• Теги
    • избранные теги
    • Компании100
      • Показать ещё
      Люди15
      Страны / Регионы5
      Показатели2
      Разное2
Aareal Bank
08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Дети на стройке: как Борис Минц встраивает наследников в бизнес

Борис Минц и сыновья превратили семейную компанию в крупнейшего в стране владельца первоклассных офисов.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

08 июля, 00:17

Без заголовка

  • 0

В 2007 году второкурсник МГИМО Александр Минц невольно стал участником телепередачи «Дорожный патруль» — его Honda Civic была разбита всмятку. Сын миллиардера Бориса Минца (№72 в списке Forbes, состояние $1,3 млрд) серьезно не пострадал — сработали подушки безопасности, а водитель был пристегнут. Виновником ДТП был уснувший за рулем водитель грузовика. Машины младшим сыновьям-близнецам Александру и Игорю подарил отец. «Хонды» были частью системы мотивации — на автомобилях сыновья быстро добирались из МГИМО до офиса СДМ-банка на Волоколамском шоссе. Минц-старший, бывший доцент кафедры высшей математики Ивановской текстильной академии, хотел, чтобы дети одновременно с учебой работали в банке. По словам Александра Минца, отец сознательно отправил их не в комфортное «Открытие», где сам был акционером, а в более агрессивную среду. Борис Минц договорился с владельцем СДМ-банка Анатолием Лацманом о бесплатной стажировке, и после учебы сыновья проводили четыре-шесть часов в банке, а каждые полгода меняли департаменты. Близнецы Александр и Игорь шли по уже проторенной старшим братом Дмитрием дороге, он тоже учился в МГИМО, а в СДМ-банке работал с 2003 по 2006 год и в итоге занял должность директора департамента международного бизнеса. По словам Дмитрия Минца, банк развивал проекты в недвижимости в центре Риги и Таллина. «У нас был проект двух башен в Латвии, который сейчас называется Z Towers. Мы тогда привлекли самый большой строительный кредит в Прибалтике в районе €70 млн, который был обеспечен только проектом», — рассказывает Дмитрий Минц. В 2006 году СДМ-банк продал долю в проекте SPI Group миллиардера Юрия Шефлера, сделка была заключена вовремя — спустя два года в Латвии разразился кризис недвижимости. Борис Минц говорит, что сыновья в итоге определились с работой сами. В СДМ-банке братья-близнецы не остались. Александр устроился в multi-family office «Альфа-Капитал» и прошел путь от менеджера до руководителя аналитического подразделения, а Игорь поработал с венчурными и промышленными активами в «Касколе» Сергея Недорослева, а затем устроился в группу «ИСТ» миллиардера Александра Несиса. В группе «ИСТ» он структурировал десятки активов по всему миру общим объемом порядка $500 млн. Среди его проектов — крупнейший оператор лотерей в Греции OPAP и перуанский оператор 4G-интернета Olo del Peru. Вексельная схема В середине 1990-х школьник Дмитрий Минц бегал между переходами московского метро с портфелем, где лежали векселя на миллионы рублей. Старший сын Бориса Минца был курьером для брокерской компании «Открытие», принадлежавшей Вадиму Беляеву. Дмитрий не только перевозил векселя, но и разбирался, зачем они нужны и как используются. Он вспоминает, что в то время вся страна жила зачетными схемами и, к счастью,  никто у него векселя ни разу не отобрал. Когда спустя десять лет Борис Минц и Беляев уже стали равноправными партнерами (по 40%) в «Открытии», последний сам заговорил о найме старшего сына Минца. «Департамент Димы заработал больше 50% прибыли СДМ-банка, а мы с тобой ищем банкира...» — вспоминает разговор с Беляевым Минц-старший. Тогда «Открытие» начала трансформацию из инвесткомпании в банковскую группу, в корпорации был кадровый голод. В сентябре 2006 года группа купила первый банк — «Щит» (позже переименован в «Открытие») с активами на 400 млн рублей, где и работал Дмитрий Минц. «Щит» занимался перепродажей векселей «дочек» РАО ЕЭС самому энергохолдингу и заработал $10 млн. Старший сын Минца говорит, что занимался в банке кросс-продажами услуг клиентам брокера «Открытие». За год после его перехода активы банка выросли до 12 млрд рублей. Основные проекты Дмитрий Минц реализовал в недвижимости. В 2006 году банк приобрел два проекта — площадку под строительство Vivaldi Plaza (арендуемая площадь 48 000 кв. м) за $116 млн и коттеджный поселок «Раздоры» на Рублевке. Для строительства офисного центра Vivaldi Plaza привлекли финансирование у Deutsche Bank и фондов Starr Investment, Old Lane и Artha Capital. В 2008 году проект, в который вложили $400 млн, должен был за $900 млн выкупить немецкий фонд KanAm Grund, но сделка сорвалась, и немцы заплатили отступные. Остальные инвесторы испугались кризиса и продали свои доли «Открытию» с дисконтом. «Оглядываясь назад, могу сказать, что сделка была достаточно рискованной», — вспоминает старший сын Бориса Минца. В ноябре 2008 года «Открытие» заключила сделку с Агентством по страхованию вкладов по санации Русского банка развития (РБР) — корпорация получила кредит на 8 млрд рублей, а АСВ выкупило проблемные активы на 18 млрд рублей. Дмитрий Минц работал в команде, занимавшейся  санацией РБР, и в результате сделки расширил портфель недвижимости. В 2009 году структуры «Открытия» обменяли кредиты группы МИАН Александра Сенаторова на недострой, ставший впоследствии бизнес-центром «Лайтхаус» (арендуемая площадь 27 500 кв.  м). Через год группа «Открытие» могла стать ключевым владельцем недвижимости столицы, в начале 2010 года Вадим Беляев узнал о продаже пяти высококлассных готовых бизнес-центров бывшего владельца «Росбилдинга» Сергея Гордеева общей площадью 190 000 кв.  м и рассказал об этом Борису Минцу. Тот загорелся, хотел провести сделку, но Беляев от нее отказался. «Был вариант бросить сделку, но мы решили провести ее без «Открытия», — говорит Дмитрий Минц.  Aareal Bank, который был кредитором Гордеева на $570 млн, согласился работать с новым владельцем. Сделка развела акционеров «Открытия», Борис Минц решил выйти из капитала корпорации, чтобы сосредоточиться на недвижимости. В августе 2010-го для управления девелоперскими проектами он создал компанию O1 Properties. Сначала положение компании было достаточно уязвимым: 50% активов составлял девелопмент, остальное — готовые здания с арендаторами. Сейчас соотношение готовых зданий и девелопмента приблизилось к 80/20%. Партнер Colliers International Станислав Бибик говорит, что O1 Properties превратилась в уникального нишевого игрока с качественными объектами, которые сдает первоклассным компаниям. Семейный сбор О достоинствах семейного бизнеса Борис Минц услышал в 2003 году в ходе деловой встречи с участником списка Forbes, немецким владельцем компании Bertelsmann Рейнхардом Моном (умер в 2009 году). Он произвел на Минца большое впечатление своими рассказами о том, что головная компания холдинга должна быть семейной, так