Выбор редакции

Причины протестов в Западном Папуа.


Более десяти лет назад во время конференции ООН в Нади (Фиджи) со мной заговорил министр образования Папуа-Новой Гвинеи (ПНГ). Он был потрясён и взволнован, а его глаза были полны слёз: «Пожалуйста, помогите нашим детям», - несколько раз повторил он. - «Индонезийская армия похищает наших маленьких девочек из деревень, насилует их, а затем… садистским образом отрезает им соски и клиторы. А если они начинают говорить, в отместку сжигают целые деревни. Многие уже сожжены. Некоторым детям удалось убежать, пересечь границу и пробраться из Западного Папуа в ПНГ. Сейчас они живут в наших лагерях беженцев, но наша страна бедна, и мы с трудом справляемся. Пожалуйста, приезжайте в Папуа, и мы отвезём вас на границу… пожалуйста расскажите об этом миру».

Всё, что я узнал потом, я подробно описал в своей книге «Океания». Если коротко, мне удалось собрать немного денег на поездку из Самоа в ПНГ, я нашёл министра образования, но он отказался отвести меня в лагерь беженцев. Я связался с его подчинёнными и местными журналистами, и мне сказали: «Ничего не изменилось, ничего не улучшилось. Но министр подкуплен и запуган всемогущим посольством Индонезии».

Сегодня даже центральные СМИ на Яве, включая главную прорежимную англоязычную газету Jakarta Post, вынуждены реагировать на ужасные события на оккупированной территории Западного Папуа. 19 августа 2019 года журналистка этой газеты Эви Мариани написала: «Папуасы говорят, что они сталкиваются с расовой дискриминацией со стороны яванского большинства. Политический активист из Папуа Филеп Карма написал в своей книге 2014 года «Словно мы наполовину животные: Индонезийский расизм на земле Папуа», что он пострадал от расизма во время учёбы в государственном университете в Суракарте (Центральная Ява). Он часто слышал, как его друзья называли папуасов «обезьянами». В своей книге он многое рассказал о преступлениях против человечности на земле папуасов».

Но что, на самом деле, происходит в Западном Папуа? Конечно, иностранным журналистам запрещено въезжать туда и свободно рассказывать о происходящем. Только официальным индонезийским журналистам, в основном, лакеям режима, разрешают летать в эти разрушенные и угнетённые районы. Их ложь и искажённые «репортажи» - это единственное, что позволено увидеть миру. Несколько лет проработав на юге Тихого океана (в Океании), я бывал в ПНГ и Вануату, где осело западно-папуасское сопротивление. Я также 25 лет изучаю Индонезию. Я работал вместе с покойным профессором Сиднейского университета Питером Кингом, который посвятил свою жизнь бедственному положению Западного Папуа. Я выступал вместе с ним в Сиднейском университете, рассказывая о событиях в Восточном Тиморе, где от индонезийской оккупации погибло 30-40% населения, и где я сам столкнулся с пытками в 1996 году за разоблачение системных бандитских изнасилований, совершаемых индонезийской армией.

В столице ПНГ Порт-Морсби я часто слышал рассказы беженцев из Западного Папуа об оккупации. Только один раз, да и то нелегально, мне удалось проникнуть в Западный Папуа, чтобы описать ужасный религиозный конфликт 1999 года. Всё, что я узнал о Западном Папуа, убедило меня, что эта земля, как и Демократическая республика Конго, которую Руанда и Уганда грабят в интересах западных корпораций и правительств, пострадала от, возможно, одного из крупнейших геноцидов на нашей планете. Но в Африке мне удалось снять фильм «Руандский гамбит», а в Западном Папуа мне никогда не разрешили бы снимать и даже открыто говорить с людьми. Мне никогда не позволят попасть в шахты Freeport и других корпораций, которые охраняются коррумпированной и преступной индонезийской армией.

В своём докладе 2005 года «Геноцид в Западном Папуа» профессора Питер Кинг и Джон Уинг написали: «В этом докладе описаны проблемы, которые, если не будут приняты меры, могут привести к серьёзным угрозам выживанию населения индонезийской провинции Папуа. Это касается угроз стабильности провинции со стороны индонезийской армии из-за недавнего роста полномасштабных военных кампаний, наносящих вред высокогорным племенам, из-за распространения СПИДа и отсутствия развития папуасского населения на фоне ускоренных демографических изменений, из-за которых папуасы могут стать меньшинством на своей земле. В Индонезии существует «культура безнаказанности». Военные операции привели к гибели тысяч папуасов, поскольку вооружённые силы действуют автономно без реальной ответственности за преступления в отношении папуасского населения. В этом докладе также рассматривается влияние индонезийских силовых структур на нелегальную вырубку леса, развитие коррупции, строительные работы, дестабилизацию местной политики, организацию терактов с последующим обвинением в этом активистов борьбы за независимость, а также подготовку террористических группировок, распространение проституции и СПИДа. В заключении этого доклада приводятся рекомендации правительствам Индонезии и Австралии, ООН и другим заинтересованным сторонам».

