Иран Как выглядит настоящий Иран: &nbsp; http://so-l.ru/tags/show/iran Sun, 22 Jul 2018 13:51:10 +0300 <![CDATA[Рухани: «заговоры» США против Ирана безуспешны]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_14_ruhani_zagovori_ssha_protiv_irana_bezu Sat, 14 Jul 2018 20:05:18 +0300 <![CDATA[США уйдут из Сирии только если это же сделает Иран]]>

Интересный материал на тему закулисных переговоров о выводе американских войск из Сирии.

США направили послание президенту Сирии Башару аль-Асаду, в котором выражаются пожелания американского истеблишмента. Согласно этим пожеланиям, цель Израиля совместима с целью Дональда Трампа вытащить из Сирии свои силы с минимальным ущербом. Трамп хотел бы избежать той же участи, которая поразила силы США во времена Джорджа Буша, когда тысячи американских солдат были убиты в бою. По словам источника, участвующего в наблюдении за всей военной операцией за последние годы войны в Сирии, «президент Асад был очень ясен в своем ответе американскому истеблишменту. Сирия, - сказал Асад, - решила освободить всю сирийскую территорию независимо от последствий. Конечно, стоит заплатить за освобождение северной Сирии, которая оккупирована как США, так и Турцией, ни одна из которых не была приглашена сирийским правительством: эта цена того стоит.

Американское послание ясно говорит: «США покинут район аль-Танфа и как можно скорее покинут северо-восточную Сирию в Аль-Хасаке и Дейр-эз-Зоре. Единственное условие для России и Сирии - гарантировать полный вывод всех иранских войск из Леванта. США готовы оставить курдов и продолжить переговоры с Дамаском. Американское истеблишмент признает власть Асада над Сирией, но Иран должен уйти". Асад ответил: «Иранские силы и их союзники пришли в Сирию по официальной просьбе центрального правительства и уйдут, когда это правительство попросит союзные войска уйти, и только тогда, когда все террористы будут уничтожены или изганы из Леванта».
«Вы, - сказал Асад, - пришли в Сирию без какого-либо разрешения и оккупировали нашу территорию. Поэтому мы обязаны всеми силами выталкивать вас. Вы не можете получить путем переговоров и мира то, что вы не смогли получить после семи лет войны».


Россия сыграла роль почтальона для обмена сообщениями США и Асада. Однако президент Асад сообщил американцам, что Иран не заинтересован в том, чтобы остаться в Сирии после того, как все террористические такфиры убиты и когда его помощь больше не требуется.
Суть в том, что Асад и его союзники полагают, что уход США, Франции и Британии из Сирии станет большим  достижением. Более того, как Иран, так и «Хезболла» считают их уход обязательной необходимостью, и тогда Асад больше не будет нуждться в их помощи. Однако в Леванте есть еще «Аль-Каида» и другие джихадисты на севере под турецким контролем. Кроме того, на северо-востоке, в зоне, контролируемой США, есть еще ИГИЛ. Все это можно устранить только после того, как Сирийская армия и ее союзники начнут войну против них.

С этой точки зрения США предлагают «сделку», и она считается разумной Асадом и его союзниками, но только после того, как последний американский солдат покинет Сирию. Россия будет выступать в качестве гаранта своих союзников, и они будут вынуждены покинуть Сирию, как только джихадисты больше не будут представлять угрозу для центрального правительства.

Дамаск и Тегеран положительно относятся к этой «сделке», но это не означает, что они доверяют американскому истеблишменту во главе с президентом, который может в одностороннем порядке отозвать свои подписанные сделки, как и в случае ядерной сделки с Ираном, которую он подписал со своими союзниками. Москва, Тегеран и Дамаск знают, что Трамп не может реально удерживать свои силы в Сирии очень долго, особенно после того, как юг Сирии скоро будет освобожден.

Израиль, конечно, трепещет, - считает источник, - при том, что Иран может создать копию ливанской «Хезболлы» в Сирии, потому что угроза будет намного больше вдоль единой, но очень длинной границы от Накуры (Ливана) до оккупированных Голанских высот.

Но посреди всего этого, Асад считает, что настоящая война окончена: теперь ему приходится иметь дело только с двумя странами, а не с сотнями не объединенных, разрозненных групп. Президент Сирии считает, что Сирия, как многоэтническая, светская и многокультурная страна, восторжествовала: она окончательно выиграла битву против «смены режима» и раздела Леванта.


Элайджа Магье

PS. Полагаю, что именно подобные "сделки" будут обсуждаться в Хельсинки применительно к сирийскому вопросу. И отнюдь не случайно, что Россия и Иран сверяли часы перед этими переговорами. На смену масштабным сражениям, которые помогли Асаду выиграть войну, пришла пора дипломатических сражений, где результаты войны должны быть закреплены на международном уровне.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_14_ssha_uydut_iz_sirii_tolko_esli_eto_zhe_sd Sat, 14 Jul 2018 18:19:43 +0300
<![CDATA[Вашингтон собственноручно изолировал себя от всего мира – Роухани]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_14_vashington_sobstvennoruchno_izoliroval_seb Sat, 14 Jul 2018 13:27:32 +0300 <![CDATA[Зоны и коридоры]]>


Пробитый вдоль русла Евфрата коридор серьезно беспокоит как США, так и, естественно, Израиль. Созданный Ираном путь снабжения своих прокси в Сирии повышает устойчивость "шиитского коридора". Мало того - по сравнению с 2015 годом Иран теперь гораздо меньше зависит от России и ее авиации в вопросе контроля Сирии. В 15 году у Ирана не было снабжения своих формирований посуху, возможности снабжения были серьезно ограничены, соответственно, КСИР, ведущий войну в Сирии, не мог позволить себе держать значительные силы в этой стране. Поэтому обстановка динамично для него ухудшалась, и без внешней поддержки шансов у КСИР и Асада не оставалось. Сам Иран не мог ввести войска, так как это дало бы внешним противникам обвинить его в агрессии и предоставило повод атаковать иранских военных не единичными налетами, как это делают сейчас израильтяне и авиация коалиции, а полномасштабно. Соответственно, был найден деревенский дурачок, которым и воспользовались умные и рациональные иранцы.

Сегодня для Ирана обстановка принципиально изменилась. Пробитый сухопутный коридор резко усилил возможности снабжения иранских бандформирований в Сирии. По сравнению с 15 годом Иран увеличил численность своих прокси практически вдвое, несмотря на гигантские потери. Что вполне объяснимо - Ирану есть из кого набирать и рекрутировать своих наемников. В качестве платы наемники получают не только деньги, но и право переселиться на завоеванные территории и начать на них новую жизнь. Та жизнь, которую ведут в трущобах люди, набираемые в иранские формирования, настолько ужасна, что любая перспектива выглядит на порядки лучше их нынешнего прозябания.

Иран при этом решает и внутреннюю задачу, постепенно выталкивая своих маргиналов за пределы страны. Кстати говоря, за не слишком долгую историю современного клерикального Ирана это уже второй раз, когда таким нехитрым образом решается катастрофическая социальная проблема. Первый раз - во время ирано-иракской войны, где аятоллы успешно сожгли революционную молодежь, с помощью которой им удалось свергнуть шахский режим. После победы революции нужно было решать, куда девать энтузиазм масс. Внутреннего приложения ему не нашлось, поэтому удачно подвернувшаяся война с Саддамом Хусейном велась иранским руководством с полным пониманием целей такой войны - снижением социальной температуры, сплочением нации вокруг нового клерикального руководства, военный психоз, в общем, сплошная польза. Сегодняшние противоречия в Иране тоже начинают зашкаливать, поэтому одной из задач КСИР является такой же сброс накопленной внутренней агрессии вовне.

Иранцы и подконтрольные им военизированные группировки Ирака Бадр и Хашд Шааби сегодня контролируют часть сухопутной границы Ирака с Сирией, где активно идет строительство погранпереходов и реконструкция дорожной сети. В интернете уже есть спутниковые снимки, на которых видна активная строительная работа. Иранцы хотят создать несколько путией снабжения, чтобы снизить зависимость от одного-единственного коридора по Евфрату. Когда это им удастся, их позиции в Сирии станут еще сильнее. Если сегодня Иран может содержать в Сирии группировку порядка 100-120 тысяч человек, после того, как будут решены вопросы снабжения, численность вооруженных бандформирований КСИР в этой стране будет ограничена лишь экономическими возможностями самого Ирана.

D2428CCD-F400-4879-AE9C-5183A5E93B5A

98F1E205-27B7-4B8B-A2EA-86DBA5FA7156

США и Израиль понимают, что сложившаяся обстановка не оставляет никаких шансов на полное удаление Ирана из Сирии без полноценной регулярной войны с ним, к чему сегодня не готов никто. Поэтому на данном этапе они намерены "разрезать" шиитский пояс на отдельных его участках, Их, по сути, три: это граница Сирии и Ирака, это русло Евфрата и это пояс от Латакии через Хаму, Хомс, столичный регион Дамаска и Дераа. Здесь, видимо, и кроется интерес США в том, чтобы Путин завис в Сирии как можно дольше - если он будет контролировать территорию вдоль Ливана и побережья, то на ней не будет Ирана. "Выдавить" Иран из Сирии Кремль не в состоянии - хилый авиаполк и десять тысяч наземного контингента слишком небольшая сила для того, чтобы угрожать 100-тысячному иранскому контингенту. Но вот заблокировать отдельный участок территории Путин вполне может.

По всей видимости, об этом и будет идти разговор 16 июля между Трампом и Путиным. При этом переговорная позиция Путина слаба: он не сумел решить в Сирии исходных для себя задач по продвижению проекта Турецкого потока как альтернативе Южному коридору ЕС, все остальные задачи в Сирии носят очень искусственный и по большей части пропагандистский или вообще вынужденный характер. Публично заявляемые цели победы над международным терроризмом и восстановления территориальной целостности Сирии либо в принципе не решаемы, либо требуют колоссальных ресурсов, которых у Путина просто нет. Кремлю почти нечего предложить Трампу за исключением подконтрольного Асада, который может легитимизировать бесконечное присутствие Путина в Сирии. А значит, нечего и ждать взамен. Слабость Кремля на переговорах по Сирии в этом.

