Боливия http://so-l.ru/tags/show/boliviya Wed, 26 Feb 2020 11:13:53 +0300 <![CDATA[Переворот в Боливии]]>

 

Переворот в Боливии

 

Спустя несколько месяцев после государственного переворота в Боливии правительство Жанин Аньез вступило в союз с радикально правыми силами по всему региону — и посмеялось над западными рассказами о «демократизации».

 

Внешняя политика, область, почти целиком подконтрольная исполнительной власти, стала для фактического президента Боливии Жанин Аньез, у которой нет парламентского большинства, идеальной площадкой для реализации своей радикальной программы. Спустя несколько дней после прихода к власти правительство Аньез разорвало отношения с Венесуэлой и выслало венесуэльских дипломатов, а вместо этого признало самопровозглашённое правительство Хуана Гуайдо. Кроме того, Боливия поспешно вышла из альянса АЛБА и вступила в группу Лимы, созданную как правый противовес этому альянсу. Вскоре Боливия возобновила дипломатические отношения с Израилем и восстановила тесные связи с США, которые ослабли после того, как в 2008 г. американский посол был уличён в тайных переговорах с лидерами оппозиции на фоне широко развернувшегося сепаратистского движения, направленного на свержение правительства Моралеса.

Жанин Аньез, малоизвестный сенатор, чья партия на прошедших выборах набрала около 4% голосов, вступила в должность после того, как в результате переворота 10 ноября был свергнут демократически избранный президент Эво Моралес. Довольно скоро стало ясно, что недостаток демократической легитимности не помешает ей вести себя так, будто у неё имеется народный мандат на то, чтобы вести страну в новую эру. Она отказалась играть роль «мудрого смотрителя» (как это принято называть у сторонников переворота), чья задача — обеспечить функционирование государственных институтов, необходимых для проведения выборов в максимально сжатые сроки. Вместо этого она предпочла править.

После неоднократных обещаний не участвовать в президентской гонке, 24 января Ж. Аньез объявила, что выставляет свою кандидатуру на выборы. Кандидаты в президенты Карлос Меса и Хорхе Кирога выразили своё неудоволетворение решением Аньез. Действительно, её выдвижение раскалывает правые силы в напряжённой предвыборной гонке, в которой фаворитами становятся кандидаты от «Движения к социализму» (MAS), партии Моралеса. Сторонники переворота как в самой Боливии, так и вне её, обеспокоены тем, что политические амбиции Аньез дискредитируют образ заговорщиков как бескорыстных политических активистов, стремящихся исключительно к «демократизации», а не к собственному возвышению.

 

Интернационализация внутренней политики

 

Для правого поворота в Боливии характерна неразрывная связь между внешней политикой и гонениями на партию MAS и её лидеров внутри страны. После переворота правительство распорядилось арестовать Моралеса по обвинению в «терроризме» и «мятеже». Десятки чиновников правительства Моралеса и лидеров MAS либо бежали из страны в поисках политического убежища, либо были арестованы. В течение суток после того, как партия MAS объявила, что её кандидатом на предстоящих выборах станет бывший министр финансов Луис Арсе, нынешнее правительство Боливии выдвинуло против него обвинение в «коррупции». Когда на прошлой неделе он вернулся в Боливию, его арестовали прямо в аэропорту. Бывший министр и его заместитель, которым МИД Боливии гарантировал безопасность, чтобы они могли покинуть мексиканское посольство и выехать в аэропорт, были задержаны и избиты. Столь вопиющее нарушение международного права — сначала обещать политическим беженцам безопасность передвижения, а затем, по выходе из убежища, захватывать их — вызвало крупный международный скандал, благодаря которому задержанные были отпущены.

За этой эскалацией «внутренней войны» — печально известной латиноамериканской доктрины безопасности, которой придерживались военные диктатуры 60-х—70-х гг. XX в. — стоит министр внутренних дел Артуро Мурильо. Мурильо не скрывает, что устанавливает международные связи, направленные на искоренение подрывных элементов и террористов: «Мы пригласили израильских экспертов помочь нам. Они уже имели дело с террористами и знают, как с ними справиться».

Что же касается того, что подобный подход уже приводил к многочисленным нарушениям прав человека, то это, по словам Патрисио Апарисио, посла правительства Аньез в Организации американских государств, не более чем «ложь и обман». Апарисио считает, что доклад Межамериканской комиссии по правам человека (IACHR), в котором была осуждена резня в Сенкате, есть результат работы «консультантов и функционеров, принадлежащих к тому типу международного левачества, которое пустило корни во многих межамериканских институтах; такого рода люди не заинтересованы в правде».

Наряду с отрицанием фактов нарушения прав человека, правительство Аньез заняло жёсткую позицию по отношению к тем странам, которые принимают активные меры, направленные на защиту жертв гонений в Боливии. Хорхе Кирога, «международный представитель» Аньез, ещё в январе отказавшийся от участия в президентской гонке, назвал мексианского президента Андреса Мануэля Лопеса Обрадора «трусом», «бандитом» и «негодяем» за то, что тот предоставил политическое убежище Моралесу. Ж. Аньез даже не попыталась дезавуировать откровенные заявления своего представителя. Не прошло и недели после выступления Кироги с его цветастыми оскорблениями, как Аньез выслала из страны мексиканского посла, а вместе с ним — испанского консула и поверенного в делах, по причине того, что эти страны помогали бывшим боливийским чиновникам спасаться от преследований.

Ещё один конфликт произошёл у Аньез с Аргентиной, в которой недавно к власти пришло левое правительство и где сейчас пребывает в изгнании Моралес. Есть немалая доля иронии в том, что в день, когда демократически избранный президент Аргентины Альберто Фернандес приносил присягу, Ж. Аньез, пришедшая к власти благодаря перевороту, заявила, что тот «не уважает демократию».

 

Дружественный сосед

 

Решающую роль в усилении крестового похода Ж. Аньез против левых сыграла международная обстановка. Бразильское правительство единодушно выступило с поддержкой и одобрением переворота в Боливии. Министр иностранных дел Израиля в своём выступлении подтвердил значение бразильского влияния, признав роль «помощи бразильского президента Жаира Болсонару и его министра иностранных дел» в восстановлении дипломатических отношений между Боливией и Израилем. Естественно, он подчёркивал также важность случившегося переворота: «Уход президента Моралеса, который был враждебен Израилю, и приход правительства, по отношению к Израилю дружественного, способствует большей плодотворности дипломатического процесса».

Если даже оставить в стороне ситуацию с Израилем, то очевидно, что бразильский президент вполне удовлетворён происходящим в соседней Боливии. Болсонару — католик, которого на выборах 2018 г. поддержали многочисленные евангелические церкви, однако Аньез, в действительности, ещё более интересный персонаж: убеждённая праворадикальная евангелистка, ненавидящая прогрессивные тенденции, а также исторически сложившееся в Латинской Америке отделение церкви от государства.

Болсонару пытался оказать помощь Аньез различными способами, включая облегчение условий импорта боливийского природного газа в Бразилию. В декабре 2019 г. истекал срок 20-летнего контракта между бразильской компанией Petrobras и YPFB, боливийской государственной нефтегазовой компанией. Переговоры, которые до переворота проходили на фоне быстро снижающегося спроса на газ в Бразилии, зашли в тупик. Однако уже к декабрю компания Petrobas заключила временную сделку с YPFB, которая дала боливийскому правительству столь необходимую отсрочку до того момента, когда будет подготовлен более долговременный контракт. В январе бразильский министр энергетики и добывающей промышленности пошёл ещё дальше, наделив аффилированную с YPFB компанию правом импортировать газ и торговать им на бразильском рынке, что согласуется с попытками Болсонару ограничить монополию Petrobras на импорт газа в Бразилию. Ограничения на объёмы свободно продаваемого в Бразилии газа останутся в силе, однако лимиты будут ежегодно возрастать.

 

Разрыв с Кубой

 

И здесь примером послужила Бразилия. Ломая всяческие табу во внешней политике, прибегая к провокационным высказываниям, выступая против сложившегося либерального консенсуса и навешивая на мультилатерализм ярлык «культурного марксизма», Болсонару, подобно Трампу, облегчил небольшим государствам задачу подражать своей экстремальной политике. Демонстративное ухудшение отношений с Кубой, обставленное агрессивной риторикой — хороший тому пример. Когда Болсонару выступил с резкими нападками против кубинской программы «Больше врачей», заявляя, будто «среди них много террористов», — в результате чего Бразилию покинули более 8000 врачей — он указал другим странам путь для аналогичных действий. В ноябре 2019 г. Эквадор и Боливия свернули своё сотрудничество с островом свободы, и к концу года все кубинские врачи из обеих стран вернулись на родину.

При голосовании на ежегодной Генеральной ассамблее ООН в 2019 г. Бразилия была одной из трёх стан, поддержавших предложенное Соединёнными Штатами эмбарго на торговлю с Кубой. Таким образом, правительство Болсонару нарушило исторически сложившуюся в Бразилии традицию придерживаться принципов мультилатерализма и многолетнюю практику противостояния экономическому давлению на Кубу со стороны США. Однако Ж. Аньез пошла ещё дальше и 24 января 2020 г. объявила о разрыве отношений. В результате Боливия стала одной из трёх стран (помимо Израиля и Южной Кореи), у которых нет дипломатических отношений с Кубой, и единственной таковой в Западном полушарии.

Куба на протяжении десятилетий преодолевала дипломатические противоречия времён Холодной войны. Кубинское правительство не стеснялось поднимать голос в защиту себя или союзников в случаях угрозы или нападения, однако при этом выработало осторожный подход во избежание потенциальной критики. Решение же Боливии о разрыве отношений возрождает реалии совершенно другой эпохи.

Даже администрация Трампа, возобновившая действие III раздела закона Хелмса-Бёртона для усиления экономического давления на Кубу, ещё не решилась разорвать дипломатические отношения, установленные предшественником нынешнего президента.  Нельзя, впрочем, утверждать, что гонения на левых, развязанные в Боливии, не находят сердечного одобрения в Вашингтоне. Влияние Марко Рубио на всё, что связано с Латинской Америкой, а также расчёты — не всегда верные — которыми руководствовался Трамп на протяжении своей президентской кампании продолжают подпитывать агрессивную политику администрации США в этом регионе. В конце концов, боливийская политика, возрождающая атмосферу Холодной войны, представляющая собой шаг назад в тёмное, недемократическое прошлое, вполне соответствует духу доктрины Монро и не противоречит взглядам Трампа на Латинскую Америку как на «задворки» США.

Несколько недель назад Карен Лонгарик, министр иностранных дел правительства Аньез, была тепло принята госсекретарём США Майком Помпео. Не менее радушно встречал её Луис Альмагро, генеральный секретарь ОАГ. Лонгарик отметила его «решающую роль в защите демократии и верховенства закона», а также официально объявила, что Боливия поддержит его кандидатуру во время перевыборов главы Организации. Вмешательство ОАГ имело ключевое значение в компрометации выборов в октябре 2019 г. и раздувании сомнительных историй о подтасовках на выборах, что в немалой степени способствовало свержению Мадуро. Чуть позже К. Лонгарик выступала на конференции в рамках организации Межамериканского диалога с докладом о важности укрепления внеидеологической внешней политики. В тот самый день были разорваны дипломатические отношения с Кубой, однако ни одного неудобного вопроса Лонгарик задано не было.

Ж. Аньез за короткий срок превратилась из «смотрителя» с неясными перспективами в кандидата в президенты с растущей международной поддержкой. Главным козырем её стратегии стала агрессивная и фанатичная внешняя политика. Региональная и международная обстановка сегодня такова, что в её рамках ультраправый экстремизм не только не приводит к изоляции, но и становится политически выгодным — не удивительно поэтому, что Жанин Аньез чувствует себя настолько уверенно.

 

Гийом Лонг (Guillaume Long)

Опубликовано в британской газете «Tribune»: https://tribunemag.co.uk/2020/02/bolivias-coup-in-practice

Перевод: Виктор Журавлёв

Запись Переворот в Боливии впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_02_25_perevorot_v_bolivii Tue, 25 Feb 2020 21:16:17 +0300
<![CDATA[Боливия без воды или Вторая Тихоокеанская война]]>

Обратите внимание на территорию Чили. Вон она узенькая змейка земли тянется через половину континента и забирает себе всю прибрежную зону. Ладно еще Аргентине это не принципиально, у нее есть выход к морю с другой стороны. А теперь обратите внимание на Боливию ! Она осталась без выхода к морю. Ну не обидно ли ? Правда там еще Парагвай затесался в середине континента. Я вот как то не задумывался над этим … до сегодняшнего дня.

Однако только недавно я узнал, что согласно историческим сведениям, Боливия таки была «рождена с морем». Так куда же делся выход к морю?  

Давайте узнаем это подробнее…

Боливия потеряла свой единственный выход в Тихий океан — береговую линию длиной 400 километров с 7 портами — в результате поражения в войне против Чили.  В 1879 году Чили при поддержке Великобритании начала боевые действия против Боливии, имевшей тогда выход к Тихому океану в области Антофагаста, и Перу, выступившей на стороне Боливии.

Вторая Тихоокеанская война, называемая также селитряной, официально началась в 1879-ом году, но, несмотря на это, имела до этого времени достаточно длительную предысторию. Еще в шестидесятых годах девятнадцатого века запасы гуано и серы, добываемые в перуанском департаменте Тарапака и на боливийской территории пустыни Атакама, вызывали большую скрытую зависть у правительства Чили, не владевшей большим количество м столь же значимых месторождений. По мере истощения запасов гуано, главным экспортным продуктом и важнейшим источником доходов для Перу становится селитра.

Если еще в 1873-ем году экспорт перуанского гуано составил два миллиона четыреста тысяч фунтов стерлингов, то уже через пять лет этот показатель составлял один миллион и восемьсот тысяч фунтов стерлингов. В то же время увеличивается показатель экспорта селитры. К 1876-му году он уже составлял пять миллионов и двести тысяч фунтов стерлингов. Соответственно увеличиваются и объемы добываемой селитры. Если за период с 1865-го по 1869-ый год в Перу было добыто и экспортировано в разные страны десять с половиной миллионов кинталей селитры, то в аналогичный временной промежуток с 1875-го по 1879-ый год этот показатель вырос более чем в два с половиной раза.

 

 

Еще в 1841-ом году были открыты крупные залежи селитры на боливийской территории пустыни Атакама. Но Боливия не могла самостоятельно разрабатывать эти месторождения, поэтому добывать боливийскую селитру начали чилийские, при активной поддержке англичан, капиталисты. Малонаселенные поселки Атакамы заселялись чилийцами. Напряженности отношений между Боливией и Чили добавляла неопределенность границ между двумя государствами. Все силы правительства Боливии были направлены на подписание договорах о государственной границе с Чили, таможенных сборах на добычу чилийцами селитры в Атакаме, а также подписания союзных отношений с Перу, которая также столкнулась с чилийской экспансией в районе месторождения селитры в департаменте Тарапака. В результате в феврале 1873-го года между Перу и Боливией был подписан секретный оборонительный договор. Этим соглашением перуанская сторона обеспечила свободную деятельность для своих предпринимателей на боливийской территории Атакамы, а также закрепила свои месторождения селитры в департаменте Тарапака.

В 1874-ом году между Чили и Боливией был подписан договор о границах между двумя государствами. Согласно этому документу, новые границы проходили по двадцать четвертой параллели южной широты. При этом в зоне между двадцать третьей и двадцать четвертой параллелью чилийские предприниматели могли свободно добывать селитру, но экспортные пошлины собирала Боливия. К тому же чилийцы получили возможность ввозить на территорию Боливию без сбора пошлины продукты питания, а также оборудование и приспособления, необходимые для добычи селитры. К этому времени основными портами для вывоза селитры и серебра становятся Антофагаста и Мехильонес.

Из-за мирового финансового кризиса, начавшегося в 1873-ем году, противоречия между странами стали проявляться все чаще. В 1873-ем и 1875-ом году Перу установила государственную монополию на продажу селитры и производство селитры соответственно. Эти меры были предприняты с целью возможности регулирования мировых цен на селитру и гуано, а также увеличения доходов страны. Но вследствие договора 1874-го года чилийские компании продавали перуанскую селитру по заниженной цене, чем наносили немалый убыток Перу. Перуанское правительство начало национализацию действующих и еще неразработанных офесин, но, тем не менее, иностранцам в Тарапаке принадлежало сорок процентов месторождений селитры. Национализация селитряных месторождений давала возможность для Перу ускорить процесс накопления капиталов в стране, и, соответственно, выйти из кризиса. Но действия перуанского правительства вызвало негодование среди чилийских и английских предпринимателей. На первых порах национализация привела к сокращению добычи селитры в Тарапаке, уменьшению количества иноземных предпринимателей и рабочих, а также росту безработицы. В это время президент Боливии Иларион Даса (Hilarion Daza) объявил селитру национальным достоянием. В стране остро ощущался кризис и голод. Четырнадцатого февраля 1878-го года боливийский конгресс ввел дополнительный налог на экспорт селитры. После этого основной экспортер селитры – англо — чилийская компания «Компания де селитрес и феррокарриль де Антофагаста» (КСФА) – обратилась за поддержкой к правительству Чили. Чили сразу же выразила протест Перу, мотивируя это тем, что в случае банкротства КСФА безработными окажутся более двух тысяч людей, а последующий за этим мятеж не смогут подавить ни Чили, ни Боливия. После этого боливийский президент отменил свой указ. Но правящие круги Чили решили действовать активно и радикально, ведь потеря доходов от добычи и продажи селитры угрожала экономическим интересам английских и чилийских олигархов, связанных с КСФА. Среди акционеров компании были такие известные и влиятельные личности, как военный министр Сааведра, министры иностранных дел Фьерро и Санта-Мария, министр финансов Сегерс, министр юстиции Унееус, министр внутренних дел Варгас и многие другие. Активная деятельность Перу по национализации и скупке офисин грозила для английских и чилийских предпринимателей потерей больших доходов, получаемых от добычи и продажи селитры.

