Александр Дугин
Александр Дугин
Александру Дугину - 55 Родился 7 января 1962 в Москве, в семье офицера ГРУ (потом генерала),российский. Отец, Гелий Александрович Дугин, ушел из семьи, когда сыну было три года. Мать - Галина Викторовна Дугина (в девичестве Ануфриенко), родилась в Архангельске. Была близкой подругой матери Валери ...

Александру Дугину - 55

Родился 7 января 1962 в Москве, в семье офицера ГРУ (потом генерала),российский. Отец, Гелий Александрович Дугин, ушел из семьи, когда сыну было три года. Мать - Галина Викторовна Дугина (в девичестве Ануфриенко), родилась в Архангельске. Была близкой подругой матери Валерии Новодворской. В 1979 году поступил в Московский авиационный институт (МАИ). В институте играл в студенческой рок-группе, сочинял для нее тексты. Был исключен с 3-го курса. По одной из версий - за антисоветские стихи; по иной, исходящей от самого Дугина, - за то, что оформил актовый зал, где проходил концерт, плакатом: "П..ц проклятому совдепу!" Но бытует кроме того устная версия, что Дугин участвовал с приятелями в серии ограблений академических дач, приятелей за это посадили, а самого Дугина папа спас от неприятностей по "психической" статье (и более того эдакий вариант: якобы получил 4 года, вышел посредством 2 года досрочно за хорошее поведение). Благодаря недолгому пребыванию в психушке откосил от армии. Работал дворником и частным преподавателем английского и французского языков, которые изучил независимо (в общей сложности знает 9 языков, охватывая латынь, древнегреческий и иврит). В 1980 году появился в "Южинском кружке" писателя Юрия Мамлеева, а потом эмиграции Ю.Мамлеева входил в подпольную группу "Черный Орден SS" Евгения Головина - первого русского "нового правого", которого считает своим учителем. В 1988 году по совету Е.Головина, вступил сообща с Гейдаром Джемалем в Национально-Патриотический фронт (НПФ) "Память" Дмитрия Васильева; в конце 1988 - начале 1989 был в течение нескольких месяцев членом Центрального совета НПФ "Память". Был исключен из "Памяти" (таке вкупе с Г.Джемалем) по подозрению в сатанизме и за антисоветские высказывания. В 1989 году входил в группу "Движение интеллектуальных консерваторов" (ДИК) Игоря Дудинского. Организовал "историко-философский середина "ЭОН", на основе которого позже была создана ассоциация "Арктогея " и одноименное издательство. В 1990-1992 годах работах в секретных архивах КГБ, допуск к которым ему устроил его папа. Якобы обнаружил там уникальные документы - количество архива "Ahnenerbe" (института "Наследия предков" СС), по которым сделал в 1993 году сообща с журналистом Юрием Воробьевским цикл передач для телевидения. В августе 1991 г. сочувствовал ГКЧП и приходил к депутату Виктору Алкснису, требуя себе оружия (безуспешно). В 1991 же году вошел в редколлегию газеты "День" (следом закрытия "Дня" - "Завтра") и был одним из ее основных авторов. В 1991 году выпустил 1 номер журнала "Гипербореец"и альманах "Милый ангелочек " (в 1995 вышел №2, в 1998, в виде 700-страничной книги. В июле 1992 года создал журнал "новых правых" "Элементы". Установил свяи с сектой сатанистов "Орден Восточных тамплиеров" Алистера Кроули ("Великого Зверя"), принимал в Москве главу французского отделения Ордена Кристиана Буше. В начале 1993 года пытался на основе группы поклонников журнала "Элементы" сформировать "Движение новых правых". 1 мая 1993 сообща с "новым левым" лидером карликовой Национально-Радикальной партии (НРП) Эдуардом Лимоновым подписал "приказ" о создании "Национал-большевистского фронта" (НФБ). 1 июля 1993 к НФБ присоединился Фронтом национально-революционного действия (ФНРД) национал-сатаниста Ильи Лазаренко. К осени 1993 года НБФ переименовался в Национал-большевистскую партию (НБП). Имел партийный квиток НБП №2 (№1 - у Лимонова). Осенью 1993 года вышел из безвестности благодаря нашумевшему показу по 1-му и 4-му каналам цикла передач "Тайны века"(А.Дугин и Ю.Воробьевский). В 1994 году сообща с Лимоновым участвовал в малоуспешной попытке создания единого фронта левой и правой оппозиции с участием Трудовой России Виктора Анпилова и Русского национального единства (РНЕ) Александра Баркашова. 17 декабря 1995 года баллотировался в Государственную Думу РФ по Северо-Западному округу №210 (Санкт-Петербург) при поддержке Сергея Курехина. Помощь в ведении кампании Дугину оказывали леворадикальная группа "Рабочая борьба" и лево-правый экстремист Юрий Нерсесов. Выборы продул, получив 0,87% голосов (14-е место). В 1996 году ездил в Ливию на международный семинар антиамериканских сил, устроенный Муамаром Каддафи. С конца 1997 года увлекся старообрядеством. Впоследствии и формально примкнул к "единоверческому согласию" - тот самый старообрядческий прок, сохраняя древние обряды, признает административную юрисдикцию РПЦ МП). Весной 1998 года разошелся с Э.Лимоновым, ушел из "Лимонки" и НБП, уведя с собой группу личных почитателей (Алексей Цветков, Аркадий Малер, Михаил Вербицкий и др.). Издавал газету "Вторжение. Территория национал-большевизма" (выходила как вкладыш в газете "Завтра", а ещё в Интернете). В июле 1998 выпустил начальный номер самостоятельного издания под названием "Евразийское вторжение" (второй номер вышел весной 1999). В ноябре 1999 г. выступил с инициативой создания партии "Тамплиеры пролетарита", которая осталась незамеченной. Доктор политических наук. Написал за генерала Виктора Казанцева кандидатскую диссертацию "Межнациональные конфликты на Северном Кавказе в контексте геополитических реалий", которую Казанцев удачно защитил в 2000 г. В начале 2000 года предложил вынести столицы России в Казань. Весной 2000 г. прикнул к создававшемуся спикеромГосДумы Геннадием Селезневым движению "Россия". На учредительной конференции Лево-демократического движения "Россия" 15 июля 2000 был избран в состав Координационного совета. Был автором манифеста движения "Россия", при всем при том к началу 2001г. отошел от движения. В конце 2000 - начале 2001 года совместно с Петром Сусловым (Общественный фонд содействия миру и сотрудничеству на Кавказе "Единение") и при поддержке муфтия Центрального духовного управления мусульман России и Европейских стран СНГ (ЦДУМ) Талгата Таджуддина начал созидать движение "Евразия". 21 апреля 2001 на учредительном съезде Общероссийского политического общественного движения "Евразия" был избран председателем политсовета движения (П.Суслов - председателем исполкома). Целью движения было объявлено "сотрудничество с руководством страны для того, чтобы подсобить судьбоносному являению, которым являются евразийские реорганизации Владимира Путина". Заявил от имени движения "Евразия: "Настоящей победой евразийских идей стало правление Путина... Мы поддерживаем президента тотально, радикально". В состав политсовета движения "Евразия" вошли Т.Таджуддин и глава израильского Международного гиперсионистского движения "Бэад Арцейну" ("За Родину") Авром Шмулевич (бывший ленинградский сионист Никита Демин). В апреле 2002 года преобразовал движение "Евразия" в одноименную партию (Дугин - председатель политсовета; Суслов - председатель исполкома). В ноябре 2003 года П.Суслов исключил Дугина из партии (в декабре 2004 г. Суслов переименовал партию "Евразию" в партию "Евразийский Союз"). Группа сторонников Дугина стала зваться Международным "Евразийским движением" (МЕД). С начала 2004 года - член "Евразийского совета" и глава "Евразийского комитета" МЕД. В "Евразийский совет" входит строй российских депутатов и министров, а кроме того украинский фашист Дмитрий Корчинский и вождь Прогрессивно-социалистической партии Украины (ПСПУ) Наталья Витренко. В феврале 2005 создал из своих молодых сторонников "Евразийский союз молодежи" (ЕСМ; лидеры - члены "Евразийского комитета" Павел Зарифуллин и Валерий Коровин). 6 сентября 2005 объявил о создании "Антиоранжевого" молодежного фронта СНГ. Верит в оккультный заговор мондиалистов-атлантистов супротив евразийства. Убежден, что "... мировая история, не что иное, как явная и тайная битва двух секретных орденов - "менестрелей Морвана" (атлантистов-мондиалистов) и "менестрелей Мурсии" (евразийцев), почитателей египетского Сета, Красного осла и почитателей северного полярного Аполлона, убийцы Змея Пифона." Мартин Борман и генерал Александр Поскребышев - проводники германофильских идей при дворах Гитлера и Сталина. Гитлер и Сталин - евразийцы, Хрущев - секретный агент атлантистов. В 90-е годы не скрывал своих симпатий к фашизму (см. например: Консервативная революция. Третий стезя.). Автор книг "Пути абсолюта", "Конспирология", "Гиперборейская теория", "Консервативная революция", "Цели и задачи нашей революции", "Тамплиеры пролетариата", "Геополитика России", "Мистерия Евразии", "Метафизика Благой Вести", "Абсолютная Родина", а кроме того ряда книг на европейских языках. Талантливый стихотворец, пишет под псевдонимом Александр Штернберг. В стихах "Абсолютный рассвет" (стали словами песни панк-группы "Банда четырех") воспел Гиммлера ("...и немые солдаты, что так бесполезно погибли/ Установят на троне из льда двухголовый скелет /Из замшелой могилы восстанет сияющий Гиммлер/ И туманом глазниц обоймет Абсолютный рассвет"). Автор афоризмов: Русские изобрели колесо, которое не катится, и печь, которая катится. Все приборы при измерении русского человека ломаются. Русские мерят все своей собственной мерой, которая бесконечна. Был женат на Евгении Дебрянской, попозже ставшей основательницей лесбийского движения в России и лидером Ассоциации сексуальных меньшинств (участвовала кроме того в создании партии "Демократический союз (ДС), российского отделения Транснациональной Радикальной партии (ТРП) и Либертарианской партии (ЛП)). Женат вторым браком. ?

 

Подполье выходит наружу (1 Мая 2003, stringer-news.com) Философ-мистик Александр Дугин начал турне по стране с целью распространения новой государственной идеологии. Ху из мистер Дугин?

Юность

Александр Гельевич Дугин родился в 1962 году в привилегированной семье генерала ГРУ. В школе Саша не отличался особыми талантами. Получив аттестат, он по настоянию отца поступил в МАИ, но очень скоро бросил институт. Амбициозный избалованный юнец был уверен, что будущее инженеришки не для него. Чтобы капризный отпрыск не шлялся без дела, генерал устроил его работать в закрытый гэбэшный архив. Дорвавшись до запрещенной литературы, Дугин-младший поглощал книжки одну за другой. Из них он черпал обширные данные о масонах, доктринах фашизма и идеологах неоязычества. Мечты о тайных союзах и великих подвигах привели юного романтика в объятия диссидентов. Так Дугин попадает в шизоидное подполье писателя-мистика Юрия Мамлеева.

Южинский пер.

В конце 60-х в центре Москвы, в Южинском переулке, на квартире у Мамлеева тусовались многие гении андеграундной богемы - художники Анатолий Зверев, Владимир Пятницкий, поэты Генрих Сапгир, Юрий Кублановский, Леонид Губанов, писатель Венедикт Ерофеев. В Южинском проповедовали гремучий коктейль из каббалы, черной магии, учений стоиков, пифагорейцев, средневековых алхимиков и оккультистов. Метафизические диспуты эзотерики непременно сопровождались грандиозными попойками, которые заканчивались для наиболее рьяных адептов белой горячкой, либо психушкой, либо мордобоем. В особой чести были безумные эксперименты над собой. Считалось, что кратчайший путь к божественному лежит через преодоление в себе человеческого. Чтобы как можно глубже «познать себя», мамлеевские неофиты ползали на четвереньках вокруг памятника Пушкину и скулили по-собачьи, распугивая своим лаем непросветленных советских граждан. И если уж пили - то до угара, если ширялись - то ацетоном или грязной жижой из лужи. Мамлеев считал, что когда человек пытается заглянуть в потустороннее, он неизбежно становится немного монстром. Но другого пути к начальному просветлению нет, уверял он. Каждый должен пройти через алхимическое Нигредо - этап черноты. Там-то, в этом Нигредо, почти все и застревали. Губанов, Зверев умерли от запоев, Пятницкий - от передоза, Буковский загремел в психушку...