С 2005 года мало что улучшилось. На самом деле, всё только ухудшилось. В своём очерке «Тихий геноцид в Западном Папуа» 31 августа 2017 года Элиза Эгрет и Том Андерсон написали: «Оккупация Западного Папуа малоизвестна в Соединённом королевстве (СК). Это, в немалой степени, связано с индонезийским запретом говорить иностранным журналистам и западно-папуасским общественным движениям. Однако, Западное Папуа не забыто транснациональными корпорациями, включая английские. Для них жестокая индонезийская оккупация Западного Папуа предоставляет заманчивые возможности для прибыли. Добывающие компании вывозят массу природных ресурсов, а их безопасность обеспечивает индонезийская армия. Глобальные оружейные корпорации получают прибыль на продаже Индонезии оружия для продолжения оккупации. Правительство СК, которое оказывает финансовую помощь индонезийскими войскам, является соучастником репрессий в Западном Папуа. Папуасы призывают СК остановить то, что они называют тихим геноцидом в Западном Папуа».

Кампания «Свободу Западному Папуа» отмечает: «Более 500 тыс. граждан было убито во время геноцида коренного населения. Несколько тысяч пострадали от изнасилований, пыток, тюремных заключений или «исчезли» после арестов. Такие основные права человека как свобода слова запрещены для папуасов, которые живут в состоянии страха». В официальных сообщениях ООН и правозащитных организаций также указывается на ужасные условия на оккупированной Индонезией территории Западного Папуа. Кампания «Свободу Западному Папуа» сообщает: «Сексуальные преследования и изнасилования неоднократно использовались армией и полицией Индонезии в качестве оружия. В официальном докладе Комиссии ООН по правам человека 1999 года специальный докладчик по насилию в отношении женщин сообщил, что силовые структуры Индонезии используют изнасилования «в качестве инструмента пыток и запугивания» в Западном Папуа, и «пытки женщин, задержанных силовыми структурами Индонезии, широко распространены»». Мемориальный центр по правам человека Роберта Кеннеди подготовил доклад «Изнасилования и другие нарушения прав человека со стороны индонезийской армии в Западном Папуа».

Даже «робкая» (когда речь заходит о партнёрах Запада) Amnesty International признаёт, что пытки, убийства и другие грубые нарушения прав человека регулярно происходят на захваченной Индонезией территории Западного Папуа. Сообщения ООН об изнасилованиях напоминают о поведении индонезийских военных во время военного переворота 1965-66 годов, и после него - во время оккупации и геноцида в Восточном Тиморе. Индонезийские военные и полицейские пользуются беспрецедентной безнаказанностью. Ни один преступник не был отправлен в тюрьму после массового убийства 2 млн. коммунистов, интеллектуалов, учителей и китайцев в 1965-66 годах. Эти убийства по-прежнему публично восхваляются. Генералы и офицеры, которые открыто участвовали в геноциде в Восточном Тиморе и Западном Папуа, занимали и занимают высокие посты в индонезийском правительстве.

Подобные чудовищные убийства хорошо известны (даже такие глобальные СМИ как Al-Jazeera регулярно публикуют кадры пыток, совершаемых индонезийской армией), но Индонезия никогда не привлекалась к международному суду. Всё потому, что Джакарта – верный союзник западных компаний и правительств. Она позволяет местным и западным добывающим компаниям грабить Западное Папуа. Президент Индонезии «Джокови» постоянно летает по всему миру для «поиска инвестиций» в обмен на снижение налогов, ослабление норм охраны труда и другие неолиберальные реформы. Об этом рассказывается в австралийском документальном фильме . Но мир предпочитает не замечать этого. По крайней мере, пока. На Западе нет массовых протестов солидарности, по примеру поддержки палестинцев и курдов.

Почему всё это происходит? Мой близкий друг австралийский историк и почётный профессор Университета Нагасаки Джеффри Ганн написал: «Преступления, совершаемые сегодня индонезийской армией в Папуа, очень похожи на происходившее в Восточном Тиморе во время индонезийской военной оккупации 1975-1999 годов, в чём были замешаны высшие чиновники Индонезии. Среди них – генерал Виранто – мясник Восточного Тимора в 1999 году, который не только не предстал перед международным трибуналом по руандскому примеру, но и получил высокий пост в правительстве Джокови. Но даже когда преступления времён Сухарто в Восточном Тиморе не могли больше замалчиваться, благодаря самоотверженной работе журналистов, режим в Джакарте, называемый Западом демократическим, продолжал запрещать правозащитникам и иностранным журналистам въезжать в Папуа. Если западная поддержка преступлений в Восточном Тиморе – соучастие Запада в этих преступлениях, то молчание Запада, а особенно Австралии, по поводу длительной агонии папуасского народа – это преступление особого порядка, тем более что добывающие и нефтяные компании заинтересованы в том, чтобы в Папуа происходило то же, что происходило в сердце Африки во времена бельгийского Леопольда II».

