• Теги
    • избранные теги
    • Компании24
      • Показать ещё
      Страны / Регионы16
      • Показать ещё
      Разное8
      • Показать ещё
      Показатели1
      Издания1
      Люди1
Addax Petroleum
22 сентября, 03:19

Доклад: Швейцария сбывает грязное топливо в Африку

Швейцарские сырьевые трейдинговые компании Vitol и Trafigura поставляют грязное дизельное топливо и бензин с повышенным содержанием токсичных веществ в страны Африки, реализуют его через сети подконтрольных заправок.

22 сентября, 03:19

Доклад: Швейцария сбывает грязное топливо в Африку

Швейцарские сырьевые трейдинговые компании Vitol и Trafigura поставляют грязное дизельное топливо и бензин с повышенным содержанием токсичных веществ в страны Африки, реализуя его через сети подконтрольных заправок.

14 июля 2015, 13:02

Tsinghua намерена купить Micron за $23 млрд

Китайская госкомпания Tsinghua Unigroup Ltd., крупнейший в стране разработчик миркросхем, намерена приобрести американского производителя чипов памяти Micron Technology Inc. за $23 млрд, пишет газета The Wall Street Journal со ссылкой на осведомленные источники.

14 июля 2015, 12:11

Tsinghua намерена купить Micron за $23 млрд

Китайская госкомпания Tsinghua Unigroup Ltd., крупнейший в стране разработчик миркросхем, намерена приобрести американского производителя чипов памяти Micron Technology Inc. за $23 млрд, пишет газета The Wall Street Journal

18 сентября 2014, 12:08

Курдская нефть: игра в кошки-мышки с Багдадом

Суда с 3 млн баррелей нефтью из иракского Курдистана направляются в Азию. Возможным получателем считается Китай, так как автономный регион расширяет свою деятельность в сфере независимых поставок нефти в обход Багдада.  Два источника, знакомые с ситуацией, заявили, что иракский Курдистан вел переговоры с Китаем по вопросу возможных поставок 4 млн баррелей нефти. Неизвестно, кто именно вел переговоры, а также нет данных о том, являются ли суда, уже спущенные на воду, результатом достигнутых договоренностей. Такая сделка может привести к столкновениям между Китаем и Ираком, его основным поставщиком сырой нефти, который пытался воспрепятствовать поставкам нефти из Курдистана, считая их незаконными. Региональное правительство Курдистана заявляет, что поставки законны согласно конституции Ирака. "Курды ведут переговоры с Китаем," – заявил один из источников, который просил не раскрывать его имени. "Китай покупает нефть из различных источников," – добавил он. "Вопрос только в цене." Тайные продажи Международные нефтяные компании бегут из Курдистана. Боевики радикальной группировки "Исламское государство" де-факто уже стоят у ворот города Эрбиль - столицы курдской автономии.Начиная с мая этого года иракский Курдистан поставил более 11 млн баррелей нефти из турецкого порта Джейхан. Продажи нефти Курдистаном окутаны тайной, так как Региональное правительство Курдистана не раскрывает информацию о том, кто помогает им заключать сделки. Источники из области торговли заявляют, что они могут снижать цену на нефть, чтобы привлечь покупателей. Согласно анализу Reuters данных слежения за танкером, по меньшей мере три партии курдской нефти 1 млн баррелей каждая были отправлены их Джейхана по направлению к Азии за последний месяц. До этого только один танкер с 1 млн баррелей нефти на борту был отправлен в Азию, однако