Дугин оказался в Южинском в середине 70-х, уже на закате метафизического вертепа. И сразу же попал под влияние маргинального пророка и эзотерика Евгения Головина. Именно с его подачи Дугин начал усиленно изучать иностранные языки.

Его университеты

Головин был центральной фигурой мамлеевской секты, чем-то вроде духовного наставника. С его эрудицией в области восточной философии, оккультных наук и знанием четырех европейских языков в доме на Южинском не мог сравниться никто. Головин закончил филологический факультет МГУ. Затем работал переводчиком, литературным критиком. Еще студентом он попал в спецхран Ленинской библиотеки и познакомился с трудами Папюса, Ницше, Рене Генона и Юлиуса Эволы.

По признанию самого Головина, его мистическое мировоззрение, страсть к алхимии и презрение к западной цивилизации были сформированы именно Геноном. Лекции Головина о герменевтике, традиционализме и евразийстве воспринимались Дугиным как великое откровение.

Постепенно экзальтированные поклонники дуче, среди которых был и Гейдар Джемаль, пришли к мысли, что пора менять старый косный мир и именно им выпала роль героев. Джемаль грезил исламской революцией, Дугин же был против радикальных путей. Уже тогда он мечтал проникнуть во власть и, манипулируя политиками, разрушить государство, чтобы потом на его обломках создать новое, сильное, авторитарное (позднее он назовет свое учение «консервативной революцией»). Себя Дугин мнил мессией, духовным вождем возрожденной Евразии. Рассказывают, что папа-генерал, боясь, как бы у сына окончательно не съехала крыша, упек его подлечиться в психбольницу, но терапия оказалась бессильной перед манией Дугина-младшего переустроить мир.

Черный Орден SS

В 1975 году на южинских сектантов наехали гэбисты. У Мамлеева были изъяты самиздатовские журналы, а ему самому предложили покинуть родину. Мамлеев уехал в Штаты (в 1983-м он, проклиная меркантильных янки - интересно, за что? ведь именно они первыми стали печатать его чернушные опусы и создали ему имидж сюрреалиста, - перебрался в Париж, преподавал в Сорбонне). А Головин с уцелевшими от разгона учениками (самыми преданными по-прежнему оставались Дугин и Джемаль) ушел в глубокое подполье и создал «Черный Орден SS», напоминавший своей иерархией, конспирацией и нацистскими приветствиями оккультный орден Третьего Рейха. Головин провозгласил себя рейхсфюрером. На семинарах он впаривал своим верным помощникам уже не туманные мифы про великую Атлантиду и чашу Грааля, а фашистскую идеологию. Попасть к новоиспеченным эсэсовцам было очень сложно. Каждый адепт обязан был пройти через унизительный обряд инициации.

Один из бывших членов головинского Ордена как-то раз по пьяни признался мне, что фюрер мочился в рот своим юным ученикам-фашистам. Там поощрялись гомосексуализм и пьянство до одури. Только так можно было повязать всех адептов в единую связку, мистический союз (кстати, «мистерия» происходит от греческого глагола myein «молчать») и подчинить воле вождя. К середине 80-х Дугину и Джемалю уже изрядно наскучили эсэсовские оргии. Они собирались бежать в Ливию, но тут грянула перестройка, и оба рванули в политику.

Говорят, что именно Головин надоумил их в 1988-м вступить в общество «Память» Дмитрия Васильева. Сам же великий дуче перебрался в подмосковные Горки-10, в крошечную квартирку, где ведет жизнь отшельника. У него по-прежнему минимум мебели и масса книг, а на стене красуется свастика. Мамлеев, вернувшись после перестройки в Россию, сразу же отметился в Горках у Головина, который, как крестный отец, до сих пор является непререкаемым авторитетом для всех своих учеников.

«Я памятник себе...»

Существует версия, что Дугин стал «памятником» не по совету Головина, а по приказу компетентных органов. Ведь ни для кого не секрет, что «Память» была детищем КГБ. Дугин с Джемалем произвели фурор в организации - еще бы, ведь они обладали уникальным багажом знаний о фашизме. На их фоне Васильев казался бледным лютиком.

Лимонов в своих тюремных воспоминаниях пишет: «Можно было бы с полным основанием назвать Дугина «Кириллом и Мефодием фашизма» - ибо он принес с Запада новую для нашей земли Веру и знания о ней... Дугин принес правые импульсы, правые сказки, мифы и легенды. Правую энергию. Правый неотразимый романтизм, которому невозможно было противостоять». Васильев вовремя сообразил, что интеллектуал Дугин - опасный конкурент и, обвинив в жидомасонстве, в 1989-м вытурил из партии обоих головинских эрудитов. Впрочем, есть мнение, что внутри «Памяти» Дугина заложил ревнивый Баркашов. Во время очередной пьянки тот якобы записал на магнитофон презрительные высказывания Дугина в адрес Васильева, которому потом и дал прослушать пленку.

После «Памяти» пути Дугина и Джемаля расходятся. Джемаль создает Исламский комитет. А Дугин тем временем занялся теоретическими разработками.

Друг восточных тамплиеров

Александр Дугин активно печатается в прохановской газете «День», издает собственный журнал «Элементы» и альманах «Милый ангел», публикует переводы Генона, Эволы, Майринка. Делает передачи на радио-«101», распространяет свои материалы в сети Интернет. Но серьезно повлиять на общественное мнение ему тогда не удалось. Его читал лишь просвещенный андеграунд, который падок на всякого рода мистическую экзотику.

Дугин, как и его учитель Головин, любил окружать себя мифами, поэтому довольно трудно разобраться, где он о себе говорил правду, а где блефовал. Так, например, он утверждал, что в 1991-м в Париже от французского философа и эзотерика Жана Парвулеско получил секретный доклад конспирологического Центра «Атлантис» - «Галактика ГРУ, или Тайная миссия Михаила Горбачева», где якобы говорилось, что СССР развалил тайный заговор «атлантистов»-западников против «евразийцев». Дугин любил провокации, и самое главное, умел их блестяще выдавать за правду, только одному ему известную. В 1993-м он выпустил свой суперхит «Конспирология», где пытался доказать, что КГБ и ЦРУ - близнецы-братья, действующие от имени всемогущего и сверхсекретного «Ордена Танцующей Смерти». А противостоит этому хитрому монстру другая спецслужба: ГРУ - военная разведка Генштаба.

Но, конечно же, самой громкой и скандальной его акцией в 93-м была встреча в Москве с Кристианом Буше, главой французского отделения «Ордена Восточных Тамплиеров». Орден имеет репутацию сатанистского, проповедует сексуальную магию и африканский культ Вуду. Визит Буше так вдохновил Дугина, что он решил незамедлительно опубликовать в альманахе «Конец света» все основополагающие труды главного теоретика Ордена Алистера Кроули, называвшего себя «Великим Зверем» (для христиан же он просто сатанист и Антихрист). Скорее всего, Дугин увлекся не столько идеями Кроули, сколько его биографией. Известно, что Кроули пытался заманить в свои сети и Сталина, и Гитлера, и многих других государственных лидеров. Дугин тоже надеялся прорваться во власть, чтобы принести ей свою благую весть о том, как сделать Россию снова могучей. Он даже пытался баллотироваться в Госдуму от Петербурга. Его поддержала группа Егора Летова «Гражданская оборона» и «Поп-механика» композитора Сергея Курехина, заявившего в одном из интервью, что «если вы романтик - вы фашист».

Но Дугин тогда проиграл, правда, он не отчаивался - чутье мистика подсказывало ему, что его время впереди.

Кстати, Джемаль в 95-м тоже решил пробраться в Госдуму и тоже потерпел поражение. Затем он вовремя поддержал на президентских выборах генерала Лебедя, и тот в благодарность сделал Джемаля своим советником по вопросам мусульман.

Чем занимался Дугин в «критические дни» сентября-октября 1993-го - неизвестно. Он объявляется лишь в декабре - на фестивале «Русский прорыв», где читает подросткам лекцию о положительных аспектах фашизма для русского освободительного движения. Его выступление перед юными панками прошло на «ура». Скорее всего, именно тот бурный успех у молодежи сподвиг Дугина вступить в лимоновскую НБП.

Сказки в Бункере

Дугин познакомился с Лимоновым в 92-м, но активно сотрудничать с его партией стал не сразу. Он записался в нацболы лишь когда убедился, что за НБП реально стоят не десятки, а тысячи пацанов. Вот как описывает Лимонов свое впечатление от первой встречи с Дугиным: «Несмотря на такую совсем русскую, ямщицкую фамилию (дуга, колокольчик под дугой), у Дугина тело татарского мурзы. Полный, щекастый, животастый, бородатый молодой человек с обильными ляжками. Полный преувеличенных эмоций... Меня, помню, поразили мелкие балетные «па», которые выделывали его ноги, движения неуместные для массивной фигуры (Дугина). Он имел привычку, стоя на одной ноге полностью, вдруг отставить другую назад, на носок, что выглядело по-оскар-уайльдовски двусмысленно».

Дугин неустанно и вдохновенно, как Шехерезада, рассказывал в Бункере свои правые сказки до 1998 года. Иногда он так увлекался, что начинал вместо революционных лозунгов гнать «детям подземелья» метафизическую пропаганду о духовном самосовершенстве, а заканчивал свою речь уже совсем абсурдным призывом к нацболам - «учитесь делать деньги!» Лимонову такая философия не понравилась. И по этому поводу в 97-м между ними случился первый серьезный идеологический конфликт. Затем Дугин в «Лимонке» обозвал обитателей Бункера «бесполезными полудурками» и обвинил четверых ребят в краже у него 248 рублей. Нацболы потребовали от Дугина извинения.

«Эти люди - неадекватный человеческий материал, - заявил Дугин Лимонову. - Вместо того чтобы быть благодарными за то, что их допустили в Историю, они хамят. Я требую, чтобы эти четверо были исключены из партии. Я не noтерплю... Выбирайте, Эдуард, или я, или эти подонки...»

Лимонов не стал предавать своих, и Дугин с презрением покинул НБП. Нацболы до сих пор уверены, что Дугин специально выдумал историю с кражей, чтобы найти удобный предлог смотаться из Бункера.

Дугин действительно разочаровался в НБП. Он рассчитывал, что она станет для него трамплином к власти, поэтому отчаянно искал политических партнеров среди номиклатуры различных рангов. Предлагал услуги и Ельцину, и Коржакову, и Куликову, и Лужкову. Но, увы, как оказалось, революционеры-экстремисты никому не были нужны. Гуру-Дугин понял, что мода на фашизм прошла, поэтому пора переквалифицироваться в верховного жреца новой сказочки под названием «геополитика».

Весной 1998 года он опубликовал свою монографию «Основы геополитики. Геополитическое будущее России» с предисловием завкафедрой стратегии Академии Генштаба генерал-лейтенанта Клокотова. На шестистах страницах Дугин обстоятельно доказывал, что если мы не сожрем Америку, то она сожрет нас. Вообще-то в том, что вступительную статью для «Основ...» написал аналитик Генштаба, нет ничего удивительного. Дугин и не скрывал, что всегда поддерживал связь с высокопоставленными военными чинами и сотрудничал с журналом «Ориентиры», который издавался Министерством обороны РФ.

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
15 ноября, 13:07

Александр Дугин: Химеры и чудовища выходят из тени

  • 0

Наше общество нездорово — достаточно посмотреть на заголовки прессы, где люди друг друга режут, едят и сходят с ума. Видео: https://izborsk-club.ru/14322

Выбор редакции
14 ноября, 22:19

Экспертиза Дугина № 2. Химеры и чудовища выходят из тени

Наше общество нездорово - достаточно посмотреть на заголовки прессы, где люди друг друга режут, едят и сходят с ума. История в духе нападения на Фельгенгауэр – это сфера ментальных отклонений: один человек с расстроенным сознанием напал на другого человека с расстроенным сознанием, работающего в издании, которое тоже делает слушателей больными. Анализируя некоторые формы психического заболевания, Юнг говорит о таком понятии, как abaissement du niveau mental – «понижение ментального уровня». По Юнгу, это одна из причин психического расстройства. 

