Генерал Алексей Игнатьев http://so-l.ru/tags/show/general_aleksey_ignatev Sat, 23 Jun 2018 11:01:57 +0300 <![CDATA[Генерал Алексей Игнатьев – пример нынешним миротворцам]]>  

В будущем году 17 марта генералу Алексею Алексеевичу Игнатьеву исполнится 140 лет. В энциклопедии о нем можно прочитать: «Граф Алексей Алексеевич Игнатьев (2 (14) марта 1877 – 20 ноября 1954) – русский и советский военный деятель, дипломат, советник руководителя НКИД, писатель из рода Игнатьевых. Сын генерала А.П. Игнатьева и княжны С.С. Мещерской».

И вот, пока «верхи» еще думают, ветераны действуют. Происходит «дипломатия снизу». В результате Союз ветеранов Военного института иностранных языков (ВИИЯ) во главе с Евгением Логиновым наметил не только ряд мероприятий на перспективу, но и выполнил несколько практических дел. Определено несколько «Игнатьевских мест» в Москве: дом 17 по Лубянскому проезду, Ильинский сквер, приведен в порядок памятник и бюст генерала на Новодевичьем кладбище, найдены люди знавшие генерала, установлен контакт с Государственной Третьяковской галереей на Крымском Валу, где хранится портрет А.А Игнатьева (1942). Дали сигнал и в Санкт-Петербург, там тоже есть «Игнатьевские места». Есть такие места и во Франции.

Не остались в стороне военные дипломаты и военные наблюдатели ООН.

Дело в том, что миротворчество превращается в новый вид военной деятельности, можно сказать – вид военного искусства. И здесь советы выдающегося военного дипломата генерал-лейтенанта А.А. Игнатьева имеют первостепенное значение. Ветераны-миротворцы заметили эту связь еще в 1973 году на заре российского миротворчества.

Алексея Алексеевича Игнатьева почитают и уважают военные дипломаты, литераторы, разведчики, лингвисты и военные наблюдатели ООН (миротворцы).

РЫЦАРЬ РУССКОЙ ВОЕННОЙ ДИПЛОМАТИИ

В ноябре 2016 года исполняется 60 лет миротворческому символу – голубому берету ООН. Военные наблюдатели ООН в районе миротворческих миссий носят национальную военную форму одежды и миротворческие символы: голубой берет, кепи, каска, шарф, нашивка, повязка, голубой жилет.

Процитируем выдержку из книги А.А. Игнатьева «50 лет в строю», которая в прошлом веке пользовалась популярностью среди советских военных наблюдателей ООН: «Военные дипломаты отличаются от штатских тем, что для них уже сам военный мундир представляет собой символ некой международной военной солидарности». Он пережил три войны, а в 1947 году снял военный мундир.

Необходимо сказать, что военная дипломатия и служба военных наблюдателей ООН – два близких вида деятельности. Военная дипломатия и миротворчество имеют много общего. Их сближают дипломатические паспорта, профессионализм, военный этикет, дипломатический иммунитет, военная форма, знание военного дела и нескольких иностранных языков, благородность и престижность, а также достойное представление нашей страны за рубежом.

Наши военные наблюдатели служили вместе с офицерами Франции, Дании. Норвегии, Швеции, где приходилось работать Игнатьеву. Однотомник Игнатьева был настольной книгой моего коллеги. Отправляясь на наблюдательный пост ООН с иностранным наблюдателем, мой товарищ просматривал страницы книги, где упоминались Скандинавские страны. Военным наблюдателям ООН есть чему поучиться у генерала Игнатьева.

Знаменитый писатель Валентин Пикуль в книге «Честь имею» 10 раз упоминает имя Игнатьева. Выражение «Честь имею» упоминает и генерал Игнатьев в своей книге. Он всю жизнь оставался рыцарем чести, был одним из ярких представителей русской военной дипломатии. В годы Великой Отечественной войны генерал оказывал неоценимую помощь Красной армии, помогал в становлении Военного института иностранных языков. Награжден медалью «За победу над Германией».

