Выбор редакции

Игра Китая за контроль над мировым рынком нефти

Москва, 17 августа - "Вести.Экономика". Сейчас внимание мировой общественности сосредоточено на поворотах конфликта между США и Ираном в Персидском заливе. И в это время Китай быстро и тихо консолидирует свое доминирующее присутствие в регионе, пользуясь активной поддержкой России.

Пекин быстро приобретает огромное влияние на цены на нефть на мировом рынке и на актуальность нефтедоллара. Китай и Россия извлекают выгоду из растущих страхов Ирана и снижения доверия к США. Так что США уже являются основным проигравшим в этом процессе.

И этот драматический успех Китая обусловлен двумя главными тенденциями:

1. Качество и актуальность предложений Пекина Ирану и странам Залива. 2. Решение ключевых арабских лидеров - в первую очередь кронпринца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана и его близкого союзника, кронпринца Абу-Даби шейха Мухаммеда бен Заида - сократить традиционные тесные связи с США и обратиться к Пекину.

Словом, предложение Китая по гарантиям введения регионального режима коллективной безопасности привлекает внимание с обоих берегов Персидского залива. Иран, Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар и Оман все больше убеждены в том, что Китай может стать ключом к долгосрочной стабильности и процветанию в Персидском заливе и на Аравийском полуострове.

Иран считает, что расширение сотрудничества в сфере безопасности с Россией – это дополнительная защита против возможного ответного удара США. Последних все чаще воспринимают как непредсказуемую страну, несущую разрушение и хаос.

Десятилетиями Саудовская Аравия и ОАЭ считали себя протеже США. Однако в последнее время отношение правящих семей к США резко изменилось. В основном это было обусловлено тем, что заклятый враг этих государств, Катар, гораздо важнее для США, чем остальные консервативные арабские монархии. И у США есть веские основания отдавать предпочтение Катару.

Авиабаза Аль-Удейд в Катаре – одна из самых важных баз США на всем Большом Ближнем Востоке. Катар - посредник между США и несколькими его врагами, включая Афганистан, Иран и Турцию. Катар выделяет "гуманитарные деньги" ХАМАС в секторе Газа. Катар предоставил "политическое убежище" многочисленным лидерам и командирам сомнительных организаций, которые США хотели бы защитить, но никогда не признают этого. Катарская разведка финансирует различные организации джихада, которые служат доверенными лицами ЦРУ на Большом Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Катар покупает американское оружие на миллиарды долларов; платит наличными вовремя.

Кроме того, США отказались нанести ответный удар по Ирану, после того как последний сбил американский беспилотник RQ-4A/BAMS-D Global Hawk 20 июня 2019 г. Этот шаг США бен Салман и бен Заид восприняли как личное оскорбление, потому что они совместно с другими арабскими лидерами призвали Белый дом Трампа нанести ответный сильный удар по Ирану. И бен Салман и бен Заид убеждены, что США продемонстрировали слабость и отсутствие решимости, а президент Трамп не собирается вести борьбу с Ираном от имени Саудовской Аравии и шейхов Персидского залива.

Также в Саудовской Аравии усиливается волнение по поводу жизнеспособности гарантий Пакистана королевству, особенно в отношении ядерного сдерживания. С лета 2019 г. в пакистанской политике начались глубокие изменения.

Во-первых, Пакистан заключил всеобъемлющее военное соглашение с Турцией, в рамках которого последняя должна поставлять оружие и другие военные системы на замену недоступных американских и западных систем. Во-вторых, Пакистан ускоряет транспортировку огромных объемов иранского газа в Западный Китай. Также Иран и Пакистан сотрудничают в переговорах с различными афганскими группировками, чтобы улучшить достижения США в переговорах в Дохе с талибами.

Поэтому бен Салман и бен Заид сомневаются, может ли Саудовская Аравия положиться на Пакистан в противостоянии Ирану и его союзникам от имени Саудовской Аравии?

Кроме того, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи вновь созвал ключевых иранских лидеров, чтобы подтвердить принципы стратегии развития Тегерана. Хаменеи подчеркнул, что Иран должен стать ведущей региональной державой, и повторил, что возможностей для компромисса с США нет. На встрече Хаменеи заявил о "трех директивах для Ирана":

1. Соблюдать права Ирана на ядерное обогащение любой ценой. Ядерное обогащение - это меч, которым Иран может обороняться перед Западом. Цель Ирана - помешать любому намерению США "уничтожить" Иран.

2. Развивать баллистические программы Ирана. Это оружие сдерживания Ирана, которое не даст его врагам вести войну против него.

3. Поддерживать союзников Ирана в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене. Это необходимо для национальной безопасности Ирана.

