• Теги
    • избранные теги
    • Люди942
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1426
      • Показать ещё
      Разное1201
      • Показать ещё
      Формат112
      Международные организации96
      • Показать ещё
      Компании291
      • Показать ещё
      Издания56
      • Показать ещё
      Сферы14
      Показатели4
Александр Дугин
Александр Дугин
Александру Дугину - 55 Родился 7 января 1962 в Москве, в семье офицера ГРУ (потом генерала),российский. Отец, Гелий Александрович Дугин, ушел из семьи, когда сыну было три года. Мать - Галина Викторовна Дугина (в девичестве Ануфриенко), родилась в Архангельске. Была близкой подругой матери Валери ...

Александру Дугину - 55

Родился 7 января 1962 в Москве, в семье офицера ГРУ (потом генерала),российский. Отец, Гелий Александрович Дугин, ушел из семьи, когда сыну было три года. Мать - Галина Викторовна Дугина (в девичестве Ануфриенко), родилась в Архангельске. Была близкой подругой матери Валерии Новодворской. В 1979 году поступил в Московский авиационный институт (МАИ). В институте играл в студенческой рок-группе, сочинял для нее тексты. Был исключен с 3-го курса. По одной из версий - за антисоветские стихи; по иной, исходящей от самого Дугина, - за то, что оформил актовый зал, где проходил концерт, плакатом: "П..ц проклятому совдепу!" Но бытует кроме того устная версия, что Дугин участвовал с приятелями в серии ограблений академических дач, приятелей за это посадили, а самого Дугина папа спас от неприятностей по "психической" статье (и более того эдакий вариант: якобы получил 4 года, вышел посредством 2 года досрочно за хорошее поведение). Благодаря недолгому пребыванию в психушке откосил от армии. Работал дворником и частным преподавателем английского и французского языков, которые изучил независимо (в общей сложности знает 9 языков, охватывая латынь, древнегреческий и иврит). В 1980 году появился в "Южинском кружке" писателя Юрия Мамлеева, а потом эмиграции Ю.Мамлеева входил в подпольную группу "Черный Орден SS" Евгения Головина - первого русского "нового правого", которого считает своим учителем. В 1988 году по совету Е.Головина, вступил сообща с Гейдаром Джемалем в Национально-Патриотический фронт (НПФ) "Память" Дмитрия Васильева; в конце 1988 - начале 1989 был в течение нескольких месяцев членом Центрального совета НПФ "Память". Был исключен из "Памяти" (таке вкупе с Г.Джемалем) по подозрению в сатанизме и за антисоветские высказывания. В 1989 году входил в группу "Движение интеллектуальных консерваторов" (ДИК) Игоря Дудинского. Организовал "историко-философский середина "ЭОН", на основе которого позже была создана ассоциация "Арктогея " и одноименное издательство. В 1990-1992 годах работах в секретных архивах КГБ, допуск к которым ему устроил его папа. Якобы обнаружил там уникальные документы - количество архива "Ahnenerbe" (института "Наследия предков" СС), по которым сделал в 1993 году сообща с журналистом Юрием Воробьевским цикл передач для телевидения. В августе 1991 г. сочувствовал ГКЧП и приходил к депутату Виктору Алкснису, требуя себе оружия (безуспешно). В 1991 же году вошел в редколлегию газеты "День" (следом закрытия "Дня" - "Завтра") и был одним из ее основных авторов. В 1991 году выпустил 1 номер журнала "Гипербореец"и альманах "Милый ангелочек " (в 1995 вышел №2, в 1998, в виде 700-страничной книги. В июле 1992 года создал журнал "новых правых" "Элементы". Установил свяи с сектой сатанистов "Орден Восточных тамплиеров" Алистера Кроули ("Великого Зверя"), принимал в Москве главу французского отделения Ордена Кристиана Буше. В начале 1993 года пытался на основе группы поклонников журнала "Элементы" сформировать "Движение новых правых". 1 мая 1993 сообща с "новым левым" лидером карликовой Национально-Радикальной партии (НРП) Эдуардом Лимоновым подписал "приказ" о создании "Национал-большевистского фронта" (НФБ). 1 июля 1993 к НФБ присоединился Фронтом национально-революционного действия (ФНРД) национал-сатаниста Ильи Лазаренко. К осени 1993 года НБФ переименовался в Национал-большевистскую партию (НБП). Имел партийный квиток НБП №2 (№1 - у Лимонова). Осенью 1993 года вышел из безвестности благодаря нашумевшему показу по 1-му и 4-му каналам цикла передач "Тайны века"(А.Дугин и Ю.Воробьевский). В 1994 году сообща с Лимоновым участвовал в малоуспешной попытке создания единого фронта левой и правой оппозиции с участием Трудовой России Виктора Анпилова и Русского национального единства (РНЕ) Александра Баркашова. 17 декабря 1995 года баллотировался в Государственную Думу РФ по Северо-Западному округу №210 (Санкт-Петербург) при поддержке Сергея Курехина. Помощь в ведении кампании Дугину оказывали леворадикальная группа "Рабочая борьба" и лево-правый экстремист Юрий Нерсесов. Выборы продул, получив 0,87% голосов (14-е место). В 1996 году ездил в Ливию на международный семинар антиамериканских сил, устроенный Муамаром Каддафи. С конца 1997 года увлекся старообрядеством. Впоследствии и формально примкнул к "единоверческому согласию" - тот самый старообрядческий прок, сохраняя древние обряды, признает административную юрисдикцию РПЦ МП). Весной 1998 года разошелся с Э.Лимоновым, ушел из "Лимонки" и НБП, уведя с собой группу личных почитателей (Алексей Цветков, Аркадий Малер, Михаил Вербицкий и др.). Издавал газету "Вторжение. Территория национал-большевизма" (выходила как вкладыш в газете "Завтра", а ещё в Интернете). В июле 1998 выпустил начальный номер самостоятельного издания под названием "Евразийское вторжение" (второй номер вышел весной 1999). В ноябре 1999 г. выступил с инициативой создания партии "Тамплиеры пролетарита", которая осталась незамеченной. Доктор политических наук. Написал за генерала Виктора Казанцева кандидатскую диссертацию "Межнациональные конфликты на Северном Кавказе в контексте геополитических реалий", которую Казанцев удачно защитил в 2000 г. В начале 2000 года предложил вынести столицы России в Казань. Весной 2000 г. прикнул к создававшемуся спикеромГосДумы Геннадием Селезневым движению "Россия". На учредительной конференции Лево-демократического движения "Россия" 15 июля 2000 был избран в состав Координационного совета. Был автором манифеста движения "Россия", при всем при том к началу 2001г. отошел от движения. В конце 2000 - начале 2001 года совместно с Петром Сусловым (Общественный фонд содействия миру и сотрудничеству на Кавказе "Единение") и при поддержке муфтия Центрального духовного управления мусульман России и Европейских стран СНГ (ЦДУМ) Талгата Таджуддина начал созидать движение "Евразия". 21 апреля 2001 на учредительном съезде Общероссийского политического общественного движения "Евразия" был избран председателем политсовета движения (П.Суслов - председателем исполкома). Целью движения было объявлено "сотрудничество с руководством страны для того, чтобы подсобить судьбоносному являению, которым являются евразийские реорганизации Владимира Путина". Заявил от имени движения "Евразия: "Настоящей победой евразийских идей стало правление Путина... Мы поддерживаем президента тотально, радикально". В состав политсовета движения "Евразия" вошли Т.Таджуддин и глава израильского Международного гиперсионистского движения "Бэад Арцейну" ("За Родину") Авром Шмулевич (бывший ленинградский сионист Никита Демин). В апреле 2002 года преобразовал движение "Евразия" в одноименную партию (Дугин - председатель политсовета; Суслов - председатель исполкома). В ноябре 2003 года П.Суслов исключил Дугина из партии (в декабре 2004 г. Суслов переименовал партию "Евразию" в партию "Евразийский Союз"). Группа сторонников Дугина стала зваться Международным "Евразийским движением" (МЕД). С начала 2004 года - член "Евразийского совета" и глава "Евразийского комитета" МЕД. В "Евразийский совет" входит строй российских депутатов и министров, а кроме того украинский фашист Дмитрий Корчинский и вождь Прогрессивно-социалистической партии Украины (ПСПУ) Наталья Витренко. В феврале 2005 создал из своих молодых сторонников "Евразийский союз молодежи" (ЕСМ; лидеры - члены "Евразийского комитета" Павел Зарифуллин и Валерий Коровин). 6 сентября 2005 объявил о создании "Антиоранжевого" молодежного фронта СНГ. Верит в оккультный заговор мондиалистов-атлантистов супротив евразийства. Убежден, что "... мировая история, не что иное, как явная и тайная битва двух секретных орденов - "менестрелей Морвана" (атлантистов-мондиалистов) и "менестрелей Мурсии" (евразийцев), почитателей египетского Сета, Красного осла и почитателей северного полярного Аполлона, убийцы Змея Пифона." Мартин Борман и генерал Александр Поскребышев - проводники германофильских идей при дворах Гитлера и Сталина. Гитлер и Сталин - евразийцы, Хрущев - секретный агент атлантистов. В 90-е годы не скрывал своих симпатий к фашизму (см. например: Консервативная революция. Третий стезя.). Автор книг "Пути абсолюта", "Конспирология", "Гиперборейская теория", "Консервативная революция", "Цели и задачи нашей революции", "Тамплиеры пролетариата", "Геополитика России", "Мистерия Евразии", "Метафизика Благой Вести", "Абсолютная Родина", а кроме того ряда книг на европейских языках. Талантливый стихотворец, пишет под псевдонимом Александр Штернберг. В стихах "Абсолютный рассвет" (стали словами песни панк-группы "Банда четырех") воспел Гиммлера ("...и немые солдаты, что так бесполезно погибли/ Установят на троне из льда двухголовый скелет /Из замшелой могилы восстанет сияющий Гиммлер/ И туманом глазниц обоймет Абсолютный рассвет"). Автор афоризмов: Русские изобрели колесо, которое не катится, и печь, которая катится. Все приборы при измерении русского человека ломаются. Русские мерят все своей собственной мерой, которая бесконечна. Был женат на Евгении Дебрянской, попозже ставшей основательницей лесбийского движения в России и лидером Ассоциации сексуальных меньшинств (участвовала кроме того в создании партии "Демократический союз (ДС), российского отделения Транснациональной Радикальной партии (ТРП) и Либертарианской партии (ЛП)). Женат вторым браком. ?

 

Подполье выходит наружу (1 Мая 2003, stringer-news.com) Философ-мистик Александр Дугин начал турне по стране с целью распространения новой государственной идеологии. Ху из мистер Дугин?

Юность

Александр Гельевич Дугин родился в 1962 году в привилегированной семье генерала ГРУ. В школе Саша не отличался особыми талантами. Получив аттестат, он по настоянию отца поступил в МАИ, но очень скоро бросил институт. Амбициозный избалованный юнец был уверен, что будущее инженеришки не для него. Чтобы капризный отпрыск не шлялся без дела, генерал устроил его работать в закрытый гэбэшный архив. Дорвавшись до запрещенной литературы, Дугин-младший поглощал книжки одну за другой. Из них он черпал обширные данные о масонах, доктринах фашизма и идеологах неоязычества. Мечты о тайных союзах и великих подвигах привели юного романтика в объятия диссидентов. Так Дугин попадает в шизоидное подполье писателя-мистика Юрия Мамлеева.

Южинский пер.

В конце 60-х в центре Москвы, в Южинском переулке, на квартире у Мамлеева тусовались многие гении андеграундной богемы - художники Анатолий Зверев, Владимир Пятницкий, поэты Генрих Сапгир, Юрий Кублановский, Леонид Губанов, писатель Венедикт Ерофеев. В Южинском проповедовали гремучий коктейль из каббалы, черной магии, учений стоиков, пифагорейцев, средневековых алхимиков и оккультистов. Метафизические диспуты эзотерики непременно сопровождались грандиозными попойками, которые заканчивались для наиболее рьяных адептов белой горячкой, либо психушкой, либо мордобоем. В особой чести были безумные эксперименты над собой. Считалось, что кратчайший путь к божественному лежит через преодоление в себе человеческого. Чтобы как можно глубже «познать себя», мамлеевские неофиты ползали на четвереньках вокруг памятника Пушкину и скулили по-собачьи, распугивая своим лаем непросветленных советских граждан. И если уж пили - то до угара, если ширялись - то ацетоном или грязной жижой из лужи. Мамлеев считал, что когда человек пытается заглянуть в потустороннее, он неизбежно становится немного монстром. Но другого пути к начальному просветлению нет, уверял он. Каждый должен пройти через алхимическое Нигредо - этап черноты. Там-то, в этом Нигредо, почти все и застревали. Губанов, Зверев умерли от запоев, Пятницкий - от передоза, Буковский загремел в психушку...

Дугин оказался в Южинском в середине 70-х, уже на закате метафизического вертепа. И сразу же попал под влияние маргинального пророка и эзотерика Евгения Головина. Именно с его подачи Дугин начал усиленно изучать иностранные языки.

Его университеты

Головин был центральной фигурой мамлеевской секты, чем-то вроде духовного наставника. С его эрудицией в области восточной философии, оккультных наук и знанием четырех европейских языков в доме на Южинском не мог сравниться никто. Головин закончил филологический факультет МГУ. Затем работал переводчиком, литературным критиком. Еще студентом он попал в спецхран Ленинской библиотеки и познакомился с трудами Папюса, Ницше, Рене Генона и Юлиуса Эволы.

По признанию самого Головина, его мистическое мировоззрение, страсть к алхимии и презрение к западной цивилизации были сформированы именно Геноном. Лекции Головина о герменевтике, традиционализме и евразийстве воспринимались Дугиным как великое откровение.

Постепенно экзальтированные поклонники дуче, среди которых был и Гейдар Джемаль, пришли к мысли, что пора менять старый косный мир и именно им выпала роль героев. Джемаль грезил исламской революцией, Дугин же был против радикальных путей. Уже тогда он мечтал проникнуть во власть и, манипулируя политиками, разрушить государство, чтобы потом на его обломках создать новое, сильное, авторитарное (позднее он назовет свое учение «консервативной революцией»). Себя Дугин мнил мессией, духовным вождем возрожденной Евразии. Рассказывают, что папа-генерал, боясь, как бы у сына окончательно не съехала крыша, упек его подлечиться в психбольницу, но терапия оказалась бессильной перед манией Дугина-младшего переустроить мир.

Черный Орден SS

В 1975 году на южинских сектантов наехали гэбисты. У Мамлеева были изъяты самиздатовские журналы, а ему самому предложили покинуть родину. Мамлеев уехал в Штаты (в 1983-м он, проклиная меркантильных янки - интересно, за что? ведь именно они первыми стали печатать его чернушные опусы и создали ему имидж сюрреалиста, - перебрался в Париж, преподавал в Сорбонне). А Головин с уцелевшими от разгона учениками (самыми преданными по-прежнему оставались Дугин и Джемаль) ушел в глубокое подполье и создал «Черный Орден SS», напоминавший своей иерархией, конспирацией и нацистскими приветствиями оккультный орден Третьего Рейха. Головин провозгласил себя рейхсфюрером. На семинарах он впаривал своим верным помощникам уже не туманные мифы про великую Атлантиду и чашу Грааля, а фашистскую идеологию. Попасть к новоиспеченным эсэсовцам было очень сложно. Каждый адепт обязан был пройти через унизительный обряд инициации.

Один из бывших членов головинского Ордена как-то раз по пьяни признался мне, что фюрер мочился в рот своим юным ученикам-фашистам. Там поощрялись гомосексуализм и пьянство до одури. Только так можно было повязать всех адептов в единую связку, мистический союз (кстати, «мистерия» происходит от греческого глагола myein «молчать») и подчинить воле вождя. К середине 80-х Дугину и Джемалю уже изрядно наскучили эсэсовские оргии. Они собирались бежать в Ливию, но тут грянула перестройка, и оба рванули в политику.

Говорят, что именно Головин надоумил их в 1988-м вступить в общество «Память» Дмитрия Васильева. Сам же великий дуче перебрался в подмосковные Горки-10, в крошечную квартирку, где ведет жизнь отшельника. У него по-прежнему минимум мебели и масса книг, а на стене красуется свастика. Мамлеев, вернувшись после перестройки в Россию, сразу же отметился в Горках у Головина, который, как крестный отец, до сих пор является непререкаемым авторитетом для всех своих учеников.

«Я памятник себе...»

Существует версия, что Дугин стал «памятником» не по совету Головина, а по приказу компетентных органов. Ведь ни для кого не секрет, что «Память» была детищем КГБ. Дугин с Джемалем произвели фурор в организации - еще бы, ведь они обладали уникальным багажом знаний о фашизме. На их фоне Васильев казался бледным лютиком.

Лимонов в своих тюремных воспоминаниях пишет: «Можно было бы с полным основанием назвать Дугина «Кириллом и Мефодием фашизма» - ибо он принес с Запада новую для нашей земли Веру и знания о ней... Дугин принес правые импульсы, правые сказки, мифы и легенды. Правую энергию. Правый неотразимый романтизм, которому невозможно было противостоять». Васильев вовремя сообразил, что интеллектуал Дугин - опасный конкурент и, обвинив в жидомасонстве, в 1989-м вытурил из партии обоих головинских эрудитов. Впрочем, есть мнение, что внутри «Памяти» Дугина заложил ревнивый Баркашов. Во время очередной пьянки тот якобы записал на магнитофон презрительные высказывания Дугина в адрес Васильева, которому потом и дал прослушать пленку.

После «Памяти» пути Дугина и Джемаля расходятся. Джемаль создает Исламский комитет. А Дугин тем временем занялся теоретическими разработками.

Друг восточных тамплиеров

Александр Дугин активно печатается в прохановской газете «День», издает собственный журнал «Элементы» и альманах «Милый ангел», публикует переводы Генона, Эволы, Майринка. Делает передачи на радио-«101», распространяет свои материалы в сети Интернет. Но серьезно повлиять на общественное мнение ему тогда не удалось. Его читал лишь просвещенный андеграунд, который падок на всякого рода мистическую экзотику.

Дугин, как и его учитель Головин, любил окружать себя мифами, поэтому довольно трудно разобраться, где он о себе говорил правду, а где блефовал. Так, например, он утверждал, что в 1991-м в Париже от французского философа и эзотерика Жана Парвулеско получил секретный доклад конспирологического Центра «Атлантис» - «Галактика ГРУ, или Тайная миссия Михаила Горбачева», где якобы говорилось, что СССР развалил тайный заговор «атлантистов»-западников против «евразийцев». Дугин любил провокации, и самое главное, умел их блестяще выдавать за правду, только одному ему известную. В 1993-м он выпустил свой суперхит «Конспирология», где пытался доказать, что КГБ и ЦРУ - близнецы-братья, действующие от имени всемогущего и сверхсекретного «Ордена Танцующей Смерти». А противостоит этому хитрому монстру другая спецслужба: ГРУ - военная разведка Генштаба.

Но, конечно же, самой громкой и скандальной его акцией в 93-м была встреча в Москве с Кристианом Буше, главой французского отделения «Ордена Восточных Тамплиеров». Орден имеет репутацию сатанистского, проповедует сексуальную магию и африканский культ Вуду. Визит Буше так вдохновил Дугина, что он решил незамедлительно опубликовать в альманахе «Конец света» все основополагающие труды главного теоретика Ордена Алистера Кроули, называвшего себя «Великим Зверем» (для христиан же он просто сатанист и Антихрист). Скорее всего, Дугин увлекся не столько идеями Кроули, сколько его биографией. Известно, что Кроули пытался заманить в свои сети и Сталина, и Гитлера, и многих других государственных лидеров. Дугин тоже надеялся прорваться во власть, чтобы принести ей свою благую весть о том, как сделать Россию снова могучей. Он даже пытался баллотироваться в Госдуму от Петербурга. Его поддержала группа Егора Летова «Гражданская оборона» и «Поп-механика» композитора Сергея Курехина, заявившего в одном из интервью, что «если вы романтик - вы фашист».

Но Дугин тогда проиграл, правда, он не отчаивался - чутье мистика подсказывало ему, что его время впереди.

Кстати, Джемаль в 95-м тоже решил пробраться в Госдуму и тоже потерпел поражение. Затем он вовремя поддержал на президентских выборах генерала Лебедя, и тот в благодарность сделал Джемаля своим советником по вопросам мусульман.

Чем занимался Дугин в «критические дни» сентября-октября 1993-го - неизвестно. Он объявляется лишь в декабре - на фестивале «Русский прорыв», где читает подросткам лекцию о положительных аспектах фашизма для русского освободительного движения. Его выступление перед юными панками прошло на «ура». Скорее всего, именно тот бурный успех у молодежи сподвиг Дугина вступить в лимоновскую НБП.

Сказки в Бункере

Дугин познакомился с Лимоновым в 92-м, но активно сотрудничать с его партией стал не сразу. Он записался в нацболы лишь когда убедился, что за НБП реально стоят не десятки, а тысячи пацанов. Вот как описывает Лимонов свое впечатление от первой встречи с Дугиным: «Несмотря на такую совсем русскую, ямщицкую фамилию (дуга, колокольчик под дугой), у Дугина тело татарского мурзы. Полный, щекастый, животастый, бородатый молодой человек с обильными ляжками. Полный преувеличенных эмоций... Меня, помню, поразили мелкие балетные «па», которые выделывали его ноги, движения неуместные для массивной фигуры (Дугина). Он имел привычку, стоя на одной ноге полностью, вдруг отставить другую назад, на носок, что выглядело по-оскар-уайльдовски двусмысленно».

Дугин неустанно и вдохновенно, как Шехерезада, рассказывал в Бункере свои правые сказки до 1998 года. Иногда он так увлекался, что начинал вместо революционных лозунгов гнать «детям подземелья» метафизическую пропаганду о духовном самосовершенстве, а заканчивал свою речь уже совсем абсурдным призывом к нацболам - «учитесь делать деньги!» Лимонову такая философия не понравилась. И по этому поводу в 97-м между ними случился первый серьезный идеологический конфликт. Затем Дугин в «Лимонке» обозвал обитателей Бункера «бесполезными полудурками» и обвинил четверых ребят в краже у него 248 рублей. Нацболы потребовали от Дугина извинения.

«Эти люди - неадекватный человеческий материал, - заявил Дугин Лимонову. - Вместо того чтобы быть благодарными за то, что их допустили в Историю, они хамят. Я требую, чтобы эти четверо были исключены из партии. Я не noтерплю... Выбирайте, Эдуард, или я, или эти подонки...»

Лимонов не стал предавать своих, и Дугин с презрением покинул НБП. Нацболы до сих пор уверены, что Дугин специально выдумал историю с кражей, чтобы найти удобный предлог смотаться из Бункера.

Дугин действительно разочаровался в НБП. Он рассчитывал, что она станет для него трамплином к власти, поэтому отчаянно искал политических партнеров среди номиклатуры различных рангов. Предлагал услуги и Ельцину, и Коржакову, и Куликову, и Лужкову. Но, увы, как оказалось, революционеры-экстремисты никому не были нужны. Гуру-Дугин понял, что мода на фашизм прошла, поэтому пора переквалифицироваться в верховного жреца новой сказочки под названием «геополитика».

Весной 1998 года он опубликовал свою монографию «Основы геополитики. Геополитическое будущее России» с предисловием завкафедрой стратегии Академии Генштаба генерал-лейтенанта Клокотова. На шестистах страницах Дугин обстоятельно доказывал, что если мы не сожрем Америку, то она сожрет нас. Вообще-то в том, что вступительную статью для «Основ...» написал аналитик Генштаба, нет ничего удивительного. Дугин и не скрывал, что всегда поддерживал связь с высокопоставленными военными чинами и сотрудничал с журналом «Ориентиры», который издавался Министерством обороны РФ.

Развернуть описание Свернуть описание
16 июля, 00:28

Годовщина переворота в Турции

О годовщине путча в Турции 15 июля 2016 года, а также о постпутчесвском периоде, рассказал Yenicag.Ru российский общественный деятель, философ, политолог, социолог, Александр Дугин, который во время госпереворота был в Турции и практически стал очевидцем тех событий. — В эти дни в Турции проходят мероприятия, посвященные годовщине путча 15 июля 2016 года. Как вы оцениваете постпутчевскую Турцию и политику президента Эрдогана за последний год? — Эрдоган сделал все выводы после неудавшегося государственного переворота. Он прекрасно понимает, что за сектой Гюлена, которые ответственны за этот путч, стоят США, и в этом нет ни малейших сомнений. Соответственно Эрдоган в течение этого года очень аккуратно перестраивал свою политику в сторону укрепления суверенитета Турции, но в новых условиях. Дело в том, что Турция является членом НАТО и оказалась слишком тесно связанной с США именно для того, чтобы укрепить свой суверенитет. Потому что тогда была угроза вторжения Сталина в Турцию, после второй мировой войны. И соответственно, для того, чтобы сохранить суверенитет перед лицом возможного советского вторжения, Турция вступила в НАТО. То есть изначально членство Турции в НАТО и отношения с Западом, были нацелены на укрепления суверенитета этой страны. И когда СССР перестал существовать, когда стало понятно, что Россия больше не является геополитическим противником Турции и больше не может и не хочет даже в отдаленном будущем представлять угрозу территориальной целостности Турции, начался постепенный переход Анкары к новым моделям обеспечения суверенитета. Это был затяжной процесс, и он был связан с вторжением американцев в Ирак, когда курды получили зародыш своего государства на севере Ирака, что по мнению турков является прямой угрозой территориальной целостности Турции. И вот оказалось, что та сила, которая обеспечила территориальную целостность, она стала главной угрозой, а поскольку Эрдоган совершив целый ряд серьезных стратегических ошибок, понял, что сближение с Западом заводит страну в тупик, и угрожает территориальной целостности, он стал проводить более независимую политику. Запад на это ответил попыткой государственного переворота. Бомбежкой парламента и другими очень серьезными происшествиями в год, который мы отмечаем. Эрдоган понял, что обеспечить территориальную целостность и суверенитет Турции, возможно путем отхода от западной политики и сближения с Россией. Потому что от России не исходит угроза территориальной безопасности Турции и даже в определенной степени сегодня она является гарантом сохранения территориальной целостности Турции, а США становится главной угрозой. Параллельно с этим победа Трампа, который отрицательно относится к Турции и Эрдогану, ничего хорошего не обещает для этой страны, а Путин напротив, более тепло относится к президенту Турции. Хотя администрация Трампа никак не призывали к путчу, а наоборот его политические соперники были жесткими антитурецкими. Тем не менее, сегодня отношения Турции и США не самые лучшие. Таким образом, Эрдоган, сделал выводы из этой ситуации и постепенно, не так быстро как хотелось бы, он начал двигаться в сторону Евразийского союза. В этом вопросе, я считаю, что он совершенно прав, потому что в нынешних условиях суверенитет Турции зависит на прямую от России. — Многие эксперты в Турции и России отмечали именно вашу роль в предупреждении турецкого руководства о возможном путче. Расскажите об этом, как это происходило? — На самом деле, в тот период времени между Россией и Турцией были очень холодные отношения. Они происходили со следующими геополитическими событиями. Когда Путин и Эрдоган начали договариваться по Сирии, и президент России пошел на определенные уступки и пониманием турецкой политики на севере Сирии, США попытались сорвать этот процесс сбив российский самолет, дезинформировав Эрдогана. Реакция России была очень жесткой и радикальной в отношении Эрдогана, потому что Путин воспринял это как предательство. Так как он только что договаривается с Эрдоганом, и вдруг такой жест, объявления войны. Эрдогану пришлось около полгода разбираться, чтобы понять, что готовится госпереворот. Те силы, которые сбили самолет, дезинформировав его самого от реального положения дел, хотели вначале разорвать отношения России и Турции, возможно даже инициировать российско-турецкую войну, а потом сбросить самого Эрдогана. Этот замысел в Анкаре распознали ни сразу, и где-то к весне 2016 года, эта ситуация была ясна. Поскольку на тот момент Россия и Турция вообще не имели никаких связей. Ни на экономическом, ни на дипломатическом уровне или тем более на уровне спецслужб двух стран, осталась только тонкая линия по евразийским организациям. Как народная дипломатия и евразийское движение, и я лично, и мои коллеги в политическом истеблишменте Турции, которые являются сторонниками евразийского движения и российско-турецкого стратегического партнерства, а в частности партия «Ватан» Догу Перичека и движение евразийцев Хасана Дженгиза, мы остались единственным каналом связи между Россией и Турцией. Все остальные структуры были блокированы, и мы пытались разобраться во всей этой ситуации, и мы получили информацию, что самолет сбили те силы, которые готовят путч против Эрдогана и он сам в этом не виноват, а жертва заговора. И эта информация, которая была получена весной, несколько изменила ход истории. Из-за того, что Путин жестко запретил работу турецкого бизнеса в России, и сказал, что он интересами страны не торгует, турецкий бизнес не мог работать, но информация о том, что это был не сам Эрдоган, а его противники, изменили ситуацию в отношениях. После этого было публичное извинение Эрдогана, и я приехал в Анкару сделал заявления о том, что это был мужественный шаг со стороны президента Турции, а не слабость. Ситуация сдвинулась с мертвой точки, и страны начали вновь возобновлять отношения и именно тогда произошла попытка переворота. И я буквально только что дал интервью ТРТ о необходимом сближении России и Турции и заговоре против Эрдогана, и где-то, через несколько часов начался путч, и здание этого телевидения было захвачено путчистами. Вот моя история и тут не столько как сыграла оперативная информация, а сколько пояснение геополитического контекста и сложных политических процессов и для Москвы и для Анкары. Потому, что в таких сложных ситуациях необходимо правильно понять друг друга. Это все внесло свой вклад в то, чтобы турецкая сторона была предупреждена о возможном перевороте, а с другой, чтобы у Анкары сформировать правильное представление об объективной роли России, и что от нее не исходит угроза территориальной целостности Турции. Это принципиальный закон, который я сформировал в отношении постсоветских государств, но как мы видим в истории с Турцией, фактически этот закон о территориальной целостности и суверенитета работает также и за пределами постсоветского пространства и в этом отношении Турция смогла убедиться, несмотря на то, что страны были на грани войны. Америка стояла за этим путчем, и поддерживают курдский сепаратизм в Турции. В этом отношении Россия занимает более взвешенную позицию, несмотря на то, что мы дружим с курдами, но мы категорически против изменения границ на Ближнем Востоке и в Сирии в том числе. Соответственно из совокупности из этих фактов и сложилась такая моя роль и евразийского движения. Самое главное в подобных ситуациях – это трезвый взгляд на вещи. Я считаю, это гораздо важнее какой-то стратегической информации. Если у нас есть правильная парадигма, то мы сможем правильно настраивать и понять информацию. Если же у нас парадигма не верна, то если даже мы будем знать информацию от разведструктур, мы не сможем применить правильный подход. Поэтому самое главное – это парадигмальное политическое знание и подход, которым я занимаюсь всю свою жизнь, и которая год назад в отношении Турции сыграло в полной мере. Но этому предшествовала десятилетний контакт с Турцией, перевода множества книг, создание в Турции евразийского движения при моем участии, для того, чтобы это стало достоянием конкретной политики и евразийство играло свою роль в принятии оперативных решений, для этого нужно больше время. Этот путч получился удачным как для Эрдогана так и для России, потому что он не состоялся, те натовские силы, они были направлены не только против Турции и Эрдогана, но и России. — Сегодня экспертное сообщество в Турции, в России и даже в Азербайджане делится на два лагеря: на тех, кто думают, что Турция после путча стала сильнее и на тех, кто считает стала слабее, так как большие кадровые изменения, увольнения во всех государственных структурах, а в частности в армии. Как бы вы оценили ситуации? Турция стала сильнее и слабее после попытки госпереворота? — Конечно тот факт, что она сохранилась, это уже говорит о том, что Турция стала сильнее. Потому что если бы этот путч состоялся, то в Турции началась бы гражданская война и курды уже были готовы поднять восстание, потому что они были предупреждены американскими кураторами до этого. Все противодейственные силы были задейственны в Турции, в эти процессы и Россия вынуждена была бы вмешаться и поэтому Турция была спасена. Результатом того, что этот путч провалился стало то, что Турция сегодня существует, те кто считают, что это не так, они являются врагами Турции, России и Азербайджана. Есть, конечно, те, кто этого не понимают, а вот те кто понимают, они представители «шестой колоны», гюленовцев и их союзников, это атлантисты, глобалисты, «пятая колона», они, кстати, есть и в России и в Азербайджане и в Турции, но там уже меньше. Так вот, если бы путч произошел, то Турции бы просто не стало и все, а была бы там такая же кровавая история как в Ливии или в Ираке. Второй момент. Правильно ли Эрдоган выстраивал свою политику в этом году, чем в предыдущие? Гораздо правильнее. В этом отношении он на своем опыте многое понял и стал действовать в правильном направлении и поэтому он заслужил критику со стороны тех стран, которые поддерживали прямо или косвенно этот переворот и хотели погрузить Турцию в кровавую кашу как Афганистан, Сирию, Ливию, Ирак. Соответственно те, кто поддерживают путч, это атлантисты, глобалисты, которые называются экспертами. Это «пятая колонна» с которой мы не можем справиться на самом деле, хотя Турция начала эту чистку в лице гюленистов. И даже не смотря на все аресты, зачищена всего лишь верхушка айсберга, атлантисты и сторонники Гюлена сегодня еще на свободе в Турции. Атлантисты — эта сеть, которая есть и в России и в Азербайджане и Эрдоган ее пока до конца не вычистил, так что основание айсберга еще осталось. Эрдоган сделал на самом деле правильный ход сосредоточив в своих руках полноту власти, тем самым отменив, прошлую модель, которая была распределена между разными государственными органами. Для спасания страны, может быть ограничение свобод это правильно. Но здесь есть две точки зрения, которые я считаю легитимными. Одни патриоты считают, что Эрдоган сделал правильно, укрепив свои позиции проведя этот референдум. Другие же патриоты критиковали Эрдогана за то, что меняет политическую систему в сторону авторитаризма, а не в сторону широкой патриотической коалиции, как предлагали и это мнение может быть оправдано. Но с другой стороны ослабление армии – это неверная позиция. Ранее гюленисты заверив Эрдогана, обвинили армию в предательстве и судили их, а сейчас справедливость восторжествовала и те, кто оклеветали армию, сами сели на скамью подсудимых. Сегодняшняя армия – это опора Эрдогана и она выступила на его стороне во время путча, против НАТОвских и гюленовских путчистов. Но он все ровно по-прежнему не доверяет армии и он не много, на мой взгляд, недооценивает роль турецкой армии в укреплении государственности и суверенитета Турции. Сегодня одним из важных моментов это то, что Эрдогану нужна новая идеологическая модель, потому что все те идеологии, на которые он раньше упирался, они сегодня не работают. Не работают ни кямализм, ни западничество, ни исламизм, и не работает гюленовский умеренный ислам, но сути мы увидели, что он далеко не умеренный. Все эти идеологии непригодны служить сегодня Турции. Эрдоган получил административную власть, политическую власть, а идеологическую власть он не получил. Поэтому ему нужно необходимо формулировка новой турецкой идеи и если он правильно найдет ее, то он будет легитимен, если он будет опираться только на механику вертикали власти, то это может быть очень опасно, потому что турецкое общество таково, что если у них что-то забирают, то ему надо дать что-то взамен. Правильно Эрдоган говорит, что взамен они получают сильное государство, но это не достаточно и поэтому нужна новая идеологическая парадигма. Она необходимо для его легитимации и старая модель Турции, из которой можно что-то взять, но в том виде, в котором они сегодня предлагаются, они не достаточны. Новая турецкая идея необходима для того, чтобы Эрдоган получил легитимацию на новом этапе. Ниджат Гаджиев

10 июля, 22:19

ГПУ: Наемников в Донбасс поставляет организация Дугина

В Донбассе на стороне боевиков ЛНР и ДНР воюют иностранцы-наемники под эгидой организации United Continentale, связанной с российским Международным евразийским движением. Об этом сообщает пресс-служба ГПУ. Там напомнили, что Главная военная прокуратура осуществляется досудебное расследование […]

06 июля, 21:33

Александр Дугин: в G20 преобладает глобалистский дискурс

7 июля в г.Гамбург откроется саммит "большой двадцатки". Эксперты полагают, что на нем будет сформирована новая геополитическая карта мира, выверены акценты сотрудничества США с ЕС и Россией.  "Сама идея такого клуба как G20 - это некий компромисс между реализмом в Международных Отношениях (в котором доминирует суверенитет государства как высшая ценность) и либерализмом, признающим верховенство наднациональных правовых институтов с целью последующего уничтожения национальных государств и перехода к глобальному единому миру. Если G7 - закрытый клуб глобалистского толка, в котором представлены страны атлантистского блока, то  в G20 представлен так или иначе многополярный мир. В G20 на данный момент преобладает западный глобалистский дискурс, но вполне вероятно, что сегодня в связи с трансформациями в американской политике, эта доминация завершается и грядущий саммит станет пространством диалога многополярного мира. Помимо этого присутствие в "большой двадцатке" таких стран как Россия и Китай уравновешивает соотношение сил однополярного и многополярного мира," - считает Александр Дугин. 

05 июля, 12:50

Александр Дугин: Мы можем решить вопрос территориальной целостности Сербии

Единственное спасение Сербии — немедленное присоединение к Евразийскому союзу. https://izborsk-club.ru/13649

04 июля, 12:31

Эксклюзивно. Александр Дугин: Союз с Россией – вопрос суверенитета и территориальной целостности Сербии

Российский философ и лидер Международного евразийского движения Александр Дугин по время визита в Белград дал...

Выбор редакции
04 июля, 10:23

Александр Дугин: Сербия — цивилизация боли

Сербская идентичность есть идентичность Рима, а не Карфагена, и по аналогии – Традиции, а не Модерна. https://izborsk-club.ru/13641

03 июля, 13:38

Цивилизационная геополитика Вадима Цымбурского

Труды Цымбурского, его интеллектуальные прозрения, и призваны помочь отвратить нашу страну и, прежде всего, правящий ее слой от возобновления вредных, бессмысленных, противоречащих национально-государственным интересам попыток продолжить политику «похищения Европы», а с середины 1980-х годов – «похищения Запада», в том или ином виде

30 июня, 19:42

Новости: Дугин: “Сербы на Косовом поле знали, что Сербия - вечная страна” (ФОТО&ВИДЕО)

“Сербы на Косовом поле знали одну истину, что Сербия - вечная страна”, - заявил лидер Международного “Евразийского движения” Александр Дугин, выступая на пресс-конференции, которая прошла 28 июня 2017 года в столице Сербии Белграде на сербский православный праздник Видовдан. Также в мероприятии приняли участие главный редактор информационно-аналитического издания "Геополитика" Леонид Савин и художник, стилист Евразийского союза молодёжи (ЕСМ) Алексей Беляев-Гинтовт. Как сообщает корреспондент портала “Евразия”, в ходе пресс-конференции было объявлено об открытии местного отделения Международного “Евразийского движения” При тесном сотрудничестве с факультетом Международной политики и безопасности Университета Никола Теслы, сербские студенты получат возможность изучать Четвертую политическую теорию. Отделение в Белграде будет охватывать не только географические границы Республики Сербии, но и другие балканские страны. "Люди, которые гибли за Сербию на Косовом поле, знали одну истину - что сербы вечны, - отметил Дугин, поздравляя собравшихся с Видовданом. - Что Сербия - это страна вечная. И она обязательно будет великой свободной и независимой". "Если человек отдает самое дорогое, что он имеет, то, за что он это отдает, должно быть ещё более дорогим", - продолжил профессор, рассказывая о событиях на Косовом поле, когда, напомним, в 1389 году сербская армия в историческом сражении противостояла туркам. Пресс-конференция транслировалась в режиме реального времени на сайте информационного агентства "Новостной фронт", уточнил собкор "Евразии".

30 июня, 18:20

В Белграде прошли лекции Александра Дугина и Леонида Савина

Узнайте подробнее по ссылке:https://news-front.info/2017/06/30/v-belgrade-proshli-lektsii-aleksandra-dugina-i-leonida-savina/ Авторская съёмка корреспондентов News Front Сербия Помоги военкорам News-Front и волонтерам ополчения: Яндекс-кошелёк Сергея Веселовского: 410014775115018. Webmoney: WMZ - Z199784604212 WMR - R754887832142 QIWI +7 918 162 8521 Карта (MasterCard): 5106 2110 0477 8853, SERGEY VESELOVSKY. Переводы с любых банковских карт, QIWI - кошельков. Для переводов по Western Union и Moneygram – пишите на почту [email protected] У нас теперь есть приложения на Андроид и Аппстор: 📌Андроид: https://play.google.com/store/apps/details?id=info.newsfront&utm_source=Viber&utm_medium=Chat&utm_campaign=Private 📌Аппстор: https://appsto.re/ru/fgCpeb.i Обязательно подпишитесь на нас в соц.сетях: http://www.vk.com/newsfront_tv http://www.ok.ru/news.front http://www.twitter.com/newsfront_info https://www.facebook.com/NewsFront.info/ https://plus.google.com/+News-Frontinfo Информационное агентство NewsFront – новый проект информационного центра «Юго-Восточный фронт». Информационный центр «Юго-Восточный фронт» начал свою деятельность в марте 2014 года. Сегодня мы расширяемся и растём, растут и объёмы информации, что потребовало запуска нового интернет-ресурса – сайта www.news-front.info News Front («Новостной фронт») – информационное агентство, цель которого – объективное и правдивое освещение событий в Новороссии, России, Сербии, Болгарии, Молдове, Украине и во всём мире. NewsFront видит своей целью защиту интересов русской цивилизации, показ истинного лица противников русского мира. Мы надеемся донести до общественности истину о совершённых преступлениях против человечности и помочь своим читателям и зрителям разобраться в нарастающем потоке циничной лжи западных средств массовой информации.

Выбор редакции
30 июня, 13:21

Четвертая Политическая Теория: Белград/Видовдан

30.06.2017Embedded video for Четвертая Политическая Теория: Белград/ВидовданЛекция Александра Дугина о Четвертой Политической Теории и ее актуальности. Леонид Савин, Алексей Беляв-Гинтовт. Белград.

29 июня, 12:52

Беседа Александра Проханова с Александром Дугиным // "Завтра", №26, 29 июня 2017 года

Четвёртая политическая теорияБеседуют главный редактор "Завтра" Александр Проханов и лидер Международного Евразийского движения Александр Дугин.продолжение, начало здесь[Александр Проханов:]— У ваших идей интересная судьба. Вы вбрасываете их в мир, они не усваиваются адептами, но каким-то странным образом просачиваются в жизнь как таковую. И носителями этих идей становятся сами процессы, которые происходят в нашем обществе. Однако вам же не удалось создать школу, у вас довольно трагические или драматические отношения с учениками. Почему? Почему конкретные люди не доходят до высоких степеней понимания вас? При этом ваши представления вовсе не исчезают, наоборот, абсорбируются в реальные жизненные процессы.[Александр Дугин:]— Я тоже об этом думаю. Я согласен, что это с индивидуальной точки зрения неприятно, хотя есть и удачные последователи. Но, конечно, такого масштаба, которым обладают идеи, эти школы не приобретают. Может быть, дело в том, что существует зазор между народом и населением, между человеком и индивидуумом. Может быть, я часто напрямую обращаюсь к человеку, народу, истории. И история меня слышит, и народ меня слышит, и те инстанции, к которым я апеллирую, меня слышат. А в отдельности — никто. То есть я нахожусь в этакой пустыне, но она живёт и откликается. Я постоянно с ней взаимодействую, я вижу, как реализуются мои проекты, как они воплощаются в жизнь. Но не в глобальном масштабе.Раньше я возмущался и переживал. Последние несколько циклов я уже перестал и возмущаться, и удивляться. Я понял, что мой разговор не с ними, то есть мне вообще неважно, как ко мне люди относятся. Раньше я хотел быть капитаном корабля, который станет претворять планы в действительность. А теперь я вижу, что они воплощаются без команды, без корабля, просто исходя из моей мечты. Я не могу даже сказать, что смирился, — я увидел некоторую закономерность в этом, ведь чтобы быть носителем идеи, человеку надо очень много работать. А в наше время мир не даёт такой возможности. Сколько было и последователей, и врагов. Даже враги устают быть моими врагами. Они поорут, поорут... Есть некоторые бесноватые, которые держатся, и они вызывают у меня глубокое уважение. Долгая ненависть, как и долгая любовь, вызывает почтение.[Александр Проханов:]— Ненависть — это та сила, которая превращает молоко в сметану.[Александр Дугин:]— Это хорошая идея. Да, самое главное — долгая. Вспышка неприязни, плевок, какое-то хамство свойственны низким душам. А ненавидеть долго, язвительно, ядовито в течение всей жизни — одно из таких качеств, которые меня заставляют, по крайней мере, присвистнуть. В этом есть то внимание, которое и должно быть обращено на мои идеи. С плюсом или с минусом...[Александр Проханов:]— Вы преодолели эту драму, повернулись к ней спиной. Но ведь есть драма познания. Для исследователя, для визионера очень большим испытанием является приближение к границе познания. Там, где кончаются возможности и ты изнемогаешь, а перед тобой огромная непознанность.[Александр Дугин:]— Этой драмы я не знаю, потому что для меня мир метафизики представляет собой открытый мир. Секрет внутренней границы заключается в том, что его нет. Просто мы открыты полностью. Поэтому когда мы приближаемся к границе, мы приближаемся к новому пути. Мы приближаемся к новой возможности преодоления.[Александр Проханов:]— Но эта граница ведь не только вовне, она и в вас. Эта граница ваших возможностей.[Александр Дугин:]— Они бесконечны.[Александр Проханов:]— Есть непознаваемые миры.[Александр Дугин:]— И слава Богу. Это и делает процесс по-настоящему вечным. Всегда есть что-то, о чём сказано у Гумилёва: "Но в мире есть иные области, луной мучительной томимы. Для высшей силы, высшей доблести они навек недостижимы". И это не драма, это вызов. Как здорово, что есть такие миры, как здорово, что есть границы, как здорово, что трансцендентное никогда не будет доступно. Это делает наше бытие по большому счёту бесконечным. И пусть, ведь главной фигурой моей философии является Радикальный Субъект. Это не я и не вы, и не кто-то ещё. Это то человеческое, что абсолютно открыто и всегда заключается в преодолении самого себя. Радикальный Субъект выше, чем наша жизнь, поэтому он не начинается с нашим рождением, с нашими текстами, с нашей деятельностью. Когда обращаюсь к древним текстам, когда читаю философские и религиозные произведения, я вижу его присутствие. Иногда мне кажется, что будущее можно читать точно так же, как прошлое. Оно также есть, оно проистекает из вечности. И чтение этого будущего как текста, например, ненаписанной книги или картины, ещё не созданной художником, или города, построенного ещё не родившимся архитектором, может освящать меня, потому что всё это творение Радикального Субъекта. И этот Радикальный Субъект не имеет границ. Если мы на него ориентированы, если мы им живём и к нему движемся, то мы сами постепенно перестаём представлять какой-либо интерес. Мы больше уже не страдаем от того, что понимают или принимают, не радуемся, когда достигаем успехов, и особенно даже не заботимся о жизни своей и чужой, потому что это не так принципиально. То принципиальное, что составляет дух, смысл, цели, задачи и одновременно то колоссальное богатство ума и его свечения, которое мы косвенно можем увидеть, само по себе настолько прекрасно, полно, настолько драматично и настолько проблематично в самом себе! Потому что божественный мир я воспринимаю как вопрос, а не как ответ. Я не считаю, что это некая компенсация за наши поиски. Это начало пути. Я думаю, что божественное динамично. Вечность — не застывшая, она абсолютно живая. Более того, она — то, что делает нашу жизнь живой.[Александр Проханов:]— Но вы же не можете поддерживать это состояние ежесекундно. Это момент. Вас посещает чудо, и вы встречаетесь с Радикальным Субъектом. А когда вы отпадаете от него, разве вас не посещает уныние, тьма, разве вы не плачете ночами?[Александр Дугин:]— Дело в том, что эти вещи сосуществуют. Настоящее присутствие, о котором можно говорить, может быть, даже первичное присутствие, которое мы ещё не определяем в религиозных или каких-то других терминах, не покидает никогда. Оно сосуществует с драмой. Человек огорчается, теряется, грустит, впадает в отчаяние, радуется, веселится, и это не имеет никакого значения. То есть это некие события как бы на поверхности нас самих, наше внутреннее измерение не колеблется, как холодный наблюдатель за нами самими. И наша драма, наши страдания, слёзы или восторги — это просто ничто. Не в этом — человек. Человек — в том закрытом и глубинно недоступном нам самим измерении, в котором мы можем выступать лишь обратной стороной. Мы — тень самих себя. И в той степени, в которой мы — тень, всё теневое нам свойственно. Но в той степени, в которой мы то, что отбрасывает эта тень, — наоборот. У Плотина есть прекрасная формула: игру всерьёз воспринимают только игрушки. То есть в той степени, в какой мы игрушки, мы плачем и радуемся. Но как играющим в самих себя — нам это не так важно. Ну да, какой-то минимальный азарт есть, но совсем не такой, каким мог бы быть в иных случаях.[Александр Проханов:]— Может быть, перемещаясь с одного уровня на другой, мы просто усложняем тип игры.[Александр Дугин:]— Я не исключаю присутствие этого другого уровня, который воспринимает нас как шахматные фигуры. Целиком со всеми его качествами, со всеми его свойствами, со всей его ограниченностью. Это настолько меняет свойство игры, что у нас все пропорции становятся другими. Вызовы, удары, победы, поражения имеют совершенно своё значение. Я допускаю, что и там всё очень живо. У английских романтиков есть произведение о том, как боги оказываются шахматными фигурами, которыми двигает невидимая рука. И это созерцание богов, которые оказываются просто персонажами в руках ещё более высокой инстанции, в то время как для людей они — последняя инстанция судьбы, есть открытая система, она вполне возможна.[Александр Проханов:]— Там, где кончаются игры, начинаются игрища.[Александр Дугин:]— Может быть, да. Или то, что люди называют играми, — банальная рутина, механическое движение шариков.[Александр Проханов:]— Я иногда думаю, что наше русское архаичное сегодняшнее — это наше спасение.[Александр Дугин:]— И проклятье одновременно.[Александр Проханов:]— Проклятье — нет. Потому что прогресс, к которому мы стремимся, уводит нас от традиции.[Александр Дугин:]— Это верно. У меня есть важная работа "Мартин Хайдеггер: возможность русской философии". Я анализирую структуру нашего общества, где в знаменателе архаика, а в числителе модерн. Получается такой археомодерн. Архаика не даёт возможности проводить модернизацию, потому что надо всё время её переинтерпретировать. А модернизация не даёт возможность архаике высказаться, не даёт возможности породить Логос. И одно не спасает другое, одно мучает другое. Это, кстати, почувствовали славянофилы и западники. И они попытались это решить, одни — в сторону архаики, другие — в сторону модернизации.И мы до сих пор с этим не справились. Я считаю, что архаика прекрасна, но мы должны её освободить, она в тюрьме. Над скованной, прикрученной к батарее архаической сущностью каждый день производятся омерзительные, бесчеловечные эксперименты по телевидению, в культуре, в политике. Наша архаика страдает. И представлять её в качестве девиц с балалайками или медведей с хлебом-солью — это издевательство. Архаике не дают расцвести, это бутон. Это наше всё, но модерн мешает раскрыть наш Логос.[Александр Проханов:]— Я думаю, что наша архаика не в том, что нам предлагают на сковородке, а в том, что мы остаёмся по-прежнему душевными, наивными, доверчивыми, безумными, сердобольными, предельно жестокими. Мы живые, и наша архаичность делает нас способными к трансформации, о которой вы говорили. Отсутствие стальной железной структуры в душе русского человека, может быть, делает его очень привлекательным для других народов мира. И, наверное, по-прежнему Россия считается душой мира, которая нуждается в том, чтобы ей дали слово.[Александр Дугин:]— Полностью согласен. Россия является душой мира. И она нуждается в том, чтобы ей дали возможность сформулировать собственный логос. Но этого права мы лишены. Это исток, то есть драма моей личной борьбы. Я считаю, что нашему архаическому началу необходимо стать словом. Не просто получить право голоса, мы должны выплеснуть из нашего русского мифа, из русского сновидения русское слово, русский логос. Исторически мы несколько раз подходили к этому. Я вижу, как это же самое движение повторяется: раз — железные ворота закрылись, второй раз — опять железные ворота закрылись. И здесь уже, поскольку я русский человек и для меня невозможно прорваться к субъекту, минуя русское начало, без русского субъекта не будет самой главной ступени. Соответственно, русский субъект для меня и является той главной целью, главной ставкой уже в экзистенциальном воплощении в жизни здесь, в России. И это составляет пафос моей борьбы: борьба за русского субъекта, за русский логос, за то, чтобы русское архаическое начало смогло заявить о себе не только этим предварением, о котором вы говорили, какой-то душевностью, открытостью, особенностью, которой мы действительно всех и пугаем, и привлекаем. Но есть ещё нечто, ради чего всё это. Ради чего наша тысячелетняя история. Мы не сказали самого главного слова в своей истории. Может быть, это как раз слово русской вечности. Мы подходили к этому несколько раз. Мы почти уже говорили наше слово, наши губы уже складывались таким образом, что формула русского логоса уже готова была сорваться с наших уст, и в это время нас сметал какой-то железный поток или катастрофа, нам стреляли в лицо. И это всё продолжается, только мы подходим — нас косит.[Александр Проханов:]— Что это за моменты?[Александр Дугин:]— Я думаю, самый ярчайший — это "Москва — Третий Рим". Когда мы освободились и от Византии, и от Орды, но одновременно взяли на себя их миссии. Мы стали оплотом православной империи, стали Катехоном, Третьим Римом. И Иван Грозный практически достиг этого. При нём русское приобрело характер уже отстроенного здания. Это самый презираемый в нашей модернистской историографии период, но это самое прекрасное, самое оболганное время, когда мы, русские, подходили к вечности. Мы уже почти сказали это слово. Может быть, с помазанием Ивана Грозного, со Стоглавом почти сказали, уже оставалось буквально чуть-чуть, но потом — Смутное время нас отбросило.Второй период очень неплохой был после Смутного времени. Опять мы начинаем подниматься. Но происходит Раскол — кошмарная травма.Конец XIX века, пробуждается русское сознание. Отступает синодальный петровский момент. Мы начинаем двигаться к Серебряному веку, к новой религиозной философии. Россия готова высказать своё Я, свою тайную мысль. Уже наши поэты, художники, музыканты (а все русские классические музыканты были славянофилами) отображали эту идею. Мы подходим к русскому логосу и — революция нас выбрасывает.И вот, казалось бы, сейчас нет ни одного препятствия, ни другого, ни коммунистического, ни петровско-западнического. Казалось бы, мы свободны. Но мы никогда не были так закабалены, как сегодня. Если посмотрим на культуру, на политику, на государственность, на экономику, всё русское, которому, казалось бы, сам Бог велел сейчас проявиться, отстранено от участия в истории так, как никогда не было. При том, что у нас есть и исторические предпосылки, и народ, который сохранил своё Я. Вопреки всему. По сути дела, мы такие же русские, как были всегда, и у нас есть президент — наш шанс. Он отражает все русские структуры. Я прекрасно понимаю, он — часть русского народа. Но что между ним и нами? Что это за забетонированный бункер, в который русскому человеку, как в Санкт-Петербург XVIII века человеку с бородой, был запрещён вход? И бороды у наших царей появляются в конце XIX века под воздействием славянофильских идей. Славянофилы, кстати, тоже сначала всё проиграли, а потом практически всё выиграли. Последний царь Николай II был царём-славянофилом, но, к сожалению, тоже трагично всё получилось.[Александр Проханов:]— Путин должен перестать бриться?[Александр Дугин:]— Это уж как он хочет. Мы и так видим, что это русский человек. Но между ним и нами стоит бункер. Кто эти люди, которые находятся между ним и нами? Они и есть та железная хватка, которая держит мой народ в подвале. Формально тоже русские, но это обратная сторона русского человека. Я вижу вокруг Путина три типа, три партии: коррупционеры, которые любое действие превращает в собственную выгоду; шпионы, которые всё согласовывают с Западом; и дебилы — это все остальные. Ещё есть промежуточные формы. И эти люди, с одной стороны, часть нашей культуры, это русско-советские люди, они представляют собой антинарод. Они блокируют президента от его народа. И это продукт того отчуждающего модерна. Это бесконечное напластование ложных формул, выстроенных на изначальной ошибке. Нельзя сказать, что дебилы, шпионы и коррупционеры — это явление техническое, спонтанное, что они там оказались по случайным обстоятельствам. Наша элита есть некий негативный результат истории. И на Западе абсолютно такая же элита доминирует, только коррупционеров, думаю, поменьше.[Александр Проханов:]— Несмотря на это, русская трава прорастает сквозь асфальт, и её пока не косят. Просто есть медленный и угрюмый рост этой травы. Сегодняшняя ситуация по сравнению с девяностыми, конечно, сильно изменилась. Русский фактор очистил себя от безумия постсоветского. Там исчезли мелкие группы, течения, общественные организации. Значит, это было просто очищение. А потом ядро, наполнение русского движения медленно и неуклонно выдавливает либерализм. Причём я с вами согласен, что одним из проявлений этого выдавливания является президент. Само появление Путина и его эволюция в русской истории — это, конечно, эволюция русского фактора в постсоветский период, я вижу четыре-пять периодов его самоощущения, самосознания. И я уверен, что не Путин строит государство, а оно его строит. Не Путин создаёт новую форму для поведения государства Российского, а оно вытачивает в нём, в Путине русло для своей реализации.[Александр Дугин:]— Согласен с вами. Я думаю, что Путин — это народ. Его плюсы и минусы — наши плюсы и минусы. И мне кажется, что народ с Путиным общается теневым образом, на уровне бессознательном, на уровне сновидений. Когда ситуация становится жёсткой, Путин даёт русские ответы на любые вызовы. Другой вопрос, что политически в девяностые патриотическое движение проиграло, и Путин пришёл не от нас. Это не наш кандидат. Но именно он стал выразителем русской стратегии или русского ответа вопреки всему.[Александр Проханов:]— Это свойство русской истории, которую не понять без категории чуда. Её не понять через рациональную последовательность явлений, через экономические факторы, через поведение элит. Русская история объяснима только через чудо.[Александр Дугин:]— Да. И сейчас мне кажется, что элита, которая отделяет Путина от народа, — рациональная сторона, которая не нам принадлежит. То есть дискурс, уровень беседы, уровень осмысления — всё это фундаментально заминировано. Либо одним, либо другим, либо третьим. И разомкнуть систему, которая отделяет Путина от народа, на мой взгляд, — задача и его самого тоже. И он должен бурить, и мы должны бурить тоннель сквозь массу этого кошмара.[Александр Проханов:]— Как бы не промахнуться.[Александр Дугин:]— Вы правы, можно и промахнуться, потому что налицо очень твёрдая гранитная порода — коррупционеров, шпионов и дебилов. Каждый имеет свою собственную конфигурацию, свои собственные кланы. И уже существуют десятки тысяч кандидатов. Уже подрастают юные коррупционеры. На подходе юные дебилы. И, конечно, формируются либеральные поколения. Это такая гранитная плита политических элит России. Они обладают определённой жизненной, своего рода вампирической силой. Они втягивают новых людей. Независимо от смены руководителей этих магистральных направлений, к ним притягиваются новые и новые. Они меняются, а система нет. Система меняется только принципиально. Когда Путин сомкнётся с народом, то она должна иметь рациональный характер. Это та русская мысль. Уже не просто чувства и не просто надгосударственное управление, а именно мысль должна их объединить. Когда эта мысль возникнет, вокруг этой тоненькой нити образуется институт. Может быть, именно этот институт и является единственно важным. То есть надо создать некую четвёртую колонну между шпионами, дебилами и коррупционерами в общении нашего президента с его собственным народом.[Александр Проханов:]— Тогда появится помазанник.[Александр Дугин:]— Не знаю. Может быть. Что касается монархии в России, она ведь, согласно старцам, перед концом света будет восстановлена. Другое дело, что это будет за монархия. Если, например, приходить к монархии сейчас, то запросто возникнет чудовищная пародия, ибо всё нынешнее ворьё, которое представляет политическую элиту, присвоит себе статус наисветлейших князей, бояр и лишь добавит себе безнаказанности. Монархия в эпоху постмодерна — крайне опасная вещь, потому что в пародию она превращается легко. И то, что не может сделать президент, как мы знаем, монарх с точки зрения добивания страны спокойно делает.[Александр Проханов:]— Помазание может происходить не в храме и не через венец. Помазание может происходить через победу — великую духовную победу. Мне кажется, что Путин чувствует свою миссию. У меня несколько недель назад была с ним личная встреча, и я рассказывал ему о нём самом, так, как я его вижу и понимаю через таинственные русские коды, которые в нём просыпаются. Он слушал это всё с интересом, вниманием и пониманием. Поэтому преодоление этого тромба, этого бункера — не просто возможно, оно неизбежно. Стоит провозгласить такую категорию, как русская мечта, и тромб рассосётся. Потому что это и есть смыкание двух тоннелей: идущего от него к нам, и тоннеля, который мы прокладываем к нему.[Александр Дугин:]— Я полностью с вами согласен. Единственное: неизбежность — это не категория истории.[Александр Проханов:]— Почему? Второе пришествие неизбежно.[Александр Дугин:]— Да, но это другое. Я думаю, самое интересное — что в истории мы открыто рискуем тем, что это может случиться, и тем, что это может не случиться. Если это так, то жизнь приобретает по-настоящему терпкость. Например, успеем или нет? До какой степени наш президент понимает эту необходимость? Как он видит? Ведь его же мысли в этой системе политической элиты тут же преломляются. Он много раз говорил: дайте национальную идею. Но это задание он предоставлял либо коррупционеру, либо шпиону, либо дебилу. Либо всем троим. В итоге версия одного — надо распилить, другого — превратить всё в либерализм, ну, а третий просто не понимал, чего от него хотят.[Александр Проханов:]— Детерминизм носит пасхальный характер. Русская история — это пульсар, в котором мы возникаем, расцветаем и потом гибнем, превращаемся в тьму, в ничто. И из этой тьмы, из ничто опять возникает цветение. Это напоминает въезд Христа в Иерусалим, бичи, распятие, смерть и восстание из гроба. В этом смысле русская история предопределена. Россия не исчезнет. Я этого не знаю, я просто в это верю. Я к этому пришёл не через понимание текстов и изучение летописей. Я верю, что русская история как часть надмирной, надвечной России неистребима, не подвержена смерти. И в контексте этого моего собственного сознания неизбежность путинского пришествия очевидна. Может быть, это уже свершилось, несмотря на существование тромба. Может быть, через Крым, может быть, через его последний срок. Путин ворвался в русскую историю, как чудо, и трансформировал эту историю. В очередной раз выхватил нас из пасти чёрного страшного зверя.[Александр Дугин:]— То, что он сделал, — это настоящий подвиг. Это спасение страны. Поэтому Путин вполне может иметь статус национального спасителя в критический момент, он до сих пор держит всё на себе. И хрупкость ситуации именно в этом. Конечно, он не сам, он — народ. Он как народ держит. Битва за Крым, битва за Донбасс, битва за Сирию. Битва за Украину. Битва за Трампа. Битва за сохранение суверенитета. Каждый день такое впечатление, что Путина заставляют сдавать экзамен. Каждый день на протяжении этих семнадцати лет он получает чёрную метку — письмо от мирового правительства, которое говорит: всё, закончил, хватит, иначе мировая война, иначе — то. Это действительно подвиг — держаться в такой ситуации.Но я не могу понять, почему не создать четвёртую линию, четвёртую колонну, о которой мы говорим. Ведь народ его поддерживает через этот гранит. Неслучайно рейтинги Путина зашкаливают, а рейтинги правительства — наоборот. Или Путин приходит на Конгресс семей для того, чтобы вместе с семьями протестовать против закона, который принимает. У меня даже гипотеза была, сейчас её политологи на Западе используют: солнечный и лунный Путин. Налицо раздвоение: Путин как государственная элита и Путин как русский человек. И между ними до сих пор идёт открытая борьба. И мы в ней тоже аргументы, мы в ней может что-то терять, что-то приобретать.[Александр Проханов:]— Мы в ней — не только аргументы. У нас в этой борьбе есть место, есть задачи и миссии. Мне кажется, задача русских движений не в том, чтобы создать ещё одну партию, стремящуюся к власти, и не в том, чтобы навязать какой-то новый уклад. Она в том, чтобы пробиться к Путину. Пробить этот тромб.[Александр Дугин:]— Я именно это и имею в виду. И здесь есть риск: мы ориентированы на победу, но нет победы без возможности поражения. То есть без риска потерять всё, ничего нет. Если мы будем считать, что всё за нас решено, мы ослабим нашу внутреннюю пробуждённость.[Александр Проханов:]— Я-то говорю, что реальность такова, что мы проиграли, мы в поражении. Надо эту тьму, ощущение огромной неудачи трансформировать в ощущение победы. Нам не нужно бояться поражения — мы в нём.[Александр Дугин:]— Более того, Путин сейчас держит на пределе. Это как на человека нагрузили двенадцатиэтажный дом, а он держит. Это подвиг реальный, но это не навсегда. Это рискованно. Мы должны понимать, что это всё может рухнуть. Поэтому, засучив рукава, каждый из нас должен действовать, от каждого из нас зависит всё. Вы правильно сказали: пишешь, и никто не обращает внимания. Но если ты опустил руки — тогда ты проиграл. Не обращают внимания — ничего страшного: работаешь, проигрываешь, опять встаёшь. Мы очень плохо переносим неудачи, начинаем грустить, впадаем в депрессию, пьём. Надо научиться стоять до конца. Полагая: да, хорошо, Путин. Но нужно взять часть с него на себя. И нести.[Александр Проханов:]— Но мы это с вами и делаем.[Александр Дугин:]— И все должны так делать. Русские люди, когда включатся — могут чудеса творить. Русские вообще границ не знают. Великий по-настоящему народ, но спит. Спит и во внутренних снах благословляет Путина.[Александр Проханов:]— Народ-соня. Но не дай Бог, если его посетит бессонница. Тогда никакое снотворное не поможет.[Александр Дугин:]— Я-то как раз считаю, что нам надо не бояться его пробуждения. Я со многими в окружении Путина говорил — они реально боятся народа. Боятся, что когда он проснётся, то будет совсем не таким, каким кажется. Будучи русскими людьми, мы понимаем, какая вселенная в нас содержится. Но надо решиться. Потому что — тут Ницше можно вспомнить — только тот, кто носит в душе хаос, может родить танцующую звезду. Мы родим из себя логос, только если освободимся.[Александр Проханов:]— Мы с вами провели довольно мощный экскурс нашего Я — и нашего общего Я, и нашего отдельного друг от друга Я. Просто какое-то камлание было. Значит — работать и не сомневаться.[Александр Дугин:]— Да.[Александр Проханов:]— "Дроби, мой гневный ямб, каменья!" Спасибо за беседу.

29 июня, 12:52

Беседа Александра Проханова с Александром Дугиным // "Завтра", №26, 29 июня 2017 года

Четвёртая политическая теорияБеседуют главный редактор "Завтра" Александр Проханов и лидер Международного Евразийского движения Александр Дугин.[Александр Проханов:]— Александр Гельевич, не я один полагаю, что вы являетесь очень крупным, может быть, даже единственным в России идеологом. Мы с вами познакомились, когда вы после 1991 года вбрасывали в российское сознание колоссальные идеи, как-то — евразийство, консервативная революция. Вам принадлежит возрождение и укоренение такой дисциплины, как геополитика.И всё это проходило быстро, одно за другим, усваивалось обществом. Это было, конечно, странно, потому что эти идеи были настолько новы и громадны. Казалось, мы не были готовы к их усвоению, тем не менее всё это абсорбировалось моментально и теперь живёт как некая идеологическая обыденность. А что теперь у вас назрело? Какую идеологему вы готовы впрыснуть в наше русское, восприимчивое к вашим идеям тело?[Александр Дугин:]— Благодарю, Александр Андреевич, за такую оценку. Я хочу напомнить, что мы познакомились ещё в конце 80-х. Я принёс вам в журнал "Советская литература" статью "Конец пролетарской эры", которую никто нигде в Советском Союзе, даже в самую открытую перестройку, не рискнул бы публиковать. Но вы, будучи сторонником советской империи, её поставили в журнал. Я тогда аж присвистнул от удивления.С этого наше сотрудничество началось, и все те идеи, о которых вы говорили, термины, которые вошли в наш язык, в наш политологический дискурс — евразийство, геополитика, консервативная революция, традиционализм, конспирология — проходили в газетах "День" и "Завтра". То есть нас связывает фундаментальное единство. Конечно, ваши взгляды были гораздо шире, вы предоставляли трибуну самым разным мыслителям. В то время когда сектантство других патриотических изданий очень строго их делило — вы пытались объединить. Это была историческая миссия. Важно написать статью, книгу, но не менее важно её опубликовать.Если же говорить о будущем, все вышеупомянутые элементы были некоторыми ступенями работы. То, что в 90-е годы звучало неожиданно, сейчас стало банальным. Я сейчас готовлю и достраиваю следующую ступень, которая тоже пока кажется невостребованной, но, возможно, и ей уготована та же судьба, что идеям, воплощённым в жизнь. Евразийский союз — наша реальность, геополитика повсеместно преподаётся, традиционализм — расхожая вещь. Да и тот режим, в котором мы живём, — отчасти реализация наших грёз, проектов...[Александр Проханов:]— Вы — демиург, между нами говоря.[Александр Дугин:]— Мы вместе с вами демиурги. Мы меняем ход истории в том направлении, в котором считаем нужным, и ничего не сравнится с этим вкусом. Ни богатство, ни успехи, ни власть. Всё это опьяняющие вещи, конечно. Но вкус творения истории — куда сильнее.Кстати, ещё одна очень важная модель — национал-большевизм. Это же не только и не столько молодёжная инициатива, партия. Это идеология, это метод понимания нашей истории. Есть марксистское объяснение советского периода. Но как национальное явление советизм был не осмыслен. Именно национал-большевизм стал моделью национального осмысления советского периода.Национал-большевизм привёл меня к мысли о том, что русская политическая модель определяется правой политикой и левой экономикой. Это сочетание правой политики (консерватизм, традиция, религиозные и семейные ценности) и левой экономики (социальная справедливость, сильное государство). Что характерно, современный либерализм выстроен наоборот — левая политика и правая экономика.Завершив в какой-то момент национал-большевистскую, евразийскую модель, я стал придавать этому более формализованный научный характер. Шесть лет я возглавлял кафедру социологии международных отношений в МГУ и там проработал следующий этап. В результате сложилось две следующие ступени, на которые пока ещё никто внимания не обратил, но это карта завтрашнего дня. Я говорю про Четвёртую политическую теорию и Теорию многополярного мира. Это две стороны одной и той же теории. И это ещё более высокий уровень обобщения — Четвёртая политическая теория, которая утверждает, что мы должны выйти за пределы либерализма, коммунизма и фашизма. Все эти идеологии принадлежат эпохе европейского Модерна. Но Модерн исчерпан, либерализм победил коммунизм и фашизм. И когда он победил, то пришёл и к своему собственному концу. Либерализм обнаружил свою тоталитарную природу, с чем мы наглядно имеем дело. Современный либерализм тоталитарен, глобален.И чтобы противостоять ему, ни в коем случае нельзя возвращаться ни к коммунизму, ни к фашизму, ни даже к их национал-большевистской помеси, потому что это тот же самый Модерн. Четвёртая политическая теория предлагает выйти за пределы политического Модерна, за пределы и либерализма, и коммунизма, и фашизма, и соединить будущее — постсовременность, постмодерн — с традицией, с возвратом к традиции, интерпретированной как вечное, а не как прошлое. В духе Нового времени мы обычно считаем, что настоящее отменяет прошлое. Это гипотеза времени, которая отменяет вечность. Но традиционное общество основано на гипотезе вечности, а не прошлого. Поэтому защищать вечное можно и сегодня, и завтра. Именно из вечности время берёт свой содержательный потенциал. Защита вечности через одновременное обращение к Премодерну и Постмодерну — в этом смысл Четвёртой политической теории.[Александр Проханов:]— Вечность как изначальность? Вечность как неподвижность?[Александр Дугин:]— Скорее — как подвижная неподвижность. То, что Аристотель называл недвижимым двигателем, — неподвижная ось, которая заставляет всё вращаться. И это не застывшая неподвижность, это живая неподвижность, которая организует вокруг себя время. Платон говорил, что время — образ вечности. Но когда образ с оригиналом утрачивает связь, то время начинает распоясываться, сходить со своей орбиты, впадает в либеральный постмодерн, рушится, начинает повторяться, рециклировать. Возникает феномен постистории, "конца истории", о чём говорил Фукуяма.То, с чем мы имеем дело, — это время, отпавшее от своей оси. Возвращение к оси, по образу и подобию которой время и создано, есть задача Четвёртой политической теории. На этом основании строится проект будущего, который воплощается в теорию многополярного мира, поскольку каждый народ в ней являет главную ценность. Народ становится носителем той вечности, о которой идёт речь, поэтому пробиться к ней, минуя народ, невозможно. Универсализм здесь очень тонкий. Соединение всего происходит через углубление каждого народа в своё частное.[Александр Проханов:]— Но как религиозная категория вечность — что это?[Александр Дугин:]— Религии разные. Для нас это — Пресвятая Троица. Вечность — свойство Бога в нашей христианской православной традиции. И, по большому счёту, переход к политике, к культуре, основанный на времени и становлении, невозможен без атеизма, без демонтажа Бога, без свержения религии...[Александр Проханов:]— Мы должны понимать, что угодно Богу, и реализовывать это в практике политической, семейной, духовной?[Александр Дугин:]— Не совсем так. Думаю, самое главное в проекте Четвёртой политической теории — всерьёз обратиться к инстанции Вечности. Вечность говорит с нами очень многими способами. Она говорит с нами через религию. Христос — это вечный Бог, который стал человеком. В нём время и вечность пересекаются. Для нас, христиан, вечность вполне конкретна — это Христос, это Бог. И Он пришёл вовремя. Он пришёл в человечество. Соответственно, Церковь и есть некое развёртывание послания вечности. Это вечная Церковь, которая живёт сквозь земную Церковь. Поэтому для нас вход в вечность — это таинства. Наша Церковь — эксплицированная вечность. Но для других религий вечность излагается иначе.[Александр Проханов:]— Но для того, чтобы осуществить богопознание, необходим мистический опыт. Мистическим опытом обладают отдельные индивидуумы и, может быть, целые народы. Как оперировать вечностью, чтобы она проецировалась в мир города, в мир асфальта и бетона? Нужны жрецы? Нужны проводники? Нужны трансляторы этого в политику, в культуру?[Александр Дугин:]— Если мы внимательно посмотрим на то, как устроен наш мир, то заметим, что он построен на математической формуле, из которой вечность исключена, и где вечность заменена понятием времени. Дальше эта математическая формула обрастает другими, вторичными формулами: бетон, асфальт, демократия, парламент, рынок, столкновение цивилизаций, саммиты. Всё это в действительности не что иное, как развитие изначальной порочной формулы. Она исключает вечность как явление и говорит: а зачем нам вечность, она нас только сдерживает, давайте с ней порвём и построим новый мир. Сегодня этот мир уже в вещах. А вначале он был в идее. И победить его на уровне вещей, на уровне альтернативных технологий, например, экономического развития — невозможно, потому что пока мы находимся в этой системе координат, мы находимся в рамках абсолютно порочной формулы, основанной на исключении вечности.И если мы введём просто эту формулу, даже без мистического опыта, то все уравнения перестроятся. Начиная с самого главного уравнения: время и вечность. Начнут выстраиваться иные политические, социальные, экономические, культурные модели. И, конечно, кто-то хочет получить опыт вечности. Они едут на Афон, на Валаам, в леса и монастыри. Культура, которая признаёт вечность, выделяет в том числе специальные институты для созерцания этой вечности. Это личный путь, но это далеко не всё. Более того, я бы сказал, что это не самое главное. В Четвёртой политической теории и в Теории многополярного мира я как раз и показываю: стоит всего лишь изменить теоретические установки, базовые параметры, и мы получаем совершенно иную философию, иную науку, иную технологию. Само понятие техники перестаёт быть тем, чем оно является в нашем мире, основанном на времени. И этот подход не совсем связан с мистикой, потому что на гипотезе вечности можно построить вполне рациональную научную модель.[Александр Проханов:]— Пофантазируйте, как выглядит город, который построен согласно вашим взглядам.[Александр Дугин:]— Он, во-первых, должен быть концентричен. Если мы сейчас предложим этот город, мы придём к Москве дораскольного периода. В центре находится ось — воплощение самой вечности в человеческом мире. Царь и патриарх, духовное и земное, связанное воедино. Этот город строится вокруг своего центра. Центр является священным. В нём находится дворец и храм. Два уровня вечности: вечности небесной, которая воплощена в патриархе, в церкви, и вечности земной, недвижимым двигателем которой является царь. Соответственно, вокруг него эта вечность расходится лучами, как солнце нисходит по вертикали. Создаётся сословное или вертикальное общество. Но только оно создаётся не по принципу, кто богаче, кто подлее или даже активнее. Но по принципу кто умнее, кто мужественнее. Поэтому монашеское сословие выполняет функцию интеллектуальной элиты, и чистота их опыта и вечности является залогом, что и научные труды у них будут выверены. Так же тот, кто готов жертвовать жизнью своей для всех, становится повелителем других, которые более трусоваты. Так складывается военная иерархия. Из этой военной и духовной иерархии складывается элита общества. Ещё одним традиционным сословием являются труженики, которые представляют собой третий уровень. Они живут, допустим, за пределами города-центра, создавая уже на земле дворцы, только из брёвен, и создавая такие же иерархические системы, только на уровне семьи или рода. Так мы приходим к идеалу Святой Руси. Есть Святая Русь — перемещаем в XXI век. Другие материалы, но вечные формы.[Александр Проханов:]— Такие цивилизации существовали, скажем, и в Древнем Египте.[Александр Дугин:]— Практически вечно существовали, по сравнению с Новым временем. Вообще Новое время — это некий мираж, помутнение сознания. Тысячелетиями существовали цивилизации. И вот на этом фоне появилась некая аномалия — Эпоха Просвещения. Цивилизация, основанная на просветительских моделях, существует три сотни лет, за которые просто загадила планету, испортила человеческие жизни, разрушила идентичности, технологическим развитием практически превратила людей в полуроботную массу. По большому счёту, превратило человечество в огромную помойку. За триста лет! А до этого те же самые фараоны в Египте со своими жреческими обрядами и священными животными веками существовали — менялись династии, государства, но принцип сохранялся. Была своя динамика, но везде это было традиционное общество.И христианство привнесло в традиционное общество потрясающий аспект, практически стало венцом сакральной цивилизации. Греческая философия, иранский дух световой мистики, учение о царстве — всё это вошло в христианство. Поэтому христианство могло претендовать на универсальность традиционного общества. До какого-то момента так оно и было.Думаю, что представить себе это в будущем очень легко. Именно потому, что это существовало всегда, можно сказать, всегда по-новому, но с основой вокруг оси вечности. Только в последние триста лет на Западе решили эту вертикаль завалить. И завалили успешно. Всего за триста лет модерна мы пробили дно! Тогда как египтяне, иранцы, индийцы существовали тысячелетиями. А тут появляются наглые европейцы и говорят: эти недоразвитые, эти тупые, у этих недостаточный ВВП на душу населения, поэтому "мы летим к вам". На основании собственного свинства стали судить древние культуры и перевернули всё вверх ногами. Но, как мне кажется, это время проходит.[Александр Проханов:]— Значит, Четвёртая политическая теория — это возвращение к пратеории? Этакое снятие накипи, ржавчины, окалины?[Александр Дугин:]— С одной стороны. С другой стороны, новое рождается из вечного, потому что вечное содержит в себе это новое. Но что произошло с эпохой модерна? Она посчитала, что время самодостаточно, что оно может питаться из самого себя, в самом себе несёт развитие и прогресс. А это было не так. Оно жило в эмпирическом поглощении старыми лучами вечности. То есть модерн — самая старая, самая древняя из форм цивилизации. Но вечность всегда свежа, всегда нова, всегда несёт в себе то неожиданное, чего ещё никогда не было. Каждая весна, каждое воскресение Христово, каждая Пасха — это Событие. Мы просто утратили понимание этого. Мы утратили понимание жизни как открытия вечности. Поэтому для нас и бессмертие души, и вечное созерцание Вечной Троицы, Её лучи — абстракция или принадлежащее прошлому. А это не так. Поэтому Четвёртая политическая теория — это не обращение к прошлому. Вечность — это совсем иное. Вечность — это всегда новое. Любое соприкосновение с вечностью порождает ощущение абсолютного творческого импульса. То есть будущее не просто содержится в вечности. Вечность давит на нас для того, чтобы мы это будущее создали. Вечность живёт нами, она не отдельна от нас.[Александр Проханов:]— Значит, это иллюзия, что люди строят социум, создают города, политические системы, творят историю? Получается, что история творит людей. Вечность творит ситуацию. Время проецируется в человека и придаёт ему те или иные временные формы. А если это так, то смещение из области вечного в область временного — тоже каприз самой истории. Это не сделали изобретатели, алхимики, искатели философского камня. Это сделало само время. Ему было почему-то тесно в своей прежней чаше. Оно выплеснулось за её пределы. Теперь можно уповать на то, что оно вернётся в свои чертоги, и опять это — не проблема нашего конструирования, не проблема нашей людской революции, а проблема самого времени, самой истории. Станет тесно в общежитии, которое создано, и оно уйдёт из него. И этот улей станет пустым, и история переместится в другие объёмы.[Александр Дугин:]— Когда мы рассуждаем так, получается, что есть человек, который что-то своё создаёт, и есть вечность, которая другая. Но ведь наши отношения с вечностью более тонкие. Наши отношения с вечностью и с логикой истории не просто такие, что кто-то творит свой проект, а мы лишь фигурки. На самом деле человек и есть представитель вечности, и он принимает решения.У меня есть отдельное философское направление о Радикальном Субъекте. Конечно, здесь мы — пешки, но мы пешки даже не столько вечности или истории, а пешки парадигм, кодов. Но кто устанавливает этот код? Это мы и есть, только в нашем вечном измерении. Реально мы как раз и есть существа вечности, мы — световые души. А световые души, у которых есть полномочия на творение мира, могут сделать мир так или иначе. Они могут его сотворить в духе вечности и стать соучастниками Творца — тогда они строят традиционное общество, когда вся культура становится неким гимном вечности. Отсюда возвышенный характер: всё восходит вверх.Но можно построить и ад на земле, мы свободны в этом. То есть от нас зависит очень многое именно потому, что мы являемся носителями того творческого начала, которое вечность вкладывает в людей. Мы когда-то приняли решение принести вечность в жертву времени, построить рай на земле без Бога. Это обернулось адом. Но это наша ответственность. А вот могущество, которое нам дали, — это наша свобода. И не просто всё само собой вернётся. Было испытание, и те, кто пошёл за Модерном, не выдержали испытания. Они предали самое важное, самое ценное, что делает человека человеком. В конечном счёте, они предали человека, и мы сейчас видим переход к постгуманистическим эпохам в постмодерне. Роботизация, киборгизация — последний шаг убийства человеческого в людях. Но началось это на заре Нового времени. И теперь то, что находится в конце этого периода, то, что уже живёт после катастрофы, то есть уже на пределе — это не просто жалкие человечишки, которые поднимают руки, взывают к Богу: спаси нас, построй нам новый мир. Нет, это и есть та самая вечность, которая в нас и которая подталкивает нас изменить ход истории в прямо противоположном направлении и участвовать в суде над историей. Это есть Четвёртая политическая теория. И построить тот мир, который будет основан не по человеческим лекалам, но как в Библии сказано в псалмах: "не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу". Это должно быть не человеческое творение, но сотворчество с Богом. То есть будущее строится не нами, но и не без нас. Мы должны построить это будущее не для себя, не для того, чтобы жить ещё более комфортно, с привилегиями — совершенно не для этого. Мы должны понять, что ориентация человека на самого себя есть не что иное, как убийство человеком самого себя, своего внутреннего достоинства. Обнаружение вечности внутри — вот в чём задача. Мы прошли испытание Модерном, всё потеряли, но что-то осталось верным, что-то не утратило связи с тем, что является человеческим архетипом. Хотя Запад решил утратить человеческое полностью. Новый президент Франции, похоже, реально претендует на роль мирового антихриста. Он — болт системы, возомнивший себя глобальным мошиахом. Это уже приближение к электронному мессии, который станет последним словом цивилизации, катящейся в бездну. Макрон напоминает киборга. Следующий Макрон, или Микрон, будет уже настоящим роботом.[Александр Проханов:]— Вы уповаете на древние цивилизации, на традиционные общества. Но ведь что такое рождение христианства — это отрицание традиционных обществ. Традиционные общества завели человечество в тупик, привели его к Содому. Христос явился, чтобы изменить трагическую детерминированность — когда люди пришли к абсолютной тьме. Христос — это огромная духовная революция. Так зачем идеализировать эти дохристианские общества? Они сделали то, что сейчас делает постхристианское общество.[Александр Дугин:]— И христианское общество дошло до такого же. Это некий закон — закон энтропии…[Александр Проханов:]— Такого закона нет. Это физический закон. Закон энтропии — это физический закон.[Александр Дугин:]— Не совсем так. Человек принимает решение об усилии или расслабленности. И, например, если содомляне приняли решение о расслабленности, то Авраам принял решение о собранности, решение о благочестии. И после Содома был период процветания духовной сакральной цивилизации. Поэтому нельзя сказать, что всё лишь деградирует. Просто в определённой ситуации и христианство, как это произошло на Западе и даже у нас, и другие религии принимают решение не поддерживать огонь священной традиции...[Александр Проханов:]— Но это — дело рук человеческих?[Александр Дугин:]— Дело выбора. Ведь человек — это тоже могущественное существо.[Александр Проханов:]— Значит, вечность каждый раз отдаёт себя на растерзание?[Александр Дугин:]— Да. Вечность создаёт свободу. Вечность проявляется в свободе. И свободой можно воспользоваться как в одном ключе, так и в другом. В этом и состоит открытость священной истории. История становится священной, когда этот выбор есть, когда мы можем идти путём Содома или путём Авраама. Когда мы можем идти путём Христа или путём Великого Инквизитора. Сама христианская традиция, как и любое сакральное общество, несёт в себе возможность подмены. Это и произошло. Старообрядцы напрямую указывают, где и когда это произошло. Западная церковь с точки зрения православных показывает ещё более древние ситуации отступничества. Ни одна религия от этого не застрахована. Здесь как раз и есть самая большая ответственность: выбрав священное учение, мы ещё не застрахованы от того, что, даже встав на правильный путь, не дойдём до правильной цели.[Александр Проханов:]— Более того, поскольку мы имеем свободу выбора — эта свобода, в конечном счёте, приводит нас к Содому, и необходимо вмешательство извне. Значит, по существу, вечность приводит человечество, а значит, себя самоё в тупик — с тем, чтобы вечность вмешалась в вечность же. Значит, Второе пришествие?[Александр Дугин:]— Конечно.[Александр Проханов:]— Тогда Второе пришествие — это и есть воплощение Четвёртой политической теории?[Александр Дугин:]— Это уже слишком будет. Я считаю, здесь надо быть скромнее. Я не пытаюсь создать новую эсхатологию, я православный человек и придерживаюсь тех норм, которые существуют в нашем Предании. Меня интересует другое. Четвёртая политическая теория ориентирована не столько на ожидание Второго пришествия, сколько на обращение к нему со стороны человека. Мы не можем ни ускорить, ни замедлить это пришествие. Но мы можем свободно поступить сами с собой. Второе пришествие от нас не зависит. Мы можем к нему быть готовы или не готовы, оно произойдёт тогда, когда Бог посчитает нужным. Но с самими собой мы можем поступить здесь и сейчас, ничего не дожидаясь. Можем сделать тот самый выбор, который сделали наши предки, но только в другом направлении, вступив в сторону Модерна. Или же обратиться к совершенно другой формуле, к формуле вечности, обратиться к традиции.[Александр Проханов:]— Но что бы мы ни предприняли, всё равно Второе пришествие неизбежно. Мы же не о сроках говорим и не о временах. Значит, оно неизбежно. Как бы мы здесь ни изворачивались и ни пытались улучшить себя или наш мир, без Второго пришествия нам не обойтись.[Александр Дугин:]— Не оно для нас — мы для него. Не то, что оно придёт как бы полностью независимо от нас. Оно придёт тоже в какой-то очень тонкой связи с тем, каковы мы, что мы делаем, как живём, на что ориентируемся. И Четвёртая политическая теория обращается к человеку, чтобы он изменил своё отношение к вечности. Это мы можем сделать, мы можем пересмотреть, сделать огромный разбор завалов Модерна. Можем вернуться к традиционному обществу сами по себе, и каждый может вернуться сам по себе. И если один вернётся, то он увлечёт за собой других. Значит, один человек воин, а два человека — это уже вообще всё…[Александр Проханов:]— Армада.[Александр Дугин:]— Да. Христос сказал: "Где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них". А если Он с нами, то никто не против нас. Очень важно, что Четвёртая политическая теория в данном случае не затрагивает теологию. Она обращается к людям на таком языке, который понятен мусульманину, латиноамериканцу, индусу, европейцу. Я сознательно избегаю конкретики нашей с вами православной религии. Я пытаюсь описать ту форму, которая понятна всем. Любопытно, что Четвёртая политическая теория в России пока — закрытая книга. Она не вызвала никакого интереса. Ничего страшного. Зато эта моя книга переведена на пятнадцать языков. Я беседую с политиками, общественными деятелями, философами, религиозными деятелями разных стран, и каждый видит в ней своё. Каждый интерпретирует Четвёртую политическую теорию в том контексте, как он её понимает. То есть мне удалось самое главное — создать модель, которая обращает целые культуры, народы, системы против либеральной доминации. Это и есть настоящая глубинная теория антиглобализации. Причём для того, чтобы всех, кто выступает против либерализма, не запихнули опять в коммунизм или фашизм, люди, осознав эти три-четыре формулы и найдя в них своё собственное место, пользуются этим всё более эффективно.Если первая часть моей деятельности была в значительной степени сосредоточена на России, то Теория многополярного мира и Четвёртая политическая теория гораздо больше влиятельны за пределами России. Я был поражён: встречаюсь со спикером иранского парламента, и два часа мы обсуждаем связь иранских мыслителей и Четвёртой политической теории. По деталям! Потому что в Иране есть традиция осмысления Хайдеггера в рамках шиизма. То есть мы друг друга прекрасно понимаем. И такие собеседники есть на Филиппинах, в Аргентине, не говорю про Францию, Италию, Штаты. Кстати, в Америке окружение Трампа читает Четвёртую политическую теорию, как раз люди из окружения Трампа опубликовали её и ряд других моих книг. Каждый видит в ней своё, интерпретирует по-своему. Получается, что мы можем, по крайней мере, на уровне формул создать серьёзный зазор в фундаменте либерального воззрения, продемонстрировать тоталитарность этой идеологии и отвоевать пространство для того, чтобы с ней полноценно и равновесно сражаться. Либералы отрицают возможность Четвёртой политической теории. Недавно в "Ньюсуик" против меня вышла статья: "вот Дугин — представитель фашизма-национализма, сторонник Путина" (а это для них всё равно, что фашизм). Дальше они цитируют книгу "Четвёртая политическая теория" и оговариваются, что сам Дугин пишет, что он против либерализма, коммунизма и фашизма. То есть теперь они вынуждены откровенно врать и приводить из "Четвёртой политической теории" те фрагменты, которые отрицают то, что они сами пишут. А люди в сети легко отыскивают сайт Четвёртой политической теории и не видят там никакого фашизма, наоборот, читают критику фашизма.Четвёртая политическая теория предельно важна, ибо крайне правое или крайне левое восстание против либерализма будет сметено. Вот нынешний европейский бунт против либерализма — это либо левый популизм (СИРИЗА, "Подемос", "Пять звёзд"), либо правый (Марин Ле Пен, "Альтернатива для Германии"). И либерализм очень хочет загнать нарастающий глубинный протест в старые привычные схемы, в коммунизм или фашизм. Этого четвёртая политическая теория предлагает избежать. Даже не объединить коммунизм и фашизм, но отставить теории Модерна и двинуться в другом направлении. И это послание, которое оказывается крайне востребованным.продолжение

29 июня, 09:51

Александр Дугин: Не надо бояться пробуждения русского народа

Будучи русскими людьми, мы понимаем, какая вселенная в нас содержится. Но надо решиться. Потому что — тут Ницше можно вспомнить — только тот, кто носит в душе хаос, может родить танцующую звезду. https://izborsk-club.ru/13615

Выбор редакции
28 июня, 19:53

Лекция Александра Дугина в Белграде о Геополитике. Прямая трансляция

В столице Сербии Белграде проходит лекция Александра Дугина на тему Геополитика, при участии Леонида Савина...

Выбор редакции
17 июня, 06:49

Индия и Пакистан вступают в ШОС

Пока Вашингтон разбирается с малоубедительными показаниями бывшего директора ФБР Джеймса Коми (James Comey), марионетки теневой власти в США, отстраненного от должности Трампом, против которого выступает значительная часть бюрократии, мир стремительно меняется. Пространства, которые уходят из-под влияния США, мгновенно переходят к другим игрокам, а сама бывшая сверхдержава находится в явном упадке и состоянии гражданской войны, хотя никто не решается это сказать открыто. Полностью бойкотируемая западными СМИ Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), провела свою 17-ю встречу на высшем уровне в столице Казахстана Астане. Эта страна стала мостом между Китаем и Россией. Бойкот западных СМИ выглядит по-детски наивным, когда на прошедшей встрече было объявлено о приеме в организацию Индии и Пакистана, что стало самым значительным событием после 16 лет ее существования.

17 июня, 03:40

о Дугине.

ЖАРИК ЖЕ ВНУК ЧЕКИСТА. ДЕД У НЕГО ГЕНЕРАЛ . А ЕЩЕ ОН ДРУГ ЛЕТОВА. А ЛЕТОВ ДРУГ ДУГИНА. СМЕКАЕШЬ. ЛОЛ. В ЖЖ У ЖАРИКА ПО МЕТКЕ ЛЕТОВ ПОСМОТРИ.Гельман рассказал мне, что познакомился с Дугиным в 1990-х, когда тот еженедельно устраивал вечера в его галерее – Дугин также был в ту пору арт-дилером. Они оба играли важную роль в среде богемной московской интеллигенции: Дугин тогда возглавлял самую модную фашистскую группировку столицы, либеральный хипстер Гельман выставлял откровенно подрывное искусство, вплоть до иконы, разрубленной топором. Тот факт, что они принадлежали к противоположным краям политического спектра, им нисколько не мешал. «Мы из одной тусовки», – сказал Гельман о Дугине.http://soz-data-ccount.livejournal.com/80058.htmlД. И.: И тем не менее, пусть муравьиная, но некая «неоязыческая» мифология явно присутствует в ваших жизнедеятельных построениях. На каких авторов вы любите опираться более других в этом аспекте?Ваш с Андреем Архиповым праворадикальный проект был, насколько можно предположить, ориентированно привязан к неким «примордиальным» религиозным субстанциям, аппелировал к «новой духовности» (условно) русского человека.Как вы привыкли отправлять собственные религиозные службы? Где находится ваш Храм? Кто в нем обычно изволит курить культовые благовония? Александр Дугин?С. Ж.: В России нет и, по определению, не может быть никаких политических партий в обычном понимании этого слова. Властный ресурс полностью находится под контролем ограниченного числа тейпов, несколько поколений назад разделивших между собой сферы влияния, и контроль над которыми передается строго по наследству. Увы, наша смехотворная Дума — отнюдь не парламент, а конвенциональное поле для выпаса паршивых, но «родных» овец семейных кланов, где последние могут в той или иной степени чудесным образом «породниться». Влияние этого органа надо понимать в самом прямом смысле, как крупнейший в стране гей-клуб, находящийся, кстати, в самом центре столицы соответствующего «государства». Легко догадаться, поэтому, что Праворадикальная партия могла быть и была субъектом теории игр, а не политики; и журнал АТАКА, который я издавал в течение всех 90-х, и который всегда можно приобрести в книжном магазине издательства «Ad Marginem», соответственно, представляет собой чисто игровой контент, а не «коллективного организатора».Что же касается упомянутых вами героев нашего времени, то я их уважаю как ярких и неординарных творческих людей, которые, к сожалению, имеют устойчивую репутацию номенклатурных прихвостней. Дело в том, что в «евразийском» контексте тейпам традиционно противостоят корпорации, а наши тамплиеры пролетариата, ретранслируя эротические сны всяко-разных экзотических персонажей типа Парвулеско, определенно позиционируют себя на стороне первых, и либо выступают в качестве номенклатурных хунвейбинов, либо, в лучшем случае, сочиняют для нее эклектичные индульгенции. Уверяю вас, у меня есть возможность приобщаться ко всей этой исламизированной поэзии в оригинале, этой «Песни Песней» стана неприкасаемых, этого сладкого курева маргиналов с того берега. Полезно.Reply Linkhttp://zlobnig-v-2.livejournal.com/2133528.html?thread=6063896#t6063896

16 июня, 20:17

Дугин-Проханов: формула вечности

16.06.2017Embedded video for Дугин-Проханов: формула вечностиПисатель Александр Проханов и русский философ, социолог Александр Дугин рассказывают о том, как либеральная идеология ведёт мир к краху.

16 июня, 10:54

Александр Дугин: Метафизика денег и достоинство смерти

Почему люди жаждут денег? Это не так очевидно. Чтобы разобраться с этим, необходимо осуществить несколько интеллектуальных рейдов в философию, религию, антропологию и онтологию. https://izborsk-club.ru/13524

14 июня, 10:19

Александр Дугин: Современность как пародия на подлинность

Писатель Александр Проханов и русский философ, социолог Александр Дугин рассказывают о том, как либеральная идеология ведёт мир к краху. Видео: https://izborsk-club.ru/13511

30 января, 13:49

Уроки лесного мудреца. Памяти В.И. Карпца

За семь лет тесного общения я сроднился с ним настолько, что теперь чувствую себя в определенной мере ответственным за то, чтобы его необъятное наследие не пропало втуне и было надлежащим образом истолковано

07 января, 20:30

Александру Дугину - 55

Сегодня исполняется 55 лет философу Александру Дугину. Я не разделяю его политических взглядов и лично с ним не знаком, но как неординарная личность он мне, безусловно, интересен. Тем более что с нами уже нет ни Евгения Головина, ни Юрия Мамлеева, ни Гейдара Джемаля. Дугин - едва ли не последний живой член знаменитого Южинского кружка. Как писал Марк Сэджвик в своей книге о российском традиционализме (Сэджвик М. Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века / Пер. с англ. М. Маршака (1-5 главы) и А. Лазарева; научная редактура Б. Фаликова. — М.: Новое литератур­ное обозрение, 2014): "Кружок Головина почти не привлекал внимания властей, хотя Джемаля, по слухам, несколько раз сажали в сумасшедший дом (это был стандартный способ репрессий, направленных на диссидентов). КГБ явно терпел подобные кружки, но лишь в определенных рамках, которые Дугин заметно переступил. В 1983 году власти узнали о вечеринке в мастерской одного художника, на которой Дугин играл на гитаре и пел то, что он называл «мистическо-антикоммунистической песней». Его на недолгое время задержали. КГБ обнаружил в его квартире запрещенную литературу, в основном книги Александра Сол­женицына и Мамлеева (писателя, который входил в кружок Головина, но эмигрировал в США еще до того, как в нем по­явился Дугин). Дугина отчислили из МАИ, где он тогда учил­ся. Он нашел себе место дворника и продолжал посещать Ле­нинскую библиотеку по поддельному читательскому билету".Члены Южинского кружка: Александр Дугин, Гейдар Джемаль, Евгений Головин и Юрий Мамлеев.Далее приведены фрагменты из упомянутой книги Сэджвика.Политическая деятельность Дугина в 1990-е годыДля Дугина, которого некогда КГБ арестовал как диссидента, переход к сотрудничеству с Зюгановым, лидером КПРФ, был довольно удивительной трансформацией. Как мы еще увидим, позже с ним произошла еще одна трансформация того же масштаба, когда при президенте Путине он начал выходить из сферы влияния КПРФ и двигаться в сторону политического мейнстрима. Эти перемены не говорят о непостоянстве Дуги­на. Как и Эвола, он всегда был верен только своей собственной идеологии, а не существующим вокруг политическим партиям. Его собственное объяснение первого превращения — из диссидента-антисоветчика в товарища лидера коммуни­стов — двоякое. Во-первых, в 1989 году он совершил несколько поездок на Запад, читая лекции «новым правым» во Франции, Испании и Бельгии. Эти поездки значительно изменили пози­цию Дугина. Большую часть жизни он считал, что «советская реальность» — это «худшее, что можно себе вообразить», а тут, к своему изумлению, он обнаружил, что западная реальность еще хуже, и подобная реакция не была редкостью среди совет­ских диссидентов при столкновении с Западом. Во-вторых, его новая политическая позиция была сформирована событиями августа 1991 года, когда Государственный комитет по чрезвы­чайному положению (ГКЧП) не смог захватить власть путем плохо спланированного переворота, послужившего толчком к окончательному распаду Советского Союза. Документ, кото­рый обычно считают манифестом ГКЧП, «Слово к народу», был опубликован 23 июля 1991 года в газете «Советская Рос­сия» и написан будущими соратниками Дугина, Геннадием Зюгановым и Александром Прохановым. По собственным словам Дугина, вышедшие на улицы Москвы толпы, требую­щие демократии, свободы и рынка, внушили ему такое отвра­щение, что он в конце концов обнаружил, что является скорее просоветским человеком, — и это в тот самый момент, когда Советский Союз переставал существовать.Не ограничиваясь этими объяснениями, мы должны рас­смотреть, какие модификации привнес Дугин в традициона­листскую философию, а также каковы были особые характе­ристики российской политической жизни сразу после развала СССР. Первой модификацией Дугина было «исправление» геноновского понимания православия, что схоже с «исправлени­ем» взглядов Генона на буддизм, проделанным Кумарасвами. Это исправление наиболее четко выражено в его работе «Ме­тафизика благой вести: православный эзотеризм» (1996). Здесь Дугин следует за Жаном Бье (Bies), французом, православным шуонианцем, утверждая, что христианство, которое отвергал Генон,— это западное христианство. Генон правильно отвергал католичество, но ошибался в отношении восточного православия, которое он плохо знал. Согласно Дугину (и Бье), православие, в отличие от католичества, никогда не теряло своей инициатической ценности и поэтому оставалось тра­дицией, к которой может обратиться любой традиционалист. Затем Дугин перевел многие термины традиционалистской философии на язык православия. С новыми ориентирами традиционализм Дугина вел не к суфизму как эзотерической практике ислама, а к русскому православию как к экзотериче­ской и эзотерической практике. Разновидностью православия, которое Дугин избрал для себя лично, было старообрядчество в его «единоверческой» версии. Для будущих отношений Дугина с российским политическим мейнстримом важно то, что Единоверческая церковь (в отличие от большинства направ­лений старообрядчества) признает власть патриарха, а так­же, ответно, признается и Русской православной церковью.Второй и чуть более поздней модификацией традицио­нализма стало его соединение с идеологией, известной как евразийство. В результате возникло нечто, похожее по взгля­дам на систему представлений, изложенную в книге «Clash of Civilizations» («Столкновение цивилизаций») Самуэля Хантингтона, и почти столь же влиятельное. К концу 1990-х Дугин стал самым видным представителем неоевразийства. Первоначально движение и идеология евразийства воз­никли в Праге, Берлине и Париже в начале 1920-х благодаря деятельности русских эмигрантов-интеллектуалов, таких как географ П.Н. Савицкий, лингвист князь Н.С. Трубецкой и фи­лософ права Н.Н. Алексеев. Они опирались на славянофилов и панславистов XIX века, особенно на Константина Леонтье­ва и Николая Данилевского, и надеялись, что их учение рас­пространится в СССР среди советской элиты и породит «вну­треннюю оппозицию». Так случилось, что в Советском Союзе евразийство привлекло к себе внимание лишь в 1980-х, после публикации, и то в Венгрии, «Науки об этносе» Льва Гумиле­ва, но только в конце 1990-х при помощи Дугина и в модифи­цированной форме евразийство стало значимым явлением. Версия Дугина известна как неоевразийство, и этот же термин применяется в отношении теорий Гумилева и ряда других фи­гур, таких, например, как А.С. Панарин. Все они представляют собой различные версии евразийства 1920-х годов, но нас бу­дет интересовать только версия Дугина.Славянофилов и панславистов, а также евразийцев 1920-х и Дугина роднит убеждение, что Россия фундаментально от­личается от Запада своей духовностью и органическим харак­тером своего общества. Однако между этими интеллектуаль­ными движениями есть и ряд расхождений. Славянофилы были первыми российскими интеллектуа­лами, которые пытались определить русскую идентичность через противопоставление Европе, примерно также как запад­ные интеллектуалы в то же самое время определяли Запад по контрасту с заморскими европейскими колониями. Такое про­тивопоставление «другому» было центральным элементом национализма XIX века. Оно способствовало утверждению западной идентичности как цивилизованной и рациональ­ной, в отличие от якобы нецивилизованных и иррацио­нальных народов европейских колоний, и эта идентичность в значительной степени заменила прежнюю, представляю­щую европейцев как христиан. Однако славянофилы, вместо того чтобы также сместить акцент с религии на цивилизацию и рациональность, наоборот, подчеркивали религию и соци­альную солидарность, противопоставляя их сухой рациональ­ности и моральному разложению Европы. В этом они опира­лись на ту критику, которую романтики выдвинули против ранней модерности, причем так, как их западные коллеги пре­жде никогда не делали.Евразийцы 1920-х следовали той же схеме, что славянофи­лы и панслависты, слегка обновив свою критику западной современности, чтобы включить в нее отрицание «механи­цизма». Они признавали достижения Запада в технологиче­ской сфере, но позитивно противопоставляли им «органицизм», свойственный русской и евразийской цивилизации, а также критиковали Запад за секуляризацию и атомизацию общества, совершенные во имя индивидуализма. Их пред­ставления о Западе, по существу, мало чем отличались от взглядов Г енона. Нет свидетельств того, что кто-нибудь из евразийцев этого периода читал Генона (чьи работы тогда только начали завоевывать популярность), но и Генон, и ев­разийцы формулировали свои идеи в одно и то же время, по­этому в них отразились общие тенденции эпохи. Для Дугина синтезировать евразийские представления о Западе с представлениями, характерными для традиционализма, оказа­лось несложно.Чтобы завершить наше описание того, как традиционалисту удался союз с марксистами, мы должны ненадолго обратиться к некоторым специфическим характеристикам российской политической жизни раннего постсоветского периода6, когда перестало работать стандартное деление на левых, правых и центр. С самых первых дней перестройки либерализм был радикальным, а коммунизм — консерватив¬ным политическим феноменом. Когда в 1990 году в недрах Коммунистической партии зародилась и кристаллизовалась вокруг КПРФ, возглавляемой Геннадием Зюгановым, орга¬низованная политическая оппозиция перестройке, идеоло¬гически она объединилась с «патриотами» Проханова. Этот союз начался с образования общего фронта, который часто определялся как «красно-коричневый»: КПРФ выступала в роли «красных», а «патриоты» — «коричневых» (фашистов). Сам Дугин предпочитал обозначение «красно-белые».Более важным, чем деление на правых и левых, было деле¬ние на тех, кто, подобно Ельцину, разделял некое представ¬ление о либеральной, демократической России, поддержи¬вающей хорошие отношения с Западом (их стали называть «либералами»), и тех, кто его отвергал (их стали называть «оппозиция»). Разные части этой оппозиции в разное время принимали разные названия (коммунисты, «патриоты», на¬ционалисты или даже монархисты), но сама принадлежность к оппозиции была важнее, чем принадлежность к той или иной конкретной фракции. Схожая схема недолгое время су¬ществовала в Германии во время Веймарской республики, ког¬да в первые послевоенные годы внутри коммунистического движения развилось национал-коммунистическое направление, а среди правых в 1929 году— национал-большевистское, к которому примыкали и некоторые будущие нацисты. В 1991 году Дугин начал публиковаться в газете Проханова «День», у которой тогда было около 150 000 читателей. Идеи, которые Проханов позволял Дугину обнародовать в своем «Дне», были заимствованы у Эволы и Генона, а также у западноевропейских «новых правых»: «антикапиталистов» (формулировка Дугина), таких как итальянский мусульманин-эволианец Клаудио Мутти и самый крупный интеллектуальный лидер французских «новых правых» Ален де Бенуа.В этот период Дугин был решительным членом оппозиции, как и коммунисты Зюганова. Для Дугина принадлежность Зюганова к оппозиции значила больше, чем его «марксизм», который, в конечном счете, был не столь марксистским. По словам Александра Ципко, бывшего в те годы политическим советником Горбачева: «Сама мысль поставить идею “нации” и “государства” над идеей освобождения рабочего класса [что и делали в КПРФ] напрямую противоречит духу и доктрине марксизма». Таким образом, становится понятно, как такой традиционалист, как Дугин, мог войти в союз с КПРФ, но остается вопрос, что могло заинтересовать КПРФ в дугинском неоевразийстве. Ответ состоит в том, что многочисленные группы, составлявшие оппозицию, имели общие интересы и общих врагов, но у них не было объединяющей идеологии. Национализм на первый взгляд казался подходящим для целей оппозиции, но этнический национализм, знакомый Западной Европе со времен Французской революции, едва ли соответствовал российским условиям, так как Российская Федерация — многонациональное государство. Этнический национализм не мог играть никакой роли в легитимации царского или советского режимов, и даже лидер «Памяти» Дмитрий Васильев был вынужден прибавить к своей декларации, утверждавшей, что «наша цель — пробудить национальное самосознание русских людей», фразу «и всех других народов, проживающих на нашей родине».Этнический национализм, если брать его в самой крайней логической версии, в конце XX века мог привести к еще большему сокращению территории России, нежели это произошло в 1991 году. Хотя такой вариант развития событий и рассматривался некоторыми немногочисленными радикально-либеральными интеллектуалами в Москве, он стал бы проклятием для большинства обычных российских граждан. Приведению в жизнь этого плана мешало и то соображение, что большая часть этнических русских осталась бы за пределами любого чисто русского территориального ядра. Итак, дугинское неоевразийство было наиболее всеохватывающей формой национализма, наилучшим образом при¬способленной к российским условиям. Евразийский блок под руководством России включал бы не только всю Российскую Федерацию, но и, согласно большинству евразийских версий, территории Украины и Беларуси. Некоторые также предпола¬гали включить в него не только территории бывшего СССР, но и большую часть исламского мира.Отношения между Россией и исламским миром были цен¬тральным парадоксом в идеологии оппозиции и неоевра- зийской мысли. С одной стороны, события в Афганистане в 1980-х годах, в Чечне и в самой Москве в 1990-х годах должны были вызвать ощутимую враждебность по отношению к ис¬ламу и исламизму в российской армии и у широкой публики, к тому же антиисламские чувства поощрял и использовал в своих целях президент Ельцин. Какие-то расистские чувства против «черных» с Кавказа имели место, и порой они выли¬вались в чисто расистские уличные акции. Схожие расистские чувства регулярно эксплуатировали крупные группировки ультраправых на Западе. С другой стороны, Советский Союз долго культивировал дружеские отношения с арабским ми¬ром, видя в ближневосточных странах фактических или по¬тенциальных союзников в борьбе с США.Каковы бы ни были настроения в обществе, Русская церковь обычно с симпатией относилась к исламу. «Я уважаю ислам и другие религии, —заявил Дмитрий Васильев в 1989 году, —Хомейни великий человек, который борется за ислам и чистоту исламской традиции. Мы с теми, у кого есть вера в Бога». Схожей линии придерживались позже и более важные фигуры оппозиции. Дугин, Проханов и Зюганов высказывались в пользу союза с исламом. Для Дугина «Новая фаза мировой стратегии Зверя состоит в подчинении русского народа глобальной власти, с одной стороны, и атаки на самый мощный бастион традиции, ныне представленный исламом, с другой стороны». Для Зюганова «...в конце XX века все более и более очевидно, что исламский путь становится реальной альтернативой гегемонии западной цивилизации... Фундаментализм — это... возврат к многовековой национальной духовной традиции... к моральным нормам и отношениям между людьми».Зюганов был важной фигурой в российской политической жизни, а Проханов был важной фигурой для Зюганова. Некоторые комментаторы согласны в том, что Проханов был инструментом сближения Зюганова с оппозиционными группами, а также ключом к поразительному успеху его партии на выборах в Думу в декабре 1995 года, в результате которых КПРФ получила большинство парламентских места и удерживала его до выборов 1999 года, хотя ее значение после этого и стало снижаться. Также многие полагают, что газета Проханова «День» была чрезвычайно важна для популяризации неоевразийства и превращения его в «общий фокус “красно-коричневой” коалиции России». Один комментатор даже заявил (позволив себе некото¬рые преувеличения), что не партийный орган печати «Правда», а газета Проханова «представляла идеологию коммунистического мейнстрима». «Зюганов использовал евразийство для переоформления коммунистической партии, — писал другой обозреватель, — и добился в этом фантастических успехов». Роль неоевразийства и самого Дугина в рамках самой оппозиции была центральной. Таково мнение многих западных обозревателей, особенно после выхода в свет бестселлера Дугина «Основы геополитики: геополитическое будущее России» (1997)- «Основы геополитики» — это самый важный и успешный труд Дугина. В 1997 году он «был темой жарких споров среди военных и гражданских аналитиков в многочисленных институтах... [хотя у одного наблюдателя] создалось впечатление, что спорили больше, чем читали». Интерес российских военных к книге Дугина означал, что и в некоторых кругах за границей ей тоже уделяли больше внимания. Дугин также опубликовал статью «Геополитика как судьба» в армейской газете «Красная звезда» (выпуск за 25 апреля 1997 года). «Основы геополитики» получили поддержку армии по крайней мере в лице генерал-лейтенанта Николая Павловича Клокотова, инструктора при Военной академии генерального штаба, где Дугин выступал по приглашению Игоря Николаевича Родионова, позже министра обороны при президенте Ельцине.«Основы геополитики» ратовали за союз с исламом. Также в них содержался призыв создать ось Берлин-Москва-Токио (чтобы противостоять американо-атлантической угрозе), вернуть Германии Калининградскую область, а Японии Курильские острова — и то и другое было захвачено Советским Союзом после Второй мировой войны. «Сходство между иде¬ями Дугина и взглядами российского истеблишмента, — писал Чарльз Клоувер во влиятельном американском журнале Foreign Affairs, — слишком разительно, чтобы его игнориро¬вать». В доказательство своих слов Клоувер указывает на сде¬ланное в 1998 году Россией предложение вернуть Курилы и сближение России с Ираном и Иракомз. Конечно, и то и другое можно вполне удовлетворительно объяснить и без ссылок на Дугина или традиционализм, однако ясно, что идеи Дугина казались менее эксцентричными для российской публики, нежели для западной.Лучше всех, пожалуй, эти идеи проанализировал придерживающийся либеральных взглядов интеллектуал Игорь Виноградов, издатель журнала «Континент». Говоря о корнях евразийства, уходящих в 1920-е годы, Виноградов заявил, что «уже в ту пору это движение достаточно хорошо продемонстрировало свою омертвелую утопичность» — его возражение против утопичности, очевидно, состояло в том, что она имеет тенденцию завершаться тоталитаризмом. О неоевразийцах 1990-х Виноградов говорит следующее:Они предприняли гальванизацию реакционной утопии, которая давным-давно доказала свою несостоятельность, пытаясь оживить ее путем впрыскивания новой вакцины — комбинации «Православия» и «Ислама» во имя борьбы с коварным «Сионизмом», загнивающим западным «Католицизмом» и любым видом жидомасонства... При всей их [интеллектуальной] неумелости они опасны. Помимо прочего, соблазн религиозного фундаментализма в наш век неверия и общего духовного распада очень привлекателен для многих отчаявшихся людей, которые заблудились в этом хаосе. Ответственность за оживление «несостоятельной» идеологии должны нести Дугин и традиционализм, очевидные источники этой «новой вакцины».Дугинское неоевразийство не является традиционалистским в узком смысле. Хотя информированный читатель легко может заметить в нем влияние традиционализма и в «Основах геополитики» даже есть раздел, посвященный отношению современных геополитиков к сакральной географии, но слова «традиция» нет в тезаурусе этой книги, и среди отрывков важных для Дугина текстов, которые там приводятся и среди которых лидирует Хэлфорд Макиндер, нет ни традиционалистских, ни других философских текстов. Тем не менее «Ос¬новы геополитики» — еще один пример успешной реактуали¬зации «мягкого» традиционализма. Национал-болъшевистская партия При Ельцине самыми важными соратниками Дугина были Проханов и КПРФ, а после успеха «Основ геополитики» КПРФ официально закрепила это положение: в начале 1999 года Ду¬гина назначили особым советником Геннадия Николаевича Селезнева, спикера Думы и ее депутата от фракции коммунистов. Кроме того, он продолжал поддерживать контакты с западноевропейскими правыми. Дружеские отношения с некоторыми из них были установлены еще во время его пер¬вых поездок на Запад в 1989 году, затем они были подкреплены визитами в Россию де Бенуа и его бельгийского союзни¬ка Роберта Стейкера (его первый приезд состоялся в марте 1992 года), а также публикацией двух сборников статей Дугина на итальянском языке в 1991 и 1992 годах, что было сделано благодаря помощи Мутти4. Тем не менее политический союз, выдвинувший Дугина в действительно значительные публичные фигуры, был заключен с писателем совсем иного типа, нежели Проханов, а именно с Эдуардом Лимоновым. Дугин встретил Лимонова в оппозиционных кругах, связанных с Прохановым и Зюгановым. Лимонов тогда был готов порвать с Жириновским, в котором начали видеть беспринципного оппортуниста, и тут как раз выяснилось, что оба, и он и Дугин, разочаровались в «архаичности» существующей оппозиции. Они договорились о совместном демарше. Дугин хотел организовать общественное движение, но Лимонов настаивал на создании формальной политической партии, и в 1993 году они основали Национал-большевистскую партию (НБП) — это хлесткое название предложил Дугин, позаимствовав его скорее у русских эмигрантов 1920-х, чем у немцева. Третьим членом-основателем этой партии был музыкант Егор Летов, певец и анархист, чья рок-группа «Гражданская оборона» пользовалась значительной популярностью у слушателей в возрасте от 12 до 20 лет.Лимонов был публичным лидером НБП и «человеком действия», но им двигали скорее природная склонность к театральности и негативная реакция на западную культуру 1970-х годов, нежели традиционализм или какая-либо конкретная идеология. Первой акцией НБП была общемосковская кампания с плакатами, призывающими к бойкоту импортных товаров под лозунгом «Янки, прочь из России!». Это привлекло к партии благожелательное внимание многих. В числе последующих лозунгов был и такой: «Пейте квас, не кока-колу», придуманный Дугиным. Другие формы активности были менее успешными. Число членов в Москве никогда не превышало 500 человек и в целом по России могло достигать 2000, что вряд ли значимо для страны с населением в 150 миллионов человек. Альянсы Лимонова с двумя другими оппозиционными партиями были недолговечны. В 1995 году на выборах в Думу национал-большевики выдвигались как частные лица, после того как Министерство юстиции неоднократно отказывало в регистрации на выборах их партии. Дугин руководил предвыборной кампанией в Санкт- Петербурге, а Лимонов в Москве. Кампания Дугина получила широкую огласку благодаря поддержке Сергея Курехина, уважаемого рок- и джаз-музыканта, чья группа «Поп-механика» была очень популярна (по крайней мере в некоторых кругах). Популярность Курехина частично зижделась на его «мистификациях», самая известная из которых состояла в «научном доказательстве» того, что Ленин на самом деле представлял собой специфическую форму гриба. Он организовал бесплатный концерт под названием «Курехин за Дугина» и объяснял линию НБП в своих интервью различным изданиям. Несмотря на эту поддержку, Дугин набрал только 2493 голоса, что соответствовало 0,83% от числа участвовавших в выборах. Лимонов в Москве выступил чуть лучше, получив 1,84% (5555 голосов).Безусловно, в деятельности НБП присутствовали иронические и пародийные элементы, напоминающие прозу Лимонова. Ее политическая программа, например, включала право члена партии не прислушиваться к мнению своей девушки, а партийные инструкции по посещению кинотеатров (смотреть западные фильмы надлежало группами по 15 человек, а после просмотра предписывалось крушить зал), конечно, нельзя было воспринимать серьезно, хотя несколько кинотеатров действительно пострадало. Что можно сказать о таком обещании: «Мы сокрушим преступный мир. Его лучшие представители станут служить нации и государству. Остальные будут уничтожены военными методами»? Партийное приветствие — правая рука вскидывается, как у фашистов, а затем сжимается в кулак, как у большевиков, что сопровождается выкрикиванием «Да, смерть!» — также трудно воспринимать без намека на фарс. Эти элементы абсурда явно добавляли НБП привлекательности в контркуль¬турных кругах. Хотя это никогда не признавалось, НБП была скорее воплощением определенного отношения к жизни, чем серьезной политической организацией. Один критик, Илья Пономарев, даже назвал ее «постмодернистским эсте¬тическим проектом интеллектуальных провокаторов», что, вероятно, мало соответствует представлениям и деятельно¬сти региональных групп НБП, но не так далеко от истины в отношении ее центрального отделения. Претензию партии на абсолютную власть явно нужно принимать с долей иро¬нии. Для Дугина реальное значение НБП состояло в том, что в течение ряда лет она была базой для его публичных устных и письменных выступлений.Дугин-коммуникатор После того как Дугин покинул НБП, его базой стало его собственное издательство «Арктогея» (названное по имени скан¬динавского варианта Атлантиды). В «Арктогее» были опубликованы некоторые переводы западных традиционалистов, многие книги Дугина (он обычно писал по две книги в год) и некоторые романы Густава Майринка, немецкого писателя начала XX века, жившего в Праге и сильно интересовавшегося магией и оккультизмом. Дугин также пытался с переменным успехом распространять свою версию традиционализма через различные журналы, а также радио и интернет. И снова наиболыной популярно¬стью пользовалась самая «мягкая» версия традиционализма. Наиболее серьезный «теоретический» журнал «Милый ангел», выходивший с 1991 по 1997 год, имел небольшой тираж. Журнал более общей направленности «Элементы» начал выходить в 1993 году амбициозным тиражом в 50 000 экземпляров, но к 1996 году его тираж сократился до 2000 экземпляров, что тоже было внушительной цифрой. В 1998 году он вообще перестал выходить. Вероятно, столь же удачным оказался и веб-сайт Дугина, www.arctogaia.com (сейчас www.arcto.ru). Это был один из самых первых русскоязычных сайтов, созданный в 1998 году, за год до того, как использование интернета в России вышло за пределы ограниченного круга. (Рунет был запущен в 1995-1996 годах, но сперва не слишком активно использовался) Русский интернет в то время был столь плохо освоен, что ведущий политический блок «Единство» запустил свой сайт только за 12 дней до голосования на выборах 1999 года. К кон¬цу 1999 года «Арктогея» стала крупным сайтом с разделами по метафизике, политике, литературе и эротике и дискуссион¬ными форумами по традиционализму, герметизму, литературе и старообрядчеству. Один из первых пользователей Рунета вспоминает, что, учитывая общую малочисленность русских сайтов, «те, кто начинал активно использовать WWW, рано или поздно попадали на страницы [Дугина]».Доля Рунета, которую занимал сайт Дугина, с 1999 года суще¬ственно сократилась, так как сам русский интернет существен¬но вырос в объеме. Тем не менее присутствие Дугина где-то на краю киберпространства все еще ощущается. В одном обзоре политических веб-сайтов 2003 года они оценивались по шкале от 1 до 10 баллов за дизайн и контент («свежесть»), а также за удобство для пользователя. Сайт Дугина получил 5 за дизайн и контент против 5,6 балла, которые получили сайты веду¬щих американских и британских партий, 5,5 балла — ведущих российских партий и 1,6 — мелких российских партий. С оцен¬кой 9 за удобство для пользователя сайт Дугина легко обходил по средним показателям сайты всех ведущих партий России и других стран.Геноновский традиционализм в России Хотя все эти годы Дугин был самым видным традиционали¬стом России, менее политизированная разновидность тради¬ционализма, более соответствующая его западноевропейско¬му варианту и ставящая акцент на творчестве Генона, тоже присутствовала. Она возникла благодаря Юрию Стефанову, поэту и переводчику, который открыл Генона вместе с Головиным в начале 1960-х. Сразу же после распада СССР в 1991 году Стефанов опубликовал ряд статей о Геноне в «Вопросах философии», серьезном философском журнале, издававшемся Российской Академией наук, но имевшем более широкий круг читателей, чем обычно бывает у такого рода журналов. Ряд российских интеллектуалов, которые прочли этот номер, за¬интересовались традиционализмом в его неполитической форме. Наиболее активным среди них впоследствии стал Артур Медведев, сын офицера, как и Дугин, и выпускник факуль¬тета истории Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ).Медведев стал главным учеником Стефанова, а после смерти учителя — самым заметным неполитическим традиционалистом России. В 1993 году, заканчивая университет, он основал журнал «Волшебная гора». Этот журнал, названный по роману Томаса Манна, изначально затевался как литературный и философский, что-то вроде площадки для встреч интеллектуалов разных убеждений. Однако начиная со второго номера он становился все более традиционалистским, пока не превратился в российский эквивалент «Традиционных исследований». С 1993 года Медведев выпускал примерно по номеру в год, но после 2000 года журнал стал выходить чаще. Каждый его номер насчитывает около 300 страниц, что делает его значительно толще, чем любой подобный журнал на Западе. Как и его европейские аналоги, он содержит переводы классических традиционалистских текстов, классических нетрадиционалистских авторов, таких как Мулла Садра, новые статьи современных авторов и книжные рецензии. Большую часть новых статей пишут русские или русскоговорящие традиционалисты, но порой это бывают и современные запад¬ные традиционалисты, что связывает русский традиционализм с остальным миром. С конца 1990-х годов «Волшебная гора» выходила тиражом в 500 экземпляров. Медведев посчитал, что сможет продать и больше, но, так как журнал был некоммерческим и существовал только на пожертвования благожелателей, добавочная стоимость на больший тираж сделала бы его либо тоньше, либо хуже оформленным (сейчас он печатается на дорогой бумаге и с хорошим качеством печати), а и то и другое для него было неприемлемо. По оценкам Медведева, за все годы у него опубликовалось около 200 авторов. Эта цифра дает некоторое представление о размерах российского неполитического традиционалистского сообщества, вполне сравнимого с сообществами в других странах. Оно достаточно велико, чтобы заинтересовать коммерческие издательства, например такое, как «Беловодье», которое начало печатать переводы работ Генона и Эволы еще в на¬чале 1990-х и продолжило печатать новые переводы Генона в 2005 году.Между сообществами «Волшебной горы» и политического традиционализма есть несколько точек пересечения. Хотя большинство авторов «Волшебной горы» мало вовлечены в политику Дугина, а некоторые даже являются либералами по своим политическим убеждениям, последователи Дугина и Джемаля часто печатали в журнале Медведева статьи, посвященные духовным вопросам, как и поэт-традиционалист Евгений Головин. Медведев тем не менее обычно не пропускал в номер сугубо политические статьи.Далекие от политики авторы "Волшебной горы" относятся примерно к тому же типу людей, что и авторы похожих журналов во всем мире, хотя, возможно, у них более выражены свя¬зи с научным миром и поэзией. Как и последователи Шуона, они публикуют книги по разным темам, в которых находит свое отражение и традиционалистская точка зрения. Однако они не связаны ни с одним суфийским орденом и не образу¬ют духовной общины. Объяснение этому скрывается в исто¬ках русского традиционализма, которые обсуждались выше, а также в том убеждении, что русское православие само по себе несет инициатическую ценность, которой Генон не находил в западном христианстве. Стефанов интересовался Каббалой и гностицизмом, но всегда считал себя православным христианином. Схожим образом духовным следствием встречи с Г еноном и Стефановым для Медведева стало то, что он начал регулярно посещать церковные службы. Два самых близких товарища Медведева среди традиционалистов были старо¬обрядцами, хотя и из разных направлений.Русские традиционалисты проявляют некоторый интерес к исламу, но мусульманин, наиболее тесно связанный с «Вол¬шебной горой», — это мусульманин по рождению Али Тургиев, кавказец-космополит, микробиолог по профессии, который впервые столкнулся с традиционализмом на страницах «Во¬просов философии», а потом стал помощником Медведева. Тур¬гиев не видит необходимости в личной инициации как в дополнении регулярной практики ислама и больше интере¬суется эзотерической шиитской литературой, чем суфизмом (хотя сам является суннитом). В последние годы небольшое количество русских традиционалистов перешло в ислам, но в целом их влечет шиизм, в чем видно влияние шиита Джемаля. Хотя деятельность Джемаля (рассматриваемая в следующей главе) изначально носит политический харак¬тер, он по-прежнему является самым заметным российским мусульманином-традиционалистом. Как выразился один из новообращенных, отвечая на вопрос о том, хотел ли он когда- нибудь вступить в суфийский орден (тарикат): «А разве ши¬изм — это не один огромный тарикат?» Это не совсем обще¬распространенный взгляд, но его можно встретить и среди практикующих мусульман, и у внешних наблюдателей. Ряд воззрений, которые в суннитском исламе характерны только для суфизма, в шиизме являются мейнстримом.Группа, объединившаяся вокруг «Волшебной горы»,— не единственная группа не связанных с политикой российских традиционалистов, хотя и наиболее важная среди них. Есть сведения о кружке россиян, следующих тиджанийа, весьма важному в исламском мире суфийскому ордену, возглавляемому шейхом-швейцарцем, который некогда был марьямия. Есть еще ряд организаций, таких как Византийский клуб, воз¬главляемый Аркадием Малером, евреем и бывшим членом НБП, который ушел из этой партии вместе с Дугиным, а за¬тем оставил и Дугина, после чего с двумя товарищами основал отдельную группу Евразийский клуб, который постепенно стал более православным и сменил название кг.Византийский клуб. Малер также периодически пишет для «Волшебной горы». Группа «Волшебной горы» и другие, более мелкие группы типичны для традиционализма повсюду. Но вот фигура Дугина 1990-х годов была для него нетипична. Проект Эволы был столь же амбициозен, но дугинский — более успешен. В первые годы XXI века, как мы увидим далее, Дугин добился еще больших результатов.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

05 декабря 2016, 05:27

Умер Гейдар Джемаль

5 декабря на 70-м году жизни скончался известный исламский деятель Гейдар Джемаль. Об этом сообщается на его странице в фейсбуке. Гейдар Джахидович Джемаль (6 ноября 1947 — 5 декабря 2016, Москва) — председатель Исламского комитета России; сопредседатель и член президиума Общероссийского общественного движения «Российское исламское наследие»; постоянный член Организации Исламо-арабская народная конференция (ОИАНК); один из инициаторов создания и член координационного совета Левого фронта России. Принимал участие в Маршах несогласных.В 1979 году установил связи с исламскими кругами в Таджикской ССР. В то же время наряду с философом А.Г. Дугиным вступил в эзотерический кружок «Чёрный орден SS», группировавшийся вокруг Евгения Головина. Был участником знаменитого южинского кружка - он же «мамлеевский кружок» — неформальный литературный и оккультный клуб, первоначально собиравшийся на квартире писателя Юрия Мамлеева, расположенной в доме по Южинскому переулку. Считается, что собрания Южинского кружка оказали существенное влияние на идеологию и взгляды многих впоследствии известных российских гуманитариев. После высылки из страны самого Мамлеева кружок продолжил свои собрания на той же квартире и продолжил своё существование до начала 1990-х годов.Члены Южинского кружка: Александр Дугин, Гейдар Джемаль, Евгений Головин и Юрий Мамлеев.Марк Сэджвик в своей книге о российском традиционализме (Сэджвик М. Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века / Пер. с англ. М. Маршака (1-5 главы) и А. Лазарева; научная редактура Б. Фаликова. — М.: Новое литератур­ное обозрение, 2014) писал о Джемале следующее:"В кружок Головина входили Стефанов, Гейдар Джемаль и (чуть позже) Александр Дугин. Эти трое впоследствии стали самыми влиятельными традиционалистами России. Джемаль, вошедший в кружок в 1967 году, был москвичом азербайджан­ского происхождения, чье образование и воспитание было светским и советским, а не мусульманским. Еще юношей он открыл для себя философскую библиотеку своего деда по ма­тери, турка, который родился в Османской империи, эмигри­ровал в Россию, принимал участие в Октябрьской революции на стороне большевиков, а потом преподавал в престижном Государственном институте театрального искусства (ГИТИС). Дугин, присоединившийся к кружку в 1980 году, был сыном полковника советской армии.Головин, Стефанов, Джемаль и Дугин трудились над ре­конструированием традиционализма по книгам, которые они нашли в Ленинской библиотеке и Библиотеке ино­странной литературы, порой пытаясь угадать по контексту содержание недоступных книг, известных им только по на­званиям. Хотя «Symbolisme de la Croix» («Символизм креста») Генона был недоступен (он находился в «закрытом фонде» Ленинки), «Pagan Imperialism» («Языческий империализм») Эволы (в исправленном, более традиционалистском лейп­цигском издании 1933 года) в той же Ленинской библиотеке стоял в открытом доступе с самого момента приобретения в 1957 году — кто бы ни отвечал за такие решения, он явно не заглядывал в эти книги. Большинство российских традицио­налистов, хотя и опирались в конечном счете на объяснение модерности, которое дал Генон, все же откликнулись (после 1991 года, по крайней мере) на модель, предложенную Эволой.Стефанов, Дудинский, Головин и Джемаль Хотя Джемаль, может быть, и вступил в суфий­ский орден наюибандийа в 1980 году в Таджикистане, суфизм, судя по всему, не был для него чем-то особенно важным. Ког­да в 1980 или 1982 году он взял с собой Дугина в месячное путешествие по горам Зеравшана на северо-востоке Пами­ра, они посетили не шейха Джемаля, а могилы различных суфийских святых. Кружок Головина почти не привлекал внимания властей, хотя Джемаля, по слухам, несколько раз сажали в сумасшедший дом (это был стандартный способ репрессий, направленных на диссидентов). КГБ явно терпел подобные кружки, но лишь в определенных рамках, которые Дугин заметно переступил......Гейдар Джемаль вступил в общество «Память», а затем вышел из него вместе с Дугиным. После этого он стал одним из учредителей Партии исламского возрождения (ПИВ), основанной в 1990 году Ахмадом Кади Актаевым в Астрахани. Не будучи крупнейшей или важнейшей политической организацией мусульман на всем пространстве бывшего СССР, ПИВ тем не менее была единственной значи­тельной партией, охватывавшей всю Российскую Федерацию; все прочие группы были ограничены региональными или этническими рамками. Таким образом, ПИВ имела значение именно в России, то есть за пределами чисто мусульманских республик СССР.Джемаль был идеологом ПИВ, издателем ее печатного ор­гана Алъ-Вахдат {«Единение») и главой ее исследовательского центра в Москве. Ранние номера Таухид {«Единство»), малоти­ражного журнала, выпускаемого лично Джемалем, были от­четливо традиционалистскими по своей тональности. В его первом номере Джемаль анализировал статус ислама в терми­нах традиционализма, добавив исторический аспект, редкий где бы то ни было еще и извлеченный им из работ ислами­стов. Ислам, указывал он, существует во времени и подвержен упадку, как и все остальное. Далее он заявляет, что подлинного исламского правления не было с момента смерти Пророка и уж точно — начиная с монгольского завоевания. С тех пор дела шли только хуже, так как «постколониальные элиты» в исламском мире были либо националистами (а следователь­но, врагами универсального ислама), либо «атеистами-космо­политами», такими же врагами истинного ислама.Мэр Стамбула Тайип Эрдоган (ныне президент Турции) и Гейдар ДжемальСтатья Джемаля, опубликованная Дугиным в «Гиперборее» в 1991 году, показала, сколь многим он обязан Эволе. Сравнив экзистенциальное значение смерти в эволианском традицио­нализме с метафизическим значением смерти (конечное воз­вращение к Богу) в исламе, он утверждал, что «аутентичный ислам и аутентичные правые являются нонконформистами; их призвание в жизни — оппозиция, несогласие, неиденти- фикация». Рене Домаль, художник-сюрреалист, о котором рассказывалось в четвертой главе, одобрил бы это заявле­ние. Для христианина «Бог — это нечто синонимичное ги­перконформизму», тогда как ислам — «это протест... против сведения Бога к “консенсусу”». Политические правые и ис­лам борются с искушениями мира, включая такие духовные и интеллектуальные ловушки, как «самообожествление» и «профанный элитаризм», продолжал Джемаль.Такой традиционалистский исламизм для многих оказал­ся чрезмерным. Партия раскололась в 1992 году в связи с во­просом, как относиться к Ельцину и его проекту российской демократии: большинство членов ПИВ поддерживали этот проект, в то время как Джемаль увел более радикальное мень­шинство из партии, ища союза с радикальными исламиста­ми на Ближнем Востоке и с внутренней оппозицией Ельцину в лице КПРФ, руководимой Геннадием Зюгановым, правых «патриотов» Александра Проханова и прочих. Оба политика были знакомы Джемалю со времен его членства в «Памяти», и оба были связаны с другим главным традиционалистом Рос­сии, Дугиным. Этот «красно-коричнево-зеленый союз» и будет анализироваться ниже.Гейдар Джемаль и Александр Дугин на вечере, посвящённом барону фон Унгерну На Ближнем Востоке Джемаль связался с такими людьми, как Хасан аль-Тураби, вождь Суданского исламского фронта и в течение многих лет «серый кардинал» за спиной исламист­ского военного режима Судана. Так, вместо ПИВ в качестве своей институциональной базы Джемаль обрел Исламский ко­митет России — сеть таких исламских комитетов была созда­на под руководством аль-Тураби на конференции в Хартуме в 1993 году, их целью было объединение лидеров различных радикальных исламистских движений, подобно Националь­ному исламскому фронту самого Тураби, Хамасу в Палестине и Хизболле в Ливане. Джемаль стал главой московского отделе­ния Исламского комитета. В интервью 1999 года он говорил о своих контактах с Хамасом, Хизболлой, Волками ислама (чечен­ская группа) и афганскими талибами. В это время Джемаль был одним из двух-трех главных представителей радикально­го исламизма в Российской Федерации. Он прославился как «ваххабит»; правда, тут надо напомнить, что в России данный термин имеет несколько другое значение, не то, которое при­нято в академической среде. Учитывая хорошо известную антипатию саудийского ваххабизма к шиитам, многие удив­лялись, как Джемаль, мусульманин-шиит, может быть вах­хабитом. На самом деле противоречие здесь только кажуще­еся: Джемаль никогда не был ваххабитом в точном, строгом смысле этого слова.В России во времена Ельцина Джемаль поддерживал поли­тическое сотрудничество с оппозицией, и круг союзников у него был такой же, что и у Дугина. В середине 1999 года в прохановской газете «Завтра» было размещено интервью с Джемалем, в котором он объявил о создании объединенного фронта «зеленых и красных», включающего Исламский комитет России и Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и во­енной науки, независимую группу, связанную с КПРФ и перво­начально возглавляемую председателем Комитета по обороне Государственной думы Львом Рохлиным (который был убит в 1998 году), а также генерал-полковником в отставке Альбертом Макашовым.Гейдар Джемаль, Илья Пономарев, Лев Пономарев, Евгения ЧириковаНевероятный союз между радикальным исламистом п Дви­жением в поддержку армии (ДПА), которая как раз тогда вступила во вторую фазу конфликта с исламистами на Кавказе, стал возможным благодаря особой разновидности неоевразийства, характерного для России. Как сказал один отставной офицер и региональный глава ДПА в это время: «Мы все дети одной матери, независимо от национальности и религии. И имя на­шей матери — Россия». С точки зрения ДПА, те, кто убивал русских солдат на Кавказе, были бунтовщиками, а не чечен­цами или мусульманами; против мятежников надо принимать соответствующие меры, будь они чеченцами или русскими, казаками, мусульманами или православными. Война, которая велась в 1999 года, велась, с их точки зрения, не с мусульмана­ми как таковыми.Для Джемаля и Движения в поддержку армии настоящим врагом был Ельцин, а также израильтяне: «Кто-то разыгры­вает свою карту, чтобы поссорить православие и ислам», — объявил Макашов на одной пресс-конференции и продол­жил, обвинив «тех на Ближнем Востоке, кому не нравится быть соседями арабского мира». Точно так же, по мнению Джемаля, конфликт на Кавказе служил интересам Ельци­на и израильтян. Согласно его логике, иностранные кон­фликты позволяли отвлечь внимание от провалов во вну­тренней политике и вели к росту российско-израильского сотрудничества, что помогало израильтянам добиваться экстрадиции некоторых арабских исламистов, живущих в России, а значит, играло на руку «атлантистскому лобби»8. Подобные объяснения близки взглядам многих сторонни­ков оппозиции, равно как и тех простых россиян, кто скло­нен доверять теориям заговора.Мамлеев, Джемаль, Головин и Дугин nu.arcto.ruРадикальный исламизм и традиционализм, как прави­ло, несовместимы. Они придерживаются фундаментально различных взглядов на традицию, на будущее человечества и на все религии помимо ислама. Вероятно, по этой при­чине Джемаль модифицировал свою собственную позицию до такой степени, что теперь его вряд ли можно назвать чи­стым традиционалистом; так, Дугин в частной беседе назвал его «посттрадиционалистом». Джемаль очень критично относится к очевидному противоречию между исламской практикой Генона и тем, что он пишет об индуизме, и по крайней мере формально осуждает Эволу за смешение по­литики с духовностью. Таким образом, его следует считать одним из тех, для кого традиционализм послужил лишь «ступенькой на пути». Но, несмотря на это, как было от­мечено в двенадцатой главе, он остается ориентиром для многих российских традиционалистов, проявляющих ин­терес к исламу.При президенте Путине, когда упало значение оппозиции ельцинского времени, Дугину потребовались новые союзни­ки. Тесные контакты с радикальными исламистами за рубе­жом становились все менее полезными, так как и простыми россиянами, и Кремлем исламизм и чеченский терроризм начали восприниматься как нечто очень близкое друг другу. Спустя какое-то время после 2001 года Джемаль основал но­вую организацию, пафосно названную Интернациональной социальной лигой (ИСЛ). Эта лига носит скорее анархистский характер и атакует «Систему» от имени «бездомных планеты», которые «Системе» не нужны, — а в число «бездомных плане­ты» входят все диаспоры и иммигранты, а не только мусуль­мане России".Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

16 августа 2016, 10:42

Видео: День рождения Авиценны

Здравствуйте, вы смотрите программу «Директива Дугина». В 980 году 16 августа родился выдающийся иранский философ Ибн Сина, известный в Средневековой Европе как Авиценна. Авиценна представляет собой уникальное явление в области мысли. Не только благодаря обширности своих знаний, охватывавших множество областей – от медицины и металлургии до астрономии и метафизики, но и по своей глубине. В основе философии Ибн Сины лежит главный тезис: Бог – это умное начало, и проявляет себя через ум. Именно Ум является главным и центральным творением Бога, созданным по его образу и подобию.Подробнее: http://katehon.com/ru/node/37994

14 августа 2016, 22:04

"Как спасти Россию", запись 1992 года

наткнулся на любопытную программу, ее уже вполне можно "в историю РФ" вносить.думаю многим будет любопытно, к тому же многие лица по сей день светятся на экранах_газетах.Эфир: начало 1992-го года. Архив Виталия Третьякова.В прямом эфире российского телевидения студия "Nota Bene" представляет свою новую рубрику, которую мы назвали "Стенка на стенку". Это понятие восходит к языческим ещё традициям Руси, когда перед Великим Постом - а что как ни "великий пост" нам устроили либерализацией цен - на масленицу устраивали потешные бескровные кулачные бои. Вот и сегодня нам предстоит такой "потешный" поединок, где участники будут обмениваться не кулаками, а идеями. Какую наиболее позитивную программу предложить России, чтобы вывести её из катастрофы, в которой она оказалась? Для нашего поединка мы выбрали две дружины, которые олицетворяют две столетиями противостоящие друг другу тенденции: западников и славянофилов, левых и правых, консерваторов и либералов.Ведущий программы Радов Александр Георгиевич, обозреватель Российского ТВ.Участники:команда газеты "День":- Проханов Александр Андреевич- Кургинян Сергей Ервандович- Дугин Александр Гельевич- Султанов Шамиль Загитович- Володин Эдуард Федорович - Бабурин Сергей Николаевич- Шурыгин Владислав Владиславовичкоманда "Независимой газеты":- Третьяков Виталий Товиевич- Леонтьев Михаил Владимирович- Мигранян Андроник- Ципко Александр Сергеевич- Каледин Сергей Евгеньевич- Мелетинский, Елеазарий Моисеевич- Пархоменко Сергей Борисовичпр. https://youtu.be/9yd5AKeWNK0

19 июля 2016, 13:16

Турция: Эрдоган против «глубинного государства»

В Турции начались масштабные аресты среди военных и судейского корпуса. Арестовано уже несколько тысяч человек по заранее заготовленным спискам. Об этом заявил еврокомиссар по политике по расширению и добрососедства Йоханнес Хан. Отвечая на вопрос, воспользовались ли турецкие власти этими событиями для собственной выгоды, он заявил, что это «было подготовлено».Кто вошел в списки подлежащих зачистке лиц? Это ни для кого не секрет. Сторонники Фетхуллы Гюлена и кемалисты.Гюленисты привержены традиционному суфийскому исламу, который был мировоззренческой основой Османской империи на протяжении сотен лет. А большинство турецких военных остается верными заветам основателя Турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка, видевшего свою страну светской республикой, входящей в политическую систему Запада.В Османской империи между военными, то есть корпусом янычар, и суфиями был если не союз, то взаимопонимание. Официальным покровителем корпуса янычар был суфийский орден Бекташийа (иначе Бекташи), основанный тюркским святым XIII века шейхом Хаджи Бекташем Вели.К бекташам благоволил Сулейман I Великолепный. После расформирования корпуса янычар в 1826 году орден лишился привилегированного статуса, а султан Махмудом II его вообще упразднил, но орден функционировал подпольно до 1980-х годов. Интересно, что наставник Адольфа Гитлера по «Обществу Туле» барон фон Забботендорф был дервишем Бекташийи. На сегодняшний день в Турции насчитывается несколько миллионов человек последователей бекташей, они проживают в основном в Каппадокии.Турецкие султаны хорошо понимали необходимость контроля не только за армией и оппозицией с помощью личной спецслужбы. Султан Селим III для противостояния с профранцузской «пятой колонной» создал тайную контрразведку, о существовании которой не знал даже великий визирь. Именно эту спецслужбу принято считать прообразом так называемого «глубинного государства» (Derin devlet), то есть государства в государстве.Ататюрк также создавал диверсионно-разведывательные структуры, например, общество Караколь, во время оккупации Стамбула войсками Антанты.После второй мировой войны американская разведка для противодействия «советской угрозе» реанимировла «глубинное государство» в виде специального департамента (Özel Harp Dairesi - ÖHD), которое часто называют «Турецким Гладио».Справка:Операция «Гладио» - наименование тайной операции НАТО после Второй мировой войны по созданию сети, так называемых «остающихся в тылу противника» ( stay-behind), военизированных организаций, предназначенных осуществлять Сопротивление в случае вторжения стран Варшавского договора в Италию и вести диверсионно-партизанскую войну.Хотя термин Gladio относится к организациям, созданным в Италии, это название неофициально используется зачастую для всех созданных в её рамках организаций в Западной Европе. Короткий римский меч (gladius) был символом итальянской организации.Бывший директор ЦРУ Уильям Колби назвал операцию «важнейшей программой». Существование операции «Гладио» официально признано правительствами вовлечённых в операцию западных стран. При этом американское правительство отрицает обвинения против организаций «оставленных позади» в терроризме.Террористическая организация «Серые волки» была одним из подразделений турецкого «Гладио» и сыграла ключевую роль в военном перевороте 1980-го года.«Глубинному государству» приписывают создание тайной сетевой структуры под названием «Эргенекон», которая была обвинена в организации протестных акций в 2013-м году.Справка:Эргенекон (Ergenekon) — тайная националистическая организация в Турции, членами которой являются некоторые высокопоставленные руководители внутри вооружённых сил и органов безопасности Турции, обвиняемая в попытке госпереворота.Предполагаемый лидер организации — отставной генерал Вели Кючюк.Власти считают «Эргенекон» террористической организацией. По мнению республиканской прокуратуры Турции, основная цель Эргенекона подготовка почвы для военного переворота путём создания в стране атмосферы хаоса и анархии. Названа в честь мифического места в горах Алтая, которое, согласно тюркским легендам, считается родиной всех тюрков. Всего по делу «Эргенекона» было арестовано около ста человек, обвинённых в подготовке государственного переворота.Процесс над «Эргенеконом» назвали «расправой над янычарами». Большинство обвиняемых было освобождено летом 2014-го года после того как Конституционный суд Турции решил, что в ходе процесса были нарушены права обвиняемых. Один из главных фигурантов этого дела, лидер Рабочей партии Турции Мехмет Перинчек сказал после освобождения, что «дело «Эргенекона» — это тщательно спланированная США операция против турецких патриотов, тех патриотов Турции, которые настроены антиамерикански».Незадолго до неудавшегося военного переворота американское издание Foreign Policy опубликовало интервью с Перинчеком и еще одним обвиняемым по делу «Эргеникона», бывшим главой военной разведки турецкой армии, генерал-лейтенантом Хакки Пекином, в котором они рассказали, что «на протяжении прошлого года встречались с членами правительств России, Китая, Ирана и Сирии, а послания, полученные во время этих визитов, передавали высокопоставленным турецким офицерам и сотрудникам МИД Турции».Перинчек и Пекин также утверждали, что внесли свой вклад в недавнее сближение Турции с Россией.«Группа бизнесменов, близких к Эрдогану, обратилась к нам, дабы улучшить связи с Россией», - сказал Пекин, посетивший Россию в декабре этого года, где он познакомился с философом Александром Дугиным, и тот пояснил, что российская сторона ждет какого-то жеста, который был бы равносилен извинениям. Со слов Перинчека сразу после этой встречи был арестован Альпарслан Челик, турецкий гражданин, обвиняемый Россией в убийстве летчика со сбитого самолета.«В окружении Эрдогана много людей, которые понимают, что невозможно долго враждовать с Сирией и Россией, - сказал Перинчек. - Собственно, именно поэтому был сформирован новый кабинет».Foreign Policy характеризует Перинчека и Пекина как представителей турецкого«глубинного государства» (deep-state), у которого есть свой «тайный ход» не только к России, но и к Асаду.Еще более интересно, что Александр Дугин в качестве эксперта аналитического центра «Катехон» нанес ответный визит к своим турецким друзьям, причем буквально за пару дней до военного путча. Его пресс-конференция транслировалась 14 июля одним из центральных турецких телеканалов. Дугин рассказал об усилиях, предпринимаемых для восстановления российско-турецких отношений. По его словам «в настоящее время, турецкие лидеры изменили свою стратегию в отношении Ближнего Востока и России. Будущее сближение между Анкарой и Москвой по сирийскому вопросу… разрушает планы Вашингтона по реконфигурации региона и превращение его в зону хаоса и нестабильности, как Ливия и Ирак». Публикация в Foreign Policy и визит Дугина в Турцию опровергают версию «русского следа» в неудавшемся перевороте, которую в ускоренном порядке вбросили аналитики СТРАТФОРа, и, напротив, делают наиболее правдоподобной версию об американском следе.Именно сближение российских и турецких руководителей могло заставить проамерикански настроенных военных пойти на плохо подготовленный военный переворот. Вопреки распространенному мнению, что путч потерпел поражение из-за того, что Эрдоган разослал смс-ки своим сторонникам с призывом выйти на улицы, на самом деле энтузиазм мятежников изрядно поубавился после ночного выступления Барака Обамы, который осудил путчистов. Причем Обама явно долго выжидал и вышел в эфир только, когда стало ясно, что Эрдогану удалось скрыться от отряда спецназа, посланного для его захвата и убийства.+Репрессивные списки Эрдогана четко указывают на тех, кого они считает своими врагами - это гюленисты среди судейских и проамерикански настроенные военные. «Глубинное государство» раскололось на проамериканскую и антиамериканскую части. Гюленисты и «турецкое Гладио» стали движущей силой турецкого «недопереворота». Бывшие организаторы «Эргеникона» и лидеры левых встали на сторону Эрдогана и помогли тому подавить мятеж.Теперь Эрдоган будет стремиться к максимальной зачистке турецких элит как от суфийских дервишей, так и от кемалистов. Думаю, что он постарается уничтожить остатки «глубинного государства», даже дружественные ему.Такова логика управления фундаменталистским государством, в которую сейчас стремительно превращается Турция. Светская республика Ататюрка изжила себя, точно так же, как и суфийская империя Османов.Эрдоган будет строить новую исламистскую империю, и тот факт, что его ситуативным союзником сегодня стала Российская Федерация, вовсе не гарантирует Турции и России стратегического партнерства даже в среднесрочной перспективе.Автор: Владимир Прохватилов, Президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

17 марта 2016, 08:29

Глобальные тенденции 2015 года и прогноз на 2016.

Исследовательский центр «Катехон» представляет Вашему вниманию геополитический анализ основных тенденций в мировой политике за 2015 год и прогноз на 2016 год. Доклад подготовлен группой экспертов «Катехона» на основании, как общедоступных данных, так и закрытой информации, находящейся в нашем распоряжении. Все выводы имеют вероятностный и прогностический характер.

27 декабря 2015, 16:27

Дугин о происхождении буржуазии и капитализма

БУРЖУАЗИЯ И ТРЕТЬЕ СОСЛОВИЕ?Во время моего визита во Францию зимой 2011 года я обсуждал с Аленом Соралем очень важную тему, котораянашла свое отражение в его книге — соотношение буржуазии и Третьего сословия. Это в высшей степени интересовало в тот момент меня и, как выяснилось, не в меньшей степени его. Это не случайно, если мы хотим построить теорию, отвергающую либерализм, где осью является буржуазия и капитализм, но стремимся выйти за рамки и марксизма, и традиционалистского консерватизма (Р. Генон, Ю. Эвола), этот ключевой вопрос должен быть поставлен в центр внимания. Так, традиционалисты отождествляют буржуазию и третье сословие в трехфункциональной модели, и на этом основании, отвергают коммунизм и пролетариат, как четвертую касту, время правления шудр. Сами коммунисты, в свою очередь, видят в буржуазии на сходном основании прогрессивный класс, солидарность с которым предполагается на предварительных этапах — в эпоху ликвидации феодального сословного общества и буржуазных революций.Таким образом, консерваторы оказываются в лагере реакции и подчас вместе с буржуазией, а социалисты и коммунистыподдерживают буржуазию в ее борьбе против традиционного общества. Это ошибка — убеждены мы, надо не просто ее исправить, но и понять ее истоки. Буржуазия стравливает левых с правыми, пока и те и другие не изнурят друг друга в борьбе, затем добивает и тех и других, и, наконец, заменяет и тех и других псевдо-левыми и псевдо-правыми, симулякрами. Именно это и происходит сегодня (о чем убедительно и красочно пишет Сораль).Итак, Сораль в своей книге утверждает, что буржуазия не является Третьим сословием, но лишь его частью, и узурпацияправа говорить от своего Третьего сословия и есть преступление буржуазии, которое лежит в основе отрыва капитала отнации, крестьянства и структуры традиционного общества. Отсюда следует космополитизм буржуазии, и в дальнейшем,глобализм. Это важнейшее замечание. В «Этносоциологии» я развиваю это положение более детально. В силу его значимости для Четвертой Политической Теории и создания нового глобального антилиберального фронта я приведу основные соображения, созвучные идеям Сораля.Три главные социальные функции в индоевропейском обществе, по Дюмезилю, представлены oratores (жрецами), bellatores(вионами), laboratores (тружениками). Первых и вторых всегда меньшинство, они составляют властную элиту. Третьих большинство. Это и есть Третье сословие. Оно состоит в абсолютном большинстве из свободных крестьян, которые и являются экономической основой традиционного общества, так как создают практически все материальные богатства. Физиократы (Кене) еще в XVIII веке жестко привязывали богатство наций к земле и ренте, то есть к крестьянскому труду. Ремесленники и купцы в процентном отношении составляли бесконечно малую часть Третьего сословия. Совокупно именно laboratores и принято называть «народом», в смысле «le peuple» (хотя в «Этносоциологии» я даю более нюансированную картину). По Соралю, городские торговцы, в какой-то момент узурпируют право говорить от имени всего «народа», то есть от лица крестьянства. С этого момента и начинается капитализм.На самом деле, это совершенно верно. Но встает вопрос, как часть Третьего сословия оказывается в оппозиции Третьему сословию в целом? Здесь Сораль привлекает нечто аналогичное теории заговора, хотя и в социологической версии: по Веберу и, особенно по В. Зомбарту, главными силами буржуазного общества явились группы религиозных и этнических меньшинств, лишенных возможности полноценно участвовать в сословном католическом европейском обществе (протестантские секты у Вебера, евреи у Зомбарта). Я предлагаю зайти с другой стороны и внимательнее присмотреться к социологическому портрету буржуа как таковых — отдельно от их принадлежности к социокультурным меньшинствам. Это обращает нас к социологии возникновения города. И здесь обнаруживаются очень интересные детали.Город никогда исторически не является результатом укрупнения крестьянского поселения — деревни, веси, села. Городсоздается изначально именно как город. Село, по мере достижения максимального числа жителей, которые могут прокормиться с данного участка прилегающих земель, заставляет излишек населения откочевывать и основывать другое село – на определенном расстоянии. Так, село порождает только новое село, и никогда город.Город создают завоеватели, воины, bellatores, которые покоряют сельчан и обкладывают их данью. Город есть крепость,созданная воинами и предназначенная для обороны и хранения дани, взимаемой с прилегающих к нему земель. Поэтомуу города и у села совершенно разный социальный состав. В городе пребывают bellatores, в селе — laboratores. Историческиbellatores тесно связаны с oratores, и составляют с ними общую элиту — господа копья и господа слова. Но проживающая в городе элита воинов и жрецов нуждается в обслуге, в холопах, дворне, слугах. Холопы рекрутируются из бывших крестьян, либо продающих себя в услужение, либо захваченных. Но их социальный статус меняется, они больше не laboratores, труженики, так как они не обрабатывают землю и не производят доминантные формы материальных благ (пищу). Они-то и являются матрицей буржуазии. Cлово «bourgeois» происходит от слова Burg, то есть город. От этого же корня в русском языке «горожанин» и «гражданин». Состав горожан-буржуа пополняют всевозможные бастарды, продукты нелегальных отношений элиты с женщинами низших социальных страт. Усложняясь, эта модель пополняется не просто обслугой аристократии, но и обслугой обслуги. Это и есть буржуа-горожане, совокупность холопской прислуги, обитающей вокруг дворян в центре сбора дани с окружающего крестьянского населения (собственно, «народа»). Это очень важно: буржуазия, по своему происхождению, не есть просто часть народа, это совсем иной тип, оторванный от народа, Третьего сословия (laboratores), но и не допущенный в ряды аристократии (bellatores и oratores).Крестьянин занят трудом и пребывает в крестьянском космосе, укоренном в традиции. В этом его социологическая сущность. Воин занят войной и пребывает в стихии смерти и пира. На этом он основывает свою практику власти. Буржуа оказывается между этими пластами – он не производит продукты питания, не укоренен в традиционном космосе, но он отстранен и от войны, и от властвования. Буржуа холуйствует. По сравнению с крестьянином он бездельник. По сравнению с воином — трус. Иными словами, буржуа не есть представитель ни второго сословия, ни Третьего. Он изначально (!) есть симулякр.Буржуа становится торговцем, потому что торговля – это зона обмена, и расположена на границе, – но сам буржуа социально находится на границе между первой и второй функцией. Не в особых социокультурных меньшинствах, протестантах или евреях, следует, таким образом, искать истоки капитализма как социальной и психологической перверсии; капитализм рождается из города и его социологической и социокультурной стихии.Каста холуев, дорвавшись до власти, порождает глобальный холуйский строй. Это и есть капитализм. Он антитрадиционен,антинароден и антинационален с самого начала. И именно капитал, достигнув свободы от сословного общества, опрокинуви поработив своих господ (клир и аристократию), становится глобальным и космополитическим. Это не болезнь диспропорции, это закономерное развития изначального уродства.Отсюда вытекает важный вывод: буржуазия — не Третье сословие и не народ. Это подлый паразитический слой общества,несущий в себе ressentiment (по Ницше и Шелеру) в качестве главной силы. Презирая «народ», из которого буржуа вышел,он ненавидит господ, которым служит. Так складывается ментальность социального вырожденца, носителя аномии. Новоевремя, Модерн, есть конструкт этого больного сознания, и этим все объясняется.Следовательно, традиционалисты и консерваторы ни при каких обстоятельствах не могут быть на стороне буржуазии, таккак этот тип является заведомо социальной патологией, носителем десакрализации, зависти, лжи и подлости. И что еще можно ожидать от идеологических потомков пресмыкающихся, но злопамятных рабов и сжигаемых мстительностью бастардов…Но и коммунисты, интуитивно осознающие порочность капитализма, не должны дожидаться его победы, чтобы лишь затемосуществить свою революцию. Манифест Коммунистической партии Маркса и Энгельса во всем неправ: он настаивает натом, что у коммунистов нет ничего общего с антикапиталистическими движениями сословного общества. У настоящих ком-мунистов есть общее и этого общего очень много. Это, впрочем, прекрасно описывает А. Сораль. Надо только отойти от схоластики и обратиться к реальному коммунизму. Этот реальный коммунизм побеждал не в индустриальных и капиталистических обществах, а, напротив, как раз в обществах традиционных. Только те социалистические революции имеют шанс победить, которые будут народными, а не догматическими. Это исторический факт, и a posteriori теоретический спор между Марксом и Прудоном, между большевиками и народниками выиграли Прудон и народники. Так было и так будет. Только народный социализм способен на осуществление революции, а догматический социализм обречен на провал, соглашательство и рекуперацию буржуазной демократией.Для консерваторов и традиционалистов, кстати, надо сделать еще один вывод: если они хотят победить буржуа и наказать нелегально дорвавшуюся до планетарную власти холуйскую сволочь, им надо опереться на народ, учесть социокультурный код настоящего Третьего сословия, то есть крестьянства. Поэтому только народный консерватизм, революционный консерватизм имеет шанс на политическое будущее — левый консерватизм, социальный и заинтересованный в благополучии простых людей.В принципе, эти мотивы в свернутом виде присутствуют в книге А. Сораля. «Империю» может победить только альянсаристократического духа, героизма и традиционалистского интеллектуализма с широкими народными массами, ищущимисвободы и социальной справедливости.

11 марта 2015, 20:35

США ввели новые санкции

Власти США в лице министерства финансов объявили о расширении черного списка в отношении 14 человек и 2 организаций.

29 октября 2014, 16:42

Смысл игры - 70

Ссылка на youtube, файлы для скачивания и расшифровка - в полной версии новости Западные подстрекатели! Руки прочь от Украины и России!   ПОДПИШИСЬ! подробнее

24 сентября 2014, 06:51

Кто делал из Гиркина Стрелкова и зачем? И за что его и Бородая убрали из Новороссии.

Бэкграунд Стрелкова и Бородая, как зеркало большой игры   Игорь Иванович Стрелков (Игорь Всеволодович Гиркин, 17.12.1970) – родился и вырос в Москве, увлекается военной реконструкцией и историей Белого движения. Закончил Московский государственный историко-архивный институт. Принимал участие в военных действиях в Приднестровье, в Боснии и в Чечне. В конце 90-х вместе с Бородаем работал корреспондентом газеты «Завтра», в 2011 был корреспондентом «ANNA-NEWS» в Абхазии. На пресс-конференции 10 июля 2014 года Стрелков сказал, что он полковник ФСБ, ушедший в отставку 31 марта 2013 года.  Александр Юрьевич Бородай (25.07.1972) – родился и вырос в Москве, закончил философский факультет МГУ. Принимал участие в составе одной из боевых групп в событиях сентября-октября 1993 года в Москве на стороне Верховного совета РСФСР, на пресс-конференции 10 июля 2014 года заявил, что воевал в Приднестровье. С середины 90-х годов печатается в газете «Завтра», занимается Pr и политическим консультированием. На момент начала войны в Новороссии был консультантом по пиару и возглавлял интернет-телеканал «День ТВ». Первая общая черта – они оба родились и выросли в Москве, получив гуманитарное образование, и никак не были связаны с Донбассом, оказавшись, тем не менее, во главе ДНР. На пресс-конференции 10 июля 2014 года Стрелков и Бородая заявили, что они познакомились в 1996 году на квартире у общей знакомой. Вторая общая черта – Стрелков и Бородай давние друзья, знакомые с 1996 года. Стрелков и Бородай неоднократно декларировали свои радикально-белые взгляды: Стрелков: «Хам — это всего лишь орудие… страшное и ржавое, но не более. Рука, управляющая этим орудием, скрыта за кулисами. Россия погибла из-за того, что Хама тщательно выпестовали и выпустили на волю, объяснив ему, что он — «соль земли» и «право имеет». Я неоднократно расписывался в уважении к Русскому Корпусу в Югославии. По моему глубоком убеждению, большевистская власть по сей день остается в России. Да, она мутировала почти до неузнаваемости. Да, формальная идеология этой власти сменила знак на прямо противоположный. Но она остается неизменной в основе: в своей антирусской, антипатриотической, антирелигиозной направленности. В ее рядах — прямые потомки тех самых людей, которые делали революцию 17-го. Они просто перекрасились, но сути не изменили. Отбросив идеологию, мешавшую им обогащаться и наслаждаться материальными благами, они остались у власти. В 1991 году был переворот. Контрреволюции до сих пор не состоялось. Голосовать на этих выборах [2011-2012 год] можно за кого угодно — они ничего не решают. Впереди — новая схватка. Стране она обойдется очень недешево, но лучше сгореть, чем сгнить. Где-то год назад, озверев от безнадеги, пробежался по вероятным спонсорам «патриотического проекта» — был в частности у г-на Юрьева (один из спонсоров «Проекта Россия», через Мишку Леонтьева на него выходил — по Чечне с ним знакомы) — все без толку — выслушал и «поклялся а вечной верности Путину». Еще кое с кем общался — результат тот же. Буквально перед НГ спять встречался с Мишкой по частному поводу — он в пьяном бреду трепался про то, что «через полтора года власть будет валяться на земле и некому будет ее поднять». Трепло он известнее, но все же настораживает такое заявление этого «верного путинца». Кое-кто из моих друзей-приятелей занимается «украинским проектом» и пытается его провернуть как-нибудь на что-то более реальное, чем тупой «распил» выделенных на это Старой Площадью бабок (для чего этот проект, собственно, и придуман, к сожалению). Не очень верится, но все же, если поднапрячься, возможен «Приднестровский вариант» — как думаешь? В России же, похоже, сейчас ни хрена не сделать — нет конфликта, кет катализатора (Кавказ не в счет — «отвлечение на ложный объект»), все плотно контролируется. И имей в виду на всякий случай, что десяток-другой «ветеранов» с реальным опытом и готовностью «рискнуть всем” в «час X» собрать смогу» Справочно, Русский Корпус в Югославии – это белогвардейцы, пошедшие на службу к Гитлеру, и жестоко подавлявшие антифашистское сопротивление сербов. Русский Корпус в Югославии входил в состав Вермахта и РОА. Прокляв революцию 1917 года и расписавшись в уважении к нацистским карателям, Стрелков заявляет, что нынешняя власть – это де-факто большевики. Так же весьма существенно заявление Стрелкова о личном знакомстве с Юрьевым, которому он предлагал организовать антипутинскую «движуху», заявляя о готовности принять в ней самое непосредственно участие. Эти заявления особенно ценны тем, что они сделаны Стрелковым в качестве полуанонимного и никому неизвестного реконструктора на форуме, а не раскрученной публичной фигуры. «ТАСС-Аналитика»: «Но, с другой стороны, среди некоторой части наших граждан есть интерес к генералу Власову…» Бородай: «Да есть часть патриотов, которые активно интересуются коллаборационистами и рассматривают Вторую мировую войну как продолжение гражданской. Ведь немалое число советских граждан повернуло винтовки против Советской власти. Речь не только о генерале Власове, но и о таких явлениях, как Локотская республика, дивизия Каминского и других. Это - идеалы некоторой части патриотов. И здесь они, конечно, входят в противостояние с патриотами-сталинцами» Бородай 21 февраля 2014 года (т.е. в момент кульминации кровавого Евромайдана) прямо называет власовцев и других коллаборационистов патриотами и осуждает антифашистский пафос Антимайдана, де-факто заявляя, что на Украине было противостояние оппозиции и власти, а не фашистский мятеж. Третья общая черта – радикально-белые настроения и симпатии к власовцам. В конце мая публикуется «переписка Стрелкова» (чью почту как бы сломали), где сам Стрелков пишет: «Уволен в запас по сокращению штатов в звании полковника. Оформляю пенсию. С весны работаю начальником службы безопасности в фирме «Маршал-Капитал» у Константина Малофеева» - подобные вбросы всегда являются проблематичным источником, и мы бы даже не стали на них ссылаться, если бы не несколько обстоятельств: Во-первых, приведенная в переписке фактура отчасти совпадает с заявлениями Стрелкова: он говорит, что был полковником ФСБ и 31 марта ушел в отставку, и в переписке сказано, что он полковник ФСБ, отправленный в отставку весной. Но и этого обстоятельства для серьезного рассмотрения данной информации было бы недостаточно, не появись и другие публичные подтверждения. Во-вторых, известный православный олигарх Малофеев, в интервью «Forbes», отрицая факт работы Стрелкова начальником его службы безопасности, заявляет следующее: «Это может быть правдой. И в Киеве, и в Симферополе, и в Севастополе охраной Даров занимались многие добровольцы, и среди них мог быть Гиркин. Обеспечить безопасность во время этого мероприятия было для нас очень важно». Т.е. мы можем уверено говорить о том, что Стрелков обеспечивал безопасность (разумеется в качестве добровольца) на мероприятиях Малофеева. В том же интервью Малофеев говорит о Бородае следующее: «Александр Бородай, действительно, до назначения на нынешнюю должность являлся моим консультантом по пиару, мы с ним работаем около трех лет. Он вел ряд проектов, связанных с деятельностью как «Маршала», так и Фонда Святителя Василия Великого. Я хочу пожелать ему удачи в его дальнейшей работе, но, конечно, в новом статусе он не сможет продолжать консультировать меня по пиару. Очень жаль, потому что он был прекрасным специалистом, на мой взгляд, одним из лучших в России. Он был консультантом не в персональном качестве, а представлял свою компанию, с которой контракт не расторгнут и с которой, думаю, я буду продолжать работать, но, во всяком случае, не с Александром... Я знаю только, что они [Бородай и Стрелков] друзья.» Таким образом в сюжет Стрелкова-Бородай образуется четвертая общая черта – Малофеев, чья фигура требует дополнительного рассмотрения.  Константин Малофеев — основатель инвестиционной группы «Маршал Капитал», крупнейший миноритарий и член совета директоров «Ростелекома», председатель Попечительского совета «Фонда Василия Великого», начинал свою деятельность в компании «Ренессанс Капитал» у Бориса Йордана. Малофеева часто называют «православным рейдером», см. подробнее об этом здесь. Вот что пишет о Малофееве журналист Олег Кашин (в целом Кашин очень хвалит Стрелкова): «Самого Малофеева все мои собеседники описывали одинаково – да, он искренне и всерьез помешан на духовности, державности, военной истории, у него огромная библиотека исторической литературы, еще в девяностые годы он был активным православным деятелем в Петербурге, общался с покойным ныне митрополитом Иоанном (Снычевым), имевшим в те годы репутацию открытого фашиста (ближайший соратник митрополита Константин Душенов отсидел в тюрьме по 282-й «экстремистской» статье), а после смерти митрополита Малофеев от церковных дел отошел, подружился с Александром Дугиным, потом с кем-то еще, и к началу десятых годов, параллельно своей карьере профессионального миноритария, превратился в ярчайшего представителя социальной группы «православные бизнесмены» – по словам знакомых с ним людей, могут быть вопросы к тому, каким способом он зарабатывает свои деньги, но нет вопросов к тому, как он их тратит – церкви, школы, исторические исследования и так далее. Человек, готовый тратить любые деньги на то, чтобы Россия стала похожей на ту, «которую мы потеряли» и о которой любит писать сайт «Спутник и погром»... знакомый из «Правого сектора» рассказал, что одним из спонсоров предвыборной кампании лидера этой организации Дмитрия Яроша стал крупный российский бизнесмен Константин Малофеев» Важная деталь – этот текст Кашин писал по итогам своей командировки в Крым, куда он ездил от лица «Спутника и Погрома» (Просвирнин утверждал, что Кашин работал на него бесплатно, расходы были только на оплату дороги). Александр Дугин так же является знаковой для процесса в ДНР фигурой, об этом написана серия статей с богатейшей фактурой: раз, два, три.  Мы лишь коротко напомним, что рассуждающий на тему «Русские патриоты близки к тому, чтобы отвернуться от Путина» оккультный фашист Дугин: - Вовсе не скрывает своих взглядов, цитируем: «Фашизм интересует нас с духовной, идеалистической стороны, как идеология, пытающаяся через обращение к национальному фактору преодолеть классовое противостояние в обществе»; - Является членом «Черного Ордена SS»; - Теснейшим образом связан с Губаревым (человек Дугина Александр Проселков является советником Губарева + Дугин открыл своей офис на его квартире); - Творит то, что сложно описать словами (посмотрите видео по ссылкам выше); - И, что нас особенно интересует, участвует в международных съездах «Черного интернационала», которые организуется и финансирует все тот же Малофеев. В июне в Вене состоялся организованный и профинансированный Малофеевым съезд «новых правых», который итальянская «La Repubblica» назвала съездом «Черного интернационала» (что в сущности правда). В этом съезде принял участие Дугин и, повторим еще раз, организацию и финансирование съезда «Черного интернационала» осуществлял Малофеев. Позднее Дугин заявил, что Стрелков, Бородай и Малофеев работали в одной связке в Донбассе: «На уровне крупного бизнеса среди православных магнатов, близких к Путину, одной из важных фигур, с самого начала занявшей строго патриотическую позицию, был Константин Малофеев, ранее известный больше своими связями с православной церковью и благотворительными проектами (Фонд Василия Великого)... Он и его близкие друзья и коллеги Игорь Стрелков и Александр Бородай принимали в крымских событиях самое деятельное участие... Этим объясняется и Стрелков и Бородай, вежливые люди в Славянске и сама тематика православия, русской идентичности и евразийской геополитики, которая доминировала в донецкой Революции. Малофеев оказался хотя и теневой, но ключевой фигурой продолжения Русской Весны... мандат Малофеева на Новороссию был отозван». Таким образом, Дугин прямо заявляет, что Бородай, Стрелков и Малофеев являются частью одной команды (близкими друзьями, коллегами и т.д.). И что теневой, но ключевой фигурой этой команды является Малофеев, который имел мандат от Кремля на работу в Донбассе. Этим Дугин объясняет появление Стрелкова и Бородая в ДНР и создание соответствующего идеологического конструкта (который Дугиным описывается весьма лукаво). «Спутник и Погром» (Просвирнин) де-факто стали главными пиарщиками Стрелкова, все эти «300СтрелковцевСлавяноград» и т.п. сделали они:  Т.е. важно, что «Спутник и Погром» (СиП) не просто всячески героизировал Стрелкова на своем сайте, он стал генератором контента в духе «300 стрелковцев», который очень широко пошел по Рунету. До начала антифашистского сопротивления Новороссии, СиП в том же духе героизировал Евромайдан и призывал повторить его в Москве:  Причем повтор Евромайдана в Москве главный редактор «Спутника и Погрома» Просвирнин хотел именно в нацистском ключе, цитируем его статью от 21 января 2014 года: «Ошибка русских ультраправых в том, что они, поставив себя выше общегражданской политической активности, стали ждать какого-то другого, нового протеста, который бы возглавил лично восставший Адольф Гитлер — и тогда десятки тысяч отечественных нацистов не побрезговали бы встать в строй. Украинцы же воскрешения Гитлера ждать не стали (хотя 14/88 на щитах свидетельствует об однозначных симпатиях), а вместо этого просто подмяли протест под себя грубой силой, как это бы сделал, собственно, настоящий Гитлер. Украинские фашисты, украинские нацисты, украинские националисты в решительный час повели себя как настоящие гитлеровцы, не став жеманиться... в буквальном смысле слова повернув курс украинской истории. Русские же фашисты, нацисты и националисты оказались гитлеровцами теоретическими, чтоб там поспорить про расовую теорию — да, а чтоб стащить Немцова со сцены и самому ее занять — нет. В духе царящего в нашем отечестве постмодернизма, официальные политические радикалы как раз оказались абсолютно нерадикальными. Возможен ли Русский Правый Сектор? Наша страна полна множеством правых и ультраправых организаций, из одних лишь футбольных фанатов можно сформировать отдельную штурмовую дивизию. Плюс многочисленные «Русские пробежки», плюс полулегальные группы по борьбе с мигрантами и наркоторговцами, плюс дети Тесака, плюс остатки РНЕ и ДПНИ, плюс казачьи и православные организации (особенно с подчинением РПЦЗ), плюс ультрарадикальные неоязыческие террор-группы, всевозможные Союзы Офицеров (после Квачкова смотрящие на власть известно как) и бесчисленное множество спортивных кружков, клубов и турниров с правым и ультраправым уклоном. Тут не то, что Правый Сектор — целый Правый Фронт сформировать можно, причем после Манежки у русских правых есть опыт неформальной координации и организации митингов, сходов и непубличных драк стенка на стенку. ВСЁ ЕСТЬ». После бандеровского гос. переворота, Просвирнин начал проклинать Украину (именно Украину и украинцев, а не бандеровцев) и всячески навязывал идею отказа от антифашистского духа сопротивления Новороссии, подробнее об этом здесь. Сопротивление Новороссии Просвирнин называет «Русским зверем» (статья опубликована 24 мая 2014): «в основание текста легла работа Майкла Келлога... русские белоэмигранты во многом способствовали радикализации нацизма и смещению его фокуса на антисемитизм. Та пылающая, безумная ненависть к большевикам просто не могла родиться в относительно тепличных условиях Германии, она была принесена с пылающих полей Русской Гражданской. Нацизм, в некотором роде, можно рассматривать как бактерию-носитель вируса священного русского безумия, безумия людей, потерявших всё, опаленных огнем преисподней и иссушаемых жаждой мести. И 22 июня эта месть, этот рессантимент, питавший сердца белогвардейцев, ставших нацистскими идеологами, сочившийся в венах НТСовцев, записавшихся в войска первой линии, бурливший под кожей крестьян и рабочих, что чуть позже уйдут к Дирлевангеру, — эта безумная, черная, всесокрущающая иррациональная месть прорвалась наружу... Само собой, что очень скоро борьба с большевиками вылилась в борьбу с русским народом, войну не с государственным аппаратом СССР, но с населением, опьяневшая от крови германская военная машина зарылась в горы трупов, в войну на уничтожение с самым большим белым народом мира. Войну, которую она не могла выиграть. Но сначала Русский Зверь на мгновение вырвался на свободу, и именно в эти короткие дни Сталин сбежал на дачу, где пил страшно, пил беспробудно... Написать же этот пост меня побудили две вещи: попытки использовать текст о 22 июня для организации информационной кампании против нас и (что более важно) стойкое ощущение того, что Зверь снова просыпается. На этот раз — в выжженных степях Донбасса» Вот как Просвирнин описывает деяния этого «Русского зверя» в своей статье «Тот бесконечный летний день»: «22 июня у нас отмечается как День Памяти и Скорби. Не думаю, что это день памяти и скорби. Это ДЕНЬ ОТМЩЕНИЯ... 22 июня 1941-го года Белая Европа вернулась в Россию. Небо потемнело от самолетов. Земля затряслась от танков. Деревья зашатались от хохота - это хохотали сотни, тысячи чинов Русской Императорский Армии, вступившие добровольцами в Вермахт, СС или создавшие свои подразделения. Белые русские возвращались в красную совдепию. Без жалости. Без пощады. Без сантимента. Без проблеска сочувствия. Партбилет, заветная Книжечка Всевластия, символ принадлежности к высшей советской расе, внезапно превратился в метку обреченного, в которой был записан приговор. Вырезали всех партийных. Сотрудничавших с партийными. Отдаленно похожих на партийных. Пощады не было никому. 70-летние кадровые царские офицеры добровольно записывались в полки рядовыми, лишь бы добраться до коммунистической глотки. Скалившаяся предыдущие 20 лет советская сволочь ощутила на своем горле холодные костлявые пальцы. Русские пальцы. Для немцев это была война за мировое господство и что там еще. Для русских это была война на истребление. Полное. Окончательное. Так, чтобы от красных даже памяти не осталось. Знаменитая зондеркомманда Дирлевангера, самое чудовищное и жестокое подразделение всей Войны, в отдельные моменты на 40% состояло из русских. Фашистские каратели. С рязанскими рожами. Он резали, сжигали заживо и хохотали. Они пили Смерть Красных и не могли напиться, жажда сжигала и сжигала их, гнала от горы трупов к горе, от горы к горе, от горы к горе. От мяса к мясу. И мяса всегда было мало... своей холодной мертвой рукой русский схватится за красное горло именно тогда, летом 41-го. 22 июня. В День Отмщения» Де-факто Просвирнин заявляет, что сопротивление Новороссии – это власовцы и славит их, как власовцев, как бы между делом заявляя, что нацизм есть порождение «священного русского безумия» (и что русские идеологи виновны в Холокосте, т.е. немцы были «распропагандированы» русскими, а сами ничего такого и не планировали). Между прочим, крайне символично то, что подобные заявления (будучи широко засвеченными) не вызвали минимально внятной реакции раскручивающих Стрелкова медиа, которые, наоборот, яростно вступились за Просвирнина («не смейте критиковать Просвирнина за нацизм, он ведь аж целый игрушечный беспилотник в Славянск послал!»). После всего этого Стрелков официально объявляет Просвирнину благодарность и, вызвав волну возмущения, поясняет, что певец власовский Новороссии Просвирнин – это не враг, цитируем: «В связи с резонансом в информационной среде, вызванным моей благодарностью организации «Спутник и Погром», хочу сказать, что мне без разницы кого благодарить, будь-то монархисты, анархисты и так далее, главное, что они оказывают реальную помощь Славянску и не являются врагами» Получив такой мандат от Стрелкова, Просвирнин в эфире «Дождя» заявил, что становление Новороссии разрушит Россию (вспомните его высказыванием: «возможный крах РФ от воссоединения — это не опасность, а БОНУС»), а Стрелков совершит вооруженный переворот, установив в России власть англосаксонской монархии: «Он [Стрелков] распространит фронт на всю Новороссию, после чего России придется трансформироваться... РСФСР [имеется ввиду РФ] начнет распадаться сама под действием этого национального притяжения... Я не думаю, что кто-то за Путина будет воевать против Стрелкова, я думаю, если Стрелков пойдет на Москву, то все соединения будут автоматом переходить на его сторону» «Если бы Стрелкову дали возможность переустроить Россию, то у нас была бы конституционная монархия... Винзоры, естественно – это единственная более ли менее нормальная монархия в современном мире... Майкла Кентского на царство!» По сути, Просвирнин осуществил очень грубую провокацию на разрыв связей между сопротивлением Новороссии и Россией, т.е. сработал на слив Новороссии. Но и это осталось без какой-либо внятной реакции со стороны раскручивающей Стрелкова медиа компании, никто Просвирнина даже не осудил (напомним, что у Стрелкова есть помощник по работе со СМИ Друзь, не говоря уже об огромном числе СМИ, никак этот демарш на «Дожде» даже не прокомментировавших).Весьма существенной является фигура вышеупомянутого Бориса Йордана, у которого начинал свою карьеру Малофеев. Не имея возможности детально рассматривать ее в данной статье, кратко сообщаем, что Борис Йордан, является создателем компании «Ренессанс капитал» и инвестиционной группы «Спутник».  Отец и дед Бориса Йордана служили в карательном Русском корпусе в Югославии (в уважении в которому неоднократно расписывался Стрелков). В последствии семья Йордана эмигрировала в США, где он и родился.  Йордан Алексей Борисович В 1999 году Йордан учредил Фонд содействия кадетским корпусам имени своего деда Алексея Йордана, воевавшего в частях Верхмата. Одним из доноров которого является «Спутник». Ежегодно фонд помогает более чем 60 кадетским корпусам по всей России.Крайне интересен и «Фонд Василия Великого», учредителем и председателем попечительского совета которого возглавляет Малофеев. Генеральным директором фонда является Зураб Чавчавадзе. Который следующим образом отзывается о Стрелкове и Бородае: «Я ведь лично знаю Игоря Стрелкова, а Сашу Бородая я вообще знаю с пеленок, что называется. Мы были очень близкими друзьями с его отцом Юрием Мефодиевичем Бородаем, крупным философом, доктором наук. Сашу я знаю с малых лет, с умилением наблюдал за его взрослением... Именно Бородай меня познакомил со своим самым близким другом Игорем Стрелковым, с которым судьба сдружила его на чеченской войне... Мы много разговаривали с Игорем [Стрелковым, прим. friend], вместе с Константином Малофеевым, объясняли наши позиции, поскольку нам предстояло сотрудничать, когда Стрелков еще до крымских событий вливался в нашу структуру, когда он пришел на работу в наш Фонд Василия Великого. Он сразу вызвал симпатию и у меня, и у Константина, с которым мы обменялись сразу своими впечатлениями. Мы заинтересованно с ним беседовали, нашли много общего. Выяснилось, что Стрелков - монархист, а мы с Константином Малофеевым монархисты убежденные, что называется, со стажем. С Константином я знаком очень давно, с тех пор, как передавал ему, пятнадцатилетнему мальчику ответ на его письмо к Великому князю Владимиру Кирилловичу. Я тогда был активным участником монархического движения. И на фоне всех ссор и дрязг в монархической среде искренняя и чистая позиция юного Кости меня просто подкупила. Я понял, вот он и является настоящим монархистом. Словом, для меня Костя - родной человек. И вот мы вместе с ним говорим: какой удивительный человек Игорь Стрелков!». Пятая общая черта – Чавчавадзе, совсем элитный представитель белой эмиграции, напрямую связанный с Малофеевым и другими элитариями, рассматриваемыми нами в контексте Стрелкова и Бородая. Зураб Чавчавадзе прямо заявляет, что Стрелков работал в «наших структурах», т.е. на Малофеева, Чавчавадзе и др.  Рассмотрение крупной фигуры белоэмигранта Зураба Чавчавадзе потребует работы, несоизмеримо большего объема, чем скромная связка Бородай-Стрелков, поэтому мы ограничимся лишь несколько яркими фактами (яркими мазками). Зураб Чавчавадзе стал одним из подписантов «Открытого письма» на имя Путина, Медведева, Пивоварова, Лаврова, Сванидзе, Собянина, Патриарха Кирилла, Каспарова и т.д. Подробнее об этом написано здесь – «66, или Ультиматум Путину», суть письма в 2-х цитатах: «освободить Красную площадь от кладбища, на котором находятся Сталин и другие соучастники Ленина. Урны с прахом боевых генералов захоронить на мемориальном кладбище под Мытищами... По нашему мнению, необходимо сжечь тело Ленина в Крематории, пепел запаковать в стальной цилиндр и опустить его в глубокую впадину Тихого океана. Если захоронить его на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге, то недовольные граждане могут взорвать могилу Ленина, повредив близлежащие могилы... 26–28 октября 2012 года в Санкт-Петербурге состоялся Всемирный Конгресс соотечественников. С приветственным письмом к Конгрессу обратился Президент РФ В. В. Путин и призвал зарубежных соотечественников принять участие в развитии экономики России путем внедрения новых технологий и инвестиций. Но такие просьбы не будут выполнены без вынесения Ленина из Мавзолея и ликвидации кладбища на Красной площади» Более грубый и зарвавшийся шантаж президента России представить себе трудно, желание же вытереть ноги о Победу (даже прах боевых генералов хотели с Красной площади выкинуть) мы не станем комментировать подробно, ибо все предельно очевидно. Стрелков на форуме forum-antikvariat.ru (где он известен по ником Котыч) 24 февраля 2011 года следующим образом высказывался по этому вопросу: «Мумию надо сжечь в крематории. Пеплом зарядить пушку и выстрелить на запад». Родственник Зураба Чавчавадзе – Чавчавадзе Георгий Николаевич был офицером РОА (Вермахта), т.е. власовцем.  «Фонд Василия Великого» был одним из ключевых создателей (спонсоров) «Национальной родительской ассоциации» (НРА), которая в 2013 году с позиций якобы ортодоксального православия лоббировала введение в России ювенальной юстиции, подробнее об этом здесь. «Фонд Василия Великого» тесно сотрудничает с американской организацией «World Congress of Families» («Всемирный конгресс семей»), замыкаясь через него на совсем правые американские круги. Весьма символично, что во «Всемирном конгрессе семей» куратором по России является открытая и очень известная экуменистка Дженис Крауз. В этом же сюжете засвечивается связь рассматриваемого нами субъекта с «American Enterprise Institute» (а это уже совсем-совсем серьезно), подробнее об этом – здесь. Исполнительный директор НРА Комов заявлял, что «Национальная родительская ассоциация» опирается на поддержку «Фонда Василия Великого» и таких крупных бизнес-игроков, как Евгений Юрьев. Шестая общая черта – Юрьев, о близком знакомстве с которым писал Стрелков, Бородая, как пиарщик «Фонда Василия Великого», с высокой вероятностью не совсем чужой человек для финансирующего этот фонд Юрьева. Не говоря уже о достаточно тесной связи между Юрьевым и Малофеевым. Давний знакомый и бизнес-партнер Малофеева Евгений Юрьев – это создатель бизнес-структуры «Атон», которая вместе с международной крупнейшей структурой Franklin Templetone Investment создала структуру «Темплтон». Это тот самый Юрьев, о личном знакомстве с которым пишет Стрелков, называя основателя «Темплтон»: «вероятным спонсорам «патриотического проекта».  Franklin Templetone Investment — огромная инвестиционная корпорация, одна из крупнейших в мире. Специализируется она прежде всего на инвестициях в развивающиеся страны. Причем она осуществляет эти инвестиции так, что они дают до 600 процентов в год [т.е. речь идет о грабеже]. По официальным сообщениям: «На 31 мая 2012 года под управлением «Франклин Тэмплтон инвестмент» находятся активы на сумму 683 миллиарда долларов». Действиями Franklin Templetone Investment на восточно-европейском направлении (и прежде всего, в России) руководит Марк Мобиус.  Инвест стратегию, позволяющую зарабатывать 600% годовых, Марк Мобиус описывается следующим образом: «Акции нужно покупать, когда на улицах льётся кровь... Даже если эта кровь - ваша». Franklin Templetone на сегодня является одним из самых активных инвесторов на украинском рынке, активно приобретая различные активы, в частности, Franklin Templetone скупила 40% госдолга Украины, который должен быть погашен до 2017 года. Т.е. Franklin Templetone Investment никак не заинтересован в развале объекта инвестиций, в то время как очень сильная, но временная дестабилизация ему только на руку (активы можно скупить за бесценок). Приход к формальной власти в ДНР связки Стрелков-Бородай вряд ли мог произойти без плотных контактов с Кремлем, надо отдать должное Бородаю, который говорит об этой связи более чем откровенно: «Без преувеличения, Сурков - наш человек в Кремле».  О том, что именно Суков курирует в Кремле Украину уже сообщают даже СМИ. Еще раз цитируем Бородая: «Сурков - наш человек в Кремле» - де-факто это прямо признание в том, что в Кремле команду руководителей ДНР курирует Сурков.Таким образом складывается следующая картина: 1) Стрелков и Бородай являются давними друзьями со схожими взглядами, в рамках которых они готовы расписываться в уважении к власовцам и называть их патриотами России; 2) Не имея никакого отношения к Донбассу, старые друзья Бородай и Стрелков оказываются во главе ДНР; 3) Они замыкаются на Малофеева и других людей с радикально-белыми, де-факто власовскими взглядами, чьи родители воевали в составе РОА-Вермахта против СССР; 4) Эти люди последовательно выступали не просто за «вынос Ленина» (что не чуждо и нормальным, невласовским белым), но и за отказ от Победы (символом чего является требования выноса праха генералов Победы с Красной Площади). Т.е. де-факто речь шла о тотальной десоветизации, которой настойчиво требует Запад. 5) А за тем они же с православных позиций лоббировали введение ювенальной юстиции (ЮЮ), что опять-таки является требованием Запада (и такое сочетание требований демонтировать Победу и ввести ЮЮ неслучайны). Линия лоббирования ЮЮ засвечивает совсем серьезные связи рассматрваемого нами субъекта с крайне правыми и крайне элитными американским кругами из «American Enterprise Institute»; 6) Все тот же Малофеев является организатором международного съезда «Черного интернационала»; 7) Со слов Бородая, в Кремле куратором руководства ДНР является Сурков; 8) Откровенно провокационный и 100% власовский «Спутник и погром», называющий ополчение «реинкарнацией власовцев», является главным застрельщиком пиара Стрелкова, получая от него благодарности и, по информации сотрудничавшего с Просвирниным Кашина, финансирование от Малофеева; 9) Связка Стрелков-Бородай буквально через одну ступень выходит на крупнейшую международную структуру Franklin Templetone Investment, занимающуюся грабежом развивающихся рынков и владеющей 40% госдолга Украины, которая совершенно не заинтересована в развале Украины (в случае которого погорят их многомиллиардные инвестиции). P.S. Борис Йордан в интервью «Эксперту» (№1, 29.01.2001) очень точно и откровенно описал игру, которую власовский враг ведет в Новороссии: «то, что мой дед не сумел сделать с оружием в руках в рядах Белого движения [Вермахта], я сделал через приватизацию» В качестве вывода мы хотим сказать только одно: власовцы не могут по-настоящему воевать с бандеровцами, они с ними одной крови.

01 августа 2014, 12:26

Война между дугинцами и кургеняновцами продолжается

Оригинал взят у ruskom в Дугинизмы - манипулятизмы А. Дугин, высказывающий без зазрения совести оккультные, и гностическо - фашистские взгляды, порадовал очередным перлом из своего ВК . Не очень понятно, то ли пишет какой-то "Олег", то ли Дугин сам или его очередная сущность, но текст размещен от лица Дугина, и значит Дугин, как минимум, с написанным солидарен. Препарирование очередного лживого наброса от-Дунгина проведем, памятуя дугинские же слова:   "Подмена понятий и переворачивание — один из самых древних приемов манипуляции сознанием".  Да, господин Дугин, вы подаете вашим читателям классическиий пример топорных манипулятивных посланий. К тому же, в тексте Дугин пытается оболгать движение "Суть времени", которая ужа давное воюет в Донецке под собственным знаменем, поэтому мы просто обязаны сказать правду и разбить ложь Дугина:  Самый грубый пример манипулирования - это приписывание своих тезисов другим. Что и делает господин Дугин, приписывая "Сути Времени" следующую логику: "все кто мыслит национально-консервативными взглядами, что суть и есть правое движение — это одно и тоже, что и бандеровцы". Такой тезис никогда и нигде не высказывался в наших официальных текстах и видео-выступлениях. В ответ на это наглую ложь вынужден повторить, о чем мы говорим. Мы говорим о ваших, дугинских, фашистских взглядах. Ведь именно Дугин участвовал в организации с названием «Черный Орден SS» под руководством писателя Евгения Головина - «рейхсфюрера». Головин с начала 60-х он занимался переводом работ европейских традиционалистов-гностиков и подпольно пропагандировал труды Рене Генона, Юлиуса Эволы, Мигеля Серрано и других авторитетов европейских «новых правых», интеллектуалов, создававших философские и оккультные основы фашизма. В этой организации вы занимались изучением традиционализма и нацистской эзотерики, сопровождавшейся различными оргиями, описанными в последствии в рассказах очевидцев, а также в романах Ю.Мамлеева. Именно господин Дугин в сентябре 1993 года на 1-ом канале телевидения участвовал в цикле передач «Тайны века», который был посвящен эзотерике и философии фашизма. А в конце 1996 – начале 1997 гг. вел еженедельный эфир на «Радио 101» передачу «Finis mundi» («Конец мира») и В ней рассказывал о «великих идеях» и «замечательных людях», а на самом деле сатанистах, гностиках и фашистах (среди которых Юлиус Эвола, Рене Генон, Карл Хаусхофер, Герман Вирт, белый генерал-оккультист барон Унгерн фон Штернберг и др.). Именно вы, Александр Дугин в 1992 году, в журнале «Элементы» писали: «Фашизм интересует нас с духовной, идеалистической стороны, как идеология, пытающаяся через обращение к национальному фактору преодолеть классовое противостояние в обществе». Здесь же вы восхищались Гиммлером, атмосферой «интеллектуальной свободы и плюрализма», царившей в организации СС, воспевали Муссолини, Франко, Кодряну и другие культовые фигуры Третьего рейха. О вашем фшизме мы говорим, господин Дугин. Мы так же говорим, о "черном интернационале" сообществе европейских "новых правых", а попросту о прилизанных фашистах, с которыми Дугин активно сотрудничает с 90х годов, когда он и его соратники знакомятся с европейскими «новыми правыми», группой G.R.E.S.E. и ее лидером Аленом де Бенуа, который еще в 60-х годах прошел большую школу деятельности в ультраправых организациях. Так в рамках сотрудничества с европейскими идеологами «Третьего пути» и под влиянием трудов западных геополитиков (в том числе разработчика официальной доктрины «Третьего Рейха» геополитика, мага и оккультиста Карла Хаусхофера) группой Дугина была произведена адаптация евразийства к современным политическим условиям.  Участие Дугина в построении "черного интернационала" начались с контактов с «философами и геополитиками евразийской ориентации», по сути «новыми правыми» – Аленом де Бенуа, Робером Стойкерсом, Клаудио Мутти, Жаном Тириаром, а также выпуск своего журнала «Элементы», являвшегося калькой с европейских «Элеман». Наши претензии к "новым правым" совсем не потому, что они правые. Пусть они называются как угодно. Как говорится, хоть горшком назови - только в печь не клади. Наши претензии к "новым правым" в том, что они проповедуют фашистскую идеологию и вместе с Дугиным хотят поместить Россию в "печь" фашистизации, создав фашистскую Россию. Так например, бывший эсесовец, глава общеевропейского радикального движения «Юная Европа» Жан Тириар говорит: «Мировое значение государств Европы будет окончательно утрачено, если они не объединяться в единую Империю, противостоящую США. Для освобождения Европы от американской талассократии ей необходимо объединиться с СССР. …СССР является европейской державой и с геополитической точки зрения есть наследник Третьего рейха. СССР ничего не остается, как, двигаясь с востока на запад, выполнить то, что Третий рейх не сумел проделать, двигаясь с запада на восток. …СССР выиграет войну с США, если создаст хорошо интегрированную Евро-советскую империю, которая будет простираться от Владивостока до Дублина и Рейкьявика». (Книга «Евро-советская империя от Владивостока до Дублина», интервью 1975 года, Париж.) Это одна модель будущей Европы. А вот другие. Главный редактор журналов бельгийских «новых правых» «Ориентасьон» и «Вулуар» Стойкерс: «В рамках национал-социалистического режима существовал интеллектуальный оазис, в котором концепции Консервативной революции продолжали развиваться без искажений, неизбежных в массовых проявлениях режима. Мы имеем в виду организацию Ваффен-СС и особенно научный сектор этой организации «Аненербе», «Наследие Предков». В частности, вместо узконационального германизма внешней пропаганды СС стояло за единую Европу, разделенную на этнические регионы с нео-феодальными центрами, и при этом этническим немцам никакой особой роли не отводилось». (Из журнала «Вулуар»). Мы говорим о дугинской связи с "новыми правыми" и одновременно с "православным" олигархом-рейдером, господином Малофеевым, вместе с которым Дугин проводил съезд "новых правых" в Вене в мае этого года. Об этом первыми начали говорить респектабельные европейские газеты «Tages Anzeiger» (Швейцария) и «La Repubblica» (Италия). Они же называют этот съезд "черным интернационалом". Мы говорим о том, что Дугин выстраивает связи между европейскими "новыми правыми" и власовской и красновской белоэмиграцией, которая окопалась в фонде Василия Великого, руководителем которого и является проводивший венский форум олигарх - рейдер Малофеев. Власовско - красновская белоэмиграция, которая всегда была, есть и будет врагом советской и нынешней России, для которой русский народ, допустивший у себя семидесятилетнюю первую попытку построения коммунизма есть народ ущербный, который нужно по мнению белоэмигрантов жестоко и упорно исправлять, железом и кровью. И мы говорим, что оккультисты - фашисты дугинского типа, "черный интернационал" фашистские корни которого уходят в США и коллаборационисты - власовцы не могут быть сегодня серьезными противниками бандеровцев. Так как и вам, фашистам и коллаборационистам и бандеровским упырям сегодня нужна слабая Россия, погруженная в пучину безвластия, Россия агонизирующая и Россия ограбленная и униженная. Может быть вы и мечтаете взять власть в РФ и навести свой порядок, но кому нужна фашистская Россия, кроме вас, воспаленных разумом интеллигентов или насквозь црушных белоэмигрантов? Да и ваши способности наводить порядок и создавать государства не внушают никакого доверия, а разрушенная и ослабленная Россия будет очевидным фактом.  Об этом, о как минимум тактическом союзе СС-овцев и бандеровцев мы говорим.  А не бредим о том, что "всякий правый - бандеровец". Второй тезис - вопрос Дугина еще смешнее и страшнее одновременно:  Задавая такие вопросы господин Дугин видимо резко забыл, что не мы "Суть Времени" и не Сергей Кургинян были и есть так называемые "путинцы" и "охранители". Это вы, господин Дугин, присягнули Путину в 1999 году и до мая 2014 года активно Путина поддерживали, в том числе и заседая в путинском - охранительском Изборском клубе. Значит именно вы, а не мы, отвечаете за состояние России и ее достижения последних 14 лет "управления Путина". И именно себе вы должны задавать все вышеозначенные вопросы, а не нам. Что касается нашей позиции, то Сергей Кургинян неоднократно высказывался  за ввод войск РФ на территорию Новороссии. Однако, Сергей Кургинян в путинских клубах не заседает и на Путина повлиять не может и поэтому исходит из внутрироссийских и геополитических реалий. Которые таковы, что ни одна страна в мире не может без применения ядерных арсеналов воевать не только с блоком НАТО, который обязательно будет участвовать в возможной российско - украинской войне, а даже просто с США. И в условиях такой войны ядерное оружие будет использовано примерно на сороковой минуте после начала такой войны (кто не верит, что на сороковой минуте, пусть думает, что на сотой или двухсотой).  С последующим уничтожением всего живого на Земле. Так что, Россия не проиграет эту войну. Весь мир проиграет. И поэтому ваш вопрос туп и одновременно страшен своей тупостью. Но, да вам то что, вы же гностик, оккультист и сатанист, господин Дугин, и мечтаете не только об уничтожении Земли, но и об уничтожении Вселенной. Манипулировать же вы не умеете.  Топорно работаете. Грубо. Нагло. Чуете приход "последних времен"? Или работаете на поддержке у более сильного идеологического центра? Всем, кто не до конца понимает, что за субстанция этот Дугин рекомендую смотреть видео ниже.  UPD. Видимо, у Дугина снесло крышу и вынесло ветром остатки разума. Он недвусмысленно угрожает Кургиняну уничтожением.  

30 июля 2014, 18:43

Дугин и Кроули. Оккультист и сатанист

Оригинал взят у ruskom в Дугин и Кроули. Оккультист и сатанистПрочитав заметку gurianov_pavel о Дугине, меня заинтересовали следующие слова: "На протяжении 90-х Дугин входил в различные организации и движения  (НБП, старообрядческая община) и навязывал им оккультный гностицизм как истинное содержание их идеологии". Во времена своего сотрудничества с Лимоновым и национал-большевистской партией, Дугин участвовал в специфических мероприятиях (см. видео ниже).  На видео Дугин вместе с Лимоновым участвует концерте, названным "Курехин для Дугина". Вот что написала о концерте газета НБП Лимонка (№ 24): "...Лимонов и Дугин, конечно, сами по себе - чистая политика, но при этом их роль в концерте была, скорее, близка к функции "мистагогов". Председатель Лимонов зачитал поименный перечень ангелов, оставшихся на небесах и сошедших оттуда.... Дугин же ...  произнес на французском и русском некоторые таинственные заклинания, связанные с числом 418... Кукольный театр разыграл эпизод из сексуальной магии "Golden Dawn", в огромном колесе вместо белки бегал одетый в куклусклановский костюм палач, привязанные к горящим крестам люди вращались, описывая огненные свастики. Некрореалисты показали трюк с превращением человека в козла и стриптиз военно-морского офицера, также дичайшие слайды. Потом одетые в костюмы лунатиков художники группы Костромы вынесли на платформе Вавилонскую Блудницу, в нейлоновом ядовитом прикиде 60-х, которая сплясала великолепный танец конца света." Концерт, организованный для Дугина, сам по себе может быть оценен, как черная месса. Но участники концерта и не скрывали этого, они на нем почтили память Алистера Кроули, черного мага и сатаниста. Интерес Дугина к Алистеру Кроули не случайным. Дело в том, что Дугин в 1993-м году встречался в Москве с Кристианом Буше, главой французского отделения «Ордена Восточных Тамплиеров». Вот что пишут об этом на сайте центра "Ставрос" Московского патриархата Русской православной церкви: "Орден имеет репутацию сатанистского, проповедует сексуальную магию и африканский культ Вуду. Визит Буше так вдохновил Дугина, что он решил незамедлительно опубликовать в альманахе «Конец света» все основополагающие труды главного теоретика Ордена Алистера Кроули, называвшего себя «Великим Зверем» (для христиан же он просто сатанист и Антихрист)". После таких выкрутасов Дугин, сегодня уже известный гибкостью высказываний и действий, кинулся к старообрядцам. Жаль, что они не знали о таких фактах биографии господина Дугина. Навсегда отучили бы его по сатанинским шабашам шляться... 

05 июля 2014, 11:11

Письмо в поддержку Александра Гельевича Дугина

Разные точки зрения в едином патриотическом спектре мнений – это важнейшее условие движения России вперед. Патриот с патриотом должны дискутировать, искать истину, находить точки соприкосновения. Мое мнение на правильную внешнеполитическую линию нашей страны в украинском кризисе не совпадает с мнением Александра Гельевича Дугина. Я считаю, что Россия не должна вводить армию на территорию Новороссии. Именно этого ждут даже не в Киеве, а в Вашингтоне. Помогать, поддерживать, войска не вводить. Дугин придерживается другой точки зрения. Однако сообщения о его увольнении из МГУ обеспокоили не только меня, но и многих членов Изборского клуба. После чего на свет появилось письмо в поддержку А. Г. Дугина. «Дугин, братски жмём твою руку! Обращение членов Изборского клуба. Скандальное изгнание Александра Гельевича Дугина из Московского Государственного Университета и последовавший за этим солидарный уход Владимира Ивановича Добренькова, 25 лет возглавлявшего факультет социологии, мотивируется, как известно, нелепым и фальшивым тезисом: университет, мол, не место для политики. В действительности это изгнание представляет собой откровенную, ничем не прикрытую политическую зачистку. И Дугин, и Добреньков неоднократно подвергались травле за свою консервативную государственническую политическую позицию. Источником травли всегда была и остается либеральная пятая колонна. Особенно примечательно, что сегодня эта зачистка в МГУ осуществляется в контексте реальной полномасштабной войны, которая разворачивается на юго-востоке Украины, там, где украинские нацисты убивают наших людей по прямому указанию своих западных «цивилизованных» покровителей и под радостное улюлюканье отечественных либералов. Поводом для травли Дугина стало его заявление о том, что украинских нацистов, людей, которые сжигают нас живьем, для которых мы недочеловеки, «колорады» надо убивать. Есть высший закон, традиция, за которую наш народ отдал 27 миллионов жизней: хороший нацист—мертвый нацист. Человек, выбравший для себя нацизм как политическую ориентацию, требующий смерти для других, претендует на пулю. Это закон войны. Люди, инициировавшие изгнание Дугина и Добренькова за их мировоззренческую позицию, за поддержку Новороссии, за поддержку тех, кто воюет сегодня с превосходящими силами нацизма, в лучшем случае не понимают, что они творят. По сути дела сторонники украинского нацизма люто ненавидят Россию и все русское. Например, экс-министра обороны Украины Гриценко напрямую призвал убить президента Путина. Если устранение Добренькова и Дугина состоится, это будет выстрел в спину России и позор для Московского Университета». 1. Проханов Александр Андреевич Писатель, общественный деятель. Главный редактор газеты «Завтра», председатель Изборского клуба 2. Калашников Максим Александрович Писатель-футуролог, публицист, общественный деятель. Один из основных авторов «Русской доктрины». Ведущий эксперт Института динамического консерватизма. Постоянный член Изборского клуба. 3. Леонтьев Михаил Владимирович Журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. 4. Ивашов Леонид Григорьевич Военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. 5. Кобяков Андрей Борисович Экономист, публицист, общественный деятель. Председатель правления Института динамического консерватизма. Заместитель главного редактора еженедельного общественно-политического журнала «Однако». В 2002—2005 гг. главный редактор аналитического журнала “Русский предприниматель”. Основной автор и соредактор Русской доктрины. Постоянный член Изборского клуба. 6. Шурыгин Владислав Владиславович Военный публицист, обозреватель газеты «Завтра», член редколлегии АПН.ру. Постоянный член Изборского клуба. 7. Розанов Олег Васильевич Российский предприниматель, общественный деятель, издатель, меценат. Президент группы компаний «МЭТР». Руководитель информационно-аналитического центра «Копье Пересвета» (при Изборском клубе). Постоянный член Изборского клуба. 8. Черняховский Сергей Феликсович Политолог, профессор, д.п.н. Постоянный член Изборского клуба. 9. Султанов Шамиль Загитович Философ, историк, публицист, общественный и политический деятель. Президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир». Постоянный член Изборского клуба. 10. Агеев Александр Иванович Директор Института экономических стратегий. Постоянный член Изборского клуба. 11. Симчера Василий Михайлович Экономист, специалист по статистическому моделированию. Доктор экономических наук, профессор. Вице-президент Академии экономических наук. Заслуженный деятель науки РФ. Постоянный член Изборского клуба. 12. Малинецкий Георгий Геннадьевич Доктор физико-математических наук, профессор. Член Изборского клуба. 13. Коровин Валерий Михайлович Политолог, журналист, общественный деятель, член Общественной палаты. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия». Постоянный член Изборского клуба. 14. Аверьянов Виталий Владимирович Русский философ, общественный деятель, директор Института динамического консерватизма (ИДК). Доктор философских наук. Член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. Постоянный член и исполнительный секретарь Изборского клуба. 15. Нагорный Александр Алексеевич Политолог и публицист. Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и исполнительный секретарь Изборского клуба. 16. Нотин Александр Иванович Общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой «Монолит», помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба 17. Стариков Николай Викторович Писатель, публицист, сопредседатель ПАРТИИ ВЕЛИКОЕ ОТЕЧЕСТВО, один из основателей общественной организации «Профсоюз граждан России» Постоянный член Изборского клуба.  18. Батчиков Сергей Анатольевич Экономист, предприниматель, Действительный член Международной академии корпоративного управления. Председатель правления Российского торгово-финансового союза. Директор Центра проблем управления крупными социально-экономическими системами Международного научно-исследовательского института проблем управления. Постоянный член Изборского клуба. Оригинал размещён в моём блоге.

27 июня 2014, 22:10

Ректор МГУ уволил Александра Дугина

Лидер «Международного евразийского движения» Александр Дугин сообщил, что покидает МГУ по решению администрации университета. Ранее он был переназначен заведующим кафедрой социологии международных отношений. По его словам, ректор МГУ Виктор Садовничий отменил свой подписанный в мае 2014-го указ о назначении Дугина по конкурсу на должность завкафедрой до 2019 года. «Тем самым моя работа в МГУ завершена», — написал Дугин на своей странице в социальной сети «ВКонтакте». Успехи шестой колонны. Моя личная плата за Новороссию Очень неприятная новость. С нарушением всех правил ректор МГУ В.А. Садовничий отменил свой указ, на основании Решения Ученого Совета МГУ им. М.В. Ломоносова от мая 2014 года о моем назначении по конкурсу на должность заведующего кафедрой Социологии Международных Отношений МГУ им. М.В. Ломоносова до 2019 года, который сам же и подписал чуть более месяца тому назад, и тем самым моя работа в МГУ завершена. В разговоре с деканом Садовничий заявил, что это реакция "определенных кругов" на мою позицию по Новороссии. Каких не уточнил. Декан Владимир Иванович Добреньков, русский патриот, также покинул свой пост. То, за что боролись либералы и атлантисты в течение стольких лет, произошло. Моя позиция по Новороссии: полная и безоговорочная поддержка ДНР и ЛНР, жесткая оппозиция хунте и украинскому нацизму, истребляющему мирное население, неприятие либерализма и Запада, и в первую очередь, американской гегемонии, и последовательное отстаивание шагов Президента Путина в его противостоянии с Киевом и Вашингтоном. Какие "круги" вынудили ректора МГУ Садовничего это сделать, я могу только догадываться. Ректор дал этому решению еще и такое странное обоснование: по его словам, "МГУ место для науки, а не политики, а Дугин, мол, слишком увлекся политикой". Но дальше интересное: на место заведующего кафедрой Социологии Международных Отношений выдвинут Жириновский. Видимо, Жириновский никакого отношения к политике не имеет, и занимается исключительно чистой наукой. Шесть лет работы в МГУ были для меня прекрасным временем. Я разработал и внедрил целый социально-политический профиль из 40 дисциплин, создал Центр Консервативных Исследований, защитил вторую докторскую диссертацию (на сей раз по социологии), издал учебники по Международным Отношениям, Социологии Воображения, Этносоциологии, Геополитике, Геополитике России, а также монографии по Социологии Русского Общества, Теории Многополярного Мира, пять томов Ноомахии, Четвертый Путь, Войну Континентов, два тома о Хайдеггере, множество сборников и научных пособий, про научные статьи я не говорю - их было очень много. Материалы моих лекционных курсов, в том числе межфакультетских можно найти на сайте evrazia.tv. Было защищено несколько кандидатских под моим руководством, создана школа Международных Отношений на основе многополярности, развита социология гендера, с нуля построена социология воображения, окончательно институционализирована геополитика, предложена парадигмальная версия философии политики и разработана совершенно оригинальная система этносоциологии. Я работал вместе с прекрасными людьми, выпустил шесть курсов чрезвычайно перспективных и бодрых студентов, подготовил десятки аспирантов. И это замечательно, что декан Владимир Иванович Добреньков, исключительный человек и настоящий патриот, дал мне возможность реализовать все эти проекты на социологическом факультете. При этом мои патриотические позиции я не собираюсь менять ни на что и никогда; это мои принципы. Если ректор Садовничий и надавившая на него шестая колонна полагают, что за мои взгляды я достоин преследования и гонений по ярко выраженным политическим мотивам, я это приму к сведению и конечно признаю. У меня нет ни малейшей склонности к сутяжничеству, и я принимаю это юридически сомнительное решение, без апелляций и протестов. Власть и есть власть, в России она главенствует над законом. Так как я в целом против этого не возражаю, то не возражаю даже в этом конкретном случае, когда произвол затрагивает меня лично. Что ж, это Россия, и властная вертикаль - это то, что я принимаю и поддерживаю. Включая случаи, когда это выглядит, как бы сказать помягче - не очень. Но дело принципа. Решение ректора доставило, убежден, дикую радость и вызвало ликование всех либералов, пятой и шестой колонны, тех, кто подписал петицию о моем увольнении - ее инициатором был украинский неонацист из Киева Сергей Дацюк (поэтому это, увы, небольшая победа киевской хунты в "тылу врага"), множеству людей, которые многие годы борются против меня и моих идей со всех сторон. И знаете, мне не кажется их радость отвратительной: это закон политики - пара друг/враг. Я радуюсь сам поражениям врагов, и сопереживаю поражению друзей, как и обратно - ликую вместе со своими, когда они берут новые высоты, и расстраиваюсь, когда успех достается врагу. Сегодня это момент их победы. Я знал, на что я иду, начиная фронтальную атаку на шестую колонну в российской власти. Я знал, на что иду, когда вставал за Новороссию. Я знал на что иду, когда называл по именам ряд деятелей, которые, на мой взгляд, ответственны за провалы нашей политики и идеологии, как в России, так и на Украине. Я всегда знал, что это война. И война за умы людей, не менее напряженная, чем те бои, которые ведут сейчас мои друзья, единомышленники и братья в Донецкой и Луганской Республиках. Среди них и мои сотрудники, и мои ученики, и мои близкие люди, и те, кому я преподавал. Увы, среди них есть и павшие герои. Из моего кабинета на Социологическом факультете лидеры ДНР в Москве давали он-лайн конференции, и в наших аудиториях проходили международные конгрессы противников американской гегемонии из Европы и Азии, Латинской Америки и исламского мира. Да, Центр Консервативных Исследований был площадкой разработки евразийской многополярной идеологии и ее воплощения. Я преподавал на разных языках и приглашал на факультет Послов многих иностранных Государств. За 6 лет была реализована программа, которая в другом случае заняла бы все 60. Я никогда не опускал и не опускаю рук. Я буду биться дальше, как прежде, как всегда. Я очень признателен всем, кто меня поддерживал и поддерживает. Это важно. Славу Богу за все. «В разговоре с деканом Садовничий заявил, что это реакция "определенных кругов" на мою позицию по Новороссии. Каких не уточнил. Декан Владимир Иванович Добреньков, русский патриот, также покинул свой пост», — добавил он. По словам Дугина, ректор объяснил свое решение тем, что «МГУ место для науки, а не политики». При этом, по данным «евразийца», на место заведующего кафедрой выдвинут лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Дугин возглавлял кафедру социологии международных отношений социологического факультета МГУ с сентября 2009 года. Он имеет ученые степени доктора политических наук, доктора социологических наук, а также ученое звание профессора. «Шесть лет работы в МГУ были для меня прекрасным временем», — подчеркнул Дугин, изложив далее в тексте результаты своей деятельности. Позиция Дугина по Новороссии, по его словам, заключается в «полной и безоговорочной поддержке ДНР и ЛНР», «жесткой оппозиции хунте и украинскому нацизму, истребляющему мирное население», «неприятии либерализма и Запада, и в первую очередь, американской гегемонии», а также в «последовательном отстаивании» шагов президента России Владимира Путина «в его противостоянии с Киевом и Вашингтоном». После интервью Дугина агентству ANNA-News его противники начали сбор подписей в интернете за увольнение профессора. Они указывали на то, что «евразиец», упомянув массовую расправу над противниками новых властей 2 мая в Одессе, заявил, что его мнение — «убивать, убивать, убивать» тех, кто допускает зверства на Украине. Петицию подписали свыше 10 тысяч человек.

22 апреля 2014, 00:04

Познер. Александр Дугин (21.04.2014) © Первый канал

"Познер" - это авторская программа-интервью. Владимир Познер задает вопросы политикам, общественным деятелям, деятелям культуры, искусства, науки, спорта. Беседа может как иметь информационный повод, так и не быть связанной с событиями недели. "Новая программа "Познер" будет содержать в себе интервью и ток-шоу, - рассказал В. Познер. - Первые три недели это будет интервью без аудитории с одним человеком, по одной или нескольким выпускам - экономическим, политическим, культурным, а на четвертой неделе - ток-шоу в чистом виде: гость и зрители в студии". Владимир Познер будет задавать вопросы политикам, общественным деятелям, деятелям культуры, искусства, науки, спорта. Беседа может быть как привязана к актуальным событиям недели, так и не связана с последними событиями. Любой желающий может предложить персону, которая были бы интересна аудитории. А также сформулировать вопросы, которые хотелось бы задать гостю. Телезрители, приславшие наиболее интересные вопросы на сайт Первого канала www.1tv.ru, будут приглашены в студию на съемку ежемесячного выпуска ток-шоу. «Познер» - это программа-интервью. Владимир Познер задает вопросы политикам, общественным деятелям, деятелям культуры, искусства, науки, спорта. Беседа может быть как привязана к актуальным событиям недели, так и не связана с последними событиями. Обязательным условием каждого выпуска программы «Познер» ведущий считает рубрику «vox populi» (глас народа). Вопросы гостю программы задают случайные люди на улице (место проведения опроса специально не анонсируется) или посетители сайта Первого канала. Активные участники рубрики «vox populi» могут быть приглашены в эфир программы «Познер» и лично задать свой вопрос гостю. Для этого необходимо сообщить свои данные. Задавайте вопросы 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. Смотрите программу «Познер» в понедельник, в 23:30 и в Интернет в любое время на сайте. Владимир Познер вошел в 20 популярных телеведущих в 2009 году по версии TNS Gallup Media. По итогам 2010 вошел в top15 популярных телеведущих России по версии TNS Россия.

01 февраля 2014, 15:25

Национал-большевистская партия

Национал-большевистская партия, НБП, одна из самых известных радикальных организаций в постсоветской России. Возникла в начале 1990-х годов. К основателям партии принадлежат Эдуард Лимонов, Александр Дугин и Егор Летов. Официально признана экстремистской организацией, существует под названием "Другая Россия" и в виде немногочисленных осколков.                                                                   

23 мая 2013, 09:49

Контргегемония

Александр Дугин1. Грамшизм в МО   Прежде чем начать говорить о контргегемонии в первую очередь нужно обратиться к Антонио Грамши, который ввел понятие гегемонии в широкий научный политологический дискурс. В своем учении Грамши говорит о том, что в рамках марксистко-ленинской традиции существует три зоны осуществления доминации:  · Традиционная для марксизма экономичная доминация, которая определяется собственностью на средства производства, что предопределяет сущность капитализма. По Марксу это экономичное господство в сфере базиса.  · Политическая доминация, которую Грамши связывает с ленинизмом и рассматривает как относительную автономию надстройки в сфере политики. Когда политическая воля определенных пролетарских сил способна изменить политическую ситуацию даже в том случае, если базис для этого не совсем готов. Грамши трактует это как автономизацию определенного сегмента надстройки. Речь идет о политической власти, выраженной в партиях, в государстве, в классических атрибутах политической системы.  · Доминация в сфере третьего сектора в структуре надстройки, которую Грамши соотносит с гражданским обществом, при этом делая акцент на фигуре интеллектуала.   Грамши считает, что гегемония – это доминация установок неравенства и господства, но не в сфере экономики и политики, а в сфере культуры, интеллектуального и экспертного сообщества, искусства и науки. Этот третий сектор обладает такой же степенью относительной автономии, как и ленинизм в политике. Революция, в таком случае, с точки зрения Грамши имеет три аспекта: в экономической сфере (классический марксизм), в политической сфере (ленинизм) и в сфере гражданского общества, которое представляет собой сферу свободы, а интеллектуал может сделать свой выбор между конформизмом и нонконформизмом, выбор между гегемонией и контргегемонией, между обслуживанием статус-кво и выбором революции. Выбор, который делает интеллектуал, не зависит ни от его экономического положения, т.е. его отношения к собственности на средства производства, ни от его политической принадлежности к той или иной партии.   Грамши рассматривает западный мир, как мир устоявшейся гегемонии, в котором в сфере экономики установилась капиталистическая система, в политике доминируют буржуазные политические силы, в интеллигентной среде интеллектуалы обслуживают интересы буржуазных политических сил и служат капиталу. Все это в целом в международных отношениях создает некий контекст, в центре которого находится полюс установившейся гегемонии. Грамши предлагает нонконформистким и революционно настроенным интеллектуалам создать исторический блок, противостоящий этой гегемонии. К этому моменту вернемся несколько позже, а сейчас рассмотрим несколько иной аспект грамшисткой мысли.  С точки зрения Грамши существуют такие ситуации, когда возникают отношения между развитой капиталистической системой и теми обществами, которые еще не до конца интегрированы в ядро гегемонии. Эти современные типы обществ, в которых гегемония победила не до конца, Грамши описывает как модель цезаризма. Он говорит о том, что в таких промежуточных государствах политическая верхушка еще не по-настоящему включена в капиталистический западный мир, где капитал, гегемония и политические буржуазные партии, представляющие интересы среднего класса задают повестку дня.    Чарльз Капчен в своей книге «Ничейный мир» предлагает эту модель, которую Грамши называет цезаризмом, разбить на три типа:  · Это российская современная коррупционная автократия и аналогичные модели на постсоветском пространстве, которые представляют собой клано-коррупционные верхушки,  · Система китайского тоталитаризма, которая сохраняет тоталитарную власть на государственном уровне, · Система петромонархий Ближнего Востока, которые включают в структуру своей доминации, в свой цезаризм, еще и религиозные или династические аспекты, как например, Саудовские султанаты. Иран может быть соотнесен к промежуточной форме, между моделью монархий залива и российской автократией.   Цезаризм оказывается в очень интересных условиях: с одной стороны он испытывает давление, исходящее от растущего среднего класса, с другой стороны – исходящее от более развитого Запада. Гегемония извне и изнутри принуждает цезаризм идти на уступки, десуверенизироваться, входить в общий глобальный процесс в угоду глобальной гегемонии. С точки зрения Грамши, цезаризм не может просто настаивать на своем, игнорируя эти процессы, поэтому он идет по пути, который в современной политологии называется trasformismo (берется итальянский термин и иго написание сохраняется в английском контексте).    Термин trasformismo, отсылает нас к грамшизму и неограмшизму в теории международных отношений, где под этим подразумевается игра цезаризма с вызовами гегемонии, т.е. частичная модернизация, частичное движение в сторону гегемонии, но так, чтобы сохранить политический контроль. Таким образом, trasformismo это то, чем занимается Китай с 1980 г., чем занимается путинская Россия, особенно в эпоху Медведева, чем занимаются исламские государства в последнее время. Они вбирают какие-то элементы Запада, капитализма, демократии, политических институтов разделения властей, помогают состояться среднему классу, идут на поводу у национальной буржуазии, внутренней гегемонии и интернациональной внешней гегемонии, но делают это все не до конца, не по-настоящему, на уровне фасада для того, чтобы сохранить монополию на политическую власть, которая не является строго гегемонистской.   Проделанный базовый анализ грамшистких терминов: гегемония, цезаризм и трансформизмо был необходим как прелюдия к разработке контргегемонистской теории.   2. Исторический пакт   Поскольку все люди обладают политическими правами и делегируют их партиям путем участия в выборах, а обладание экономическими правами дифференцируются в экономической сфере, Грамши считает, что и в третьем секторе существует точно такой же процесс делегирования своих прав. Представители гражданского общества уполномочивают интеллектуалов представлять себя в сфере интеллекта в неком условном парламенте гражданского общества.   Согласно теории неограмшизма существует понятие исторического пакта, а поскольку речь идет о гражданском обществе, он может иметь два принципиально разных вектора: либо исторический пакт направлен в сторону гегемонии, либо исторический пакт может быть осуществлен в интересах революции.    Гегемония с точки зрения Грамши это не фатум,  а выбор, такой же, как выбор политических партий. Один из представителей неограмшизма  Стивен Гилл (Stephen Gill) описывает в качестве такого исторического пакта интеллектуал-конформистов в пользу гегемонии Трехстороннюю комиссию. Это единственные исследования этой организации, которые сами члены этой организации не считают параноидальной формой теории заговоров и признают ее академический статус.   В конечном итоге каждый человек, по Грамши, свободен быть за капитализм или за коммунизм, причем, даже если человек не принадлежит к пролетарскому классу, он может быть членом коммунистической партии в своей стране и участвовать в политических битвах за социалистов или коммунистов. Пролетарская классовая принадлежность не является обязательной для включения в политическую партию. Точно так же на уровне интеллектуализма, совершенно не обязательно быть обездоленным, не обязательно быть выброшенным из системы общества для того, чтобы встать на сторону контргегемонии, которую, и это главный грамшисткий принцип, может выбрать любой интеллектуал и включиться в исторический пакт революции.    В 60-е, а особенно в 70-е гг., когда грамшизм получил огромное распространение в Европе, сложилась уникальная ситуация. Тогда интеллектуальная сфера была полностью оккупирована левакамии и было просто неприлично быть не коммунистом. Коммунизм и мораль в сфере гражданского общества были отождествлены, при том, что в политической сфере компартии не доминировали, а в экономической сфере продолжали сохраняться буржуазные отношения. Именно с этим, в значительной степени, были связаны события 1968-го г. и приход к власти Миттерана. Левый поворот во Франции начался не с победы левых сил в парламенте и не с самой власти, а с создания французскими интеллектуалами контргегемонистского исторического блока, на тот момент марксистского. Они сделали свой выбор, при этом их никто не выгонял из буржуазных газет, которые продолжали финансироваться различными буржуазными кругами.    Эта степень свободы подводит нас к тематике конструктивизма социальной реальности, которая не является некой фатальной данностью. Процесс конструирования социальной реальности обнаруживается в свободе интеллектуала осуществить свой фундаментальный выбор в пользу исторического пакта: гегемонистского или контргегемонистского.   3. Контргегемония/контробщество   Концепцию контргегемонии вводит специалист в области международных отношений Роберт Кокс (Robert W. Cox) как обобщение грамшизма и применение его к глобальной ситуации. Он говорит, что на сегодняшний день вся система международных отношений построена на обслуживании гегемонии. Все, что нам говорится об отношениях государств, о смысле истории, о войнах и вторжениях, есть чистая пропаганда гегемонии мировой олигархической элиты. В значительной степени этот конструкт держится на оси интеллигенции или интеллектуалов, выбирающих гегемонию.    Р. Кокс ставит вопрос о создании интеллектуальной конструкции глобальной альтернативной революционной реальности и для этого он вводит термин контргегемонии, давая ему фундаментальное обоснование. Он говорит о необходимости глобального исторического блока мировых интеллектуалов, выбирающих революцию, выбирающих критику статус-кво, причем, что самое важное, не обязательно на марксисткой основе, потому что марксизм предполагает некую экономическую фатальную запрограммированность исторических процессов. Р. Кокс считает, что исторический процесс открыт и в этом отношении доминация капитала есть конструкт. В этом он очень резко отличается от неомарксистов,  в том числе от Валлерстайна.    Эта постпозитивистская, конструктивистская, постмодернистская идея Р.  Кокса, суть которой заключается в том, что в условиях глобализации необходимо ставить вопрос о контргегемонии столь же глобально, так как буржуазно-либеральная гегемония, осуществляя трансформизмо (trasformismo), рано или поздно сломит цезаризм.   Второй принцип, который вводит Кокс, это контробщество (countersociety), так как сегодняшнее глобальное общество основано на доминации буржуазно-либеральных принципов, т.е. является обществом гегемонии. Это общество гегемонии в языке, в образах, в технологиях, в политике, в нравах, в искусстве, в моде, во всем.   Соответственно нужно построить контробщество. Все, что хорошо в глобальном обществе, должно быть разрушено, и вместо него должно быть построено новое общество, если угодно, общество с обратным знаком. Вместо доминации универсальных принципов нужно возвести локальные коммуны, вместо либерального монолога мы должны выстроить полилог органических культур. Таким образом конт-общество будет представлять собой альтернативу тому обществу, которые существуют сегодня, во всех его основных принципах. Термины Роберта Кокса - это контргегемония и контробщество.   4. Помыслить контргегемонию   Джон Хобсон (John M. Hobson), специалист в области международных отношений, автор книги о евроцентризме в мировой политике (The Eurocentric Conception of World Politics), в которой он критикует западный расизм, а так же говорит о том, что блестящая идея о построении в международных отношениях новой модели конт-гегемонии на основании работ  Кокса,  Гилла и нео-грамшистов является благопожеланием. Критика замечательная, но вот что делать, какой должна быть контргегемония, мы в их работах не найдем, разве что две-три страницы. Поэтому необходимо помыслить контргегемонию.   Для того чтобы помыслить контргегемонию, нужно сначала помыслить гегемонию. Мы опять возвращаемся к этой теме для того, чтобы как следует понять против чего мы мыслим.    Так что же такое гегемония?   Гегемония есть универсализация либерализма, понимаемого как единственный монологальный контекст. Либерализм — это абсолютное заблуждение, говоря о контргегемонии и контробществе мы подразумеваем тотальный демонтаж либерализма. Таким образом помыслить контргегемонию значит помыслить нон-либерализм, помыслить общество, которое было бы радикально противоположно либерализму. Здесь следует оговориться, что нон-либерализм, который мы должны помыслить при построении контргегемонии должен быть нон-либерализмом завтрашнего дня. Т.е. нон-либерализм вперед, а не нон-либерализм назад.    Что такое нон-либерализм назад? Это давно исчезнувший за горизонтом истории консерватизм, менее давно исчезнувший фашизм и национал-социализм, и совсем недавно исчезнувший коммунизм, советизм и социализм. Все это было преодолено либерализмом не случайно, гегемония не случайно растворила, разложила, взорвала и отправила на историческую свалку, во внеисторическое небытие те нон-либеральные идеологии, которые были перечислены. Обращение к ним, при всей легкости такого хода, не приблизит нас к решению задачи по созданию контргегемонии. Мы будем носителями архаического, марксистского, нацистского, фашистского или консервативно-монархического дискурса, которые сами по себе уже продемонстрировали, что историческую битву с гегемонией они выдержать не могут. Соответственно это неэффективное средство с точки зрения reality-check для противостояния либерализму.   Основная победа либерализма заключается в том, что в центре его дискурса находится принцип: свобода против несвободы. Эта простая диалектика оказалась очень эффективной, что наглядно продемонстрировал ХХ век. Для того, чтобы победить своих идеологических врагов, либерализм использовал идею тоталитаризма как концепт. Поэтому, как только либерализм нащупывал этот тоталитарный аспект в идеологиях, которые предлагали свою нон-либеральную альтернативу, он тут же включал самую сильную часть своей идеологии, которая называется свобода, liberty.   Для того, чтобы более детально рассмотреть эти процессы, необходимо вспомнить содержание свободы Джона Стюарта Миля. Liberty – это «свобода от», негативная свобода,  а для того, чтобы работала негативная свобода, должна быть позитивная не-свобода, т.е. тезис тоталитаризм. Когда есть общество, основанное, к примеру, на фашистской, расовой идентичности, но конкретно вы под нее не подходите, в таком случае ваша свобода будет направлена против этой идентичности. То же самое в отношении коммунизма. Если вы не разделяете эту идеологию, то вы к этому позитивному тезису тоталитарного общества применяете негативный тезис свободы и в результате вы рано или поздно побеждаете. Негативная свобода действует, потому что «свобода от» приобретает содержание путем диалектического отрицания.   Сегодня либерализм победил все, что мог победить и ставил перед собой такую задачу. «Свобода от» сейчас дана нам по определению, как факт. Сегодня мы живем в либеральном мире, где в принципе, не от чего освобождаться, т.е. «свобода от» выработала весь свой релятивно-созидательный потенциал, потому что она освободилась от всех тех форм, которые, так или иначе, держали индивидуума в некотором несвободном состоянии. В этот момент обнаружилась чистая сторона liberty, «свободы от» как свободы от чего бы то ни было, т.е. это на самом деле нигилизм. Нигилизм, который не был на поверхности именно потому, что кто-то препятствовал этой свободе. Соответственно, свобода в победившем либерализме обозначает ни что иное, как абсолютизацию нигилизма. Освобождение ничто.    То, что мы проживаем сегодня, это абсолютная победа гегемонии в сочетании с ее фундаментальной имплозией. Эта имплозия либерализма является главным фактором его гегемонистского триумфа. Но пока либерализму противостоит вялый цезаризм на последних стадиях, как временная недоработка, которая является объектом доводки глобального либерализма для того, чтоб конец истории наконец-то мог состоятся.   Кстати говоря, обратите внимание на то, что слово the end в концепции The End of History Фрэнсиса Фукуямы мы понимаем как конец, но в английском языке у слова end есть еще другое значение – цель, т.е. это цель истории, ее телос, то, к чему она направлена. Это достижение историей своего пика, своего предела, т.е .того, куда она была направлена. Мы живём в либерализме как в победившем нигилизме, и имплозия этого нигилизма осуществляется на наших глазах.    От чего еще осталось освободиться либеральному человечеству? От последних форм коллективной идентичности, выраженных в гендерной принадлежности. Проблематика сексуальных меньшинств является не случайным эпифеноменом либеральной стратегии, она является ее центром. Логика в данном случае проста: если человек не освободится от пола, он останется в тоталитарном состоянии разделения с другими человеческими индивидуумами определенной коллективной идентичности, мужской или женской. Соответственно, смена пола — это не только право, но скоро станет еще и обязанностью. Если человек не меняет пол, то он, по сути, фашист, потому что, если индивидуум – это мужчина или женщина, значит, он согласен на рабское существование в рамках своего гендерного определения.    Не равенство пола, а именно его смена вытекает из liberty, «свободы от», свобода человека от гендера, от пола, так же как космополитическая свобода выбора гражданства, места проживания, профессии, религии. Все эти либеральные свободы требуют логического этапа, свободы от пола, причем тотальной многократной смены гендерного пола, потому что индивидуум начинает привыкать и снова впадает в гендерные тоталитарные рамки.    Но и это еще не предел, так как остается последняя не преодоленная коллективная идентичность, принадлежность индивидуума к человеку. Как пример необходимости преодолеть человеческую идентичность, которая тоже является в конечном итоге фашизмом с точки зрения либеральной логики, можно привести «Киборгманифест» Донны Харауэй (Donna J. Haraway), а так же идеи, заложенные в трансгуманисткой программе.   Преодоление гендерной и человеческой коллективных идентичностей – это уже просто детали, которые еще некоторое время будут занимать наше сознание, пугать консерваторов и неокончательно модернизированных либеральных элементов и, наоборот, вдохновлять либералов на следующие подвиги. При этом стоит отметить, что повестка дня сузилась, и по мере развития генетического и хирургического искусства, микротехнологий, биотехнологий, разгадки генома мы стоим, по сути дела, на пороге того, что эта программа станет техническим вопросом. Предлагается не ждать этого, а мыслить так, что либерализм принципиально в своей нигилистической программе осуществил свою задачу.    А что значит мыслить нон-либерализм вперед? Это значит мыслить нон-либерализм, который находится после этого расчеловечивания человека, после утраты гендерной идентичности. Необходимо увидеть горизонт либерализма как абсолютную победу Ничто и предложить альтернативу не извне, а изнутри. Речь идет о том, что в конечном итоге либерализм выходит за пределы социологии и приводит нас к антропологической проблематике. Общество распадается, возникает пост-общество, возникает отдельный либеральный гражданин мира, космополит, который, по сути дела, не принадлежит никакому обществу.   Массимо Каччари (Massimo Cacciari) называет это обществом тотальных идиотов, которые теряют возможность коммуникации между собой, потому что утрачивают все общее, что их связывает, возникает индивидуальный язык, ризоматическое существование сети и так далее. В этой ситуации мы приходим к последней границе человека, с которой предлагается стартовать проекту конт-гегемонии.    Принципиальным курсом контр-гегемонии в ее антропологическом аспекте является идея радикального переосмысления свобод. Необходимо либерализму противопоставить не тоталитаризм, потому что тем самым мы только подпитываем его деструктивные энергии, а принцип содержательной свободы, т.е. «свободы для», freedom в терминологии Дж. Миля. Подойдя к проблематике антропологии, в которой индивидуальный принцип ставится над человечностью, нужно либерализму противопоставить не консервативные ценности, а нечто радикально другое, и названием для этого радикально иного является понятие личности или персоны (person), т.е.freedom against liberty, person against individual.   Личность возвращает человека к сущности его человечности, это его революционное фундаментальное задание по созданию самого себя собственными силами, это, если угодно, метафизическая категория. В христианстве личность это то, где происходит слияние божественного начала с индивидуальным. Личность рождается в момент святого крещения.    В религиях по-разному описывается личность, но, как это прекрасно раскрыл в своих работах Марсель Мосс (MarcelMauss), в любом архаическом обществе именно понятие персоны стоит в центре внимания. Это не индивид,  это пересечение данности и некоего духовного или обобщенного видового эйдетического субъекта.    Таким образом, противопоставляя индивидуальности какую-то форму социальной интеграции, мы атакуем либерализм и предлагаем нон-либерализм сзади, а нужно выдвинуть модель нон-либерализма из будущего. Против индивидуума должна восстать личность, против «свободы от» должна двинуться «свобода для», а не несвобода, необщество и какие-то формы коллективных ограничений. Мы должны принять вызов нигилизма. Это по Мартину Хайдеггеру есть трудное знание нигилизма.   Помыслить контргегемонию – это значит помыслить созидательно-свободную личность как корень этой контргегемонии, без этого фундаментального переключения режима в условиях тотального нигилизма мы никакой внятной концепции контргегемонии не создадим.   5. Модель контробщества   Модель контробщества должна быть обязательно открытой сверху, это принцип свободы, во главе этого общества должны стоять те, кто максимально открыт к персональному верхнему измерению, кто максимально не тождественен к самому себе. Это философы-созерцатели. Платонополис как политическое выражение открытого платонизма, где во главе стоит философ, который думает о чем угодно, только не о себе. Он не правит, он ничего не делает, но он открывает возможность всем быть личностями. Он открывает возможность обществу быть открытым сверху, он делает это общество по настоящему свободным, не замечая его ограничений. Он создает такое общество, это и есть государство, это и есть священное общество.   Контробщество должно строится сверху, оно должно быть абсолютно открытым по вертикали, это его главный принцип. Открытая политическая философия вертикали должна быть платформой нового исторического пакта интеллектуалов. Если мы будем создавать этот пакт на основании прагматических альянсов, мы не преуспеем, потому что либерализм рано или поздно захватит все эти формы.   6. Контргегемонистская диверсификация акторов в МО   Для контргегемонистской диверсификации акторов в МО, можно оттолкнуться от понятий и дефиниций транснационализма и неолиберализма в международных отношениях, которые утверждают о расширении номенклатуры акторов в контексте гегемонии. Предлагается принять эту симметрию в построении контргегемонии и признать, что исторический блок должен составляться из акторов разных масштабов.    Структура контргегемонии может быть такая: в центре стоят интеллектуалы с открытой вертикальной философией, т.е. исторический пакт интеллектуалов. Он должен быть обязательно глобальным, он не может быть национальным, ни в одной стране ни в одной культуре, даже, например, в большом исламском мире или в китайском это сделать невозможно. Необходим только глобальный масштаб контргегемонии и глобальное объединение контргегемонистских интеллектуалов на основании открытой философии. Вокруг этого главного актора может строиться констелляция разномасштабных систем, симметрично тому, как Джозеф Най (Joseph S. Nye) описывает транснациональную либеральную систему, где акторами становятся как государства, так партии и движения, отрасли, группы, религиозные течения и даже отдельные индивиды.   Все они не только могут, но и являются акторами в международных отношениях, в гегемонистской модели глобализации. Мы же говорим о контрглобализации, не об антиглобализации, не о альтерглобализации, а именно о контрглобализации, которая признает что для того, чтобы обрушить эту гегемонию, необходимо объединить разномасштабных акторов.    7. Воля и ресурсы контргегемонии. Архипелаг Массимо Каччари   Осью контргегемонистской стратегии должна быть конструирующая воля, а не ресурсы. Сначала воля, потом ресурсы. Эта воля должна исходить из мировой контргегемонисткой интеллектуальной элиты в качестве депутатов глобального общества. Думают, конечно, все люди, но интеллектуалы думают еще и за других, потому и наделяются правом быть ходоками народа, быть представителями человечества как такового, глобальный дискурс которого сегодня захватили и формируют представители гегемонистского исторического блока. Кстати говоря, когда либералов атакуют по делу, то обязательно вскрывается скудность и несостоятельность их аргументации, и все это потому, что их аргументация волевая.   Тем не менее, на какие ресурсы может опереться эта конституирующая воля интеллектуальной элиты? Прежде всего, это второй мир, о котором пишет Параг Ханна (Parag Khanna), страны БРИКС, государства, которые в сложившемся статус-кво чего-то недополучили или находятся не на первых ролях. А это практически все те государства, которым неуютно в сложившейся архитектуре гегемонии. Но сами по себе эти страны не являются контргегемонией, сами по себе они не будут что–либо предпринимать.    Правящие режимы в этих странах, если их не активизировать, будут продолжать заниматься трансформизмо, но контргегемонистские интеллектуалы должны контратаковать их, включая в свой собственный проект, вместо того, что бы ждать, когда их позовут работать на администрацию. Важно понять, что администрация занимается трансформизмо, и будет им заниматься независимо от места – в Китае, в Иране, в Азербайджане, в Индии, в России, в странах БРИКС происходит сплошное трансформизмо.   Контргегемонистские интеллектуалы должны перехватить нарратив и диктовать повестку дня этим государствам для того, чтобы они могли осуществлять цезаризм как можно дольше. Но это не цель, цель контргегемонии в другом, тем не менее, потенциал этих стран – это хороший ресурс, и как инструмент для достижения поставленной задачи он весьма хорош. Например, государство с ядерным оружием в качестве аргумента в противостоянии гегемонии выглядит весьма убедительно.   Так же в качестве контргегемонистского ресурса релевантными являются партии антилиберальной направленности во всем мире, вне зависимости от того, правые они или левые, социалисты или консерваторы. К этому стоит добавить различные движения вертикально-открытого типа: культурные, артистические, эстетические, экологические. В этом контексте стоит обратить внимание на то, что мировое крестьянство и мировая промышленность рано или поздно станут жертвами банковско-финансовой системы, третичного сектора экономики, которые уже сегодня начинают обваливаются перед лицом пропорционального роста спекулятивного финансового глобалистского капитала. Не стоит рассчитывать на то, что они сами по себе встанут на сторону контргегемонии и предложат какие-то планы, тем не менее, они также могут рассматриваться как один из ресурсных компонентов в арсенале альянса контргегемонистских интеллектуалов внутри исторического пакта.   В качестве ресурса для контргегемонистских интеллектуалов так же могут выступить все традиционные религии, которые, по сути своей, являются нон-либеральными, в противовес религиям либеральной направленности, которые в основе своей являются секулярными или релятивистскими, или, скажем, дерелигизирующимися религиями.   Задача исторического контргегемонистского блока – объединить все эти ресурсы в глобальную сеть. В этом будет очень полезен концепт Массимо Каччари (Massimo Cacciari) «Архипелаг», который он применяет к Европе, но сама идея может быть распространена шире. Массимо Каччари утверждает, что межу универсалистским логосом и анархией атомарных идиотов существует частный логос. Этот частный логос наряду с операциями с комплексностью Эдгара Морена, с операциями со сложными структурами, с нелинейными моделями, могут быть весьма полезными.   Это принципиальный вопрос, ведь используя сложную комплексную модель, появляется возможность для выстраивания диалога и интегрирования правых и левых в единый исторический пакт, тогда как на данный момент они смотрят друг на друга сквозь прицел собственных тактик.   8. Россия и гегемония   Россия сейчас является полем типичного трансформизмо и то, что принято называть путинизмом, является ничем иным как цезаризм. Ему противостоит внутренняя гегемония в лице белоленточной оппозиции и «Эхо Москвы», а также внешняя гегемония, которая давит на Россию извне. Между этими факторами балансирует цезаризм, который пытается играть с одной стороны в модернизацию, а с другой стороны в консерватизм, пытаясь удержать власть любыми средствами. Это очень рационально и очень реалистично: никакой идеи, никакого мировоззрения, никаких целей, никакого понимания исторического процесса, никакого телоса в таком правлении нет – это обычный цезаризм, в его грамшистком понимании.    Противостояние цезаризма внутренней и внешней гегемонии вынуждает его двигаться в нужном для интеллектуалов контргегемонии направлении, но трансформизмо есть адаптационно-пассивная стратегия, это значит, что рано или поздно цель этого трансформизмо все-таки вскроет цезаризм. Поскольку гегемония наступает и извне и изнутри, любая модернизация объективно ведет, так или иначе, к усилению среднего класса, а средний класс – это враг государства, так же как буржуазия, капитализм, индивидуализм являются врагами и конкретного общества, и всего человечества в целом.    Как скоро падет цезаризм? Время показывает, что он может тянуть очень и очень долго. Теоретически он должен пасть, но он продолжает существовать, порой оказываясь достаточно успешным. Все зависит от того, удачно или неудачно осуществляется трансформизмо. Это обреченная пассивная арьергардная стратегия, но иногда самым парадоксальным образом она бывает весьма эффективна.    Совершенно очевидно, что если за последние 13 лет эта стратегия продержалась при такой общей идеологической всеядности и прагматизме, то будет существовать и дальше, несмотря на возмущение со всех сторон, которое она вызывает. Тем не менее, стоит отметить, что именно удачное трансформизмо сохраняет государство от того, что его еще не уничтожили представители глобальной гегемонии.   Но этого недостаточно, требуется стратегия совершенно другого типа, контргегемонистская в своей сущности, в духе продвижения теории многополярного мира. Еще одной важной инициативой является глобальный революционный альянс, – это довольно активная стратегия, которая может развиваться в России на параллельном уровне, будучи одновременно и российской и глобальной, интернациональной. И даже если возникают какие-то противоречия с представителями глобального революционного альянса в Европе или в Америке, а есть и такие, и их не мало, то этот момент не должен никого смущать и тем более останавливать. Так как люди выбирают ту же самую контргегемонистскую этику вопреки тем обществам, в которых они живут.    В отвержении гегемонии не нужно ориентироваться на власть. Сейчас нам власть говорит «да» потому, что мы по отношению к гегемонии находимся с ней на одной стороне, мы против гегемонии, и власть, так или иначе, против гегемонии. Но даже если бы гегемония восторжествовала в России, то эта ситуация не должна оказывать влияние на принятие решений контргегемонистской интеллектуальной элиты, так как она должна двигаться во имя фундаментальных целей. Только ориентация исключительно на идею, на эсхатологию, на телос, на цель, а не на сиюминутные выгоды, может принести победу и успех.   Исторический пакт интеллектуалов с открытой вертикальной философией может быть солидарен с Российской Федерацией в ее сегодняшнем состоянии как с одним из важнейшим элементов контрсоциального архипелага. Ядерная путинская Россия — это отличный остров этого архипелага, прекрасно подходящая для внешней революционной борьбы, замечательная база для подготовки людей, которые должны продвигать эсхатологическую, глобально революционную деятельность в мировом масштабе. Это ценнейший инструмент, но и без него можно было бы продолжать то же самое. Надо искать контакты с Китаем, с Ираном, с Индией, с Латинской Америкой, с контргегемонией в африканских странах, в азиатских странах, в Европе, в Канаде, в Австралии и т.д. Все недовольные являются потенциальными членами контргегемонистского архипелага: от государств до отдельных личностей.   Нельзя отождествлять две вещи: национальные интересы Российской Федерации, которые исчерпываются термином трансформизмо и глобальной контргегемонистской стратегией. Это разные вещи, поскольку контробщество заведомо экстерриториально и архипелагично.      Раздел: МногополярностьТеги: геополитикареволюция

Выбор редакции