как стратегические решения нужно принимать самим. «Мне это очень запомнилось», — говорит Минц. Головная компания O1 Group и сейчас остается в его собственности и объединяет финансовые активы и недвижимость. O1 Properties в 2012 году планировала провести IPO в Лондоне и собрать более $450 млн, но размещение не состоялось. Компании пришлось искать другие источники финансирования. В 2012–2013 годах О1 стала самым активным инвестором на столичном рынке коммерческой недвижимости — купила бизнес-центры Silver City ($350 млн), Ducat III ($370 млн), «Белая площадь» ($1 млрд), «Нахимовский, 58» ($120 млн) и «Легенды Цветного» ($350 млн). Общая арендуемая площадь офисов сегодня составляет 584 000 кв. м, а стоимость портфеля компании — $3,7 млрд. Компания активно привлекала кредиты — cовокупный долг O1 Properties составляет $2,9 млрд. Тогда же Минц стал активно работать на рынке НПФ. «После ухода из «Открытия» у нас образовались свободные денежные средства и мы решили их инвестировать в пенсионные фонды», — говорит Дмитрий Минц. Идею таких вложений подсказала группа «Открытие», ставшая пионером в масштабной дележке рынка НПФ, после того как в 2011–2012 годах под ее контроль перешли фонды «Электроэнергетики» и «Лукойл-гарант» с активами порядка 180 млрд рублей. В 2012 году, когда готовилось формирование финансовой группы, из «Альфа-Капитала» в компанию отца пришел работать Александр Минц. Летом 2013 года O1 Group приобрела НПФ «Телеком-Союз», обслуживающий корпоративные программы работников «Ростелекома» и «Почты России», а в декабре был куплен «Стальфонд», НПФ работников «Северстали». В апреле 2014 года акционером O1 Properties с долей 26% стала группа «ИСТ», в мае Goldman Sachs предоставил $100 млн за 6% O1 Properties через мезонинное кредитование. Позже O1 получила контроль над фондами «Благосостояние ОПС», «Уралсиб» и «Русский стандарт», и все они были объединены в группу «Будущее» с активами на 297 млрд рублей. По данным за 2015 год, НПФ Минца инвестировали в бумаги партнеров — в структуры «Открытия» — 49 млрд рублей, в структуры «ИСТ» — около 35 млрд рублей, в O1 Group — 8 млрд рублей, в облигации компаний Гордеева — 800 млн рублей. В 2016 году группа «Будущее» провела размещение на Московской бирже и выручила 11,7 млрд рублей, ее текущая капитализация — 62 млрд рублей. Часть привлеченных средств потратили на выкуп у владельца НЛМК Владимира Лисина фонда «Социальное развитие». IPO пенсионной группы проводил управляющий директор O1 Игорь Минц. Он покинул «ИСТ» и присоединился к семейному бизнесу в 2015 году. Его переход произошел после начала совместных проектов O1 и «ИСТ» — фонды Минца инвестировали в разные проекты Несиса: от Балтийского карбамидного завода до Объединенной вагонной компании (ОВК). В совет директоров ОВК входит Игорь Минц. После его прихода вся семья оказалась в сборе. «Дима фактически возглавляет бизнес группы, управлением деньгами занимается Саша и его команда, а Игорь занимается всеми сделками», — рассказывает Борис Минц. Тяга к корням Девятнадцатого марта 2012 года молодой араб на черном скутере подъехал к зданию еврейского лицея «Оцар а-Тора» в Тулузе и открыл шквальный огонь из автоматического оружия. Погибло трое детей и их преподаватель. После трагедии Борис Минц, председательствующий в Конференции европейских раввинов, тут же вылетел во Францию на поминальную молитву и привез пять раввинов из Брюсселя, Лондона, Парижа, Москвы и Мюнхена. Это была трагедия общенационального масштаба, президент Франции Николя Саркози лично провожал гробы погибших к самолету, взявшему курс на Израиль. Минца и раввинов три дня охраняли карабинеры. Конференция европейских раввинов помогает малым общинам в Европе (обычно до 5000 человек), занимается вопросами, связанными с межконфессиональным общением, законодательством и соблюдением традиций, таких как кошерная еда или обрезание. Также организация выдает премию имени создателя конференции главного раввина Лондона Иммануэла Якобовица. Именно Конференция европейских раввинов добилась того, что в ЕС появился комиссар по вопросам антисемитизма. Минц много помогает Израилю, названный его именем институт в Тель-Авивском университете занимается глобальными проблемами — например, нехваткой воды в Африке. В мероприятиях, организуемых институтом, участвуют с десяток действующих и бывших политиков от экс-президента Чехии Вацлава Клауса до бывшего премьер-министра Финляндии Эско Ахо. Минц говорит, что благодаря деятельности института Израиль приняли в ассоциацию стран, имеющих глобальную экспертизу. Международный масштаб владелец O1 Group пытается придать и еще одному своему проекту — Музею русского импрессионизма, на который уже потратил $20 млн. Первоначально в музее выставлялась личная коллекция Минца, но затем начали показывать экспозиции импрессионистов разных стран, музей проводил выставки в Европе — Италии, Болгарии и других странах. «Выставка армянских импрессионистов пользуется фантастической популярностью, люди в очередях стоят, — рассказывает Борис Минц. — А на выставку Елены Киселевой «Элегантный век» в рамках проекта «Неизвестные имена» за два месяца пришло больше 35 000 человек, это уровень частного музея в Париже и Лондоне». Смог бы он уделять столько времени филантропии, не привлекая в бизнес детей? По словам Минца, бич состоятельных людей в том, что их дети не хотят работать. «Меня господь отвел, и мои сыновья работают с утра до вечера. Мне даже перед ними неудобно», — говорит он. Сыновья взяли власть в свои руки, при этом выстроенная в O1 Group система позволяет Минцу отойти от операционного управления, но вести двойной контроль, поскольку вдобавок к основному совету директоров есть и неформальный, семейный. Сыновья обсуждают с отцом важные вопросы и крупные сделки. И не бывает ситуации, когда один «уперся рогом в другого», говорит Дмитрий Минц. Хотя последнее слово остается за отцом. На пенсию Борис Минц не спешит. Не лучшая экономическая ситуация заставляет работать только больше. O1 Properties планировала отдавать 50–60% чистой прибыли в виде дивидендов акционерам, но придется подождать: оценка недвижимости упала на $800 млн, и компания формирует резервы. Дмитрий Минц говорит, что в 2013-2014 годах компания приносила владельцам в среднем под $150 млн наличными, а сейчас — $70–80 млн. По отчетности за 2016 год O1 Properties получила $224 млн убытка.  Сыновья мотивированы на успех, ведь семейный бизнес достанется им. Им не интересно работать на стороне — увеличивать стоимость O1 Group для семьи важнее, чем просто получать зарплату. «Мы нетипичные менеджеры. Наша система мотивации — это скорее глобальная договоренность о том, как и что будет выстроено в дальнейшем, хотя юридического оформления нет», — говорит Игорь Минц. Отцу не страшно доверить компанию детям, ведь обмануть они могут только самих себя.