В январе 1877-го года английский дипломатический представитель в Чили, открыто заявлял, что прилагаются все усилия для овладения чилийской стороной Антофагасты. Еще больше усилий для разжигания активных действий со стороны Чили прилагали Джиббсы, которые спонсировали чилийские газеты, в которых печатались статьи, в открытой форме агитировавшие захватить Антофагасту. В результате восьмого ноября 1877-го года Чили заявило Боливии о денонсировании договора 1874-го года с целью добавления Антофагасты к чилийской территории. В ответ боливийский президент Иларион Даса восемнадцатого декабря 1878-го года потребовал от КСФА выплаты недоимок на сумму восемьдесят тысяч песо. Уже первого февраля 1879-го года имущество компании было опечатано, а на четырнадцатое февраля был назначен аукцион по продаже предприятия. В знак протеста двенадцатого февраля 1879-го года представитель Чили в Боливии покинул страну.

Еще через два дня без объявления войны Чили высадила свой отряд в количестве пятисот солдат под руководством полковника Сотомайора в Антофагасте. Не встретив сопротивления от малочисленных боливийских солдат, чилийцы захватили столицу провинции Атакама. Перу выразила свой протест происходящему и потребовала вывода чилийских войск с территории Боливии. В ответ Чили потребовала денонсации договора между боливийской стороной и Перу. Лавалье, представитель Перу в Чили, обещал рассмотреть этот вопрос в парламенте. Но чилийцы посчитали, что Перу попросту затягивает время для подготовки к началу военных действий, и первыми объявили пятого апреля 1879-го года войну Перу.

 

 

Несмотря на то, что армии Перу и Боливии были более многочисленны, чем чилийский вооруженные силы, они заметно уступали своему противнику в боеготовности, вооружению и выучке. На вооружении у чилийцев были ружья нового образца типа «Комблен», а также пушки в количестве семидесяти штук. Соединения сухопутных войск Чили были также намного эффективнее перуанских и боливийских, а крупные соединения имели свой собственный штаб. Чилийские офицеры имели план и карту местности, на которой велись военные действия, а перуанцы не имели даже этого. Известно, что после сражения у Тарапаки перуанские офицеры обыскивали трупы офицеров Чили в поисках карт территории. Часто во главе военных соединений Перу и Боливии стояли «асендадос» — богатые полковники, которые за собственные деньги сформировали отряды, состоявшие из необученных военному делу индейцев. Очень часто такие соединения вели партизанскую войну и действовали самостоятельно. Также чилийцы имели значительное превосходство перед своими противниками на море. В силу протяженности морской границы между странами превосходство ВМС могло сыграть решающую роль в итоговой победе той или иной стороны. Чилийцы располагали броненосцами новой конструкции, а офицеры, руководившие личным составом, проходили обучение в Англии. Чилийские броненосцы, построенные в 1874-ом году, имели толщину брони, равную девяти с половиной дюймам. В то же время устаревшие перуанские броненосцы шестидесятых годов имели броню толщиной всего четыре с половиной дюйма.

Слабость армии союзников усугублялась политическими распрями и этническими конфликтами внутри Боливии и Перу. Слабость Перу также усиливалась действиями сильнейшим государством того времени – Англии. Англичане открыто помешали перуанцам закупить оружие в Европе. Английский представитель в Перу открыто выражал свое враждебное отношение к перуанцам, а британское правительство одобряюще отнеслось к началу военных действий со стороны Чили.

Большую роль в успехе чилийцев стало их внезапное нападение на союзников. Боливийское побережье было захвачено к концу марта, что позволило чилийской армии выйти к южным границам Перу. Пятого апреля 1879-го года чилийская эскадра под предводительством адмирала Ребольедо начала блокаду и бомбардировку порта Икике и Мольендо. Но уже двадцать первого мая 1879-го года перуанскому броненосцу «Уаскар» и фрегату «Индепенденсия» удалось затопить вражеский корабль «Эсмиральду» и тем самым снять блокаду порта. Несмотря на численное превосходство противника, броненосец «Уаскар» в течении пяти месяцев под командованием капитана Грау удерживал чилийцев от высадки на берег Перу. Перуанца даже смогли захватить транспортное судно противника «Римак», на котором находилось подкрепление для чилийских войск, оккупировавших Антофагасту. Это событие привело к тому, что военный министр Чили Саведра и командующий флотом Ребольедо были смещены со своих должностей.

Командующим чилийской армии была поставлена главная задача по уничтожению броненосца «Уаскар» и высадке войск на перуанском побережье. Но эта задача была выполнена только осенью. В октябре 1879-го года перуанские броненосцы «Уаскар» и «Унион» между портами Мехильонес и Антофагаста столкнулись с чилийской эскадрой, где и потерпели поражение. После этого сражения, в ходе которого был убит командир «Уаскара», Мигель Грау считается национальным героем Перу.

После уничтожения перуанского флота чилийцы приступили к реализации второго этапа войны. Местом высадки чилийских солдат стала Тарапака. Сделано это было по причине того, что правительство Чили считало, что захват Тарапаки с находящимися здесь селитряными месторождениями вынудит союзников признать свое поражение. К тому же доходы от продажи селитры покрыли бы значительную часть военных расходов Чили.

В то время как второго ноября 1879-го года десятитысячная армия чилийцев высадилась в Писаруа, войска союзников располагались несколько южнее, вблизи Икике. Армия союзников состояла из девяти тысяч солдат, командиром которых был перуанский генерал Буэндиа. В то же время часть боливийской армии под руководством президента Дасы, располагавшейся в Такне, не решилась вступить в бой с противником и отступила. Трусость и действия Дасы внесли деморализацию в войска боливийцев, находящиеся в расположении генерала Буэндиа. Таким образом, девятитысячная армия союзников была блокирована и не имела доступа к остальной территории Перу.

В июле 1883 года правительство Перу было вынуждено подписать договор о передаче Чили провинции Тарапака. А по результатам перемирия, заключённого между Чили и Боливией 4 апреля 1884 года, последняя лишалась области Антофагаста и, соответственно, выхода к морю.

Подписанный в 1904 году мирный договор закрепил эти договоренности, но с одним условием — Чили обязалась предоставить Боливии «коридор» для выхода в Тихий океан.

До сих пор этого сделано не было, поэтому основания для протеста у Боливии есть, однако сегодня, по мнению чилийцев, ее правительство хочет большего — возвращения суверенного права на свои утерянные земли. Отношения между странами раздирают накопившиеся противоречия. Боливия и Чили не имеют дипломатических отношений с 1978 года. Тем не менее, в 2006 году при левоцентристском правительстве Мичель Бачелет страны подписали меморандум из 13 пунктов, которые необходимо обсуждать на двусторонних встречах, один из них касался векового боливийского требования на выход к океану.

В настоящий момент Боливия начала международную кампанию по обоснованию своих территориальных претензий к Чили с целью обеспечить суверенный выход страны к Тихому океану. В связи с этим президент Боливии создал Управление по морским претензиям Боливии (Diremar). Эво Моралес подтвердил, что скоро соответствующий иск будет направлен в международный суд в Гааге.

Первое из мероприятий уже состоялось в конце недели в Барселоне. «В то время как латиноамериканцы стремятся к интеграции, Чили ведет себя как плохой соседский мальчик (в испанском языке слово «Чили» — мужского рода — прим. автора), как недоброжелательный сосед, провокационный, агрессивный, создающий конфликты, препятствующий процессу континентальной интеграции, — заявил на нем вице-президент Боливии Алваро Гарсия Линера. — Мы будем обходить страну за страной, чтобы показать, что Чили — плохой сосед, государство-агрессор, которое не ищет диалога и не дает выхода к океану стране, рожденной с морем».

Согласно договоренностям, правительство Чили должно было созвать в 2010 году решающую встречу по этому вопросу, но оно это не сделало по очень простой причине. На смену Бачелет пришло правое националистическое правительство сторонника Пиночета Себастьяна Пиньейры, которое не захотело выполнять решения идеологического противника. Пиньейра заявил, что не уступит суверенитет над своими территориями ни Боливии, ни Перу. В ответ рассерженный Моралес в 2011 году объявил, что обратится в международные инстанции, как это сделало руководство Перу в 2008 году. Сейчас территориальные претензии Перу рассматриваются в Гаагском суде, и от его исхода будет зависеть многое, но эксперты считают, что тяжба затянется.

 


Эво Моралес

 

В отношении Боливии Чили основывает свою позицию на том, что договор от 1904 года устанавливает для нее право для свободного перемещения товаров через порты на Тихом океане, что Чили полностью обеспечивает. В ответ на эмоциональную речь Гарсия Линера МИД Чили ответил, что их страна «не имеет пограничных проблем с Боливией» и не собирается обсуждать «неквалифицированные» мнения. «Международное сообщество признает Чили страной, уважающей нормы и принципы международного права, открытой к диалогу, страной, которая является двигателем политической и торговой интеграции», говорится в обращении МИДа. «Я сожалею об этих словах в устах умного и мудрого человека», — заявил Хуан Пабло Летельер, сенатор и председатель парламентской комиссии по международным делам, цитирует газета La Tercera.

Тем не менее, Боливия задыхается в изоляции. В стране добываются нефть, газ, редкие металлы, их транспортировка крайне затруднена, и дорога в эксплуатации. Пока Боливия выходит из этого положения, используя предоставленный ей почти в полное распоряжение порт в Перу. «Но выйти на уровень мировой торговли Боливия не может именно из-за отсутствия выхода к морю», — сказал газете «Взгляд» замдиректора Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев. Страна очень болезненно переживает потерю выхода к океану. В стране существуют военно-морские силы, в состав которых входит даже подразделение морской пехоты. Видимо поэтому в чилийских дипломатических кругах полагают, что нынешнее боливийское наступление — это продукт для домашнего потребления, а на международной арене инициатива имеет мало шансов на успех, пишет La Tercera. Но боливийцы настроены решительно, они даже заложили в бюджет средства на поддержание своего иска в Гаагском международном суде. Боливийский министр иностранных дел также отметил, что многие «интернационалисты» выразили готовность сотрудничать с Боливией в этом вопросе и отметил, что 33 страны призвали ОАГ обеспечить морской суверенитет Боливии.

В то же время и сама Чили должна быть крайне заинтересована в скорейшем налаживании отношений с Боливией. «Чили страдает от недостатка электроэнергии, а в соседней Боливии газа столько, что с лихвой хватит на всю Латинскую Америку. Тем более, несколько лет назад проводился опрос чилийского населения, и 60% из них высказались за то, чтобы пустить к морю», — сказал Сугарев. Добавим, что Моралесу надо подождать возвращения к власти левых сил, тогда вопрос сдвинется с мертвой точки. Шансы на возвращение Бачелет в 2014 году оцениваются как очень высокие. Она оставила свой пост только по причине невозможности баллотироваться на второй мандат, согласно Конституции.

По опросу, проведенному в ноябре 2012 года газетой La Tercera, 42 процента чилийцев заявили, что если бы выборы состоялись сегодня, то они проголосовали бы за Бачелет, кандидат от правящей партии получил всего 15 процентов.

Вот такая история этого интересного географического положения …

Источники
http://www.pravda.ru
http://www.latindex.ru

Напомню вам еще что нибудь интересное про эту страну:  вот например Самое большое зеркало в мире, а вот посмотрите на Следы динозавров. Ну и вспомните — знаменитая Дорога смерти в Боливии.

Это копия статьи, находящейся по адресу https://masterokblog.ru/?p=59506.]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_02_08_boliviya_bez_vodi_ili_vtoraya_tihookeanska Sat, 08 Feb 2020 13:00:51 +0300
<![CDATA[Data PointsInterest Rate Controls, Capital Flow Restrictions, and Other Potentially Costly Financial Market Regulatory Tools]]> By Etibar Jafarov, Rodolfo Maino, and Marco Pani

With the surge in public debt in the wake of the global financial crisis, financial repression—administrative restrictions on interest rates, credit allocation, capital movements, and other financial operations—has come back on the agenda.

In our recent working paper, we argue that countries would be better-off without financial repression.

0.4–0.7%

Amount by which financial repression in the form of interest rate restrictions could reduce real per capita economic growth

 

By distorting market incentives and signals, financial repression induces losses from inefficiency and rent-seeking that are not easily quantified. Losses from rent-seeking might occur when administrative restrictions reduce access to certain financial services (such as credit) and improve the benefits (e.g., through low interest rates) for the selected users (at the cost of those excluded), and when these lead to wasteful competition among potential users for such gains.

Using an updated index of interest rate controls covering 90 countries over 45 years, this IMF staff study estimates that financial repression in the form of interest rate restrictions could reduce real per capita growth by about 0.4–0.7 percentage points, on average, with the effect being larger in countries with larger financial systems.

The study also finds that a full liberalization of interest rates is necessary to significantly increase growth, and changes in interest rate restrictions short of full liberalization have a limited impact.

The case studies suggest that interest rate controls may also disrupt financial stability and may reduce access to financing for small enterprises.

In Kenya, for example, banks reduced sharply their lending to micro-, small-, and medium-sized firms while shoring up their corporate clients in response to interest-rate controls introduced in 2016, and exacerbated financial soundness indicators by incentivizing banks to switch to short-term funding and loans.

In Bolivia, interest rate controls introduced in 2013, along with credit quotas, led to rapid growth in credits to the targeted sectors and reduced bank profitability, raising concerns by some analysts about asset quality and financial inclusion despite broadly sound financial indicators in the current cycle.

 

 

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_02_06_data_pointsinterest_rate_controls_capit Thu, 06 Feb 2020 16:30:13 +0300
<![CDATA[Evo Morales, Now in Exile, to Run for Bolivia’s Senate]]> http://so-l.ru/news/y/2020_02_05_evo_morales_now_in_exile_to_run_for_bo Wed, 05 Feb 2020 05:32:13 +0300 <![CDATA[Интерпол отклонил международный ордер на арест Эво Моралеса]]> http://so-l.ru/news/y/2020_01_31_interpol_otklonil_mezhdunarodniy_order_na Fri, 31 Jan 2020 19:42:56 +0300 <![CDATA[Outlook for Latin America and the Caribbean: New Challenges to Growth]]> By Alejandro Werner

Español, Português

Economic activity in Latin America and the Caribbean stagnated in 2019, continuing with the weak growth momentum of the previous five years and adding more urgency and new challenges to reignite growth. Indeed, real GDP per capita in the region has declined by 0.6 percent per year on average during 2014–2019—a sharp contrast from the commodity boom’s average increase of two percent per year during 2000–2013.

This weak momentum reflects structural and cyclical factors. On the structural side, potential growth remains constrained by low investment, slow productivity growth, a weak business climate, and the low quality of infrastructure and education. On the cyclical side, growth has been held back by low global growth and commodity prices, elevated economic policy uncertainty, economic rebalancing in some economies, and social unrest in others.

Regional challenges

Elevated policy uncertainty in several large Latin American countries continues to weigh on growth. For example, uncertainty about the course of economic policy and reforms in Brazil and Mexico likely contributed to the slowdown in real GDP and investment growth in 2019.

Continued economic rebalancing in stressed economies that experienced sudden stops in capital flows in 2018-19 (Argentina, Ecuador), while helping restore internal and external balances, have also acted as a drag on economic growth.

More recently, a few countries in the region experienced social unrest—Bolivia, Colombia, Chile, and Ecuador—which, in some cases, disrupted economic activity. Economic policy uncertainty has also risen in these countries as governments consider alternative policies and reforms to make growth more inclusive and address social demands.

Outlook and risks

As noted in the recent World Economic Outlook update , growth in the region is projected to rebound to 1.6 percent in 2020 and 2.3 percent in 2021—supported by a gradual pick up in global growth and commodity prices, continued monetary support, reduced economic policy uncertainty, and a gradual recovery in stressed economies.

However, there are also prominent downside risks. While previous external downside risks have moderated following globally synchronized monetary policy easing and the signing of the U.S.-China phase one trade deal, some new risks have appeared, including the potential global spread of the coronavirus, which could significantly disrupt global economic activity, trade, and travel. Domestic and regional downside risks have also intensified. Social unrest could spike throughout the region, while economic policy uncertainty could rise further due to both heightened social tensions and policy slippages.

Policy priorities

Economic policies will need to strike a balance between rebuilding policy space and maintaining economic stability on the one hand and supporting economic activity and strengthening the social safety net on the other hand.

Although the causes and triggers of social unrest have varied across countries, they generally reflect discontent with some aspects of the economic and political systems. A key priority going forward is to reignite growth, while making it more inclusive. Promoting competition will be important to avoid monopolistic practices that may hurt the poor disproportionally. Tackling corruption and weak governance will help make political systems more representative, although deeper political reforms may be needed.

Fiscal policy will need to support to growth, expand the social safety net, and improve the quality of public goods and services. However, in many countries, spending room in the budget remains constrained by high deficits and public debt. These countries will need to improve spending efficiency, reallocate spending from nonpriority areas to public investment and social transfers and increase revenues over the medium term to finance additional increases in these areas.

Monetary policy can remain accommodative to support growth given the stable inflation outlook, well-anchored inflation expectations, and declining neutral rates worldwide.

South America:

In Brazil, growth remained subdued at 1.2 percent in 2019, but is projected to accelerate to 2.2 percent in 2020 due to improving confidence following the approval of the pension reform and lower monetary policy interest rates in the context of low inflation. Steady implementation of the government’s broad fiscal and structural reform agenda will be essential to safeguard public debt sustainability and boost potential growth.

In Chile, the outlook is subject to uncertainty resulting from social unrest and the evolving policy responses to the social demands. Following a sharp decline in late 2019, economic activity is expected to recover gradually supported by a significant fiscal expansion and looser monetary policy, with growth reaching about 1 percent in 2020.

In Colombia, strong domestic demand led to a pickup in growth to 3.3 percent in 2019 and a widening of the current account deficit to 4½ percent of GDP. Growth is projected to accelerate to around 3½ percent in 2020 due to continued monetary support, migration from Venezuela, remittances, civil works and higher investment due to recent tax policy changes.

In Peru, growth is estimated to have slowed to 2.4 percent in 2019, hampered by lower global trade and under-execution of government spending. With these factors dissipating in the coming years, growth is projected to recover to 3.2 percent in 2020 and 3.7 percent in 2021, with inflation remaining well-anchored within the central bank’s target range.

Venezuela remains immersed in a deep economic and humanitarian crisis . Since the end of 2013, real GDP has contracted by 65 percent driven by declining oil production, hyperinflation, collapsing public services, and plummeting purchasing power. A continuation of these trends is projected for 2020, although at a slower pace. The acute humanitarian crisis has led to one of the largest migratory crises in history, with migration to neighboring countries expected to surpass 6 million—20 percent of the population—by 2020.