Региональное правительство Курдистана, возможно, ищет новых крупных покупателей после неудачной попытки продать нефть США этим летом, которая привела к длительным спорам на международном уровне. Крупные китайские энергетические компании, такие как China National Petroleum Corporation (CNPC) и PetroChina, вместе работают над пятой частью нефтяных проектов под руководством Багдада. Однако у Пекина есть доля в производстве курдской нефти – в 2009 году китайская корпорация Sinopec приобрела Addax Petroleum, которая ведет работы в Курдистане. Если Курдистану удастся установить торговые отношения с таким крупным покупателем, как Китай, это может послужить примером для других стран и компаний, которые также хотят покупать курдскую нефть, но боятся последствий со стороны Багдада, который много раз угрожал подать в суд. Высокопоставленные представители компаний CNPC и Sinopec от комментариев отказались. Представитель Министерства природных ресурсов Регионального правительства Курдистана также отказался отвечать на вопрос о переговорах с Китаем. "Курдская нефть, которую продают по сниженной цене, поставляется во многие страны мира, несмотря на противодействие со стороны крупных торговых фирм," – заявил еще один источник, участвующий в переговорах, который также попросил не раскрывать его имени. "Как один из многих крупных покупателей нефти, Китай не станет исключением. Я считаю, что сделка по покупке Китаем курдской нефти неизбежна." С судна на судно Танкер Ultimate Freedom, перевозящий 1 млн баррелей курдской нефти из Джейхана, на этой неделе поставил груз на Northern Star, крупный танкер, который может перевозить до 2 млн баррелей нефти. Суда встретились недалеко от Сингапурского пролива, в Малазийских водах. Чиновник малазийского порта Tanjung Pelepas и капитан судна подтвердили тот факт, что передача нефти имела место. Представитель компании Nathalin Offshore, которой принадлежит судно Northern Star, отрицает тот факт, что судно участвовало в погрузке нефти с одного судна на другое. Еще два курдских танкера, United Dynamic и United Emblem, прошли через Суэцкий канал на прошлой неделе, и считается, что они направляются в Азию «для получения конечного пункта назначения». Продажи растут После неуверенного старта продажи курдской нефти, кажется, начинают расти. На этой неделе были снова загружены танкеры, а количество поставок в восточном средиземноморье увеличивается с начала месяца. Поставки нефти Региональным правительством Курдистана напоминают игру в кошки-мышки с Багдадом: загруженные танкеры выключают навигационные маячки и пропадают с радаров, а через несколько дней неожиданно появляются уже пустыми. Иногда суда направляются в определенные порты, а потом резко меняют направление. Большое количество нефти было поставлено в Израиль, по данным источников. MOL Group, у которой в иракском Курдистане есть активы, также приобрела по меньшей мере одну партию для своего нефтеперерабатывающего завода в Хорватии. "Багдад очень четко обозначил свою позицию в отношении поставок курдской нефти и принял меры, чтобы воспрепятствовать поставкам нефти из Курдистана," – заявил Ричард Маллинсон, аналитик консалтингового агентства Energy Aspects. "Однако Китай является крупнейшим покупателем иракской нефти, так что непонятно, захочет и сможет ли Багдад ответить на эти действия?"

