Выбор редакции

Куда пойдет Ближний Восток, расставшись с «арабской весной»?


Фото MENA

Десять лет – уже десять лет! – будет скоро с того дня, когда в конце 2010-го – начале 2011-го года в арабском мире начались массовые протесты, охватившие почти весь Ближний Восток. Их назовут «арабской весной» западные радетели «демократии», которые активно использовали свои возможности для раскачки ситуации – и политические, и военные, и информационные.

Красивый лозунг «арабской весны» был вброшен в народ, и народ за ним пошел, не понимая, куда влечет их рок событий. А когда разобрались, что вся эта «весна» на деле оказалась не дорогой к лучшей, более справедливой и зажиточной жизни, а обманкой с самыми печальным и трагическими последствиями, было уже поздно – события набирали собственную энергетику, и число могил день ото дня росло в геометрической прогрессии.

Тунис, Египет, Йемен, Ливия, Сирия, Бахрейн… В каждой из этих стран, громом стрельбы разнеслось Эхо Беды. «Демократии» люди не получили, зато по арабскому миру вихрем понеслась война. Вместо приобщения арабов к «ценностям свободы» Ближний Восток был брошен в пучину катастрофы, которая, по большому счету, не обошла ни одну страну региона. В той или иной степени все оказались втянутыми в ловушку красивых лозунгов, и, как водится, «дорога в Ад оказалась устлана благими намерениями».

День, когда под колоссальным давлением бесновавшейся площади Тахрир и иностранных «доброжелателей» подал в отставку с поста президента Египта Хосни Мубарак, стал зловещей датой, которую адепты нумерологии могут с полной ответственностью толковать, как «знак свыше». Вглядитесь в эти цифры 11.02/2011. Да, именно 11 февраля 2011 года Мубарак подал в отставку, и это сочетание даты, месяца и года на всею оставшуюся Историю стало зримым «водоразделом» в жизни Ближнего Востока.

Теперь люди там делят свою жизнь на «до» и «после» 11 февраля 2011 года, потому что именно после изгона из власти президента Египта, страны – лидера арабского мира, враждебные силы поняли, что «игра пошла». После этого была трагедия Джамахирии с убийством Каддафи и разносом Ливии в щепы. Была интервенция против Сирии 90 тысяч боевиков (данные ЦРУ от 2014 года) со всего Ближнего Востока, Европы и даже Америки. До сих пор не прекращена война в Йемене, куда вмешались соседние страны – Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, которые также получили свою долю от общих несчастий «арабской весны». И много-много другого, негативного, проявилось на ближневосточных землях, попавших под каток событий, которые спровоцировала чужая, злая воля.



Мы много внимания уделяли за эти десять лет событиям «арабской весны», было много публикаций, и сегодня продолжим эту тему, но уже в более позитивном ключе. Арабская трагедия – не то, чтобы окончательно завершается – впереди ещё сирийское урегулирование, завершение бессмысленной войны в Йемене и много другой работы. Но сегодня, спустя 10 лет, можно говорить о начале процесса осмысления итогов пресловутой «весны», выродившейся в «холодную, промозглую осень». Зазвучали голоса аналитиков, пытающихся увидеть перспективы Ближнего Востока, поскольку ситуация переходит в новое качество: от развала структур – к поиску «образ будущего».

И – интересное дело – одними из первых в регионе почувствовали «смену ветра» израильтяне. Они просчитались с политикой в отношении Сирии – хотели зачем-то сноса Асада и победы исламистов. Но теперь, получив у своих границ иранские военные формирования, протрезвели и начинают размышлять – куда ведет открывающаяся дверь, на которой написано «Арабская весна. ВЫХОД»? Правильный ответ на этот вопрос для Израиля важен даже по той причине, что с ответом на другой вопрос – «кого поддержать в сирийской войне?» – они ошиблись, несмотря на то, что многие полагают – евреи хорошо просчитывают перспективы.

Вот и посмотрим сейчас, какие перспективы увидела для увядающей «арабской весны» газета «The Jerusalem Post» в статье «Analysis: The Middle Easts Tectonic Shifts» - «Анализ: Тектонические подвижки на Ближнем Востоке». С учетом того, что следующая ошибка в оценке будущего будет стоить Израилю ещё дороже, можно оценить этом комментарий, как интересное, нетривиальное и адекватное исследование. Полагаю, что уважаемые читатели оценят изящество интеллектуальных ходов автора статьи, который обращает внимание вот на какие особенности развития ситуации на Ближнем Востоке.