ВОЕННОЕ ДЕЛО – ИНСТРУМЕНТ МИРОТВОРЧЕСТВА

Игнатьев получил широкое военное образование в Кадетском и Пажеском корпусах и в Академии Генерального штаба русской армии. Он получил и воспользовался премией Г.А. Леера для повышения образования. При этом знание военного дела, истории и иностранных армий генерал Игнатьев передавал сослуживцам и молодежи. В военном издательстве и в аппарате управления высших военно-учебных заведений он пользовался большим авторитетом.

Заглянем в архивы: «17 апреля 1943 года генерал-майор А.А. Игнатьев обратился с личным письмом к Народному комиссару обороны… Для начала, в виде опыта, предлагается создать, как образец, только один кадетский корпус в Москве, который должен войти в систему УВУЗ и Наркомата Обороны». Вскоре были созданы суворовские военные училища.

Советы генерала по оформлению письменных документов, дипломатическому этикету и страноведческой тематике весьма актуальны и сегодня для военных миротворцев.

СИЛА ЯЗЫКОЗНАНИЯ

Известно, что главным оружием военных наблюдателей ООН является иностранный язык. Можно сказать, что миротворец столько раз миротворец, сколько иностранных языков он знает.

Говоря об изучении иностранных языков, Алексей Игнатьев писал: «Пажи оказывались головой выше решительно всех юнкеров по знанию иностранных языков. В специальных классах преподавался курс истории французской и немецкой литературы, а многие пажи писали сочинения с той же легкостью, что и на русском языке».

Очень высоки были требования по языковой подготовке и к офицерам высшего командного звена. Так, для поступления в Академию Генерального штаба требовалось сдать экзамены по двум иностранным языкам – написать сочинения на заданные темы или перевести со словарем сложные технические тексты.

Без знания родного языка трудно изучить и иностранный язык. Сейчас, когда проводится тотальный диктант, вспомним корнета Игнатьева: «По установленному с давних пор порядку первым был экзамен по русскому языку. Требовалось получить не менее девяти баллов по 12-балльной системе; оценка складывалась из баллов, полученных за диктовку и сочинение. Экзамена по русскому языку особенно боялись, так как наперед знали, что он повлечет за собою отсев не менее 20% кандидатов.

В полутемную старинную аудиторию нас набилось около 400 человек, и я оказался зажатым где-то в задних рядах между двумя совершенно мне неизвестными армейскими пехотными офицерами. Все, как полагалось на экзаменах, были в служебной форме, то есть в мундирах, при погонах и орденах.

Когда всем была роздана бумага, профессор русской словесности Цветковский начал внятно диктовать отрывок из «Пугачевского бунта». По два, по три раза он повторял каждую фразу. Напряжение росло поминутно, и казалось, что в самом обыкновенном слове таится какой-нибудь подвох».

Влияние книги «50 лет в строю» на становление института военных наблюдателей ООН в нашей стране огромное. Несколько наших миротворцев первого призыва взяли с собой эту книгу. И хотя наши офицеры до 1973 года работали и участвовали в боевых действиях в других странах, но служить в международной миротворческой военной организации не приходилось. Практики общения с двумя десятками офицеров из разных стран круглосуточно на наблюдательных постах не было. Желание и необходимость сделали свое дело. Книгу «50 лет в строю» можно считать наставлением в художественной форме по дипломатической работе.

ВОЕННЫЕ НАБЛЮДАТЕЛИ И ТОПОГРАФИЧЕСКИЕ КАРТЫ

Незаменимым помощником военных наблюдателей ООН являются иностранные топографические карты. В настоящее время картами дислокации миротворческих миссий занимается Геокосмическая информационная секция ООН.

Миротворцы вспоминают: «Бывает так, что у военных наблюдателей ООН (военных экспертов миротворческих миссий) миротворческий день топографической картой начинается и картой же заканчивается».

Благоговейно, почтительно и уважительно к карте относился и А.А. Игнатьев.

Известный писатель Виктор Некрасов, прочитавший нашумевшую книгу «50 лет в строю» залпом, вспоминал, что в кабинете генерала «была громадная, во всю стену, карта Европы. Алексей Алексеевич не без гордости обратил на нее мое внимание.

– Могу похвастаться, – сказал он, – думаю, что ни в Академии наук, ни в Ленинской библиотеке нет такой подробной карты. Сужу по тому, что ее специально затребовали в Кремль, когда проводилась демаркационная линия между Германией и СССР».