Выбор редакции
16 августа 2014, 00:54

Kurdistan's top producing oilfield working to boost output

Oil production at Iraqi Kurdistan's top producing Taq Taq field is set to rise to as much as 140K bbl/day by the end of the month despite the advance of Islamist militants, according to the general manager of the operating company. While several western oil companies have evacuated personnel from the area, production has remained consistent at Taq Taq, operated by a joint venture of Genel Energy (OTCPK:GEGYF) and Sinopec's (NYSE:SNP) Addax Petroleum. Meanwhile, Kurdistan has delivered its third major cargo of crude oil out of a Turkish port and a fourth is sailing to Croatia. Post your comment!

12 августа 2014, 19:39

The REAL Reason for New U.S. and French Military Involvement In Iraq

Why is Obama now re-committing the U.S. military to Iraq? Why is France strongly backing military action? Obama says it’s to protect minorities.    That’s nothing new.  Obama is the fourth president in a row to bomb Iraq … while claiming it is for humanitarian purposes. But the architects of the Iraq War (the one which started in 2003) themselves admitted it was about oil. But what about now? Why are the U.S. and France deploying military force in Iraq now? Well, ISIS captured some key oil fields in the Kurdish region of Iraq on August 3rd. Mere days later, the U.S. started bombing ISIS. And the strikes were targeted in protecting oil resources. As International Business Times notes: Pentagon Press Secretary Rear Admiral John Kirby tweeted: “US military aircraft conduct strike on Isil [Islamic State] artillery. Artillery was used against Kurdish forces defending Erbil, near US personnel.” Two F-18 fighters dropped laser-guided 500-pound bombs on the mobile artillery target. Militants of the Islamic State were using artillery that has been abandoned by the Iraqi army when it fled to shell Kurdish forces defending the regional capital of Kurdistan.   US airstrikes were very small and very targeted and the Peshmerga Kurdistan forces are waiting for more strikes by the US fighter jets, according to reports. It should be noted, initially, that months of murder, mayhem and brutality by ISIS on Christians and other minorities didn’t cause the U.S. or France to intervene militarily for “humanitarian” reasons. And notice that the airstrikes were very targeted on protecting Erbil … the regional capital of Kurdistan. The U.S. and France have never lifted a finger to protect the Kurds.   Indeed, the U.S. has actively betrayed the Kurds and let them be slaughtered.  For example, during the Gulf War, the U.S. called on the Kurds to rise up against Saddam (implying that he would protect them), but then let Saddam slaughter the Kurds en masse. So why are the U.S. and France moving now to protect Erbil? Because Erbil has now become a major oil center.  The Kurdish government estimates that the region is the world’s 9th largest oil producer. Oil companies from around the world operate in Kurdistan, including (major oil companies are indicated in bold, U.S. and French oil companies in italics): USA Exxon Mobil Chevron Aspect Energy Marathon Oil Corporation Hillwood International Energy Hunt Oil Prime Oil Murphy Oil Hess Corporation HKN Energy Viking International France Total Canada Forbes and Manhattan Western Zagros Resources Talisman Energy Inc NIKO Resources Ground Star Shamaran South Korea Korea National Oil Company (KNOC) Turkey Genel Energy Petoil Dogan Britain Gulf Keystone Petroleum Sterling Energy Heritage Oil Anglo-French Perenco UAE TAQA Dana Petroleum Austria OMV China China acquired a significant presence in Iraqi Kurdistan after Sinopec Group bought Addax Petroleum in 2009. Hungary MOL India Reliance Industries Papua New Guinea Oil Search Russia Norbest Gazprom Neft Norway DNO Iraq Oil Search (Iraq) Limited Kar Group Qaiwan Group Spain Repsol Independent AFREN Yup … with Chevron, Exxon, Marathon, Hess and Total operating major facilities in Erbil, the latest Iraq war is also about oil … as confirmed by the New Yorker, New Republic and Vox. Postscript: Indeed, virtually all U.S. wars involve a fight over hydrocarbons.    

Выбор редакции
08 февраля 2014, 00:08

Sinopec faces hefty fine over Gabon oilfield project

Sinopec (SNP +0.5%) subsidiary Addax Petroleum reportedly will spend $400M to settle a dispute with the government of Gabon, which has charged the company with violating its contract during the development of the Obangue oilfield. The dispute emerged in the wake of last month's contract signed by the Gabon government which granted Addax 10-year exploitation rights for three Gabonese oilfields. Post your comment!

10 января 2014, 09:30

«Нужно быть осторожными с китайскими деньгами»

