Выбор редакции

Последний шаг

Глава российской контактной группы по внутриливийскому урегулированию Лев Деньгов подтвердил РИА Новости, что Правительство национального согласия (ПНС) Ливии официально запросило военную поддержку у Турции.

Турецкое вторжение в Ливию теперь отделяет последний шаг - согласие парламента на интервенцию. При этом Эрдоган сделал слишком много однозначных заявлений, чтобы в последний момент "сдать назад". Это будет потеря лица, что для Востока неприемлемо.

D6tewO_V4AE4G_0-1024x576

Как было сказано вчера, Эрдоган обратится в парламент за разрешением на вторжение в Ливию после Нового года. По сути, остается буквально неделя-дней десять, в течение которых есть шанс избежать вторжения, если Эрдоган убедит Путина как минимум прекратить атаки российских наемников в районе Триполи, а как максимум - вывести большую часть этого нелегального контингента с территории Ливии.

У Кремля возникает определенная "вилка". С одной стороны Турция обладает существенно большими возможностями для наращивания своего военного присутствия в Ливии. Им не нужно делать вид, что "их там нет", а кроме того, сугубо логистические переброска воинских контингентов в Ливию из Турции значительно проще, чем те окольные пути, по которым российские наемники попадают в страну. Это означает, что вторжение Турции с высокой долей вероятности приведет к разгрому российский наемников, а в отличие от американцев, которые не стали хвалиться своей победой в Хишаме в феврале 18 года, турки наверняка растрезвонят и продемонстрируют массу документальных подтверждений о присутствии российских частников, а уж в случае их разгрома - так тем более. В общем, вторжение Турции в Ливию может обернуться для Кремля тяжелыми имиджевыми потерями.

С другой стороны, война - это всегда кризис. Интерес Кремля - "помочь" другу Эрдогану, который переломал все планы Газпрома с Турецким потоком и вообще - насовал в спину Путину целый мангал шампуров, ножей и шпилек. Втягивание Турции в ливийскую войну (которое будет очень напоминать российскую авантюру в Сирии тем, что войти-то можно, выйти из нее никак) в этом смысле будет для неё непростым испытанием. И если у Турции в Ливии дела пойдут неважно, это можно будет использовать для новых раундов торговли.

Ситуация - "и хочется, и колется". Кремль должен крепко подумать, что ему выгоднее - вывести ЧВК из-под Триполи и избежать вторжения Турции или довести дело до ввода турецких войск в Ливию. Учитывая управленческую специфику ведения дел Кремлем, где любое решение принимается с чудовищным опозданием и всегда наполовину, скорее всего, договориться за оставшуюся до заседания турецкого парламента неделю не удастся. А потому вторжение Турции выглядит крайне вероятным.

Нужно учитывать, что повод-раздражитель, который и служит обоснованием для вторжения Турции - не единственная причина, вынуждающая Эрдогана "вписываться" в ливийскую войну. Российские наемники - только повод. Неприятный, но всего лишь повод. Причина глубже.

Израиль, Греция и ЕС пришли к согласию по поводу строительства газопровода в Европу из восточно-средиземноморских газовых месторождений. Возникает (не прямо завтра, но в обозримом будущем) конкурирующий с ТАНАП проект по наполнению Южной Европы газом. Строго говоря, газопровод EastMed с точки зрения ЕС - интегральная часть Южного газового коридора ЕС, который включает и ТАНАП, но для Эрдогана этот газопровод - прямой конкурент, который в отличие от Турецкого потока не будет находиться под его контролем.

Эрдоган приложил массу усилий вплоть до риска прямой войны с Россией, чтобы не дать Турецкому потоку создать угрозу проекту ТАНАП-ТАП. Его усилия увенчались успехом - из трех транзитных труб Турецкого потока осталась одна, а значит - проект ТАНАП будет чувствовать себя гораздо комфортнее, чем в том варианте, который пытался продавить Газпром.

Теперь возникает новая угроза, причем неустранимая, так как в консорциуме по поставке израильского газа принимают участие Греция и в перспективе - Египет, который фактически сегодня является союзником (причем в ранге младшего партнера) Саудовской Аравии. Египет входит "в долю" как равноправный участник, присовокупив к сырьевой базе газопровода EastMed - месторождениям Левиафан и Тамар - собственное месторождение Зохр.

51313720_7

Сложная конфигурация конфликта и идущая полным ходом война за газовый рынок Европы предопределяет вынужденность действий всех членов созданных на Ближнем Востоке двух коалиций. Решение о строительстве газопровода EastMed - сильный ход, который вынуждает конкурирующую коалицию на активизацию своих действий.

Вторжение в Ливию - это угроза Египту в первую очередь. Угроза месторождению Зохр, а с точки зрения интересов Катара - дополнительная угроза Суэцкому каналу. В политике угроза - не повод начинать войну, но аргумент на будущих переговорах. Чем больше аргументов - тем крепче позиция. Поэтому именно сейчас для коалиции Турция-Катар возникла настоятельная необходимость в победе в ливийском конфликте. Причем победе быстрой и убедительной. Поэтому Турция намерена вторгаться в Ливию, и речь идет о достаточно большом масштабе вторжения. Террористы Халифы Хафтара и российские наемники - повод, а вот причина вторжения - необходимость перелома обстановки в региональной борьбе двух коалиций.