Выбор редакции
06 июля 2015, 19:15

Germany stocks lower at close of trade; DAX down 1.52%

Germany stocks were lower after the close on Monday, as losses in the Utilities, Telecoms and Insurance sectors led shares lower. At the close in Frankfurt, the DAX declined 1.52% to hit a new 3-months low, while the MDAX index declined 1.01%, and the TecDAX index declined 0.35%. The best performers of the session on the DAX were Deutsche Post AG NA O.N. (XETRA:DPWGn), which rose 2.26% or 0.590 points to trade at 26.725 at the close. Meanwhile, K&S AG NA O.N. (XETRA:SDFGN) added 0.36% or 0.140 points to end at 38.805 and Heidelbergcement AG O.N. (XETRA:HEIG) was down 0.49% or 0.350 points to 70.990 in late trade. The worst performers of the session were Commerzbank AG O.N. (XETRA:CBKG), which fell 3.73% or 0.435 points to trade at 11.225 at the close. Deutsche Bank AG NA O.N. (XETRA:DBKGn) declined 2.95% or 0.830 points to end at 27.345 and Lanxess AG (XETRA:LXSG) was down 2.48% or 1.350 points to 53.170. The top performers on the MDAX were Suedzucker Mannheim Ochsenfurt AG (XETRA:SZUG) which rose 1.64% to 15.150, Fielmann AG O.N. (XETRA:FIEG) which was up 0.95% to settle at 61.750 and Man SE ST O.N. (XETRA:MANG) which gained 0.22% to close at 92.400. The worst performers were Bilfinger SE O.N. (XETRA:GBFG) which was down 3.09% to 33.520 in late trade, Aareal Bank AG (XETRA:ARLG) which lost 3.05% to settle at 34.620 and Tui AG NA (XETRA:TUIGn) which was down 2.79% to 14.300 at the close. The top performers on the TecDAX were Nemetschek AG O.N. (XETRA:NEKG) which rose 6.59% to 31.300, PSI AG F.Pr.U.Sys. NA (XETRA:PSAGn) which was up 2.52% to settle at 11.000 and Evotec AG O.N. (XETRA:EVTG) which gained 1.83% to close at 3.330. The worst performers were Kontron AG O.N. (XETRA:KBCG) which was down 4.15% to 3.630 in late trade, QSC AG NA O.N. (XETRA:QSCG) which lost 3.40% to settle at 1.732 and Drillisch AG O.N. (XETRA:DRIG) which was down 2.18% to 38.180 at the close. Falling stocks outnumbered advancing ones on the Frankfurt Stock Exchange by 541 to 197 and 34 ended unchanged. Shares in K&S AG NA O.N. (XETRA:SDFGN) rose to 52-week highs; up 0.36% or 0.140 to 38.805. Shares in Kontron AG O.N. (XETRA:KBCG) fell to 52-week lows; down 4.15% or 0.157 to 3.630. The DAX volatility index, which measures the implied volatility of DAX options, was down 1.66% to 26.64. Gold for August delivery was down 0.10% or 1.20 to $1166.60 a troy ounce. Elsewhere in commodities trading, Crude oil for delivery in August fell 2.58% or 1.43 to hit $54.09 a barrel, while the August Brent oil contract fell 3.34% or 2.02 to trade at $58.30 a barrel. EUR/USD was down 0.24% to 1.1084, while EUR/GBP fell 0.64% to 0.7094. The US Dollar Index was down 0.14% at 96.24.

