Выбор редакции

Взломанный лед: как подводные ракетоносцы научили всплывать в Арктике

Только наши подводные ракетоносцы могут взламывать двухметровый лед Арктики и всплывать для нанесения уничтожающего удара. Решили, казалось бы, нерешаемую задачу специалисты Федерального государственного унитарного предприятия "Крыловский государственный научный центр", который отмечает 125-летие со дня своего основания.

Сегодня это крупнейший мировой научно-исследовательский центр. Вот лишь небольшой перечень направлений его деятельности: фундаментальные исследования в области морской и речной техники; разработка и обоснование программ кораблестроения и судостроения; разработка и экспертиза проектов морских и речных кораблей, судов и сооружений; исследования в области гидродинамики, прочности, энергетики и электроэнергетических систем, физических полей, гидроакустики; проектирование электротехнического оборудования, гребных винтов, движительных комплексов; проектные решения и разработки по созданию платформ для добычи нефти и газа на морском шельфе.

Бассейн Крыловского центра, в котором проходят натурные испытания всего, что будет работать в водной среде, самый большой в мире - его длина составляет 1 322 метра.

А начиналось все в 1894 году, когда в строй ввели первый российский опытовый судостроительный бассейн на территории Новой Голландии. В его создании участвовала целая плеяда отечественных ученых самых различных направлений, морских офицеров и адмиралов, высокопоставленных чиновников. В середине ХХ века уже в новом месте - тогда на окраине Ленинграда - был построен научно-исследовательский центр, которому в 1944 году присвоили имя академика А.Н. Крылова

Историческое здание первого опытового судостроительного бассейна в Новой Голландии сохранилось вплоть до ХХI века. Но место оказалось слишком лакомым для недалеких историческим умом, но состоятельных людей. Бассейн и все постройки вокруг него разрушили, территорию отдали под коммерческое строительство. А ведь могли отстроить на этом месте, ничего не руша, интереснейший музей истории морской техники и ее создания. Был бы он сегодня одной из жемчужин мировых музеев техники и, несомненно, приносил немалый доход в городскую казну. Жаль, конечно, но главное - сам Крыловский центр в его нынешнем виде сохранился и работает очень активно.

Обо всех направлениях его деятельности рассказать в одной публикации невозможно.

Например, в центре ведут работы по адаптации разработок, которые велись исключительно в военных целях, к гражданскому судостроению. В частности, в рамках проекта "ЭкоБот" создается энергомодуль на топливных элементах. Он будет построен на базе отечественных батарей топливных элементов с твердополимерным электролитом и конвертора органического топлива. Планируется, что его мощность составит один мегаватт. Этого хватит и на движение судна, и на его освещение, и на работу приборов.

Суда, оснащенные такой энергетикой, будут экологически чистыми, отсюда и название - "ЭкоБот". Расчеты показывают, что в десятки раз уменьшатся выбросы вредных веществ и парниковых газов, в том числе по окислам серы, азота, СО и до тридцати процентов выбросы углекислого газа, что позволит получить годовую экономию российских квот вредных выбросов в окружающую среду по Киотскому протоколу в размере нескольких десятков миллионов тонн при серийном переходе на судовые энергоустановки с топливными элементами.

По словам специалистов, простота в эксплуатации, автоматическое управление и увеличение сроков техобслуживания делают их пригодными для оснащения даже безэкипажных судов.

Вне сомнения, одно из самых интересных направлений - исследования, связанные с плаванием и работой в арктических широтах.

Россия возвращается в Арктику всерьез и навсегда. Для обеспечения этого возврата необходимы совершенно новые разработки в области арктических технологий. И они ведутся.

Сейчас в Крыловском центре просчитаны концептуальные проекты судов и морской техники высокого ледового класса. Это целая линейка атомных и дизель-электрических ледоколов для использования на Севморпути и Арктическом шельфе, научно-исследовательские суда для работы в полярных широтах, включая научно-исследовательские суда для рыбопромысловой отрасли, имеющие уникально низкий уровень шума, суда для развития шельфовых проектов, начиная с судов 3D-сейсморазведки, арктических буровых судов и заканчивая всеми видами буровых и эксплуатационных платформ для широкого диапазона глубин, ледовых и метеорологических условий.

Для исследований в области строительства различных объектов в Арктике введена в эксплуатацию ландшафтная аэродинамическая труба, которая по своим техническим возможностям является уникальной даже по мировым меркам. Благодаря большим размерам ее рабочей части можно проводить аэродинамические испытания крупномасштабных портовых сооружений, терминалов отгрузки углеводородов, угля, руд, а также макетов кораблей, судов, морских платформ, прибрежных объектов военной и гражданской инфраструктуры. По полученным результатам будут даваться конкретные рекомендации по конфигурации и размещению корабельных надстроек и вертолетных площадок, наиболее благоприятным местам строительства различных объектов.

Аэродинамические испытания крупномасштабного макета будущего атомного ледокола "Лидер" с хорошей детализацией и воспроизведением пограничного слоя атмосферы существенно повысят точность предсказания аэродинамических характеристик. Определяются аэродинамические нагрузки на надводную часть судна, которые необходимы для оценки его управляемости. Ведутся измерения поля скоростей воздушных потоков над взлетно-посадочными площадками - это необходимо для выбора безопасной траектории (глиссады) посадки на ледокол вертолетной техники. Также исследуется задымляемость надстройки судна выхлопными газами от вспомогательных энергоустановок, что необходимо при оптимальном выборе размещения выхлопных и заборных отверстий системы вентиляции.