Госдеп США угрожает всем, кто связан с иранским танкером Grace 1, тем самым, который был задержан в Гибралтаре. Иранские власти называют последние события экономическим терроризмом.

Стратегическое восхождение Ирана проявится в жестком контроле над Ормузским проливом и Баб-аль-Мандэбом, над всем Персидским заливом и Аравийским морем. Он намерен контролировать экспорт нефти и газа в регион. Затем Иран усилит требования о возвращении "традиционной иранской территории", начиная с Бахрейна. Можно ожидать, Тегеран будет требовать расширения прав и возможностей шиитского населения восточной части Аравийского полуострова, где находятся все запасы нефти и газа.

После этих заявлений бен Салман и бен Заид поняли, что Тегеран Хаменеи не пойдет на компромисс. Нет аналогичных признаков и со стороны Вашингтона Трампа. Таким образом, бен Салман, бен Заид и большинство других арабских лидеров все больше убеждаются в том, что США рано или поздно уйдут из Персидского залива и с Большого Ближнего Востока.

Майкл Янг озвучил мнение лидеров региона в 7 августа 2019 г. в выпуске The National of UAE: "Складывается новый порядок региональной безопасности, при котором Израиль применяет интервенционистский подход и играет военную роль вместо той, что раньше играл Вашингтон, особенно в отношении Ирана".

И бен Салман, и бен Заид пришли к выводу, что им нужна гораздо более сильная стратегическая защита, чем та, что могут предложить США и Израиль, в период возрождения Ирана.

В результате в начале июля 2019 г. бен Заид провел встречу с президентом КНР Си Цзиньпином в Пекине. Во время визита страны "подняли вопрос развития отношений двух стран до отношений стратегического партнерства в различных областях". ОАЭ признали доминирование Китая и России в Персидском заливе. И это стало ключевым моментом встречи. КНР и ОАЭ намерены превратить Персидский залив в "оазис безопасности", а не в новый "источник беспорядков". Бен Заид подписал большое количество двусторонних экономических и стратегических соглашений.

Также Мохаммед бен Заид попросил Си Цзиньпина выступить посредником в сделке с Тегераном, чтобы снизить эскалацию конфликта и потенциальные военные действия, вызванные США. В течение нескольких дней КНР направила в Тегеран высокопоставленную делегацию во главе с руководителем отдела международных связей Коммунистической партии Китая Сун Тао. Он должен был обсудить новый режим безопасности для Персидского залива и условия по увеличению закупок Китаем иранской нефти без учета санкций США. Сун Тао оставался в Тегеране в течение трех дней, провел встречи с большим количеством высокопоставленных чиновников, в основном из самого близкого круга Хаменеи.

Все иранские официальные лица настроены противостоять давлению США любой ценой и стремятся к сотрудничеству с Китаем, для того чтобы стабилизировать регион и предотвратить войну. Спикер иранского парламента Али Лариджани предложил ввести Россию в новый режим безопасности в Персидском заливе. Также он призвал Китай ускорить антиамериканскую интервенцию в Персидском заливе, потому что "успех этого плана зависит от практических шагов".

Все иранские чиновники выразили готовность сблизиться с ОАЭ и Саудовской Аравией, если они не станут участвовать в войне против Ирана и не позволят США использовать их территорию и базы, для того чтобы нанести удары по Ирану. Делегацию Китая впечатлило стремление Ирана к сотрудничеству.

Сун Тао согласился с необходимостью совместного противостояния США и с тем, что "на международной арене происходят сложные события, которые создают проблемы для Китая и Ирана, но страны должны проявить решимость поддержать законные права Ирана на прогресс".

Сун Тао пообещал обсудить в Пекине планы по улучшению политики Китая в "долгосрочных стратегических" связях с Ираном с учетом текущей ситуации в Персидском заливе.

Мировые поставки нефти в 2017-19 годах

Правительство КНР уже организовало первую встречу между ОАЭ и Ираном. 26 июля 2019 г. "мирная делегация" ОАЭ прибыла в Тегеран для секретных дискуссий о новых формах двусторонних отношений, новых режимах безопасности в Персидском заливе и Йемене, отношениях стран Залива и Ирана. Акцент был сделан на кризисном управлении и предотвращении эскалации конфликта в Персидском заливе. 30 июля 2019 г. ОАЭ направили в Тегеран делегацию береговой охраны высокого уровня. На встрече обсуждались вопросы пограничного контроля и патрулирования на море. Старший эмиссар ОАЭ бин Заид заверил представителей Ирана, что ОАЭ готовы к кардинальному изменению отношений с Ираном, включая расширение торговли. ОАЭ обязались дистанцироваться от США.