«Говорят, что теперь, когда хаос, развязанный в результате «арабской весны», похоже, рассеялся, Ближний Восток возвращается в положение «статус-кво». Но такой подход игнорирует тектонические сдвиги, которые произошли в последние несколько десятилетий.

Режимы арабских стран могут показаться теми же самыми, но на самом деле нестабильность последних лет имела для них серьезные последствия. Регион сейчас находится на перепутье, не менее важном, чем во времена упадка и падения Османской империи 100 лет назад».

Автор статьи перечисляет имена бывших до «арабской весны» правителей здешних стран и приходит к выводу о том, что все они – представители поколения, которое пришло в жизнь в первой половине и середине ХХ века. Он пишет, что «это были воспитанники, в основном, 30-х и 40-х годов, и большинство из них родились в колониальную эпоху региона». Он подчеркивает, что «их мировоззрение было сформировано эпохой роста арабского национализма и холодной войны». Он уверен, что «это была эпоха большой политики и больших людей». Но, к началу «арабской весны» все они стали «стареющими диктаторами», кто – в монархиях, кто – в «гибридных режимах».

Далее рассуждения автора статьи уходят в оценку отношений арабских лидеров с американцами. Он отмечает: «Как правило, это поколение арабских лидеров выросло в тени американской гегемонии. Они имели дело с последствиями войны в Персидском заливе 1990 года, когда многие арабские режимы присоединились к американцам, чтобы изгнать Саддама Хусейна из оккупированного им Кувейта». А затем все начало переворачиваться, и рабские лидеры год за годом, в начале уже XXI века, «должны были косо смотреть на американскую гегемонию во главе с американскими президентами, которые меняли политику США каждые четыре или восемь лет. Арабы смотрели, как Джордж Буш-младший проповедовал «новый мировой порядок», а госсекретарь Клинтон настаивала на «гуманитарной интервенции». Они задавались вопросами по поводу американских призывов к «демократизации», а затем скептически отнеслись к тому, что «демократические выборы» привели к росту влияния ХАМАС в Палестинской автономии».

«Когда годы Буша превратились в годы Обамы, регион задался вопросом: представляет ли речь Обамы в Каире в 2009 году новую эпоху? Разочарование в Египте вызвала новость о том, что США поддерживают «братьев-мусульман». В Ливии воцарился хаос. В Йемен тоже. В Сирии был разожжен экстремизм, коснувшийся всего региона – около 50 000 или более того иностранных экстремистов пришли сюда поддержать ИГИЛ».

Продолжая свой анализ автор «The Jerusalem Post», среди прочего, делает такие выводы:

- Из хаоса возникли новые системы альянсов. Государства юга Ближнего Востока, возглавляемые Саудовской Аравией, ОАЭ плюс Египет, образуют одну систему; Катар и Турция образуют другую систему; а Иран и его союзники – третью.

- США находятся на историческом перепутье, пытаясь уйти из региона.

- Возрождающаяся Россия заполнила некоторые из освобождающихся ниш, но далеко не все из них.

- Лига арабских государств оказалась слишком слабой структурой, чтобы удовлетворить потребностей региона.

- У арабов больше нет консенсуса относительно оппозиции Израилю. Нет и реального проекта для осуществления мирного плана ближневосточного урегулирования.

- В последние несколько лет, начиная с 2011 года, в регионе появилось множество политических групп, стремящихся заполучить свое место и влияние в ослабленных «арабской весной» и нестабильных государствах. В их числе – и некоторые курдские движения, и длинный список суннитских групп, многие из которых склонны к экстремизму.

- Зато другие группы, такие как хуситы в Йемене или Ливийская национальная армия Халифы Хафтара, частично уже формируют политику своих стран.

Автор также отмечает «беспрецедентное озлобление в суннитско-шиитской борьбе за доминирование в мусульманском мире», а также расколы внутри арабских стран по другим линиям. Он приходит к следующему выводу: «большая часть противостоящих внутренних сил сейчас возвращается в формы государственных структур», то есть ищет и находит свое место в новой реальности: «Теперь госструктуры вернулись. Но они вернулись по-другому». Как?

Например, «в регионе наблюдается сокращение любых экспериментов по созданию новых государственных структур», заметно «снижение активности сирийских повстанцев в северной части Сирии» и «снятие запросов на автономию от сирийских демократических сил в восточной части Сирии». Резюме: «Эта тенденция согласуется с проявлением нового авторитаризма».