Для собственного электората у Путина есть красивые раскрашенные карты "освобожденной" Сирии, но по большому счету территория под контролем одних боевиков теперь перешла под контроль таких же боевиков, но иранских. Это даже не Афганистан, где СССР единолично контролировал происходящее. Здесь под Кремлем есть точечные зоны контроля и оккупации. Маленькие островки в океане чужой и враждебной территории. Регулярные налеты на Хмеймим только подчеркивают, кто именно контролирует территорию вокруг российской авиабазы.

Кстати, такая же ситуация, как и у США в Ираке в свое время: несмотря на 100-тысячный контингент, Штаты гарантированно контролировали лишь "зеленую зону" в Багдаде. Но у Путина нет в Сирии 100 тысяч человек, да и 2 триллиона долларов затрат, как у США в Ираке, ему точно не по зубам.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/zony-i-koridory-5b49b83a1f242d00a9b95986
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_14_zoni_i_koridori Sat, 14 Jul 2018 11:40:36 +0300
<![CDATA[Сводка событий в Сирии и на Ближнем Востоке за 13 июля 2018 года]]> Сводка событий в Сирии и на Ближнем Востоке за 13 июля 2018 года ]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_14_svodka_sobitiy_v_sirii_i_na_blizhnem_vost Sat, 14 Jul 2018 08:38:23 +0300 <![CDATA[Обменяет ли Трамп Сирию и Иран на Украину]]> Трамп_Путин

Американское издание The New Yorker со ссылкой на свои источники сообщило, что Саудовская Аравия, Израиль и ОАЭ подталкивают Трампа к «большой сделке» с Путиным, в рамках которой урегулирование сирийского кризиса, включающего ограничение влияния Ирана в регионе может быть обменяно на отмену (либо приостановку) американских санкций против РФ, введённых в том числе в рамках «украинского пакета». Суть сделки заключается в том, что США уходят из Сирии, в обмен Россия ограничивает свои контакты с Исламской Республикой Иран, склоняясь к более тесному партнёрству с СА и ОАЭ, получая взамен инвестиции из указанных стран и послабление в вопросах санкций. С одной стороны,  The New Yorker более близок по позиции к демократам, и информация издания может быть частью войны американского президента с прессой. С другой, Израиль, Саудовская Аравия и Эмираты действительно воспринимают усиление Ирана в регионе как один из ключевых вызовов в среднесрочной перспективе. Возникает вопрос: возможна ли такая сделка?

Интересы сторон

Вероятность «большой сделки» Трампа и Путина действительно есть, в том числе в ключе обмена санкций на уступки России по другим направлениям, в том числе в сирийском вопросе. Об этом не так давно мы писали достаточно объёмный текст, разбирая мотивацию США и РФ перед встречей президентов. Обмен «Сирия на Украину» укладывается в такой логике. Для того, чтобы оценить возможность описанного  The New Yorker сценария, в схему стоит добавить интересы стран, которые якобы подталкивают Трампа к договорённостям с Путиным

Для Израиля, ОАЭ и Саудовской Аравии общим интересом на сегодняшний день является сдерживание и уменьшение иранского влияния на Ближнем Востоке. Усиление Ирана в результате войн в Ираке и Сирии, а также конфликта в Йемене и развала условной суннитской коалиции государств Залива в 2017 году привело к формированию негласного военно-политического альянса между Израилем и саудовско-эмиратским союзом. Начиная с 2016 года, когда к власти в США пришёл Дональд Трамп, все три страны пытались склонить Вашингтон к усилению давления на Тегеран. Антииранский и про-израильский характер администрации Трампа лишь облегчил им эту работу. Результатом стал выход США из иранского ядерного соглашения в этом году.

Но главной проблемой для них оставалось военное присутствие Ирана в целом ряде стран – Ливане, Ираке, Сирии и Йемене. Для того, чтобы уменьшить это влияние, им необходим союзник, желательно такой, который имеет влияние на местах. Таким союзником может оказаться Россия, которая на протяжении 2017 года сильно упрочнила свои позиции в Сирии и наладила контакты с Турцией и Ираном, фактически переиграв США и их союзников в Заливе.

Осознавая, что войну в Сирии они по сути проиграли, в Вашингтоне начали думать, как им выйти из Сирии, формально сохранив лицо и обязательства перед курдами. В это же время Россия активно лоббировала курдов начать переговоры с Дамаском относительно нормализации отношений. Именно сирийско-курдские отношения остаются единственным препятствием для стабилизации обстановки практически во всей Сирии.

Для стран Залива и Израиля, которые давно поменяли приоритет и обозначили Иран как «сверх-зло», Россия стала возможностью изменить ситуацию в свою пользу. Именно поэтому в течении 2017 года их позиция по Башару Асаду начала меняться, а поддержка антиправительственных группировок стремительно таять. Кульминацией этого разворота можно считать нынешнюю битву за Южную Сирию, которая началась 22 июня, когда Иордания, Израиль и США фактически «слили» группировки в Южной Сирии и позволили сирийским войскам вернуть под контроль эти регионы в обмен на гарантии от РФ, что Иран не будет вмешиваться в бои.

Модель битвы за Южную Сирию могут без лишних проблем реализовать на национальном масштабе. России отдадут Сирию (фактически, она и так уже под их контролем), позволят договориться с курдами и признают её доминирующий статус в Дамаске. В обмен на это, Москва сдаст своего союзника Ирана и поможет уменьшить его влияние или хотя бы сдержать его. Для Кремля это выгодно, поскольку они видят в Тегеране конкурента и потенциального врага в борьбе за влияние над Дамаском и субрегионом Леванта.

Не против такой схемы, кстати, и Европейский Союз. Для них стабилизация ситуации на Ближнем Востоке в приоритете. Это приведёт к снижению потоков мигрантов и, возможно, позволит окончательно снять этот вопрос с повестки дня. А это наконец вернёт в строй традиционные либеральные элиты, которые оказались неспособны сопротивляться агрессивной риторике правых националистов и популистов в миграционном вопросе. К тому же, ЕС заинтересован в стабильности в Средиземном море, в том числе из-за газовых интересов.

Вопрос, правда, заключается в другом — есть ли у Кремля достаточные рычаги влияния на Тегеран. Многие эксперты на Западе утверждают, что модель «Сирию на Украину» нерабочая, поскольку у РФ нет объективных рычагов принуждения Ирана уходить из Сирии или уменьшить своё военное присутствие. Это спорный вопрос. С одной стороны Россия действительно не имеет особой силы указывать Ирану, что делать в Сирии. Более того, треугольник Москва-Анкара-Тегеран сейчас является доминирующим в Сирии и именно благодаря ему им удалось фактически победить в конфликте своих геополитических врагов.

С другой стороны, для России Иран – ненужный союзник в стратегическом плане. К тому же, РФ и Иран вполне могут договориться о том, чтобы создать для США видимость работоспособности договорняка. Тегерану ничего не стоит вывести несколько сотен своих военных советников из Сирии, это не изменит ситуацию, тем более, что правительство Асада и так контролирует большинство территорий. Сама Россия продемонстрирует США, что всё схвачено, а Трамп получит очередной повод для самопиара дома. Для РФ и Ирана, хоть их интересы в Сирии не пересекаются, совместное противодействие США и их союзникам – это залог их выживаемости, и они это прекрасно понимают. Эта схема уже подействовала в Сирии.

Однако, на самом деле, вопрос даже не в том, существуют ли у РФ какие-нибудь реальные рычаги давления на Иран, а в том, сумеет ли Путин убедить в этом Трампа. Ведь это больше вопрос восприятия, нежели реального положения дел. К тому же, сам Трамп хочет верить в том, что РФ способна быть партнёром по сдерживанию Ирана, ведь это так хорошо легло бы в его пиар-кампанию в Вашингтоне и риторику относительно РФ и её роли по выборам.

Таким образом теоретически вероятность сделки остаётся, как остаются и вопросы, связанные со спецификой реализации договорённостей.

Возможности влияния США на РФ — принуждение к выполнению договорённостей.

Если компромисс между Трампом и Путиным будет достигнут, то независимо от его глубины, открытым остаётся вопрос контроля за выполнением российским президентом взятых обязательств. С другой стороны в Украине многие считают, что вопрос американских санкций находится в ведении Конгресса и Трамп так же не сможет реализовать возможные соглашения об их ослаблении.

Если бы речь шла о санкциях, наложенных со стороны ЕС, такие мнения были бы близки к истине. В случае с США схема несколько иная и это связана с особенностью принятия и реализации законов в области внешней торговли.

Евросоюз и США всегда по-разному подходили к вопросу санкций, в том числе касательно российских санкций. В Европе санкции против РФ в 2014 году вводились путём простого голосования в Европарламенте и консенсуса в Еврокомиссии. Такой подход, хоть и менее бюрократичный, но более хрупкий и ненадёжный. России достаточно убедить хотя бы одну страну-члена ЕС не поддержать продолжение санкций, и весь консенсус рухнет. Это оставляет Москве огромные возможности для лоббизма и шантажа.

В Штатах ситуация другая. Там санкции вводятся через законы и подзаконные акты. Конгресс США принимает обширный закон о санкциях, в рамках которого перечислены все ограничения, которые исполнительная власть может вводить против других стран. И далее на базе этого закона принимаются указы про введения тех или иных санкций и формируются списки лиц, попавших под санкции. Соответственно, такой подход намного сложнее с точки зрения лоббизма. Отменить закон – крайне сложно, а с указами можно играться. США могут отменить любой подзаконный акт и снова его принять, при этом не меняя сам каркас – закон, который прошёл через Конгресс.