14 ноября, 14:18

Александр Дугин. Химеры и чудовища выходят из тени

Общество состоит из двух частей – надземной и подземной. Надземная часть представляет собой социум, сферу рационального, «дневного». Подземная часть есть темный подводный остров коллективного бессознательного, область ночи. Что лежит в основе кризиса российского общества, которое деградирует в интеллектуальном и нравственном смысле. Почему современный мир всё глубже погружается в сновидение. #ДеньТВ #Дугин #Юнг #современноеобщество #мировойкризис #философия #постмодерн #кризисобразования #рациональность #прогресс #бессознательное #высокаякультура #выборы2018 #ЭхоМосквы #либерализм

14 ноября, 10:01

Александр Дугин: Гегель и платонический прыжок вниз

14 ноября 1831 года умер величайший философ-романтик всей мировой истории мысли Георг Вильгельм Фридрих Гегель. Хайдеггер наряду с Ницше считал Гегеля тем, кто завершает историю философии западного Логоса, является вершиной истории философии и философии вообще. https://izborsk-club.ru/14311

09 ноября, 09:06

Александр Дугин: Страшный секрет Октября

  • 0

Чтобы понять Октябрь, надо понять логику русской истории, идентичность русского народа, и выстроить непротиворечивую, проистекающую из нашего глубинного мировоззрения картину мира. Видео: https://izborsk-club.ru/14298

07 ноября, 19:25

Александр Дугин. Страшный секрет Октября

  • 0

1917 год был внутрирусским явлением. Это была чудовищная драма для одних и великое достижение - для других. Но что это было на самом деле, как это соотносилось с общей логикой русской истории, с русским историалом - должны решить только мы сами, русские. Пока мы не определим мировоззренческую платформу нашего современного общества, пока мы не осознаем самих себя и сегодня, этот смысл октябрьских событий 1917 года останется для нас просто недоступным и закрытым. #ДеньТВ #Дугин #1917й #ВеликийОктябрь #Ленин #большевики #СССР #русскаяистория #марксизм #либерализм #философия #четвёртаяполитическаятеория #мистерия #загадкиистории #русскаяидентичность

06 ноября, 23:22

Русский проект для Курдистана: что может стать альтернативой инструментализации курдов атлантистами