Mexico, Central America, and the Caribbean

In Mexico, economic activity stagnated in 2019 due to policy uncertainty and slower global and U.S. manufacturing production. Growth is expected to recover to 1 percent in 2020 as conditions normalize, including with the ratification of the trade agreement between the United States, Mexico, and Canada (USMCA) and the recent easing of monetary policy, which should continue as along as inflation expectations are well-anchored. Fiscal policy should be geared at putting the public debt-to-GDP ratio on a downward trajectory, with priority on increasing revenues, improving the efficiency of spending, and enhancing the fiscal framework.

In Central America, Panama, and the Dominican Republic growth is projected to rebound to 3.9 percent in 2020, from 3.2 percent in 2019, supported by the beginning of operations of a large copper mine inPanama, and accommodative monetary policy inCosta Rica and the Dominican Republic. In Costa Rica, continued implementation of all measures in the fiscal reform bill will be key to rebuild market confidence and fiscal space.

In Honduras, the economic plan includes important efforts to improve institutional, governance, and anti-corruption frameworks supporting business confidence, while Guatemala is expected to continue benefitting from a fiscal impulse and economic reform plans of the new administration. El Salvador is already reaping the effects of the pro-growth agenda of the new administration inaugurated in June, while unfavorable political tensions in Nicaragua are creating a significant headwind to economic recovery.

In the Caribbean, economic prospects are improving, but with substantial variation across countries. Growth in tourism-dependent economies is expected to strengthen in 2020. With commodity prices remaining broadly stable, commodity exporters are expected to see modest recovery in growth, while large oil discoveries and the start of their production in 2020 is expected to boost growth in Guyana.

The region’s exposure to climate risks continues to require strong policies. Potential growth continues to be impeded by lingering structural problems including high public debt, weaker financial systems, high unemployment, and vulnerability to commodity and climate-related shocks. Some countries have started to strengthen their fiscal positions, but further tightening is needed in others to ensure debt sustainability.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_01_29_outlook_for_latin_america_and_the_caribb Wed, 29 Jan 2020 18:00:23 +0300
<![CDATA[Евангелисты – новый инструмент США для организации переворотов.]]>
Историк и теолог Энрике Дюссель считает, что США используют религиозных фанатиков для организации переворотов в латиноамериканских странах, приведя в пример недавний переворот против Эво Моралеса в Боливии. В интервью мексиканской журналистке Кармен Аристеги он сказал: «Боливия вместе с Гаити была одной из беднейших стран, но затем её богатство сильно увеличилось. Никто не ожидал реакции там. Значительный вопрос – реакция классового сектора, который раньше жил в нищете, а затем стал средним классом, благодаря прогрессивному правительству. У него появились другие стремления, которые не имеют ничего общего с избавлением от бедности. Изменилась субъективность. Они обратились к потребительской субъективности, и начали верить, что некоторые крайне-правые проекты могут удовлетворять их интересам», - приводятся слова Дюсселя на веб-сайте Explicito.

Католики против евангелистов.

Дюссель также сказал: «Некоторые из тех, кто выбрался из бедности в Боливии – субъекты, которые в глубине души мечтают стать неолиберальными потребителями. И в этом большая проблема. Во время таких переворотов как пиночетовский в Чили или военный переворот в Аргентине к власти приходили люди, которые заявляли, что защищают христиано-католическую западную цивилизацию от коммунизма. Сейчас возникло новое явление: евангелистские секты поддерживают переворот в Бразилии, а преступник Камачо заявляет в Боливии: «Мы собираемся убрать Пачамаму из общественных мест, и заменить её на Библию». Но он имеет в виду не католическую Библию, а евангелистскую. Он считает народную культуру коренных народов ужасным язычеством, которое должно быть уничтожено христианством. Новый незаконно назначенный президент Жанин Аньез пошла ещё дальше. Размахивая Библией в Сенате, она заявила: «Я мечтаю о Боливии, свободной от сатанинских индейских обрядов. Город – не для индейцев, они должны оставаться в горах и Чако»».

«Это евангелистская Библия, импортированная сектами США, которая меняет субъективность во всей Латинской Америке. Они пытаются заставить людей отказаться от своих исконных традиций, работать на них и вливаться в капиталистическое потребительское общество», - сказал Дюссель. - «С одной стороны, у нас есть белый расизм в Боливии, белые люди презирают коренные народы, детей от смешанных браков, а также у нас есть доктрина ОАГ Луиса Альмагро. Это развитие событий в Латинской Америке нужно воспринимать серьёзно».

«Традиции Аймара уже пять веков подвергаются влиянию католицизма, а теперь появились евангелисты. Это будет что-то типа религиозной войны, но в политической сфере. Это раскрывает нам одну проблему – идеологию освобождения – которая распространяется христианством, но, на самом деле, она воспринимается как борьба между бедными и богатыми. Бедные будут благословенны, а богатые прокляты. Евангелистские группировки нацелились на эту идею. Это приводит к полному теоретическому историческому пересмотру, к которому левые не привыкли, потому что главным преобразующим условием они считали атеизм. Они имели дело с коренными народами, но, учитывая их религиозные традиции, они не знали, как с ними общаться, поэтому оставляли их в покое. Теперь последователи евангелизма США хотят ассимилировать всех подряд».

Евангелисты и Организация американских государств.

«Евангелисты проповедуют: Оставьте все эти ужасные обычаи в прошлом, становитесь строгими, работающими, хорошо организованными людьми и вы разбогатеете, потому что Бог благословит вас справедливо большим богатством. Кальвинизм всегда считал богатство божьим благословением. Пачамама – это источник бедности», - рассказывает Дюссель. - «Преобразованная современной религией США, Библия изображается как источник возможностей. Это используется сегодня новой политикой ОАГ и США. На время они оставили на обочине Латинскую Америку. Но потерпев поражение в Ираке и Иране, они вернулись к нам, и хотят вернуть себе влияние. Раньше евангелистские методы были тоньше, но теперь они грубо используют стратегию военных переворотов».


Источник: Evangelical Groups Are The New U.S. Tool For Coups In Latin America, Resumen Latinoamericano, popularresistance.org, November 20, 2019.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_01_27_evangelisti_noviy_instrument_ssha_dlya_o Mon, 27 Jan 2020 16:59:19 +0300
<![CDATA['Satan, be gone!': Bolivian Christians claim credit for ousting Evo Morales]]> The fast-growing religious right – both Catholic and Protestant – see the president’s exit as a first step in transforming the country, leaving many indigenous Bolivians horrified

Some blame the defenestration of Evo Morales on a racist, rightwing coup. Others credit a popular revolt against a leader who had overstayed his welcome.

Related: Bolivia's Evo Morales lands in Argentina after being granted asylum

Continue reading...]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_01_27_satan_be_gone_bolivian_christians_c Mon, 27 Jan 2020 13:00:49 +0300
<![CDATA[As Protests in South America Surged, So Did Russian Trolls on Twitter, U.S. Finds]]> http://so-l.ru/news/y/2020_01_19_as_protests_in_south_america_surged_so Sun, 19 Jan 2020 22:04:08 +0300 <![CDATA[США придется постараться, чтобы легитимировать своих ставленников в Боливии – соратники свергнутого Моралеса идут на выборы]]> Оказавшийся неугодным для США и вследствие свергнутый с поста президента Боливии Эво Моралес назвал четырех кандидатов в президенты своей страны от партии «Движение к социализму». Моралес по-прежнему остается лидером данного политформирования. По его словам, в президентской гонке будут участвовать его единомышленники бывший министр иностранных дел Диего Пари, экс-президент Давид Чокеуанка, экс-министр экономики Луис Арсе и […]

Сообщение США придется постараться, чтобы легитимировать своих ставленников в Боливии – соратники свергнутого Моралеса идут на выборы появились сначала на News Front.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_01_18_ssha_pridetsya_postaratsya_chtobi_legitimi Sat, 18 Jan 2020 09:15:42 +0300
<![CDATA[Я никогда не видел настолько раздробленный мир.]]>
Удивительно, как легко, без сопротивления, Западной империи удаётся уничтожать «мятежные» страны, которые оказываются на её пути. Я работаю во всех уголках планеты, в которых Вашингтон, Лондон и Париж разжигают свои кафкианские «конфликты». Я наблюдаю и описываю не только ужасы, которые происходят вокруг меня, ужасы, которые разрушают человеческие жизни, деревни, города и целые страны. Я пытаюсь понять, как на телевизионных экранах, газетных страницах и веб-сайтах чудовищные преступления против человечности описываются настолько ложно и извращённо, что читатели и зрители во всём мире совершенно ничего не знают о том, что происходит в их и других странах.

Например, в 2015 и 2019 годах я пытался спорить с мятежниками в Гонконге. Это был действительно показательный опыт! Они ничего не знают, совершенно ничего, о преступлениях Запада в таких странах как Афганистан, Сирия или Ливия. Когда я пытался объяснить им, сколько латиноамериканских демократий уничтожил Вашингтон, они думали, что я – сумасшедший. Как может хороший, мягкий, «демократический» Запад убить миллионы и залить кровью целые континенты? Не этому их учат в университетах. Не об этом сообщают BBC, CNN и даже China Morning Post. Я не шучу. Я показывал им фотографии из Афганистана и Сирии в своём телефоне. Они, видимо, поняли, что это оригинальные фотографии, сделанные мной лично. Они смотрели, но их мозг не мог обработать эту информацию. Образы и слова. Эти люди не понимают определённую информацию. Но это свойственно не только для Гонконга – бывшей британской колонии.

Возможно, вам трудно будет поверить, но даже в такой коммунистической стране как Вьетнам, гордой стране, стране, которая сильно пострадала как от французского колониализма, так и от американского безумия и жестокого империализма, люди, с которыми я общался (я прожил в Ханое 2 года), почти ничего не знают об ужасных преступлениях против бедных и беззащитных жителей соседнего Лаоса, совершённых США и их союзниками во время так называемой «Секретной войны»: круглосуточных бомбардировок крестьян и животных со стратегических бомбардировщиков B-52. А в Лаосе, где я наблюдал за операциями разминирования, люди ничего не знали о тех ужасах, которые Запад совершил в Камбодже, убив сотни тысяч людей ковровыми бомбардировками, изгнав миллионы крестьян из их домов, вызвав голод и открыв двери для переворота «Красных Кхмеров». Когда я говорю о шокирующем дефиците знаний во Вьетнаме о том, через что вынужден был пройти этот регион, я говорю не только о продавцах и ремесленниках. Это касается и вьетнамских интеллигентов, художников и учителей. Эта полная амнезия появилась благодаря так называемому «открытию» миру, потреблению западных СМИ и социальных сетей.

А ведь Вьетнам территориально и исторически близок с Лаосом и Камбоджой. А представьте две огромные страны, граница между которыми проходит по морю – Филиппины и Индонезия. Некоторые обитатели Манилы говорили мне, что Индонезия находится в Европе. А попробуйте угадать, сколько индонезийцев знают о резне, которую США устроили на Филиппинах около века назад, и насколько западная пропаганда пропитала народ Филиппин? Или сколько филиппинцев знают об организованном США военном перевороте 1965 года, который сверг президента Сукарно и убил около 2-3 миллионов интеллигентов, учителей, коммунистов и профсоюзных активистов в соседней Индонезии? Посмотрите на международные новости в индонезийских и филиппинских газетах, и увидите перепечатки из Reuters, AP, AFP. На самом деле, такую же картину можно увидеть в газетах Кении, Индии, Уганды, Бангладеша, ОАЭ, Бразилии, Гватемалы и многих других стран. Цель этого лишь одна – максимальная раздробленность!

Раздробленность в мире удивительна, и постоянно усиливается. Те, кто надеялся, что эту ситуацию улучшит интернет, сильно ошиблись. С отсутствием знаний пропала и солидарность. Сейчас по всему миру проходят восстания и революции. Я писал о самых значительных из них: на Ближнем Востоке, в Латинской Америке и Гонконге. Если честно, в Ливане ничего не знают о Гонконге, Боливии, Чили и Колумбии. Западная пропаганда сваливает всё в один мешок. В Гонконге обманутые Западом мятежники называются «продемократическими протестующими». Они убивают, поджигают, избивают людей, но Запад их любит. Потому что ни выступают против Китайской Народной Республики, которая стала главным врагом Вашингтона. И потому что они созданы и поддержаны Западом.

В Боливии антиимпериалистический президент свергнут в результате вашингтонского переворота, но коренные народы, требующие его возвращения, называются бунтовщиками. В Ливане, как и в Ираке, Европа и США мягко относятся к протестующим, потому что надеются, что такие проиранские шиитские организации как Хизбалла будут ослаблены протестами. Явно антикапиталистическая и антинеолиберальная революция в Чили, а также конституционные протесты в Колумбии изображаются хулиганством и грабежами. Майк Помпео открыто заявил, что США будут помогать правым южноамериканским правительствам «поддерживать порядок». Вся эта пропаганда – полная чепуха. Главная её цель – запугать публику, сделать её максимально невежественной, чтобы она оставалась на диванах и только стонала: «О, мир в смятении!»

И это приводит к сильному разделению стран на каждом континенте. Азиатские страны мало знают друг о друге. То же самое касается Ближнего Востока и Африки. В Латинской Америке только Россия, Китай и Иран спасают жизни венесуэльцев. Соседние братские страны, за исключением только Кубы, нисколько не помогают. Все латиноамериканские революции отделены друг от друга. Все вашингтонские перевороты проходят почти без сопротивления. Такая же ситуация на Ближнем Востоке и в Азии. Нет интернационалистических бригад, защищающих страны от западной агрессии. Сильный хищник приходит и ест свою добычу. Это ужасное зрелище, поскольку целая страна умирает в агонии на глазах у всего мира. Никто не вмешивается. Все просто наблюдают. Одна за другой страны рушатся.

Не так должны себя вести государства XXI века. Это закон джунглей. Когда я жил в Африке и снимал документальные фильмы в Кении, Руанде, Конго, то видел пустыню, в которой грызлись животные. Большие кошки выслеживают жертву, зебру или газель, затем преследуют её, затем медленно убивают, съедая жертву живьём. Доктрина Монро – то же самое. Империя всегда убивает. С предсказуемой регулярностью. И никто ничего не делает. Мир наблюдает. Притворяется, что ничего особенного не происходит. Возникает вопрос, может ли законная революция добиться успеха в этих условиях? Может ли выжить какое-либо демократическое социалистическое правительство? Или всё приличное, перспективное и оптимистичное всегда заканчивает на зубах уродливой и кровожадной империи?

Если так, то какой смысл играть по правилам? Ясно, что эти правила сгнили. Они существуют лишь для сохранения режима. Они защищают колонизаторов и подрывают революции. Но не об этом я хотел сказать сегодня. Главная проблема: жертвы разделены. Они очень мало знают друг о друге. Борьба за истинную свободу раздроблена. Борцы истекают кровью, но часто выступают против своих собратьев. Я никогда не видел мир настолько раздробленным. Империя всегда будет побеждать? И да и нет. Россия, Китай, Иран, Венесуэла уже проснулись. Они встали. Они узнают друг о друге. Без солидарности не может быть победы. Без знания не может быть солидарности.

Интеллектуальное мужество исходит сейчас из Азии, с Востока. Для изменения мира нужно маргинализировать западные СМИ. Все западные лозунги, типа «демократия», «мир», «права человека», должны быть пересмотрены. Но главное – это знания. Нам нужен новый мир, а не улучшенный. Миру не нужны Лондон, Нью-Йорк и Париж, чтобы самостоятельно говорить о себе. Раздробленность нужно ликвидировать. Народы имеют право напрямую узнавать друг о друге. Если это произойдёт, то настоящие революции добьются успеха, а фальшивые цветные революции провалятся, и не будут разрушать миллионы человеческих жизней.


Источник: I Never Saw a World So Fragmented, Andre Vltchek, journal-neo.org, December 10, 2019.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_01_13_ya_nikogda_ne_videl_nastolko_razdroblen Mon, 13 Jan 2020 17:14:23 +0300
<![CDATA[Внимательный взгляд на восстания по всему миру (2).]]> Первая часть.


МФ: Вы слушаете Clearing the FOG, правдивые разговоры, разоблачающие силы жадности с Маргарет Флауэрс и Кевином Зисом. И теперь к нам присоединился наш гость Андре Влчек. Андре – философ, романист, кинематографист, независимый журналист, поэт, драматург и фотограф, революционный интернационалист и путешественник, который борется против западного империализм и западного режима, навязанного всему миру. Сейчас он находится в Бейруте, в Ливии. Спасибо, что нашли время поговорить с нами, Андре.
Андре Влчек (АВ): Спасибо вам.
КЗ: Андре, мы ценим, что вы пришли. Я давно ценю то, что вы пишете долгое время, и я рад, что вы находитесь там, где сейчас проходят протесты, и можете разъяснить их. Многие запутаны действиями США по всему миру, они вмешиваются во множество восстаний. Вмешались ли туда США? Каковы там реальные проблемы? Ливан – одна из малоизвестных стран. Можете рассказать, что сейчас происходит в Бейруте, что происходит в Ливане? Что там за восстание? Опишите всё, что видите.