Мы видели такое же леденящее безразличие, когда Индонезия вырезала 30-40% населения Восточного Тимора. Мне несколько раз удалось нелегально проникнуть на территорию этой индонезийской колонии, которая кричала от боли, каждый месяц теряя тысячи людей. Но мои статьи всё время выбрасывались в корзину, потому что СМИ не хотели об этом сообщать. В Западном Папуа такая же ситуация. В самой Индонезии ужасающее пренебрежение. Почти нет общественной деятельности, почти нет понимания событий. Страна отрицает происходящее. Как и в 1965-66 годах в Восточном Тиморе, полное неприятие правды. Почти нет вероятности, что это варварство остановится из-за давления изнутри. Индонезия снова и снова доказывает, что живёт во власти фашистской идеологии, фундаменталистских религий и гротескного индивидуализма. Здесь нет сочувствия к жертвам. Массовые убийства и идеологическое одурманивание привели к серьёзной психологической патологии.

Правительство Джокови даже не задумывается о референдуме по поводу независимости Западного Папуа. Наоборот, оно «инвестирует в инфраструктуру», чтобы «привлечь больше инвестиций» из-за границы и добыть больше природных ресурсов. Элиза Эгрет и Том Андерсон написали: «Индонезийская оккупация Западного Папуа напрямую связана с корпоративными интересами. Американская компания Freeport-McMoRan владеет рудником Grasberg в Папуа – крупнейшим золотым рудником и третьим по величине медным рудником в мире. Третий по богатству акционер Freeport – Карл Икан – специальный советник Дональда Трампа». Кампания «Свободу Западному Папуа» сообщает: «Freeport – крупнейший налогоплательщик в Индонезии, каждый год дающий правительству Индонезии миллиарды долларов. Freeport платит индонезийской армии около 3 млн. долларов в год, чтобы она «гарантированно оберегала» этот район от местных папуасов».

TIME пишет, что «в одном только 2015 году, Freeport добыла здесь золота и меди на сумму около 3,1 млрд. долларов. Кроме того, Папуа может похвастаться запасами древесины на сумму более 78 млрд. долларов». Дело в том, что контракт с Freeport на добычу в Западном Папуа был заключён до начала индонезийской оккупации. Благодаря поддержке Генри Киссинджера, Freeport получила право на разграбление Западного Папуа. Вскоре Киссинджер стал акционером Freeport. Австралийско-британская корпорация Rio Tinto - один из крупнейших акционеров Freeport, получающая до 40% прибыли с рудника Grasberg.

Британская корпорация BP наживается на оккупации, получая природный газ в Танггухе, и вытесняя местных фермеров с их пальмовых плантаций. Организация CorpWatch сообщила, что коренные общины Западного Папуа подали иск на компанию Goodhope Asia из Шри-Ланки, которая захватила землю для создания своей пальмовой плантации. Тем временем, правительство Индонезии превратило чистые воды острова Раджа-Ампат в дорогое место для дайвинга, установив дикие цены на авиабилеты и проживание. На этом курорте западные туристы живут словно в пузыре, не обращая внимания на геноцид и оккупацию по соседству.

Сейчас папуасский народ восстал. Флаг «Утренняя звезда» - символ сопротивления - снова развевается над островом. Мир должен поддержать папуасский народ. Он страдает несколько десятилетий. Он потерял сотни тысяч мужчин, женщин и детей. Пытки, изнасилования и унижения стали нормой с начала оккупации. Религия в Западном Папуа приняла радикальные формы: «Либо примете ислам, либо умрёте с голоду, после того как мы отберём у вас всё». Ява и Запад довели здесь колониализм до самой чудовищной крайности. Сейчас выбор лишь один – свобода или смерть. Либо свобода, либо полное уничтожение народа. Президент Джокови распродаёт транснациональным корпорациям национальные богатства, летая по всему миру. Папуа – не его земля, и он хорошо это понимает, поэтому он как можно быстрее пытается продать всё, что ещё осталось, пока папуасы не освободились от ужасов индонезийской оккупации.


Источник: Several Reasons Why West Papua Should Get its Freedom…, Andre Vltchek, journal-neo.org, August 31, 2019.