Такие исследовательские работы при создании ледоколов в нашей стране ведутся впервые. И "Лидер" действительно станет лидером в части реализованных в нем ноу-хау с хорошей предварительной проработкой.

В истории Крыловского центра есть одна малоизвестная страница, связанная с Арктикой. "Российская газета" рассказывает об этом первой.

Сама Природа подарила нам огромную и абсолютно защищенную стартовую площадку для межконтинентальных баллистических ракет - ледовый панцирь Ледовитого океана. Находящийся под его прикрытием подводный ракетоносец невозможно отследить. Поэтому его удар будет всегда гарантирован и сокрушителен для врага. Проблема в том, что всплыть для залпа в урочный час, проломив двухметровую толщу льда, оказалось делом почти невозможным.

Все американские подлодки, всплывавшие в Арктике, были многоцелевыми. Стратеги у них не всплывают до сих пор. И почти каждое всплытие превращалось в проблему. Иногда удавалось высунуть из-подо льда только рубку, случалось, что всплывшая субмарина намертво вмерзала в лед, и "утопить" ее обратно получалось с огромным трудом.

Те же проблемы были и у нас. В Крыловском центре над их решением бились долгие годы. Было проведено множество расчетов и огромное количество сложнейших экспериментов. И только в 1979 году первый советский атомный подводный ракетоносец смог взломать ледовый панцирь и всплыть.

Пусть об этом расскажет непосредственный участник тех событий, ныне советник генерального директора "Крыловского государственного научного цента" Валерий Николаевич Поляков.

Вот его воспоминания:

- В конце 1970-х годов состоялась серия натурных экспериментов по всплытию стратегических атомных подводных лодок в арктических льдах. Причины интереса к Арктике тогда были совершенно понятны.

Во-первых, в арктических льдах не ходят иностранные надводные боевые корабли, и, следовательно, опасность обнаружения ими наших подлодок отсутствовала.

Во-вторых, полеты иностранных самолетов ПЛО в Арктике сопряжены с большими трудностями, требуют большого опыта и их появление в арктическом небе было достаточно редким событием, особенно в сравнении с акваториями Атлантического и Тихого океанов.

В-третьих, нашим подводным ракетоносцам с баз на Кольском полуострове в арктические акватории можно было попасть без преодоления мощных противолодочных рубежей в Северной Атлантике, а вот американским субмаринам надо было либо проходить мелководным Беринговым проливом из Тихого океана, либо протяженным маршрутом из баз на Атлантическом побережье США и в северной Англии.

После прихода на работу в Крыловский научный центр, тогда ЦНИИ им. А.Н. Крылова, мне пришлось активно заниматься всем комплексом вопросов, связанных с отработкой методик боевого применения АПЛ в ледовых условиях. Поэтому закономерным стало мое включение в состав группы ученых и специалистов промышленности, принявшей участие в боевом походе атомного подводного ракетоносца в Арктику, что оставило неизгладимый след в моей памяти.

Подводный ракетоносец, следуя нашим рекомендациям, без проблем взломал лед и всплыл. Четверо специалистов, включая меня, были высажены на лед, после чего подлодка погрузилась в глубину. А мы остались они среди белого безмолвия. Даже страшно было думать о том, что наша субмарина еще раз всплыть не сможет. Однако она, совершив циркуляцию подо льдом, снова всплыла в двухстах метрах от места нашей высадки. Радость наша была неописуемой.

После этого всплытия на арктическом льду вблизи острова Визе в нескольких сотнях километров от Северного полюса состоялся футбольный матч между сборной "хозяев" - личным составом АПЛ и "гостями" - командированными учеными и специалистами, который "гости" вчистую проиграли, что, впрочем, нисколько не омрачило общее приподнятое настроение от хорошо выполненной работы.

Более десяти раз мы всплывали из-подо льда, толщина которого достигала порой двух метров, раз за разом на практике успешно отрабатывая методики боевого применения атомных подводных ракетоносцев в арктических условиях. Прямо оттуда, с борта подводной лодки, руководству Советского Союза был направлен подробный доклад о результатах всего комплекса проведенных работ, в итоге получивший его высокую оценку. Как следствие этого арктического похода трое из экипажа АПЛ были удостоены звания Герой Советского Союза, на долю же командированных ученых и специалистов выпала Государственная премия.

При следующих походах в Арктику, уже в начале 1980-х, производились учебные пуски по Камчатскому полигону Кура.

Был отработан способ всплытия во льдах, позволяющий избавиться от тяжелого ручного труда по освобождению палубы от взломанного льда. Эксперименты позволили уточнить ледовую нагрузку на корпус всплывающей подводной лодки и соответственно более правильно определять местную прочность корпусных конструкций.

Проведенный цикл испытаний и отработки методик всплытия в арктических условиях позволили приступить к планомерной боевой подготовке личного состава и кораблей к действиям в высоких широтах и накапливать соответствующий опыт. Использование отечественных ракетных подводных комплексов стратегического назначения в Арктике дало возможность существенно увеличить вклад морских стратегических ядерных сил в обеспечение гарантированной защиты нашего государства...

Можно добавить, что наш способ всплытия во льдах оказался настолько уникальным, что его удалось даже запатентовать. Американские подводники, наверное, сейчас знают эту технологию всплытия, но не применяют ее. Вероятно, просто потому, что рядом с ними не было и нет таких специалистов Крыловского научного центра, которые научили наших подводников не бояться льда еще 40 лет назад.


(https://rg.ru/2019/11/15/...)
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