29 июня 2015, 19:15

Germany stocks lower at close of trade; DAX down 3.56%

Germany stocks were lower after the close on Monday, as losses in the Technology, Telecoms and Chemicals sectors led shares lower. At the close in Frankfurt, the DAX declined 3.56%, while the MDAX index declined 2.67%, and the TecDAX index declined 2.84%. The best performers of the session on the DAX were Adidas AG NA O.N. (XETRA:ADSGN), which fell 1.52% or 1.070 points to trade at 69.370 at the close. Meanwhile, Thyssenkrupp AG O.N. (XETRA:TKAG) fell 1.80% or 0.440 points to end at 24.025 and Lufthansa AG VNA O.N. (XETRA:LHAG) was down 1.86% or 0.220 points to 11.615 in late trade. The worst performers of the session were Deutsche Bank AG NA O.N. (XETRA:DBKGn), which fell 5.81% or 1.675 points to trade at 27.155 at the close. Commerzbank AG O.N. (XETRA:CBKG) declined 4.77% or 0.580 points to end at 11.580 and Daimler AG NA O.N. (XETRA:DAIGn) was down 4.39% or 3.800 points to 82.810. The top performers on the MDAX were Gerry Weber Internat.O.N. (XETRA:GWIG) which rose 0.49% to 20.400, Sky Deutschland AG NA (XETRA:SKYDn) which was down 0.03% to settle at 6.750 and DMG Mori Seiki AG (XETRA:GILG) which lost 0.23% to close at 32.445. The worst performers were Tui AG NA (XETRA:TUIGn) which was down 7.25% to 14.590 in late trade, Duerr AG O.N. (XETRA:DUEG) which lost 4.28% to settle at 84.440 and Aareal Bank AG (XETRA:ARLG) which was down 4.23% to 35.215 at the close. The top performers on the TecDAX were Carl Zeiss Meditec AG (XETRA:AFXG) which fell 0.47% to 22.345, Kontron AG O.N. (XETRA:KBCG) which was down 0.75% to settle at 4.081 and Stratec Biomedical (XETRA:SBSG) which lost 1.00% to close at 49.745. The worst performers were SMA Solar Technology AG (XETRA:S92G) which was down 5.95% to 20.390 in late trade, QSC AG NA O.N. (XETRA:QSCG) which lost 4.93% to settle at 1.850 and Morphosys AG O.N. (XETRA:MORG) which was down 4.55% to 64.870 at the close. Falling stocks outnumbered advancing ones on the Frankfurt Stock Exchange by 658 to 101 and 26 ended unchanged. Shares in Kontron AG O.N. (XETRA:KBCG) fell to 52-week lows; losing 0.75% or 0.031 to 4.081. The DAX volatility index, which measures the implied volatility of DAX options, was up 17.60% to 27.06 a new 3-years high. Gold for August delivery was up 0.33% or 3.90 to $1177.10 a troy ounce. Elsewhere in commodities trading, Crude oil for delivery in August fell 1.91% or 1.14 to hit $58.49 a barrel, while the August Brent oil contract fell 2.02% or 1.27 to trade at $61.98 a barrel. EUR/USD was up 0.21% to 1.1188, while EUR/GBP unchanged 0.00% to 0.7090. The US Dollar Index was down 0.32% at 95.30.