Работая с картами во Франции, военный дипломат вспоминал: «О, эта карта! Никогда мне ее не забыть. «Смотри, – как будто говорила она мне, – сколь ты плохо работаешь…».

Нашим военным наблюдателям и полицейским приходится работать в 10 миротворческих миссиях с офицерами десятков стран всех континентов. Обратим внимание на несколько миссий.

В Миссии ООН по проведению референдума в Западной Сахаре (МООНРЗС) находятся офицеры из 34 стран. В старейшей миссии – Органе ООН по наблюдению за выполнением перемирия в Палестине (ОНВУП) представлено 26 стран. В Миссии ООН по стабилизации в Демократической Республике Конго (МООНСДРК) проходят службу офицеры из 54 стран.

Флаги, знаки, эмблемы, погоны – всегда перед глазами. Кругом простор – география всего мира. Миротворцам под силу географический диктант!

ГЕНЕРАЛ ИГНАТЬЕВ И ЛИТЕРАТУРНО-КУЛЬТУРНАЯ СРЕДА

Обратимся к «Краткой литературной энциклопедии». Статью об А.А. Игнатьеве написал В.Г. Финк (1888–1973). В 1914-м он ушел волонтером во французскую армию и был записан в Иностранный легион. После войны вернулся в Россию. Автор пишет:

«Книга мемуаров И. «50 лет в строю» (ч. 1–2, 1939–1940) рисует жизнь высшего рус. общества и двора, рус.-япон. войну и причины поражения рус. армии, жизнь России, Скандинавии и Франции в период, предшествовавший 1-й мировой войне и после нее. Мемуары И., охватывающие большой историч. период, написаны точно и выразительно, они представляют не только познавательный, но и худож. интерес».

Генерал Игнатьев был знаком и со многими художниками.

Судьба свела его с художником Николаем Глущенко (1900–1976) во Франции, где тот в 20-е годы оформлял советский павильон Лионской ярмарки. В 1936 году художник возвратился в Москву, а в 1944 году переехал в Киев. Сотрудничал с советской разведкой, был одним из тех, кто заблаговременно, в январе 1940 года, проинформировал советское правительство о готовящемся нападении фашистской Германии. Произведения Н.П. Глущенко находятся в собрании ГТГ, во многих зарубежных музеях и частных коллекциях.

В начале нынешнего века «ударил фонтан книг» из серии «ЖЗЛ» по теме «галерея битых», сбежавших «с рати»: Врангель, Деникин, Корнилов, Кутепов, Колчак. Некоторые авторы цитируют А.А. Игнатьева. Особенно обильно цитирует Игнатьева автор книги о Врангеле.

Пролистав «белогвардейский ряд книг», можно заметить, что они носят «отпечаток политической конъюнктуры». Не время считать сабельные удары. В отличие от белогвардейских генералов, кавалерист Игнатьев саблю против своих соотечественников не поднимал.

Литературная деятельность Алексея Игнатьева обширная. «Единицы хранения» в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) и других архивах дают возможность литераторам подготовить о нем книгу из серии «Жизнь замечательных людей» (ЖЗЛ).

Очень интересны воспоминания митрополита Питирима об Игнатьеве: «Это был человек очень интересный, образец кавалергарда. Роста он был огромного».

Хорошим другом Игнатьева был известный дипломат Владимир Петрович Потемкин. Символично, что нашим первым миротворцем, появившимся на наблюдательном посту ООН на восточном берегу Суэцкого канала в 1973 году, был майор Николай Потемкин, правда, однофамилец.

Предоставим слово специалистам. Анализ военно-дипломатической работы генерала А.А. Игнатьева дал профессор Владимир Иванович Винокуров в первом томе «Истории военной дипломатии»: «Вся деятельность и жизнь А.А. Игнатьева – военного дипломата широкого профиля, разносторонне образованного эрудита, офицера – пример беззаветной преданности Родине, образец умения последовательно отстаивать интересы государства и российского народа в сложных условиях начала XX века».

Можно с гордостью сказать: manga pars fui – «он был немалой частью».

