• Теги
    • избранные теги
    • Люди60
      • Показать ещё
      Страны / Регионы66
      • Показать ещё
      Компании39
      • Показать ещё
      Разное84
      • Показать ещё
      Сферы6
      Формат3
      Международные организации6
      • Показать ещё
      Издания2
      Показатели5
Выбор редакции
15 апреля, 17:05

О Европе без крыши. Александр Привалов

На удивление тихо, почти без всплеска канула в Лету чудесная история с гигантским счётом, выставленным...

11 марта, 12:44

Елена Вяльбе: Губерниеву нельзя было опускаться до оскорблений Фуркада!

Напомним, что ЧМ-2017 по лыжным видам спорта принёс России небывалый успех. Два золота и четыре серебра — это лучший результат наших лыжников с 1997 года, когда было завоевано шесть золотых медалей.Конечно, основной вклад в успех внёс по сути один человек — Сергей Устюгов. Кроме него награды из Лахти привезли Никита Крюков (золото командного спринта в паре с Устюговым же), трое (помимо Устюгова же) членов российской серебряной эстафеты, а также Юлия Белорукова и Наталья Матвеева, которые финишировали вторыми всё в том же спринте.Однако это не делает успех менее значимым. Ещё год назад наши лыжные перспективы в олимпийском Пхёнчхане-2018 выглядели весьма смутными. Теперь же мы отправляемся в Корею с твёрдым намерением дать бой Норвегии.— Сделан громадный шаг вперёд, — считает Вяльбе, трёхкратная олимпийская чемпионка и 14-кратная чемпионка мира (в Лахти этот её рекорд побила норвежка Марит Бьёрген, у которой теперь 18 наград высшей пробы на планетарных форумах). — Я, как и вся наша сборная, очень довольна. Но теперь важно не останавливаться на достигнутом. Той же женской команде, которая взяла первые медали за много-много лет.— Прославленный советский биатлонист Александр Привалов сказал, что по работе на тренировках Сергея Устюгова нужно писать методички. Это действительно лыжный уникум?— Нет, для методичек время ещё не настало. Сергей — большой молодец. Но он молодой спортсмен. Вся карьера у него впереди. — Кстати, не стоит ли ему попробовать силы в биатлоне, раз Антон Шипулин недавно был заявлен на лыжный старт?— Между прочим, детская спортивная школа, откуда вышел Сергей, именно на биатлоне и специализируется. Однако этому виду спорта Устюгов не подошёл. Так что сейчас вопрос закрыт. В лыжах у него всё получается.— Устюгов затмил на лыжне самих норвежцев. А можно ли на равных бороться и с норвежками?— Весь мир пытается, но ни у кого не получается. Пока Марит Бьёрген и её подруги по сборной вне конкуренции. Сейчас время норвежских женщин, как когда-то было время советских, российских. Однако нельзя оставлять попыток изменить ситуацию. Именно поэтому я особо подчеркнула значимость серебра россиянок в командном спринте. Это знаковый успех. — Многие после Лахти превозносят до небес тренера сборной России немца Маркуса Крамера.— А я вот не хочу, чтобы он сильно задирал нос. (Улыбается.) Крамер — вне всяких сомнений очень хороший тренер. И в том же серебре Белоруковой и Матвеевой огромная его заслуга. Потихоньку раскрывается и Настя Седова, опять же благодаря Маркусу. И он же внёс вклад в победу Александра Легкова в марафоне на Олимпиаде-2014 в Сочи... Тем не менее неправильно говорить, что без Крамера мы ничего бы не добились. В России достаточно своих сильных специалистов. Просто не каждый хочет работать в национальной команде. Не все готовы к такому режиму, к такой ответственности. Однако как не вспомнить Олега Перевозчикова, Юрия Каминского, который воспитал Никиту Крюкова, Александра Панжинского? Они для сборной сделали не меньше Крамера.— В то же время Панжинский давно высокими результатами не радует...— Да, он несколько выпал из обоймы, но, я надеюсь, ненадолго. Хочется верить, что в Пхёнчхане в своей профильной дисциплине, классическом спринте, Саша проявит себя во всей красе. Я в него очень верю. — А сами тренировать не хотели бы?— Нет, я не тренер. Всегда готова помочь советом. Но у меня нет воспитанников, с которыми я прошла бы весь этот долгий и тернистый путь. Тренерская профессия — тяжёлая. И редко когда у больших спортсменов получается её по-настоящему освоить. Выступать и тренировать — разные вещи.— Вы как-то признались, что в сборной вас боятся. Может, этот страх тоже способствовал успеху на ЧМ-2017?— Я почти никогда ничего не говорю ребятам перед гонками. Чтобы потом никто не предъявлял мне претензий из серии: "Елена Валерьевна, мы из-за вас не спали всю ночь". (Улыбается.) Хотя... Порой приходится что-то сказать. Всё-таки я руковожу всем процессом. И в конечном итоге отвечаю за командный результат. — Международная федерация лыжных гонок (FIS) перед ЧМ-2017 не отменила временное отстранение нескольких россиян, включая Легкова. Вас это задело?— Конечно, приятного мало. Но, я думаю, почти всем очевидно, что наши спортсмены ни в чём не виноваты. А то, что их наказание оставили в силе, связано с тем, что FIS побоялась излишне раздувать ажиотаж вокруг любимой многими темы "российского допинга". И это хорошо, что наш чемпионат прошёл в спортивной борьбе, без налёта скандальности.Чего не скажешь, например, о биатлонном ЧМ в Хохфильцене. Происходившее там не поддаётся никакому осмыслению. Конечно, Мартен Фуркад был не прав. Но и некоторых поступков наших ребят я не понимаю. Вся эта мышиная возня со стороны выглядела несолидно. Биатлон в определённый момент ушёл на второй план, а это неправильно. А что вытворял комментатор Дмитрий Губерниев... Я уважаю его как профессионала, но его оскорбления в адрес Фуркада в прямом эфире звучали неподобающе. Считаю, что нельзя опускаться до такого. Никогда!Если ты комментатор федерального канала, прививай людям любовь к спорту, его красоте, а не к скандалам. Если же по-другому не можешь, то существуют же другие "кнопки"! Где любят интриги, расследования. Там и работай! Биатлон-то тут при чём? — Фуркад провоцировал российских биатлонистов в связи с допингом. На лыжном чемпионате мира таких нападок не было?— За день до старта соревнований все спортсмены встречались с президентами FIS и МОК, общались как раз на тему допинга. Беседы проходили в доверительной атмосфере за закрытыми дверями. И наши ребята, кстати, выступили с предложением запретить легализованный допинг.— Это что ещё такое?— Имелись в виду препараты, которые выдаются спортсменам по так называемым терапевтическим исключениям. — До Олимпиады осталось меньше года. Что ждёт российских лыжников в завершающемся сезоне?— Часть команды, например, отправится в Канаду, куда из Тюмени перенесли заключительный этап Кубка мира. Ну а потом короткий отпуск — и начало подготовки к Пхёнчхану. До Олимпиады действительно рукой подать. Об Играх мы думаем давно.

10 марта, 17:36

Привалов назначен замглавы Минсоцполитики

Заместителем главы Министерства социальной политики Украины назначен Александр Привалов. Соответствующее решение было принято сегодня в ходе заседания Кабинета министров Украины, сообщает Эспрессо.TV. Ранее Привалов занимал должность заведующего сектором по вопросам предотвращения и выявления коррупции в Минсоцполитики...

Выбор редакции
21 февраля, 00:01

От Шипулина ждут побед на Олимпиаде

Эксперты Александр Привалов и Владимир Барнашов подвели итоги чемпионата мира в Хохфильцене

11 февраля, 12:11

Эксперт: Шипулин и Логинов не правы, что не пожали руку Фуркаду

Двукратный олимпийский призёр и заслуженный тренер сборной СССР Александр Привалов раскритиковал российских биатлонистов Антона Шипулина и Александра Логинова, не пожавших руку французу Мартену Фуркаду на церемонии награждения победителей микста в рамках чемпионата мира в Австрии. Читать далее

08 февраля, 14:08

Пару слов о штрафной роте.