Одним из ключевых вопросов, который подняла делегация ОАЭ, стала позиция Саудовской Аравии. Эмиссар ОАЭ утверждал, что все недавние действия, включая запрос на посредничество в КНР, были результатом тесных взаимоотношений между бен Салманом и бен Заидом. Однако, учитывая тесные отношения между бен Салманом и Белым домом Трампа, бен Салману сложнее пойти на радикальные изменение по сравнению с бен Заидом. Поэтому 31 июля 2019 г. Зариф заявил, что "Иран готов к диалогу, если готова Саудовская Аравия". Тегеран "заинтересован в сотрудничестве с соседями". На следующий день, 1 августа 2019 г., Иран напомнил об альтернативном варианте развития событий. Хуситы выпустили баллистические ракеты по военным позициям Саудовской Аравии в районе города Даммам.

Расположенный в шиитском районе на берегу Персидского залива Даммам - важнейший центр нефтяной инфраструктуры Саудовской Аравии. Эр-Рияд понял это сообщение. Таким образом, 3 августа 2019 г. государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш заявил, что "ОАЭ и Саудовская Аравия предпочитают придерживаться политического подхода к своим проблемам с Ираном".

Иран отреагировал на сообщение. В начале августа 2019 г. эмиссары высокого уровня тайно отправились в Мекку в составе иранской делегации для подготовки к хаджу. Они провели секретные переговоры о будущем Персидского залива с высокопоставленными лицами Саудовской Аравии. Эти переговоры лично контролировались бен Салманом, который принимал все решения и определял позиции Саудовской Аравии. Саудиты неоднократно выражали желание избежать эскалации и военных действий, однако они не желали порвать с США.

Иранских переговорщиков воодушевил общий настрой переговоров, но разочаровал медленный прогресс дискуссий. Поэтому 7 августа 2019 г. министр иностранных дел Ирана Мухаммед Джавад Зариф призвал Саудовскую Аравию принять собственное решение, а не подчиняться США.

Одна из причин, по которой Тегеран чувствовал себя уверенно в отношении Эр-Рияда и Абу-Даби, заключалась в том, что оба они вовлечены в серьезный кризис с США. Белый дом Трампа требовал бескомпромиссной конфронтации с Тегераном, однако бен Салман и бен Заид сомневались, следует ли он сам этим принципам. Эр-Рияд и Абу-Даби давно знают об активных посреднических усилиях Дохи, но когда обсуждается этот вопрос, Вашингтон Трампа заверяет, что отношения с Катаром – это лишь формальность.

А 5 августа 2019 г. посол США в Ираке Мэтью Тюллер напрямую заявил: "У нас есть прямые каналы связи с Тегераном". И это не простые каналы. Дипломатические дискуссии и переговоры проводятся при поддержке Дохи. Этот канал в Багдаде был специально налажен с иранским Корпусом стражей Исламской революции. Эти контакты должны были свести к минимуму вероятность столкновений и недоразумений в Сирии, Ираке, Йемене и Персидском заливе.

США также использовали этот канал, чтобы убедить Тегеран не атаковать войска США в аль-Танфе и на авиабазе Эйн-Асад и прилегающих базах.

И Эр-Рияд, и Доха были унижены, потому что Белый дом Трампа даже не удосужился сообщить им об обратном канале в Багдаде, оказывая давление на них, чтобы заставить избежать любых контактов и переговоров с Ираном. Еще одной причиной уверенности Ирана в себе стало развитие его стратегических отношений с Россией. 28 июля 2019 г. командующий ВМФ Ирана контр-адмирал Хоссейн Ханзади провел в России серьезные дискуссии о новом уровне военного сотрудничества, особенно в целях противодействия угрозам ВМС США.

В ходе визита Вооруженные силы Ирана и России подписали "секретное" соглашение о расширении сотрудничества посредством ряда проектов. Одно из них предполагает совместную военную подготовку в Персидском заливе до конца года. Предполагается, что будут проводиться российско-иранские совместные военно-морские маневры в северной части Индийского океана и в Ормузском проливе до конца 2019 г.

Российский ВМФ сможет использовать военно-морскую авиабазу в районе Бандар-э-Бушер. Помимо технического, логистического персонала Россия переведет на эти базы отряды спецназа, чтобы обеспечить местную безопасность и возможности помощи российским кораблям и судам союзников, терпящим бедствие в Персидском заливе.

3 августа 2019 г. ближайшие помощники Хаменеи провели переговоры с делегацией российских чиновников. Тегеран хотел понять реакцию России на нападение США на Иран в случае серьезной эскалации конфликта.

