Выбор редакции

Шойгу в первом за семь лет интервью рассказал, что операция в Сирии дала России

Шойгу в первом за семь лет интервью рассказал, что операция в Сирии дала России

Министр обороны РФ Сергей Шойгу дал первое за семь лет большое интервью газете «Московский комсомолец». В нем он, в частности, коснулся темы российской операции в Сирии. Подробнее о том, как глава военного ведомства оценивает работу наших военных в арабской республике, читайте в материале Федерального агентства новостей (ФАН).

На вопрос журналиста о том, можно ли на основании успешной сирийской кампании делать вывод об общем позитивном положении дел в российской армии, Шойгу отметил, что там в САР у вооруженных сил РФ и их союзников был по-настоящему серьезный враг, которого многие почему-то склонны недооценивать. Однако, несмотря на это и на то, что многому российским солдатам в условиях реальных боевых действий пришлось учиться по-новому, террористы  в конечном счете все же были повержены.

«Те, кому кажется, что в Сирии мы воевали с кучкой фанатичных и примитивных боевиков, очень ошибаются. Мы воевали против крупнейшей многотысячной террористической организации, точнее сказать — системы. Напомню, что она при этом пользовалась поддержкой заинтересованных в нестабильности региона отдельных стран», — подчеркнул министр.

Сергей Шойгу

Соответственно, в руках «Исламского государства» (запрещено в РФ) и других группировок были огромные запасы оружия, в том числе современного, — танки, РСЗО, БПЛА. Также существовали целые бандгруппы террористов-смертников. Экономическим основанием боевикам, помимо финансовой поддержки извне, также служили контрабанда нефти и созданный ими черный рынок культурных ценностей.

В итоге опыт противостояния этой квазигосударственной системе, безусловно, серьезно закалил как самих российских военнослужащих, так и наше вооружение, добавил Сергей Шойгу. Например, по его данным, в военных действиях в САР принимали участие почти 90% летного состава, некоторые из пилотов имеют до 200 боевых вылетов.

«Через Сирию прошли командиры полков, дивизий, бригад, командующие войсками военных округов, командующие армиями, руководители центральных органов военного управления МО... У нас, естественно, был проведен большой разбор полетов... Около 300 типов вооружения были потом доработаны с учетом сирийского опыта, а 12 образцов, считавшихся перспективными, мы просто сняли с производства и с вооружения», — рассказал министр обороны.

ВКС РФ

Наш собеседник — бывший начальник зенитно-ракетных войск командования специального назначения ВВС России Сергей Хатылев — обратил внимание, что получение настоящего боевого опыта позволяет реформировать и улучшить армию гарантированно положительным образом.

«В такой ситуации всегда встает задача пересмотра всех планов подготовки, курсов боевых стрельб и выполнения боевых задач. То есть неизбежно качественное внесение изменений в систему военной подготовки. Кроме того, в Сирии армия России получила и совершенно новый опыт, она столкнулась с ведением боевых действий, которые организовывали и проводили террористические организации под руководством внешних сил, а именно американцев и других. То есть против нас воевали не регулярные войска какого-то из государств, а исламистские группировки, представляющие интересы других стран по занятию тех или иных территорий и распространения собственного политического влияния», — пояснил эксперт.

Карта военных действий в Сирии

Результаты говорят сами за себя: сейчас ИГ, занимавшее на момент вступления российских сил в 2015 году больше половины территории САР, доживает последние дни в стране в виде лишь разрозненных подпольных ячеек. И то большей частью в зоне оккупации США.

«Особенно успешно со своими задачами справились ВКС РФ. Также были опробованы новые средства вооружения, в том числе новые типы самолетов. Получило развитие ведение операций с использованием БПЛА. Система ПВО между тем получила новые образы нетиповых целей, которые было необходимо уничтожать. Что касается военно-морского флота, ССО, то они тоже получили бесценную практику. Кроме того, был получен опыт в разминировании, для этого применялась наша новая техника. То есть Сирия заодно стала для ВС РФ хорошим полигоном для отработки тактических способов ведения военных действий и технических средств в реальной боевой обстановке. Результатов мы достигли тех, которых и хотели», — заключил Сергей Хатылев.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