Таким образом, Трамп имеет мощный инструмент использования санкций в диалоге со своими оппонентами. Простым принятием нового Executive order или General licence компании и физические лица могут включаться или исключаться из санкционного списка — закон остаётся и для его изменения требуется решение конгресса, но в отношении кого он применяется решает президент. Поэтому Трамп может себе позволить быстро приостановить действие части санкций, но в случае отказа Кремля выполнять свою часть договора, имеет инструменты мгновенного их усиления. Это и есть американский инструмент  принуждения к выполнению договорённостей.

Возможные варианты

Первый и идеальный для нас вариант описан в тексте «Три основных сценария политического компромисса Трампа и Путина» как «минимальный». В таком случае президенты РФ и США достигают соглашений по вопросам, где их интересы практически совпадают, ограничиваясь общими заявлениями о сближении позиций в остальных областях. На практике это будет, скорее всего, согласованная позиция по КНДР, действия по поддержанию цен на углеводороды, заявление о начале совместной работы по кибербезопасности (что даёт основания поставить вопрос о смягчении санкций, введённых за вмешательство РФ в выборы в США). По Украине в этом варианте будут слова о продолжении консультаций с прогрессе в согласовании позиций, не более того.

Варианты, в которых будут достигнуты соглашения по Сирии в канве выхода США из страны «с гордо поднятой головой» уже несут угрозы — чем жертвует РФ и что она получает взамен. Учитывая остроту иранской темы и резкую позицию в отношении Тегерана союзников Вашингтона на Ближнем Востоке, Трамп вынужден будет добиваться уступок по данному направлению, предлагая улучшение позиций в кризисах, где превалируют российские интересы. Это, в том числе, вопрос приостановки наиболее чувствительных для РФ санкций. Россию не особо беспокоят «крымский пакет» и ограничения, введённые в 2014-15 году в связи с войной на Донбассе. Наиболее неприятные для Кремля — санкции, введённые после победы Трампа, значительная доля которых появилась в связи с другими кризисами (вмешательство в выборы, иранский, сирийский и корейский пакеты).

Таким образом вопрос переходит в оценку масштабов взаимных уступок. Если РФ в иранском вопросе ограничится разделом сфер влияния в Сирии, сохраняя при этом треугольник  Москва-Анкара-Тегеран и не поддержит политику США по разрыву ядерного соглашения с Ираном, уступки могут быть безопасными для нас. Примерный формат можно описать следующим образом:

  • Вопрос Крыма остаётся в подвешенном состоянии — Трамп и дальше, уклоняясь от однозначных ответов «чей будет Крым» продолжит обвинять администрацию Обамы, при которой произошла аннексия;
  • По Донбассу возможно совместное заявление (может и подписания отдельных документов) о согласованности пути урегулирования. Таким может быть признан «размытый» формат миротворцев — наличие контингента без чётких рамок политического урегулирования и, например, с поэтапным разворачиванием контингента. Это позволит Путину выйти из кризиса заявив своему избирателю о «политической победе». Дальше, учитывая размытость формулировок, будет новый торг и новые переговоры. Трамп со своей стороны так же заявит о «победе дипломатии», параллельно подчеркнув, что он добился за месяц больше, чем Германия и Франция за пять лет.
  • Учитывая «прогресс», который демонстрирует Россия, действие части санкций приостанавливается (не отменяется), тем более, что для этого нет нужды в голосование Конгресса.

И, наконец, самый неприятный для нас вариант широкого компромисса, который включает в себя схему, описанную  The New Yorker. В таком формате Трамп требует дополнительных уступок со стороны России в вопросах углеводородов, КНДР и, самое главное, солидаризации РФ американской позицией по Ирану по выходу из ядерного соглашения.

В обмен на такие уступки Кремль может рассчитывать, среди прочего на более широкое комплексное решение по Украине, которое может включать в себя:

  • Признание признание де-факто (но не де-юре) Крыма как территории под российским управлением — заморозку теперешней ситуации на несколько лет со снятием Крымской проблемы с порядка дня. Примером такого подхода может служить судьба стран Балтии — США так же не признавали оккупации их СССР в 1939-40 годах, но это не мешало контактам, в том числе с руководством Литовской, Латвийской и Эстонской ССР.
  • Формулировка более чётких рамок миротворческой операции с обозначением конкретных возможных условий и сроков перехода от деэскалации конфликта к политическому урегулированию.
  • Приостановка значительной части санкций в отношении РФ в ответ на демонстрацию «Прогресса».

Пакетное решение по Донбассу и Крыму, даже без чётких рамок политического этапа урегулирования конфликта на востоке Украины чрезвычайно опасно, поскольку:

  • снятие вопроса Крыма с повестки дня на несколько лет заставит крымских татар искать другие пути влияния на ситуацию, часть из которых может быть не связана с политикой Украины и реализацией интересов украинского государства.
  • пакетный компромисс не будет воспринят частью украинского общества, что может привести к новому витку политического кризиса и усилению давления правых организаций на власть. В результате успешное голосование по данным вопросам в Раде становится проблематичным, а без него Украина будет иметь проблемы с внешнеполитическими партнёрами (как страна, отвергшая согласованный план урегулирования).

Если оценивать сигналы Трампа (встреча с Порошенко), резкая риторика относительно РФ, он, хоть и  будет пытаться подойти к максимально широкому компромиссу с Путиным, но вопрос Украины не будет восприниматься как основное поле для уступок Кремлю — есть другие сферы, которые можно «дорого продать». Это значит, что вероятность наихудшего для нас сценария относительно мала, а вот  «средний вариант» с «размытой» миссией миротворцев и отсутствием новых тезисов по Крыму наиболее вероятен.

________________

Текст понравился? Отблагодарить авторов можно монетизировать переводом адекватной (на ваш взгляд) суммы на карту ПриватБанка.

Тышкевичу:  5168 7422 0332 9507
Кусе: 5168 7456 0146 5609

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_13_obmenyaet_li_tramp_siriyu_i_iran_na_ukrain Fri, 13 Jul 2018 18:38:25 +0300
<![CDATA[Люди, занимающиеся военными вопросами]]>
1524427748

И вопрос задан, и ответ прозвучал совершенно не случайно: единственной причиной визита Велаяти к Путину мог быть вопрос дальнейшего пребывания "советников" Ирана в Сирии. Путин в преддверии встречи с Трампом пытается создать впечатление о полном взаимопонимании с Ираном. Что, конечно, бесконечно далеко от истины.

Иран, нужно отметить, ранее практически вообще никак не комментировал наличие и присутствие своих военных в Сирии. В 13 году в ходу была версия о "шиитских паломниках", которые массово стали посещать святыни в Сирии, однако с течением времени эта версия стала выглядеть слишком смехотворной, особенно после того, как боевики самых разных группировок в самых разных частях Сирии стали выкладывать фото и видео с убитыми офицерами и даже генералами КСИР, включая и их личные документы. Тайная война перестала быть таковой. Что-то примерно похожее происходило и на Донбассе, когда лично президенту приходилось врать про "заблудившихся" в тумане военнослужащих, после чего точно так же их количество, попавшее так или иначе в пределы внимания и зафиксированное разными наблюдателями стало совершенно неприличным. Поэтому в ходу появилась версия о "вчера уволенных из рядов", ну и наконец, возникла формула: "люди, занимающиеся военными вопросами". В реальности, что Иран в Сирии, что Кремль на Донбассе практически полностью держит кадровых военных на всех без исключения командных постах в своих прокси-структурах.

Ответ Велаяти в каком-то смысле как раз сродни ответу Путина про "людей, занимающихся военными вопросами": скрывать уже невозможно, поэтому нужно сделать вид, что все идет по плану. Да, мы и не скрывали никогда, какие к нам вопросы?

Так или иначе, но ясно, что Иран выводить свои войска не намерен. Понять иранцев можно: КСИР ценой очень серьезных потерь сумел захватить на земле огромные территории в Сирии. Очень осторожная оценка потерь КСИР, наемников и Хезболлы с 13 года дает порядок чисел не менее 120 тысяч погибших и раненых в ходе боевых действий. Только через бандформирование афганцев-хазарейцев "Фатимиюн" за эти годы прошло порядка 80 тысяч человек, треть из которых легла в Сирии. Ливанская Хезболла потеряла с 13 года не менее 25 тысяч человек. Потери кадровых офицеров КСИР засекречены, но по разным оценкам, они составляют не менее 6-7 тысяч человек убитыми.

Естественно, заплатив такую цену и добившись вполне серьезных результатов, Иран совершенно не намерен подчиняться "мировому сообществу" и выводить свои войска из Сирии. Другой вопрос, что без поддержки российской авиации успех КСИР был совершенно не гарантирован, и не зря генерал Сулеймани сделал в 15 году все возможное, чтобы втравить Кремль в сирийскую авантюру.

Однако теперь пути "союзников" будут все сильнее расходиться. У КСИР есть свое видение послевоенного устройства Сирии. Иранцы вполне прагматично намерены решить проблему лояльности оккупированных ими территорий через полную замену нелояльного суннитского население переселенцами-шиитами. Именно поэтому в массовом порядке все нелояльное население "освобожденных" районов Сирии практически принудительно сгоняется в Идлиб и Алеппо, на их место идут семьи про-иранских боевиков - только беженцев из Афганистана в Иране скопилось более полутора миллионов человек, которые создают проблемы в восточных провинциях страны, и без того пребывающих в состоянии социальной катастрофы. Боевики "Фатимиюн" (а также других шиитских группировок) воевали не только за деньги, но и за возможность пустить корни в другом месте.

Асад совсем недавно издал совершенно драконовский закон, по которому все недвижимое имущество должно пройти перерегистрацию, причем владелец обязан явиться лично. Естественно, что миллионы беженцев не в состоянии пройти эту процедуру, что создает правовую основу для экспроприации их имущества (если оно, конечно, осталось). Вот это имущество (здания или земля под ними) и станет фондом, который будет бесплатно раздаваться ветеранам-шиитам по программе переселения. Сунниты Сирии на оккупированной Ираном территории, вне всякого сомнения, будут сегрегированы в зависимости от лояльности к властям. За основу будет взят принцип нулевой терпимости к нелояльным сирийцам. В каком-то смысле Иран на своей оккупированной территории пойдет очень близко к грани геноцида, если уже не за ней, но иного решения, похоже, не будет.