Оригинал взят у oper_1974 в Пару слов о штрафной роте.Иван Николаевич Третьяков, командир штрафной роты, Нижнеингашский район:       "Для меня война началась в 1939 году с японского фронта, откуда я демобилизовался в должности заместителя политрука 185-го артиллерийского полка резерва Главного командования.        Затем, в мае 1941 года, поступил во 2-е Омское пехотное училище. А в январе 1942 года был отправлен эшелоном на Брянский фронт командиром пулеметной роты 143 дивизии 13 армии. После слияния фронтов был переведен на 1-й Белорусский фронт командиром отдельной штрафной роты.          Набор "штрафников" происходил в Москве. В основном их присылали из "Таганки". Вагон принимали по списку под роспись и направляли в расположение части, где их распределяли по взводам, отделениям: стрелки, пулеметчики.         На боевую подготовку отводилось 10 дней, после чего штрафников вооружали и отправляли на передовую. Согласно приказу № 227 осужденные до 5 лет лишения свободы должны были отбыть в штрафной роте 1 месяц, до 7 лет - 2 месяца, до 10 лет - 3 месяца, после чего судимость снималась.        Это продолжалось в течение полутора месяцев, затем были внесены изменения в приказ: при выполнении боевой задачи трибунал снимал судимость со штрафника полностью. После этого их распределяли по регулярным частям.        Демобилизовался я в марте 1945 года после ранения в Польше. Был награжден орденом Александра Невского и орденом Отечественной войны I степени.Интервью взял Александр Привалов.Газета "Город мой", 2001 г.         За несколько месяцев до начала войны Хайдара Искандярова, служившего "срочную" в Карелии (337-й стрелковый полк 54-й дивизии), перевели из минометного взвода в санитарный, сразу же присвоив звание старшины (четыре "треугольника" в петлице) и поставив на должность фельдшера. Столь резкий карьерный скачок объясняется просто: в армию Искандярова призвали с третьего курса Саранского медучилища.        Сперва воевали с азартным огнем в глазах: "Как же, обязательно победим. Мы этим финнам уже вломили в сороковом году, и теперь кровью умоем". Один раз дошло то того, что солдаты роты отказались выполнить приказ об отступлении.     Над окопами гул голосов: еще и в бой вступить не успели, а приказывают отходить. Старшина Сахаров на бруствер выскочил.- Это приказ предательский! Ни шагу назад не сделаем, будем воевать!На том и порешили, а через час на взмыленной лошади прискакал адъютант комполка.- Вы что, мать вашу так, тут сидите! Отходите срочно, вас окружают! Быстрей, быстрей!Тут уж рванули.         Так и воевали. Копали траншеи, занимали оборону. Отходили, снова копали, снова занимали, снова отходили. Как-то раз на лесной дороге колонну обстреляли из засады финские пулеметчики. Из полсотни человек десять полегли в первую же секунду, остальные ломанулись в лес.         У зам.комбата старшего лейтенанта Святкина (земляк, из Мордовии) пулей пилотку пробило, а рядом с Искандяровым смерть впритирку прошла. Санитарная сумка, висевшая справа, насквозь пробита несколькими пулями. Противогазная сумка, висевшая слева, пробита. Котелок, который нес в руке, пробит. Еще раз Всевышний уберег.        И на этом везение не закончилось. Во время разведки боем офицеры роты укрылись за огромным гранитным валуном. Комроты, замполит, три командира взводов и фельдшер Искандяров. Казалось бы, эту махину ни один снаряд не прошибет. И тут крик по цепи: "Санинструктор, тут раненый!" Только отбежал, в то самое место ударила минометная мина. Всех офицеров наповал.          Числа 27 июля 1942 года 54-ю стрелковую дивизию вывели в Резерв для отдыха и пополнения. На следующий день всех построили и зачитали тот самый Приказ № 227.         Искандяров подумал про себя: "Не дай Бог туда попасть", а через пару дней его вызвали в штаб дивизии. Принял его зам. по политчасти. Фамилия, имя, отчество?.. Национальность?.. Татарин? Это хорошо, татары ребята боевые.        - Такое дело, товарищ старшина, нам вас порекомендовали, как хорошего специалиста. Принято решение направить вас фельдшером в штрафную роту дивизии. Там хорошо, год за шесть лет идет, раньше домой попадете. И денежный оклад у постоянного состава, как в гвардейский частях - двойной.        К месту Искандярова сопровождали два штрафника в черной флотской форме - морячки или из морской пехоты. Идти по лесу долго, километра три, а в голове одна мысль: "Ну всё, сейчас зарежут!"         На деле все оказалось не так уж и страшно. Командир роты - старый знакомый - старший лейтенант Бондарь, участник "финской", который в полковой учебке старшиной был. Именно он, как оказалось, и перетащил к себе фельдшера Искандярова. Бондарь, похоже, до службы успел срок "отсидеть": фельдшера, во всяком случае, он называл по лагерному - "лепила".        В отдельную 51-ю штрафную роту направляли солдат дивизии за чисто армейские преступления. В штрафную, к примеру, попадали разведчики, которые не смогли вытащить из "поиска" всех своих убитых и раненых.        А один старшина попал под трибунал за то, что его послали в тыл, получать "наркомовские" на весь батальон. Он их получил - двадцатилитровую канистру с водкой на двести человек, а на обратном пути заглянул к знакомой санитарке из медсанбата. Пока они там шуры-муры разводили, канистру кто-то и увел.        Должностное преступление налицо, а старшина-то разведчик заслуженный, "языков" не раз притаскивал, награды имеет. По этому случаю даже специальное заседание трибунала состоялось: лишать его орденов, или оставить? Решили оставить.         Правило пребывания в штрафной роте было самое простое. Отвоевал три месяца и возвращайся в свое подразделение. Если ранение получил, то сразу после ранения. И опять Искандярову повезло: в роте была вакантной должность командира взвода. На нее Хайдара и назначили, с ходу присвоив звание лейтенанта. Правда, на этой должности Искандяров пробыл всего неделю, но звание осталось.        Служба у штрафников оставалось просто службой: держи оборону, не пускай противника. Конечно, штрафникам выделили самый опасный участок, где ни дня не проходило без обстрелов, но и это была всего-навсего обычная фронтовая жизнь.       Развлекались, перекрикиваясь с финнами через нейтральную полосу. Те: "Солдаты, ваше дело проиграно, все равно вас убьем, переходите к нам, сдавайтесь в плен. Будут вам теплые бабы под боком и спокойная мирная жизнь". А наши морячки виртуозно заворачивали им в ответ фронтовые матерные стихи: "Я тебе скажу без нот, сука ё..ная в рот".       В штрафной были недолго: кто-то свой срок отбыл и в часть вернулся, кого-то убило. Пополнения не пришло ни разу и через полгода роту расформировали. Вернулся Искандяров к обычной фронтовой жизни, фельдшером в 118-м полку.            Через некоторое время снова вызвали в штаб дивизии: у вас уже опыт есть, пойдете во вновь создаваемую 51-ю штрафную роту. Дело, вроде, привычное, но на этот раз контингент другой - воры ростовские, астраханские, одесские. Здоровые мужики лет по тридцать и старше.          Все синие от тюремных наколок. Ну прямо картинные галереи: "перстни" на пальцах, кресты на всю спину, У одного, стыдно сказать, даже на том самом месте похабная картина наколота.         О прошлой жизни вчерашние зэки говорили без стеснения. Один (культурный такой), назначенный в санитары к Искандярову, сразу сказал: "Я медвежатником был, замки у сейфов ломал". И сразу же последовало чисто деловое предложение: "Ты, лейтенант, меня отпусти, а через три дня я твоих родителей озолочу". Воры, что тут еще скажешь.          В числе штрафников было даже два интеллигента: инженер, который вовремя не успел в своем городе водопровод починить, и начальник одной их исправительных колоний (странно, что его еще в поезде не зарезали). У инженера, когда он задремал на солнцепеке, ростовский вор по фамилии Бондаренко снял с руки часы и принес их Искандярову: - Лейтенант, мы видели, у тебя часов нет. Бери вот, носи.         И этот случай был далеко не последним. Другой штрафник-санитар принес Искандярову белый врачебный халат, стетоскоп и новые валенки. Бери, мол, лейтенант, по случаю достались. А он оказывается, их в медсанбате спёр. Когда по этому поводу в роту позвонили, Хайдар не сдержался, схватил один из подаренных валенков и начал охаживать "дарителя" по чему попало.         А расстреливали, надо сказать, в штрафной роте безо всяких. Офицер из особого отдела, надзиравший за штрафниками, имел здесь полную власть. К примеру, один из солдат отказался идти на пост. Его уговаривать начали, а он ни в какую: "Не пойду и всё тут!"       День с ним валандались, два, а на третий построили роту, вышел вперед ротный с "особняком", зачитали приказ о приговоре к высшей мере, потом скомандовали: такой-то, выйти из строя.        С того сразу же весь блатной гонор слетел, завизжал "Нет, нет, я больше не буду, не расстреливайте!!!" И упирается... Ротный дело своё туго знал, назвал по фамилиям двух таких же "отказников". - Вывести осужденного из строя. Те намек поняли: сегодня его, завтра их. Потащили, а невдалеке уже могила выкопана.        Еще один попал под суд за самострел - руку через шапку, набитую землей, прострелил. Никто его не арестовывал, просто перед построением поставили отдельно. "Особняк" зачитал приговор, без лишних слов вынул из кобуры ТТ и влепил тому пулю в затылок.         Вообще зэки, они везде зэки. На передовой умудрялись мастерить из каких-то железок ножи. И рукояти не простые, а наборные, в три цвета - белый, черный и серый. Из чего?!! Кто его знает.         Вскоре, в 44-м году, началось наступление. Штрафников, как водится, погнали в самую мясорубку. Принесли того самого ростовского вора Бондаренко. Нога выше колена оторвана, кость торчит, лохмотья кровавого мяса висят, А он счастливый, улыбается, во всё горло блатную песню орет. Уж не тронулся ли умом от боли. - Эх, лейтенант, что ты понимаешь? Ноги нет, зато руки остались.           В штрафной роте Искандяров был до осени 44-го, до следующего расформирования, оставшихся в живых штрафников перевели в часть на полные права. Дальше воевал как все. Наградами командование особо не баловало: медали "За боевые заслуги", "За отвагу" (вытащил с поля боя двадцать пять раненых с оружием), орден Красной Звезды, медали "За взятие Кенигсберга", "За освобождение Праги", "За победу над Германией".          Когда пришло время выходить на пенсию, выяснилось, что у сорокалетнего Хайдара Сабировича Искандярова трудовой стаж перевалил уже за третий десяток лет, учитывая "стаж" на фронте и в шрафной роте.          Когда встречался в Саранске с фронтовиками, завязывались традиционные разговоры: "Где воевал? С какого года?" Услышав, что он служил в штрафной роте, практически все спрашивали: "За что попал?" Приходилось объяснять. После войны он встретился только с одним своим "подопечным". Дело было в Волгограде и тот, похоже, завязал со своей прежней жизнью."

07 февраля, 08:00

Ужи на путинской «сковородке»: соскочит ли оборонка Татарстана с иглы военных заказов?

В Татарстане проведен анализ конверсионных возможностей местных предприятий ОПК. Данные скоро лягут на стол Рустаму Минниханову. «БИЗНЕС Online» решил разобраться, у каких оборонных компаний больше шансов вписаться в жизнь «после гособоронзаказа», который достигнет пика в этом году, а к 2020-му, как предупредил Путин, обмелеет. Выяснилось, что ПОЗиС уже задумывается о газовых плитах, «Ремдизель» — о сельхозтехнике, а кое-кто пока делает только лапшерезки, но полон решимости идти в нефтедобычу.

30 января, 14:21

Эксперт: на первенстве мира у российских биатлонистов не будет успехов, как на ЧЕ

Призёр Олимпийских игр и заслуженный тренер СССР Александр Привалов считает, что российские биатлонисты на чемпионате мира не смогут выступить так же удачно, как на первенстве континента в Польше. Читать далее

27 января, 00:01

Логинов снова доказал, что достоин чемпионата мира

Эксперты «Известий» Александр Привалов и Дмитрий Васильев — об успешном старте российских биатлонистов в чемпионате Европы 

24 января, 19:53

Легенда биатлона Александр Привалов: Побеждать Фуркада надо под советские песни!

