Выбор редакции

По следам чумы — Западная Европа под ударом коронавируса

Почти семьсот лет назад, во время распространения пандемии чумы – «чёрной смерти», на долю Италии выпала печальная честь стать «воротами» для попадания заразы в Европу. Всё повторяется – «чёрная смерть» пришла в середине 14 века из Китая, и в 21 веке коронавирус повторил её путь практически без изменений.

Утром 25 февраля карта распространения вируса 2019-nCoV показывала число заражённых в Италии равным 229 человек, 27 февраля – уже 453. Больше всего поражён север страны – регионы Ломбардия и Венето, где расположены Милан и Венеция. Но и на юге, в Палермо, уже появились первые заболевшие. Самое страшное, что врачам не удалось найти «нулевого пациента» — того, с кого, собственно, началось распространение вируса. Условно таковым можно считать некоего мужчину по имени Маттиа из города Кодоньо, но это далеко не точно. А раз нет понимания, откуда именно распространялся вирус, нет уверенности, что на пути его распространения поставлены адекватные заслоны. Проблем добавляет и достаточно долгий инкубационный период вируса – пока человек успевает осознать себя серьёзно больным, он успевает заразить множество окружающих.

Конечно, итальянские власти воспользовались китайскими наработками – были введены жёсткие карантинные меры, остановлены занятия в учебных заведениях, отменены футбольные матчи, показы мод и даже Венецианский карнавал, что, лично на наш взгляд, абсолютно непростительно – карнавал на фоне эпидемии был бы идеальным образом пира во время чумы и вошёл бы в современную историю как хоть что-то эпически-выразительное на фоне серых будней.

Но есть ОДИН нюанс, который не позволяет верить в хороший конец итальянской эпидемии. У неё есть одно критически важное отличие от китайской версии. И это отличие всё чудовищно портит.

Китай – страна относительно закрытая, это раз, и территориально отделённая от прочего мира — два. Если там возникает вспышка заболевания – то достаточно просто НЕ ВЫПУСКАТЬ из опасного региона людей. Закрыть регион – и бороться с болезнью. Но Италия – абсолютная противоположность Китаю: это туристическая Мекка, страна, которая кишит туристами со всей Европы, которые там циркулируют в непрестанном коловращении – и чаще всего они тусят… да, вы правильно угадали, на севере Италии. Не на Сицилии, нет.

Собственно, уже пора включать фантазию, так как больших усилий для этого не требуется: эпидемия возникла на «проходном дворе» Европы. Более проходной двор, чем северная Италия, ещё нужно поискать — разве что европейские столицы типа Лондона или Парижа. И вот тут надо бы посчитать или хотя бы просто прикинуть, сколько граждан стран ЕС проехало и побывало в Ломбардии и Венето за последние пару недель (срок инкубационного периода коронавируса) – и практически наверняка это будут сотни тысяч человек. Если не миллионы – ведь ту же Венецию в среднем посещают за год около 20 миллионов человек. Все эти люди имели шанс заразиться и поехать домой, в свои Франции, Швейцарии и Германии, нести эстафету эпидемии дальше. Вероятность того, что так НЕ БЫЛО, – нулевая. Самый популярный туристический регион Европы – не остров, где достаточно закрыть порт для изоляции его от прочего мира.

И поэтому нет ничего удивительного, что этот сценарий начинается оперативно воплощаться в жизнь – «министр здравоохранения Германии Йенс Шпан заявил, что страна находится на пороге эпидемии коронавируса», Швейцария прекратила железнодорожное сообщение с Италией, в Австрии появились первые заражённые после посещения Ломбардии и так далее.

Де-факто, мы уже можем с полным основанием говорить о начале европейской эпидемии COVID-19. И, как всякая эпидемия, собственно медицинская часть тут – далеко не главное. Главное – экономические и политические последствия. Вот такие, к примеру, как на заглавной фотографии.

Это – пустые полки в итальянских супермаркетах. Многие итальянцы признавались, что вообще видят такой феномен первый раз в жизни. Но всё логично – если власть отправляет людей сидеть по домам и не тусить по кафешкам, то им натурально нужно запасаться едой впрок, чтобы не выходить лишний раз на улицу. А есть ли еда в таких количествах в итальянской системе запасов? А в европейских? Просто для справки – сейчас как раз то время, когда плоды прошлого урожая понемногу подходят к концу.

Ещё немного логики и фантазии: а на что будут массы людей покупать эту самую еду, если многие из них теперь не выходят на работу? А если эта ситуация затянется до нескольких недель – хватит ли у всех сбережений, чтобы проедать их? Или есть риск, что в какой-то момент голод толкнёт их к бегству или мародёрству? В конце концов, это не Китай, тут граждане далеко не такие дисциплинированные.

И вот тут вступает в силу фактор политический – как себя проявят итальянские и, шире, европейские власти? Смогут ли они оказаться на профессиональной высоте или опозорятся так же, как украинцы со своей эвакуацией и ново-санжарской эпопеей? Так как почти всегда к критическим ситуациям расслабленные бюрократы не готовы, то, видимо, второе. А это значит, что на следующих выборах карта «долой тех, кто не смог нам помочь во время эпидемии», будет обязательно разыграна в предвыборной агитации и политический спектр Италии и Европы существенно обновится, до непредсказуемости.

Просто чтобы никто не забывал: главное во время эпидемии – дисциплина. А есть в Европе такая чудесная категория людей, которая к дисциплине абсолютно не склонна. Вы уже догадались о ком речь? Верно, это мигранты. Хорошо китайцам оперировать высокосознательным обществом, а если у вас в стране процентов десять составляют бывшие сыны гор и пустынь, покинувшие их всего несколько лет назад? Они будут выполнять все запреты и предписания?

Целый ряд признаков указывает на то, что Европа столкнётся во время борьбы с коронавирусом с целым букетом непредвиденных не медицинских проблем. Ценой каких жертв и трудов она с ними справится? И справится ли?


НОВОСТИ ПО ТЕМЕ