Готов ли Путин, в стране которого живет 14 миллионов суннитов, оставаться союзником Ирана, который будет проводить такую политику в отношении сирийских суннитов? Кто знает, невежество нынешней российской власти уже давно не вызывает никакого удивления. Вполне возможно, что российское руководство вообще слабо разбирается в ближневосточных реалиях - зачем оно ему? Путин мыслит галактическими масштабами, на такие мелочи у него просто нет времени.

Однако сможет ли Путин выполнить условие Запада и Израиля, которые ждут от него пресечения активности Ирана в Сирии? Это тоже весьма неясный вопрос. Откровенно говоря, даже если он очень захочет, у него просто нет инструмента влияния и давления на Иран. Кроме того, у иранцев нет ни малейших иллюзий в отношении предательских мотивов Кремля, поэтому они сделают все возможное, чтобы у Путина и не появилось таких инструментов.

Возможен вариант, что Путину может быть выгодно продемонстрировать Трампу неуступчивость иранцев: ну извини, Дональд, я с ними и по-хорошему, и не очень, сам видишь, какие они упёртые. Однако этот вариант не слишком хорош: если Путин продемонстрирует, что он не в состоянии ничего сделать с Ираном, то зачем он тогда Трампу? Ценность Путина как партнера по Сирии, резко упадет. Так что такая демонстрация Путину, скорее всего, не нужна.

До чего именно смог договориться Кремль с Тегераном, пока неизвестно. Возможно, что-то более конкретное всплывет после встречи Путина с Трампом. Пока же понятна только позиция США: Трамп намерен ликвидировать "ядерную сделку" с Ираном и создать барьер для его экспансии. При этом заплатить за всё должны будут как страны региона, так и разные приблудные граждане, которым страсть как хочется поиграть во взрослые игры. А США при этом должны быть арбитром и разводящим, как и положено сверхдержаве. Позиции остальных участников гораздо более туманны хотя бы потому, что им так или иначе, но придется вписываться в ту картину, которую рисует Трамп.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/liudi-zanimaiusciesia-voennymi-voprosami-5b48c5ed825d7d00a96ffd33
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_13_lyudi_zanimayushiesya_voennimi_voprosami Fri, 13 Jul 2018 18:31:14 +0300
<![CDATA[Иран и Россия предотвратят возрождение терроризма в Сирии]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_13_iran_i_rossiya_predotvratyat_vozrozhdenie_t Fri, 13 Jul 2018 14:20:11 +0300 <![CDATA[Иран рассказал, когда его советники смогут покинуть Иран и Сирию]]> Иран рассказал, когда его советники смогут покинуть Иран и Сирию ]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_13_iran_rasskazal_kogda_ego_sovetniki_smog Fri, 13 Jul 2018 14:14:18 +0300 <![CDATA[Дональд Трамп и дары НАТО: в чём проблема брюссельского саммита?]]> donald-trump-and-nato

После нынешнего саммита НАТО в Брюсселе мнения многих людей, которые следили за ним, разделились. Одни утверждали, что президент США Дональд Трамп показал там всем «кузькину мать» и заставил членов Альянса увеличить финансирование на оборону. Другие говорили, что он вёл себя абсолютно неадекватно, продолжая разрушать традиционный союз с европейцами. Со своей стороны, я считаю, что и те, и те в чём-то правы, но в чём-то обманывают себя.

Проблема НАТО на сегодняшний день состоит даже не в Дональде Трампе как таковом, а больше в самом НАТО как структуре. После окончания «холодной войны», Североатлантический альянс значительно утратил свою актуальность. Исчез главный и единственный для НАТО враг, ради которого и создавали союз – СССР. Уже не существовало двух блоков стран в Европе. А социалистический лагерь сменился целой плеядой новых государств со сложной для восприятия (в первую очередь западными европейцами) постсоветской социально-культурной и ментальной системой, коррумпированными старыми посткоммунистическими элитами и кучей внутренних проблем, в которые никто не хотел вникать. НАТО абсолютно не входило в этот контекст, и уже тогда начали ходить разговоры о его реформировании под новые мировые реалии.

Постепенно НАТО становилось обычной региональной военно-политической организацией Западной и Северной Европы, защищающей её от различных не масштабных угроз. Несмотря на расширение Альянса на восток, оставались сомнения в реальной готовности и желании членов НАТО вмешиваться в дела Центральной и Восточной Европы, особенно тех стран, которые входили в сферу влияния России. А поскольку Россия в её постсоветском обрубленном виде уже не предусматривала угрозу «красного вторжения» для Европы, то и активность НАТО на этом направлении снизилась. Ну, повоюют русские в своём «ближнем зарубежье», ну и хрен с ним – приблизительно такое отношение НАТО к РФ сохранялось долгое время после 1991 года. Воевать с Европой завязанные на Запад российские элиты не будут, а учитывая, что все их финансы сохраняются на счетах западных банков, то они были довольно управляемы.

После 1991 года с началом глобальных трансформаций в мире поменялась и сама концепция мировой системы и геополитики. Намного весомее стала экономика и торговля, а геополитика уступила геоэкономике. Количество танков, солдат и самолётов играли всё меньшую роль в определении «величия» той или иной страны. Рулить стали технологии, инновации, информационные ресурсы и уровень вовлеченности в мировую торговую систему. Опять же – НАТО в этот контекст не очень вписывалось в своём первоначальном виде, и на протяжении 2000-х продолжали говорить о переосмыслении роли Альянса в Европе и мире.

Поскольку подвижек на этом направлении не было, НАТО продолжало чахнуть и превращаться в чисто политический кружок европейских государств с частыми сеансами тимбилдинга в виде военных учений и саммитов, создающий психологический эффект защищённости и безопасности для своих членов. Поскольку бизнес играл уже большую роль, нежели политика или военное дело, то и затраты внутри государств-членов НАТО стали соответствующими. Отсюда и проблема финансирования оборонки в НАТО, которую так усердно поднимал Дональд Трамп на саммите. Ведь для США НАТО оставалось инструментом влияния и экспансии, продвижения своих интересов в Европе. Хотя у США самих были и остаются проблемы с восприятием НАТО в новых геополитических реалиях, для Вашингтона Альянс всё-таки что-то большее, нежели обычная политическая платформа. Это способ удерживать своё влияние на европейском континенте за счёт военно-технического доминирования, от которого зависят многие европейские государства. То есть для США НАТО – это даже не способ сдержать Россию или Китай, а инструмент, через который Штаты продвигают свои интересы в Западной и Северной Европе в первую очередь.

Самих европейцев это вполне устраивало. Они тратили на оборонку намного меньше, отдавая предпочтение экономике, торговли и инфраструктуре. За счёт небольших издержек на армию, Германия стала экономическим центром Европы. Огромная страна, которая после войны оказалась зажата в жёстких пацифистских рамках и ограничениях, решила, что оно и к лучшему, и взяла курс на экономическое возрождение, за которым последовало создание Евросоюза. Для Германии последние 70 лет прошли под знаком экономического развития, навязанного пацифизма и постоянного чувства вины и стыда за Вторую мировую войну. Соответственно, НАТО для Берлина стало таким себе «зонтиком», который защищал её от всех нападений, по крайней мере так казалось немецким элитам. А раз НАТО защищает от военных угроз, то можно забить на армию, которая никому не нужна, и дальше продолжать развиваться экономически, таща на себе остальные страны ЕС, особенно после кризиса 2008 года. Думаю, не слишком ошибусь, если предположу, что небольшие траты Германии на оборонку стали залогом их продолжающегося пацифизма и геополитической пассивности, а НАТО просто олицетворяет собой психологическую защищенность Германии от всех угроз, даже если реально Альянс не мог этого сделать. Именно поэтому, когда Дональд Трамп говорит про Германию, которая не тратит достаточно денег на НАТО, он забывает, что в некотором смысле такой статус-кво позволял избежать экономического коллапса ЕС, а Германии – продолжать тащить на себе Еврозону.

Когда Россия аннексировала Крым и вторглась на восток Украины, возник реальный вопрос: в чём смысл существования НАТО? В некотором смысле, Москва помогла снова возродить этот дискурс в кабинетах Брюсселя, чем помогла НАТО найти для себя новый стимул для продолжения существования. События 2014 года подтолкнули страны Европы и США к переосмыслению роли Альянса и укреплению его роли в европейской региональной системе безопасности. Однако несмотря на это, попытки реформирования НАТО были лишь поверхностными. Многие страны ЕС продолжали торговать с РФ, как и, собственно, США. Противостояние санкциями было явно не желаемым, невольным и проходило с огромным скрипом со стороны бизнес элит на Западе. Все понимали, что воевать с Россией на территории Украины не будут, а НАТО объективно к такому не готово. Это снова вернуло нас в самое начало дискуссий, разжигавшихся в 1990-х годах: что такое НАТО и зачем оно нужно? Если Россия снова угрожает миру и стабильности Европы, как и в своё время СССР, то стоит ли вернуться к НАТО, заточенном чисто под антироссийскую деятельность? Где проходит та самая «красная линия» для НАТО, за которую России нельзя заходить? Это западная Украина, Балтия, Польша или Румыния? Является ли Россия такой же угрозой, как и в своё время был Советский Союз и есть ли у них вообще возможности быть такой угрозой? Хочет ли РФ вообще захватывать территории, или же это кратковременная вспышка нео-имперского безумия для решения внутренних проблем? На все эти вопросы в Европе до сих пор, кажется, не дали ответов.

