудом эту новость переживают. Если он там получил вид на жительство, не значит ли это, что он сотрудничает с MI6 (британская разведка и контрразведка)? И понятно, что никому другому там без санкций разведки вид на жительство или гражданство не дадут. Ну и как жить дальше, бедняги сильно мучаются по этому поводу. Думаю, что касательно рейтинга, Брилеву это даже пойдет на пользу. Всем интересно будет посмотреть, а что он такого скажет. Люди любят смотреть, как кто-то сильно мучается. И, с другой стороны, он же не какой-то там отец нации, не Лев Толстой или еще кто-то, а просто медийный журналист. Так что большого вреда ему не нанесли. Мне кажется, что эта штука болезненна для тех, повторю, кто видит перед собой упрощенную картинку мира, что есть мы, а есть они. И что Брилев, который с честными глазами говорил в телевизоре о том, какие они нехорошие и какие хорошие мы, оказался вот таким вот. Но это не Брилеву персонально в убыток, а тем, кто в это верил. Нормальные люди понимают, что одно дело работа, другое — зарплата, третье — место жительства и т. д. Не знаю, переживали ли вы, узнав, что он имеет британское гражданство, но я знал его лично, правда, давно, и думаю, что как и любой другой, как те же Соловьев или Киселев, он совершенно не против иметь: первое — недвижимость за рубежом; второе — хранить свои деньги в более надежной валюте, чем рубль. Ну не в юанях же их хранить.

Владимир Перевозчиков политтехнолог: — Те, кому нужно, и так знали, что у него есть британский паспорт, все и всё понимали. Но что касается наших граждан, россиян, они сейчас больше думают о своем кармане. То есть та же история с Крымом и с проливом на них несильно повлияла. Вот эти охранительные вещи, Россия в опасности и т. д., сейчас не работают. Тем более какой-то там паспорт олигарха, чиновника или журналиста. Как информационная повестка — это очень слабо. Можно написать все, что угодно, но жители воспринимают только, что попадает в них. Вот если бы кто-то сказал про здравоохранение, про образование, что у нас не то получилось, тогда да, это бы повлияло. А так, все думают, как бы день продержаться и ночь простоять, как заработать. Так что людям сейчас сложно продать какие-то новости, не касающиеся лично их. Тем более, что к СМИ очень сильно потерян интерес, особенно к официальным. Что касается моего доверия к Брилеву, то новость о паспорте на меня никак не повлияла, вообще никак. У меня и до этого доверия не было.

Сергей Сергеев доктор политических наук, профессор КНИТУ (КХТИ)/КФУ: — Меня это не смущает, потому что я его не слушаю. Я думаю, что это не должно как-то особо смущать людей, это может лишь смущать в условиях нынешнего колоссального политического лицемерия. Были, скажем, времена, когда на первом канале передачу вел обозреватель московского бюро радио «Свобода» Марк Дейч (это был конец августа или сентябрь 1991 года). Если страна избавится от политического лицемерия, обозреватели и журналисты смогут открыто говорить о наличии гражданства другой страны, недвижимости за границей и т. д. А зрители могут сами выбирать, что смотреть. Политическое лицемерие — это телевизионные журналисты и обозреватели, которые насаждают в стране обстановку «осажденной крепости», а закончив свою «пятиминутку ненависти», преспокойно едут к осаждающим. Если они говорят о том, что другие страны им противны, не надо туда ездить, а если они туда едут — на отдых и в скромный уютный особняк века так восемнадцатого — не надо говорить гадости о других странах и их гражданах. Лицемерно обличать НКО, которые получили какие-то небольшие суммы из-за рубежа на благотворительные цели, дескать, это «иностранные агенты», а самому иметь двойное гражданство. По этому поводу давно Генрих Гейне сказал, что они тайком тянули вино, проповедуя воду. Поэтому доверие к таким пропагандистам не упало — не может упасть то, чего нет. Национализация элит в России возможна, но это будет идти вразрез с мировой тенденцией глобализации. Можно идти против ветра, можно еще что-то делать против ветра, но те, кто так делает, причинит вред самим себе и своей стране. В то время, когда весь мир объединяется, мы разъединяемся. Можно сопротивляться какое-то время мировым тенденциям, но это закончится тем, что на нас просто перестанут обращать внимание.

Мансур Гилязов драматург: — Эта новость особой реакции у меня не вызвала. Говорят, что в России нет национальной идеи, а мне кажется, что национальная идея заключается в том, чтобы заработать здесь денег и отсюда свалить, потому что деньги здесь заработать можно, поскольку неразбериха, коррупция. Брилев —нормальный российский, думающий человек, все руководство у нас так думает, их дети учатся за границей — у всех олигархов, у всего крупного руководства, всей верхушки. Все они навострили туда лыжи, и он от них не отличается, просто еще один человек из российского истеблишмента. Мы что, предполагаем, что дети высшей власти останутся здесь? Национализация элит? Это популистские высказывания, человек сам у себя никогда не будет отбирать. Здесь ничего сверхестественного и нового нет, возьмите любого руководителя, даже среднего звена, все они говорят детям — не возвращайтесь сюда. Дети возвращаются только для того, чтобы еще заработать, но на всякий случай второй паспорт у всех уже наготове.

Вахит Имамов главный редактор газеты «Мәдәни җомга»: — Очень сильно смущает, он не имеет права, его не должны допускать к ведению таких программ, раз он лицемерный человек. Он живет в Англии, а здесь кормится, потому что в Великобритании таких денег платить не будут. Здесь он поет сказки, так же, как и Соловьев, Киселев, Шейнин, Скабеева. Россия ему нужна только для того, чтобы заработать деньги, раз смог за миллион фунтов купить дом за рубежом, значит, хорошие заработки имеет. Доверие у меня упало, хотя и раньше не верил таким «соловьям». У «соловья» Соловьева ведь тоже в Италии есть вилла, это говорит о том, что они все лгуны. Я не верю национализацию элит, пока власть не сменится, ничего не будет, будут также грабить и вывозить за рубеж.

Вадим Хоменко вице-президент АН РТ: — Сейчас двойное гражданство у многих — политиков, бизнесменов, поэтому меня это не смущает, хотя считаю, что гражданство должно быть одно, по крайней мере, у крупных бизнесменов, чиновников. Когда человек получает двойные гражданства, лимит доверия, конечно, снижается. Желание иметь одно гражданство говорит о патриотизме человека. Доверяешь человеку, у которого есть потенциал патриотизма. То, что у бизнесмена имеются активы в иностранных компаниях — это нормально, а вот когда чиновник держит счета на двойных счетах — российских и зарубежных…

 


ВЫБОР РЕДАКЦИИ