Фото DR Интерес инвесторов к аграрной теме в последнее десятилетие остается стабильно высоким. Этому способствует целый ряд очевидных факторов: рост населения Земли, глобальные изменения климата, появление быстрорастущих экономик – в первую очередь китайской. Инвестиционная компания GAIA Capital Advisors со штаб-квартирой в Женеве не стоит в стороне от происходящих событий и вот уже на протяжении нескольких лет размещает средства в украинском агросекторе. Впрочем, география инвестиций GAIA не исчерпывается одной только Украиной. Например, компания сохраняет интерес к китайскому рынку. Не ограничиваются инвестиции GAIA и одним только сельскохозяйственным сектором. Еще один значимый объект – сырьевые компании за рубежом, в частности, на Африканском континенте. Джон Кост Салленджер родился во Львове в 1968 году, но покинул Украину еще ребенком. Он является сооснователем GAIA наряду с Александром Карповым, который занялся собственным бизнесом после 11 лет управления активами в инвестбанках Германии. В настоящий момент компания управляет активами на $100 млн. Как инвестиционного профессионала Салленджера привлекают финансовые рынки Украины. Свой интерес к украинскому бизнес-пространству он начал проявлять уже в 1997 году, а как полноправный инвестор GAIA вошла на украинский рынок в 2006-м. – Как структурирован ваш инвестиционный портфель и какое место в нем занимает Украина? – В него входят компании нефтегазового сектора, горнодобывающей промышленности и сельского хозяйства. Украина представлена только акциями ликвидных компаний последней отрасли. Мы верим в потенциал агросектора Украины в долгосрочной перспективе. Конечно, требуется много инвестиций, нужно переходить на более современное оборудование, менять методы руководства. Аграрный сектор в Украине сегодня мне напоминает Аргентину и Бразилию 15-20 лет назад, где тоже наблюдался рост рентабельности и производства сельскохозяйственной продукции – кукурузы, пшеницы, соевых бобов. Толчком к изменениям там послужили инвестиции и модернизация отрасли. – Какие вы видите перспективы на рынке акций? – В этом году мы наблюдаем рост рынков в Европе и США. Он связан с американской программой количественного смягчения QE (Quantitative Easing) и европейской программой по операциям долгосрочного рефинансирования LTRO (Longer-Term Refinancing Operations). Обе проводятся центральными банками государств для увеличения своих активов и поддержки банков страны. В Украине сейчас нет катализатора для роста акций, но в случае долгосрочной стратегии я рекомендую покупать. – Какую доходность показывают ценные бумаги в украинском агросекторе? – Достаточно высокую, но здесь все зависит от временного отрезка, на котором мы делаем оценки. Если брать последние 12 месяцев и сравнивать с предыдущим годом, рост стоимости акций очень заметен. На более длинной дистанции, конечно, после кризиса цены на акции упали по всем предприятиям. – Когда вы говорите про сельское хозяйство, то имеете в виду растениеводство и животноводство? – Все-таки больше растениеводство, поскольку животноводство в России и Украине – в очень запущенном состоянии. Чтобы реанимировать это направление, нужны большие инвестиции. – Вы не рассматриваете другие отрасли в Украине? – Мы смотрим на все отрасли в Украине, но компании-эмитенты в сельскохозяйственной отрасли пока демонстрируют лучшие результаты. Например, агрохолдинги МХП и «Мрия» в этом году положительны на фондовом рынке против общего украинского рынка, который показывает негативную динамику вот уже более двух лет. – Каким образом вы выбираете объекты для инвестирования? – Мы рассматриваем перспективные секторы, оцениваем финансовые результаты деятельности компании, но это только 50% всей картины. Как мы знаем, реальное положение дел иногда сильно отличается. Поэтому очень важно поближе познакомиться с руководством, пытаться понять, какие цели на самом деле преследует бизнес. Многое зависит от прозрачности и стиля корпоративного управления. Компания может быть очень динамичной, демонстрировать исключительные финансовые индикаторы, но если руководство не разделяет интересов мелких акционеров, то она не станет привлекательной для инвесторов. Конечно, с крупным бизнесом проще, поскольку не приходится испытывать недостатка в информации для анализа. – При принятии решений об инвестициях вы ориентируетесь на рейтинговые агентства? – Как показывает опыт последних пяти лет, рейтинговые агентства часто ошибались и потому утратили кредит доверия. Часто они политически мотивированы. Но без помощи аналитиков, инвестиционных банков, конечно, обойтись не получается. – Как вы считаете, Украине нужно было подписать соглашение об ассоциации с ЕС? – Та часть населения Украины, которая выступает за подписание соглашения об ассоциации, смотрит в сторону Европы в надежде на решение внутренних проблем. Но в Европе сейчас не меньше проблем. В первую очередь, очень высокая по историческим меркам долговая нагрузка и соотношение долг/доход продолжает свой рост, находясь у экстремальных уровней. Социалисты в политике укрепляют свои позиции: яркий пример – президент Франции Франсуа Олланд. Греческий народ пичкали левой идеологией и годами культивировали безответственность. Чем это закончилось, мы знаем. Много проблем в Испании, даже в Германии не все безоблачно. Обратная сторона социалистических настроений – неизбежный рост налоговой нагрузки на бизнес, и как следствие, сокращение количества рабочих мест. Я только хотел бы сказать, что, на мой взгляд, наметившиеся в Европе тенденции никак нельзя назвать позитивными – как для инвестиций, так и для населения вообще. Украина должна решить для себя вопрос стратегического партнерства. Конечно, власть можно критиковать за целый ряд внутренних проблем, особенно за коррупцию, но укрепление экономических связей с Россией мне не кажется зазорным. Возможно, Россия – несколько агрессивный партнер, и Украине рядом с ней не хочется выглядеть слабой. Однако нельзя недооценивать всю важность этого огромного рынка. Поэтому я бы не советовал Украине безоглядно идти на сближение с Европой в экономическом плане. Наверное, стоит попытаться занять промежуточную позицию между Европой и Россией. – Что было бы, если бы мы все-таки подписали соглашение? Фото DR – Думаю, большинство инвесторов со мной согласятся, что сначала было бы очень тяжело. Партнерство с ЕС не решит долговой проблемы Украины, тогда как Россия взяла на себя обязательство выделить $15 млрд. Ваше население в большинстве своем не представляет себе, насколько тяжелые времена переживает Европа с ее долговой нагрузкой, высоким уровнем безработицы, демографической проблемой старения населения. – Как вы оцениваете достигнутые договоренности с Россией? – В краткосрочной перспективе это удачное решение, в котором нуждалась Украина. Дальше все будет зависеть от того, как государство сумеет распорядиться выделенными средствами. Оптимистичный сценарий: финансирование проектов реконструкции, режим строгой экономии, бездефицитный бюджет, взвешенная налоговая политика. Надеюсь, вам удастся постепенно преодолеть коррупцию, которая сейчас присутствует во всех сферах. Кстати, в этом смысле сближение с Россией представляет большой риск: боюсь, борьба с коррупцией может растянуться на неопределенный срок. – По итогам визита украинской делегации во главе с президентом в Китай удалось подписать свыше 20 соглашений о реализации совместных проектов в различных отраслях экономики. Какова ваша оценка достигнутых договоренностей? – Потенциал для построения украинско-китайского сотрудничества есть, например, в сфере того же сельского хозяйства. Во-первых, Китай – это страна с огромным населением, которое будет только расти. В частности, власти планируют смягчить политику «одна семья – один ребенок». Там наблюдается экономический рост, и в результате китайцы потребляют все больше мяса. Они формируют на рынке огромный спрос, и по этой причине инвестируют в Африку. Украина представляет не меньший интерес для производства различного рода продуктов питания. Раньше Китай массово экспортировал кукурузу, но четыре года назад стал импортировать. Это как раз связано с развитием животноводства, которое в последние 5-10 лет растет в среднем на 15% в год. Повторюсь, причина в увеличении доходов и, как следствие, в более разнообразном рационе жителей. Времена, когда все довольствовались одним только рисом, прошли. Объемы китайских инвестиций в украинскую экономику пока мизерные, но ситуация может измениться. Пример – нефтегазовый сектор Казахстана, куда из Поднебесной вот уже 15 лет идут огромные деньги. Это связано с индустриализацией китайской экономики. Правда, нужно быть осторожными с китайскими деньгами. – Что вы имеете в виду? – Есть много печальных примеров в Африке: китайцы там построили много объектов инфраструктуры, но привлекать на работу местное население не спешили – вместо этого они трудоустраивали своих соотечественников. В отличие от известных международных компаний, китайские структуры традиционно уделяют мало внимания социальным аспектам, не заботятся о защите окружающей среды. Образно говоря, если однажды открыть им дверь, то потом трудно проследить за тем, что и как они делают. Но Китай заинтересован в украинском рынке и располагает большим капиталом. – В чем специфика инвестирования, наоборот, в китайскую экономику? – Западные инвесторы жалуются, что бизнес в России и Украине не отличается особой открытостью. В Китае все на порядок сложнее, поэтому объемы наших инвестиций в различные сектора экономики этой страны остаются незначительными. И потому приходится очень пристально следить за развитием ситуации. – Какие еще регионы в мире привлекательны с точки зрения инвестиций? – Есть много интересных проектов в горнодобывающем секторе Африки, которые демонстрируют хорошие показатели роста. Немногие знают, но регион Катанга на юге Демократической Республики Конго занимает лидирующие позиции в мире по производству меди. – А развитые рынки не интересны для инвестиций? – Думаю, нет. Развитые экономики больше заняты печатанием денег с помощью ФРС и ЕЦБ. – Какая ваша самая удачная сделка? – Семь лет назад мы инвестировали в британскую Afren, которая занимается разведкой и добычей природного газа и нефти в Нигерии. Тогда это была маленькая компания в нефтегазовом секторе, где правили бал международные корпорации типа Shell. Капитализация составляла всего $10-20 млн, а сейчас она превышает $1 млрд. Этого удалось достичь за счет роста на рынке и повышения капитализации. Это стало нашей большой историей успеха (улыбается). Возможно, через 2-3 года ее купят китайцы, как недавно произошло с Addax Petroleum. – Какие можете выделить перспективные инструменты для инвестирования в украинской экономике? – После новостей о предоставлении Россией финансовой помощи доходность государственных облигаций Украины снизилась. Ранее наблюдалась обратная тенденция. Потенциально этот инструмент может стать привлекательным для инвестирования, в конечном итоге все будет зависеть от политических настроений.