Последний саммит НАТО в Брюсселе продемонстрировал все эти экзистенциальные проблемы. Европейцы, пытаясь реформировать Евросоюз и удержать Еврозону, еле пытаются тратить больше 1,5% ВВП на оборону, хотя ранее с Обамой они договаривались о 2% ВВП. Объективно и субъективно, они этого сделать не могут, а некоторые страны, как Германия, не будут этого делать, поскольку это нанесёт вред другим статьям расходов, намного более важных для немцев, нежели оборона. А если их заставят это сделать, то скорее всего, правящая коалиция потеряет рейтинг и к власти придут те, кто точно будет тратить 2% ВВП – «Альтернатива для Германии», культивирующая идею более агрессивной и активной Германии в мире – с сильной армией, гипер-амбициями и отдельным центром тяжести в мире. Насколько это стратегически выгодно США и Европе в целом – это открытый вопрос.

Прав ли Дональд Трамп, когда говорит, что страны Европы должны тратить на оборону больше, если говорят об угрозах со стороны РФ или кого-нибудь другого? Безусловно, прав. Странно слышать каждый год о стратегической угрозе Европе со стороны России, но при этом читать доклад парламентской комиссии в Берлине про жалкое и ничтожное состояние немецкой армии, где танки не заводятся, самолёты не летают, а подлодки никогда не спускали на воду.

Прав ли Дональд Трамп, когда ломает своих союзников через колено, принуждая их увеличивать финансирование? Безусловно, нет. Во-первых, Трамп, как и свойственно ему, прав в аргументах, но жестоко ошибается в методе их донесения до публики. Да и по большому счету, ему плевать на то, как он это делает. Он делает и всё. В этом весь Дональд Трамп. Он не пытается убедить своих союзников и европейское население поддержать его аргументы, он их шантажирует, ругает, открыто лжёт и ведёт себя, как шериф из какого-нибудь Тумстоуна, пытающийся запугать Джонни Ринго и его парней. Во-вторых, способ, которым он доносит информацию – абсолютно неадекватен. Своей риторикой Трамп подрывает моральный дух членов НАТО и чувство единства и коллективных ценностей, которые лежат в основе Альянса. Агрессивная риторика в комбинации с анти-глобализмом и протекционизмом у всех вызывают опасения, что истинная цель Трампа – сломать систему, а не повышать затраты на оборону. Европейские СМИ только и писали о том, как Дональд Трамп плохо относится к многосторонней дипломатии, международным организациями, Старой Европе. Но никто не писал, что он действительно думает про НАТО и какие его идеи реформирования Альянса, если он, по его мнению, изжил себя. Не писали, потому что никто не знает, что Трамп думает о НАТО, как, впрочем, и о многих других проблемах международной политики.

В-третьих, одна из частых проблем Трампа, даже когда он прав в своих аргументах – это его патологическая зависимость от собственного рейтинга и того, что скажут про него СМИ. Многие решения Трампа мотивированы внутренней политикой и желанием поднять себе рейтинг накануне выборов в Конгресс в ноября этого года. Сингапурский саммит с КНДР, хоть и неплохой как идея, но также прошёл в духе «А Серёжа молодец», и не важно, что Трамп сказал Ким Чен Ыну, или что он мог пообещать ради того, чтобы саммит не сорвался, а он выставил себя победителем, да ещё и лучшим, чем Барак Обама. Так и с саммитом НАТО – Дональд Трамп победил на переговорах, всё остальное неважно. Как именно будут увеличивать финансирование на оборонку, да ещё и с 2% на 4% (США сами столько не тратят)? Где гарантии, что европейцы действительно будут увеличивать финансирование обороны на уровне 2% с прицелом на 4%? Что США предпримут в случае, если этого не произойдёт и будет, как с обещаниями Обаме? Все эти вопросы остались за скобками, на них ответов нет, но зато Трамп «победил».

В-четвёртых, непоследовательность позиции Трампа перечёркивает каждое сказанное им слово или обещание. Он говорит о том, что Германия – «заложница энергетических интересов России», но в следующем же выступлении утверждает, что Владимир Путин ему не враг. Он упрекает европейцев в том, что они не тратят много денег на оборону, а кричат про угрозы со стороны РФ, но затем сам же говорит, что с Россией всё модно порешать. Он обвиняет Евросоюз в невыполнении своих обязательств по линии НАТО, но сам же после саммита едет на встречу с Путиным – главой государства, которое признано стратегическом противником самими Штатами. По его мнению, Барак Обама допустил аннексию Крыма, но сам Трамп допускает признание Крыма российским только лишь потому, что там «все говорят на русском языке». Такая странная двоякость позиции создаёт у европейских союзников США впечатление, что американцы не искренне в своих желаниях по НАТО, и что их позиция по РФ совершенно иная, так ради чего же тогда они – европейцы – должны увеличивать финансирование? Отсутствие последовательности в коммуникации Вашингтона с Европой порождает неопределённость, подпитываемую взаимными подозрениями, и в Брюсселе искренне недоумевают, чего же на самом деле хочет от них Дональд.

Наконец, это также вопрос восприятия. Для европейцев тот способ, которым Дональд Трамп пытается донести до них важность увеличения финансирования оборонной отрасли до 2% и даже 4% ВВП, воспринимается не как необходимая для всех мера, а как уступка и прогиб под США. Ультимативность риторики Вашингтона добавляет ситуации конфликтности, и тогда возникает ситуация, при которой некоторые страны НАТО как бы и хотят увеличить финансирование обороны, но как бы и не хотят идти на это под шквалом вульгарных и грубых высказываний Трампа и его зачастую неправдивых аргументов и цифр. Особенно принципиальные в этом вопросе те страны Европы, где к власти пришли националисты или правые силы: Австрия, Италия, Греция, Венгрия, Польша, Чехия и другие. Остальные государства находятся «на грани» — националистически настроенные силы там представляют мощную оппозицию, и с ней надо считаться. Такая ситуация в Нидерландах, Германии и Франции. Последняя так вообще давно имеет свои планы на развитие ЕС, которые не всегда включают США. Кроме того, сами американцы не тратят на Европу много денег. Большая часть их средств, как заявлял министр обороны Джеймс Мэттис, сейчас идёт на Ближний Восток и Азию для сдерживания Ирана и Китая.

Таким образом, Дональд Трамп, преследуя вроде бы логичные и правильные цели, своей реализацией этих целей торпедирует мировой порядок, расшатывая его, в том числе организации, на которых он держится. НАТО не исключение. Своей риторикой и примитивным узконаправленным подходом к проблеме функционирования НАТО, Трамп де-факто разрушает традиционный трансатлантический альянс. И если так будет продолжаться, то европейцы, утратив веру в надежность своего заокеанского партнёра, действительно станут тратить на оборону больше, только уже без США и в качестве отдельного центра силы. Трамп абсолютно прав в том, что партнёры США должны вкладываться в коллективную безопасность больше. Однако он не прав в том, что достичь этого можно, разрушая эту самую коллективную безопасность. Фактически, он даёт своим союзникам два безальтернативных варианта: или вы больше платите, или бывайте, мы уходим. Если в бизнесе такая тактика может сработать, то в многосторонней дипломатии и при выстраивании геополитических альянсов – не всегда. Нельзя одновременно требовать вкладывать больше денег в коллективную систему безопасности и выступать против самого явления коллективных систем и быть изоляционистом.

Именно поэтому, смотря на брюссельский саммит, где-то в Кремле лишь хлопают в ладоши. Разделённая Европа – это то, что нужно России и их нынешним элитам. И не только им, но и другим геополитическим врагам США – Китаю и Ирану. Чем больше расколота Европа, тем легче ими управлять и тем легче торговаться. А уменьшение влияния США повышает вес их конкурентов, которые на этом фоне выглядят менее страшными, особенно Китай со своими деньгами и экономическими инициативами. А главными лузерами будут традиционные элиты в ЕС, которые на фоне риторики Трампа лишь теряют рейтинги и уступают таким же, как и президент США – правым популистам и националистам. И это ещё большой вопрос – будут ли такие европейские руководители лучшими партнёрами для Дональда Трампа? Сейчас, на фоне кризиса в отношениях США и ЕС, европейцы всё больше задумываются о том, чтобы создать собственную армию и разведку и не полагаться больше на НАТО. А компенсировать утрату американского влияния они могут за счёт Китая, РФ и других игроков, в том числе региональных. Это прямой вызов стратегическим интересам США в Европе.

Соединённым Штатам необходима новая стратегия по Европе. Правила игры, которые действуют уже 70 лет, давно устарели и утратили актуальность. У США хорошая стратегия относительно своих врагов, но у них плохая (или её нет) стратегия относительно своих друзей. В период мощнейшего противостояния с Китаем и Россией, Трампу как никогда нужны все его союзники. Но вместо цементирования существующих альянсов и их модернизации под новые мировые реалии, он их просто разрушает или подрывает изнутри, закладывая бомбу замедленного действия или давая своим врагам возможность проникнуть в эту сферу самим, как это происходит в экспансией Китая в Юго-Восточной Азии. Показательным был вопрос Афганистана на саммите НАТО. После того, как страны Европы уменьшили своё участие в военных операциях в Афганистане, Трамп снова поднял вопрос о том, чтобы продолжить финансирование операций НАТО в этой стране до 2024 года. Однако никакой новой стратегии он так и не предоставил. И открытым остался вопрос европейцев: что, собственно, мы финансируем в Афганистане и что будет после 2024 года? Аналогичный вопрос про само финансирование обороны на уровне 2-4% ВВП. Греция, например, одна из 4 стран НАТО, которые выделяют деньги на уровне 2% ВВП. Но если посмотреть, на что именно идут деньги, то большая их часть – это пенсии и зарплаты военным. Спрашивается: этого достаточно для США и Трампа в реализации их требований к членам НАТО? Или Франция, которая тратит чуть меньше 2% ВВП, но вместе с США участвует в операциях в Сирии, Ираке, Афганистане и Ливии. Это считается или нет? Если нет, тогда какой смысл Парижу делать это? Если да, тогда зачем нужна цифра в 2-4% для всех? Или например: считается ли, что страна НАТО выполнила требование США, если она выделила необходимый процент от ВВП на оборону, но показатель ВВП, заложенный в бюджет, оказался выше, и показатель расходов на оборону соответственно стал менее 2%? У Польши и Румынии были такие вопросы на саммите, но на них никто не ответил.