Чуть ли не главный вывод статьи – «Государства боятся хаоса, нестабильности и экстремистских движений. Сильные правительства рассматриваются здесь и теперь, как лучшее средство против слабых государств, в которых процветает экстремизм. Контроль религиозных сообществ считается предпочтительным по сравнению со свободой для всех».

В заключение этого аналитического материла израильский автор ставит ряд вопросов: «Ведут ли идущие перемены к созданию прообраза «нового Ближнего Востока?» «Можно ли расценивать нынешние события, как равные изменениям, которые произошли на Ближнем Востоке 100 лет назад после падения Османской империи?» «Не является ли нынешняя тенденция просто возвратом к старым порядкам, что господствовали в регионе до 2010 года?»

Вопросы остаются пока без определенного ответа. Зато есть в этой статье такая констатация: «Многие из проблем будут решаться без лидерства США в регионе. Это серьезное изменение по сравнению с прошлыми десятилетиями, когда политика США была в центре решений, принимаемых на местном уровне. Даже если США решат увеличить свою роль, их репутация навсегда изменилась из-за зигзагообразной политики».

Чего в этом пассаже больше – попытки здраво взглянуть на происходящее или… опасений Израиля относительно того, что американцы могут кинуть его – своего верного союзника – также легко, как делали это много раз с другими «партнерами»?

Финал статьи, как прогноз: «Несмотря на усталость США в отношениях с Сирией и Ираком, важно то, что будет дальше на Ближнем Востоке, потому что гражданская война в Сирии и хаос, который она подпитывала в регионе, имели серьезные последствия для западных держав. Этот хаос укрепил растущую связь между Ираном, Россией и Турцией, и они пытаются создать пост-военную Сирию без участия в этом процессе США». Также важно видеть, как негативно страны региона отреагировали на пришедший сюда вместо «арабской весны» экстремизм, приведший к подъему ИГИЛ – «регион может отвергнуть исламистов».

Вот такой нетривиальный комментарий.

Добавим от себя пару фраз.

В этом анализе предпринята попытка дать прогноз по поводу того, что именно привнесет смена поколений арабских правителей в их будущую политику на базе знаний, понимания происходящего и опыта, что накапливались ими в Эпоху начала XXI века. Новые лидеры, в силу возраста, не застали ни колониальный период, ни период становления независимых арабских государств. Но они видели своими глазами, к чему привела попытка и «исламизации» в форме Халифата, и «демократизации» в форме «арабской весны». Полагаем, они сделали свои выводы.

Интересно, что автор из «The Jerusalem Post», почти «довернул» свои размышления до того вывода, что новая власть в арабском мире будет править… по-старому (“новый авторитаризм”). Он понимает, что «демократия» на классический западный манер здесь не приживется, а перемены, если случаться, то будут, в первую очередь, направлены на укрепление власти: «Для правящих элит арабских стран, несмотря на смену поколений и разочарование Америкой, статус-кво представляется предпочтительнее хаоса Йемена и Ливии».

Очень интересные оценки в «The Jerusalem Post». Мы можем трактовать их следующим образом: ни один разумный руководитель Ближнего Востока не станет вновь рисковать своей властью и жизнью, играя по американским правилам. Прививка «арабской весны» может стать очень долговременной.

Знаю эти настроения по разговорам с египетскими и тунисскими коллегами, которые в 2011 году мечтали о «демократическом» Египте и Тунисе, а теперь в том же Тунисе чуть не плачут от того, во что превратила цветущую прежде страну эта «арабская весна». И в правящем классе уже громко звучат голоса, что «пора возвращать Тунис к нормальной жизни». Во всяком случае, новое правительство после десятилетия упадка уже разворачивается к опыту национальной «belle époque».

Так что, диагноз израильский автор поставил верный, хотя чуть-чуть не досказал. Видимо, там бы хотели нечто совсем иное, а не возращения арабских государств к устойчивой системе госуправления, куда, по словам «The Jerusalem Post» поведут свои страны их новые лидеры, обогащенные незабываемым и горьким опытом.

Поэтому ответ на поставленный в заголовке вопрос «Куда пойдет Ближний Восток, расставшись с “арабской весной”?» может совсем не понравится тем, кто планировал и провоцировал этот хаос.


НОВОСТИ ПО ТЕМЕ