АВ: Действительно, в Бейруте одно из самых сложных восстаний, но это сложно описать. Как вы знаете, правительство Ливана, премьер-министр Ливана подал в отставку несколько дней назад. Харири, премьер-министр. Он верил, что после его отставки всё успокоится, но протестующие хотят, чтобы ушли все элиты, которые правили страной долгие годы. Они хотят всех их выгнать и начать с самого начала. Это не такое уж плохое желание, потому что, если вы понимаете, что происходит в Ливане – страной правят очень жадные, безжалостные и жестокие элиты. Большая часть дохода Ливана поступает от торговли наркотиками из долины Бекаа. А также от банковского сектора и грабежа Западной Африки, и прочего. Банки Ливана обслуживают весь Персидский залив и весь Ближний Восток. Но бедные люди, скорее всего, по-прежнему составляют большинство страны, я говорю - скорее всего - потому что здесь нет статистики, и бедным людям почти ничего не достаётся от наркоторговли. Они ничего не получают от Западной Африки. Они ничего не получают от банков. И людям это надоело. Социальные услуги в Ливане уничтожены. Мусор не убирается, электричество постоянно отключается. Они покупают электричество у Турции, а также у раздираемой войной Сирии. Вода очень грязная, водоснабжение и образование в ужасном состоянии, как и медицина. Логично, что людям надоело это, и они давно протестуют. В 2015 году они организовали протесты под названием «Ты воняешь», и они должны были показать, что правительство и элиты, которые не убирают мусор – главные виновники вони на улицах, что воняет не только мусор. Поэтому, с одной стороны, здорово, что люди вышли на улицы. Они требуют смены режима. Они хотят каких-то социальных реформ, но они не говорят о социализме. Протестующие требуют отставки всех политических партий. Но они не говорят о социалистической или социальной революции. Вчера я зашёл на главное место протестов около Большой мечети. И что я увидел? Я увидел большой кулак, большой сжатый кулак – символ Otpor и CANVAS – двух организаций, которые использовались Западом для свержения правительств. Отпор, например, использовался для свержения президента Милошевича в Сербии, CANVAS и Otpor использовались во время так называемой «арабской весны» в Египте, где я снял большой документальный фильм. И когда мы видим это, мы не знаем, кто, на самом деле, стоит за этими протестами. Я подошёл к протестующим и спросил их, знают ли они, что такое Otpor. Я спросил: «Что это за сжатый кулак?», они спросили у организаторов, а те ответили: давайте мы спросим у наших дизайнеров. Я не думаю, что они знают, что это такое. Думаю, это неправильно. Думаю, большинство людей на улицах понятия не имеет, кто стоит за всем этим. Они просто разочарованы. Они очень злы на положение и хотят нового начала, но могут ли они начать по-новому? На самом деле, думаю, они не могут ничего на данном этапе.

МФ: Спасибо за анализ. Сейчас интересное время, потому что в Ираке тоже происходит восстание, и наверно вы понимаете, что разжигание хаоса в Ливане и Ираке, двух союзниках Ирана – часть стратегии США по усилению давления на Иран, поскольку все их другие тактики провалились. Поэтому у нас возникают подозрения по поводу участия CANVAS и других западных организаций. В то же время, мы участвовали в движении Occupy в 2011 году в США, которое было отчасти вдохновлено «арабской весной», и мы использовали кулак в наших символах, но мы не были связаны с Otpor или CANVAS, для нас это был просто символ сопротивления.
КЗ: Но кулак Otpor очень специфический.
МФ: Верно, но у нас тоже не было требований. Это был этап, когда люди просто поднимались и говорили: с нас хватит, и с тех пор была проделана большая работа, чтобы организовать разговоры о тех решениях, которые мы хотим получить. Понимаете? У протестующих, руководимых CANVAS, заметна одна особенность – они очень дисциплинированы, и их хорошо снабжают. Вы видите признаки этого в Ливане?

АВ: Да, конечно. Но им нужно много лет, чтобы внедриться. Понимаете, это очень интересно, потому что два или три года ничего не происходит, а затем вдруг люди выходят на улицы, и они хорошо организованы, и кажется, что это происходит стихийно, но это не так. Это готовилось несколько лет. Это очень сложно, на самом деле. Вчера я отправил видео в итальянский журнал под названием L’Antidiplomatico. Это левый журнал, крупный левый журнал в Италии, и это он написал, что это кулак Otpor, а я даже не задумывался об этом сначала, а затем я начал разбираться, оказывается, много писалось, что операция CANVAS и Otpor началась в 2005 году. В 2005 году ливанские группировки требовали, чтобы сирийская армия, которая действовала тогда в Ливане, ушла, затем их снова задействовали в 2015 году, так что у этих группировок долгая история. Понимаете, ливанцы сильно расколоты, и этот раскол связан с религиозным разделением в стране из-за прошедшей Гражданской войны, а также из-за различных политических альянсов, поэтому некоторые группировки тесно связаны с Западом. Например, в районе Ашраф можно услышать, как христиане говорят о величии французской оккупации и колониализма, и они хотят вернуть французов. Что-то похожее можно услышать в Гонконге. Они хотят вернуть британцев. А также есть суннитская секта, как вы знаете, Харири был суннитским премьер-министром. Затем есть Хизбалла, которая, закономерно, всегда против Харири, который не только суннит, но и имеет двойное гражданство, ливанское и саудовское. В Ливане очень сложная политическая ситуация. Очень трудно разобраться, что там происходит. И есть христианские группировки, они ультраправые. Это настоящие ультраправые, и они не скрывают этого. Они связаны с Европой. Они близко связаны с Западом. Они ненавидят шиитов. Они ненавидят всех мусульман. Здесь сложная ситуация. Эти группировки также связаны с Otpor, CANVAS и другими агентами влияния Запада, Франции и США. Всё очень сложно. Страна страдает от коррупции, ужасной коррупции. Страна страдает от разрухи, финансовых институтов. Многие аналитики считают, что в 2020 году местная экономика окончательно рухнет. В нынешней ситуации в Ливане много составляющих.

КЗ: Ого, какая сложная ситуация. Как Ливан живёт в такой ситуации? Я помню, Харири был похищен, удержан в Саудовской Аравии и подал в отставку под давлением саудитов, правительственной власти не так давно не было.
АВ: Да, да, он действительно оказался в Эр-Рияде, и он скорее всего, согласился выполнять указания саудовского правительства. Здесь много слухов, много чёрного юмора. Непонятно, кто он, на самом деле. Он ливанец? Или саудит? У него два паспорта.
КЗ: Очень интересно. Так, каково положение Ливана? Так много глобальных конфликтов сосредоточено на Ближнем Востоке, и в Ливане в частности. У него антагонистические отношение с Саудовской Аравии? Противостоит ли он Израилю? Есть ли у него дружеские отношения с Ираном? Как Ливан вписывается в эту геополитическую мешанину? Я знаю, у них много местных проблем.

АВ: Это очень сложно, потому что здесь много заграничных игроков, это похоже на положение Ирака сейчас, я писал об этом три месяца назад. Я ездил на израильско-ливанскую границу и снимал её на фото и видео. Там есть большая проблема – беспилотные атаки Израиля. И думали, что будет настоящая война между этими странами. Но они всё же очухались и остановились, хотя Израиль постоянно провоцирует и запугивает Ливан. Хизбалла играет очень важную роль в Ливане, потому что здесь рухнула вся социальная политика. Нет ничего. Если вы бедны, у вас нет ничего. Рядом с трущобами ездят Maserati и Ferrari. Но если вы бедны и заболели, единственная организация, которая будет вам помогать – это Хизбалла, поэтому её уважают здесь. Её уважают все, даже те, кто её ненавидит, потому что: А) они готовы бороться с израильскими нападениями, и Б) они предоставляют социальные услуги людям всех религий, и это очень важно. Я знаю, что Хизбалла – союзник Ирана. Т.е. Иран косвенно влияет на местные вопросы. И саудиты влияют через Харири и суннитские фракции в правительстве. Это перекрёсток. И Франция, конечно, влияет через старые колониальные связи. Как вы знаете, Ливан говорит на трёх языках: арабском, французском и английском. Франция финансово поддерживает определённые группировки и элиты здесь. И США оказывают влияние. Военные самолёты Hercules часто приземляются в аэропорту Рафика Харири. Я фотографировал это. Здесь есть и другие игроки со всего мира. И конечно, по соседству находится Сирия, и сирийская война и поток беженцев, около 1,5 миллиона в пике, играют большую роль в осложнении социальной ситуации. Но много не только сирийских, но и палестинских беженцев. Лагеря существуют тут несколько десятилетий. Это ужасная ситуация для палестинцев. Они не могут работать. Им разрешено работать только на чёрной работе. Они как сардины напичканы в лагерях. В этих лагерях много насилия и бедности. Здесь есть даже иракские беженцы. Так что Ливан, вероятно, самая сложная страна для анализа в историческом и современном плане. И, как вы знаете, это была единственная христианская страна на Ближнем Востоке, из-за французов, но теперь ситуация полностью изменилась. Мусульман здесь больше, чем христиан, но никто не знает насколько, потому что перепись запрещена. Они бояться узнать, сколько здесь мусульман, сколько шиитов, суннитов, алавитов, христиан, они боятся возобновления Гражданской войны. Поэтому здесь нет переписи, нет статистики.

МФ: Похоже, нам придётся следить за этими протестами. Хотя ещё довольно рано, всего несколько недель.
КЗ: Ну, если в феврале произойдёт кризис, это будет совсем другой этап.
МФ: Есть предсказания, вы знаете, другие экономики рухнут по всему миру. Мы вступаем в интересный период, но давайте поговорим о другом регионе, о котором вы много писали – Гонконг. В США было много путаницы об этом, но, кажется в Гонконге ситуация не намного яснее. Можете рассказать о том, что увидели?

АВ: Ну, в Гонконге всё просто. По сути, большая группа весьма запутанных молодых людей высказала верность старому колониальному режиму, Соединённому королевству и США, и они выступили против своей страны, Китая. Эти протесты, на самом деле, очень нелепы, потому что в Китае всё хорошо, в экономическом и социальном плане, и материковый Китай вынудил молодых людей в Гонконге разочароваться в старой британской капиталистической системе, которая не может обеспечить высокий ВВП и всё остальное, что делает коммунистический Китай. Гонконг – самый дорогой город в мире. Я всегда шучу, но в реальности это не смешно, прошлый раз, как я туда ездил, рядом была парковка, и с понедельника по пятницу они платили по 700 долларов за стоянку только в рабочее время, а доходы там не так высоки. Т.е. не так высоки, как в богатых странах, возможно, в терминах США около 2500 долларов в месяц. Молодёжь не может позволить себе жить в квартире, которая стоит 800-1200 тыс. в центре Гонконга. Поэтому они живут с родителями. Они разочарованы. Они должны брать студенческие кредиты, и всё это старая британская колониальная система. Гонконг подписал соглашение между СК и КНР, ну знаете, одна страна две системы. По логике, эти молодые люди должны требовать больше Пекина, но им так промыли мозги, и они настолько самовлюблённы, что протестуют против Пекина, требуют больше капитализма, больше власти Запада, и, как вы знаете, это началось с законопроекта об экстрадиции, который пыталась внести гонконгская администрация, он нарушил британские интересы, так как СК не хочет экстрадиции очень коррумпированных элит из Гонконга на материковый Китай, а также на Тайвань, Макао, даже в Европу или США. Поэтому была организована кампания против законопроекта об экстрадиции, и молодые люди говорили: нет, не хотим его, потому что он нарушает права человека, и людей будут высылать на материковый Китай, где нет справедливого суда. Т.е. вместо чего-то продуктивного, вместо улучшения их уровня жизни, они борются против Китая, который стремительно движется вперёд. Если бы вы пересекли границу между Гонконгом и Шеньчжэнем или Гуанчжоу 20, 15, 10 лет назад, это было бы день и ночь. Понимаете, Китай ещё поднимался на ноги. Гонконг был намного богаче. Теперь люди из материкового Китая даже не ходят по гонконгским магазинам, потому что у них намного лучше магазины. И конечно, у них лучше социальная сфера: общественный транспорт, парки, театры, музеи и прочее. Гонконгские жители пожаловались мне, что материковые китайцы не ходят по их магазинам, так как у них дела лучше, и они скорее поедут в Париж, Бангкок или ещё куда-нибудь. Но молодым людям Гонконга промыли мозги, и они настолько самовлюблённы, что не понимают и не хотят понять, что происходит, они хотят быть исключительными. Это было раньше, но сейчас китайцы на материке развились намного лучше, и сейчас это касается всего материкового Китая, а не только Шанхая и Пекина. Поэтому главная проблема Гонконга – пропаганда и невежество.

КЗ: Вы много раз сказали о промывании мозгов, и когда вы говорили о Ливане, говорили о долговременном влиянии CANVAS и других иностранных организаций, которые оплачивают оппозицию. В Гонконге США тоже давно использовали деньги National Endowment for Democracy, ещё до ухода Британии, и они многих там купили, и я уверен, большие деньги были вложены в промывание мозгов молодых людей, чтобы они выступали против Китая. Я видел несколько пропагандистских роликов, которые показывают в гонконгских школах, обучая детей бороться в восстании. Это очень странно. И всё это связано с конфликтом между США и Китаем. И уйгуры, мусульмане в Китае – то же часть этого конфликта. Как вы смотрите на это? Вы уже писали об этом, но я хотел бы услышать подробнее.

АВ: Сейчас я расскажу об этом, только дайте договорить о Гонконге. Понимаете, эти молодые люди говорят о демократии, свободе, но я видел в магазинах и на улицах: когда люди поднимали флаг своей страны, Китая, эти молодые люди нападали на них. Они избивали их. Я снял на видео, как один учитель поднял китайский флаг, и его сын был рядом с ним, и они начали избивать его, понимаете, они били его, а он продолжал стоять и петь национальный гимн, а его сын плакал. Это ужасно, и это происходит регулярно. Эти люди не хотят слушать других, они избивают всех, кто им противоречит. Я снял, как они разрушали станцию метро. Я частично китаец, частично русский, и я похож на британца, понимаете, они меня не трогали, потому что думали, что я британец, иначе они избили бы меня, как репортёра Синьхуа из Китая. Если я был бы больше похож на китайца, они бы избили меня. Сломали бы мне руки, или что-то в этом роде. Такова их демократия. Такова их свобода. Понимаете, если вы соглашаетесь с ними, они спокойны, если спорите с ними, будьте уверены, они нападут на вас. И они говорят, что против полиции Гонконга. Боже мой, вы знаете, я писал о беспорядках, восстаниях и гражданских войнах по всему миру. В Египте, Турции, Перу или Париже полицейские действуют одинаково. Ну знаете, слезоточивый газ против протестующих, во многих странах они вливают мочу и экскременты в воду, которой поливают демонстрантов. В Гонконге полиция поливает людей питьевой водой, вы можете пить эту воду. И газ ерундовый. Вы можете даже не закрывать лицо. Он очень мягкий. По сравнению с любым другим местом, это не плохо.

МФ: И как, по вашему, это вписывается в конфликт США и Китая? В США много антикитайского расизма.
АВ: Много было раньше, и сейчас просто невероятно. Знаете, мой лучший друг, возможно, самый знаменитый китайский пианист Юань Шэн. Сейчас он преподаёт в Пекинской музыкальной консерватории. Раньше он преподавал в Манхэттенской школе музыки. Он сказал мне, что, живя в США, часто плакал по вечерам из-за совершенно невероятного расизма и нападок, совершенно несправедливых нападок на Китай. Я никак не могу поверить, что в эпоху так называемой политкорректности такое делают с китайцами, и им не позволяют объяснять, что происходит в их стране. Мы говорим о стране, которой 6000 лет. Это их страна. Но им даже не позволяют решать, коммунизм там или нет. Они должны иметь право говорить. Если вы приедете в Китай, то увидите, что все телеканалы и газеты ссылаются на Запад. Они позволяют Западу свободно говорить, в книжных магазинах в Китае много книг и левых, и правых, и политиков, и бизнесменов Запада. Если вы зайдёте в книжные магазины Нью-Йорка или Лос-Анджелеса, всё что вы сможете найти о Китае, это критику. Понимаете, у китайцев нет ничего такого, что напоминало бы невероятную модель, созданную на Западе. Если вы послушаете ток-шоу в Британии и США, вы не услышите, что говорят китайцы о своей стране. Это абсолютное высокомерие. По поводу уйгуров, о которых вы говорили раньше, знаете, я недавно опубликовал статью в 8000 слов, около двух месяцев назад, и я напишу об этом книгу. Я проводил журналистские расследования в Афганистане, Сирии, около Идлиба, в Турции и Индонезии. Там я узнал об уйгурах, которых любят западные СМИ, и это самые жестокие террористы в сирийском конфликте. Они покинули Китай с фальшивыми турецкими паспортами, или, может быть, не фальшивыми. Они путешествовали через Джакарту. В Джакарте турки подтверждали их паспорта. Они отправлялись в Стамбул. В Стамбуле у них отбирали паспорта и переправляли в Сирию, где они воюют до сих пор, а после окончания сирийского конфликта, они отправятся в Афганистан, или в КНР, или в Россию. Граница между Афганистаном и КНР короткая, и почему бы им не проникнуть в Китай? Инициатива «Один пояс один путь» интернационалистического президента Си – большой международный проект. Этот путь идёт от Восточного побережья через бывшие советские республики, Иран и Пакистан. Посмотрите на многие страны, во многих из них жили или живут уйгуры. Их подготавливают, чтобы уничтожить этот проект. Я разговаривал с командующими сирийской армией на границе с Идлибом, и это ужасно. Я разговаривал с жертвами, которых уйгуры изгнали из их деревень, они рассказали, что уйгуры принимают все виды боевых наркотиков. Они совершенно безумны. Они не совершают изнасилований, потому что живут со своими жёнами и детьми, но они режут людей направо и налево. От их пыток даже закалённые сирийские военные были в ужасе. Мы не можем себе представить такое, но вы знаете пропаганду о том, как китайское правительство плохо к ним относится. Я встречался с представителями больших мусульманских антикитайских организаций в Индонезии. На самом деле, это они пригласили меня для беседы. И они сказали мне: нет, это не правда. В Китае ислам не запрещают. Ничего подобного нет. Там есть так называемые лагеря, где им объясняют, что такое Китай, и вы можете любить и отечество и религию одновременно. По ночам они уходят спать по домам. Но западная пропаганда всё перевирает.

МФ: Неужели? Я слышала, что в Китае живут уйгуры, и Китай поощряет их интегрироваться в Китай, но есть часть уйгуров, которые склонны к насилию, и они используются Западом в его интересах. Это верно?
АВ: Верно, они используются, и не просто используются, их прямо подготавливают для этого. Их подготавливают для этого в Турции. Они проходят подготовку в Индонезии и Сирии. Они находятся в Сирии не столько, чтобы воевать, сколько для получения боевого опыта, затем их можно будет перебросить в Китай, чтобы помешать развитию инициативы «Один пояс один путь».
КЗ: Кто же их подготавливает?
АВ: Террористы, которые захватили Идлиб, Ан-Нусра, ИГИС, и маленькие группы подготавливаются террористами в Сулавеси в Индонезии. Из них делают опытных боевиков, которых можно будет перебрасывать в Китай и Россию, и другие бывшие советские республики.