Реформирование НАТО всё ещё актуальный вопрос. И чем быстрее европейцы возьмут всё в свои руки и начнут с этим что-нибудь делать, тем лучше. Дональд Трамп показал: он ненадёжный партнёр, странный переговорщик и никудышный коммуникатор. Для Европы Трамп скорее стал аномалией – явлением, которое просто надо пережить. Такая позиция опасна тем, что пока они все пережидают этот шторм, потенциальные конкуренты выжмут из этого максимум. И это в период, когда формируется новый мировой порядок. А когда придёт час «икс», то все окажутся перед неприятным фактом: США больше не играют доминирующую роль в мире, а их конкуренты укрепили свои позиции за время правления Трампа, и теперь сместить их будет куда сложнее. А, как известно, разрушить отношения намного легче, чем их строить.

Фото:  Jonathan Ernst / Reuters / NTB scanpix

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_13_donald_tramp_i_dari_nato_v_chem_problem Fri, 13 Jul 2018 12:37:29 +0300
<![CDATA[Иран готов к противостоянию с США на Ближнем Востоке]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_13_iran_gotov_k_protivostoyaniyu_s_ssha_na_bli Fri, 13 Jul 2018 10:59:20 +0300 <![CDATA[Ближний Восток. Оперативная лента военных событий 13.07.2018]]> Ближний Восток. Оперативная лента военных событий 13.07.2018 ]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_13_blizhniy_vostok_operativnaya_lenta_voenni Fri, 13 Jul 2018 09:00:21 +0300 <![CDATA[Главы разведок России, Ирана, КНР и Пакистана обсудили борьбу с ИГ]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_13_glavi_razvedok_rossii_irana_knr_i_paki Fri, 13 Jul 2018 08:31:38 +0300 <![CDATA[Сводка событий в Сирии и на Ближнем Востоке за 11 июля 2018 года]]> Сводка событий в Сирии и на Ближнем Востоке за 11 июля 2018 года ]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_13_svodka_sobitiy_v_sirii_i_na_blizhnem_vost Fri, 13 Jul 2018 07:03:41 +0300 <![CDATA[Netanyahu Says Putin Agreed to Restrain Iran in Syria]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_13_netanyahu_says_putin_agreed_to_restrain Fri, 13 Jul 2018 02:50:03 +0300 <![CDATA[США пытается навязать свои взгляды странам НАТО — Иран]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_12_ssha_pitaetsya_navyazat_svoi_vzglyadi_stran Thu, 12 Jul 2018 23:35:54 +0300 <![CDATA[Сергей Шойгу: «Я давно хочу подарить нашим американским коллегам карту мира»]]>    
Фото gov-news.ru  


Портал «ИноСМИ.ру» опубликовал текст интервью Министра обороны России Сергея Шойгу итальянскому изданию «Il Giornale», автор которого Алессандра Бениньетти (Alessandra Benignetti), под заголовком «Gelo con Washington? Colpa delle élite americane» («Мороз в отношениях с Вашингтоном? Это – вина американских элит»).


Il Giornale: Господин министр, напряжение в отношениях России и Соединенных Штатов растет и вызывает все большее беспокойство: мы на грани новой холодной войны?

Сергей Шойгу: Мы часто слышим от американской стороны, что причиной этой ситуации является якобы агрессивное поведение России. Мы же считаем, что напряжение усугубляется искусственно той частью американской элиты, которая убеждена, что весь мир делится на «американский» и «неправильный». Именно Соединенные Штаты с течением времени вышли в одностороннем порядке из ключевых соглашений, составлявших костяк глобальной безопасности. В нарушение обещаний, данных советскому руководству во время объединения Германии, они начали расширение НАТО вдоль наших границ. Более 25 лет они смеялись над нами, говоря, что никаких гарантий в этом отношении не давалось, пока совсем недавно Агентство национальной безопасности США не рассекретило архивы того времени, где точно сообщается, кто и что говорил. Расширение НАТО на восток и вступление в Альянс стран Восточной Европы — Польши, Венгрии, Чешской Республики, Словакии и Румынии — для России лишило смысла Договор по сокращению и ограничению обычных вооруженных сил в Европе, подписанный в 1990 году НАТО и Организацией Варшавского договора. Как известно, он предусматривал ограничение вооружений на территориях, расположенных вдоль линии соприкосновения между блоками. В 2002 году под предлогом предполагаемой «угрозы» ракетной атаки со стороны Ирана и Северной Кореи Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из соглашения по противоракетной обороне (ПРО) и начали размещать свои РЛС и противоракетные системы рядом с нашими границами. Как председатель Российского географического общество, я давно хочу подарить нашим американским коллегам карту мира, чтобы они могли изучить ее и объяснить, почему, если «враги Америки» находятся на Ближнем и Дальнем Востоке, их базы и военные формирования должны подступать к границам России. Это мы должны их защищать? Теперь американцы готовятся выйти из Договора по ракетам средней и малой дальности (РСМД). Причиной выхода является, якобы, нарушение Договора со стороны России.


— В чем именно оно состоит?

— Обвинения против нас туманны и необоснованны. При этом нет никаких доказательств, только заявления. И это несмотря на то, что мы неоднократно публично заявляли на всех основных международных форумах, что именно США непосредственно нарушили договор, разместив ракетные пусковые установки МК-41, предназначенные для запуска ракет «Томагавк» в рамках развертывания противоракетного щита в Европе. Почти вся европейская часть России попадает в радиус действия этих ракет. На Конференции по безопасности в Мюнхене в 2007 году президент Владимир Путин призвал руководство Соединенных Штатов и западных стран уважать национальные интересы России и строить открытые равноправные отношения. Однако, к сожалению, мало кто прислушался к его призыву.


— Как Вы считаете, по какой причине?

— Сейчас, когда Россия восстанавливает свои силы, ее считают не союзником, а угрозой для американского господства. Нас обвиняют в том, что мы строим агрессивные планы в отношении Запада, который продолжает наращивать силы у наших границ. В качестве примера я могу привести решение, принятое в июне Атлантическим советом о создании двух новых формирований по защите морских сообщений и быстрой транспортировке американских войск из Соединенных Штатов в Европу. Или увеличение контингента в Прибалтике, Румынии, Болгарии и Польше, выросшего с двух тысяч до 15 тысяч человек и имеющего возможность быстрого формирования группы, состоящей из 60 тысяч единиц бронированной техники. А с 2020 года они планируют на постоянной основе разместить у границ России 30 батальонов, 30 авиационных полков, 30 военных кораблей, готовых к эксплуатации за 30 дней. И все это происходит на наших западных границах. В то же время американцы постоянно нарушают международное право, совершая военное вмешательство в различные регионы мира под предлогом защиты их интересов. Так было в апреле в Сирии при масштабном ракетном ударе, нанесенном на территории суверенного и независимого государства при поддержке Франции и Великобритании. Это было очевидное нарушение международного права под мнимым предлогом со стороны трех постоянных членов Совета безопасности. И это не отдельный случай, это тенденция.


— Тенденция?

— Да, это неоколониальная стратегия, уже применявшаяся в Ираке и в Ливии. Она состоит в том, чтобы поддерживать любой тип идеологии, даже наиболее жестокий, чтобы ослабить легитимное правительство. Далее в качестве предлога используется оружие массового поражения или гуманитарные катастрофы и, наконец, применяется сила для создания «контролируемого хаоса», способствующего созданию условий для включения ресурсов данной страны — с использованием возможностей многонациональных корпораций — в американскую экономику. Россия с ее приверженностью многополярности в международных отношениях, всегда будет представлять препятствие на пути к осуществлению этих «стратегий».


— Существуют ли «красные линии», которые нельзя нарушать?

— В этом отношении наша военная доктрина очень ясна — ее сущность состоит в том, чтобы предотвращать любые конфликты. Наша официальная политика по применению военной силы очевидна и детально изложена. Несмотря на свою роль, я твердо верю, что любой вопрос может и должен быть решен без применения военных сил. Поэтому я часто приглашал главу Пентагона обсудить наиболее трудные вопросы, непосредственно связанные с глобальной и региональной безопасностью, в том числе борьбу с терроризмом. Но американская сторона пока не готова к подобному диалогу, хотя я уверен, что этого хотел бы не только российский и американский народы, но и все народы мира. На данный момент действует только один канал коммуникации между двумя нашими главными командованиями. По нему осуществляются переговоры, в том числе, начальников главных штабов наших оборонных подразделений, необходимые, прежде всего, для того, чтобы избежать ситуации, когда военная деятельность России и Соединенных Штатов может грозить возникновением конфликта между нашими ядерными державами.


— Однако вашу страну часто обвиняют в ведении «гибридных войн» против Запада…

— У нас есть поговорка: на воре шапка горит. Под «гибридными действиями» подразумевается применение инструментов давления в отношении другого государства без открытого применения силы. Этот тип войн известен с древних времен, благодаря ему Великобритания одержала победу над Османской империей в начале прошлого века. Кто не знает о приключениях Лоуренса Аравийского? Сегодня «гибридные военные действия» представляют собой контроль над средствами информации, экономические санкции, действия в киберпространстве, поддержку внутренних мятежей, вплоть до применения специализированных отрядов для совершения террористических актов и диверсий. Этот список можно было бы продолжать и дальше, но есть одна важная деталь. Чтобы успешно применить эти тактики в нашем веке, нужны глобальные, вездесущие СМИ, нужно обладать и мастерски владеть информационными и телекоммуникационными технологиями, держать в своих руках рычаги управления глобальной финансовой системой и иметь опыт применения сил специального назначения в других странах. Кто еще, кроме Соединенных Штатов и Великобритании, располагает этим потенциалом? Эти техники с успехом применялись США и Великобританией во время вторжения в Ирак в 1991 году, сразу же после окончания холодной войны. Это очень важная деталь, потому что во времена Советского Союза и двуполярного мира эти технологии существовали, но в иных условиях. И, кстати, в то время президентом Соединенных Штатов был не кто иной, как бывший директор ЦРУ, Джордж Буш (George Bush). Начиная с 1990-х годов эти техники применялись на территории бывшей Югославии, в Ливии, в Чечне и — самый последний пример — в Сирии. Все признаки этой «гибридной войны» были отмечены и на Украине накануне государственного переворота в феврале 2014 года. Европейские страны тоже принимали в этом пассивное участие. Сегодня они предпочитают не вспоминать, как министры иностранных дел Франции, Германии и Польши лично гарантировали законному президенту Украины Виктору Януковичу мирное разрешение кризиса, чтобы он не вводил в стране чрезвычайное положение и вывел из Киева все подразделения сил безопасности. Однако вскоре после выполнения этих обязательств националистические ополченцы, вооруженные и обученные Соединенными Штатами и Европейским союзом, осуществили государственный переворот и немедленно были признаны Европой как законная власть. После провала попытки повторить подобную схему в Крыму в американских и британских СМИ начали появляться обвинения России в подобных действиях.