"Да, были люди в наше время, // Не то, что нынешнее племя: // Богатыри — не вы!" — с этими строками из стихотворения "Бородино" Михаила Лермонтова на устах я возвращалась домой после интервью с Александром Васильевичем Приваловым, биатлонистом-первопроходцем и выдающимся тренером. Когда-то сборная Советского Союза по биатлону внушала соперникам страх и уважение, а сейчас российские спортсмены только и делают, что отбиваются от допинговых нападок в Интернете... Почему в российском биатлоне сложилась такая непростая ситуация и что надо делать, чтобы вернуть былую славу отечественным рыцарям лыж и винтовки, Лайфу и рассказал Привалов. С Александром Васильевичем мы встретились на его рабочем месте в Москомспорте — сейчас выдающийся тренер консультирует спортсменов. И это в 83 года! Многие в столь почтенном возрасте уже уходят на пенсию и занимаются только просмотром телепередач. А Привалов всё ещё в строю и, кажется, не мыслит своей жизни без биатлона. — Если зацикливаться на возрасте, то быстро состаришься, — поделился секретом своей работоспособности Привалов, когда мы поднимались в лифте на четвёртый этаж дирекции СК "Лужники". — Я же о возрасте совсем не думаю. — Многие спрашивают у меня: "Александр Васильевич, а вы зарядку делаете?" "Нет, не делаю", — отвечаю. Я просто живу нормальной жизнью. На лыжах, правда, перестал ходить: нет времени, да и желания. Знаете, я столько всего сделал, что сейчас просто хочется спокойно жить. — Часто общаетесь с "боевыми" товарищами? — Я со всеми на связи, частенько созваниваюсь с Александром Тихоновым, с Анатолием Алябьевым, Александром Ушаковым. Всех и не перечислишь. Мы до сих пор живём той жизнью, какой и жили в составе сборной. Помню, когда у меня был 80-летний юбилей, все написали отзывы. Я их прочёл и едва не прослезился. "Неужели я действительно такой, как написали?" — подумал я. Было очень приятно. А буквально недавно мы были у Вячеслава Фетисова в его клубе в связи с юбилеем Александра Тихонова. Так вот, там был и Серёжа Чепиков (двукратный олимпийский чемпион и двукратный чемпион мира по биатлону. — Прим. Лайфа). Естественно, мы предались воспоминаниям. Сергей и говорит: "А помните, как мы в 1988 году ехали в автобусе на олимпийскую эстафету?" "Конечно, помню", — ответил я. Дело было так. Смотрю, сидят мои ребята, зажатые, напряжённые. Подумал, что надо как-то их отвлечь, и предложил спеть "Катюшу". Мы запели и сразу ожили, а потом обыграли сильнейшую команду ГДР во главе с самим Франком-Петером Рёчем. Такие моменты в жизни имеют огромное значение… Они остаются в памяти на века. В Скво-Вэлли мне не хватило опыта, в Инсбруке не чувствовал ни рук, ни ног Александр Васильевич так много сделал для отечественного биатлона как тренер, что некоторые уже и не помнят, что когда-то он был талантливым спортсменом. Шутка ли, Привалов — двукратный призёр Олимпийских игр — 1960 и 1964 годов, —двукратный серебряный призёр чемпионатов мира и шестикратный чемпион Советского Союза. Более того, за всю историю отечественного биатлона только два спортсмена завоевали медали в индивидуальных гонках на двух Олимпиадах: Сергей Чепиков и наш герой. — Далёкие от спорта люди не знают, что я когда-то был спортсменом. (Смеётся.) А ведь спортивные награды — это куда более заметные достижения, нежели тренерские успехи. Двукратный призёр Олимпийских игр — это звучит гордо. Тренер же всегда остаётся немного в тени. Никого не волнует, сколько олимпийских чемпионов ты воспитал. — Александр Васильевич, вы ведь приняли участие в Олимпиаде, на которой впервые был представлен биатлон. Получается, вы стояли у истоков этого вида спорта… — Получается, что так! Это был 1960 год, я был великолепно подготовлен, чувствовал себя прекрасно. Одним словом, у меня были все данные, чтобы завоевать золотую медаль, но не хватило опыта ни мне, ни нашим тренерам. На трёх огневых рубежах я не сделал ни одного промаха и лидировал. Но перед последней стойкой мне кричат: "Саша, все проигрывают, надежда только на тебя!" В общем, я не выдержал этого сумасшедшего психологического давления и смог поразить только две мишени — для победы мне хватило бы трёх. В итоге на шею мне повесили только бронзу. — Через четыре года в Инсбруке опыта у вас было хоть отбавляй. Почему же снова не золото, а серебро? — Действительно, к 1964 году я уже был опытным спортсменом, лидером команды. Но тут вот какая штука. К соревнованиям я подошёл перетренированным, элементарно не мог двигаться. Осознал я это за несколько дней до соревнований во время тренировки. Вышел на дистанцию и чувствую, что руки и ноги не слушаются. В общем, пришёл я к старшему тренеру, Евгению Ивановичу Поликанину, и говорю ему: "Евгений Иванович, я не могу двигаться". "Иди отдыхай", — был ответ. За день до старта я вышел на дистанцию и почувствовал, что ничего не изменилось. "Снимайте меня с соревнований", — попросил я Поликанина. На что он сказал: "Беги как можешь". И я побежал… Представляете, на дистанции я не чувствовал ни хода, ни стрельбы. Помню, на заключительной стойке два выстрела я сделал хорошо, а на последних трёх меня заколотило. И я буквально вымучивал эти выстрелы… Когда на финише мне сказали, что я выиграл серебряную медаль, я был крайне удивлен. Кстати, первое место в той гонке занял другой советский биатлонист — Владимир Меланьин. — Обычно мы с ним на равных соревновались, а в Инсбруке я проиграл ему около трёх минут по ходу. Можно сказать, что по сравнению с ним я просто стоял. После Олимпийских игр нас пригласили на правительственный приём. Мы с Володей стояли рядом с министром обороны Малиновским, и тут Никита Сергеевич говорит: "Родион, веди сюда своих ребят". Малиновский в ответ: "Никита, да пусть они сами идут". Мы с Володей подошли, Хрущёв нас поздравил, а потом мы вместе выпили по бокалу шампанского. "Ребята — вы молодцы, прославили советское оружие, не сделали ни одного промаха. Если враг полезет на границу, стреляйте ему прямо в лоб", — эти благодарственные слова Никиты Сергеевича навсегда врезались мне в память. Я пригласил Сашу Тихонова в биатлон, потому что он был сильнейшим юниором среди лыжников Олимпиада в Инсбруке стала последней для Привалова в качестве спортсмена. На Игры 1968 года во французский Гренобль Александр Васильевич приехал уже тренером. Тогда ему было всего 35 лет… — Я очень хотел стать олимпийским чемпионом, усиленно готовился к Играм в Гренобле. Мой приятель, журналист Слава Токарев, мне говорил тогда: "Всё нормально, ты идёшь по плану. У тебя есть бронза, теперь серебро, значит, в 1968 году ты должен будешь выиграть золото". И у меня были силы для этого. Но не получилось... Я уже окончил ГЦОЛИФК и получил специальность "тренер-преподаватель", когда меня пригласили в спорткомитет. Предложение руководства меня буквально ошарашило: "Мы хотели бы, чтобы вы возглавили сборную страны по биатлону". Сказать, что я был в шоке, это ничего не сказать. Какая тренерская работа? Я хотел стать олимпийским чемпионом. Мне дали три дня на размышление. Честно, я не знал, как поступить. Мы ведь тогда были связаны с лыжниками-гонщиками, а зависеть от кого-то я не очень хотел. Однако работа с командой показалась мне более важной: сборная ведь стоит выше личных амбиций. В общем, я согласился стать тренером и сразу столкнулся с проблемой… Я был примерно одного возраста с ребятами из команды, мы вместе тренировались. Ну как было с ними работать, учить чему-то? К счастью, свою роль сыграло то, что я много лет был капитаном команды и пользовался авторитетом. — Вы никогда не задумывались, почему должность тренера предложили вам, а не олимпийскому чемпиону Владимиру Меланьину? — Сложно сказать. (Задумывается.) Наверное, у Володи не было образования, а я только что окончил институт. Может быть, были у руководства и другие соображения. Когда я встал у руля сборной, решил омолодить состав. Саша Тихонов уже тогда был чемпионом спартакиады по лыжным гонкам. Случай пригласить талантливого спортсмена в биатлон мне предоставился, когда мы были на сборах в эстонском городе Отепя. Я предложил ему пострелять, когда команда ушла в "поход" — это такая длительная тренировка. Я дал Саше свою мосинскую винтовку калибра 7,62, с которой в своё время воевали наши отцы и деды. Ему сложно было стрелять, но он попробовал, и я ему сказал: "Переходи в биатлон". Конечно, было непросто его забрать у лыжников — они ведь тоже были заинтересованы в хороших спортсменах, но в итоге у меня получилось. Сейчас Саша — авторитет, а тогда был пацаном, но с характером. Представляете, на Олимпиаде в Гренобле, ещё будучи юниором в индивидуальной гонке, Саша сделал всего два промах из крупного калибра, это был выдающийся результат. По ходу дистанции Тихонов, конечно, был лучший, но норвежец Магнар Сольберг, который и выиграл гонку в итоге, отстрелялся по нулям. Саша стал вторым: отыграть четыре минуты — а тогда за промах давали две штрафные минуты — было нереально. Эстафету в Гренобле мы тоже выиграли. Впервые в истории! И шесть Олимпиад подряд никому не уступали первое место. Думаю, этот результат больше никто не сможет повторить. Почему мы так здорово выступали? Да потому что много работали, по-настоящему пахали. У Мартена Фуркада есть слабое место! Александр Васильевич считает, что у российских биатлонистов есть шансы достойно выступить на чемпионате мира в австрийском Хохфильцене. Напомним, соревнования пройдут с 9 по 19 февраля. — В этом году наши биатлонисты серьёзно готовятся к главному старту сезона — чемпионату мира! — рассуждает специалист. — Да, мы немного проигрываем по ходу гонок лидерам мирового биатлона, однако стрелковый компонент у наших спортсменов находится на более высоком уровне. Последний этап Кубка мира показал, что особое значение имеет и психологическое состояние биатлонистов. Например, Мартен Фуркад не выдержал напряжения и допустил срывы в стрельбе. Это прежде всего связано с тем, что он, достигнув пика спортивной славы, уверовал в свою непобедимость. И то, что он во время соревнований думал не о работе, а о победе, вызвало у него мандраж, с которым он не смог совладать.Таких примеров в биатлоне много... Это я к чему? При подготовке к главному старту эти моменты надо будет учесть и нашим ребятам. К счастью, у российских биатлонистов есть время, чтобы подготовиться и выйти на соревнования в хорошей форме.   В конце спортивного сезона нужно будет обязательно проанализировать всю подготовку этого года и разобрать допущенные ошибки, а их было достаточно, чтобы при подготовке к Олимпиаде у нас уже не было проблем. Отдельно хотел бы попросить СМИ не привлекать излишнего внимания к борьбе Фуркад — Шипулин перед чемпионатом мира. Это мешает Антону сконцентрироваться на главных задачах... — Как оцениваете выступление наших ребят на Кубке мира? — На шестом этапе команда завоевала золото и две бронзы. Хотелось бы лучше, но, возможно, эта ситуация перед главным стартом сезона даже более выигрышная для нас, потому что аутсайдерам выступать психологически легче, нежели лидерам. О том, как готовится Устюгов, надо написать методичку Александр Васильевич, несмотря на почтенный возраст, следит за всеми соревнованиями и читает последние новости из мира спорта в Интернете. Когда начались допинговые скандалы и последовавшая за ними травля российских спортсменов, он тяжело переживал, хотя и был уверен, что дыма без огня не бывает. — Едва только стали известны первые случаи употребления допинга в биатлоне, надо было сразу их пресечь, — рассуждает Привалов. — Нужно было серьёзно наказать не только спортсменов, но и тренеров и функционеров. Почему этого не сделали? В 2014 году на допинге попался талантливый парень — Саша Логинов. Он получил двухлетнюю дисквалификацию, а вот остальные, кто пичкал его этой гадостью, наказания не понесли. Поэтому сейчас на Сашу в Сети и наезжают другие спортсмены. Конечно, их отчасти понять можно, ведь есть атлеты, которые ничего не принимали, и они обижены на тех, кто пытается обмануть спортивный мир, но всё-таки они неправы: не только Саша был виноват во всей этой ситуации. Другая причина, почему ещё ополчились на Россию, кроется в том, что все почувствовали её силу и испугались. Мы стали серьёзным конкурентом США, вот американцы и хотят уничтожить нас любыми средствами. А спорт — это одна из сфер, удары по которой очень болезненны. Взять хотя бы список Ричарда Макларена... К счастью, президент Международного союза биатлонистов (IBU) Андерс Бессеберг, на мой взгляд, выбрал правильную позицию. Он сказал так: "Пока у вас нет серьёзных доказательств, никакие санкции в отношении россиян мы применять не будем". Я очень хорошо его знаю… — По-вашему, Бессеберг справедливый? — Скажу так: норвежцы могут где-то переходить грань справедливости, если есть в этом их заинтересованность. Когда международная федерация разработала программу биатлона и заключила контракт с каналом "Евроспорт", наш спорт стал получать огромные деньги. Бессеберг прекрасно понимал: если убрать наших ребят с этапов Кубка мира, то смотреть гонки будет уже не так интересно. Взять хотя бы противостояние Фуркад — Шипулин. Поэтому он и заявил, что, чтобы снять русских с этапов Кубка мира — чего многие добивались, — на руках должны быть веские доказательства. В противном случае многомиллионная российская аудитория потеряла бы интерес к трансляциям, а это чревато большими материальными потерями. — Кто из россиян за последние недели порадовал вас больше всех? — Конечно, лыжник Сергей Устюгов. Я был страшно удивлён его выступлению на "Тур де ски". Этот его успех биатлонистам не помешает серьёзно проанализировать и взять на вооружение то, как он готовится. У меня есть методичка, где научно разработано и обосновано, как и что нужно делать, чтобы был результат. Так вот, там указано, что в биатлоне только через объёмы можно добиться побед. — Может быть, стоит написать методичку о том, как готовится к соревнованиям Устюгов? — А почему бы и нет? Думаю, его опыт пригодился бы очень многим биатлонистам. Конечно, с поправкой на индивидуальные особенности каждого. — Устюгов — это, конечно, лидер, ему место в сборной обеспечено. Некоторым же приходится искать варианты, чтобы выступать на высоком уровне. Слышали, наверное, что биатлонистка Екатерина Аввакумова получила южнокорейское гражданство… По-вашему, она не права? — Каждый спортсмен хочет чего-то добиться в жизни, а в России конкуренция очень высокая, поэтому некоторые рассуждают так: "Лучше быть в деревне первым, чем в городе — последним". Конечно, если человек патриот — он должен оставаться под своим флагом, как бы там ни было, но у нас сейчас демократия и люди ищут варианты для развития карьеры. Мы это проходили, знаем. Думаю, без Аввакумовой наша команда справится. Хочу отметить, что из страны редко уезжают сильные спортсмены, однако некоторых талантливых биатлонистов, надо признать, мы проморгали. Например, Кузьмину и Домрачеву. Знаете, о чём это говорит? О невнимательности тренера. Тренер должен почувствовать и забить во все колокола, едва появится яркий спортсмен. Я чувствовал… — Как? — Во-первых, обращал внимание на результаты, а во-вторых, на характер, на то, какой человек в быту, как ведёт себя в стрессовых ситуациях.  — Сборной Южной Кореи руководит наш специалист Андрей Прокунин. Верите, что ему удастся привести своих подопечных к медалям Игр в Пхёнчхане? — Знаете, у Андрея как у тренера мало опыта, но будем надеяться, что у него получится создать хорошую команду к Олимпиаде. На моих глазах в войну было всё. Мы видели, как расстреливали нашу конницу Александр Привалов ребёнком прошёл войну, наверное, этому непростому жизненному испытанию он и обязан сильным характером и невероятной стойкостью. Когда в деревню Пятница Солнечногорского района вошли немцы, Саше не было и десяти лет. Как выжила его семья в то лютое время, Привалов до сих пор не знает.  — На моих глазах было всё: как уходили наши мужчины на войну, как наступал враг… Помню, когда разорвалась первая бомба, мы с ребятами находились в школе на уроке. Дети тут же побросали тетради и побежали собирать осколки от снаряда. Было интересно… Страшно стало потом, когда у нас на глазах расстреливали конницу. И вот стоим мы на берегу Истринского водохранилища, а напротив, через водоём, горит соседняя деревня и раздаются пулемётные очереди. Первая, вторая, третья… В нашу деревню немцы вошли несколько позже, торжественно, с улюлюканьем, разбрасывали шоколад. Нас с матерью, братом и сестрой, двоюродным братом и бабушкой спасло только то, что отец перед уходом на фронт сделал в овраге землянку. Там мы и отсиживались вместе с семьёй председателя колхоза. Заглянул как-то к нам немец, нацелил на нас автомат, и я подумал, что всё, конец. Не знаю, что его остановило, может быть, дети, но он опустил оружие и ушёл. Неделю наша деревня была в оккупации. Как-то мой брат Валентин — кстати, извёстный летчик — залез с нашим двоюродным братом во вражеский танк, стали они там ковыряться — и вдруг немцы. Мальчишки притаились внутри, Валя на всякий случай зарядил ракетницу, но, к счастью, немцы так в танк и не залезли. Когда вражеские солдаты уходили, они сожгли деревню — целой осталась только школа. Помню, как немцы поджигали наш дом, мы наблюдали за этим из землянки. Бабушка выскочила из укрытия и бросилась к дому — стала отгонять немцев. Я удивился, что они оставили её в живых. Так мы остались без крова и еды. Приходилось по людям ходить, чтобы выжить. Потом мать занималась восстановлением деревни, дома строила. Со временем и мы обзавелись жильём. Помню свою реакцию, когда впервые увидел, как лампочка загорелась. Точно по волшебству… Меня это очень удивило. (Улыбается.) Отец с войны так и не вернулся. Мать одна нас поднимала. Кем только не работала… Все свои детские переживания, страх и отчаяние народа сквозь призму восприятия обычного советского мальчишки Привалов выразил в эмоциональном стихотворении. Померкли милые дубравы, От взрывов бомб и дымной мглы. И птиц испуганные стаи Летели с криком от беды Кавалеристы, отступая, Попали в огненный "мешок". От пуль на землю упадая, Хватали воздуха глоток. К утру спокойнее всё стало, Лишь ржанье раненых коней, Людские души разрывало От переполненных страстей... В армии перестрелял мастера спорта по стрельбе Лыжами Александр Васильевич серьёзно увлёкся после войны. Благо, что места на Истре для лыжных гонок были благодатными. — Представляете, мы лыжи из бочек мастерили. А когда нам привезли в школу солдатские лыжи, счастью не было предела. Тогда-то мы и начали соревноваться на Истре, кто первый дойдёт до противоположного берега и обратно. Я всегда приходил первым… Так я и влюбился в лыжи. После окончания школы Привалов переехал в Москву к тётке и устроился в школу ФЗУ (фабрично-заводское ученичество. — Прим. Лайфа) . — Я учился и продолжал заниматься лыжами в обществе "Пищевик", — вспоминает Александр Васильевич. — В 1952 году меня призвали в армию. Службу я проходил в Калинине (ныне Тверь. — Прим. Лайфа), в спортроте. — Наверное, вы там впервые и взяли в руки оружие? — Да! Кстати, с этим связана очень интересная история. У нас был мастер спорта по стрельбе, капитан. Он отвечал за физподготовку. И как-то раз он предложил мне пострелять, а я взял и перестрелял его. Он вылупился на меня и спросил: "Ты раньше стрелял?" "Нет", — ответил я. В общем, он стал меня готовить по таким дисциплинам, как стрельба, плавание и бег. Короче говоря, приехали мы на первенство московского военного округа, и по стрельбе я схватил баранку — мне не хватило опыта. Тем не менее за счёт плавания и бега я занял десятое место, что на тот момент было неплохо. В 1955 году Привалов вернулся из армии с чётким желанием серьёзно заниматься лыжами, а в 1958-м — выиграл чемпионат Москвы по лыжным гонкам на дистанции 30 километров. Шустрого парня заметили и позвали в "Динамо".  — Когда появился биатлон, мне предложили попробовать свои силы в этом виде спорта. Новшество я воспринял с энтузиазмом и на первом же старте ЦС "Динамо" в Свердловске занял второе место, сделав всего два промаха. После этой гонки меня сразу взяли в состав сборной страны. Дело в том, что я обыграл многих участников чемпионата мира. В общем, биатлон меня по-настоящему зацепил, я работал с азартом и желанием и в 1959 году вместе со сборной поехал на чемпионат мира в Италию. Мне достался пятый номер, а накануне старта был дождь. В общем, представьте себе, в каких условиях я проходил гонку: шёл практически по колено в снегу и занял только одиннадцатое место. Эта невезуха потом преследовала меня всю жизнь. — Прыгун с трамплина Николай Каменский признался как-то, что, впервые оказавшись за границей, почувствовал себя человеком из каменного века. У вас были похожие чувства, когда вы оказались в Италии? — Коля Каменский! Как же давно мы не виделись. Тут Александр Васильевич замолчал и на секунду о чём-то задумался… — Можно я немного отвлекусь? — продолжил Привалов после непродолжительно паузы. — Помню, как-то Каменский ехал в поезде из Ленинграда в Москву со своим извечным соперником Хельмутом Рекнагелем. Так вот, когда они приехали, я у Коли спросил: "Ну, как ты с Рекнагелем ехал?" "Хорошо, всю ночь говорили по-немецки", — ответил он. "Как по-немецки?" — удивился я. "Он меня спрашивает: "Гут?" — а я ему в ответ: "Гут". Так всю ночь и проговорили", — рассказал мне Коля. Очень хотелось бы с ним повидаться. Но мы отвлеклись. Мой совет нашим биатлонистам — слушать накануне стартов советские песни По словам Александра Васильевича, заграница в своё время его очень впечатлила своей яркостью, насыщенностью, но Привалов никогда перед иностранцами не преклонялся. — Знаете, мы, советские люди, всегда проще были, дружнее. Жена как-то спросила меня: "Ну как там?" Я говорю, что плохо. Она: "Как плохо? Все говорят, что хорошо". А знаете, в чём плохо? Мы ближе друг к другу, теплее что ли. За границей всё иначе. Расскажу случай. Как-то раз мы были в Норвегии и местный военный пригласил нас в гости. Показал он нам свои владения и предложил выпить дорого коньяка из Африки. Налил нам по чуть-чуть и спросил: "Хорошо?" Мы, конечно, ничего не поняли, но ответили: "Очень хорошо". "Ещё будете?" — поинтересовался он. Мы отказались. Когда мы приглашаем гостей, то накрываем целый стол. Такие уж мы люди, хлебосольные, по-другому не умеем себя вести. — Александр Васильевич, вам довелось работать и с мужской, и с женской командами. С кем было проще? — Конечно, с мужчинами. Мужчины по характеру более спокойные и бесхитростные, женщинам же больше свойственны интриги, хотя в плане исполнительности и трудолюбия никаких претензий у меня к девушкам не было. — У вас были когда-нибудь любимчики? — Я никогда этого не показывал. Может быть, внутренне они у меня и были, но это только мой секрет. (Улыбается.) — Никогда не подсчитывали, сколько всего золотых медалей вы завоевали как тренер? — Я не считал, а вот Виктор Маматов провел расчёты и сказал, что тридцать олимпийских медалей или даже больше, но мы ведь не ради наград работали. Наша задача была — хорошо подготовить команду. Знаете, что важно для тренера? Когда спортсмен верит в то, что делает их наставник, и в то, что эти действия принесут желаемый результат. Я был довольно лояльным тренером, но ребята всегда чётко знали: если набедокурят, я отреагирую жёстко. А вообще, мы жили как одна семья, всем делились друг с другом, в том числе некоторыми хитростями. — Поделитесь, пожалуйста… Например, чтобы легче было стрелять, я давал ребятам задание фиксировать мушку на мишени в момент выстрела, и так на каждый выстрел. Благодаря этому психологическому приему все мысли о результате из головы испарялись и спортсмен концентрировался исключительно на работе. А вот ещё одна хитрость. Кстати, я хотел бы её порекомендовать нашим спортсменам. Пусть накануне стартов они слушают лирические советские песни. Индивидуально… И не просто слушают, а пропевают. Считайте, что это готовый рецепт от Александра Привалова. Результат стопроцентный. (Улыбается.) Кстати, Александр Васильевич и сам сочиняет песни. Не так давно написал "Гимн олимпийцам". Может быть, именно эту композицию и стоит посоветовать нашим биатлонистам... Отрывок: Старт взяла Олимпиада, Все атлеты рвутся в бой. Высшая для нас награда — Гимн победы слышать свой. За то, что я общался с иностранцами на Играх в Скво-Вэлли, получил выговор от людей в штатском За плечами нашего героя пятнадцать Олимпиад, однако самой яркой он считает свою первую — в Скво-Вэлли. — Особенно мне запомнилось то, что мы жили все вместе, были сплочёнными и дружными. Редко на каких Олимпиадах такое бывает. Помню, выступали фигуристы Станислав и Нина Жук. Мы в этот момент были на тренировке, возвращаемся после, а нам навстречу хоккеисты идут. Я и спрашиваю у Кости Локтева: "Как там наши выступали?" "Знаешь, здорово так выступали, — был его ответ, — но на поддержке Жучка сорвалась". В общем, мы все очень болели друг за друга, переживали. Что мне ещё запомнилось? В олимпийской деревне показывали ковбойские фильмы — для нас это было ново. Впечатлили и выступления гипнотизёра. Он творил со спортсменами всё, что хотел. Однажды загипнотизировал нескольких человек и заставил их поверить, что они музыканты оркестра и играют на инструментах. Было очень интересно… Впрочем, Олимпиада в Скво-Вэлли запомнилась Привалову не только необычными событиями, но и интересными международными знакомствами. — На этих Играх я подружился с американской фигуристкой Барбарой Роулз — она ещё бронзу выиграла. Мы часто сидели с ней в кафе и беседовали. Ну как беседовали? Я ведь в то время английского не знал. В общем, я показываю ей жестами, что мне холодно, а она хохочет и говорит по-английски: Cold. Я фиксировал новое слово на листке бумаги и запоминал его. Эта бумажка, кстати, даже сохранилась. О нашей с Барбарой дружбе все в олимпийской деревне знали. Как-то встречаю американских конькобежцев, а они мне кричат что-то вроде: "Саша, тебе привет от Барбары". Правда, однажды за излишнюю открытость и доброжелательность мне досталось от руководства. За первенство Москвы мне подарили часы "Родина", и в Скво-Вэлли один американский конькобежец пристал ко мне. Мол, давай меняться. А у него тоненькие такие часы были под золото! Так он мне надоедал, что я сдался и мы обменялись часами. Буквально сразу меня пригласили представители КГБ, которые в США за нами наблюдали, припомнили и фигуристку, и конькобежца и запретили какое-либо общение с иностранцами. Мало того, Вальку Пшеницына заставили за мной следить. — И вы прекратили всякое общение с Барбарой? — Пришлось, а она, похоже, влюблена в меня была. Потому что, почувствовав, что я потерял к ней интерес, попыталась однажды вызвать у меня ревность. Это я так думаю… Как-то раз на моих глазах она бросилась на колени к австрийскому горнолыжнику — и давай его целовать. — А какая Олимпиада стала для вас особенной как для тренера? — Олимпиада в Лейк-Плэсиде, где мы в тюрьме жили. Конечно, условия там были не ахти, зато мы завоевали много медалей: два золота, серебро и бронзу в трёх дисциплинах. Золото выиграл Анатолий Алябьев в индивидуальной гонке на 20 километров, первыми мы стали в эстафете, серебро завоевал в спринте Владимир Аликин, а Анатолий Алябьев в той же дисциплине — бронзу. — Столько лет прошло, а вы всё помните… — Знаете, такие моменты не забываются. В середине 90-х я снял свою кандидатуру с поста главного тренера — на то были веские причины 90-е годы для российского биатлона, как и для всего российского спорта, выдались непростыми. Чтобы достойно готовить команду к соревнованиям, Привалову приходилось искать спонсоров, которые нередко кидали в последний момент. — Однажды я обратился к итальянскому приятелю Джузеппе Кандони, и он пообещал, что оплатит сборы в Австрии, — вспоминает Александр Васильевич. — А потом мне звонят и спрашивают: "А когда будет оплата?" "Как когда?" — удивился я. В общем, оказалось, что Джузеппе так и не оплатил наши сборы. В 1994 году Привалов возглавил женскую команду по биатлону, которая на Олимпийских играх в Лиллехаммере выиграла золото в эстафете. Позднее на тренерском совете специалист снял свою кандидатуру с поста главного тренера. — Какие были причины? Несправедливость, недопонимание и многое другое, что сейчас я не хочу озвучивать. Позднее я жалел, конечно, что ушёл, но что сделано, то сделано. Какое-то время я сидел без работы, а потом мне предложили возглавить сборную Польши на два олимпийских цикла, и я согласился. Под моим руководством Томаш Сикора стал чемпионом мира, а в 2002 году я вернулся в Россию и меня пригласили в Москомспорт. Сейчас я занимаюсь консультациями, нахожусь при деле, чувствую себя нужным. Мало кто знает, но именно Привалову принадлежит идея проведения соревнований под названием "Ижевская винтовка". Мысль пришла в голову великому тренеру, когда он состоял в Международной федерации современного пятиборья и биатлона. — Я проработал там с 1968 по 1998 год, возглавлял соцстраны на различных мероприятиях федерации, проводил совещания. Работа была непростая, но нужная. Многое в то время было мной сделано для биатлона. Например, когда мы перешли на малый калибр, технический комитет рекомендовал стрелять без подстилок. В административном совете я настоял на их необходимости, и со мной согласились.  Мы плотно работали с Ижевским машиностроительным заводом, инженер Иван Ефимович Семеновых был нашим лучшим другом. Все вопросы решал он, непосредственно участвовал в усовершенствовании винтовок для биатлонистов, проводил эксперименты и уже готовый продукт выдавал нам. Ни разу он нас не подвёл. Именно с ним я впервые заговорил о возможности проведения в Ижевске соревнований по биатлону. Планировалось, правда, что турнир будет открытым, но иностранцы не захотели приезжать в рождественские каникулы. Да и ладно… Зато теперь у нас есть турнир "Ижевская винтовка". Матч СССР — Норвегия, кстати, тоже моя инициатива, но турнир просуществовал недолго. Я счастливый спортсмен, тренер, отец, дед  Несмотря на плотный спортивный график, легендарному спортсмену и тренеру удалось создать крепкую и дружную семью. — Моя жена Елена Яковлевна — тоже спортсменка, велосипедистка, мы в "Пищевике" с ней познакомились. Позднее она работала тренером, инструктором. Кстати, супруга — чемпионка Москвы по велогонкам, а в своё время входила в состав сборной Союза по лыжам, тренировалась у Зои Болотовой. Мы поженились в 1959 году и до сих пор вместе, несмотря на мои постоянные разъезды. К счастью, жена понимала ситуацию. У меня сын, дочь, внучка. Дочь пошла по творческой линии. У Татьяны Александровны идеальный слух — она заслуженный деятель просвещения, занимает должность замдиректора в общеобразовательной школе, преподаёт музыку, организовывает концерты. Сын Костя когда-то занимался конькобежным спортом, биатлоном, но особых высот не достиг, сейчас занимается бизнесом. Мы живём дружно, часто встречаемся, а летом все выходные проводим на даче в Переславле-Залесском. Внучка Катя окончила гуманитарный институт, сейчас работает в планетарии и ждёт сына. У меня всё хорошо. Я счастливый человек.

23 декабря 2016, 00:08

"У России должны отнять все международные турниры"

Вице-премьер по спорту Виталий Мутко и президент Союза биатлонистов России Александр Кравцов выразили удовлетворение итогами заседания Международного союза биатлонистов в Мюнхене. Министр спорта Павел Колобков и легендарный тренер Александр Привалов считают ошибочным решение СБР отказаться от проведения в стране крупных соревнований. А министр спорта Украины Игорь Жданов призвал мировое сообщество лишить Россию всех международных турниров.

15 декабря 2016, 17:40

Эксперт: третий этап КМ прояснит перспективы сборной России по биатлону

Александр Привалов высказал мнение, что француз Мартен Фуркад показывает более стабильный ход по трассе, чем россиянин Антон Шипулин

27 октября 2016, 08:00

«Полагаю, Когогин будет просить аудиенции Путина»: кто ответит за «ядерную» сороконожку?

Сверхсекретная разработка челнинских автомобилестроителей подверглась разгромной критике в издании профильного НИИ минобороны. Ведомственные специалисты указывают на срыв всех сроков и в качестве рецепта предлагают возродить в полном объеме институт военных представителей. Эксперты «БИЗНЕС Online» не исключают того, что теперь встанет вопрос о возврате миллиардов, потраченных за 8 лет непонятно на что, и спрашивают: если такое отношение к компоненту ядерной триады, то о чем вообще говорить?

16 октября 2016, 15:00

Герой присоединения Крыма примет у Челнов экзамен на бронестойкость

Начатая КАМАЗом несколько лет назад проработка бронеавтомобиля для десантников вышла на финишную прямую. В сентябре машину должны были бросать с самолета, на очереди — испытания на подрыв и бронестойкость. Эксперты «БИЗНЕС Online» отмечают, что десантники сумели заставить Челны дать именно то, что надо ВДВ, поэтому сотрудничество с «голубыми беретами» может оказаться весьма выгодным.

11 октября 2016, 07:35

Герой присоединения Крыма примет у Челнов экзамен на бронестойкость

Начатая КАМАЗом несколько лет назад проработка бронеавтомобиля для десантников вышла на финишную прямую. В сентябре машину должны были бросать с самолета, на очереди — испытания на подрыв и бронестойкость. Эксперты «БИЗНЕС Online» отмечают, что десантники сумели заставить Челны дать именно то, что надо ВДВ, поэтому сотрудничество с «голубыми беретами» может оказаться весьма выгодным.

14 июля 2016, 08:00

Сергей Шойгу занес сапог над челнинской «ядерной» сороконожкой

Час икс наступает для одной из самых амбициозных разработок, начатых 8 лет назад на КАМАЗе, — шасси для передвижных ракетных комплексов, которые сейчас делают белорусы. До конца года военные вынесут вердикт, имеет ли программа, в которую вбуханы миллиарды, будущее. Между тем уже появились сведения, что минобороны запускает альтернативу.

01 июня 2016, 08:00

Заказ для Золотова: новой Болотной грозят колеса челнинских броневиков?

Как стало известно «БИЗНЕС Online», челнинский «Астейс» продал внутренним войскам первые два бронеавтомобиля новой модели «Патруль», которые были специально созданы для спецопераций в городских условиях. Челнинская разработка призвана потеснить в этой роли «Тигр» от Олега Дерипаски.

29 мая 2016, 16:08

Александр Привалов: «То, что происходит, – ужасно. Но это легко прекратить»

Источник: Православие.ru Выступление на Съезде Общества русской словесности 25-26 мая 2016 года в Москве состоялся Съезд Общества русской словесности. Портал Православие.Ru представляет самое смелое и запоминающееся выступление второго дня. Речь докладчика — Александра Николаевича Привалова, публициста, научного редактора журнала «Эксперт» — не оставила равнодушным никого из собравшихся и то и дело прерывалась аплодисментами зала.

13 мая 2016, 11:12

Государственный музей спорта открыл выставку в московском метрополитене

Выставка «Золото наших побед», посвящённая достижениям советских и российских атлетов на Олимпийских играх с 1952 года до настоящего времени, открылась на станции метро «Воробьёвы горы».

14 апреля 2016, 06:40

Сбыча мечт, 30 километров оваций и два повода для гордости. Реплика Николая Сванидзе

Коллега Александр Привалов рассказывал, как маленьким мальчиком 12 апреля 1961 года он слушал голос Юрия Левитана. "Говорит Москва. Работают все радиостанции Советского Союза. Передаем сообщение ТАСС". И вначале подумали - война началась. И испугались. Но я успел порадоваться. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал Россия 24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV Последние новости - http://bit.ly/LatestNews15 Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с Соловьёвым - http://bit.ly/VoskresnyVecher Поединок - https://bit.ly/Poedinok2015 Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Агитпроп - https://bit.ly/AgitProp Война с Поддубным - http://bit.ly/TheWar2015 Военная программа Сладкова - http://bit.ly/MilitarySladkov Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Викторина с Киселевым - https://bit.ly/Znanie-Sila

02 декабря 2015, 06:48

Погода в мире. Реплика Александра Привалова

Парижская климатическая конференция ООН еще продолжает свою работу, но ее организаторы могут уже начинать гордиться, потому что гордиться и вправду есть чем. Открытие конференции получилось прямо-таки эпохальное. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал Россия 24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV Последние новости - http://bit.ly/LatestNews15 Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с Соловьёвым - http://bit.ly/VoskresnyVecher Поединок - https://bit.ly/Poedinok2015 Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Агитпроп - https://bit.ly/AgitProp Война с Поддубным - http://bit.ly/TheWar2015 Военная программа Сладкова - http://bit.ly/MilitarySladkov Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Викторина с Киселевым - https://bit.ly/Znanie-Sila

29 октября 2015, 10:11

Процесс ЮКОСа как внутрироссийская бомба. "Скелет" залоговых аукционов

Максим КалашниковПризнаться, за кучей дел я упустил перипетии дела акционеров ЮКОСа против РФ. А вот Александр Привалов из "Эксперта" - нет. Еще раз можно восхититься отличной работой наших противников из США. Они не только заманили Кремль на поле в виде Гаагского арбитража (где у Москвы - ни одного шанса на победу). Они теперь: - вынудили Кремль признать то, что так называемые залоговые аукционы 1995-1996 годов, которые и подарили олигархату сказочные богатства в виде нефтяных компаний и "Норникеля", были абсолютно незаконными. Фактически - воровскими махинациями, когда олигархи-банкиры за деньги самого государства покупали предприятия, стоившие десятки миллиардов долларов, за сотни их миллионов. При этом дело касается не только Ходорковского (рах уж речь зашла о залоговых аукционах), но и о всех, кто тогда превратился в "моголов". То есть, и о Прохорове, и Потанине, и Алекперове, и Абрамовиче, и Авене с Фридманом.- создали угрозу конфискации 50 миллиардов долларов (еще одной Сочинской олимпиады по средстам) из финансовых резервов РФ, теперь - в виде американских казначейских обязательств, принадлежащих ЦБ РФ.- создали угрозу окончательного раскола "элиты" РФ и внутриэлитной усобицы в разгар системного кризиса и войны. Ведь решения гаагского арбитража должно исполняться и в Америке! ***"О странной линии защитыАлександр Привалов...По данным тамошнего министерства финансов, в апреле-августе нынешнего года Россия увеличила свои вложения в US Treasuries более чем на треть, с 66,5 до 89,9 млрд долларов. Доказать, что на эти бумаги распространяется юрисдикционный иммунитет, — задача, вежливо говоря, очень непростая, и втягивание этого актива в гаагское дело стало бы весьма болезненным ударом для российской стороны. И 50 млрд — больше половины от 89,9 млрд, которые, в свою очередь, составляют очень заметную часть золотовалютных резервов страны...... Но другое новшество гораздо поразительнее: среди информации, сокрытой истцами от суда, названа их связь с «олигархами» (Ходорковским, Невзлиным, Лебедевым и другими), которые получили акции ЮКОСа «мошенническим путём» на залоговых аукционах, проводившихся с нарушением закона.Если это не сенсация, то я уж и не знаю, что тогда сенсация. То есть, конечно, она ещё может погаснуть, не разгоревшись. Американский судья спросит: значит ли ваше утверждение, что незаконность залоговых аукционов была должным образом установлена каким-либо российским судом? ах, нет? тогда переходим к следующему пункту. При таком повороте событий есть некоторый шанс на то, что тема незаконности аукционов не встанет в полный рост внутри России — а тут есть масса людей, давно жаждущих её поднять, — где властям будет чрезвычайно трудно не допустить, чтобы она поставила крест на знаменитой консолидации элит. Вот только вероятность такого равнодушия американского суда чрезвычайно мала. Куда вероятнее, что судья скажет: ну-ка, с этого места поподробнее… И сторона, представляющая Российскую Федерацию, будет всячески доказывать, что залоговые аукционы были жульническими, а её оппоненты будут твердить, что аукционы были беспримесно законными — то есть в точности то, что уже двадцать лет твердят все власти Российской Федерации. Цирк с конями..."http://expert.ru/expert/2015/44/o-strannoj-linii-zaschityi/ ***То есть, внутри РФ разрывается политическая бомба. И это почище знаменитого заявления Медведева о том, что Ельцин на самом деле не выигрывал выборы 1996 года. Бомба взрывается под устоями нынешнего режима. Ах, значит, залоговые аукционы 90-х - мошенничество? И верно: тогдашние олигархические банки (с помощью Чубайса и Кагаловского) накачивались бюджетными деньгами (туда их клали на хранение под ничтожный процент). Банки на этом наваривали охренительную прибыль (в том числе и на спекуляциях с ГКО - насосом для перекачки бюджета в частные карманы). Государство, оставаясь при этом без денег, брало в долг у олигархических банков, закладывая свое имущество - тогда еще государственные "Норникель" и нефтяные компании. За 1-2% от их истинной цены. А когда государство не смогло отдать долги, сладкая собственность ушла в руки новых моголов. Например, Абрамович с помощью Березовского и Патрцикашвили получи "Сибнефть" (теперешнюю "Газпромнефть") за 100,3 млн. долларов. Зато в 2005 году путинцы ("Газпром") выкупили у Абрамовича 75% акций "Сибнефти" уже за 13,2 млрд. долларов, а потом докупил оставшиеся 20% за 4 миллиарда. Итого Абрамович, вложив 100 млн. долларов, получил десять лет спустя 17,2 млрд. То есть, в 172 раза больше. Подобным же образом обогатился и Ходор: его банк "Менатеп", дав в долг государству 120 млн. долларов, затем взял ЮКОС за 350 млн. - при рыночной стоимости компании на момент продажи в 1996 г. в 6,2 млрд. долларов. И этот "бизнес" на разграблении РФ, выходит, крышевали сначала Ельцин, а потом и Путин. Могу побиться об заклад: если судебное дело ЮКОСа на Западе полезет в обстоятельства залоговых аукционов (а иначе как подтвердить незаконнность приватизации ЮКОСа Ходорковским?), то мы получим:- серию сокрушительных публикаций на Западе о том, что государство в РФ -0 насквозь криминальное и коррупционное.- вопросы о том, а не имело ли ближайшее окружение Ельцина и Путина долю во всех этих операциях залога за копейки и дальнейшего выкупа активов за миллиарды государственных денег.Внутри же РФ раздадутся вопросы: а на каком основании Чубайс при ВВП - на свободе и у руля крупной госкорпорации? Почему путинцы не ищут Кагаловского? На каком основании ВВП перекачал в карман Абрамовича 17 миллиардов долларов, хотя мог просто отобрать у него "Сибнефть" по причине полной незаконности залоговых аукционов? И не было ли в этом верховного личного интереса?Еще раз обращаю внимание на ум и эффективность действий американского врага. Они даже грязь 90-х теперь превращают в оружие сокрушения Кремля. Это вам не ХПП - ту мастера работают. Они Путина обкладывают со всех сторон, запирая в сортир. И в Донбассе, и в Сирии, и внутри РФ, и в ее экономике. Они готовят в РФ кризис кризисов. На 2016-2017 годы.Подробности -http://m-kalashnikov.livejournal.com/2474322.htmlДа, перестройка-2 и смута в РФ (благодаря ослоумию теперешней власти) становятся неизбежными. Только не надо мне про растущий рейтинг! Мнение кучи нолей без палочки никак не перевешивает давления целого "пласта" тенденций и процессов. Я вижу, как Кремль загнали в сортир, в тупик, в кольцо охотников.

19 октября 2013, 10:34

Александр Привалов: Образование погибло

Александр Привалов, научный редактор журнала «Эксперт», давно и пристально следит за судьбой отечественного образования. «Вы хотите поговорить о школе? Уныние — вот, как описывается школа сегодня!», — это первая реакция Привалова на нашу просьбу об интервью. Эксперт рассказал сайту «Православие и Мир», кому и зачем понадобилось убивать школьное образование, как спасти то немногое, что от него пока еще осталось, и кому это делать. Нарушение принципа Во всем, что делается в правительстве с образованием, нарушен главный принцип. Он таков: в школе, в школьных делах понимает ровно один человек — учитель. Тот, кто не ходит в класс — причем не иногда, в качестве свадебного генерала — а каждый день или хоть несколько раз в неделю, тот вообще, по-хорошему, должен бы молчать об этих делах. Молчать и вежливо слушать, что добрый учитель скажет. Но сделано ровно наоборот. Единственным, кто не получил никакого голоса в ходе бесконечной реформы образования, оказался учитель. Собственно, этого достаточно, это приговор. Лет примерно пятнадцать назад захотелось мне для журнала «Эксперт» поговорить на гуманитарные темы с тогда еще живым академиком Александром Михайловичем Панченко. Звоню ему, он подходит к телефону, и я представляюсь и говорю: «Скажите, Александр Михайлович, что с нами происходит?» Если вы хотя бы раз видели его по телевизору, то помните его великолепный могучий бас. И вот он говорит мне по телефону: «Ну что, — своим могучим басом, растягивая слова. — Мы — гибнем». Мне это запомнилось на всю жизнь. Запомнилось в первую очередь потому, что он оказался прав. В случае с образованием — мы можем констатировать, что оно погибло. Образование как единая система, на мой взгляд, находится за точкой невозврата. И восстановить его, пожалуй, уже нельзя. Если когда-нибудь у кого-нибудь дойдут руки, образование придется делать заново. Дело в том, что если смотреть на образование — прежде всего школьное — оказывается, что это такая двойственная вещь. Выполняет она две ключевые функции. С одной стороны, образование — это система социализации конкретного индивидуума. Ходит в школу маленький человек. Его там через какие-то шестеренки пропускают, он выходит индивидуумом, социализированным именно в этом обществе — готовым для жизни, дальнейшего продвижения именно в нем. С другой стороны, система образования — это, конечно, нациеобразующая институция. Знаменитая фраза Бисмарка о том, что битву при Садовой выиграл школьный учитель, об этом и сказана. Без прусской школы не было бы прусской армии, не было бы прусского государства: прусская школа сделала нацию, которая оказалась способна на такие-то деяния. Такой вот штуки, как школа, которая была бы готова воспроизводить нацию, в России больше нет. Прелести экономии У меня нет ощущения, что школы не стало случайно. У меня есть ощущение, что она была сознательно реформирована таким образом, что в итоге оказалась разрушенной. Потому что, когда идет броуновское движение — чисто случайное, что в голову взбредет, то мы и воротим,-то исходя из простых соображений теории вероятности, должно быть что-то на пользу, а что-то во вред. Но здесь, в образовательной реформе, если и есть какие-то плюсы, то их надо очень специально искать. И я их, честно говоря, не вижу. Я бы рад был присоединиться к модным сегодня конспирологам и сказать, что реформа — это заговор мировой буржуазии или еще чей-то. Но самое плохое в том, что и этого я сказать не могу. Потому что даже и заговора там не видно. Единственное, что прослеживается в этом бесконечном реформировании (вообще, это совесть надо иметь: более десяти лет непрерывно реформируют; лучше бы уж взяли и убили сразу!) — так вот, единственный замысел, который прослеживается с начала до конца — это замысел экономии. Правительство рассматривает образование как затратную сферу. Оно не рассматривает образование как сферу производительную, даже больше — как единственную производительную сферу, безусловно необходимую стране — ведь без нее никакие другие производительные сферы не могут существовать. Но для правительства затраты на образование суть всего лишь затраты. Для него это исключительно потеря денег. Поэтому перед теми орлами, которые завоевали монополию на распоряжение этой сферой, перед нашими дорогими реформаторами образования поставлена была, насколько я понимаю, такая задача: значит, ребята, денег на это образование идет немерено, а на самом деле никому оно так уж особенно и не нужно. Поэтому сделайте, пожалуйста, так, чтобы все было прилично — чтобы было как у людей, чтобы с современными словами, что вот образование на грани фантастики, по последнему слову науки двадцать первого века — но при этом, чтобы было подешевле. И они взяли под козырек: «Не вопрос! Сделаем так, что будет и дешево, и двадцать первый век!» Причем, заметьте, что очень важно — под это дело реформаторы получили совсем неплохие деньги. Наше государство, которое не видит особой пользы в образовании, тем не менее, несколько лет подряд повышало на него ассигнования. Предполагалось примерно следующее: мы вам сейчас даем деньги, и вы на эти деньги, будьте добры, обеспечьте дальнейшую «эффективность». Или, говоря простым бухгалтерским языком, сделайте так, чтобы потом денег на вас шло поменьше. Собственно, именно это и было сделано. Денег будет поменьше. Траты федерального бюджета на образование будут уменьшаться с каждым годом довольно быстро — они уже уменьшаются. Нам говорят, это потому, что были приняты перемены в бюджетном кодексе и прочих такого рода законоположениях, которые огромную часть затрат на общее образование переносят на регионы. На бумаге, несомненно, так оно и есть. На бумаге получается, что затраты на образование федерального центра плюс затраты регионов, плюс все остальное,-то есть то, что тратят на эти цели бизнес, частные лица, не важно, все вместе, — общие затраты на образование будут расти. Но регионы справедливо замечают, что денег у них нет. Не только на образование — вообще нет. Поэтому уже с этого года, а с будущего тем более, каждый губернатор будет ежедневно ломать голову над тем, что ему недофинансировать. Строительство дорог? Биржу труда? Ему недофинансировать программу отопления бедных районов, программу газификации или ему недофинансировать образование? Выбор этот смертелен. Ничего нельзя недофинансировать, а денег-то нет. Поэтому когда нам рассказывают, что совокупные затраты на образование будут расти, нам просто врут. Не добросовестно заблуждаются, а именно врут. Потому что реформаторы лучше меня знают, как обстоят дела с финансами в регионах. Плоскость и герметичность Почему надо было делать образование дешевле? На мой взгляд, мысль за этим может стоять следующая. Собрались эти люди в своем кругу, посмотрели друг другу в глаза и честно признали: страна деградирует. За девяностые годы отмерли десятки отраслей промышленности, еще десятки отмирают прямо сейчас. Страна сжимается, хозяйство страны уплощается. Есть исключения, конечно. Но если говорить в целом, то количество отраслей, подотраслей, ещё живых направлений научных исследований всё время уменьшается. А, значит, уменьшается и количество знаний, необходимое для функционирования этого механизма. И вот эти люди спросили себя: кого же мы будем обманывать, продолжая из последних сил поддерживать систему, которая обучает основам ядерной физики каждую шпану? Мы зачем это делаем, мы кого надуваем? Тогда ещё не было «арабской весны», но и до всякого Туниса нетрудно было догадаться, что если готовить прорву излишне хорошо образованных молодых людей, то эти молодые люди, выйдя из учебных заведений, поймут, что заниматься им в своей стране абсолютно нечем. И тогда они устроят какую-нибудь революцию. «Хотим ли мы этого?», — спросили себя. «Наверное, не хотим». А что надо делать? Раз уплощение страны остановить мы не можем и не умеем, значит, систему образования надо привести в соответствие с реальностью. С этой линией мысли можно не соглашаться — я, например, не совсем с ней согласен. Но нельзя отрицать, что в ней есть логика. Но даже если так, все равно, с образованием можно было обойтись мягче. Можно было сесть и подумать: как на уменьшающиеся средства сделать систему образования, которая будет, тем не менее, сохранять возможности восстановления? Сохранять возможности восстановления самодостаточности страны. Понятно, что в современном мире полной самодостаточности нет ни у кого. Все друг от друга зависят, все что-то такое друг у друга покупают, друг другу делегируют. Но если страна не сохраняет какого-то куска, в котором она сама себе хозяйка, у нее безнадежное положение. Либо мы сохраняем возможность какие-то куски делать самим, а какие-то куски в будущем, может быть, присоединить к этому-либо мы деградируем. Причем, если в системе образования деградируем быстрее, чем в других сферах, то всё. Вопрос снят. В ближайшие четыре-пять тысяч лет ничего тут не будет. Надо было бы созвать умных людей, сесть и придумать что-то менее катастрофическое. Но именно этого и не произошло. Было сделано прямо обратное. Была создана феноменально герметическая система принятия решений в образовании. Наверное, даже решения о размещении стратегических ядерных сил принимаются менее секретно, чем все эти годы принимались решения по реформе образования. Каждый раз, когда призывали общественность поучаствовать в обсуждении, это делали исключительно издевательски. Блестящим примером этому является большой закон об образовании, который приняли в декабре. С одной стороны, он висел на сайтах, специально подготовленных для обсуждения, для принятия замечаний от граждан. Висел он там чуть не два года — столько не надо, это безумие. Потому что все, кто имел что сказать, сказали за первые же недели. Но как было организовано это обсуждение? Во-первых, сделали так, что люди, оставляя замечания, не имели возможности посмотреть, что уже было сказано. Поэтому не было возможности создать общественное давление в конкретных точках. Во-вторых, итоги обсуждения подводили сами авторы законопроекта. Какие они хотели замечания принять, такие и приняли. Какие не хотели — те и опустили. И главное, возразить было нечего. «Ребята! — могли спросить авторы закона. — Мы же вынесли проект на всенародное обсуждение? Вынесли. Вы обсуждали? Обсуждали. Чего вы еще хотите?» В итоге получилось плохо. Действительно, удалось создать все основы для удешевления школы. Но, повторяю, я считаю эту задачу ложной. Мне очень нравится любимая фраза моего постоянного собеседника Евгения Александровича Ямбурга, известного не только в Москве школьного директора: «Сэкономите на школах — разоритесь на тюрьмах». Для меня это очевидно. Для Ямбурга очевидно. Для любого человека на улице это очевидно. Для реформаторов — нет. Стандарты и гарантии Итак, создано базовое условие — решено экономить на школах. Что дальше? По Конституции Российской Федерации всеобщее среднее образование в нашей стране — бесплатное. Но Конституция — это обобщающий документ. В нем не сказано, что конкретно называется средним образованием, бесплатность чего гарантирована. И в результате гигантских усилий в этой самой герметической кабинке, где делается реформа, принимаются новые государственные стандарты школьного образования. И в них, по сути, не сказано ничего. Говорят они только, что выпускник, допустим, старших классов должен иметь такие-то и такие-то компетенции. Причем, прописаны они с большим запасом. К примеру, выпускнику средней школы после прослушивания курса словесности полагается иметь лингвистическое чутье, редакторские навыки, еще какие-то навыки... Да, таких людей нельзя в редакциях московских журналов найти! А этого якобы требуют от каждого выпускника каждого класса каждой школы. Хитрость тут в том, что требования максимально неконкретны. Если бы в стандарте было сказано, что выпускник школы, прослушав курс, например, географии, должен знать основные объекты Северного морского пути, уметь объяснять его экономическое, политическое, военное значение — это было бы проверяемо. Но когда стандарт говорит, что человек после курса географии должен уметь географически мыслить — что я смогу проверить? Должен он знать Северный морской путь или не должен? Не написано. Должен уметь показать его на карте? Не сказано. Стало совершенно неизвестно — с того момента, как стандарты приняли — что на самом деле гарантирует государство, гарантируя дитю бесплатное среднее образование? Что хочет, то и гарантирует. Что даст, за то и спасибо. Учитель, чиновник и педагогические измерения Руководство страны говорит: надо повышать статус учителя. Это значит, что надо повышать ему заработную плату. Но основная-то идея — экономить на всем. Значит, что надо сделать? Правильно! Сократить количество учителей. Сначала происходит простая подтасовка. Вместо того чтобы говорить о величине учительской ставки, говорят о его зарплате. Никто не спрашивает, сколько учителю нужно ставок взять на грудь, чтобы хотя бы штаны носить целые иногда. Ему говорят: будет тебе зарплата как средняя по региону, но уж ты будь добр, уж ты давай... По «дорожной карте» развития образования, которая опубликована в начале текущего года, — собственно, она опубликована 30 декабря, под елку, а прочли ее в начале января — прямо написано: насколько будет уменьшаться количество учителей, насколько будет увеличиваться средняя нагрузка на оставшегося учителя. Если бы у реформаторов была цель — экономить сегодня, но дать школе шанс восстановиться в будущем, они сохранили бы очаги «живых» школ, где действуют заслуженные педагоги, и не мешали им. Еще князь Кропоткин разумно замечал: люди лучше учреждений. Система образования в Российской Федерации, на мой взгляд, очень нехороша, но в ней по-прежнему очень хороши отдельные люди. И, в принципе, можно было бы им дать шевелиться — что, собственно, и было в девяностых. Девяностые годы для образования были, с одной стороны, временем страшным, потому что денег вообще не было. Но с другой стороны — они остались временем, которое многие вспоминают с восторгом, потому что людей не трогали. Да, денег практически не платили, но и не мешали. Педагоги могли делать то, что умели. Многие блестящие до сих пор сохранившиеся школы — они оттуда, из девяностых. Когда людям, у которых загорелись глаза, никто не мешал. Они работали. Они что-то сочиняли. С кем-то советовались. Делали. А теперь этого не получится, потому что очень расплодилась образовательная ветка вертикали власти. Этих чинуш образовательных очень много. По-моему, уже если не больше, чем самих учителей, то сравнимое количество. И им надо все время доказывать, что они недаром едят свой хлеб. И вот они приходят в школы и натурально мешают учителям жить. «А вот покажите нам план уроков, который вы разработали в августе». «А почему у вас написано, что на уроке 42 в марте вы будете говорить о том то, а вы об этом не говорили, а говорили на уроке 41?». «А не угодно ли вам выйти вон и больше ни в какой школе никогда не работать?» Это все горькое безумие, но оно объяснимо. Эти чиновники — видимо, часто глядя в зеркало — никому не верят. Никому. А верят они исключительно в то, что сами называют «педагогическими измерениями». Вот недавно было двадцать лет Высшей школы экономики. Это основной идеологический центр всей реформы образования. И в парадном интервью ректор этой школы Ярослав Иванович Кузьминов вторым по важности достижением возглавляемого им университета назвал развитие этих самых педагогических измерений. Что это такое? На мой взгляд, их суть объясняется очень просто. Педагогические измерения — это искусство судить о качестве образования, не глядя ни на ученика, ни на учителя, а глядя исключительно в бумажки. Чиновники не верят людям. Ну как это я спрошу у тебя, хорошая ли школа в соседнем квартале? Кто ты такой? Кто я такой? Я себе тоже не верю. Поэтому давайте-ка мы создадим такую кучу бумажек, чтобы по ним о качестве школы в соседнем квартале можно было бы судить, якобы, бесстрастно и объективно. И эта гора бумаг в школе растет с каждым годом. И уже давно перестала быть шуткой фраза, что школа — это то место, где дети мешают учителям заполнять бумажки для департамента образования. Конечно, чиновники были всегда — не менее наглые и не более грамотные. Большевистские чиновники первых лет революции — это та еще песня, и царскую систему образования они тоже тогда развалили. Но есть одно «но»: в царской России хоть и было по тем временам очень неплохое образование, но оно было, по сути, элитарно. В его рамках обучалось даже не пятьдесят, а от силы процентов пятнадцать-двадцать юношества. То есть, по сравнению с советской системой всеобщего образования, остатки которой гибнут сейчас, охват был намного меньше. Задачи на усложнение При всех ее минусах советская школа была действующей системой, которая обеспечивала некий базовый уровень образования практически всем. Разумеется, ближе к концу Советского Союза, эта система уже сильно проскальзывала. Но, тем не менее, большую часть населения она пропускала через свои шестеренки, и из этого много чего следовало. Например, следовало что люди — наши, советские поколения — имеют общий канон. В нас вдолбили немалую сумму общих знаний. У нас есть общие цитаты из Грибоедова и Островского, общее знание о «Войне и мире». В современной школе от этого канона остаётся всё меньше. Ей вообще сегодня несопоставимо труднее, чем было школе в советские времена. Задачи, которые стоят перед ней, все более и более отличаются от советских задач в сторону усложнения. Первое — сами дети. Материал, который поступает в школу сегодня, эти детишки, более нездоровые. У них масса врожденных хворей, самым разным образом ограничивающих их возможности. Второе — неимоверно выросло, по сравнению с советскими временами, и продолжает расти социальное расслоение. Для школы это бич. Одно дело, устоявшаяся схема, когда в Вест Энде Лондона живут люди одного социального слоя, а в Ист Энде — люди другого слоя. В современной Москве этого нет. Социальные расслоения проходят через большинство школьных классов, и это каторжное усложнение работы учителя. Затем, катастрофически быстро меняется национальный состав. Во многих школах той же самой Москвы большинство детей, приходящих в первый класс, плохо или совсем не говорят по-русски. ЕГЭ кардинально изменил подход к школьному образованию. Он сделал школьное образование плоским. Детей все последние годы не учат, а натаскивают на бессмысленное дело. Ну, бессмысленный этот тест! Он, может быть, и хорош сам по себе: когда дитё прилежно учится, оно между делом заполнит любую такую бумажку, поставит в ней галочки и даже не вспомнит о ней назавтра. А когда вся учеба сводится к заполнению этой бумажки, то очень быстро выясняется: никаких содержательных разговоров с ребенком никто вести уже не успевает, да и не хочет. Когда детей учат ставить галочки, это катастрофа. Потому что главная функция школы состоит совсем в другом — в том, чтобы привить ребенку способность к обучаемости. А дети, которые сегодня выходят из большинства школ, в дальнейшем не обучаемы. Это по-человечески потерянные люди, их безумно жалко. Вот для чего классическая гимназия в царской России с упорством, многим кажущимся диким, продолжала заставлять детей учить не только латынь, но и древнегреческий. Потому что школе остро необходима заведомо трудная работа. Человек с блестящими природными способностями прочел учебник по физике и запомнил — учить его не надо. Но древнегреческий надо учить при любых способностях. Более того: чем выше твои способности, тем труднее заставить себя сидеть ровно и работать. И когда нам сегодня говорят, что школа должна учить, исходя из интересов детей, что нельзя давать те же домашние задания детям — я не против. Но тогда скажите об этом открыто, вслух: ребята, школа — это такое место вроде камеры хранения. Вы туда сдаете дитё утром. Оно не бегает по улицам, не нюхает клей в подвалах, не нападает с ножиком на себе подобных. Оно сидит тихо до вечера. И все. И больше ни о чем нас не спрашивайте. Если вы ничего другого не умеете, скажите это вслух. И, может быть, вас скорее на ваших постах сменят. Эти задачи усложняются волнообразно, а свободы рук и финансовых возможностей для их разрешения становится все меньше. Это очень и очень скверно. Что я должен сказать всякому нормальному человеку? Всякому нормальному человеку я должен сказать старую максиму: спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Живые люди сами по себе, без государства, не могут спасти единую систему образования. Но они могут и должны спасать отдельные школы, в которые ходят их дети. Путь спасения Как родителям спасти школу? Есть некие формальные основания. Дело в том, что в школах существуют так называемые попечительские советы — они имеют некоторые полномочия, а если не имеют, то могут их захватывать. Приходите в ту школу, куда ходят ваши дети, куда должны пойти ваши дети, разговаривайте с учителем, разговаривайте с директором. Они живые люди, они любят, когда с ними нормально общаются, а не взаимно орут. Спросите, чем помочь. Им очень надо помогать. Причем, часто помогать надо вовсе не только и не всегда обязательно деньгами. Есть масса иных способов. Можете что-то детишкам рассказать как специалист — расскажите. Можете привести того, кто может рассказать — приведите. Можете своими связями «покрышевать» их от департамента образования — сделайте это. Если вы нашли для своих детей школу, которая в принципе вас устраивает — делайте для нее все, что можете. Перед заключительными этапами реформы, я буквально каждую неделю разговаривал о ней с самыми разными людьми. И они все давали мне одну и ту же оценку. По оценке специалистов, на конец нулевых годов школой в России была каждая седьмая. Или каждая шестая, седьмая, восьмая. Эта цифра зависела от оптимизма говорящего, но все они выделяли какую-то долю школ, где действительно учили. И образование детей во все большей степени становится ответственностью родителей. Домашняя школа — подполье. Платная школа — неизбежность Роль домашнего образования сегодня получается гипертрофированной, а это нехорошо. Оно имеет свои плюсы, конечно, но в целом его популярность — от несчастья. Что-то дурное должно случиться со страной, чтобы домашнее образование стало массовым. Все последние годы лучшие московские учителя норовили отползти от школы. Они брали минимальные нагрузки и уходили в репетиторство, где за один день зарабатывали больше, чем за месяц школьной работы. И те родители, кто все-таки хотел учить своих детей, а не натаскивать их на ЕГЭ, тоже поневоле перемещались к репетиторам. Но, увы, родители тоже разные. Сказать, что они все одинаково понимают ценность образования для своих детей, значило бы сильно приукрасить действительность. Не морочьте ребенку голову, не надо нагружать его домашними заданиями. Держите его, чтобы он сидел тихо в классе, а потом дайте ему аттестат и отстаньте навсегда — к сожалению, так думают очень многие взрослые. И поэтому я — сторонник сбора всех сил, какие есть. Сторонник того, чтобы родители, которые действительно хотят для своих детей образования, не уходили в домашнее подполье, а объединяли усилия вокруг уцелевших школ. Это надо делать. Школы умрут без вас, а вы без них, так что это обоюдный интерес. Надо отдавать себе отчет, что среднее образование будет все больше становиться платным — это неизбежно. Не надо по этому поводу слишком уж печалиться. Помните? Еще в советское время говорили: «Кто лечится даром — тот даром лечится». Или: «Кто учится даром — тот даром учится». Нужно создавать цивилизованные инструменты для работы в новых условиях. Нужны образовательные кредиты, нужны меценаты, нужны фонды поддержки талантливых детей. В общем, нужны вещи негосударственные, но способные смягчать пробелы в государственной политике. Смягчать не фронтально, а именно по конкретным направлениям, для конкретного способного ребенка, в конкретном квартале, где набралось два десятка не просто умных, а активных умных отцов и матерей, которые сбились в кучу и держат на плаву местную школу. В 1981 году мне довелось съездить в Польшу. Там тогда была страшный кризис; в Варшаве было два предмета в свободной продаже: из непродовольственных товаров — цветы, из продовольственных — уксус. И поляки рассказали мне чудесный анекдот: «Какой выход из создавшегося положения? Выходов два — один более вероятный, другой менее вероятный. Более вероятный заключается в том, что с неба спустятся ангелы и все нам устроят. Менее вероятный — что мы сами что-нибудь сделаем». Этот анекдот — про нашу сегодняшнюю школу и про нас. Записал Михаил Боков http://www.pravmir.ru/aleksandr-privalov-obrazovanie-pogiblo/.