КЗ: Это очень опасно. Люди должны прочитать ваши статьи. Какой у вас веб-сайт? И как люди могут следить за вашей работой, за вашими статьями?
АВ: Тут проблема связана с написанием моего имени на английском языке, поэтому, вам, видимо, придётся напечатать ссылку на своём сайте, так как это сложно произнести: моё имя Andre Vltchek dot weebly dot com (http://andrevltchek.weebly.com). Это мой главный сайт. Все мои фильмы, очерки и книги там, есть отрывки из моих книг и статья об уйгурах, но это можно прочитать и на других сайтах, они перепечатываются по всему миру. Просто напечатайте уйгуры, затем моё имя, и вы найдёте мою статью. Обычно я печатаюсь на сайте журнала Российской академии наук NEO, который читают многие люди по всему миру. А также мои статьи можно встретить на разных сайтах от Global Research до 21st Century Wire, и многие правые сайты, типа Unz, печатают мои статьи, но иногда под другими названиями, например «Марш уйгуров».

КЗ: Мы опубликуем ссылку на ваш сайт в статье об этом интервью, и мы найдём вашу статью, и, возможно, напечатаем её в несколько приёмов, так она очень большая. Мы поместим её в хэш-тэг Popular Resistance. Ведь, об уйгурах много дезинформации.
АВ: Да, можете не стесняясь печать мои статьи. Я только прошу, чтобы вы печатали биографическую справку обо мне под каждой статьёй, с работающими ссылками на мои книги. Все свои работы я распространяю бесплатно. Это единственное условие. Понимаете, я много работал в Афганистане, и уже заканчиваю книгу, она выйдет наверно через два-три месяца.

МФ: И куда вы отправитесь потом?
АВ: Завтра я улетаю в Париж. Я буду снимать протесты Жёлтых жилетов, но не много, а затем я полечу в Сантьяго. Это мой дом, понимаете, мой второй дом. Я живу в Чили с того момента, как рухнула диктатура. Я боролся против этого ужасного нацистского колониального режима, который пытал людей во время правления Пиночета. Сейчас я летаю между Азией и Латинской Америкой. А также между Азией и Ближним Востоком, а раньше я много лет прожил в Африке. Я не могу жить на Западе. Я прожил в Нью-Йорке только шесть лет. Я не смог дольше там жить. Я не могу жить в Европе. Там много пропаганды, и всего прочего, так что я буду летать между Латинской Америкой и Азией. Я буду писать о событиях в Венесуэле, Боливии, Аргентине, и конечно Чили.

КЗ: Сейчас в Латинской Америке много происходит интересного, и вы можете написать ещё одну книгу о событиях, например, в Чили. Это интересное восстание.
АВ: Да интересное. Чили, на самом деле, совершенно отличается от других восстаний. В Чили всё настоящее, насколько я понимаю, это социалистическое восстание. Это попытка людей, которые, наконец, проснулись, вернуть себе страну, которая была до 11 сентября 1973 года, когда США свергли демократически избранного президента Альенде, заменив его на фашистского диктатора Пиночета. Поэтому, я верю, что Чили будет неуклонно бороться за социализм. В Чили мы попытаемся вернуть страну после самого ужасного периода в истории XX века, режима Пиночета.

КЗ: Это было ужасное насилие.
АВ: Люди не знают, что я индонезиец, и большая часть моей работы связана с переворотом генерала Сухарто в 1965 году. Многие не знают, что во время этого переворота убито около двух-трёх миллионов человек, в основном левых. И я называю это интеллектуальной Хиросимой. Этот переворот породил все дальнейшие перевороты, совершённые Западом, особенно в Чили в 1973 году. Перед переворотом правые угрожали сторонникам Альенде, говоря: смотрите на Джакарту. Тамошнюю резню повторили в Чили. Хочу сказать вашим слушателям, что сейчас я заканчиваю документальный фильм об Индонезии 1965 года, который пока называется «Гибель», и я надеюсь, возможно, это будет самый сильный фильм об Индонезии, четвёртой по населенности страны мира. Этот фильм должен выйти через пару месяцев. Думаю, вашим слушателям это будет интересно.

КЗ: Фантастика.
МФ: Я уверена, что им это будет интересно. Андре, большое спасибо, что нашли время для беседы с нами. Спасибо за удивительную работу, которую вы делаете. Для нас очень важно, чтобы ваши глаза рассказывали нам о том, что происходит, потому что до нас не доходит эта информация.
КЗ: Ваши глаза, ваши фотографии, видеозаписи, статьи и книги. Это здорово.
АВ: Я буду это делать. Я буду рад делиться с вами. Давайте оставаться на связи, давайте беседовать больше, и мы сможем наладить долговременные связи. Мне понравилось с вами беседовать.
КЗ: И нам тоже.
МФ: Да. Спасибо.
АВ: Спасибо вам.


Источник: A Deeper Look At Uprisings Around The World, Margaret Flowers, Kevin Zeese, Andre Vltchek, popularresistance.org, November 11, 2019.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_01_12_vnimatelniy_vzglyad_na_vosstaniya_po_vsem Sun, 12 Jan 2020 06:31:50 +0300
<![CDATA[Внимательный взгляд на восстания по всему миру (1).]]>
По всему миру вспыхивают восстания, и их очень сложно отследить. Мы побеседовали с Андре Влчеком – фотографом, писателем и документалистом, который путешествует по миру, освещая различные события. Он помог нам глубже взглянуть на условия, которые привели к этим протестам, а также на исторический контекст и внешние силы, которые могут влиять на них. Мы обсудили очень сложную ситуацию в Ливане, где нет базовых социальных услуг, зато есть западные интересы, а также Гонконг, Китай и уйгуров, которые активно пропагандируются в США, и Чили, где люди сталкиваются с насильственными государственными репрессиями и ультра-неолиберальным правительством, получившим власть после переворота генерала Пиночета 1973 года, поддержанного США. Влчек поделился с нами удивительной информацией.

Наш гость – Андре Влчек – философ, романист, кинематографист, независимый журналист, поэт, драматург и фотограф. Андре Влчек – революционер, интернационалист и путешественник, который борется против западного империализма и западного режима, навязанного миру. Он писал репортажи из десятков военных зон и конфликтов от Ирака и Перу до Шри-Ланки, Боснии, Руанды, Сирии, Демократической республики Конго и Восточного Тимора. Его последние книги: «Революционный оптимизм и западный нигилизм», «Великая октябрьская социалистическая революция», «Разоблачение имперской лжи», «Борьба с западным империализмом», «О западном терроризме: от Хиросимы до беспилотной войны», написанная вместе с Ноамом Хомским.


«Aurora» и «Point of No Return» - его главные художественные произведения на английском языке. На чешском языке он написал роман «Nalezeny». Среди других его работ: политические документальные книги «Западный террор: от Потоси до Багдада», «Индонезия: архипелаг страха», «Изгнание» (написанные вместе с Прамодья Ананта Тоер и Росси Индира), «Океания: Неоколониализм, ядерное оружие и кости», «Мировой порядок и революция! – Очерки сопротивления» (написанная вместе с Кристофером Бэком и Питером Кёнингом), а также «Освобождение Лит» (под редакцией Тони Кристини). Он написал пьесы: «Призраки Вальпараисо» и «Беседы с Джеймсом». Он входит в консультативный комитет Трибунала Бертрана Расселла.

Журналистские расследования Андре Влчека печатаются по всему миру. Он снял и срежиссировал несколько документальных фильмов для левого южноамериканского телевизионного канала TeleSUR. Они затрагивают множество различных тем от Турции и Сирии до Окинавы, Кении, Египта и Индонезии, но все они разоблачают влияние западного империализма на планету. Его новаторский документальный фильм «Руандский гамбит», разоблачающий официальную западную пропаганду о геноциде 1994 года и грабеже Конго, был показан каналом Press TV. Он снял потрясающий документальный фильм об индонезийской резне 1965 года «Терлена – разрушение нации», а также фильм о жестоком лагере сомалийских беженцев Дадааб в Кении «Пролетая над Дадаабом». Его японская команда сняла его продолжительную дискуссию с Ноамом Хомским о положении в мире, которая стала полноценным фильмом. Он часто выступает на революционных конференциях и собраниях в крупнейших университетах мира. Сейчас он живёт в Азии и на Ближнем Востоке. Его веб-сайт http://andrevltchek.weebly.com/.


Маргарет Флауэрс (МФ): Вы слушаете Clearing the FOG, правдивые разговоры, разоблачающие силы жадности с Маргарет Флауэрс и Кевином Зисом. Наш сегодняшний гость Андре Влчек.
Кевин Зис (КЗ): И мы должны беседовать с ним намного чаще, потому что он делает невероятную работу, освещая глобальные события. Прямо сейчас он находится в Бейруте. И поэтому мы поговорим с ним о Ливане, в котором сложная и очень интересная ситуация. Думаю, вам очень понравится его интервью. Он очень умный парень.

МФ: Но прежде чем приступить к этому, позвольте сообщить новости. Мы говорим с вами из столицы Палестины – Иерусалима. Сегодня мы посетили Яффу.
КЗ: Яффу и Тель-Авив, и мы увидели правду и поняли некоторые вещи. Думаю, даже большинство людей в Израиле не знают этого, потому что Израиль распространяет ложь, особенно, когда речь заходит об истории палестинцев. Они совершенно не признают то, что сделали с палестинским народом. Они не признают, что выгнали их с их Родины, и устроили этнические чистки и апартеид. Этому даже не учат в школах. Поэтому люди Израиля даже не знают своей собственной истории.

МФ: Да, об этом мы уже говорили, и это не редкость для поселенческих колониальных проектов, которые создают иллюзию, что там никого нет, и что коренное население полностью стёрто, удалено из памяти.
КЗ: Разве это не похоже на американских коренных жителей? В Северной Америке жили миллионы людей перед приходом колонистов. Движение США на запад, манифест «Явное предначертание», якобы, захватывали пустыню, хотя, на самом деле, разрушали продвинутые города и общины миллионов людей.

МФ: Итак, давайте рассмотрим новости. Мы хотим, чтобы наши слушатели знали, что «Международное сопротивление войне» выпустило новую брошюру о найме солдат. Вы можете найти её на сайте WRI-IRG.org, и это важная информация для тех, кто хочет бороться с наймом, поскольку в ней рассказывается о множестве различный приёмов, которые используются для пропаганды среди молодёжи, и о возможности не вступать в армию.
КЗ: Да. И вы знаете, что противодействие найму – давняя тактика людей, выступающих против милитаризма, и была давняя тактика армии найма бедных людей, страдающих от несправедливой экономики, мало оплачиваемых рабочих мест и студенческих долгов.

МФ: Да, интересно, что они обнаруживают, что попытка пропагандировать идеи, что вы воюете за свою страну, вы воюете за свободу, на самом деле, больше не работает. И вот они, рекрутёры в США, изменили свою тактику, говоря: если вы не хотите, чтобы студенческий долг висел над вашей головой, вступайте в армию.
КЗ: В одной из интересных сегодняшних бесед с палестинцем он упомянул, что в Израиле люди обязаны служить в армии. Мы говорили, что в США нет такого правила, в США была обязательная служба, но проблема была в том, что когда они призывали людей в армию, чтобы вести войны, действительно бессовестные, бесчеловечные и нарушающие международное право, в армии встречались люди, которые говорили: «нет», и генералы поняли, что они не могут контролировать призывников. Именно призыв помог остановить войну во Вьетнаме. Войну во Вьетнаме остановили именно действия солдат, которых отправляли во Вьетнам, а они говорили «нет» своим генералам и не желали идти дальше, выступая против своих генералов и офицеров. И поэтому США отказались от призыва и ввели контрактную службу, чтобы сохранить военную мощь, а также снизить стандарты, нанимая людей, которые не подходят для армии, обучая их убивать, носить оружие и совершать военные преступления по всему миру.

МФ: И теперь президент Трамп предложил отправить войска в Мексику, чтобы помочь в войне с наркобизнесом. Это произошло после того, как наркокартели убили нескольких мексикано-американских граждан, которые ехали на внедорожниках, включая шестерых детей и трёх женщин, и поэтому Трамп сказал: хорошо, мы отправим наши войска, чтобы помочь вам. Президент Мексики отказался от предложения Трампа.
КЗ: Он сделал это очень красиво. У нас есть статья об этом на PopularResistance.org. Если вы посмотрите по тэгу «Мексика», то найдёте эту статью. Обрадор сказал действительно умные слова о том, что война – это неправильный путь, и если вам нужно создавать политику, основанную на убийствах, то это неправильно. Политика – это замена войны, политика означает демократию, переговоры, дипломатию. Нужно создавать политику, которая реально работает. А война с наркотиками… вы понимаете, с этим Трамп идёт на выборы 2020 года, со своей жёсткой риторикой, как и война с наркотиками, которую придумал президент Никсон, идя на выборы. Именно тогда появился термин «война с наркотиками». Рональд Рейган продолжил её. Оба Буша, Билл Клинтон продолжили её. Лишь недавно мы начали отходить от войны с наркотиками. Кажется, все поняли, что она провалилась. Чем больше денег, чем больше власти даётся полиции, тем больше у неё возможности нарушать гражданские свободы, больше людей сажать в тюрьмы. Все это привело к большой проблеме. Это не решило проблему наркотиков. Суть в том, что наркотики – это вопрос здравоохранения, а не правопорядка. Делая это вопросом правопорядка, выводя это за рамки закона, мы действуем неправильно для решения проблемы здравоохранения, а подход регулирования или снижения вреда дал бы нам больше шансов на сокращение вреда от наркотиков.

МФ: Давайте поговорим о других странах Латинской Америки. Мы говорили об этом несколько последних недель, потому что там много всего происходит. Радио «Образовательная сеть Боливии» опубликовало 16 конфиденциальных аудиозаписей лидеров оппозиции, которые говорят о поддержке переворота против президента Эво Моралеса. Они упомянули таких членов Конгресса США как Марко Рубио, Боб Менендес и Тед Крус.
КЗ: Ясно, что это была попытка переворота. Она началась до выборов и усилилась после выборов. В день выборов перед окончательным подсчётом, до получения всех результатов, Моралес побеждал с 9% перевесом, а ему нужно было 10%. Для предотвращения второго тура нужно было 10%. Когда были собраны все голоса, он опередил ближайшего соперника на более 10%. Причина задержки – голоса из Андского региона, горного района Боливии, района коренных народов, где Моралес пользуется наибольшей поддержкой, были задержаны. Когда они пришли, Моралес победил. Сейчас меня удивило предложение Моралеса провести новые выборы. ОАГ, которая не заслуживает доверия, поскольку является инструментом США, опубликовала доклад, в котором высказывает недоверие к этим выборам. Моралес назвал это политическим, а не техническим докладом, который освещал бы проблемы выборов. Но он признал, что для сохранения мира, он должен проявить жёсткость. Оппозиция устроила множество пожаров и злоупотреблений. Оппозиционеры схватили мэра, публично остригли ей волосы, всё это выглядело как сцена из «Игры престолов». Я удивился, что Моралес уступил этому, и решил призвать к новым выборам. Он призвал оппозицию уважать это. Посмотрим, сработает ли это. Я обеспокоен, когда вы совершаете попытку насильственного переворота при поддержке США, это вырастает в большую проблему. И поэтому, думаю, это будет воспринято как признак слабости, и ситуация ухудшится. Надеюсь, я ошибаюсь. Надеюсь на это, и уверен, что Эво Моралес гораздо лучше понимает Боливию, чем я, и что оппозиция действительно стремится к демократии, а не к перевороту.

МФ: Есть хорошие новости из Бразилии. На прошлой неделе бывший президент Лула был освобождён из тюрьмы. В Бразилии также прошли массовые протесты против нынешнего президента Жаира Больсонару, и они прошли в десятках городов, и значительная часть этих протестов связана с убийством в марте 2018 года члена Совета Мариэль Франко. Протестующие считают, что к этому убийству имеет отношение президент – его сосед, которого подозревают в этом убийстве, возможно, сделал это из-за своих связей с Больсонару.
КЗ: Больсонару, конечно, ненавидел её. Во-первых, она была лесбиянкой, а он ненавидит их. Во-вторых, она была левой, а он ненавидит левых, и она была чёрной. И как вы понимаете, этой троицы причин достаточно, чтобы Больсонару захотел от неё избавиться, но пока мы не видим доказательств. Расследование ещё продолжается. Про Лулу, думаю, важно понимать, что он освобождён не из-за оправдания. Его приговор ещё не отменён. Он всё ещё рассматривается в Верховном суде. Его освободили по другой причине, которая касается многих заключенных. Его освободили шестью голосами против пяти. Суд отменил решение о том, что когда вы теряете первую апелляцию, вы немедленно попадаете в тюрьму. Суд постановил, что вы остаётесь на свободе в ожидании апелляции. И это значит, что Лула, у которого есть апелляция, должен выйти на свободу из-за этого изменения. Но несмотря на это решение, Лула не может баллотироваться в президенты. Он не сможет участвовать в выборах до 2025 года, если его приговор не будет отменён. Но Лула уже говорит, что будет баллотироваться на пост президента в 2022 году. Он готов выступить против Больсонару на следующих выборах. Но для этого Верховный суд должен отменить его приговор, и есть много причин сделать это, потому что появилась новая информация, благодаря расследованию Intercept, разоблачившему, что судьи и прокуроры сговорились, чтобы осудить Лулу. Думаю, есть хорошие шансы на отмену его приговора, и мы увидим, как Лула борется за пост президента в 2022 году, или даже раньше. Также говорят, что Больсонару на грани импичмента. Так что сейчас в воздухе Бразилии много хорошего, но самое хорошее – Лула вышел из тюрьмы.

МФ: В Чили уже три недели продолжаются протесты. Подробнее мы рассмотрим их в нашей беседе с Андре Влчеком, но с этим связаны две новости: во-первых, оппозиция, выступающая против президента Пиньеры, призывает провести учредительный референдум. Она хочет новую конституцию. Она также призывает к отставке правительства и к новым выборам, и она подала судебный иск против президента за преступления против человечности. За три недели протестов убито 23 человека, многие из них убиты полицейскими пулями, некоторые убийства были особенно жестокими, чтобы показать соседям, что с ними будет, если они выйдут на протесты. Были изнасилования и пытки.
КЗ: Важно знать, что протестующие много выиграли. Премьер-министр уволил весь свой кабинет, чтобы спастись самому. Он также полностью изменил политику, которая вызвала эти протесты, но это не остановило протесты. Они требуют его отставки, новых выборов и конституционное собрание.

МФ: Давайте поговорим о Кубе. Было очередное голосование в ООН. Это происходит каждый ноябрь. Это уже 28 год, когда проходит голосование за отмену антикубинского эмбарго США. В этом году 187 стран проголосовали за отмену эмбарго. Три страны проголосовали против, неудивительно, что это США, Израиль и Бразилия, и две страны воздержались, и также неудивительно, что это Колумбия и Украина.
КЗ: С моей точки зрения, здесь две печальные вещи. Во-первых, США продолжают действовать так, будто они выше мирового права, и могут нарушать его в одностороннем порядке, накладывая экономические санкции на страны, пытаясь сменить их правительства и политики. Это нарушение международного права. Снова и снова подавляющее большинство мира призывает США прекратить свою практику. Но США игнорируют это. Вторая печальная вещь показывает беззубость международного права, и пока мы не укрепим международное право, а это означает избавление от Совета безопасности, который использует вето против желания мира. Это небольшое число стран, особенно постоянные члены Совета, это малое число стран, мешающих миру двигаться в правильном направлении и привлечь США к ответственности. Пока мы не изменим это, ООН будет беззубой, беспомощной перед нарушителями права.

МФ: И далее быстро, просто, чтобы наши слушатели знали, что продолжаются протесты на Гаити, уже восемь недель они призывают к отставке президента Жовенеля Моиза.
КЗ: И это ещё один пример организованного США переворота. Моиза, на самом деле, никто не избирал, Хиллари Клинтон позвонила на Гаити и приказала назначить его президентом. Это коррумпированный и противоречивый лидер, и народ больше не хочет идти туда, куда он ведёт, мы должны это понимать, но самыми агрессивными эти протесты были только два месяца. И поэтому они требуют, чтобы он ушёл, и было сформировано новое правительство через выборы. Итак, посмотрим, чем это закончится.

МФ: И на прошлой неделе мы взяли интервью у Фрэнка Чапмана. Мы хотим напомнить нашим слушателям: в эти выходные, 22-24 ноября состоится повторный запуск Национального альянса против расизма и политических репрессий. Это будет происходить в Чикаго, но на прошлой неделе было несколько интересных событий. Было голосование в Рочестере (Нью-Йорк) – публичный референдум, на котором 76% проголосовали за создание совета контроля полиции.
КЗ: Да, это очень хороший шаг. Он показывает, что многие города страны борются с полицейским насилием и убийствами, особенно чёрных и коричневых людей. Это действительно очень дико в большинстве городов США. Здорово, что Рочестер сделал этот важный шаг, но город, который далеко впереди – Чикаго, и это благодаря Чапману и его коллегам. В статье об изменениях в Рочестере, мы написали, что Чикаго предлагает выборный совет, который будет осуществлять общественный контроль полиции, включая приём на должности инспектора и начальника полиции, к чему призывают многие города, чтобы иметь возможность увольнять и обвинять полицейских, контролировать их обучение и многие другие аспекты деятельности полиции. Когда общество получает контроль, это очевидно, положительно, особенно это касается чёрных общин, и это очень важное изменение, если мы хотим заставить работать полицейскую систему и изменить всю систему. Полиция должна служить и защищать. Общественный контроль позволит гарантировать, что она исполняет эту работу, иначе люди могут сменить полицию.

МФ: Итак, этот совет контроля полиции в Рочестере не избран, но общественные организации, которые к этому подталкивают, фактически выбрали совет из девяти членов, и им будут платить. Посмотрим, как это получится. У них есть 90 дней, чтобы этот совет начал работать. В Нью-Йорке на прошлой неделе прошли протесты против полицейского насилия в метро, особенно в отношении чёрных и коричневых молодых людей. Они вызваны тремя происшествиями на одной неделе. Эти протесты прошли в Бруклине и Квинсе, где полиция и совершила преступления.
КЗ: Это происходит на фоне полицейского стремления увеличить полицейский штат в системе нью-йоркского метро. Люди призывают убрать полицию из нашего метро, а полиция делает обратное, и дополнительно вводит в метро сотни полицейских.

МФ: Верно, и протестующие говорят, что тарифы должны быть бесплатными или значительно снижены, потому что цены очень высоки, особенно для бедных людей, а эти деньги идут не на восстановление инфраструктуры. Они говорят, что есть множество проблем с инфраструктурой нью-йоркского метро, и они против использования денег пассажиров для оплаты полиции. Давайте поговорим о Южной Каролине. На прошлой неделе заключённые подали петицию в ООН по поводу условий содержания в тюрьмах третьего уровня. Они требуют международного гуманитарного вмешательства. Их держат в камерах по 22-24 часа в день. В них темно. Еда плохого качества. Тюремщики очень жестоки. Там ужасные условия. Поэтому они требуют вмешательства ООН.
КЗ: Многие страны критикуют США за плохое отношение к заключённым. Это грязное пятно на нашем обществе, и общенациональная проблема. Мы составляем 5% мирового населения, но в наших тюрьмах сидят 25% всех заключённых мира. В одиночках у нас сидят больше людей, чем в большинстве стран, и в последние годы у нас часто проходят тюремные забастовки, во время которых заключённые выдвигают разумные требования. Вся тюремная система заслуживает внимательной инспекции. Многие призывают к её ликвидации и созданию альтернатив тюрьмам. Думаю, этот вопрос мы должны чаще и подробнее обсуждать, потому что тюрьмы не работают. Они очень дороги и становятся центром получения прибыли для корпораций, и это не только частные тюрьмы. Телефонные, продовольственные, текстильные компании используют тюремное рабство. Есть много примеров, как тюрьмы стали центром корпоративной прибыли.

МФ: Верно. Интересно, что ты сказал про центры прибыли, потому что активисты в Бостоне и некоторых других городах начали кампанию по освобождению от тюрем, и на этой неделе они протестовали против инвесторов. В Бостоне они протестовали против центров заключения Уайтта, где люди заключены в ожидании убежища. Неправильно, когда люди, просящие убежища, должны сидеть в тюрьме, и я думаю, важно признать, что иностранные модели обращения с людьми, совершившими преступления, отличаются от того, что есть в США. Например, в Финляндии считается, когда кто-то совершает преступление, это общество неправильно поступило с этим человеком, и оно несёт ответственность за его действия, и должно исправить это.
КЗ: Да, исправляться гораздо лучше, чем наказывать людей. США выбрали самый дорогой, негуманный и неэффективный способ обращения с заключёнными, и если вы прибавите к этому расизм в тюремной системе, и если вы посмотрите на каждый шаг уголовного процесса, будь то полицейский арест, обращение полиции с людьми на улицах, будь то прокуроры, обвиняющие людей, будь то сотрудники предварительного следствия, или судьи, выносящие приговоры – на каждом шагу вы видите признаки расовой несправедливости в тюремной системе. В дополнение к общим проблемам в тюрьмах, есть ещё и расистская проблема.

МФ: Давайте поговорим о Джулиане Ассанже. Люди могут знать, что его продолжают держать в тюрьме в ожидании решения об экстрадиции. На прошлой неделе 5 ноября сотни людей протестовали около Министерства внутренних дел Британии, среди них был отец Джон Шиптон, множество знаменитостей. Здоровье Ассанжа действительно становится хуже. Сейчас его держат в одиночке, и не разрешают получать почту.
КЗ: Каждый раз, как мы узнаём больше о состоянии Джулиана, мы понимаем, что обращение с ним позорно и отвратительно. Джулиан Ассанж – редактор и издатель, который сделал то, что каждый редактор и издатель должен был сделать, он опубликовал правду о военных преступлениях США и других стран, о корпоративном контроле Госдепартамента США, о корпоративном господстве в торговых соглашениях. Эти проблемы должны быть на первых страницах каждой газеты. Действительно, некоторые газеты использовали информацию Wikileaks, но они мало что сделали для защиты Ассанжа. Все СМИ должны поддерживать Ассанжа. То, что США угрожают использовать Закон о шпионаже в отношении редактора и издателя, должно тревожить каждое новостное агентство, каждый источник информации, но большинство из них молчит. Мы имеем право знать, как правительство США нарушает закон. Мы имеем право знать, как корпорации управляют нашей внешней политикой. Эта информация должна быть открытой, но из-за корпоративного и правительственного контроля наших СМИ это не так. Джулиан Ассанж вырвался из этого, и теперь его наказывают ужасным образом.

МФ: Мы заканчиваем с новостями. На прошлой неделе Верховный суд Британии вынес решение в пользу участников движения «Восстание против вымирания», которые оспорили полный запрет на протесты в октябре. Суд решил, что люди имеют право на протест, и 400 арестованных могут опротестовать их аресты.
КЗ: Такой запрет всех протестов должен быть признан незаконным. Интересно, что в Венесуэле, Никарагуа, Боливии и других странах, в которых США организуют протесты для свержения правительств, нет запретов на протесты, но наш ближайший союзник, Соединённое королевство, поступает именно так. Ещё один нас союзник, Франция, принимает жёсткие меры против Жёлтых жилетов. США с лицемерием относятся к разным странам.
МФ: Всё очень просто, если протесты удовлетворяют интересам США, это хорошие протесты. Если протесты противоречат интересам США, это плохие протесты.
КЗ: Точно. И США тоже жестоко разгоняют протесты. Мы могли бы многому научиться у стран, называемых нашими врагами.


Источник: A Deeper Look At Uprisings Around The World, Margaret Flowers, Kevin Zeese, Andre Vltchek, popularresistance.org, November 11, 2019.

Вторая часть.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_01_11_vnimatelniy_vzglyad_na_vosstaniya_po_vse Sat, 11 Jan 2020 06:32:03 +0300
<![CDATA[Группа Лимы]]>
Формально можно рассматривать создание группы Лимы как вмешательство во внутренние дела Венесуэлы, однако ситуация вокруг и внутри Венесуэлы имеет весьма отчетливый "серый" характер - подобные ситуации плохо урегулированы международным правом, а потому создание политических, а не правовых инструментов в таких ситуациях выглядит как минимум оправданным.

"Серую" зону создали сами венесуэльские власти - после смерти Чавеса авторитет его соратников, мягко говоря, не дотягивал до харизмы весьма специфичного, но точно популярного команданте. А потому легитимность пришлось добирать через нарушения, манипуляции, фальсификации и террор. Лет 50 назад такие номера в Латинской Америке были вполне обычным явлением, но сейчас подобные практики ушли в прошлое. И попытка вернуть их в Венесуэле и создала пограничную ситуацию - государства региона отказались признавать законность и легитимность правящего режима, который в 18 году формально победил на выборах президента, но Мадуро пришлось находиться в подвешенном состоянии более полугода, прежде чем он решился на инаугурацию, которая и стала поводом для политического кризиса.

В Венесуэле сегодня параллельно существуют две формально законные власти - президентская и парламентская, причем Мадуро не может оспорить законность и легитимность парламента, а вот его легитимность под большим вопросом и не признается большей частью государств региона, да и в мировом масштабе тоже.

Группа Лимы в сложившихся условиях - это пусть и слабый, но хоть какой-то инструмент, который призван не столько совершить вмешательство в существующий кризис, сколько гарантировать помощь Венесуэле после того, как режим Мадуро рухнет. То, что это произойдет - сомнений не вызывает. Вопрос лишь - когда. Группа Лимы после краха Мадуро станет гуманитарной миссией и в каком-то смысле международной военной полицией, которая будет поддерживать минимальный порядок в наиболее критических точках Венесуэлы. В этом смысле вмешательство во внутренние дела на данном этапе сводится к декларациям и подготовке к ситуации окончательного обрушения обстановки в Венесуэле. До этого группа Лимы не намерена что-либо делать. Проще говоря, это объединение - план "Б", отложенное решение на послекризисный период.

Правда, есть сценарий, когда внешнее вмешательство станет неизбежным - но и в этом случае оно сведется к созданию буферных зон, в которых будут задерживаться беженцы с тем, чтобы не допустить их бесконтрольного распространения по региону - и в первую очередь Колумбию, которая и без того наводнена почти двумя миллионами беглецов из чавистского рая.

Вступление Боливии в группу Лимы не слишком усиливает это объединение - Боливия сама находится в крайне тяжелом положении. Однако в политическом смысле это, конечно, удар по Мадуро, блокада вокруг которого становится все более плотной.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_12_23_gruppa_limi Mon, 23 Dec 2019 00:25:56 +0300
<![CDATA[Warrant for arrest of Evo Morales issued in Bolivia]]> Ousted president accused by prosecutors of sedition and terrorism

Prosecutors in Bolivia’s capital have issued an arrest warrant against the former president Evo Morales, accusing him of sedition and terrorism.

The interior minister, Arturo Murillo, recently brought charges against Morales, alleging he promoted violent clashes that led to 35 deaths during disturbances before and after he left office.

Continue reading...]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_12_18_warrant_for_arrest_of_evo_morales_issued Wed, 18 Dec 2019 22:55:52 +0300
<![CDATA[Почему люди в США не восстают, как во всём мире?]]>
Антикоррупционная демонстрация 27 октября 2019 года в Сантьяго против приватизации и разрушения медицины, пенсионной системы, общественного транспорта, образования.

Волны протестов, захлестнувшие многие страны по всему миру, наводят на один вопрос: почему американцы не организуют мирные протесты, как их соседи? Мы живём в сердце той самой неолиберальной системы, которая распространяет несправедливость и неравенство капитализма XIX века на народы XXI века. Мы страдаем от тех же самых злоупотреблений, которые привели к массовым протестам по всему миру: высокой жилищной платы, замороженных зарплат, бесконечных долгов, растущего экономического неравенства, приватизации медицины, уничтожения социальной защиты, неполноценного общественного транспорта, системной коррупции и бесконечных войн.

Во главе нашей страны тоже сидит коррумпированный и расистский миллиардер, которого Конгресс должен выгнать в отставку, но почему перед Белым домом нет массовых демонстраций, стучащих в кастрюли с требованием свержения Трампа? Почему люди не осаждают штаб-квартиры своих конгрессменов с требованием представлять их интересы или уйти? Если все наши беды до сих пор не привели к революции в США, то что может привести к ней? В 1960-70-х бессмысленная война с Вьетнамом спровоцировала серьёзные и хорошо организованные антивоенные протесты. Но сегодня бесконечные американские войны бушуют по всему миру, убивая и калеча мужчин, женщин и детей в отдаленных странах, день за днём, год за годом. Наша история богата массовыми движениям за гражданские права, права женщин и гомосексуалистов, но сегодня они стали покорными.

Движение Occupy 2011 года ближе других подошло к вызову всей неолиберальной системе. Оно рассказало новому поколению о реальном коррумпированном правительстве, которое составлено «одним процентом» и работает в его интересах. Оно организовало движение солидарности с маргинальными 99%. Но это движение заглохло, потому что не смогло преобразоваться от децентрализованных демократических форумов до сплочённой организации, которая может влиять на существующую систему власти. Экологическое движение начинает усиливаться в новом поколении, организуя акции против разрушительной экономической системы, которая на первое место ставит корпоративную прибыль, а не выживание жизни на Земле. Но протесты против климатических изменений больше заметны в европейских, а не американских городах. Почему же американская общественность настолько пассивна?

Американцы тратят свою энергию на избирательные кампании.

Избирательные кампании в большинстве стран проходят всего несколько месяцев со строгими ограничениями на финансирование и рекламу для обеспечения честных выборов. А американцы тратят миллионы часов и миллиарды долларов на многолетние избирательные кампании, проводимые постоянно растущим рекламным бизнесом, который даже наградил Барака Обаму в 2008 году титулом «Маркетолог года» за победу не у Джона Маккейна, а у корпораций Apple, Nike и Coors. После долгожданного окончания выборов в США, тысячи измученных волонтёров подметают бумажный мусор и расходятся по домам, считая свою работу законченной. Избирательная политика должна вести к переменам, но неолиберальная модель корпоративной «право-центристской» и «лево-центристской» политики гарантирует, что конгрессмены и президенты обеих партий будут подчиняться «одному проценту», который оплачивает этот банкет.

Бывший президент Джимми Картер прямо назвал то, что американцы, стесняясь, называют «финансированием кампании», системой легализованного взяточничества. Учреждение Transparency International ставит США на 22 место по уровню политической коррупции, называя нашу страну самой коррумпированной среди развитых стран. Без массового движения, постоянно подталкивающего к реальным переменам и привлекающего политиков к ответственности, наши неолиберальные правители будут и дальше верить, что могут спокойно игнорировать проблемы и интересы обычных людей при принятии ключевых решений для жизни нашего мира. Фредерик Дуглас написал в 1857 году: «Власть ничего не уступает без требования. Этого никогда не было и не будет».

Миллионы американцев усвоили миф об «американской мечте», поверив, что они имеют исключительные возможности в социальной и экономической мобильности, по сравнению с гражданами других стран. А если они не добились успеха - то это их собственная вина - они либо глупы, либо ленивы. «Американская мечта» - не просто иллюзия, это полная фантазия. На самом деле, в США самое большое финансовое неравенство среди развитых стран. Из 39 развитых стран Организации экономического сотрудничества и развития только в ЮАР, Коста-Рике и США уровень бедности превышает 18%. США - ненормальная страна - очень богатая страна, граждане которой погрязли в нищете. Хуже того, это закреплено системой: дети бедных родителей останутся бедными до старости и вырастят бедных детей. Но идеология «американской мечты» заставляет людей бороться друг с другом за лучшую жизнь только для себя, вместо того, чтобы требовать справедливого доступа к социальной помощи, медицине и образованию для всех.

Корпоративные СМИ делают американцев невежественными и послушными.

Система корпоративных СМИ США уникальна по степени консолидации корпоративной собственности и ограниченности взглядов. Экономические сообщения отражают интересы владельцев корпораций и рекламодателей, обсуждение внутренних дел ограничено представлениями только демократических и республиканских лидеров, вялое освещение международных дел управляется Госдепартаментом и Пентагоном. Закрытая система СМИ закутывает общественность в герметичный кокон мифов, намёков и пропаганды, из-за которого мы совершенно ничего не знаем о собственной стране и мире, в котором живём. Организация Reporters Without Borders ставит США на 48 место из 180 стран по уровню свободы прессы. И в этом рейтинге США снова занимают исключительно низкое место среди развитых стран.

Конечно, люди могут искать правду в социальных сетях, желая спастись от корпоративной болтовни, но социальные сети также рассеивают внимание. Люди проводят бесчисленные часы в facebook, twitter, instagram и других платформах, выражая злобу и разочарование, вместо того, чтобы встать с дивана и сделать что-нибудь, и единственное исключение - подписание петиций одним кликом мыши - ничего не может изменить в этом мире. Добавьте сюда постоянные отвлекающие факторы Голливуда, компьютерных игр, спорта и потребительства, а также истощение от многочасовой работы, чтобы свести концы с концами, и вы получите политическую пассивность американцев. И это не исключение из правила, а закономерный результат работы сети экономических, политических и информационных структур, которые делают американцев невежественными, неуверенными, и беспомощными.

Политическая покорность американского общества не означает, что американцы довольны своей жизнью, а уникальные проблемы, с которыми сталкиваются американские политические активисты, не страшнее тех, с которым сталкиваются активисты в Чили, Гаити или Ираке. Как же нам освободиться от навязанных нам ролей пассивных наблюдателей и бездумных болельщиков политических представлений, организованных правящим классом, который, надсмехаясь над нами, отнимает у нас богатство и власть? Мало кто предсказывал год назад, что 2019 год станет годом глобального восстания против неолиберальной политэкономической системы, которая господствовала более 40 лет. Мало кто предсказывал новые революции в Чили, Ираке или Алжире. Но народные восстания могут менять консервативное мышление.

Причины этих восстаний оказались неожиданными. Протесты в Чили вспыхнули из-за увеличения платы за проезд в метро. В Ливане последней каплей оказался налог на WhatsApp и другие социальные сети. Повышение налога на бензин привело к протестам «жёлтых жилетов» во Франции. Отмена субсидий на бензин спровоцировали восстания в Эквадоре и Судане. Общий признак всех эти движений – возмущение обычных граждан системами и законами, которые укрепляют коррупцию, олигархию и плутократию за счёт снижения уровня жизни народа. В каждой стране эти неолиберальные меры вызвали искры, разжёгшие пламя восстаний. И когда люди вышли на улицы, первоначальные причины их возмущения быстро отошли на второй план, уступив место требованиям отставки властителей и правительств.

Массы против тоталитаризма.

Государственные репрессии только укрепили решимость людей добиваться фундаментальных перемен, хотя миллионы протестующих в большинстве стран продолжают придерживаться тактики ненасилия, резко отличаясь от насильственных ультраправых путчей, как например в Боливии. Хотя эти восстания кажутся стихийными, в каждой стране, где в 2019 году поднялись обычные люди, активисты годами создавали движения, которые и встали во главе народных демонстраций. Исследование истории ненасильственных протестов, проведённое Эрикой Ченовет, показало, что если даже 3,5% населения выходят на улицы с требованием политических перемен, правительства не могут противостоять им. В США после прихода к власти Трампа количество американцев, считающих «прямые действия», включая уличные протесты, противоядием от коррумпированной политики выросло с 17% до 25% - это намного больше 3,5%. Только 28% до сих пор считают важным «голосование за хорошего кандидата». Таким образом, видимо, мы просто ждём хорошего повода для настоящего возмущения.

На самом деле, действия прогрессивных активистов в США давно беспокоят неолиберальный истеблишмент. Без их работы по просвещению тысяч американцев Берни Сандерс оставался бы сейчас малоизвестным сенатором из Вермонта, игнорируемым корпоративными СМИ и демократической элитой. Шокирующий успех Сандерса в президентской гонке 2016 года заставил новое поколение американских политиков говорить о реальных решениях реальных проблем, вместо пустых обещаний и туманных лозунгов таких неолибералов как Трамп и Байден. Мы не можем предсказать, что станет последней каплей для вспышки восстания в США, но всё больше и больше американцев, особенно молодых людей, мечтают об альтернативе системе, которая не отвечает нашим требованиям. Революция готова разгореться, нам нужно только продолжать высекать искры.


Источник: Why Aren't People in the US Rising Up Like Those Elsewhere in the World?, Medea Benjamin, Nicolas J S Davies, commondreams.org, November 14, 2019.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_12_16_pochemu_lyudi_v_ssha_ne_vosstayut_kak_vo_v Mon, 16 Dec 2019 16:48:48 +0300
<![CDATA[Весь мир, кроме США, протестует против неолиберализма и олигархии.]]>
Пессимизм, распространяемый так называемым «сопротивлением Дональду Трампу», служит лишь одной цели: снизить чувствительность населения США к нищете, жёсткой экономии и войне. Трампа и Россию они называют виновниками политического кризиса в Вашингтоне. Хиллари Клинтон и её неолиберально-олигархические спонсоры выступают против Трампа, которого они считают предателем доктрины имперской исключительности США. Клинтон называет Тулси Габбард и Джилл Стайн агентами России и Трампа, Джо Байден распространяет ложь о русском вмешательстве в выборы 2020 года, и даже Берни Сандерс считает Трампа самой опасной политической силой в США. Такая реакционная политическая атмосфера гарантирует подавление протестов против неолиберализма ещё на избирательном уровне.

Многие народы мира показали, что есть альтернатива неолиберализму. Рабочие и крестьяне Чили, Боливии и Эквадора прямо выступили против навязанного США неолиберального режима. Массовые протесты коренных жителей Эквадора заставили президента Ленина Морено бежать из столицы 9 октября после правительственного утверждения кредита МВФ в размере 4,2 млрд. долларов. Восемь протестующих убиты и тысячи ранены во время репрессивного подавления этих протестов. Это восстание не достигло успеха, но кредит МВФ был отложен. Сейчас группы протестующих пытаются разработать альтернативную модель правления, понимая, что борьба с предателем Морено и его хозяевами из МВФ далека от завершения.

Рабочие и крестьяне Боливии переизбрали своего социалистического индейского президента Эво Моралеса на третий срок. Правые оппозиционные силы, как и следовало ожидать, попытались дискредитировать народную поддержку Моралеса и легитимность избирательной системы. Но неудивительно, что они не смогли подорвать огромную популярность Моралеса в стране. Под руководством Моралеса и Движения к социализму бедность в Боливии сократилась с 70% в 2004 году до 36,7% в 2017 году – это самый низкий уровень в истории страны. Кроме того, Боливия больше не помогает американскому имперскому удушению Латинской Америки. Недавно боливийское правительство предложило создать континентальную армию для защиты от угроз США.

В отличие от Эквадора и Боливии, в Чили не было левого демократического правительства с црушного переворота 1973 года. За последние три десятилетия в Чили произошло несколько восстаний, включая массовые студенческие протесты 2011 года против приватизации системы образования, начатой при фашистском режиме Аугусто Пиночета и законченной при либеральном режиме Пиньеры. Нынешняя уличная борьба в Чили началась в середине октября, когда правительство объявило о повышении платы за поезд в общественном транспорте, которая должна составить половину минимальной зарплаты чилийских рабочих. Но эти широкие протесты переросли в восстание против всей неолиберальной политики, которая заставляет учителей и других работников работать в 80 лет, чтобы выжить. Чилийское правительство никогда не отказывалось от методов фашистского режима при подавлении протестов. Полицейские убили 18 человек и ранили несколько сотен во время антиправительственных протестов.

Ещё одно массовое восстание против неолиберализма произошло на Гаити. Борьба гаитянского народа тесно связана со всей борьбой против неолиберализма в Латинской Америке. В 2018 году марионеточный режим президента Жовенеля Моиза украл более двух миллиардов долларов фонда PetroCaribe, созданного для развития бедных стран региона при поддержке Уго Чавеса и на венесуэльские деньги, заработанные от продажи нефти. Народ Гаити выступил с требованием прекращения нелегитимного правления Моиза. Режим Моиза организован в результате двух американских переворотов против Жан-Бертрана Аристида, ооновского заражения Гаити холерой и жёсткой приватизации, которая помешала гаитянскому народу обрести независимость, несмотря на долгую историю местной борьбы с рабством и колониализмом.

Народы Латинской Америки и других бедных регионов ведут борьбу против неолиберализма, который является главной составляющей американского империализма. С одной стороны, американский империализм создал глобальный режим капиталистического террора, который привёл к обнищанию большей части населения мира. С другой стороны, Китай и Россия возглавляют экономическое и техническое возрождение Востока. Американский империализм всё больше и больше похож на бумажного тигра, как говорил Мао ещё в 1956 году, описывая антикоммунистические и имперские тенденции Вашингтона. Распад Советского Союза дал американскому империализму временную передышку в глобальной конкуренции. Однако империализм быстро утратил легитимность в XXI веке, когда народы распробовали смертельные плоды неолиберальной шоковой терапии.

Американский империализм защищает свою гегемонию, мастерски разрывая все отношения между сражающимися рабочими в США и усиливающимся пролетариатом развивающихся стран. Чёрные левые политики раньше служили связующим звеном между активистами на материке империи и заморскими освободительными движениями. Иными словами, классовая борьба в США идёт туда, куда её ведут чёрные политики. Но сейчас чёрные политики в США далеко сместились вправо, благодаря махинациям «первого чёрного президента» и его корпоративных спонсоров. Отсутствие революционного чёрного руководства привело к подрыву таких движений как Occupy Wall Street, Black Lives Matter и других демократических и социалистических выступлений против капиталистической власти.

Это не означает, что в США нет народного недовольства режимом жёсткой экономии. Одна лишь популярность Сандерса показывает, что неолиберализм сталкивается у нас с кризисом легитимности. Но в отличие от массовых восстаний по всему миру, все наши протесты ограничиваются разговорами Демократической партии о новом Новом курсе. Немногие помнят, что Новый курс был уступкой рабочим, а не доброй волей Рузвельта. Рабочие проводили забастовки по всей стране, поэтому Рузвельт решил «спасти капитализм». Сам Сандерс неоднократно заявлял, что для проведения даже минимальных социал-демократических реформ в США необходимо массовое движение. Но массовое движение невозможно внутри системы, которая основана на подавлении социал-демократии. Сандерс с готовностью подчиняется диктату демократического руководства, и уже признался, что будет поддерживать Байдена и других кандидатов от Демократической партии. Но эта партия не может представлять интересы народа. Только полный отказ от Демократической партии может привести к созданию социал-демкратических и социалистических организаций, удовлетворяющих желаниям масс.

Подавление восстания усилиями Демократической партии означает откладывание социал-демократии в США на отдалённое время. Такие социал-демократы как Александрия Окасио-Кортез и Берни Сандерс часто теряются, когда вопросы касаются империализма. Окасио-Кортез поддержала антикитайскую демагогию и призвала владельца корпорации Facebook цензурировать левые сообщения в рамках системы «проверки фактов» и слежки. Сандерс предал латиноамериканских левых и назвал президента Венесуэлы Николаса Мадуро «порочным тираном». Пассивность чёрных членов Демократической партии привела к подавлению антивоенного движения в США. Обама и Демократическая партия помешали объединению чёрных активистов в борьбе за мир и социальную справедливость. Лишь немногие неофициальные чёрные левые продолжают борьбу против бесконечных заграничных войн США.

В июле 2020 года Демократическая партия определится со своим кандидатом в президенты, который сможет продолжать военную политику. К тому времени мир может полностью измениться, если восстания в Чили, Эквадоре, Гаити, Сирии и других странах достигнут успеха. Берни Сандерс и другие социал-демократы будут бороться за Белый дом только для того, чтобы купленный Уолл-Стрит партийный истеблишмент снова выиграл президентскую гонку. Миллионам сторонников Сандерса в стране будет предоставлен выбор: либо подчиниться корпоративной машине, либо создать новый политический механизм в интересах трудящихся. Если они выберут второе, относительно небольшое число революционных и антиимпериалистических сил США смогут открыто говорить об антидемократичности Демократической партии США, которая нападает на зарубежных социалистов, продвигая бесконечные войны и разрушительный капитализм. Если они выберут первое, Демократическая партия будет самостоятельно вести войны или предоставит Трампу ещё один четырёхлетний срок на посту президента империи. Наша задача остаётся прежней: объединять разрозненные классы США и развивающихся стран в единой борьбе против неолиберализма и войн.


Источник: The World is Rising Up Against Austerity and the Rule of the Rich, When Will We?, Danny Haiphong, blackagendareport.com, November 06, 2019.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_12_15_ves_mir_krome_ssha_protestuet_protiv Sun, 15 Dec 2019 06:26:26 +0300
<![CDATA[Страх и ненависть в Боливии]]>

Протесты в Боливии после свержения Моралеса - вид изнутри.
Съемки особенно удались.



]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_12_15_strah_i_nenavist_v_bolivii Sun, 15 Dec 2019 01:23:36 +0300
<![CDATA[Гори, неолиберализм, гори.]]>
Неолиберализм горит в прямом смысле. Южная Америка, от Эквадора до Чили, показывает пример. На фоне порочного и единого для всех рецепта МВФ о жёсткой экономии, который используется как оружие массового экономического поражения для ликвидации национальных суверенитетов и увеличения социального неравенства, Южная Америка, наконец, решилась вернуть себе силу для создания собственной истории. На повестке дня президентские выборы в трёх странах. Боливия, кажется, справилась в прошлое воскресенье, несмотря на обычные крики «мошенничество». Аргентина и Уругвай займутся этим в следующее воскресенье. Возмущение тем, что Дэвид Харви назвал накоплением путём изъятия, будет продолжаться. В конечном итоге это дойдёт и до Бразилии, которая сейчас разрывается на части пиночетовскими призраками. Бразилия снова поднимется от огромной боли. Ведь брошенные и униженные по всей Южной Америке наконец поняли, что могут многое.

Приватизация всего в Чили.

Вопрос, поставленный чилийской улицей, ясен: «Что хуже, уклоняться от налогов или бесплатно ездить в метро?» Всё дело в математике классовой борьбы. В прошлом году ВВП Чили вырос на 1,1%, а прибыль крупных корпораций в десять раз. Нетрудно понять, откуда берётся огромный разрыв. Чилийская улица выступает против приватизации воды, электричества, топлива, медицины, транспорта, образования, солончаков Атакамы и даже ледников. Это классическое накопление путём изъятия, поскольку стоимость жизни стала невыносимой для подавляющего большинства из 19 млн. чилийцев, чей месячный доход не превышает 500 долларов.

Директор портала Politika и аналитик Латиноамериканского центра стратегического анализа Пол Уолдер отмечает, что менее чем через неделю после окончания протестов в Эквадоре, которые заставили неолиберального стервятника Ленина Морено отказаться от повышения цен на топливо, Чили вступил в похожий цикл протестов. Уолдер правильно назвал чилийского президента Себастьяна Пиньеру индейкой на длинном банкете, в котором участвует весь чилийский политический класс. Неудивительно, что разъяренная чилийская улица не делает различий между правительством, политическими партиями и полицией. Пиньера, как и ожидалось, назвал преступниками всех протестующих, отправив армию на улицы для проведения репрессий, и установив комендантский час.

Пиньера занимает 7-е место среди чилийских миллиардеров, его активы в размере 2,7 млрд. долларов распределены по авиакомпаниям, магазинным сетям, телекомпаниям, кредитным конторам и футбольным клубам. Это своего рода Морено с турбо-наддувом, неолиберальный пиночетист. Брат Пиньеры Хосе был министром при Пиночете и автором приватизированной социальной системы – главного источника социальной дезинтеграции и отчаяния. И всё это взаимосвязано: нынешний бразильский министр финансов Пауло Гудес - чикагский мальчик, живший и работавший одно время в Чили, и теперь желающий повторить совершенно катастрофический эксперимент в Бразилии. Суть в том, что экономическая «модель», которую Гудес хочет навязать Бразилии, уже рухнула в Чили.

Главный ресурс Чили – медь. Медные шахты раньше принадлежали США, но 1971 году их национализировал президент Сальвадор Альенде, поэтому военный преступник Генри Киссинджер запланировал устранить Альенде в результате военного переворота 11 сентября 1973 года. Затем диктатура Пиночета приватизировала шахты. Крупнейшая из них Escondida в пустыне Атакама, которая содержит 9% мировых запасов меди, принадлежит англо-австралийской корпорации Bhp Billiton. Крупнейший покупатель меди – Китай. По крайней мере, две трети дохода от чилийской меди идут не чилийскому народу, а транснациональным корпорациям.

Аргентинское фиаско.

До Чили почти парализован был Эквадор: бездействующие школы, отсутствие городского транспорта, дефицит продовольствия, безудержная спекуляция, серьёзные нарушения экспорта нефти. Под огнём протестов 25000 индейцев на улицах президент Морено трусливо покинул властный вакуум в Кито, переместив правительство в Гуаякиль. Индейцы захватили правление в большинстве важных городов. Национальное собрание почти две недели бездействовало, не желая решать политический кризис. Объявив чрезвычайное положение и комендантский час, Морено выложил красный ковёр для вооруженных сил, и Пиньера в той же мере повторил процедуру в Чили. Разница в том, что в Эквадоре Морено сделал ставку на «разделяй и властвуй» для индейских движений и остального населения. Пиньера прибег к грубой силе.

Помимо старой тактики повышения цен для получения дополнительных средств МВФ, Эквадор продемонстрировал классическую связь между неолиберальным правительством, крупным бизнесом и пресловутым послом США, в данном случае Майклом Фитцпатриком, бывшим помощником госсекретаря по западному полушарию. Самый яркий пример неолиберального фиаско в Южной Америке – Аргентина. Менее двух месяцев назад в Буэнос-Айресе я видел ужасные социальные последствия свободного падения песо, инфляции 54%, фактическую чрезвычайную ситуацию с продовольствием и обнищание даже богатых слоёв среднего класса. Правительство Маурисио Макри буквально сожгло 58 млрд. долларов кредита МВФ, и собирается получить ещё 5 млрд. долларов. Макри, скорее всего, проиграет президентские выборы – аргентинцы должны будут заплатить за его ошибки.

Экономическая модель Макри похожа на пиночетовскую модель, в которой государственные службы работают как бизнес. Ключевая связь между Макри и Пиньерой – ультра-неолиберальный «Фонд свободы», финансируемый Марио Варгасом Ллосой, который может похвастаться тем, что давно был приличным романистом. Макри – миллионер, последователь Айн Рэнд, неспособный на сочувствие к кому-либо – ничтожество, сфабрикованное эквадорским гуру Хайме Дюран Барбой в качестве роботизированного продукта сбора данных, социальных сетей и фокус-групп. Среди множества махинаций, Макри косвенно связан с невероятной машиной по отмыванию денег HSBC. Президентом этого банка в Аргентине был Габриель Мартино. В 2015 году 4000 аргентинских счетов суммой 3,5 млрд. долларов были обнаружены в швейцарском банке HSBC. Этот впечатляющий вывод капитала был спланирован банком. И всё же Мартино был фактически спасён Макри и стал одним из его высших советников.