— Что Вы имеете в виду?

— Мы не дали нашим заокеанским партнерам применить на практике ту же самую схему в Крыму. Там, напротив, был проведен референдум, на котором население свободно выразило свое решение — кстати, в присутствии сотен представителей американских СМИ — выйти из состава Украины и присоединиться к России. А вот Косово — после распада Югославии вследствие вмешательства НАТО — не проводило никакого всеобщего референдума, но его независимость немедленно была признана Вашингтоном и Европой. И это после обычного парламентского голосования без учета мнения сербского населения, проживающего на территории Косова, и пренебрегая конституцией Югославии.


— Обсуждение сирийского вопроса будет в центре встречи президентов Владимира Путина и Дональда Трампа. Как Вы видите американскую стратегию в сирийском конфликте?

— Нужно учесть, что в заявлениях представителей Конгресса и экспертов правительства Соединенных Штатов об американской стратегии в Сирии, появляющихся на страницах американских СМИ, часто не удается уловить ее суть, и не только в нашей стране. В последние годы постоянно меняются теории относительно причин присутствия американского военного контингента в Сирии — незаконного не только с точки зрения международного права, но и в рамках американских законов. Я хотел бы напомнить, что вначале говорилось об уничтожении ИГИЛ, потом о предотвращении «возрождения» ИГИЛ, теперь раздаются заявления о продолжении присутствия в Сирии, чтобы противостоять гипотетическому «иранскому влиянию». И здесь сложно отделаться от впечатления, что основная цель Соединенных Штатов — избежать стабилизации в стране, продлить конфликт и сохранить угрозу целостности сирийской территории, создав на окраинах страны неконтролируемый анклав. Много лет на территориях, находящихся под контролем США, обучали ополченцев, которые активно сражались с сирийским правительством и получали вооружение и амуницию. Нелишним будет заметить, что в период, когда международная коалиция под предводительством США сражалась с ИГИЛ, территория, занимаемая террористами, увеличилась. Светское правительство и культура сохранялись только в нескольких центрах: в Дамаске, Латакии и, отчасти, в Дейр Эз-Зоре. В то же время, несмотря на «ясные» цели и добрые намерения, Соединенные Штаты не дали Сирии ни цента, чтобы помочь мирному населению, доведенному до нищеты за длительные годы войны. Это касается и бывшей столицы ИГИЛ Ракки, освобожденной Соединенными Штатами и коалиционными войсками. Там до сих пор каждый день погибают местные жители, подрываясь на минах и снарядах, оставшихся после масштабных воздушных бомбардировок города международной коалицией под руководством США. Каждую неделю погибают десятки мирных жителей, в том числе и дети. А вот на территориях, освобожденных войсками Дамаска, не было зафиксировано ни одного подобного инцидента, в котором пострадали бы мирные жители. Эти территории были разминированы, люди получили пищу и строительные материалы, чтобы ускорить возвращение к мирной жизни. Если в основе действий Америки и была какая-то «линия», то она была слишком неоднозначной, чтобы ее можно было называть «стратегией».


— Еще одним препятствием на пути к стабилизации страны является соперничество между Ираном и Израилем…

— Иран, как и Турция, является одним из главных участников действий в регионе, он играет ключевую роль в стабилизации в Сирии. Как известно, наряду с Турцией и Россией Иран является одной из стран — гарантов договоренностей, достигнутых в Астане, направленных на поиск окончательного разрешения сирийского конфликта. Что касается напряжения между Ираном и Израилем, наша позиция состоит в том, чтобы разрешать возможные противоречия при помощи диалога, а не с помощью применения военной силы и нарушений международного права. Применение силы обеими сторонами в Сирии неизбежно привело бы к эскалации напряжения на территории всего Ближнего Востока. Поэтому мы стремимся к дипломатическому, мирному разрешению любых противоречий и надеемся, что обе страны проявят сдержанность.


— Учитывая это, можно предположить, что Вы не считаете возможность поставки правительству Дамаска систем противоракетной обороны С-300 фактором, усугубляющим риск?

— Во-первых, необходимо сказать, что система С-300 является системой обороны. Поэтому она не может представлять непосредственной угрозы ничьей национальной безопасности. Эта противоракетная система может угрожать только средству воздушного нападения. Кроме того, решение о поставке этого типа вооружения армии иностранного государства принимается после прямого запроса, а он на данный момент не поступал. Таким образом, детально обсуждать этот вопрос преждевременно. Несколько лет назад, по просьбе некоторых наших западных партнеров, в числе которых был и Израиль, мы отказались предоставить сирийскому правительству этот тип вооружения. Сегодня после агрессии в отношении Сирии со стороны Соединенных Штатов, Франции и Великобритании, продемонстрировавшей необходимость снабдить сирийцев современными системами противовоздушной обороны, мы готовы пересмотреть эту позицию.


— Перейдем от войны в Сирии к «войне пошлин». Если отношения Москвы с Вашингтоном находятся в наихудшей исторической точке, то связи с Китаем, напротив, становятся с каждым днем все крепче и крепче…

— Безусловно, напряжение на международном фронте сыграло свою роль в укреплении российско-китайских отношений, строящихся на взаимном уважении и доверии. Между Россией и Китаем установились дружественные, стратегические, перспективные отношения. Взаимодействие двух наших государств развивается во многих сферах, в том числе в военной и военно-технической, что соответствует интересам обеих стран. Проводится совместное обучение наших вооруженных сил, в том числе ежегодные военно-морские учения «Морское взаимодействие» и учения по ракетной обороне «Воздушно-космическая безопасность». Проходят многонациональные учения «Мирная миссия» армий и флота стран — членов Шанхайской организации сотрудничества. Кроме того, китайские представители каждый год присоединяются к военным играм, организуемым министерством обороны России. Сегодня почти 12% российского экспорта вооружения идет в Китай. Однако цель наших совместных действий, в отличие от учений, проводимых НАТО и США в Европе, исключительно оборонительная. Наше военное партнерство не направлено ни против одной страны или блока, оно нацелено только на укрепление региональной и глобальной безопасности.


— Что Вы думаете о последних событиях, происходящих в Северной Корее?

— Россия и Северная Корея заключили ряд соглашений в сфере военно-технического сотрудничества, развитие которых на данный момент приостановлено в рамках соблюдения Россией резолюций 1718 и 1874 Совета Безопасности ООН. На данный момент мы ощущаем значительное снижение напряжения между Севером и Югом Корейского полуострова. Будем рассчитывать, что эта положительная тенденция окажется стабильной и необратимой.


— Вернемся к Украине. Как Вы считаете, возможен ли выход из конфликта, продолжающегося в юго-восточных регионах страны?

— Только безусловное соблюдение Минских договоренностей с украинской стороны позволит избежать возникновения ситуации, где возможен риск геноцида русского населения. Но, к сожалению, Киев постоянно уклоняется от соблюдения достигнутых соглашений, используя различные фальшивые предлоги и делая необоснованные обвинительные заявления в адрес России. В то же время Киев полностью отвергает возможность ведения диалога с Донецком и Луганском — основополагающего для разрешения кризиса. Наша страна в ответ призывает Киев выполнить комплекс мер, указанных в соглашениях, и мы надеемся, что европейские страны — в первую очередь те, которые принадлежат к так называемому нормандскому формату — смогут использовать свое влияние на украинские власти, чтобы достигнуть мирного решения внутреннего конфликта на юго-востоке страны.   
Я считаю невозможным прямое столкновение России и Украины. У нас общие корни, мы вместе пережили самые тяжелые испытания и воевали плечом к плечу, отстаивая нашу свободу во Второй мировой войне. Все мои родственники со стороны матери жили на Украине, и я сам был крещен в небольшой церквушке в шахтерском городе Стаханове в Луганской области. Я убежден, что наша общая историческая память никогда не омрачится взаимным столкновением и враждой.  


]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_12_sergey_shoygu_ya_davno_hochu_podarit_nash Thu, 12 Jul 2018 20:33:39 +0300
<![CDATA[Таймур Двидар: визит Нетаньяху в Москву пиар-акция перед встречей Трампа и Путина]]> http://so-l.ru/news/y/2018_07_12_taymur_dvidar_vizit_netanyahu_v_moskvu Thu, 12 Jul 2018 14:31:55 +0300 <![CDATA[Россия намерена инвестировать в нефтегазовый сектор Ирана $50 млрд]]> По заявлению старшего советника верховного лидера Ирана Али Акбара Велаяти после встречи с президентом России Владимиром Путиным, РФ готова инвестировать в нефтегазовый сектор Ирана $50 млрд.

На сайте российского президента указывается, что Владимир Путин принял в загородной резиденции Ново-Огарево старшего советника Верховного руководителя Исламской Республики Иран по международным вопросам Али Акбара Велаяти. С российской стороны во встрече приняли участие Министр иностранных дел Сергей Лавров и помощник Президента Юрий Ушаков.

Отмечено, что на встрече обсуждались вопросы двустороннего российско-иранского взаимодействия, а также ситуация в регионе, включая положение дел в Сирии, была подтверждена приверженность Совместному всеобъемлющему плану действий в отношении иранской ядерной программы (СВПД).

При этом Али Акбар Велаяти передал главе Российского государства послания от Верховного руководителя Исламской Республики Иран аятоллы Али Хаменеи и Президента Ирана Хасана Рухани.

На сайте Кремля приводятся слова Али Акбара Велаяти: «Готовность, которую выразил господин Путин, заключается в том, чтобы расширить нефтяные связи двух стран и увеличить инвестиции в нефтегазовую промышленность нашей страны до потолка в 50 миллиардов долларов». Велаяти также было отмечено, что эта сумма может стать хорошей заменой европейским компаниям, отказавшимся от работы с Ираном.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_12_novosti_energetiki_v_rossii_i_v_mire Thu, 12 Jul 2018 13:27:43 +0300
<![CDATA[Французская «Total» покинула прибыльный рынок Ирана, не добившись отмены санкций США]]> По заявлению главного исполнительного директора французского нефтегазового гиганта «Total» Патрика Пуянне иранскому «Mehr News Agency», его компания покинула газовое месторождение «Южный Парс» в Иране. Он рассказал журналистам, что «Total» не смогла добиться от США отказа от санкций.

Патрик Пуянне отметил, что нет другого пути, кроме как покинуть прибыльный проект в Иране. И добавил: «Вы не можете работать в 130 странах мира без доступа к финансовой системе США. Поэтому мы соблюдаем законы США и вынуждены покинуть прибыльный рынок Ирана».

Глава «Total» подчеркнул: «Подобная нам компания должна уважать законы, которые соблюдаются, поэтому нам нужно покинуть Иран». По его словам, «Total» понесла убытки в размере $40 млн из-за выхода из проекта развития 11-й фазы газового месторождения «Южный Парс» в Персидском заливе.

Однако Патрик Пуянне выразил надежду, что в один прекрасный день его компания сможет вернуться в Иран, и добавил: «Для такой компании, как «Total», которая инвестирует 15 миллиардов долларов в год, потери в размере 40 миллионов долларов ничтожны».

«Новости энергетики» писали ранее, что в середине мая «Total» предупреждала о вынужденной остановке всех работ в Иране по освоению 11-го блока газового месторождения «Южный Парс» из-за угрозы санкций со стороны США, если у компании при поддержке французских и европейских органов власти не выйдет получить спецразрешение от американских властей.

В свою очередь министр нефти Ирана Бижан Намдар-Зангане, выражал надежду, что за 60 дней руководство «Total» при поддержке французского и европейских правительств сможет договориться с США о послаблении санкционного режима для французской компании.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_12_francuzskaya_total_pokinula_pribilniy Thu, 12 Jul 2018 12:37:27 +0300
<![CDATA[Встречи и торговля]]>
Встреча проходила на фоне удара израильских беспилотников по нескольким объектам иранской инфраструктуры в Сирии, а также по сирийским военным объектам. Путин, будучи якобы союзником Асада, никак не возмутился этим обстоятельством и предпочел его вообще не заметить. Впрочем, учитывая возрастающую напряженность между Кремлем и Тегераном в Сирии, такое поведение Путина, скорее, норма.

Вчера же иранский генерал КСИР заместитель командующего Хосейн Салами заявил, что иранские силы в Сирии ждут только приказа, чтобы обрушиться на Израиль: "...Салами заявил, что на Израиль нацелены 100 тысяч ракет. Генерал сказал: “Мы создаем гигантский кулак в Ливане, потому что мы хотим нанести удар всей нашей мощью. “Хизбалла” сегодня располагает немыслимой силой, которая сломает сионистский режим. У сионистского режима нет стратегической глубины...”

hsalami

Несмотря на то, что Иран по пять раз на дню угрожает стереть Израиль с лица земли, и эти угрозы не стоит воспринимать, как непосредственные, определенный риск внезапного конфликта постепенно увеличивается.

Любая война имеет свою логику. Невозможно занять какую-то высотку или железнодорожный разъезд, после чего объявить о победе. Есть, конечно, исключения - троекратное заявление Путина о победе в Сирии как раз из этой серии, но как раз Путину можно вообще всё - он так и не сумел внятно объяснить, за каким чертом он залез в чужую войну, поэтому понять, что для него есть победа, все равно невозможно.

Иран находится как раз в такой ситуации - он сумел создать свой "шиитский коридор" от Тегерана до Бейрута, однако проблема в том, что закрепить достигнутый результат политически он не в состоянии. Без закрепления "коридор" будет все время под угрозой, а значит - Иран будет вынужден вести затяжную войну за его сохранение. Войну, в которой стратегически он не в состоянии выиграть хотя бы по причине колоссальной разницы в ресурсах со своими противниками. На фоне начинающейся социальной катастрофы в самом Иране перспективы у такой затяжной войны для Ирана очевидны и плачевны.


IMG_0002

Единственный ресурс, которым располагает Иран - людской. Только в Сирии он собрал от 100 до 120 тысяч боевиков и подконтрольных ему террористических группировок, которые воюют с местными боевиками и террористическими группировками в непрямую, но тем не менее, вполне полноценную войну.Аналогичная ситуация в Ираке - там под контролем КСИР, который и продвигает проект "шиитского коридора" находится порядка 150 тысяч боевиков военизированных шиитских группировок. Есть еще война в Йемене, и она тоже имеет отношение к "коридору", хотя и опосредованное - ею КСИР прикрывает свои действия в Сирии и Ираке и отвлекает существенные ресурсы противников. (Хотя, стоит отметить, Саудовская Аравия вполне адекватно отреагировала на йеменскую угрозу, передав ведение войны в этой стране партнерам из ОАЭ. Это сулит в будущем определенные проблемы с Эмиратами, но прямо сейчас серьезно ломает игру КСИР).

Тем не менее, обладая таким вполне внушительным ресурсом, Иран рискует стратегическим поражением, так как может просто не потянуть продолжительную войну. Именно это и создает все возрастающий риск для Израиля, чем он весьма обеспокоен.

Риск очевиден: если нет возможности выиграть войну в обороне, то единственным шансом является наступление. Шансом если не победить, то хотя бы зафиксировать ранее достигнутое. И в этом смысле угрозы Хусейна Салами не выглядят совсем уж блефом. В регулярной войне арабские страны регулярно же терпели поражение от Израиля. Но вот с иррегулярной масштабной войной есть вопрос. Последняя война с Хезболлой для Израиля завершилась в лучшем случае вничью. При том, что в военном отношении Хезболла, скорее, проиграла ту войну, но и Израиль вряд ли может записать ее в свой актив, хотя, естественно, всегда есть ультрапатриоты, которые найдут победу в чем угодно.

Иран (если точнее, то КСИР - так как интересы Ирана как страны и интересы КСИР, безусловно, находятся во все более возрастающем противоречии) вполне может пойти на обострение кризиса с Израилем. Целью такого кризиса будет не победа над Израилем - это невозможно ни в военном, ни тем более в политическом отношении. Целью станет принятие достигнутых уже сегодня результатов войны в Ираке и Сирии - создание "коридора". Не самая хитрая тактика, но вполне действенная. В конце концов, именно таким образом Путин заливает вместе со своим партнером Порошенко кровью Донбасс, прикрывая катастрофой для нескольких миллионов человек свою победу в Крыму. Другой вопрос, что у Путина пока этот номер не слишком получается - Запад развел оба вопроса и категорически не желает разменивать одно на другое. Тем не менее, сама постановка вопроса вполне разумна (если не принимать во внимание ее людоедский по отношению к Донбассу аспект). Проблема только в том, что уровень кремлевских не позволяет им реализовывать такие схемы: увы, бандиты из подворотен интеллектом блистать не в состоянии.

Израиль осознает угрозу, исходящую от КСИР, и пытается решить ее, наняв Путина на грязную работу по созданию из российских военных и подконтрольных им прокси-формирований сирийцев барьер на пути возможной агрессии Ирана в отношении Израиля. Логика вполне обоснована: если Кремль сумеет "разрезать" "шиитский коридор" в Сирии, то для Ирана пропадет смысл агрессии против Израиля - она имеет основание только в случае существования "коридора".

Именно поэтому Нетаньяху как на работу в офис, ездит в Москву. Его задача - нанять Путина для обеспечения безопасности Израиля. Примерно то же хочет сделать и Трамп, который будет встречаться с Путиным на днях. Естественно, что они будут говорить Путину, какой тот великий и умный - какая разница, если в итоге он будет выполнять в интересах Израиля и США их работу. И Нетаньяху, и Трамп решают свои задачи, их логика в данном вопросе совершенно рациональна.

С Кремлем сложнее. Смысла в сирийской войне у Путина нет еще с весны 2016 года: первоначальные задачи, которые вынудили его влазить в эту авантюру, полностью провалены.Приходится заниматься тем, что Путину совершенно не нужно - оккупировать значительную часть страны, совершенно не понимая, зачем это ему вообще нужно.

Проблема Путина в том, что сделав ставку на военный психоз внутри страны, он теперь вынужден все время с кем-то воевать. Чем еще прикрыть нарастающую катастрофу внутри страны? Поэтому если Иран вдруг станет нашим врагом - то почему бы и нет? Путинским тиффози вообще без разницы, кого он побеждает сегодня и с кем воюет. Важен процесс.

Делать какие-то выводы можно будет после встречи Путина и Трампа, однако суть всех встреч по Сирии с Путиным уже вполне понятна: торговля, в ходе которой партнеры пытаются поставить Кремль в положение, когда ему придется конфликтовать с Ираном. Вопрос только в цене, вокруг нее и идут переговоры.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/vstrechi-i-torgovlia-5b47081b7a0f0500acdcd98f
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_12_vstrechi_i_torgovlya Thu, 12 Jul 2018 10:49:14 +0300