Фото: Wikimedia Commons Курды – это не просто народ, но и значимый геополитический актор ближневосточного региона, охваченного войнами. Как подчеркивает философ Александр Дугин, сейчас они являются ключевым фактором в проекте «Великий Ближний Восток». «От того, как курды будут вести себя в этой сложной ситуации, зависит все. Это последний оплот в руках американцев», - отметил он. Впрочем, в отношении курдов остается немало медийных стереотипов и недомолвок. Кто такие курды? Чего они хотят? Почему они нам важны? Подробные ответы на все эти вопросы – в материале Геополитики.ру. Курды – не единое целое Первый медийный стереотип гласит, что курды - самый крупный и цельный народ в мире, который просто в силу исторических причин не имеет собственного национального государства. Подается это так, будто существует однородная курдская общность с достаточно унифицированным национальным сознанием, компактно проживающая, но на данный момент разделенная между соседними государствами. В таком ключе претензии курдов на обретение государственности вроде как легитимизируются: весь мир переживает и сочувствует курдам, и это транслируется как в западных, так и в российских медиа. Однако важно понимать, что на самом деле курды являются очень фрагментированным этническим сообществом. Существует множество курдских племен, которые проживают на территории Ирака, Ирана, Сирии и Турции, а также в соседних странах, в том числе, в Закавказье. «Курды – особый народ с резистентной культурой. Начиная с эпохи греко-персидских войн, курды  были отмечены как воинственные племена, и никому не подчинялись, даже будучи в составе Персидской империи. Они были, скорее, вассалами, их управление было полностью автономным», - объяснил главный редактор Геополитики.ру Леонид Савин. По его словам, трагедия курдов заключается в неоколониальном разделе, в результате которого они оказались разделенными между государствами. «Их мнения никто не учитывал. Но, тем не менее, они продолжали предпринимать усилия для получения статуса национального государства», - добавил Савин. Клановая и политическая разделенность Важный фактор, который характеризует современное состояние курдов - клановая и политическая разделенность, подчеркивает политолог, аналитик Геополитики.ру Александр Бовдунов. «Классический пример сочетания клановой и политической разделенности – это современный Иракский Курдистан. Половину региона контролирует клан Барзани – это потомки шейхов суфийского ордена Накшбандия, представители которого в начале века заняли серьезное положение в стране и стали вести борьбу за курдскую независимость. Этому клану подчиняется «Демократическая Партия Курдистана» (ДПК). Исторически сложилось, что они контролируют Эрбиль», - пояснил он. С другой стороны, напомнил Бовдунов, есть партия «Патриотический Союз Курдистана», которая подчиняется второму клану – Талибани. Они контролируют другую часть Курдистана  со столицей в Сулеймании. Пешмерга. Фото: Flickr Какое-то время у этих кланов был даже вооруженный конфликт, но после примирения они распределили функции, поясняет Савин. «Функции разведки – у Талабани, функции вооруженных сил, пешмерга – у Барзани. И ориентиры во внешней политике тоже разные – у Талабани на Иран (поскольку граница проходит рядом), у Барзани – на Турцию (потому что они через сирийских и турецких курдов установили связи и, пользуясь нестабильностью в Ираке, качали нефть и продавали в Турцию, на это и жили)». «Таким образом, современный Иракский Курдистан – не единое целое государственное образование, - делает вывод Бовдунов, - Оно как минимум раздроблено на две части, где у каждого клана своя столица. Причем в каждом клане у политической силы есть свои вооружённые отряды, силы внутренней безопасности и аппарат управления. Плюс великое множество разделенных курдских племен». Вопросы языка и религии К тому же, там, как минимум, функционируют два крупных языка – сорани (восточный Ирак, Иран) и курманджи (Турция, Сирия, Ирак, Иран, страны постсоветского пространства, страны Европы и США), а также множество мелких племенных наречий. Под вопросом остается и езидский фактор – до сих пор ведутся споры, считать ли езидов частью курдов, или нет. Если да, то они оказываются разделены и по религиозному признаку: большинство мусульман – сунниты (среди которых сильны позиции суфистких тарикатов), меньшинство – езиды (их религия создана на основе зороастризма), и незначительная часть – шииты. Два крупных проекта: Иракский Курдистан и Сирийский Курдистан Вместе с тем, на курдском этническом пространстве отдельно сосуществуют два крупных политических проекта. Первый связан с Иракским Курдистаном – это классический проект национального государства (либо квазинационального). «Смысл в том, что создается некая национальная территориальная общность с атрибутами современного модернистического национального государства, - поясняет Бовдунов, - По сути, если не учитывать эту разделенность, Иракский Курдистан претендует на то, чтобы стать зачатком национального государства. У них есть флаг, гимн, территория, институты и пр.». Есть и другой курдский проект, связанный с именем Абдуллы Оджалана и его зонтичной сетью организаций в Иране, Ираке и Сирии, ориентированных на «Рабочую Партию Курдистана» (РПК), которая претендует не на создание курдского национального государства, а на формирование специфической системы «демократического конфедерализма». РКК. Фото: Flickr «Это принципиально не модернистический проект. Он отказывается от идеи национального государства, поскольку считает его репрессивным, подавляющим многообразие курдов. По сути это признание того, что модернистское «национальное государство» не выполняет самую главную задачу – сохранение курдского национального своеобразия, - считает Бовдунов, - В таком случае есть опасение, что множественность в рамках национального государства будет унифицирована, и курды превратятся в стерильную нацию по европейскому типу, а реальная свобода органических групп, племен, кланов исчезнет». С другой стороны, сам Оджалан – это мыслитель «левого» толка, и считает, что национальное государство как репрессивный механизм имеет ряд недостатков, включая подавление свободы личности буржуазными элитами. Поэтому он предлагает некую квазианархистскую структуру конфедерации, которая вырастает «снизу», опирается на реально существующие группы, на отдельные поселения, племена, реально существующие «ячейки общества», выбирающие своих представителей по многоступенчатой системе «советского типа» . Постепенно создается сетевая организация-грибница, которой не важны национальные государства - она существует на территории одного государства, второго, третьего, пересекая государственные границы, не разрушая, но де-факто преодолевая их. «Формируется общая курдская сеть, учитывающая все курдское многообразие в новом контексте, которая преодолевает эти границы национальных государств, не разрушая их», - резюмирует Бовдунов. Оджалан предлагает ту же схему и для других народов. Создается единая сеть, которая состоит из множества подсетей (курдских, арабских, туркменских и др.) и при этом учитывает их особенности. С его точки зрения, это решает проблему взаимодействия национальных государств и этнической чересполосицы, свойственной для значительной части северной Сирии, юга Турции и Севера Ирака. где рядом с курдами живут туркоманы, ассирийцы, арабы. Таким образом, в Северной Сирии находится второй очаг курдского политического строительства, против которого настроен, в первую очередь, Дамаск. Тем не менее, 22 сентября там уже прошли первые выборы местных администраций, в ноябре выберут местные советы. Выборы в Демократическую федерацию Северной Сирии (так обозначили себя местные курды) пройдут в январе 2018 года. США, напротив, поддерживают сирийских курдов, но в первую очередь как военную силу в борьбе против ИГИЛ (запрещённая в России террористическая организация). Зачем курды США? Сейчас курдское национальное движение раздроблено и является политическим инструментом в руках внешних игроков. Подобная ситуация сложилась не сегодня - так было и в 70-90-х годах. Иранцы использовали курдов против Ирака, сирийцы использовали курдов против Турции, а Израиль ставил на курдов, чтобы использовать их против арабских государств и Ирака. Сегодня на курдов ставят США и Израиль, хотя недавно американцы и поступились курдскими интересам, сдав Киркук в обмен на то, чтобы укрепить свое влияние в центральном Багдаде. Еще совсем недавно, напомнил философ Александр Дугин, американцы владели серьезными картами: им были послушны Турция, сирийская оппозиция, курды, иракское командование (шииты), которые пришли власти после смерти Саддама Хусейна. При Обаме относительно послушен был Иран. Среди других подчиненных Соединенным Штатам фигурировали Саудовская Аравия, Катар и Египет (в котором правят проамериканские и произраильские военные). «Великий Ближний Восток был у них в кармане, но за последние полтора года картина изменилась радикальным образом. После попытки госпереворота Турция ушла к нам, евразийцам. Асад выдержал. С Ираном Трамп испортил отношения. Багдад, который тесно связан с Тегераном, будучи под шиитским руководством, потребовал вывода американских войск. В Сирии позиции ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация – прим. ред.) резко ослабились. Саудовская Аравия приехала на поклон к Путину, а Катар вообще прибежал первым». Фактически, на сегодняшний момент у американцев и израильтян осталась одна карта: курды. Поэтому все, что сейчас происходит с курдами, это последний оплот глобализации», - замечает Дугин. Таким образом, несмотря на некоторое охлаждение внимания, в долгосрочной перспективе курды остаются для американцев интересными. На данный момент США активно играют на стороне курдов в Сирии: там создался уникальный альянс между курдскими анархо-коммунистами (с портретами Оджалана, левой символикой и пр.) и американским империализмом – довольно любопытное сочетание для новейшего времени. Абдулла Оджалан. Фото: Википедия «Принципиальным является то, что американцы попытаются разыграть курдскую карту, чтобы было государство – условно, «второй Израиль» - в противовес иранцам, туркам. С их точки зрения, это должно быть западноориентированное государство на Ближнем Востоке, союзник США», - сказал Дугин. Кроме того, возможно, важно не само формирование государства, сколько процесс, добавил философ. «Чтобы сформировать национальное государство, нужны элиты, а курдское общество расколото. И проект национального государства не столько служит созидательному процессу, сколько разрушению того, что уже существует. Совершенно не факт, что в итоге что-то сформируется, но процесс идет, и он позволяет ослаблять Иран, Ирак, Турцию, давить на них, выторговывать какие-то преимущества, в долгосрочной перспективе играть на распад этих территорий», - резюмировал он. Регион и дух противодействия Регион проживания курдов важен тем, что имеет выход к Средиземноморью, к нефтяным полям северного Ирака, а Закавказье располагается недалеко от России. То есть, со стратегической точки зрения это ключевой регион. Однако национальные государства (что естественно) придерживаются в случае курдов оборонительной стратегии. Турция, Иран, Ирак и частично Сирия склонны ввести в отношении курдов ограничения и предпринимать все меры, чтобы не допустить ни автономии, ни федерации или конфедерации. Не менее естественно, что это вызывает в курдах дух противодействия. «На этом и играют американцы. То есть, сталкиваются консервативная и реакционная стратегии: на каждый выпад со стороны курдов или американцев следует контрвыпад, который только усиливает другую сторону», - отметил Бовдунов. Мы хорошо видели это на примере Иракского Курдистана - что-то у них получилось, но насколько эффективными результаты будут в долгосрочной перспективе, не вполне ясно. Курдская карта может быть разыграна по-разному – в том числе и негативно, поскольку все окружающие государства относятся к ним плохо. Не удивительно, что когда Вашингтон предложил им в свое время «альтернативу», курды невольно стали проводниками глобалистского американского присутствия. «Четких перспектив, четкой стратегии у курдов не было. Есть идея Великого Курдистана, выхода в Средиземное море. Но без Сирии это решить невозможно. Это большой проект, скорее, в курдском воображении», - отмечает Савин. «Курды понимают, что зажаты между другими странами, и им нужен выход в Средиземное море. Но на данный момент вряд ли это возможно. Даже такие крупные державы в регионе, как США или Израиль, не смогут их поддержать в этом вопросе, потому что будет эффект домино. Соответственно, нужно подумать, как им встраиваться в местную политику – и в Турции, и в Иране, и в Ираке», - добавил он. И сейчас, в момент кризиса американского влияния, наконец появился шанс предложить курдам иную, здоровую альтернативу. Предпосылки альтернативы Что может быть предложено? В первую очередь, важно понимать, что нужно самим курдам. Если автономия – это просто инструмент для создания национального государства, которое подавит реальную курдскую самобытность множества племенных и этнических курдских групп, то это весьма сомнительный инструмент и цель. Если же целью является реализация тех или иных курдских элит – их не пускают во власть в тех или иных государствах – это другое. В таком случае им нужно дать каналы реализации интересов – доступ к власти, ресурсам, силовой или медийной составляющей. Возможно ли реализовать эти два аспекта (сохранение и развитие курдской идентичности как многообразия и реализация интересов курдских элит) в существующем контексте? На данный момент два проекта имеют разные векторы. Сирийский проект направлен на сохранение курдского многообразия (конечно, с поправкой на специфику самого Оджалана, «левые» идеи, феминизм и пр.). «Возможно, некоторые черты этого проекта даже кажутся пародийными и ультралевыми, но это легко объясняется. Движение Оджалана не довольно тем, что может дать курдам парадигма Модерна, потому что национальное государство означает убийство курдов», - пояснил Бовдунов. Второй проект, реализуемый в Иракском Курдистане, во многом отталкивается от интересов местных элит и местных кланов. Им нужны власть и контроль над ресурсами, и они ее получили - два крупных клана уже поделили территорию. Соответственно, альтернатива атлантистской стратегии должна учитывать и тот, и другой аспекты. Здравый смысл подсказывает, что национальное государство курдов: а) невозможно (из-за противодействия существующих государств и разногласий среди самих курдов), б) Если даже и возникнет, то будет парализовано борьбой элит и различных племенных и политических групп, и единственной его функцией будет предоставление баз американцам, в) Стратегия строительства единой модернистской курдской политической нации уничтожит курдское многообразие и приведёт к конфликтам с соседними народами, в первую очередь, расселёнными практически параллельно этническим курдским территориям туркоманами, и сами курды это подтверждают. Это не является необходимостью и с точки зрения Realpolitik. То есть, нужно изменить это политическое пространство таким образом, чтобы, с одной стороны, реализовать интересы курдов, с другой – оставаться вне контекста национального государства. Нужен альтернативный выход. Альтернативой может стать выстраивание контуров контр-модернистского проекта и обращение собственно к той политической практике, которая уже существует в Сирийском Курдистане. «Нужно понять проект демократического конфедерализма – не отвергать, и необязательно принимать не разобравшись , но хотя бы понять его перспективу, потому что американцы в своей сетевой стратегии могут попытаться интегрировать и его – это может сыграть разрушительную роль», - полагает Бовдунов. «Для России же принципиально важно, что этот проект содержит в себе очень много здравых идей: во-первых, отказывается от идеи национального государства, во-вторых, принципиально открыт для других народов, в третьих, обладает домодернистской гибкостью и отказывается от проведения чётких политических границ, которые могли бы стать поводом для конфликта», - отмечат эксперт. «И Россия сейчас может, с одной стороны, выступив за этот проект с условием отказа курдов от ставки на американцев, добиться сочетания его с сохранением единства Сирии и гарантиями для Турции, так, что он не будет направлен против неё. Наоборот, если будет создана такая же система «демократического конфедерализма» для туркоманов, это расширить и легализует турецкое влияние в Сирии и уравновесит курдский фактор туркоманским», - считает Бовдунов. По мнению эксперта, если сетевой федералистский проект будет успешно реализован в Сирии, он может быть распространён и на Ирак. «Для Ирака самый оптимальный проект (причем, он также обсуждался среди самих курдов) это конфедерация. Могут быть разные типы конфедерации (суннито-шиито-курдская. Вопрос в том, какие будут границы между регионами, будет ли общая или отдельная валюта, какое будет политическое управление. В этом мнения расходятся, - отметил Савин, - В Турции вопрос более сложный, потому что у Эрдогана нет четкого взгляда на решение этого вопроса, и вряд ли будет в ближайшее время. Скорее всего, он будет продолжать политику подавления курдов. Учитывая, что их там 17 миллионов, ни к чему хорошему это не приведет. В Иране ситуация более стабильная, но, думаю, со временем придется подходить к курдскому вопросу более демократично, давать возможность обучения на своем языке и т.д.» С другой стороны, поскольку альтернативный проект не отменяет границы национальных государств, сама интенция может помочь связать воедино весь регион. Курды могут играть роль как разъединяющего начала, так и объединяющего. «Собственно, в истории Ближнего Востока, когда они периодически выступали с другими народами, так и было. Классический пример – Салах ад-Дин (хотя он тогда выступал в качестве правителя Египта, все равно он был курдом по происхождению), который, объединившись с  другими мусульманами, создает достаточно серьезный политический проект своего времени», - напомнил Бовдунов. Характерно, добавил он, что Османская империя без курдского фактора просто не могла состояться (курды перешли из под управления иранских Сефевидов в подчинение турецким Османам, после того как последние гарантировали им сохранение максимально широкого самоуправления и невмешательства в дела), и при всем нынешнем турецко-курдском противостоянии, именно распад Османской империи и разделил в значительной степени курдов. Евразийский проект Но кроме курдов есть и другие народы – ассирийцы, туркмены, арабов и другие, которые живут вместе с курдами. Соответственно, логично предложение конфедералистского проекта, который мог бы опираться в том числе на Турцию, учитывал бы курдский и туркменский фактор, мог бы стать альтернативой американскому проекту. «Важно, что курды не существуют в вакууме – кроме них, есть много других народностей, которые в рамках национальных государств тоже хотели бы сохранения собственной идентичности, - подчеркнул Бовдунов, - Необходим проект, который бы сохранил регион как единое целое, не позволил бы угнездиться империалистам-атлантистам, сохранил бы идентичность и многообразие народов». Резюмируя, важно дать элитам власть и могущество, а народу – сохранение идентичности, культуры, языков. «Речь идет о сочетании двух политических интенций. Для курдских элит нужно обеспечить эффективную интеграцию – автономию и пр. В рамках Иракского Курдистана это может быть конфедерация, и даже создание многоэтничной конфедерации в Северном Ираке, когда будут учтены факторы Мосула и Киркука. Это может быть доступ к управлению государствами, - считает Бовдунов, - С другой стороны, необходим и трансграничный проект, опирающийся (как это пытается делать РПК) на локальные особенности, в который были бы вплетены не только курды, но и другие народы – арабы, туркмены, сирийцы. Тогда США будет негде развернуться». «Вместо национального государства Курдистан - сеть федераций общин, курдских и не только. На этом уровне реализуется сохранение курдского многообразия на местах и интересы лидеров реальных органических объединений на местах, племен, кланов, суфистских тарикатов, йезидских общин, некурдских племён и т.п., - утверждает эксперт, - На втором уровне федерации общин оформляются в автономии, служащие узлами этой сетевой системы: кантоны в Сирийском Курдистане, де-факто две реальные автономии в Курдистане Иракском (барзанистская и талбанистская), на этом же уровне возможно вести речь о создании курдско-туркоманско-арабско-ассирийской автономии в Мосуле, отдельных автономии в Киркуке или Синджаре и т.п. Так соблюдается баланс интересов более крупных элитных групп и кланов, и местных этнических, племенных и религиозных групп». «Третий уровень - транснациональный, - утверждает исследователь, - центробежные автономистские тенденции должны уравновешиваться центростремительными интеграционными. Так, например, может быть создано интеграционное объединение Турции, Сирии, Ирака и Ирана с центром в Мосуле, где курды уже всего региона могли бы получить ещё одну форму представительства в какой-нибудь "палате народов", как и турки и туркоманы, арабы-шииты и сунниты, ассирийцы, армяне и т.д. Создать такой «Конгресс народов» можно, впрочем, ещё и до запуска любых интеграционных механизмов. Более того, он сам бы мог быть фактором такой интеграции». Фото: Wikimedia commons Этому, на самом деле, способствует как политический интерес, так и экономический: объединение долин Тигра и Евфрата и их гидроресурсов, нефтяных ресурсов региона и потребностей в них Турции, отмечает Бовдунов. «Курды же получат ещё одну форму объединения, транснациональную. С политической точки зрения  можно провести и аналогию с евроинтеграцией, центром которой стали прежде оспариваемые территории между французами и германцами, а столицей - город внутри искусственной германо-романской страны (Брюссель). Мосульский регион и шире - все населённые курдами земли - именно такое пограничье, которое может служить фактором разделения региона, а может его и связывать». Роль России – выиграть сердце курдов Курды – молодой сильный народ, набирающий могущество, и роль России как независимого актора на Ближнем Востоке в этой сложной игре – ключевая. Москва могла бы по крайней мере обеспечить баланс между курдскими реальными интересами, которые по большей части эксплуатируются внешними силами. Нам необходимы мир и стабильность в этом регионе, и важно не допустить туда атлантистов. «Мы не должны жертвовать интересами курдов. Для того, чтобы окончательно выкинуть американцев с Ближнего Востока, нам необходимо предложить позитивный проект курдам», - полагает Александр Дугин. «Со всеми остальными мы уже договорились – остались курды. Барзани выполнил свою функцию, обозначил независимость. Но дальше, судя по всему, американцы планируют строительство независимого Курдистана в Сирии. Барзани более-менее связан договоренностями с Турцией, а Сирийский Курдистан жестко противодействует Турции. Перенесение внимания на Сирийский Курдистан – это последняя стратегия США», - отметил он. Что в этой ситуации делать? С одной стороны, продолжать настаивать на поддержке территориальной целостности Турции, Ирана, Сирии и Ирака, убежден Дугин. С другой, нужно срочно укрепить наши отношения с курдами, которые, имея претензии к иранцам, сирийцам, туркам и иракцам, не имеют никаких претензий (ни исторических, ни политических, ни территориальных) к нам - русским. Россия, по его словам, должна стать брокером курдских отношений, потому что у нас уже есть нынешние союзники (Дамаск, Тегеран и Анкара), а также потенциальные (если не союзники, то по крайней мере переговорщики – катарцы и саудиты). Осталось решить что-то с курдами «Это самый серьезный момент. Если мы сейчас сумеем предложить позитивный проект курдам, не поступаясь интересами нынешних союзников (а это самое трудное, здесь «либо… либо…»), то мы выиграем. Тогда мы окончательно выгоним американцев, и ноги США на Ближнем Востоке не будет. Остальное – дело техники, в течение полутора лет Турция может окончательно выйти из НАТО, и американское присутствие на Ближнем Востоке завершится. Тем временем американцы будут заняты Трампом, импичментом и другими вещами. Но если мы сейчас примем решение пожертвовать интересами курдов, это даст возможность американцам на следующем витке полностью восстановить свои позиции, опираясь на них. Сейчас вопрос в том, кто выиграет сердце, а не тело курдов. Тот и победит. Надо найти модель не только для иракских курдов, но и курдов как народа. Мы должны сейчас придумать план. Это задача Анкары, Тегерана и Дамаска, но поскольку они до сих пор ничего не придумали (как и Багдад), то никому, кроме нас, этой задачи поручить невозможно. Тем более, мы в данной ситуации не ангажированы – мы объективны. И мы также, как и остальные, заинтересованы в территориальной целостности», - подчеркнул Дугин. Единственное, что нас отличает от Багдада, Дамаска, Анкары и Тегерана, - хорошие отношения с курдами, и у них к нам хорошее, доверчивое отношение, которое мы пока не испортили. У других с курдами все плохо, вплоть до военного положения. «Соответственно, Россия должна сказать, что обеспечит интересы курдов, и тогда американцам конец. Если мы поступим иначе или упустим этот шанс, что бы ни произошло, американцы, цепляясь за курдский фактор, отыграют назад. Они смогут продолжить разрушение Сирии, Ирака, Турции и восстановят свои позиции. Пока они блокированы маразмом в Белом доме, у нас есть время. Если Кремль упустит шанс и курдский фактор не будет осмыслен, мы теряем все», - заключил Дугин.