26 мая 2015, 19:15

Germany stocks lower at close of trade; DAX down 1.61%

Germany stocks were lower after the close on Tuesday, as losses in the Utilities, Food&Beverages and Telecoms sectors led shares lower. At the close in Frankfurt, the DAX lost 1.61%, while the MDAX index declined 0.97%, and the TecDAX index lost 1.22%. The best performers of the session on the DAX were Henkel AG&Co Kgaa Vzo (XETRA:HNKG_p), which rose 1.16% or 1.250 points to trade at 108.950 at the close. Meanwhile, Deutsche Post AG NA O.N. (XETRA:DPWGn) fell 0.54% or 0.155 points to end at 28.715 and Infineon Technologies AG NA O.N. (XETRA:IFXGn) was down 0.60% or 0.070 points to 11.605 in late trade. The worst performers of the session were E.ON SE NA (XETRA:EONGn), which fell 3.27% or 0.460 points to trade at 13.590 at the close. Deutsche Telekom AG Na (XETRA:DTEGn) declined 2.83% or 0.460 points to end at 15.795 and RWE AG ST O.N. (XETRA:RWEG) was down 2.82% or 0.635 points to 21.900. The top performers on the MDAX were Wincor Nixdorf O.N. (XETRA:WING) which rose 1.74% to 34.825, Osram Licht (XETRA:OSRn) which was up 0.66% to settle at 49.324 and Kion Group AG (XETRA:KGX) which gained 0.52% to close at 43.19. The worst performers were Suedzucker Mannheim Ochsenfurt AG (XETRA:SZUG) which was down 3.15% to 14.590 in late trade, Norma Group AG NA O.N. (XETRA:NOEJ) which lost 2.89% to settle at 48.885 and Aareal Bank AG (XETRA:ARLG) which was down 2.87% to 35.690 at the close. The top performers on the TecDAX were QSC AG NA O.N. (XETRA:QSCG) which rose 2.44% to 2.271, Kontron AG O.N. (XETRA:KBCG) which was up 2.30% to settle at 4.757 and Jenoptik AG O.N. (XETRA:JENG) which gained 1.69% to close at 12.000. The worst performers were Carl Zeiss Meditec AG (XETRA:AFXG) which was down 5.90% to 22.000 in late trade, LPKF Laser&Electronics (XETRA:LPKG) which lost 4.87% to settle at 8.571 and Stratec Biomedical (XETRA:SBSG) which was down 3.68% to 46.735 at the close. Falling stocks outnumbered advancing ones on the Frankfurt Stock Exchange by 530 to 229 and 24 ended unchanged. Shares in LPKF Laser&Electronics (XETRA:LPKG) fell to 52-week lows; losing 4.87% or 0.439 to 8.571. The DAX volatility index, which measures the implied volatility of DAX options, was unchanged 0.00% to 19.79 a new 1-month low. Gold for August delivery was down 1.41% or 17.00 to $1187.90 a troy ounce. Elsewhere in commodities trading, Crude oil for delivery in July fell 2.36% or 1.41 to hit $58.31 a barrel, while the July Brent oil contract fell 2.66% or 1.75 to trade at $63.77 a barrel. EUR/USD was down 0.90% to 1.0879, while EUR/GBP fell 0.44% to 0.7064. The US Dollar Index was up 0.92% at 97.35.

21 мая 2015, 19:15

Germany stocks mixed at close of trade; DAX up 0.14%

Germany stocks were mixed after the close on Thursday, as gains in the Construction, Pharmaceuticals&Healthcare and Retail sectors led shares higher while losses in the Basic Resources, Financial Services and Food&Beverages sectors led shares lower. At the close in Frankfurt, the DAX gained 0.14%, while the MDAX index declined 0.07%, and the TecDAX index climbed 0.06%. The best performers of the session on the DAX were Merck KGAA O.N. (XETRA:MRCG), which rose 1.37% or 1.370 points to trade at 101.250 at the close. Meanwhile, Deutsche Post AG NA O.N. (XETRA:DPWGn) added 0.99% or 0.285 points to end at 29.075 and Heidelbergcement AG O.N. (XETRA:HEIG) was up 0.90% or 0.690 points to 77.040 in late trade. The worst performers of the session were SAP AG O.N. (XETRA:SAPG), which fell 1.29% or 0.890 points to trade at 68.300 at the close. Bay.Motoren Werke AG ST (XETRA:BMWG) declined 1.03% or 1.100 points to end at 105.350 and Volkswagen AG VZO O.N. (XETRA:VOWG_p) was down 0.90% or 2.100 points to 230.500. The top performers on the MDAX were Fuchs Petrolub AG VZO O.N. (XETRA:FPEG_p) which rose 1.65% to 39.630, Hochtief AG (XETRA:HOTG) which was up 1.42% to settle at 69.060 and Bilfinger SE O.N. (XETRA:GBFG) which gained 1.40% to close at 40.915. The worst performers were Aareal Bank AG (XETRA:ARLG) which was down 3.28% to 36.560 in late trade, Deutsche Wohnen AG Inh (XETRA:DWNG) which lost 2.54% to settle at 23.390 and Kuka AG (XETRA:KU2G) which was down 2.20% to 70.220 at the close. The top performers on the TecDAX were Evotec AG O.N. (XETRA:EVTG) which rose 4.26% to 4.063, QSC AG NA O.N. (XETRA:QSCG) which was up 3.19% to settle at 2.070 and Sartorius AG VZO O.N. (XETRA:SATG_p) which gained 2.78% to close at 162.450. The worst performers were Cancom SE O.N. (XETRA:COKG) which was down 2.57% to 35.650 in late trade, LPKF Laser&Electronics (XETRA:LPKG) which lost 1.25% to settle at 9.000 and Drillisch AG O.N. (XETRA:DRIG) which was down 1.09% to 44.275 at the close. Rising stocks outnumbered declining ones on the Frankfurt Stock Exchange by 373 to 370 and 37 ended unchanged. Shares in Heidelbergcement AG O.N. (XETRA:HEIG) rose to 5-year highs; gaining 0.90% or 0.690 to 77.040. Shares in LPKF Laser&Electronics (XETRA:LPKG) fell to 52-week lows; losing 1.25% or 0.114 to 9.000. Shares in Sartorius AG VZO O.N. (XETRA:SATG_p) rose to all time highs; up 2.78% or 4.400 to 162.450. The DAX volatility index, which measures the implied volatility of DAX options, was down 0.80% to 19.81 a new 1-month low. Gold for June delivery was down 0.33% or 4.00 to $1204.70 a troy ounce. Elsewhere in commodities trading, Crude oil for delivery in July rose 2.87% or 1.69 to hit $60.67 a barrel, while the July Brent oil contract rose 2.36% or 1.53 to trade at $66.56 a barrel. EUR/USD was up 0.32% to 1.1129, while EUR/GBP fell 0.54% to 0.7101. The US Dollar Index was down 0.31% at 95.36.

