Выбор редакции

Оман не похож на другие страны Персидского залива.


Каждый, кто приедет в «пустынный султанат», может запросто подтвердить: Оман отличается от других стран Персидского залива. Здешние люди тёплые, разговорчивые и гордые. Несмотря на то, что Оман беднее Бахрейна и Саудовской Аравии, он чувствует себя богаче, потому что в нём нет крайней нищеты, и о гражданах здесь намного лучше заботятся. В то время как в Саудовской Аравии во время Рамадана проводятся возмутительные оргии выбрасывания еды и вульгарной демонстрации богатства, Оман спокойно пытается спасти детей в соседнем Йемене.

Работник аэропорта Мухаммад сказал мне: «Моя страна обычно отправляет в соседний Йемен два рейса в неделю. Во время Рамадана количество рейсов увеличивается. Наши самолёты привозят в Оман тяжело раненных и больных мужчин, женщин и детей. Здесь они получают первоклассное и бесплатное лечение. Наши врачи пытаются спасти их жизни, словно это наши люди. Йеменцы – наши братья».

Это потрясает, особенно если учесть, что агрессивный антишиитский саудовский режим ежедневно бомбит Йемен, а другой оманский сосед – Объединенные Арабские Эмираты – оккупирует йеменское побережье, включая его важнейший порт Аден. Сирийцы тоже могут много хорошего рассказать об Омане. Сирийское правительство с уважением относится к оманскому народу, может не всегда, но в большинстве случаев. Оман всегда поддерживал дипломатические отношения с Дамаском, и никогда не присоединялся ни к каким группировкам, которые пытались дестабилизировать или свергнуть законную власть в Сирии. Всё это радикально отличается от Катара и Саудовской Аравии, которые долгие годы защищали интересы Запада и Израиля, поддерживая террористические группировки, которые убивают сейчас сирийских граждан.

В Омане нет военных баз США и ЕС. Они не нужны ему. Он ни с кем не воюет, и не пытается свергнуть какие-либо иностранные правительства. Правительство Омана не верит, что стратегические бомбардировщики, военные корабли и базы США принесут стране процветание. Вместо этого на набережной Маската построен великолепный оперный театр, рядом с которым – роскошный государственный дворец искусств. Несмотря на близость 5-звёздочных гостиниц, пляж открыт для всей публики. Правитель Омана явно любит музыку и искусство. Это шокирующий контраст по сравнению с Саудовской Аравией, где искусство и музыка не просто не приветствуются, но почти запрещены. Я поговорил с оманцами, и, кажется, они довольны своей жизнью и развитием своей страны.

Я остановил группу мужчин (мусульман-суннитов), выходивших из мечети, и спросил их о разногласиях между суннитами и шиитами, и об их отношении к Ирану, который сталкивается сейчас с американской угрозой. Они сказали, что шииты – «наши братья». «Здесь нет ничего похожего на Саудовскую Аравию, где убивают шиитов. Ничего похожего на Бахрейн, где большинство – шииты, но к ним относятся с ужасной злобой, часто вынуждая жить в полной нищете. Мы не делаем различий и не дискриминируем шиитов. В Омане существуют смешанные браки, и в этом нет ничего особенного. Некоторые праздники мы отмечаем вместе, и дарим друг другу подарки. Мы помогаем нашим соседям, когда они в беде, и не важно, сунниты они или шииты».

Почти все здесь симпатизируют Ирану и его народу. Мой водитель ездил в Тегеран и Шираз девять раз. Он восхищается иранской культурой, а также добротой и решимостью иранского народа. Он твёрдо верит, что они имеют полное право жить своей собственной жизнью, освобождённой от незаконных санкций, навязанных Вашингтоном. Эти мужчины также искренне восхищаются Сирией и её правительством, и двумя странами, которые пытаются изменить мир: «Без России и Китая США и их союзники сожрали бы всех нас».