31 октября, 10:00

Александр Дугин: Фукуяма и не конец истории

В чем не прав Фукуяма? Прав во всем. Но это не значит, что надо с ним соглашаться. https://izborsk-club.ru/14245

30 октября, 01:31

Фукуяма и не конец истории

Философу Фрэнсису Фукуяме, провозгласившему в 1990-х «Конец истории», в этом октябре исполнилось 65 лет. В книге «Конец истории и последний человек», опубликованной в 1992 году, он доказывал, что триумф либерального миропорядка, демократии и капиталистической экономики – это логичный финал, после которого дальнейшая эволюция форм государственной власти невозможна. Либерализм, как мы видим, действительно торжествует – но все же откуда тогда победы «правых» кандидатов в Европе, неожиданные геополитические изменения и все возрастающий запрос на альтернативу либеральному миропорядку? В чем же Фукуяма оказался не прав? Об этом рассказывает философ Александр Дугин, который лично беседовал с мыслителем в далеком 2005-м году: «Сам Фукуяма считает, что его прогнозы не оправдались, и что надо их скорректировать. К этому он пришел еще в 90-х гг., а когда мы встретились в 2005-м, он уже был в этом убежден. На мой взгляд, его концепция «конца истории» - очень серьезна и основательна. Фукуяма исходит (вслед за Кожевым) из прочтения Гегеля в либеральном ключе. Сам концепт, безусловно, взят у Гегеля. В принципе можно прочитать гегелевский тезис о «конце истории» в трех парадигмах – в консервативно-монархической (как думал сам Гегель или как это мы видим у фашистского теоретика Джованни Джентиле), коммунистической (это коммунизм Маркса – ведь в коммунизме истории больше нет тоже, так как смысл истории – классовая борьба, после окончательной победы пролетариата она завершается) или в либеральной (как и делает Фукуяма). Фукуяма в конце 80-х – начале 90-х подвел итог войны за интерпретацию «конца истории», что составляло сущность ХХ века. Вначале рухнул фашистский конец истории, затем коммунистический, и либерализм остался наедине с самим собой. Значит, делает вывод из краха коммунизма Фукуяма, конец истории наступил или наступает. И в чем тут оправдываться? Этот конец просто оказался не таким, каким он виделся. Но в целом Фукуяма был прав, если судить по шкале идеологий. После конца коммунизма осталась одна идеология, либеральная, а значит, исчез тот принципиальный двигатель диалектики, который заключался в антагонизме. История есть борьба идеологий. История заканчивается тогда, когда у победившей идеологии – либерализма – больше нет системной оппозиции. Поэтому отныне все должно перейти от политики к экономике, а от международной политики – к внутренней политике (глобализация и глобальное мировое правительство любую политику превращает во внутреннюю). Именно это изложено к тексте Фукуямы, и это совершенно верно. Непонятно, за что тут извиниться и корректировать. В рамках идеологии все именно так. Однако у Фукуямы мы видим не просто догматизм, но и отклик на добросовестно проведенный reality check. В конце 90-х годов Фукуяма заявляет, что он несколько поспешил, поскольку после принципиальной победы либеральной демократии в мире вскрылось новое – совершенно принципиальное – обстоятельство. Не везде степень либерализма оказалась столь глубокой, чтобы при крахе своего формального идеологического оппонента в лице мирового коммунизма все общества оказались в равной мере готовыми к глобализации и усвоению ее нормативов и парадигм. «Конец истории» наступает тогда, когда по сути единственным классом остается средний класс, носитель буржуазного сознания. Тогда общество любой страны состоит из разрозненных индивидуумов, которые можно объединять в любые агломерации – как национальные, так и глобальные. Это не принципиально, так как коллективная идентичность (классовая – коммунизм и национально-расовая – фашизм/нацизм) упразднена. Но этого в 90-е годы как раз и не обнаружилось. Идеологически либеральной демократии никто ничего возразить не мог, но тут вступил в дело фактор цивилизации. Общества Запада (Евросоюз, США) либерализм проработал основательно, а вот другие цивилизации оказались носителями новых – хотя и не идеологических – идентичностей, весьма далеких от либерального индивидуализма. И это несмотря на рынок, технологию и повсеместное распространение демократических институтов и конституций. Эту поправку внес оппонент Фукуямы Хантингтон. И она оказалась чрезвычайно важной. Фукуяма попытался идентифицировать новую преграду в «исламо-фашизме», как он назвал феномен исламского фундаментализма, но дело было куда серьезнее. И вот тут Фукуяма высказывает второй не менее важный тезис – «стэйт билдинг» в книге «Госстроительство: управление и мировой порядок в 21 веке». Этот тезис будет понятен только тогда, если мы поняли первый – про «конец истории». Итак под формальным протоколом либерализма, принятого человечеством, обнаружились цивилизационные различия, а значит, особые идентичности, не учтенные классическими идеологиями Модерна. И чем больше глобалисты настаивали на упразднении национальных государств, тем больше (а не меньше) эти различия проявлялись. Яркий пример – арабская весна. Снесли диктатуры, получили запрещенные в России ИГИЛ (запрещена в РФ) или Аль-Каиду (запрещена в РФ). И так везде. Стоит перегнуть палку в продвижении гей-браков, и забытые консерваторы и традиционалисты возвращаются в популистском тренде.   Вот тогда Фукуяма говорит: надо немного подождать с глобализацией, чуть отложить «конец истории» и заново укрепить государство. Это необходимо по прагматическим соображениям: государственная машина подавления необходима для того, чтобы использовать репрессивную власть государственных структур и с их помощью глубже укоренить либерализм. В этом суть второго тезиса Фукуямы. Он обосновал по сути необходимость либеральной диктатуры (или даже цезаризма) для того, чтобы подготовить человечество к глобализации. Рано упразднять государство. Его надо использовать для глубинного уничтожения всех форм идентичности, не являющихся чисто индивидуальными. Для этого кстати служили буржуазные государства изначально. В этом второй тезис Фукуямы. И здесь, я полагаю, он снова прав. Интересно, что в конце 90-х вслед за Фукуямой, или просто получив директиву из общего с Фукуямой источника, либеральный олигарх Патер Авен, идеолог и один из совладельцев Альфа-группы, пишет программный текст в «Коммерсанте» о том, что России не хватает не демократии (как считали большинство российских либералов), а сильной руки, так как, по Авену, только просвещенный авторитаризм способен обеспечить защиту интересов российского олигархата перед лицом обобранного и раздавленного народа. То есть в России необходимо было ввести либеральную диктатуру. Ровно это и было сделано на рубеже 2000-х и «Альфа-группа» оказалась в этом проекте в авангарде. Таким образом Фукуяма предсказал и российский цезаризм, и возможно, выступил его апологетом. Transformismo в таком случае и есть «стэйт билдинг» - модернизация общества во имя искоренения иллиберальных идентичностей. Оба тезиса Фукуямы - это две скорости глобализации – быстрая («конец истории» здесь и сейчас) и медленная ( к тому же «концу истории» через этап либеральной диктатуры – то есть через цезаризм). Быстрая скорость оказалась опасной, Фукуяма предложил перейти к плану Б. Этот план Б заработал не только в России, но и в Америке. Фукуяма, как и другие неоконсы, вначале горячо поддержал Буша младшего, правда, позднее – к моменту нашей с ним беседы - в нем разочаровался. Но не из той ли серии Трамп? План Б – «стэйт билдинг», что-то типа «нации россиян» -- без миссии, Империи или сложных глубинных идентичностей. Ничего не напоминает? Вот именно. В чем не прав Фукуяма? Прав во всем. Но это не значит, что надо с ним соглашаться. Он описывает то что есть и то, что он хочет, чтобы было. И в этом он догматичен. Он предсказывает как неизбежное, фатальное то, во что верит и чего хочет. Но всякое thinking – это wishful thinking. Поэтому глупо сердиться на него, если мы хотим иного и видим по другому саму структуру времени. Тогда все, о чем говорит Фукуяма, и что весьма реалистично, надо признать за status quo и одновременно за либеральный проект. А само status quo есть не что иное, как реализованный либеральный проект вчерашнего дня. Факт – дословно это нечто сделанное, причастие от facere – factum. Либералы вчера хотели своей победы и добились своего. На завтра у них есть следующий план, который они и воплощают в жизнь – делают, чтобы он стал завтра фактом и status quo. Это можно принять, если мы согласны с предпосылками либерализма, с его метафизикой индивидуума, разрыва, освобождения субиндивидуального уровня и перехода к роботам и к сильному искусственному интеллекту (трансгуманизм). Тогда вы не просто принимаете либеральное будущее, но одобряете его, легитимизируете его и помогаете ему сбыться. То есть вы на стороне Фрэнсиса Фукуямы. Есть, однако, и другое wishful thinking – воля к иному – иллиберальному – завтра. Без плана А (“конец истории”) и плана Б (откладывание “конца истории” до окончания цикла либеральных авторитетарных диктатур – стейт билдинг). То есть, борьба за конец истории не закрыта, поскольку кроме трех идеологий Модерна может быть – должна быть – четвертая. Речь идет о Четвертой Политической Теории. И здесь, если наш wishful thinking сбудется, то Фукуяме – а не истории - придет конец». Полная беседа Александра Дугина и Фрэнсиса Фукуямы: https://www.youtube.com/watch?v=BB33yagk-1M    

Выбор редакции
28 октября, 12:10

Александр Дугин: Нам нужна свободная Украина

В первую очередь необходимо дать людям свободу. Их надо освободить от марионеточного прозападного режима, который просто работает на глобалистов. Даже не на Америку, а на глобальное мировое правительство. То, что американцы называют «болотом». Этот режим, этих марионеток следует смести, а руководители должны просто провалиться. Этому мы должны содействовать в активной форме. Затем мы должны дать всем возможность выбора. Хотят новороссы строить свою Новороссию — пусть строят. Хотят — пусть объединяются с малороссами в федерацию или в конфедерацию, или присоединяются к России.