"Нападение на Иран стало бы нападением на Россию", - заявила Россия. Хаменеи официально одобрил новые соглашения с Россией 4 августа 2019 г. Также он разрешил последующие обсуждения на высоком уровне в Москве о совместной реализации российского "плана безопасности для Персидского залива", адаптируя его к новому соглашению с КНР. Первые раунды обсуждений состоялись 6-7 августа 2019 г.

Было ясно, что у России нет проблем с новой ролью и статусом Китая в Персидском заливе.

Между тем продолжающиеся контакты с Вашингтоном еще больше убедили Тегеран в возможности серьезной конфронтации на Большом Ближнем Востоке. Хаменеи поручил улучшить координацию дипломатической и военной подготовки к следующему этапу.

Сейчас Корпус стражей Исламской революции должен обновить планы действий в чрезвычайных ситуациях на случай конфронтации с США и Израилем, при условии что США не смогут использовать базы в Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейне.

В результате 6 августа 2019 г. Касем Сулеймани встретился с Мохаммедом Джавадом Зарифом в министерстве иностранных дел в Тегеране. Они обсудили координацию предстоящих региональных кризисов и дипломатические инициативы. Оба сошлись во мнении, что нынешняя динамика по отношению к США может привести капитуляции, уходу США либо к серьезной эскалации на всем Ближнем Востоке. Сулеймани считает последний вариант более вероятным. Поэтому Сулеймани и Зариф обсудили, как лучше использовать защиту России и Китая, чтобы оградить Иран от натиска США и убедить арабские государства не вступать в боевые действия.

Сулеймани заверил Зарифа в том, что "силы "Кудс" Корпуса стражей Исламской революции полностью поддерживают дипломатический аппарат страны в столкновениях с жесткой политикой США".

В начале августа 2019 г. шейхи Персидского залива и Саудовская Аравия договорились принять защиту Китая и уведомили об этом Пекин. Согласно плану Китай предоставит общий "зонт", способный сдерживать США, а Россия присоединится к Китаю, чтобы успокоить Иран.

Среди арабских лидеров Мохаммед бин Заид активнее остальных принял новый региональный антиамериканский порядок. Бен Салман также согласился с ним, однако не так решительно. Он побоялся признать крах близких личных отношений с элитой Белого дома Трампа, то есть с самим Трампом и Кушнером.

6 августа 2019 г. посол КНР в Тегеране Чан Хуа принял решение Запретного города играть активную и ведущую роль в введении нового режима безопасности в Персидском заливе.

Китай начал осуществлять конкретные мероприятия. Так, было принято решение увеличить импорт иранской нефти, чтобы помочь союзнику, попавшему в беду, а также нанести удар по США. Китай согласился покупать нефть в юанях, евро и других валютах, чтобы снизить уязвимость перед финансовыми санкциями США.

Ожидаемый крупномасштабный импорт иранской нефти в Китай окажет влияние на цену нефти. Эксперты в США и Европе решили, что она может упасть на целых $30 за баррель. И сейчас они обеспокоены тем, что Китай примет решение купить большой объем иранской нефти в ответ на торговую войну с США.

Первоначальная оценка цен, обсуждаемая между США и Саудовской Аравией, составляла $60 за баррель. Она основывалась на идее, что увеличение добычи нефти в Саудовской Аравии и США восполнит пробел после введения санкций США в отношении иранской нефти. Но обязательство Китай расширить объемы закупаемой нефти лишило этот план законной силы. ОАЭ были готовы смириться с таким снижением цен, а Саудовская Аравия была в ярости, учитывая ее финансовые проблемы, которые можно облегчить с повышением цен на нефть.

6 августа 2019 г. посол КНР в ОАЭ Ни Цзянь официально сообщил Абу-Даби, что в случае ухудшения ситуации с безопасностью ВМС Китая будут сопровождать танкеры и другие коммерческие суда в Персидском заливе. Пекин не исключает координацию с инициативой США по сопровождению танкеров через Ормузский пролив. Однако, учитывая, что Китай стремится приобрести и отгрузить иранскую нефть в нарушение инициативы США, о перспективах сотрудничества КНР говорить не приходится.

28 июля 2019 г. Китай выпустил "Белую книгу" под названием "Национальная оборона Китая в новую эру". Это авторитетное заявление относительно военных реформ и стратегических устремлений КНР под руководством Си Цзиньпина. В официальном оборонном документе КНР признает соперничество с военными США и четко формулирует долгосрочную цель Китая противостоять "доминированию США". Эти цели можно достичь путем расширения мощности КНР, особенно военно-морского флота.

Долгосрочная цель Си Цзиньпина состоит в том, чтобы Народно-освободительная армия Китая стала глобальной силой, и Си Цзиньпин уже сделал важный шаг к достижению этой цели.
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