Опасность стервятников МВФ.

Все глаза сейчас должны быть на Боливии. В это воскресенье Эво Моралес победил в первом туре президентских выборов с необходимой для победы с менее 50% разницей в 10% голосов. Моралес правильно понял суть этого в конце, когда голоса из сельских зон и заграницы были полностью подсчитаны, и оппозиция уже начала выходить на улицы, чтобы оказать давление. Неудивительно, что ОАГ, служащая интересам США, заявила о недоверии к «избирательному процессу». Эво Моралес представляет проект устойчивого всестороннего развития, и что особенно важно, независимого от международных финансов. Неудивительно, что весь аппарат вашингтонского консенсуса ненавидит его. Министр экономики Луис Арсе Катакора сказал по этому поводу: «Когда Эво Моралес впервые победил на выборах в 2005 году, 65% населения имели низкие доходы, сейчас 62% населения имеют средние доходы».

У оппозиции нет никаких планов, кроме диких приватизаций, и нет тяги к социальной политике, она лишь кричит «мошенничество», но в ближайшие дни это может привести к отвратительным последствиям. На юге Ла-Паса классовая ненависть к Эво Моралесу стала любимым спортом: президента называют «индио», «тираном» и «невежей». Белые элитные землевладельцы называют индейцев «злой расой». Но Боливия пока остаётся самой динамичной экономикой Латинской Америки. Кампания демонизации Моралеса неизбежно станет частью новой имперской войны, поскольку он «полностью уничтожил хроническую бедность, от которой веками страдало абсолютное большинство», - написал аргентинский аналитик Атилио Борон, - «а государство при нём поддерживало население в условиях тотальной нехватки системной защиты и грабежа природных и общественных богатств».

Конечно, стервятники МВФ не покинут Южную Америку. Даже старые знакомые разбойники, как сообщает Всемирный банк, теперь, кажется, «обеспокоены» бедностью. Скандинавы предлагают нобелевскую премию по экономике трём учёным, изучающим бедность. Тома Пикетти в книге «Капитал и идеология» попытался разобрать гегемонистское оправдание накопления богатства. Для хранителей нынешней глобальной системы всё ещё остаётся совершенно недопустимым разбираться в жёстком неолиберализме, как в коренной причине чрезмерной концентрации богатства и социального неравенства. Но уже недостаточно предлагать заплатки. Улицы Южной Америки горят. Расплата в самом разгаре.


Источник: Burn, Neoliberalism, Burn, Pepe Escobar, Strategic-culture.org, popularresistance.org, October 29, 2019.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_12_14_gori_neoliberalizm_gori Sat, 14 Dec 2019 08:33:49 +0300
<![CDATA[Антиправительственные забастовки в Колумбии.]]>
Общенациональная гражданская забастовка прокладывает путь к сельско-городской коалиции протестующих движений, которые совместно могут свергнуть правое правительство Дуке. Призрак бродит по Латинской Америке – призрак классовой борьбы. От Гаити, Эквадора и Перу до Чили – всего лишь месяц назад оазиса неолиберального режима – люди выходят на улицы в знак протеста. Их гнев направлен не только против правительств, но и против всей системы, которая принесла невыразимые бедствия большинству, давая непристойную прибыль меньшинству. Люди связывают это с безудержным неравенством и с трудностями выживания в странах, которые процветают, согласно официальным экономическим показателям.

Эти протесты являются серьёзной проблемой для десятилетнего неоконсервативного и неолиберального доминирования в регионе. Правительства Жаира Болсонару в Бразилии, Жанин Аньес в Боливии, Ленина Морено в Эквадоре, Себастьяна Пиньеры в Чили и Ивана Дуке в Колумбии – части нового технократического, неолиберального и крайне-правого режима, близкого к старой диктатуре. Расизм, мезогинизм, гомофобия, религиозный фундаментализм, классовое превосходство, антисоциалистическая риторика и предательское отношение к народу – вот их общие черты. Они являются частью клуба, который обменивается советниками в агрессивном крестовом походе против «популизма», и прямо подчиняется диктату США. Неспособные к оригинальным идеям, они повторяют одну и ту же болтовню днём и ночью: собственность, патриархальная семья, религия, родина и прочая мумба-юмба.

Иван Дуке – генерал некомпетентности.

Однако, есть признаки, что ситуация меняется. По всему региону проходят антинеолиберальные протесты, ставящие в тупик авторитарных марионеток. Хотя крайне-правые в Боливии и Венесуэле сохраняют свои агрессивные возможности, благодаря поддержке Европы и США, но они потеряли свою силу. А теперь и колумбийское правительство столкнулось с народным гневом. Авторитарному, репрессивному, продажному и, самое главное, некомпетентному президенту Ивану Дуке всего лишь за один год удалось стать одним из самых непопулярных президентов в истории Колумбии, поскольку против него выступают 70% граждан. Это невероятный сдвиг в стране, история которой богата чрезвычайно непопулярными президентами.

Дуке избран в начале 2018 года и является наследником бывшего президента Альваро Урибе – ещё одного отвратительного и скандального правого политика. Его президентская кампания распространяла страхи по поводу Венесуэлы, маргиналов и левых. Он заручился поддержкой самых консервативных и реакционных элементов, одержанных антивенесуэльской и антисоциалистической пропагандой. Получив власть, он стал наглым хулиганом, напавшим на Венесуэлу (на той же неделе, когда сфабрикованный конвой с «гуманитарной помощью» был остановлен на границе). Он в одностороннем порядке прервал переговоры с ELN – второй по величине партизанской группой в Колумбии, и систематически нарушает мирный договор с партизанской партией FARC-EP.

Он разжигает вооружённый конфликт с помощью военных операций против повстанцев, провоцируя гуманитарный кризис и убийства детей, финансово стимулируя солдат убивать больше партизан. Эта политика привела к отставке его министра обороны. А также он вернулся к старой политике криминализации фермеров коки, несмотря на невыполнение обещаний создать альтернативы для сельского хозяйства по мирному договору 2016 года. Всё это происходит на фоне высокого уровня безработицы, роста стоимости жизни и убийств общественных деятелей, членов оппозиционных партий и ликвидации партизанских групп. Всего за один год Дуке стал отвратительным для большинства колумбийцев.

21 ноября: ярость и репрессии.

Национальная гражданская забастовка прошла 21 ноября в знак протеста против некоторых мер политики Дуке, включая трудовые реформы, которые сокращают и без того нестабильный минимальный доход и приватизируют пенсионную систему. Гражданская забастовка – форма протеста в стране, где большая часть населения не имеет официальной работы и не может участвовать в рабочих забастовках. Все выходят на улицы, чтобы выразить протест всеми возможными способами: рабочие бастуют, студенты не приходят на занятия, жители бедных районов блокируют дороги. Национальный комитет гражданской забастовки, объединяющий индейские, крестьянские, гражданские и трудовые организации, призвал в октябре протестовать против коррупции, высокой стоимости жизни и реформ. Пользуясь широкой общественной поддержкой, он призвал к защите права на общественный протест, к прекращению репрессий и использования армии против безработицы, которая достигла 11%, без учёта неполной занятости и нелегальных рабочих мест, что составляет в целом более 50% рабочей силы.

Примечательно, что большинство левых партий в Колумбии, включая FARC, равнодушно отнеслись к этой забастовке. Вероятно, слишком занятые прошедшими в октябре выборами, они не смогли понять значения этого послевыборного народного движения. Ещё до начала забастовки власти арестовали нескольких его организаторов и устроили обыски в их домах. Не обращая внимания на размах народного гнева, Дуке обвинил в организации протестов «международных анархистов». Бывший партизан FARC-EP сказал журналу ROAR: «Людям всё это по-настоящему надоело. Студенты и рабочие больше не могут это терпеть, а правительство больше не может заявлять: смотрите, в эти протесты проникают партизаны, нарко-террористы. Они боятся, поэтому придумывают новые страшилки для подавления, дискредитации и шельмования протестующих».

Правительство закрыло границы, ввело войска в большие города и пригрозило организаторам. Оно даже запретило документ, опубликованный студенческой организацией, с советами по предотвращению злоупотреблений колумбийской полиции. Вскоре после этого президент неуклюже признал, что у протестующих может быть своя точка зрения. Но этого было слишком мало, и слишком поздно: к тому времени сплав репрессивных мер и высокомерия уже разозлил большую часть населения. А затем Дуке нагло солгал, заявив, что он никогда не планировал реформу пенсионной системы и сокращение минимальной заработной платы.

Но процесс уже пошёл. Несмотря на террористическую тактику правительства, и созданную им атмосферу страха, сотни тысяч, если не миллионы, граждан по всей стране присоединились к протестам, выступая уже против неолиберальной системы и правящей в Колумбии клики. В отличие от протестов прошлого десятилетия, в которых преобладали крестьянские волнения, гражданская забастовка охватила, в основном, городские районы, хотя и с некоторым участием сельских организаций. Репрессии не заставили себя долго ждать. Совместная операция армии и полиции привела к убийству трёх активистов в долине Каука, арестам и ранениям сотен демонстрантов по всей стране. Особенно ожесточёнными были столкновения в городе Кали. В ответ на это, в районах Ла Макарена и Канделария в Боготе вспыхнули стихийные массовые протесты, которые быстро распространились на весь город и всю страну.

На следующий день демонстрации и перекрытия дорог продолжаются, как и столкновения полиции с протестующими в рабочих кварталах крупных городов. Чтобы помешать людям присоединяться к протестам, правительство запустило пропагандистскую кампанию в социальных сетях, вызывая панику и распространяя слухи о нападениях вандалов на частные дома. Тем временем, правительство ввело танки и около 4000 солдат в столицу, объявив комендантский час с 21:00 до 6:00. Люди отказались соблюдать комендантский час и вышли ночью на улицы, чтобы танцевать. Член исполнительного комитета крупнейшего профсоюза в Колумбии CUT Жильберто Мартинес сказал ROAR: «Люди больше не боятся, поэтому люди противостоят агрессии, люди противостоят полиции, они объединяются на улицах».

Усиление крестьянских протестов.

Справедливо считается, что нынешние события в Колумбии – часть глобальной борьбы против высокой стоимости жизни, коррупции и неолиберальной жёсткой экономии, но это и внутренняя борьба колумбийского народа, начавшаяся в 2008 году. В том году резчики сахарного тростника на юго-западе Колумбии провели трёхмесячную забастовку, за которой последовали массовые протесты коренных народов. С тех пор протесты только росли, особенно в сельских районах. Городские протесты ограничивались студенческими демонстрациями 2011 года и героической, но изолированной борьбой различных профсоюзов, которая подавлялась наёмными убийствами и терактами. Именно поэтому Колумбия – мировой лидер по убийствам членов профсоюзов. Под руководством крестьянских объединений и индейских общин сельская Колумбия была охвачена массовыми протестами против милитаризации страны, различных соглашений о свободе торговли с США и ЕС, а также против корпоративных проектов в сельскохозяйственном и добывающем секторах.

Это сопротивление наиболее ярко выразилось в борьбе общины Толима против золотодобывающей корпорации Anglo Gold Ashanti, которая объединила крестьян с городскими массами в движении за охрану окружающей среды. Усиление сельских протестов, в сочетании с более эффективными вылазками партизан против армии, особенно при участии FARC-EP, привели в 2012 году к началу мирных переговоров между повстанцами и правительством. Но местное население было изолировано от переговоров, которые проходили на Кубе, и переговоры были ограничены вопросами, которые уже прописаны в Конституции, так например, правительство настаивало, что на переговорах не должна обсуждаться экономическая модель, и группа FARC-EP согласилась с этим. В конечном счёте, нежелание правительства проводить реальные реформы, а также боязнь партизанских групп, что участие масс в этих переговорах ослабит их позиции, привели к ограниченному и бесперспективному мирному договору 2016 года.

Серия сельских протестов 2013 года, начавшаяся в марте с забастовки фермеров кофе и продолжившаяся в июне протестами фермеров коки, привела к массовой крестьянской забастовке против торгового договора с США. Эти сельские протесты вывели на улицы миллионы человек, подключив и городское население. Более 25 человек были убиты, несколько сотен арестовано и ранено, и правительство согласилось на переговоры с крестьянскими профсоюзами по экономическим вопросам. Этим коллективная сила, созданная в течение месяца протестов, была расколота и ослаблена. Традиционные левые, возможно, встревоженные независимостью народного движения, отказались от продолжения протестов, критикуя их за «подрыв» правительства Сантоса и его мирного процесса. Они лишь ограничились бесполезной избирательной стратегией. Они не поняли, что народный гнев редко бывает связан с выборами. В какой-то степени «мирный процесс» и пристрастие к выборам ослабили протесты 2008-2013 годов. Но это была лишь временная задержка.

Уроки долгой борьбы.

Нынешние протесты – самые крупные с сентября 1977 года, когда правительство жестоко подавило гражданскую забастовку против высокой стоимости жизни, снижения зарплат, милитаризации и репрессий. Статут безопасности 1978 года значительно расширил полномочия армии и военных судов в отношении оппозиции. Впоследствии механизмы репрессий ужесточились – появились батальоны смерти и началась практика насильственных «исчезновений». Лишь немногие левые считали, что городское восстание неизбежно сольётся с сельским партизанским движением, что хотя и было ошибкой, но имело под собой некоторые основания в свете событий в Никарагуа. Партизанские ячейки множились, поскольку Статут безопасности и массовые репрессии побудили левых вступать в вооружённую борьбу, не видя возможности для демократической политической оппозиции.

В Колумбии хорошо известна тенденция усиления государственных репрессий после начала народных протестов, и усиления партизанского движения после усиления государственных репрессий. Однако, городские центры по-прежнему оставались труднодостижимыми для партизан. Традиционные левые посчитали эти события возможностью собрать больше голосов и признаком сдвига влево всего общества. Но выборы 1978 года разочаровали их. Какова связь этой истории с нынешними протестами? По мере роста количества партизан, выступающих против мирного соглашения FARC-EP и правительства, становится ясно, что в условиях нежелания правительства выполнять свои обязательства по этому соглашению, существует реальная угроза возобновления вооружённой борьбы в сельской местности.

Но в городских центрах события разворачиваются совершенно иначе, и партизанская логика вряд ли приведёт здесь к переменам, ожидаемым большинством населения. Колумбийцы необязательно выражают свой гнев и разочарование через урну для голосования. Таким образом, уроки 1977 года для партизанских и традиционных левых неприменимы к настоящему. И хотя было бы крайне неразумно отрицать влияние ультраправых, ясно, что их легитимность минимальна в глаза большинства. Но если прогрессивная альтернатива не заполнит этот вакуум, двери будут открыты для авторитарного решения этого кризиса, как произошло в 1977-78 годах. По этому поводу Мартинес из CUT сказал: «Мы пытаемся не отставать от постоянных акций. Это 21 число было великолепным проявлением духа. По всей стране были протесты. Поэтому репрессии будут только усиливаться, ведь у нас ультраправое правительство. И люди больше не мирятся с этим. Но без чёткого направления люди не знают, куда идти и что будет дальше, и мы должны быть готовы».

Учитывая прошлый опыт, было бы неразумно полагаться на выборы в решении этого кризиса. Боевой дух людей должен быть организован независимо, исходя из собственных самых насущных потребностей, с помощью комитетов заключённых, молодёжи, женщин и многих других. Они должны быть организованы так, чтобы оказывать давление и проводить протестные акции, поскольку они должны побеждать именно на улицах. Кроме того, они должны действовать как единое целое, и ни один сектор не должен отдельно участвовать в переговорах, как это произошло в 2014 году. Единство – это ключ.

Рабочее движение должно быть сильным и показывать пример. Что касается масштабов морального кризиса политического истеблишмента, то люди должны создавать власть снизу. Активист из рабочего квартала Кали сказал: «Ситуация накаляется. Люди теперь верят, что она может измениться. Но мы должны быть твёрдыми и требовать немедленной отставки Дуке. Нам не о чем с ним договариваться. Почему мы должны это делать? Он ни разу не выполнил своих обещаний. Он будет использовать переговоры только для отвлечения внимания. Люди подпишут соглашение, которое не будет исполняться. Это правительство должно пасть».

Эта мысль становится актуальной сейчас, когда правительство призывает к национальному диалогу, видимо, чтобы нейтрализовать это движение. Сельский активист из Путумайо сказал: «Мы всегда считали, что это мафиозное государство, но каждый раз, когда нас призывают сесть с ним за чашку кофе, мы соглашаемся, и тем самым узакониваем его. Мы должны быть более последовательными». Мартинес из CUT сказал: «Во вторник, 26 ноября Исполнительный комитет гражданской забастовки примет решение по этому предложению. Правительство заявляет о национальном соглашении с демагогами, а не с народными организациями. Нам больше не нужны обещания. Они знают наши требования: социальное обеспечение, права трудящихся. Для правительства диалог – это способ навязать свои взгляды, и мы не должны быть наивными».

Нынешний колумбийский кризис далёк от разрешения. Задача народных секторов заключается в сохранении силы движения, чтобы обратить гнев в организацию, лозунги в конкретные предложения, за которые нужно бороться на улицах, оставаясь едиными, и не раскалываясь на части. В то же время следует избегать бессмысленных переговоров, организованных для истощения протестов, то же самое касается и провокаций, которые пытаются расколоть население на части. В следующем году будут новые сельские волнения, которые, как следует надеяться, сольются с новыми городскими протестами. В этом случае, появится шанс нанести смертельный удар по ультраправым. Если колумбийская олигархия действительно думает, что это просто мимолётная блажь, которую можно рассеять обманом и репрессиями, то она сильно ошибается.


Источник: Colombia On Strike: “This Government Has To Fall”, José Antonio Gutiérrez D., Roarmag.org, popularresistance.org, December 2, 2019.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2019_12_13_antipravitelstvennie_zabastovki_v_kolu Fri, 13 Dec 2019 16:07:52 +0300
<![CDATA[Evo Morales Lands in Argentina, Where He Will Be Granted Refugee Status]]> http://so-l.ru/news/y/2019_12_12_evo_morales_lands_in_argentina_where_he Thu, 12 Dec 2019 21:26:59 +0300