23 октября, 16:32

9 месяцев Трампа: Америка родила слабака с гранатой

Победа на выборах оказалась для нынешнего президента США пирровой

Выбор редакции
23 октября, 15:11

Александр Дугин: Нам нужна свободная Украина

Мы должны работать над своими ошибками и должны прекратить считать украинцев сошедшими с ума младшими братьями, иначе мы ситуацию не разрешим. https://izborsk-club.ru/14197

Выбор редакции
13 октября, 09:17

Александр Дугин: Горизонт идеальной Империи

Иногда можно услышать от критиков укоры в том, что Четвертая Политическая Теория не дает позитивного образа будущего, оперируя с тем, что многим представляется «абстракциями». Я хотел бы откликнуться на эту критику, и изложить то, как я вижу будущее. https://izborsk-club.ru/14161

Выбор редакции
11 октября, 17:45

Два года за «хунту» — киевлянина осудили за «антиукраинский» репост в соцсети

К двум годам лишения свободы приговорил Деснянский райсуд Киева жителя украинской столицы, в апреле 2014...

05 октября, 07:43

Александр Дугин: Четвертая Политическая Теория и итальянский Логос

Я восхищаюсь Италией, точнее, множеством обществ и культур, народов и государств, составляющих историю Италии от этруссков и Римской Империи до Ватикана и Рисорджименто. https://izborsk-club.ru/14122

29 сентября, 15:40

Я, как и Соловьёв, перешёл на сторону, противоположную либероидному злу, абсолютно осознанно

«Владимир Соловьёв — от салонного фрондёрства в трясины кремлёвского ада»: «Штрих к портрету пропагандиста» — «Владимир Соловьёв — не безумный фанатик, не больной, не Анатолий Вассерман, не Александр Дугин. Он знает что такое зло, умеет отличать добро от зла, и однажды перешёл на сторону зла абсолютно осознанно».

28 сентября, 07:11

Святая Русь? Верующие видят во Владимире Путине лидера христианского мира

Многие комментаторы в американских СМИ воспринимают президента России Владимира Путина как авторитарного лидера, который манипулирует выборами в собственной стране и за рубежом, вынуждает молчать политических противников, отменяет гражданские права и неустанно добивается возрождения империи в границах бывшего Советского Союза.

27 сентября, 15:24

Святая Русь? Верующие видят во Владимире Путине лидера христианского мира

Многие комментаторы в СМИ воспринимают президента России Владимира Путина как авторитарного лидера. Хотя некоторые его соотечественники разделяют эту критическую точку зрения, другие превозносят Путина как православного царя, сражающегося с силами антихриста в апокалипсической схватке за душу христианской цивилизацииThe post Святая Русь? Верующие видят во Владимире Путине лидера христианского мира appeared first on MixedNews.

27 сентября, 15:02

Евразийский экспресс. Ось Москва - Баку

  • 0

На днях прошла конференция "Ось Москва—Баку: к новой геополитике Кавказа", организованная Изборским клубом и Центром геополитических экспертиз. Своё мнение о взаимоотношениях двух стран и их влиянии на международную политику высказывают эксперты Александр Дугин, Геннадий Зюганов, Александр Проханов и другие. #ДеньТВ #Азербайджан #Дугин #Проханов, #Зюганов #Закавазье #Изборскийклуб #СССР #Алиев #Кавказ #СНГ #будущее #идеология #СредняяАзия #мировойкризис

26 сентября, 15:26

Конференция «Национальная политика: имперский императив»

"Национальная политика: имперский императив". Фото: Алексей Гинтовт 26 сентября 2017 года в рамках  экспертного клуба аналитической группы геополитика.ру прошла конференция «Национальная политика: имперский императив». Среди выступавших: политолог Валерий Коровин, философ Александр Дугин, главный редактор портала геополитика.ру Леонид Савин.     

30 января, 13:49

Уроки лесного мудреца. Памяти В.И. Карпца

За семь лет тесного общения я сроднился с ним настолько, что теперь чувствую себя в определенной мере ответственным за то, чтобы его необъятное наследие не пропало втуне и было надлежащим образом истолковано