Выбор редакции
06 июня 2013, 02:27

Small African Country To "Seize" Chinese Oil Exploration Assets

It's one thing for broke Argentina to nationalize assets of just as broke Spain. However when tiny west-African country Gabon decides to "seize" assets from three international oil companies including China's petrochemical giant Sinopec, things not only get interesting, but puts a brand new pawn on the global geopolitical chessboard. But why is Gabon seeking to antagonize some of the primary participants in its crude extraction supply chain? Simple: leverage, or its own perception thereof. As the FT reports, this surprising move comes as Gabon prepares to "launch a licensing round for the deep waters off its coast. Experts say reserves in the Gabon Basin could rival deep offshore discoveries in Brazil." So what happens next? The same as when every banana republic reverts to its banana republic stats - corporate partners are alienated, a rogue oligarchic regime proceeds to spend whatever money it has managed to steal in recent years, the government is destabilized, a military coup follows, currency devaluation, hyperinflation, economic collapse, until one oligarch is replaced with another (future) who attempts to restore relations with the same corporations that are being nationalized today. From FT: Tensions between the industry and Gabon’s oil ministry come as a number of African countries attempt to wrest better terms from foreign multinationals and clamp down on transfer pricing and tax evasion.   Etienne Ngoubou, oil minister, told the Financial Times the government plans to reclaim the main onshore site of China’s Addax Petroleum, the Tsiengui field, when the contract comes up for renewal in 2015, due to alleged breaches of contract.   Mr Ngoubou said the state had informed two other oil companies they faced similar action. “There will be a partial reclamation of assets,” he said. “The companies have realised we have proof of irregularities. [They] have recognised their fault.” The minister refused to identify the oil companies. It is understood that neither Total Gabon nor Shell Gabon are being targeted. The expropriated companies are understandably unhappy: Relations between the oil industry and ministry have deteriorated sharply. Companies complain they have been forced to negotiate on licences without a new hydrocarbon code which will set investment terms. They also complain that new conditions are imposed as contracts are renewed.   There are also suspicions that the ministry’s tougher approach is motivated by a desire to reallocate producing assets to GOC, which wants to take stakes in existing and new fields. Mr Ngoubou denies this.   Many investors have also been angered by government demands for repayment of historical shortfalls in customs or tax payments, some of which date back several years. “The demands are unreasonable and unfounded,” said one executive. In the meantime the local (transitory) government is adamant: Gabonese ministers reject suggestions that they are putting foreign investment in the country at risk. Luc Oyoubi, Gabon’s economy minister said there was a fine line to tread between ensuring revenues to the state were maximized and encouraging fresh investment.   “The fact is there is a dilemma between the necessity of doing objective and thorough controls and the need to provide incentives for new investors. We try to have both things in mind. So the tax authorities are doing their work, we are watching what they do.” All of this is to be expected: the offshore megacorps were well aware of the risks they took on when investing in the resources of a country such as Gabon (just ask the gold and silver miners). What is unknown, however, is how China which currently views Africa as its territorial fiefdom will respond. Since the US considers west Africa its own military protectorate (see recent drone base plans in Niger) any escalation of energy-related tensions from Beijing will hardly be smiled upon by John Kerry. Which may be long-overdue. By now everyone is sick and tired with the great proxy wars taking place the middle east - it is about time the tape started carrying some more exciting developments out of Africa. Preferably weaponized: after all, with convential credit-creation channels clogged up beyond repair, global GDP desperately needs a source of Keynesian "growth"...    

Выбор редакции
17 мая 2013, 23:32

Billionaire Returns To The Iraqi Oil Game With New IPO

After five years, Jean Claude Gandur is back in the game. The Swiss billionaire made the bulk of his $2.1 billion fortune (as of Forbes' last count) selling publicly traded Addax Petroleum to Sinopec in 2008 for $7.2 billion. And this week he finally returned to the public markets, bringing in $250 million through the initial public offering of 17% of the company's shares on the Toronto Stock Exchange. Debuting at C$15, shares in OXC currently trade at $14.50.

Выбор редакции
15 мая 2013, 00:56

Cameroon: Addax contracts Atwood jack up for 2014

Sinopec Group’s Addax Petroleum Cameroon Ltd. unit has let a contract to Atwood Oceanics Inc. for the Atwood Aurora jack up to drill offshore Cameroon.