Их поддержка палестинцев и возмущение израильскими атаками и апартеидом, кажется, совершенно искренние, а не лицемерные или «теоретические», как в остальной части Персидского залива. Я всегда чувствовал себя здесь комфортно, даже во время своих предыдущих поездок, но в эту эпоху глобального безумия, поразившего большую часть Запада, я почувствовал особое уважение к мудрости, доброте и цивилизованности этого «забытого султаната», который демонстрирует огромное благородство и понимание в нынешней глобальной обстановке.

Нельзя сказать, что Оман всегда был благородной и отзывчивой страной. В прошлом мусульманские воины колонизировали и грабили восточное побережье Африки: от Сомали до нынешних Кении и Танзании. Подобно европейцам, оманцы занимались работорговлей. Но времена менялись, и Оман превратился в закрытую страну, оставаясь такой на протяжении многих десятилетий. Затем он начал «открываться миру», но делал это на собственных условиях, без подчинения иностранным интересам. Хотя сейчас оманский порт Дукм теоретически «открыт» для британских кораблей, в Омане нет постоянных баз армии США, в отличие от Саудовской Аравии и Катара.

Оман поддерживает очень тесные отношения с Ираном, и никакое давление с Запада не сможет изменить это. И хотя Оман «открыт для мира», этот «мир» - не только западный. Конечно, по-моему, в местных газетах ещё очень много перепечаток из западных новостных агентств. Оманский народ не застрахован от «официальной точки зрения», которую Запад внедряет во все уголки мира. Но это далеко не вся картина. Общаясь с оманцами, я понял, что они гораздо лучше осведомлены о мире, чем остальная часть Персидского залива.

Китай становится близким другом и союзником Омана. Между ними налаживаются взаимовыгодные отношения. Мой хороший знакомый китайский дипломат, живущий в Персидском заливе, сказал мне по секрету: «Китай и Оман крепко дружат более 1200 лет. Ещё в 750 году великий оманский путешественник Абу Обейд прибыл в китайский город Гуанчжоу и положил начало дружественной торговле между Китаем и Оманом, а также культурному обмену между китайской и арабской цивилизациями». В этот же период европейцы грабили и убивали друг друга и соседние народы.

30 апреля 2019 года в статье Oman Observer по заголовком «Важный партнёр султаната строит Один пояс Один Путь» было напечатано интервью китайского посла в Омане Ли Линбин: «Ли Линбин подчеркнула важную роль султаната в инициативе Один пояс Один Путь, отметив традиционно дружеские отношения между двумя странами и важную роль султаната в древнем Шёлковом пути. В прошлом году Оман и Китай объявили об установлении стратегического партнёрства и подписали намерение о сотрудничестве в построении инициативы Один пояс Один Путь. Оман официально присоединился к друзьям этой инициативы, об этом она сказала на пресс-конференции в китайском посольстве в Маскате. Она добавила, что султанат и Китай имеют долгую общую историю хороших отношений, и Оман обладает важным географическим положением и такими прекрасными портами как Дукм, Салалах и Сохар, которые очень важны для инициативы Один пояс Один Путь».

Кажется, что Оман – единственная «здравомыслящая» страна колонизированного Западом региона. Правители Омана больше заинтересованы в благополучии своего народа, чем в накоплении бешеного богатства крошечной аристократии и в подчинении Вашингтону, Лондону, Парижу и Тель-Авиву. Оманский гражданин и региональный директор ООН доктор Хамед Аль-Хамами сказал мне: «Оман – особое место в регионе. Мы играем нейтральную, беспристрастную роль, и занимаемся своим делом. Мы, как можем, поддерживаем страны и народы, которые нуждаются в помощи – сирийцев и йеменцев». Оман – не колония. Сейчас он тесно сотрудничает с Китаем и Ираном. Он помогает опустошённому Йемену и делает всё возможное для Сирии. Он поддерживает дружественные отношение с Западом и странами Персидского залива, но отвергает их диктат. Ему удаётся так жить в течение многих десятилетий. Поэтому Оман уважают и любят по всему Ближнему Востоку.


Источник: Oman – Not Like the Rest of the Gulf, Andre Vltchek, journal-neo.org, May 20, 2019.