07 января, 20:30

Александру Дугину - 55

Сегодня исполняется 55 лет философу Александру Дугину. Я не разделяю его политических взглядов и лично с ним не знаком, но как неординарная личность он мне, безусловно, интересен. Тем более что с нами уже нет ни Евгения Головина, ни Юрия Мамлеева, ни Гейдара Джемаля. Дугин - едва ли не последний живой член знаменитого Южинского кружка. Как писал Марк Сэджвик в своей книге о российском традиционализме (Сэджвик М. Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века / Пер. с англ. М. Маршака (1-5 главы) и А. Лазарева; научная редактура Б. Фаликова. — М.: Новое литератур­ное обозрение, 2014): "Кружок Головина почти не привлекал внимания властей, хотя Джемаля, по слухам, несколько раз сажали в сумасшедший дом (это был стандартный способ репрессий, направленных на диссидентов). КГБ явно терпел подобные кружки, но лишь в определенных рамках, которые Дугин заметно переступил. В 1983 году власти узнали о вечеринке в мастерской одного художника, на которой Дугин играл на гитаре и пел то, что он называл «мистическо-антикоммунистической песней». Его на недолгое время задержали. КГБ обнаружил в его квартире запрещенную литературу, в основном книги Александра Сол­женицына и Мамлеева (писателя, который входил в кружок Головина, но эмигрировал в США еще до того, как в нем по­явился Дугин). Дугина отчислили из МАИ, где он тогда учил­ся. Он нашел себе место дворника и продолжал посещать Ле­нинскую библиотеку по поддельному читательскому билету".Члены Южинского кружка: Александр Дугин, Гейдар Джемаль, Евгений Головин и Юрий Мамлеев.Далее приведены фрагменты из упомянутой книги Сэджвика.Политическая деятельность Дугина в 1990-е годыДля Дугина, которого некогда КГБ арестовал как диссидента, переход к сотрудничеству с Зюгановым, лидером КПРФ, был довольно удивительной трансформацией. Как мы еще увидим, позже с ним произошла еще одна трансформация того же масштаба, когда при президенте Путине он начал выходить из сферы влияния КПРФ и двигаться в сторону политического мейнстрима. Эти перемены не говорят о непостоянстве Дуги­на. Как и Эвола, он всегда был верен только своей собственной идеологии, а не существующим вокруг политическим партиям. Его собственное объяснение первого превращения — из диссидента-антисоветчика в товарища лидера коммуни­стов — двоякое. Во-первых, в 1989 году он совершил несколько поездок на Запад, читая лекции «новым правым» во Франции, Испании и Бельгии. Эти поездки значительно изменили пози­цию Дугина. Большую часть жизни он считал, что «советская реальность» — это «худшее, что можно себе вообразить», а тут, к своему изумлению, он обнаружил, что западная реальность еще хуже, и подобная реакция не была редкостью среди совет­ских диссидентов при столкновении с Западом. Во-вторых, его новая политическая позиция была сформирована событиями августа 1991 года, когда Государственный комитет по чрезвы­чайному положению (ГКЧП) не смог захватить власть путем плохо спланированного переворота, послужившего толчком к окончательному распаду Советского Союза. Документ, кото­рый обычно считают манифестом ГКЧП, «Слово к народу», был опубликован 23 июля 1991 года в газете «Советская Рос­сия» и написан будущими соратниками Дугина, Геннадием Зюгановым и Александром Прохановым. По собственным словам Дугина, вышедшие на улицы Москвы толпы, требую­щие демократии, свободы и рынка, внушили ему такое отвра­щение, что он в конце концов обнаружил, что является скорее просоветским человеком, — и это в тот самый момент, когда Советский Союз переставал существовать.Не ограничиваясь этими объяснениями, мы должны рас­смотреть, какие модификации привнес Дугин в традициона­листскую философию, а также каковы были особые характе­ристики российской политической жизни сразу после развала СССР. Первой модификацией Дугина было «исправление» геноновского понимания православия, что схоже с «исправлени­ем» взглядов Генона на буддизм, проделанным Кумарасвами. Это исправление наиболее четко выражено в его работе «Ме­тафизика благой вести: православный эзотеризм» (1996). Здесь Дугин следует за Жаном Бье (Bies), французом, православным шуонианцем, утверждая, что христианство, которое отвергал Генон,— это западное христианство. Генон правильно отвергал католичество, но ошибался в отношении восточного православия, которое он плохо знал. Согласно Дугину (и Бье), православие, в отличие от католичества, никогда не теряло своей инициатической ценности и поэтому оставалось тра­дицией, к которой может обратиться любой традиционалист. Затем Дугин перевел многие термины традиционалистской философии на язык православия. С новыми ориентирами традиционализм Дугина вел не к суфизму как эзотерической практике ислама, а к русскому православию как к экзотериче­ской и эзотерической практике. Разновидностью православия, которое Дугин избрал для себя лично, было старообрядчество в его «единоверческой» версии. Для будущих отношений Дугина с российским политическим мейнстримом важно то, что Единоверческая церковь (в отличие от большинства направ­лений старообрядчества) признает власть патриарха, а так­же, ответно, признается и Русской православной церковью.Второй и чуть более поздней модификацией традицио­нализма стало его соединение с идеологией, известной как евразийство. В результате возникло нечто, похожее по взгля­дам на систему представлений, изложенную в книге «Clash of Civilizations» («Столкновение цивилизаций») Самуэля Хантингтона, и почти столь же влиятельное. К концу 1990-х Дугин стал самым видным представителем неоевразийства. Первоначально движение и идеология евразийства воз­никли в Праге, Берлине и Париже в начале 1920-х благодаря деятельности русских эмигрантов-интеллектуалов, таких как географ П.Н. Савицкий, лингвист князь Н.С. Трубецкой и фи­лософ права Н.Н. Алексеев. Они опирались на славянофилов и панславистов XIX века, особенно на Константина Леонтье­ва и Николая Данилевского, и надеялись, что их учение рас­пространится в СССР среди советской элиты и породит «вну­треннюю оппозицию». Так случилось, что в Советском Союзе евразийство привлекло к себе внимание лишь в 1980-х, после публикации, и то в Венгрии, «Науки об этносе» Льва Гумиле­ва, но только в конце 1990-х при помощи Дугина и в модифи­цированной форме евразийство стало значимым явлением. Версия Дугина известна как неоевразийство, и этот же термин применяется в отношении теорий Гумилева и ряда других фи­гур, таких, например, как А.С. Панарин. Все они представляют собой различные версии евразийства 1920-х годов, но нас бу­дет интересовать только версия Дугина.Славянофилов и панславистов, а также евразийцев 1920-х и Дугина роднит убеждение, что Россия фундаментально от­личается от Запада своей духовностью и органическим харак­тером своего общества. Однако между этими интеллектуаль­ными движениями есть и ряд расхождений. Славянофилы были первыми российскими интеллектуа­лами, которые пытались определить русскую идентичность через противопоставление Европе, примерно также как запад­ные интеллектуалы в то же самое время определяли Запад по контрасту с заморскими европейскими колониями. Такое про­тивопоставление «другому» было центральным элементом национализма XIX века. Оно способствовало утверждению западной идентичности как цивилизованной и рациональ­ной, в отличие от якобы нецивилизованных и иррацио­нальных народов европейских колоний, и эта идентичность в значительной степени заменила прежнюю, представляю­щую европейцев как христиан. Однако славянофилы, вместо того чтобы также сместить акцент с религии на цивилизацию и рациональность, наоборот, подчеркивали религию и соци­альную солидарность, противопоставляя их сухой рациональ­ности и моральному разложению Европы. В этом они опира­лись на ту критику, которую романтики выдвинули против ранней модерности, причем так, как их западные коллеги пре­жде никогда не делали.Евразийцы 1920-х следовали той же схеме, что славянофи­лы и панслависты, слегка обновив свою критику западной современности, чтобы включить в нее отрицание «механи­цизма». Они признавали достижения Запада в технологиче­ской сфере, но позитивно противопоставляли им «органицизм», свойственный русской и евразийской цивилизации, а также критиковали Запад за секуляризацию и атомизацию общества, совершенные во имя индивидуализма. Их пред­ставления о Западе, по существу, мало чем отличались от взглядов Г енона. Нет свидетельств того, что кто-нибудь из евразийцев этого периода читал Генона (чьи работы тогда только начали завоевывать популярность), но и Генон, и ев­разийцы формулировали свои идеи в одно и то же время, по­этому в них отразились общие тенденции эпохи. Для Дугина синтезировать евразийские представления о Западе с представлениями, характерными для традиционализма, оказа­лось несложно.Чтобы завершить наше описание того, как традиционалисту удался союз с марксистами, мы должны ненадолго обратиться к некоторым специфическим характеристикам российской политической жизни раннего постсоветского периода6, когда перестало работать стандартное деление на левых, правых и центр. С самых первых дней перестройки либерализм был радикальным, а коммунизм — консерватив¬ным политическим феноменом. Когда в 1990 году в недрах Коммунистической партии зародилась и кристаллизовалась вокруг КПРФ, возглавляемой Геннадием Зюгановым, орга¬низованная политическая оппозиция перестройке, идеоло¬гически она объединилась с «патриотами» Проханова. Этот союз начался с образования общего фронта, который часто определялся как «красно-коричневый»: КПРФ выступала в роли «красных», а «патриоты» — «коричневых» (фашистов). Сам Дугин предпочитал обозначение «красно-белые».Более важным, чем деление на правых и левых, было деле¬ние на тех, кто, подобно Ельцину, разделял некое представ¬ление о либеральной, демократической России, поддержи¬вающей хорошие отношения с Западом (их стали называть «либералами»), и тех, кто его отвергал (их стали называть «оппозиция»). Разные части этой оппозиции в разное время принимали разные названия (коммунисты, «патриоты», на¬ционалисты или даже монархисты), но сама принадлежность к оппозиции была важнее, чем принадлежность к той или иной конкретной фракции. Схожая схема недолгое время су¬ществовала в Германии во время Веймарской республики, ког¬да в первые послевоенные годы внутри коммунистического движения развилось национал-коммунистическое направление, а среди правых в 1929 году— национал-большевистское, к которому примыкали и некоторые будущие нацисты. В 1991 году Дугин начал публиковаться в газете Проханова «День», у которой тогда было около 150 000 читателей. Идеи, которые Проханов позволял Дугину обнародовать в своем «Дне», были заимствованы у Эволы и Генона, а также у западноевропейских «новых правых»: «антикапиталистов» (формулировка Дугина), таких как итальянский мусульманин-эволианец Клаудио Мутти и самый крупный интеллектуальный лидер французских «новых правых» Ален де Бенуа.В этот период Дугин был решительным членом оппозиции, как и коммунисты Зюганова. Для Дугина принадлежность Зюганова к оппозиции значила больше, чем его «марксизм», который, в конечном счете, был не столь марксистским. По словам Александра Ципко, бывшего в те годы политическим советником Горбачева: «Сама мысль поставить идею “нации” и “государства” над идеей освобождения рабочего класса [что и делали в КПРФ] напрямую противоречит духу и доктрине марксизма». Таким образом, становится понятно, как такой традиционалист, как Дугин, мог войти в союз с КПРФ, но остается вопрос, что могло заинтересовать КПРФ в дугинском неоевразийстве. Ответ состоит в том, что многочисленные группы, составлявшие оппозицию, имели общие интересы и общих врагов, но у них не было объединяющей идеологии. Национализм на первый взгляд казался подходящим для целей оппозиции, но этнический национализм, знакомый Западной Европе со времен Французской революции, едва ли соответствовал российским условиям, так как Российская Федерация — многонациональное государство. Этнический национализм не мог играть никакой роли в легитимации царского или советского режимов, и даже лидер «Памяти» Дмитрий Васильев был вынужден прибавить к своей декларации, утверждавшей, что «наша цель — пробудить национальное самосознание русских людей», фразу «и всех других народов, проживающих на нашей родине».Этнический национализм, если брать его в самой крайней логической версии, в конце XX века мог привести к еще большему сокращению территории России, нежели это произошло в 1991 году. Хотя такой вариант развития событий и рассматривался некоторыми немногочисленными радикально-либеральными интеллектуалами в Москве, он стал бы проклятием для большинства обычных российских граждан. Приведению в жизнь этого плана мешало и то соображение, что большая часть этнических русских осталась бы за пределами любого чисто русского территориального ядра. Итак, дугинское неоевразийство было наиболее всеохватывающей формой национализма, наилучшим образом при¬способленной к российским условиям. Евразийский блок под руководством России включал бы не только всю Российскую Федерацию, но и, согласно большинству евразийских версий, территории Украины и Беларуси. Некоторые также предпола¬гали включить в него не только территории бывшего СССР, но и большую часть исламского мира.Отношения между Россией и исламским миром были цен¬тральным парадоксом в идеологии оппозиции и неоевра- зийской мысли. С одной стороны, события в Афганистане в 1980-х годах, в Чечне и в самой Москве в 1990-х годах должны были вызвать ощутимую враждебность по отношению к ис¬ламу и исламизму в российской армии и у широкой публики, к тому же антиисламские чувства поощрял и использовал в своих целях президент Ельцин. Какие-то расистские чувства против «черных» с Кавказа имели место, и порой они выли¬вались в чисто расистские уличные акции. Схожие расистские чувства регулярно эксплуатировали крупные группировки ультраправых на Западе. С другой стороны, Советский Союз долго культивировал дружеские отношения с арабским ми¬ром, видя в ближневосточных странах фактических или по¬тенциальных союзников в борьбе с США.Каковы бы ни были настроения в обществе, Русская церковь обычно с симпатией относилась к исламу. «Я уважаю ислам и другие религии, —заявил Дмитрий Васильев в 1989 году, —Хомейни великий человек, который борется за ислам и чистоту исламской традиции. Мы с теми, у кого есть вера в Бога». Схожей линии придерживались позже и более важные фигуры оппозиции. Дугин, Проханов и Зюганов высказывались в пользу союза с исламом. Для Дугина «Новая фаза мировой стратегии Зверя состоит в подчинении русского народа глобальной власти, с одной стороны, и атаки на самый мощный бастион традиции, ныне представленный исламом, с другой стороны». Для Зюганова «...в конце XX века все более и более очевидно, что исламский путь становится реальной альтернативой гегемонии западной цивилизации... Фундаментализм — это... возврат к многовековой национальной духовной традиции... к моральным нормам и отношениям между людьми».Зюганов был важной фигурой в российской политической жизни, а Проханов был важной фигурой для Зюганова. Некоторые комментаторы согласны в том, что Проханов был инструментом сближения Зюганова с оппозиционными группами, а также ключом к поразительному успеху его партии на выборах в Думу в декабре 1995 года, в результате которых КПРФ получила большинство парламентских места и удерживала его до выборов 1999 года, хотя ее значение после этого и стало снижаться. Также многие полагают, что газета Проханова «День» была чрезвычайно важна для популяризации неоевразийства и превращения его в «общий фокус “красно-коричневой” коалиции России». Один комментатор даже заявил (позволив себе некото¬рые преувеличения), что не партийный орган печати «Правда», а газета Проханова «представляла идеологию коммунистического мейнстрима». «Зюганов использовал евразийство для переоформления коммунистической партии, — писал другой обозреватель, — и добился в этом фантастических успехов». Роль неоевразийства и самого Дугина в рамках самой оппозиции была центральной. Таково мнение многих западных обозревателей, особенно после выхода в свет бестселлера Дугина «Основы геополитики: геополитическое будущее России» (1997)- «Основы геополитики» — это самый важный и успешный труд Дугина. В 1997 году он «был темой жарких споров среди военных и гражданских аналитиков в многочисленных институтах... [хотя у одного наблюдателя] создалось впечатление, что спорили больше, чем читали». Интерес российских военных к книге Дугина означал, что и в некоторых кругах за границей ей тоже уделяли больше внимания. Дугин также опубликовал статью «Геополитика как судьба» в армейской газете «Красная звезда» (выпуск за 25 апреля 1997 года). «Основы геополитики» получили поддержку армии по крайней мере в лице генерал-лейтенанта Николая Павловича Клокотова, инструктора при Военной академии генерального штаба, где Дугин выступал по приглашению Игоря Николаевича Родионова, позже министра обороны при президенте Ельцине.