Автор Анатолий Исаенко

 

Советский граф Игнатьев

Алексей Алексеевич Игнатьев родился 2 (14) марта 1877 года в семье, принадлежавшей к одному из знатнейших родов Российской империи. Мать, Игнатьева Софья Сергеевна, — урожденная княжна Мещерская. Отец — видный государственный деятель, член Государственного совета, генерал-губернатор Киевской, Волынской и Подольской губерний Игнатьев Алексей Павлович. Убит на выездном заседании совета в Твери в декабре 1906 года. Алексей Игнатьев позднее считал, что в убийстве была замешана царская охранка. Младший брат Алексея, Павел Алексеевич Игнатьев, служил военным агентом во Франции, написал книгу об этом «Моя миссия в Париже». Его дядя, граф Николай Павлович Игнатьев, занимал должность министра внутренних дел в 1881-1882 годах, а также был известным дипломатом, к заслугам которого можно отнести подписание Пекинского договора в 1860 году, подготовку и подписание Сан-Стефанского мирного договора, который завершил русско-турецкую войну 1877-1878 годов.

В 1894 году, в возрасте 14 лет, Алексей Игнатьев вступил в Пажеский Его Величества корпус, самое привилегированное военное учебное заведение России того времени. Отец отправил его туда, как он выразился, «для устранения изнеженности и плаксивости». Учебные программы почти не отличались от курсов кадетских корпусов, но больше внимания уделялось иностранным языкам — французскому и немецкому. Для зачисления в Пажеский корпус был необходим предварительный высочайший приказ, и, как правило, этой чести удостаивались только сыновья или внуки генералов. Но иногда делались исключения и для представителей старинных княжеских родов. В Пажеском корпусе учились и отец, и дядя Алексея Алексеевича — Алексей и Николай Павлович Игнатьевы. Уже через год, в 1895, Алексей был представлен императору Николаю II и прислуживал императрице. После окончания корпуса был произведен в офицеры и нес придворную службу кавалергардом.

В 1905 году началась русско-японская война, и Игнатьев вместе с другими офицерами был отправлен на восточный фронт. Он попал в штаб Линевича, командующего маньчжурской армией, где его назначили в разведывательное управление. Так началась военно-дипломатическая служба Алексея Игнатьева, определившая его дальнейшую судьбу. Связи с военными агентами давали ему возможность изучить нравы представителей иностранных армий. Под его руководством находились англичане, немцы и американцы, а в обязанности входила проверка переписки. Конец русско-японской войны граф встретил в чине подполковника с орденами Святого Владимира 4 степени и Святого Станислава 2 степени, а позднее произведен в звание генерал-майора.

После войны Игнатьев продолжил дипломатическую карьеру. В январе 1908 года он служил военным атташе в Дании, Швеции и Норвегии, а в 1912 году был направлен во Францию. Как указывает сам граф в мемуарах, деятельности военного агента его никто не обучал, и работать приходилось «по наитию». В прямые обязанности агента входило держать свой генеральный штаб в курсе о состоянии сил страны пребывания, включая донесения об увиденных маневрах, учениях и посещениях войсковых частей, а также доставлять все новые военные и технические книги. Граф предпочитал общаться с французами, а не с представителями русского светского общества.

Во Франции граф Игнатьев отвечал за закупку вооружения и патронов для российской армии, и только он мог распоряжаться счетом Российской империи во французском банке. Также он руководил широкой агентурной сетью. Когда началась Первая Мировая война, Россия остро нуждалась в боеприпасах. Игнатьев получил большой заказ на тяжелые снаряды, но никто из французов не решался его выполнить. Графу пришел на помощь только Ситроен, с которым он был в хороших отношениях. По этому поводу тоже ходило немало слухов — будто бы Алексей Игнатьев наживается на военных поставках, используя свои связи, но прямых доказательств не приводили.

Русская эмиграция осудила графа Игнатьева и за связь с красавицей Парижа, известной танцовщицей Натальей Трухановой, дочерью француженки и цыгана. Танцовщица выступала полуобнаженной, исполняя танец Саломеи на музыку Штрауса. Ради нее граф развелся с женой, Еленой Владимировной Охотниковой. С 1914 года они жил вместе с Трухановой, снимая роскошную квартиру на набережной Бурбонов. Игнатьев тратил на содержание любовницы огромные суммы, которые мало соответствовали его официальному доходу.

Когда разразилась Октябрьская революция, на российском счету в «Банк де Франс» находилась сумма в 225 миллионов рублей золотом, переданная графу Игнатьеву для очередной закупки военного снаряжения. Перед дипломатом встал выбор: что же делать с деньгами, которые остались без хозяина. Со всех сторон к нему потянулись представители различных эмигрантских организаций, желающие захватить российские миллионы как «законные представители» Российской империи, а за его действиями следила французская разведка.

Но граф принял другое решение, совершив поступок, который стал полной неожиданностью для многих. В 1924 году, когда Франция наконец признала Советское государство и в Париже вновь открылась советская дипломатическая миссия, Игнатьев передал всю сумму торгпреду Л. Красину. В обмен на это он просил советский паспорт и разрешение вернуться в Россию, теперь уже Советскую.


Русская эмиграция мгновенно отвергла Алексея Игнатьева, объявив его изменником. Родной брат Павел совершил на него покушение, пытаясь застрелить, но пуля задела только шляпу графа. Он сохранил ее в память о покушении. Родная мать отреклась от Игнатьева и запретила появляться в ее доме, «дабы не позорить семью». От него отвернулись самые верные друзья, в том числе Карл Маннергейм, с которым они вместе учились в Академии генштаба. Осталась только Наталья Труханова, с которой граф обвенчался в 1918 году.

Но сразу приехать в Россию Игнатьеву не разрешили. Доход графа существенно уменьшился, Труханова тоже выступала очень редко. Денег не хватало, и Игнатьев начал выращивать грибы на продажу. До 1937 года он числился в советском торгпредстве, на самом деле занимаясь агентурной работой, теперь уже для советской разведки. В его руках находились десятки разведчиков-нелегалов, специалисты для работы под прикрытием в официальных организациях — серьезная агентурная сеть. Возможно, именно это обстоятельство послужило гарантией жизни Игнатьева. Вернувшись на родину в трудном 1937 году, он не только избежал сталинских репрессий, но и был повторно награжден званием генерал-майора, теперь Красной армии.


В Москве Игнатьев официально курировал языковые курсы для командного состава РККА, заведовал кафедрой иностранных языков Военно-медицинской академии, а с октября 1942 года являлся редактором военно-исторической литературы Воениздата НКО. По сравнению с прошлой кипучей деятельностью, для него это была незначительная работа. Однако по неофициальным данным граф продолжал заниматься внешней разведкой, и был на хорошем счету у Сталина. Как говорят, бывших разведчиков не бывает. Царский офицер, «классовый враг» Советской власти не только спокойно работал, но и занимался творческой деятельностью. Накануне Отечественной войны вышла в свет его книга мемуаров «50 лет в строю», также граф увлекался кулинарией и более 20 лет работал над рукописью «Разговор повара с приспешником», которую так и не успел издать. Эта книга рецептов была выпущена в 90-е годы под названием «Кулинарные секреты кавалергарда генерала графа А. А. Игнатьева, или Беседы повара с приспешником».

Во время Отечественной войны граф оказывал неоценимую помощь советской армии. В 1943 году по личному указанию Сталина Алексею Игнатьеву присвоили звание генерал-лейтенанта. Также существует мнение, что именно по совету Алексея Алексеевича в армию вернули погоны. В 1947 году командование удовлетворило рапорт об отставке, и граф вышел на пенсию в возрасте 70 лет. Он скончался 20 ноября 1954 года в Москве и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

Трудно судить об истинных мотивах поступка, сделавшего графа знаменитым. Однако умалять его значение тоже не стоит, ведь Игнатьев вполне мог оставить деньги себе, позаимствовать хотя бы часть, или отдать в помощь русской эмиграции. Он же предпочел вернуть все руководству новой России. Было бы более понятно, если бы граф находился во время революции в России — но он жил во Франции, и аресты большевиков ему не грозили. Кроме того, до возвращения в Советскую Россию Игнатьеву пришлось 20 лет жить среди враждебно настроенного к нему окружения. Графа не коснулись репрессии, что также свидетельствует о важности его персоны, и тут наверняка немалую роль сыграла его деятельность во внешней разведке. Но, какое бы мнение ни сложилось о графе Алексее Игнатьеве — отрицательное или положительное, — его поступок никого не оставит равнодушным.

Автор Мария Ромахина

]]>
http://so-l.ru/news/y/2016_06_05_general_aleksey_ignatev_primer_nineshn Sun, 05 Jun 2016 05:20:21 +0300