28 января 2015, 08:27

Европа начала считать свои потери от санкций

Европа начала считать свои потери от санкций Скоро политики будут отмечать год введения экономических санкций против России и полгода, как вступили в силу ответные меры. «Совершенно секретно» решила выяснить, кто больше пострадал от этой «санкционной окопной войны». Судя по тому, что уже не только предприниматели, но и политики Европы осуждают ситуацию, на континенте не были готовы к последствиям санкций, в которые его толкнули США и Брюссель. На прошлой неделе главы МИД 28 стран Евросоюза обсуждали круг вопросов, связанных с санкциями против России и антисанкциями, которые Россия ввела в ответ. Министры готовили заседание так называемой нормандской четверки по Украине, куда входят Германия, Франция, Россия и сама Украина. Кстати, встреча «четверки» в конце недели состоялась, но вопросы санкций на ней не обсуждали – речь шла о соблюдении Минских соглашений. По заявлению министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, антироссийские санкции – это проблема тех стран, которые их ввели.   СЧИТАЯ ДРУЗЕЙ   Сергей Лавров отметил также, что «нормандская четверка» (в ней участвовал сам министр, так как запланированное заседание глав государств в Астане отменили. – Прим. ред.) смогла достигнуть некоторых договоренностей по отводу вооружения на Украине. Кроме того, Сергей Лавров отмечает необходимость возобновления сотрудничества контактной группы.   «Была принята рекомендация о том, чтобы контактная группа в составе представителей киевской власти, ополченцев, России и ОБСЕ активизировала свою работу и в целях полного выполнения минских договоренностей сформировала необходимое количество рабочих подгрупп», – заявил глава МИД России.   Однако, еще до встречи в Берлине, по возвращении с переговоров 28 министров иностранных дел глава российского МИД Сергей Лавров заявил на пресс-конференции в Москве, что против санкций уже выступают почти половина стран ЕС. По его словам, принятые против Москвы ограничения основаны «американскими партнерами и на круговой поруке». Лавров отметил, что сейчас около половины стран – членов ЕС начинают настойчиво выступать за снятие санкций.   «Мы знаем, что в ЕС высказываются разные точки зрения. Нынешняя стадия, когда около половины стран-членов уже начинают настойчиво выступать за снятие санкций, показывает, что когда принимаются вот такие, основанные на круговой поруке решения, инерционные, вслед за американскими партнерами, то потом «отрулить» очень трудно», – заявил Лавров.   Нельзя не заметить, что вектор мнений европейских чиновников сменился на противоположный практически сразу после того, как Россия остановила работы по газопроводу «Южный поток».   Фото: Сергей Гунеев. РИА «Новости»   «Его закрыли из-за дискриминационного отношения Еврокомиссии», – отметил Лавров.   Напомним, Россия в начале декабря прошлого года объявила об отказе от «Южного потока». Газопровод должен был пройти по дну Чёрного моря и через Болгарию доставлять топливо в Венгрию, Австрию, Италию и другие страны. Взамен было решено строить трубу в Турцию. Соответственно, перечисленные страны, для которых этот проект был важен не только как обеспечивающий энергетическую безопасность, но и для пополнения бюджета (на транзите газа) на своей шкуре ощутили болезненность политики брюссельских чиновников, которых доходы и потери что Венгрии, что Италии волнуют мало.   Министр иностранных дел подчеркнул, что попытки изолировать Россию бессмысленны.    «Мы слышим немало заявлений со стороны наших западных партнеров о том, что Россию необходимо и далее изолировать», – заявил Лавров, комментируя слова Президента США Барака Обамы, сказанные в конгрессе.   «Мы проводим активную внешнюю политику, последовательно отстаивая наши национальные интересы, но при этом не ищем конфронтации, всегда готовы к разумным компромиссам, опирающимся на баланс интересов» – протянул Европе «соломинку» помощи глава МИД.   ПОСТРАДАВШАЯ ЕВРОПА   Брюссельские чиновники неоднократно заявляли, что, мол, европейские сельхозпроизводители не пострадают от санкций против России. И приводили пример: мол, помните, когда русские запретили импорт свинины из-за опасений свиного гриппа, мы вам нашли рынки сбыта на Филиппинах и в Юго-Восточной Азии? Однако 2014 года хватило, чтобы понять: речь идет не только о частном случае со свининой. Страдают многие страны ЕС. Так, уже проведенные подсчеты показали: производители и экспортеры стран Евросоюза потеряли порядка 12 млрд евро.   «Европа нуждается в российском рынке куда больше, чем Россия в европейском. Ужесточение санкций – недальновидная политика и экономический мазохизм», – озвучила мнение местного бизнеса итальянская Il Giornale.   О том, насколько пострадали европейские производители, предприниматели, свидетельствует даже то, что глава сельхозведомства Германии Кристиан Шмидт решил бороться с санкциями и контрсанкциями «горизонтальной дипломатией». На состоявшейся в январе в Берлине «зеленой неделе» он обратился к своему российскому коллеге Николаю Федорову с предложением рассмотреть вопрос о снятии контрсанкций – для вклада в будущие российко-германские отношения. Ответа министра не последовало, но если канцлер Ангела Меркель и дальше будет главным среди европейских лидеров «двигателем» антироссийских санкций, то Россия вряд ли пойдет навстречу пожеланиям немцев.   Глава Минэкономики Франции Эммануэль Макрон призвал своих европейских коллег как-то «оказать давление» на Россию, чтобы санкции и контрсанкции были сняты как можно быстрее. От них, по словам министра, сильно пострадали французские сельскохозяйственные производители и нефтяники.   Более всех пострадали Польша, Литва, Финляндия, Нидерланды и Франция (правда, не с сельхозпродукцией, а в истории с «Мистралями», где Париж оказался в очень сложном положении). Выделенные Европейским цент­ральным банком 420 млн евро никак не покрывают убытки стран, которые остались без налаженного рынка сбыта. В Германии под вопросом – под угрозой сокращения – оказались около 25 тыс. рабочих мест именно из-за режима санкций и контрсанкций. Федеративная республика поставляла в Россию сельхозпродукцию и мясо-молочную продукцию, но также и промышленные товары – в том числе для железных дорог, для газовых компрессорных станций, экскаваторов. Сейчас все эти товары готовы поставлять в Россию страны Юго-Восточной Азии и Китай.   Тем более что на днях Китай выдвинул России очередное предложение, от которого трудно отказаться, вполне сравнимое с газовым контрактом на 30 лет, подписанным в прошлом году. Наш непростой сосед, ставший теперь первой экономикой мира, предлагает построить скоростную железнодорожную магистраль Пекин – Москва, стоимость такого проекта – порядка 250–300 млрд долларов. Подробности пока неясны, но в том, что во время кризиса рубля такая грандиозная стройка поможет экономике России, а Китаю позволит сбросить лишние средства и рабочие руки, – сомнений нет.   От решений брюссельских политиков пострадал не только российский «Аэрофлот». Так, для «Люфтганза», «Эйр Франс-КЛМ» и «Финнэйр» может оказаться фатальным закрытие сибирских авиакоридоров над Россией. Президент франко-российской торгово-промышленной палаты Эмманюэль Киде отмечал, что жесткие санкции повредили Франции, так как около шести тысяч французских предприятий работают с Россией, а выполнением различных российских заказов в этой стране занимались порядка 100 тыс. человек. Член парламента Франции Жак Миар признал, что введение ограничений в отношении Москвы было «крайне непродуманным, ошибочным, самоубийственным решением, принятым под влиянием ЕС».   «Нью-Йоркер» привел данные, собранные американским экономистом, о влиянии контрсанкций на экономику Европы. По мнению эксперта, прямое влияние санкционного процесса на европейский ВВП приведет к падению на 0,05 %. Однако, как полагают эксперты, «гораздо большие опасения вызывает тот факт, что продолжающийся конфликт с Россией может негативно сказаться на бизнес-доверии и на таких сферах, как вложение инвестиций или набор нового персонала. Если принять в расчет эти факторы, то ВВП стран Европы может снизиться на две десятых процента, а эта цифра уже настораживает экономистов».   ПОТЕРЯЛИ ДОВЕРИЕ… К СВОИМ   Санкции обернулись и еще одной проблемой для европейских рынков, которую явно не ждали: недоверие инвесторов к странам проблемного региона – а именно к Восточной Европе и другим странам, энергетически зависимым от России. По данным агентства «Блумберг», в то время как азиатские валюты укрепляются по отношению к доллару (например, тайский бат или индонезийская рупия), валюты Румынии, Венгрии, Польши, Чехии, вслед за рублем показывают не самые лучшие результаты. По подсчетам специалистов агентства, еще с лета биржевые рынки этих стран теряли ежемесячно порядка 10 млрд долларов на падении курсов.   Инвесторы из США и Западной Европы не торопятся вкладывать, когда геополитические риски так велики. Собственно, эта картина вполне показывает, чего стоит слово «союз» в конструкции Евросоюза: когда требовалось голосовать и вводить санкции, Брюссель сумел привести к покорности практически всех, а когда появилась необходимость поддерживать свои же экономики – недоверие, пересчет рисков, перестрахование, финансовые потери. Эксперты «Блумберга» убеждены: пока продолжается конфликт, экономики близлежащих стран будут только и делать, что считать недополученную прибыль.   Польша пострадала, прежде всего, со своим основным товаром – яблоками. Настолько, что ряд местных газет после введения санкций призывал поляков есть больше фруктов и пить больше сидра. Надо думать, 60 тыс. польских фермеров нашли для этих газет более правильное применение, чем чтение. Экспорт составлял порядка четверти всех польских поставок, так что экономический рост страны только по этому показателю замедлился в результате антироссийских санкций на 0,6 %.   Что касается Финляндии, то для этой страны Россия в последнее десятилетие была основным торговым партнером, 40 % всех операций совершались с Россией. И хотя запрет поставок молочной продукции ударил по ряду компаний в Финляндии, сильнее она пострадала из-за технологических запретов – например, поставок оборудования для обработки леса и строительства. По расчетам Банка Финляндии, в 2014 и 2015 годах экономика страны будет падать на 0,5 % ежегодно.   Пострадали практически все европейские компании, которые вели бизнес в России. Так, немецкий концерн по производству оптического волокна потерял на антироссийских санкциях 600 млн евро. Британская компания SMD поставляла в Россию роботов для проведения различных работ на морском дне. Потери – 20 % заказов. Туристический бизнес Кипра практически рухнул – в 2015-м он уменьшится (согласно прогнозам) на 50 %. Естественно, компании обвиняют свое правительство в том, что оно прогнулось под брюссельских чиновников.   Большие проблемы из-за взаимных санкций и у крупных европейских банков. Особенно пострадают, по заверениям экспертов, Societe Generale и UniCredit. Кроме убытков в 1 млрд рублей, эти банки ждет дефицит финансовых ресурсов, что не может не сказаться на их вкладчиках. Прогнозы по другому банку – Raiffeisen – более благоприятные в части достаточности средств, хотя убытков ему не миновать. Аналитики Deutsche Bank опубликовали варианты развития перспектив иностранных банков России. Самый драматический сценарий заключается в следующем: такие крупнейшие банки, работающие в России, как Aareal Bank, Nordea Bank и Commerzbank, просто закроют свои представительства и уйдут с российского финансового рынка.   ОСТРОВ В БЛОКАДЕ     Обама не устает повторять, что санкции будут сняты сразу же, как только Россия добьется от ДНР и ЛНР четкого выполнения Минских соглашений, что якобы должно привести к миру на Украине. Однако все это не означает, что с Крыма будут сняты те санкции, которые уже введены. Мало того, полуострову стоит готовиться и к новым неприятным сюрпризам со стороны ЕС и США. Крым уже сейчас практически в блокаде, дальше вряд ли будет лучше. Европе потребуется несколько десятилетий, чтобы смириться с таким перекраиванием карты, а элиты Украины вряд ли вообще простят России этот шаг.   Санкции против Крыма были введены практически сразу, как только он вернулся под российскую юрисдикцию. Крым не только оказался в энергетической изоляции – предприятия снабжались из Украины, но и стал практически островом. Поезда через Украину ходить перестали, самолеты летают только из России (и то, «Аэрофлоту» пришлось изменить дочернюю компанию, так как против той, что отправляла пассажиров в Симферополь, были введены санкции), машины – только через Керченскую переправу. Когда на море волнение, Крым превращается в остров во всех смыслах этого слова. Международные платежные системы – Swift, Visa, Maestro, Pay Pal заявили о прекращении работы с крымскими банками и физическими лицами.   Единственным импортером крымских товаров осталась Россия, так как Европа сразу же заявила (языком премьера Британии), что будет брать только те крымские товары, которые придут из Украины. Вскоре вслед за введением этих санкций, под прицел Евросоюза попали и все политики, чиновники, предприниматели, засветившиеся в процессе перехода Крыма от Украины к России. К ним применили традиционные санкции против физических лиц: запрет на въезд, замораживание счетов, арест недвижимости (если она была).   Третий этап антикрымских санкций был введен в конце декабря прошлого года: Брюссель запретил делать любые инвестиции в экономику Крыма, включая покупку предприятий и долей в них, а также вложений в нефтегазовые разработки на шельфе. Кстати, европейские компании были не слишком этим довольны – у них практически из-под носа увели неплохой заработок, особенно с учетом того, что ставки на разработки сланцевой нефти в США не оправдались (там уже начались банкротства).   Также европейцам запрещено покупать недвижимость в Крыму и даже приехать туда отдыхать – европейские туркомпании обязали не вести дела с полуостровом, а круизные лайнеры могут заходить в порты Крыма «только в случае чрезвычайной ситуации». Кроме того, Евросоюз ввел ограничения для Крыма в передаче (продаже) товаров и технологий в сферах энергетического сектора, связи, коммуникаций. Причем европейцы не могут даже обслуживать то, что уже было поставлено раньше, – например, поля ветровых станций, на которые делали ставку чиновники из окружения Януковича. Источник новости

Выбор редакции
23 декабря 2013, 19:58

Германия/США: Aareal Bank приобретет Corealcredit Bank за $468 млн у Lone Star

Немецкий банк Aareal Bank планирует приобрести конкурента в лице Corealcredit Bank у крупнейшего в США покупателя просроченных ипотечных кредитов Lone Star за 342 млн евро ($468 млн). Стоит отметить, что благодаря данной сделке Aareal Bank намерен расширить свой ипотечный бизнес на внутреннем рынке страны.

Выбор редакции
23 декабря 2013, 16:10

Германия/США: Aareal Bank приобретет Corealcredit Bank за $468 млн у Lone Star

Немецкий банк Aareal Bank планирует приобрести конкурента в лице Corealcredit Bank у крупнейшего в США покупателя просроченных ипотечных кредитов Lone Star за 342 млн евро ($468 млн). Стоит отметить, что благодаря данной сделке Aareal Bank намерен расширить свой ипотечный бизнес на внутреннем рынке страны.