«Основы геополитики» ратовали за союз с исламом. Также в них содержался призыв создать ось Берлин-Москва-Токио (чтобы противостоять американо-атлантической угрозе), вернуть Германии Калининградскую область, а Японии Курильские острова — и то и другое было захвачено Советским Союзом после Второй мировой войны. «Сходство между иде¬ями Дугина и взглядами российского истеблишмента, — писал Чарльз Клоувер во влиятельном американском журнале Foreign Affairs, — слишком разительно, чтобы его игнориро¬вать». В доказательство своих слов Клоувер указывает на сде¬ланное в 1998 году Россией предложение вернуть Курилы и сближение России с Ираном и Иракомз. Конечно, и то и другое можно вполне удовлетворительно объяснить и без ссылок на Дугина или традиционализм, однако ясно, что идеи Дугина казались менее эксцентричными для российской публики, нежели для западной.Лучше всех, пожалуй, эти идеи проанализировал придерживающийся либеральных взглядов интеллектуал Игорь Виноградов, издатель журнала «Континент». Говоря о корнях евразийства, уходящих в 1920-е годы, Виноградов заявил, что «уже в ту пору это движение достаточно хорошо продемонстрировало свою омертвелую утопичность» — его возражение против утопичности, очевидно, состояло в том, что она имеет тенденцию завершаться тоталитаризмом. О неоевразийцах 1990-х Виноградов говорит следующее:Они предприняли гальванизацию реакционной утопии, которая давным-давно доказала свою несостоятельность, пытаясь оживить ее путем впрыскивания новой вакцины — комбинации «Православия» и «Ислама» во имя борьбы с коварным «Сионизмом», загнивающим западным «Католицизмом» и любым видом жидомасонства... При всей их [интеллектуальной] неумелости они опасны. Помимо прочего, соблазн религиозного фундаментализма в наш век неверия и общего духовного распада очень привлекателен для многих отчаявшихся людей, которые заблудились в этом хаосе. Ответственность за оживление «несостоятельной» идеологии должны нести Дугин и традиционализм, очевидные источники этой «новой вакцины».Дугинское неоевразийство не является традиционалистским в узком смысле. Хотя информированный читатель легко может заметить в нем влияние традиционализма и в «Основах геополитики» даже есть раздел, посвященный отношению современных геополитиков к сакральной географии, но слова «традиция» нет в тезаурусе этой книги, и среди отрывков важных для Дугина текстов, которые там приводятся и среди которых лидирует Хэлфорд Макиндер, нет ни традиционалистских, ни других философских текстов. Тем не менее «Ос¬новы геополитики» — еще один пример успешной реактуали¬зации «мягкого» традиционализма. Национал-болъшевистская партия При Ельцине самыми важными соратниками Дугина были Проханов и КПРФ, а после успеха «Основ геополитики» КПРФ официально закрепила это положение: в начале 1999 года Ду¬гина назначили особым советником Геннадия Николаевича Селезнева, спикера Думы и ее депутата от фракции коммунистов. Кроме того, он продолжал поддерживать контакты с западноевропейскими правыми. Дружеские отношения с некоторыми из них были установлены еще во время его пер¬вых поездок на Запад в 1989 году, затем они были подкреплены визитами в Россию де Бенуа и его бельгийского союзни¬ка Роберта Стейкера (его первый приезд состоялся в марте 1992 года), а также публикацией двух сборников статей Дугина на итальянском языке в 1991 и 1992 годах, что было сделано благодаря помощи Мутти4. Тем не менее политический союз, выдвинувший Дугина в действительно значительные публичные фигуры, был заключен с писателем совсем иного типа, нежели Проханов, а именно с Эдуардом Лимоновым. Дугин встретил Лимонова в оппозиционных кругах, связанных с Прохановым и Зюгановым. Лимонов тогда был готов порвать с Жириновским, в котором начали видеть беспринципного оппортуниста, и тут как раз выяснилось, что оба, и он и Дугин, разочаровались в «архаичности» существующей оппозиции. Они договорились о совместном демарше. Дугин хотел организовать общественное движение, но Лимонов настаивал на создании формальной политической партии, и в 1993 году они основали Национал-большевистскую партию (НБП) — это хлесткое название предложил Дугин, позаимствовав его скорее у русских эмигрантов 1920-х, чем у немцева. Третьим членом-основателем этой партии был музыкант Егор Летов, певец и анархист, чья рок-группа «Гражданская оборона» пользовалась значительной популярностью у слушателей в возрасте от 12 до 20 лет.Лимонов был публичным лидером НБП и «человеком действия», но им двигали скорее природная склонность к театральности и негативная реакция на западную культуру 1970-х годов, нежели традиционализм или какая-либо конкретная идеология. Первой акцией НБП была общемосковская кампания с плакатами, призывающими к бойкоту импортных товаров под лозунгом «Янки, прочь из России!». Это привлекло к партии благожелательное внимание многих. В числе последующих лозунгов был и такой: «Пейте квас, не кока-колу», придуманный Дугиным. Другие формы активности были менее успешными. Число членов в Москве никогда не превышало 500 человек и в целом по России могло достигать 2000, что вряд ли значимо для страны с населением в 150 миллионов человек. Альянсы Лимонова с двумя другими оппозиционными партиями были недолговечны. В 1995 году на выборах в Думу национал-большевики выдвигались как частные лица, после того как Министерство юстиции неоднократно отказывало в регистрации на выборах их партии. Дугин руководил предвыборной кампанией в Санкт- Петербурге, а Лимонов в Москве. Кампания Дугина получила широкую огласку благодаря поддержке Сергея Курехина, уважаемого рок- и джаз-музыканта, чья группа «Поп-механика» была очень популярна (по крайней мере в некоторых кругах). Популярность Курехина частично зижделась на его «мистификациях», самая известная из которых состояла в «научном доказательстве» того, что Ленин на самом деле представлял собой специфическую форму гриба. Он организовал бесплатный концерт под названием «Курехин за Дугина» и объяснял линию НБП в своих интервью различным изданиям. Несмотря на эту поддержку, Дугин набрал только 2493 голоса, что соответствовало 0,83% от числа участвовавших в выборах. Лимонов в Москве выступил чуть лучше, получив 1,84% (5555 голосов).Безусловно, в деятельности НБП присутствовали иронические и пародийные элементы, напоминающие прозу Лимонова. Ее политическая программа, например, включала право члена партии не прислушиваться к мнению своей девушки, а партийные инструкции по посещению кинотеатров (смотреть западные фильмы надлежало группами по 15 человек, а после просмотра предписывалось крушить зал), конечно, нельзя было воспринимать серьезно, хотя несколько кинотеатров действительно пострадало. Что можно сказать о таком обещании: «Мы сокрушим преступный мир. Его лучшие представители станут служить нации и государству. Остальные будут уничтожены военными методами»? Партийное приветствие — правая рука вскидывается, как у фашистов, а затем сжимается в кулак, как у большевиков, что сопровождается выкрикиванием «Да, смерть!» — также трудно воспринимать без намека на фарс. Эти элементы абсурда явно добавляли НБП привлекательности в контркуль¬турных кругах. Хотя это никогда не признавалось, НБП была скорее воплощением определенного отношения к жизни, чем серьезной политической организацией. Один критик, Илья Пономарев, даже назвал ее «постмодернистским эсте¬тическим проектом интеллектуальных провокаторов», что, вероятно, мало соответствует представлениям и деятельно¬сти региональных групп НБП, но не так далеко от истины в отношении ее центрального отделения. Претензию партии на абсолютную власть явно нужно принимать с долей иро¬нии. Для Дугина реальное значение НБП состояло в том, что в течение ряда лет она была базой для его публичных устных и письменных выступлений.Дугин-коммуникатор После того как Дугин покинул НБП, его базой стало его собственное издательство «Арктогея» (названное по имени скан¬динавского варианта Атлантиды). В «Арктогее» были опубликованы некоторые переводы западных традиционалистов, многие книги Дугина (он обычно писал по две книги в год) и некоторые романы Густава Майринка, немецкого писателя начала XX века, жившего в Праге и сильно интересовавшегося магией и оккультизмом. Дугин также пытался с переменным успехом распространять свою версию традиционализма через различные журналы, а также радио и интернет. И снова наиболыной популярно¬стью пользовалась самая «мягкая» версия традиционализма. Наиболее серьезный «теоретический» журнал «Милый ангел», выходивший с 1991 по 1997 год, имел небольшой тираж. Журнал более общей направленности «Элементы» начал выходить в 1993 году амбициозным тиражом в 50 000 экземпляров, но к 1996 году его тираж сократился до 2000 экземпляров, что тоже было внушительной цифрой. В 1998 году он вообще перестал выходить. Вероятно, столь же удачным оказался и веб-сайт Дугина, www.arctogaia.com (сейчас www.arcto.ru). Это был один из самых первых русскоязычных сайтов, созданный в 1998 году, за год до того, как использование интернета в России вышло за пределы ограниченного круга. (Рунет был запущен в 1995-1996 годах, но сперва не слишком активно использовался) Русский интернет в то время был столь плохо освоен, что ведущий политический блок «Единство» запустил свой сайт только за 12 дней до голосования на выборах 1999 года. К кон¬цу 1999 года «Арктогея» стала крупным сайтом с разделами по метафизике, политике, литературе и эротике и дискуссион¬ными форумами по традиционализму, герметизму, литературе и старообрядчеству. Один из первых пользователей Рунета вспоминает, что, учитывая общую малочисленность русских сайтов, «те, кто начинал активно использовать WWW, рано или поздно попадали на страницы [Дугина]».Доля Рунета, которую занимал сайт Дугина, с 1999 года суще¬ственно сократилась, так как сам русский интернет существен¬но вырос в объеме. Тем не менее присутствие Дугина где-то на краю киберпространства все еще ощущается. В одном обзоре политических веб-сайтов 2003 года они оценивались по шкале от 1 до 10 баллов за дизайн и контент («свежесть»), а также за удобство для пользователя. Сайт Дугина получил 5 за дизайн и контент против 5,6 балла, которые получили сайты веду¬щих американских и британских партий, 5,5 балла — ведущих российских партий и 1,6 — мелких российских партий. С оцен¬кой 9 за удобство для пользователя сайт Дугина легко обходил по средним показателям сайты всех ведущих партий России и других стран.Геноновский традиционализм в России Хотя все эти годы Дугин был самым видным традиционали¬стом России, менее политизированная разновидность тради¬ционализма, более соответствующая его западноевропейско¬му варианту и ставящая акцент на творчестве Генона, тоже присутствовала. Она возникла благодаря Юрию Стефанову, поэту и переводчику, который открыл Генона вместе с Головиным в начале 1960-х. Сразу же после распада СССР в 1991 году Стефанов опубликовал ряд статей о Геноне в «Вопросах философии», серьезном философском журнале, издававшемся Российской Академией наук, но имевшем более широкий круг читателей, чем обычно бывает у такого рода журналов. Ряд российских интеллектуалов, которые прочли этот номер, за¬интересовались традиционализмом в его неполитической форме. Наиболее активным среди них впоследствии стал Артур Медведев, сын офицера, как и Дугин, и выпускник факуль¬тета истории Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ).Медведев стал главным учеником Стефанова, а после смерти учителя — самым заметным неполитическим традиционалистом России. В 1993 году, заканчивая университет, он основал журнал «Волшебная гора». Этот журнал, названный по роману Томаса Манна, изначально затевался как литературный и философский, что-то вроде площадки для встреч интеллектуалов разных убеждений. Однако начиная со второго номера он становился все более традиционалистским, пока не превратился в российский эквивалент «Традиционных исследований». С 1993 года Медведев выпускал примерно по номеру в год, но после 2000 года журнал стал выходить чаще. Каждый его номер насчитывает около 300 страниц, что делает его значительно толще, чем любой подобный журнал на Западе. Как и его европейские аналоги, он содержит переводы классических традиционалистских текстов, классических нетрадиционалистских авторов, таких как Мулла Садра, новые статьи современных авторов и книжные рецензии. Большую часть новых статей пишут русские или русскоговорящие традиционалисты, но порой это бывают и современные запад¬ные традиционалисты, что связывает русский традиционализм с остальным миром. С конца 1990-х годов «Волшебная гора» выходила тиражом в 500 экземпляров. Медведев посчитал, что сможет продать и больше, но, так как журнал был некоммерческим и существовал только на пожертвования благожелателей, добавочная стоимость на больший тираж сделала бы его либо тоньше, либо хуже оформленным (сейчас он печатается на дорогой бумаге и с хорошим качеством печати), а и то и другое для него было неприемлемо. По оценкам Медведева, за все годы у него опубликовалось около 200 авторов. Эта цифра дает некоторое представление о размерах российского неполитического традиционалистского сообщества, вполне сравнимого с сообществами в других странах. Оно достаточно велико, чтобы заинтересовать коммерческие издательства, например такое, как «Беловодье», которое начало печатать переводы работ Генона и Эволы еще в на¬чале 1990-х и продолжило печатать новые переводы Генона в 2005 году.Между сообществами «Волшебной горы» и политического традиционализма есть несколько точек пересечения. Хотя большинство авторов «Волшебной горы» мало вовлечены в политику Дугина, а некоторые даже являются либералами по своим политическим убеждениям, последователи Дугина и Джемаля часто печатали в журнале Медведева статьи, посвященные духовным вопросам, как и поэт-традиционалист Евгений Головин. Медведев тем не менее обычно не пропускал в номер сугубо политические статьи.Далекие от политики авторы "Волшебной горы" относятся примерно к тому же типу людей, что и авторы похожих журналов во всем мире, хотя, возможно, у них более выражены свя¬зи с научным миром и поэзией. Как и последователи Шуона, они публикуют книги по разным темам, в которых находит свое отражение и традиционалистская точка зрения. Однако они не связаны ни с одним суфийским орденом и не образу¬ют духовной общины. Объяснение этому скрывается в исто¬ках русского традиционализма, которые обсуждались выше, а также в том убеждении, что русское православие само по себе несет инициатическую ценность, которой Генон не находил в западном христианстве. Стефанов интересовался Каббалой и гностицизмом, но всегда считал себя православным христианином. Схожим образом духовным следствием встречи с Г еноном и Стефановым для Медведева стало то, что он начал регулярно посещать церковные службы. Два самых близких товарища Медведева среди традиционалистов были старо¬обрядцами, хотя и из разных направлений.Русские традиционалисты проявляют некоторый интерес к исламу, но мусульманин, наиболее тесно связанный с «Вол¬шебной горой», — это мусульманин по рождению Али Тургиев, кавказец-космополит, микробиолог по профессии, который впервые столкнулся с традиционализмом на страницах «Во¬просов философии», а потом стал помощником Медведева. Тур¬гиев не видит необходимости в личной инициации как в дополнении регулярной практики ислама и больше интере¬суется эзотерической шиитской литературой, чем суфизмом (хотя сам является суннитом). В последние годы небольшое количество русских традиционалистов перешло в ислам, но в целом их влечет шиизм, в чем видно влияние шиита Джемаля. Хотя деятельность Джемаля (рассматриваемая в следующей главе) изначально носит политический харак¬тер, он по-прежнему является самым заметным российским мусульманином-традиционалистом. Как выразился один из новообращенных, отвечая на вопрос о том, хотел ли он когда- нибудь вступить в суфийский орден (тарикат): «А разве ши¬изм — это не один огромный тарикат?» Это не совсем обще¬распространенный взгляд, но его можно встретить и среди практикующих мусульман, и у внешних наблюдателей. Ряд воззрений, которые в суннитском исламе характерны только для суфизма, в шиизме являются мейнстримом.Группа, объединившаяся вокруг «Волшебной горы»,— не единственная группа не связанных с политикой российских традиционалистов, хотя и наиболее важная среди них. Есть сведения о кружке россиян, следующих тиджанийа, весьма важному в исламском мире суфийскому ордену, возглавляемому шейхом-швейцарцем, который некогда был марьямия. Есть еще ряд организаций, таких как Византийский клуб, воз¬главляемый Аркадием Малером, евреем и бывшим членом НБП, который ушел из этой партии вместе с Дугиным, а за¬тем оставил и Дугина, после чего с двумя товарищами основал отдельную группу Евразийский клуб, который постепенно стал более православным и сменил название кг.Византийский клуб. Малер также периодически пишет для «Волшебной горы». Группа «Волшебной горы» и другие, более мелкие группы типичны для традиционализма повсюду. Но вот фигура Дугина 1990-х годов была для него нетипична. Проект Эволы был столь же амбициозен, но дугинский — более успешен. В первые годы XXI века, как мы увидим далее, Дугин добился еще больших результатов.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy