• Теги
    • избранные теги
    • Люди812
      • Показать ещё
      Страны / Регионы955
      • Показать ещё
      Разное1070
      • Показать ещё
      Формат51
      Издания20
      • Показать ещё
      Компании219
      • Показать ещё
      Международные организации61
      • Показать ещё
      Сферы8
      Показатели4
27 апреля, 23:34

Текст: Молния—Ленин ( Александр Проханов )

Беседа с лидером движения "Суть Времени" Сергеем Кургиняном Александр ПРОХАНОВ. Сергей Ервандович, я думаю, что у Ленина странная судьба: у этого имени и этой фигуры и в советский, и в постсоветский период. Мне кажется, что эта личность, это имя не нашло себе "гнезда". Оно всё время меняет это гнездо, оно пульсирует в контексте русской истории — как советской, так и постсоветской. Казалось бы, сегодняшняя Россия уже во многом примирилась со Сталиным. Категория "православный сталинизм" вызывает всё меньше и меньше возражений.В некоторых монастырских кельях висят портреты Сталина. Победа, которая связана со Сталиным, всё больше...

27 апреля, 11:27

Беседа Александра Проханова с Сергеем Кургиняном // "Завтра", №17, 27 апреля 2017 года

Молния — ЛенинБеседа главного редактора газеты "Завтра" с лидером движения "Суть времени" Сергеем Кургиняном.продолжение, начало здесь[Александр Проханов:]— А интересно, сохранились какие-нибудь, хотя бы малые, свидетельства того, как Ленин сам себя ощущал? Потому что у него же не было автобиографии. Были его биографы, но они были все мелкотравчатые. Вот посмотрим, если Ленин — гегельянец, а если гегельянец — это теоретик духа в истории…[Сергей Кургинян:]— Да.[Александр Проханов:]— …а если духом в истории России конца XIX — начала XX века была революция, то, значит, Революция сделала Ленина, а не Ленин сделал революцию.[Сергей Кургинян:]— Конечно.[Александр Проханов:]— Значит, Революция искала, в кого бы вселиться…[Сергей Кургинян:]— Конечно.[Александр Проханов:]— Она рыскала. Рыскала, выбирала многих людей, в кого-то она вселялась на секунду, в кого-то на месяц, а в Ленина она вселилась тотально, она свила в Ленине своё гнездо.[Сергей Кургинян:]— Она делала ставку, как птица или женщина. Такая, блоковская: "и медленно пройдя меж пьяными". Она думала: "А в кого мне залезть, от кого мне родить? От этого, от этого, от этого?".[Александр Проханов:]— И она вселилась в него. Причём она вселилась в него в своей сумасшедшей полноте, потому что, мне кажется, русская революция как раз и подняла со дна русской истории все остатки, которые в ней были. Те, о которых мы говорили: там были и сказки, и пугачёвщина, и старообрядцы…[Сергей Кургинян:]— Хлысты…[Александр Проханов:]— …хлысты, молокане — там все были. И, конечно, были суперумы: и Чаадаев, и Данилевский… Значит, она ворвалась в него со всеми этими могучими тенденциями. И евреи туда же подключились, евреев захватил этот гигантский русский поток, потому что их нельзя было не захватить — они плавали уже на поверхности русской истории.И мне кажется, что по мере того, как история СССР развивалась и цементировалась, Ленина в ней становилось всё меньше и меньше, Сталин отсекал из этого стихийного революционного Ленина элементы, которые не помещались в его красный империализм. И интересно, что осталось от Ленина? К 1941 году что осталось: только его мумифицированное тело или что-то ещё? Вообще, что на сегодняшний день от Ленина осталось? Ведь вы говорите, что есть аналогия с сегодняшними днями. Являются ли сегодняшние дни предтечей русской революции? Или, несмотря на все смуты, на все неурядицы, на отсутствие развития, русская революция ещё дремлет, она не наступила? Если она не наступила, если ей не суждено взрыхлить всю эту почву, то нет и Ленина.[Сергей Кургинян:]— Мне кажется, что русская революция всегда очень сильно связана с русским отчаянием. Непонятно, кто вселился в Ленина: Революция — эта отчаявшаяся Россия, как метафизическое явление, как великая странница. Как бы она внутри себя оказывается беременной этой революцией и новым проектом, потому что понимает, что прежний исчерпан. Она хочет жить, а в пределах определённых парадигм, моделей или схем она уже жить не может.И это русское отчаяние, что жизнь кончается, а хочется её продолжить, — оно как бы и начинает бродить. Причём русские улавливают это раньше, чем это происходит. Вроде всё ничего, но японская война, что-нибудь ещё — симптомы. И какой-то дух в русских понимает, что уже смертью пахнет, пахнет смертью. Всё вроде хорошо: и дороги строятся, и что-то развивается, и сам он пишет "Развитие капитализма в России", и сам же он пишет, что если Столыпин пойдёт путем Бисмарка, то мы никакой революции не увидим, ещё сто лет тут будет старая Россия. А внутри — чувство смерти. Ощущение живого, чувствующего смерть.Я же помню: "Эти мерзавцы — Ленин, Троцкий, Сталин". И мне уже в 1992-м сущностно, внутренне — всё равно. Потому что непонятно, будет ли Россия вообще жить или нет — тут не до частностей, не до отдельных личностей. Я лечу, уже не помню куда, и в самолёте начинают документально показывать этих людей. Я просто смотрю документальную съёмку. Может быть, они все очень милые, хорошие люди, в том числе Алиса Гессенская (хотя мои родственники считали иначе, говорили, что она масонка). Может быть, Николай — порядочный человек, да и все остальные очень милые. Но на этой документальной съёмке отчетливо видно, что это люди средние — со средним темпераментом, со средним пониманием. А потом ты видишь, как он начинает говорить — Ленин. И всё! Ты понимаешь, что это человек другого масштаба, не как они все.С евреями — опять-таки запрещённая, идиотски запрещённая тема. Почти "Кто это сделал, лорды?". Фраза из "Макбета", когда Макбет видит призрак Банко. Он не верит, что это призрак, и говорит "Кто это сделал?", то есть, кто это одел простыню и ко мне пришёл под видом призрака. Здесь то же самое: кто это сделал? Сидели они в своих местечках, и многие считали, что им там и место. Сидели бы они там и сидели, и никаких проблем бы не было. Нет, их начали ассимилировать. Ну, ассимилировали бы, как во Франции, опять бы никаких проблем не было. Но их ассимилировали как? Только самых лучших и не полностью. Значит, если еврей поступает в университет, он должен сдать всё на пятерки (только самые энергичные там были), а потом ему говорят: "Батенька, врачом не будешь, будешь фельдшером". То есть из них делали специально подготовленный взрывной элемент. Так кто это делал? Ну, не Зубатов же это делал и не какой-нибудь дядя царя. Это кто делал? Исторический дух? Кто это такую штуку, такой замес-то создавал? Ну, сидели бы они в местечках или, наоборот, вошли бы они, как во Франции, в элиту — ничего бы не было этого. А это было.[Александр Проханов:]— Значит, это делали не люди, это делала история.[Сергей Кургинян:]— Да.[Александр Проханов:]— Потому что у евреев тоже огромная история.[Сергей Кургинян:]— Конечно.[Александр Проханов:]— Мы рассматриваем евреев, которые вошли в революцию как элемент революции. А революцию мировую можно рассматривать как элемент еврейской истории, это тоже определённый взгляд.[Сергей Кургинян:]— Ну, да. Но если говорить о Хомякове, то он-то рассматривал в связке зороастризм, иудео-пророков и русское православие. Вроде бы почвенный такой товарищ, да? Когда говорят "мессианство", когда говорят "стрела Истории", то начинают с зороастризма, и потом иудаизм, конечно, и… православие. Эти три силы, двигающие просто из круга в линию, в какое-то историческое напряжение, ожидание.[Александр Проханов:]— Это и есть человечность.[Сергей Кургинян:]— Да, это и есть человечность. Поэтому как выглядел этот замес, как он сам с ним работал? Он же в чём-то был близок к Сталину, а в чём-то нет.Теперь — что сделал Сталин, с моей точки зрения. Сталин понял, что ему нужно делать линейный мобилизационный проект. Ему надо за 10-15 лет подготовить страну к войне. Он взял и всю ленинскую сложность отсёк, с тем чтобы быстро сделать этот линейный проект. Кто его может за это упрекать? Мы выиграли войну, и ничего другого быть не могло.Я всегда предлагал альтернативную схему рассмотрения. Говорят, что он убил Кирова. А за что он убил Кирова? Мне отец говорил (он был достаточно крупный историк): "Слушай, Киров Сталину всех сдал, он ему всё рассказал про то, как его хотели делать, он сам за него выступил. Зачем ему трогать Кирова?". А теперь представим себе альтернативную схему, что Сталин не знает точно, кто это сделал с Кировым — оставим все эти сказки бытовые, и он не понимает, что происходит. Он единственное понимает, что он — следующий. И тогда, при всём его стиле, что он всегда спокоен, он бьёт в физиономию, выскочив из вагона, местных энкаведешников. Он просто стреляет куда угодно подряд, чтобы что-нибудь там убрать. И начинается вот это самое безумие — 1937-38 годы, которое потом он сам же осуждает.Значит, смысл заключается в том, что он начинает безумную ротацию кадров, переходит на совершенно новые проектные рельсы. И весь этот ленинизм, такой круглый или какой-то клубящийся, превращает в квадрат. И этот квадрат побеждает в войне. А дальше он сам не понимает, что с ним делать.Все говорят, что это глупая работа — "Марксизм и вопросы языкознания". Какая она глупая работа? Это очень глубокое произведение. Все эти пометки на его книгах, которые он читает. И на ленинских "Философских тетрадях"…Был вопрос, по каким вещам нужно изучать биографию. А постоянный интерес его к Лафаргу, включая то, что дочь Маркса и Лафарг покончили жизнь самоубийством, — он всё время об этом думает. И одновременно он думает, прав ли Лафарг, который говорит о Прометее совершенно особенным образом. Просто — увы и ах! — первый инсульт Сталина это, видимо, 1943-й год, и как он потом волок государство на себе — это вообще отдельная загадка.А Ленин начала 20-х годов — это уже Ленин, который продирается сквозь какие-то болезни, сквозь колоссальный груз текущих дел, которые надо делать, поскольку каждую минуту всё может рухнуть. И при этом всё время думает о том, как выйти на абсолютно новый качественный рубеж. И, казалось бы, либо смерть Сталина, либо победа в войне должны были дать импульс опять туда, на новый качественный рубеж. Но Сталин-то (и я думаю, что не без неких оснований), очень уважая Ленина, ценя и восхищаясь им, сложно относился к партии. Он видел в этой партии что-то не то. И никто из нас не знает, какие он имел к этому основания. Видимо, глубокие. Но он же её не ликвидировал — он её отодвинул. А ленинская-то идея — действительное превращение партии в орден. Это Ленин хотел превратить партию в орден, а не Сталин. Что Сталин говорил об ордене меченосцев — это отдельный вопрос. А где религия меченосцев? А вот что Ленин хотел — это понятно: он хотел её посадить на гору, дать ей огромные полномочия. Там внизу, в долине, клубится жизнь, а на вершине сидит партия. Когда они видят, что жизнь не такая, они садятся на коней, спускаются вниз и — вешают, расстреливают, читают проповеди и так далее — меняют жизнь и снова уходят на гору. Только не огосударствить партию, только не огосударствить!Сталин её, естественно, огосударствил. Поскольку людей вообще не было, он их взял и расставил по местам. Кто был не способен — расстрелял или отодвинул. Остальных засунул, и они сакрализовали каждый гвоздь и каждую машину. Если Сталин сам расписывал каждую смену на особо сложных станках, то можно представить, какая картина? Они все ушли туда. Как их за это осудить? А если бы они туда не ушли, если бы не было Кагановича и разруха на транспорте длилась бы дальше, то что бы мы делали в войну?[Александр Проханов:]— Конечно.[Сергей Кургинян:]— Они всё это сделали. Но они сделали это за счёт огромного упрощения системы. Они сделали её способной к рывку за счёт огромного упрощения. А, оставив её в этом упрощённом состоянии, Сталин в каком-то смысле — не выведя её из этого в последние годы — обрек её на дальнейшую деградацию. На нём вся слава великой победы, на нём вся слава индустриализации, но на нём и то, что… Хрущев — это чей человек? Он оставил команду, которая если его и не убила (а я думаю, что она его убила), так, по крайней мере, она стала на него гадить ― ещё и труп не остыл. Это тоже вопрос преемственности власти. Как мне китайцы говорили: Сталин сделал всё, кроме преемственности власти. Преемственность власти — это огромная сила. А что такое преемственность власти? Это либо масоны, либо какой-то другой орден, не важно — православный, либо красный, но это что-то, не зависящее от личности.[Александр Проханов:]— Как от конечной жизни.[Сергей Кургинян:]— Да, да, вот оно длится дальше — куда, куда? И Сталин, конечно, гораздо больше связан с жёсткими энергиями кавказского духа. Он обожает Россию, но он вносит в неё вот этот замес. А Ленин — это, конечно, другое.[Александр Проханов:]— Просто Ленин имел дело с русской стихией в основном.[Сергей Кургинян:]— Да.[Александр Проханов:]— А Сталин имел дело с мировой стихией. Он принёс русскую стихию в жертву мировым стихиям, поэтому он выиграл Победу. Это исторический политический лидер. И Чемберлен, и Запад, и Гитлер — вся эта огромная масса, с которой ему пришлось сражаться и одолевать её.А ты считаешь себя творцом нового левого проекта?[Сергей Кургинян:]— Я-то считаю, а время покажет. Это мои амбиции.[Александр Проханов:]— Я тебя считаю творцом нового левого проекта, единственным человеком, который в сегодняшней левой России, а может, не только в России — в левой Европе занимается реальным левым проектом. Ты его теоретизируешь, проектируешь, ищешь носителей, создаешь Лонжюмо своё…[Сергей Кургинян:]— Ищу традицию…[Александр Проханов:]— В твоей деятельности Ленин — кто? Ты обращаешься к нему? Он для тебя опора? Он для тебя вдохновение? Или он для тебя предупреждение? Или он для тебя талисман? Кто он для тебя?[Сергей Кургинян:]— Для меня Ленин — это трагическая фигура, обнаружившая тщету Запада. Трагически обнаружившая, как какую-то часть себя. Для меня Ленин — это человек, который изменялся при обнаружении того, что вот кинули, предали. Для меня Ленин — это человек, который, свято веря в Маркса, вдруг начинал менять себя и эту веру. Я не знаю, с кем это сравнить в истории, потому что там даже Савлу-Павлу приходил свет на пути в Дамаск. А Ленин это делал сам. И, конечно, для меня Ленин — это человек, который на "ты" с Историей. "Только двое стоят у подъезда, только двое — он и она", — почему-то я вспомнил эту советскую песню. Двое у подъезда, где вход в новую эру — он и она. Он её видит по-настоящему. Сколько бы Бухарин ни говорил, что он слышит шаги истории, — это всё метафоры. А Ленин их действительно слышал. Для меня Ленин — это прямая мистика и визионерство истории. Он эту историю и Россию как историю — видит. Он её видит, как Блок.[Александр Проханов:]— Ленин возник, существовал и действовал в момент, когда русская государственность, проявляя свой очередной синусоидальный цикл, падала в тьму, в пропасть. И его левый проект рождался, по существу, на пустоте, когда весь предшествующий проект был израсходован. Отсюда была гарантия того, что его проект будет реализован. Он не сталкивался с неким новым проектом, у России в ту пору не было ни одного другого проекта. Ленинский левый проект был единственным.А теперь, согласно моим представлениям, русская история вынырнула из тьмы 90-х, и начинает взрастание. Если верить, что история и государство больше, чем личность, и что она имеет имманентные свойства в русской истории и русском времени, то сегодняшнее государство, каким бы оно иногда ни было ущербным, порочным и остановившимся, — оно всё равно находится на фазе взрастания. Так как заниматься левым проектом на фазе взрастания государства? Левый проект будет ломать это государство? Либо можно встроить этот левый проект в эту взрастающую синусоиду?[Сергей Кургинян:]— Я считаю, что будущее за лево-консервативным альянсом. Впервые в истории! Никогда этого не было. Всегда левые хотели с либералами, поближе к демократам… Нас же сейчас интересует лево-консервативный альянс. Потому что, во-первых, левые — те, которые сейчас существуют на Западе, — это либо безумно беспомощные осколки сталинизма, ну совсем маленькие, либо гомики…[Александр Проханов:]— Инфернальное что-то.[Сергей Кургинян:]— Что-то инфернальное такое, клубящееся — в этом смысле. А нас интересует роль Сталина, и классическое левое движение с его моральностью, и Ленин.Вот все говорят про "стакан воды", про Коллонтай… Да он им по рукам как дал! Уже он дал, я не говорю о Сталине. Они как только заговорили о какой-то свободе — "Молчать! В консервативной России сейчас вы мне тут будете говорить о какой-то свободе! Цыц!". И они замолчали. Потому что он понимал, что ему-то надо этот семьелюбивый народ каким-то способом брать, с ним связь строить. А зачем ему эти бабы с их сумасшедшими идеями о свободной любви, лесбиянстве и о чём-то еще?Значит, во-первых, эта левая классика должна быть отделена, освобождена от полной ортодоксии и от этого извращения. Есть левый постмодернизм, есть левый контрмодернизм, а нужен, скажем, сверхмодернизм.Во-вторых, какие-то совершенно другие константы состоят в том, что если взыскующие — это Россия, а место России в мире — это целостность, то русские — это и есть гарант того, что будет какая-то целостность, что не будет это всё дробиться на части ("музыку я разъял как труп"), а будет целостность, всё время будет искаться внутри. Это грезы Гёте, Гумбольдта, очень многих. Но это русский дух. Немецкий ушёл, а русский остался.Если сейчас — эпоха целостности, то эта целостность должна проявляться, предположим, целостностью науки и культуры, образа и понятия, то есть возникает какой-то колоссальный новый интеллектуальный синтез. Есть люди из левого проекта, о которых вообще никто не говорит, например, Вальтер Беньямин. Он быстро умер, он отказался от своих друзей, Шолема и других, которые с Израилем начали дружить. Он всё время говорил, что исторический материализм Ленина прав, но он прав потому, что под столом сидит карлик по имени Теология и дёргает этот исторический материализм за ниточки, поэтому он безошибочно делает шаги на шахматной доске. Если мы этого карлика-Теологию не увидим, говорит Беньямин, то весь исторический материализм бессмыслен. И это тоже марксизм. Это не гомики, не постмодерн, не какие-то полулиберальные бредни — это сильная страсть, которая меняет состояние исторического материализма.[Александр Проханов:]— То есть, грубо говоря, справедливость, но божественная, сталинизм-ленинизм, но православные.[Сергей Кургинян:]— Если говорить об этом, то да. Теперь о том, к чему ближе большевики. Большевики ближе, если говорить о твоей модели, к Святой Руси и московскому проекту, чем к питерскому. Как ни странно. Ведь они все вроде бы ориентированы на Запад, "хотим туда", но по внутреннему духу… Большевики ведь что сделали? Никакой император, даже Пётр не мог ответить: "Да, мы будем очень большими, а чем мы другие?". Да, есть завещание Петра Великого (фальшивка или нет — неизвестно), где были какие-то слова, что мы потом повернёмся к Западу задницей. Но так и не сумели! Всё это как бы было вроде и другим, но тем же самым Западом. А Московское царство понимало, что оно другое, что оно — Византия. И большевики твёрдо понимали, что никакого отношения к буржуазному Западу они не имеют. Они сначала считали, что он беременен Красной революцией. Но как только они увидели, что этого нет, сказали: "Ты — чужой".Настоящее фундаментальное антизападничество и холодная война возникли только на основе большевистской идеологии и не могли возникнуть на основе идеологии Российской империи, потому что только при большевиках возникло 2-е место и настоящая сверхдержавность. Все эти компоненты надо вернуть.Я без всякой вражды отношусь к романовскому проекту и к Петербургской империи, в ней тоже можно увидеть много интересного, она не так проста: и Таганрог, и Николай I, и Пушкин — там что-то есть, там что-то внутри этого клубится, настороженно-антизападное. И, конечно, для меня сейчас безумно много значит Ломоносов. Потому что Ломоносов в своей дискуссии с норманнской теорией выдвинул совершенно потрясающие концепции русского генезиса. Но эти концепции потом замолчали. И даже вроде антинорманны — Татищев и прочие — это всё мелочь. Единственная по-настоящему крупная фигура — Ломоносов, ближайший сподвижник Елизаветы. Есть ещё русская романовская нитка.Ломоносов там говорит, что мы-то от Антенора, мы не Эней, который создал Рим, а мы от Антенора, который ушёл в Падую, из Падуи в Балтику и далее. Это оправдание Рюриков не как варягов, а как чего-то другого. Это очень большие древности истории. Вообще Ломоносов сказал впервые, что у русских — мировая древнейшая история, которая тоже должна быть включена в этот контекст.[Александр Проханов:]— Московское царство, московский проект связан с тем, что перенесли топонимику Святой земли под Москву и создали Новый Иерусалим. В этом квинтэссенция московского периода. Мы отняли у Запада, да и у Византии право называться колыбелью христиан, православия, христианства — вот что сделал московский период.А что сделал романовский период? Он, по существу, провозгласил теорию русского глобализма. И вот то, что ты говоришь: Ломоносов, который сказал, что нет, история является не норманнской, а русской, и этруски — это русские, по существу, — это создание русского глобализма. И большевики тем же самым занимались.[Сергей Кургинян:]— Конечно. Там даже не этруски, но энеты — точно. Энеты, Пафлагония, этот Антенор, Падуя. Кстати, был такой Ларуш, который нас во всём этом упрекал. А Ломоносов фактически говорил: "Смотрите, вот оно". И никто после него не осмелился. Либо совсем сумасшедшие, либо никто. Все отъехали от этого. Но всё-таки мы же должны понимать, что Ломоносов — гений, и что так просто, на пустом месте, он говорить всё это не будет.Значит, у этого всего есть русская тайна, уходящая ещё глубже. И с моей точки зрения, здесь говорить надо о том, что классический Запад — это Великая Мать хтоническая, в конечном итоге уходящая в Змея, а Запад русский — это Великая Мать светлая, солнечная. Но именно Мать, Родина-мать и всё прочее. А соответственно, это кузнечный миф, это миф змееборческий. И там, и там это уходит в колоссальные пласты древности, которые ещё не изучены. И сейчас, в отличие от большевиков, которые "прыгали" в утопию, мы говорим: "Дудки, пока мы всю эту нить не соединим (в этом огромное значение твоей "Пятой Империи") — пока мы её дальше не продлим, и сюда не продлим, мы вперёд не двинемся. Мы так просто "прыгать" не будем. Мы всю свою традицию возьмём, синтез её нащупаем.[Александр Проханов:]— Что и сделал Ильич.[Сергей Кургинян:]— Да.[Александр Проханов:]— Кстати, у Рериха картина — Гималаи, или Тибетские холмы, или горы, и из-за этой цветомузыки гор поднимается огромное малиновое светило. Когда ты вглядываешься в него, видишь, что это — Ленин. То есть, по существу, он тогда написал "Восход Ленина". Я думаю, что мы переживаем время, когда из-за холмов этого Межцарствия будет восходить Ленин. Давайте дождёмся с тобой восхода Ленина.

27 апреля, 11:25

Беседа Александра Проханова с Сергеем Кургиняном // "Завтра", №17, 27 апреля 2017 года

Молния — ЛенинБеседа главного редактора газеты "Завтра" с лидером движения "Суть времени" Сергеем Кургиняном.[Александр Проханов:]— Сергей Ервандович, я думаю, что у Ленина странная судьба: у этого имени и этой фигуры и в советский, и в постсоветский период. Мне кажется, что эта личность, это имя не нашло себе "гнезда". Оно всё время меняет это гнездо, оно пульсирует в контексте русской истории — как советской, так и постсоветской. Казалось бы, сегодняшняя Россия уже во многом примирилась со Сталиным. Категория "православный сталинизм" вызывает всё меньше и меньше возражений.В некоторых монастырских кельях висят портреты Сталина. Победа, которая связана со Сталиным, всё больше приобретает религиозный, христианский православный характер. В этом смысле христианизируется и сам Сталин, и та часть советской эры, с которой был связан Сталин. А вот Ленин — нет, он не помещается. А может настать такое время, и настанет ли оно в принципе, когда будут говорить о "православном ленинизме"?[Сергей Кургинян:]— Я думаю, Александр Андреевич, что да. По ряду причин. Ведь невозможно совсем отделить Ленина от Сталина.Я как раз не против — мне вполне достаточно Сталина, в том смысле, что советский период велик, что в нём есть ценности. Я понимаю, как это происходит, потому что Ленин — это революция, то есть отмена всех констант, а Сталин — это стабилизация, то есть постреволюционная эпоха. Это такой красный Наполеон. Но Сталин боготворил Ленина, и разорвать связь между ними и сказать, что Сталин уничтожил ленинское наследие, — невозможно. Потому что у истории есть какая-то её правда.Это первое. Второе: всё-таки Ленин основал советское государство. Если советское государство — ценность, то это выводит на мою давнюю дискуссию с околопутинскими православными антиленинистами, которые говорят: "В Мавзолее лежит смутьян". А я говорю: "Там лежит не смутьян, а основатель советского государства".Ну, и третье, может быть, самое серьёзное — это выяснение отношений между Российской империей и Советским Союзом. Империя, как ни крути, находилась на 5-м месте в мире, то есть была в полной зависимости: если Запад против неё объединится, то она проигрывает. Она должна была играть либо с Францией и Англией, либо с Германией, либо с кем-то ещё. Советский Союз вывел страну на 2-е место и впервые создал настоящий сверхдержавный паритет, суверенитет. Этого никогда бы не произошло, если бы не было революции. В этом смысле революция, при всех её ужасах, — а революция всегда ужасна — была провиденциальной, она как бы выводила из некоего тупика.Я долго разбирался с этим тупиком, потому что существует безумная путаница в цифрах. Вот, к примеру, говорят, что "при Николае II был огромный рост". Не было при Николае II роста! Рост реально был при Александре III. Вот тогда действительно изумились, и вдруг возникло ощущение, что если так будем развиваться дальше, то мы впереди всех. При Николае II в 1900-е годы было падение, был мировой кризис, и Россия была его частью. Дальше всё это стабилизировалось на 3-4 процентах, и стало ясно, что будет проиграна русско-японская война, потом — что-нибудь ещё. И это ощущение разлитой безнадежности в царской элите — оно и породило в конечном итоге крах.Ленин же пришёл уже по ту сторону краха, он не организовывал крах. Он, может быть, и старался, но он был так мал, что не мог ничего сделать. Он был единственной точкой новой державности, вполне утопической, но задевавшей какие-то сущностные центры в русском народе, и в этом смысле он всё это каким-то образом в себя вобрал.Мои знакомые, которым я по-настоящему верю (части из них уже нет), говорили следующее: "Пусть нам не рассказывают баек, мы читали первичные документы… Ленин приехал в 1917-м году абсолютно здоровым человеком". Абсолютно! Потом — эта пуля и писчий спазм, то есть огромное напряжение при письме, которое дало первый инсульт, а уже дальше всё развивалось — конечно, он болел. Но приехал он абсолютно здоровым человеком. Он сгорел за несколько лет, потому что существовал в ситуации абсолютной неопределённости. А Сталин был достаточно больным человеком, и хотя он очень долго и ужасно много работал, но уже была система, он уже работал в системе.Дело именно в этой стратегической неопределённости, в которой Ленин должен был каждую минуту крутиться.И действительно, читаешь то, что Ленин говорит после Февраля, и что говорят остальные, — и понимаешь, что стратегически только Ленин понимает, что происходит. Больше никто. Революционеры уже вернулись из ссылок, с каторги (те, кто был в России) — и сразу начали и с Временным правительством дружить, и со всеми, с кем только можно. Ленин находится далеко, но стратегически видит ситуацию каждый день. Он единственный, кто её видит по-настоящему. И, конечно, этой революции без Ленина бы не было.[Александр Проханов:]— А как далеко ленинизм продвинулся в советском проекте? Ведь советский проект кончился. Нельзя же говорить, что до последней секунды существования советского проекта существовал ленинизм. В какой-то момент он либо остановился, либо замедлился, либо сменился чем-то другим, скажем, сталинизмом. Я слышал утверждение, что Сталин обожал Ленина. Конечно, это было так, он его, по-видимому, обожал.[Сергей Кургинян:]— Он его окружение ненавидел.[Александр Проханов:]— Но как можно любить человека, который создал вокруг себя мощную среду, сформировал её, и, по существу эта среда была истреблена, а ядро оказалось обожаемым? Или, может, какая-то часть этого ядра была обожаема, а какая-то часть была отвергнута Сталиным? Это тоже интересный момент.[Сергей Кургинян:]— Например, Троцкого он ценил. Он чувствовал в нём какую-то силу.[Александр Проханов:]— Сталин?[Сергей Кургинян:]— Да. Он его ценил. Он его как бы и выпустил.[Александр Проханов:]— Ну, он его потом немножко переоценил.[Сергей Кургинян:]— Потом он его переоценил — это другой разговор. Это политика, да. У меня есть новая пьеса, где они разговаривают: "Ты, Лёва, извини меня" — "Да что уж там, не ты — так я".Так вот, там уже шёл мужской спор. Всех этих Бухариных, Рыковых и прочих — он их презирал. Он не верил в них по-настоящему. Какая-то часть этого революционного наследия (а он сам был революционером, но понимал, что с этим надо кончать, просто завязывать) — она не хотела завязывать. И тогда он завязал с ними.[Александр Проханов:]— Ты говоришь о стихии, об энергии этих людей, может быть, о безумии революции, которая протянулась за горизонт. Мы говорим о ленинизме. Это не психология, это теория, это концепт, это, по существу, модель мироздания, это другое человечество — вот что такое ленинизм.И как далеко этот ленинизм прошёл в советское время после 1924 года? 1925 год был годом ленинизма?[Сергей Кургинян:]— Нет, уже нет. Был вторичный, суррогатный, уничтоживший Ленина "ленинизм" Хрущева. Когда они начали от Сталина отказываться, а от партии нет, то они как бы возвращались к Ленину. Но что они под этим понимали, при чём там был Ленин? Они цеплялись за разные вещи: то за НЭП, то за что-то ещё. Ленин находился между двумя группами: между группой (условно) Богданова, Горького, Луначарского и прочих, которые говорили, что надо довести коммунизм до религии (и я считаю, что так и надо было сделать), религии человека, человека как строящегося Бога — "богостроительство" это называлось. И группой чисто атеистической, которая говорила, что всё это ерунда, что нужно вернуться к абсолютно чистому атеизму. Ленин был вначале ближе к этому атеизму. Но уже где-то к 1920 году он сильно задумался и создал Общество друзей гегелевской философии (он называл их "материалистическими друзьями"). Но как только произносишь имя Гегеля, то о каком материализме можно говорить? Ленин начал двигаться через Гегеля, он понимал, что на чистом атеизме государство в России не построит. А Гегель — это что? Это религия истории и Духа вместо религии личностного Бога — там же всё очень близко.Поэтому ленинизм настоящий, поздний — он, конечно, связан с этим, и он связан с твёрдым намерением Ленина не огосударствить партию. Любой ценой добиться неогосударствления партии. В этом смысле Ленин повторял то, что сейчас делает (как ни странно это прозвучит) Иран. Когда есть священный город Кум как религиозный традиционалистский центр, и муллы, и стражи Исламской революции — вместе. Между прочим, с тяжёлым вооружением — вот это всё иранский религиозный кулак. А есть светский Тегеран.Так вот — Ленин никогда не хотел, чтобы партия огосударствилась, он понимал, что в этой ситуации место конфликта между буржуазией и пролетариатом займёт конфликт между управлением и пролетариатом. Не между капиталом и трудом, а между управлением и трудом. Он этот конфликт чувствовал, чувствовал, что это будет реставрацией буржуазии. "Как нам реорганизовать рабкрин", "О нашей революции" — все его последние статьи о том, как не огосударствить партию. А это очень далеко идущая вещь. Если партию не огосударствлять, и вместе с тем она — власть, то она — только Церковь, она ничем другим быть не может.[Александр Проханов:]— А зачем огосударствлять партию, когда Ленин отрицал государство? Я и хочу понять, в чём ленинизм? Значит, ленинизм в его представлениях о государстве был описан в работе "Государство и революция", где на государстве ставился крест. Значит, можно организовать социум помимо государства, можно организовать социум вне страт, можно организовать социум вне семьи, и это всё кончилось с момента Красного террора. Для реализации Красного террора потребовалась суперцентрализованное, мощное, военизированное государство. Значит, ленинизм кончился именно на этом? Есть Ленин до революции, есть Ленин в момент революции, есть Ленин сразу после революции, есть Ленин победившего революционного процесса — и где же ленинизм? Все эти четыре формы — это есть ленинизм?[Сергей Кургинян:]— Они все колебались. Марксу шли одно за другим письма от Бисмарка, где он пишет: возвращайся, мы сделаем немецкий социализм, а ты мне очень нужен как консультант. Приезжали посредники. Но Маркс отказался. Он сказал: "Нет, не буду, государственный националистический марксизм не будет существовать". А соблазн был велик. Ленин безумно ценил государство, хотя всё время говорил о его отмирании, отрицании. Он внутренне очень понимал, как оно устроено, и ему его очень хотелось. Одновременно с этим он декларативно говорил: "Нет-нет, его не будет". Когда они его получили, все вместе — они в него просто влюбились.Один мой дальний родственник, который был вполне, если говорить по-коммунистически, реакционно настроен (но он строил тогда Красную армию), он говорил: "Великим князьям и всем прочим Россия не нужна, они готовы её на что угодно разменять, а Троцкому — нужна. Я не знаю, что он такое говорит, какая-то "коммунистическая мировая революция". Да какая разница — ему нужна армия! Давайте сделаем армию". Дальше делал паузу и говорил: "А когда мы сделаем армию, не будет Троцкого". Это был "символ веры" той части консервативной аристократической элиты, которая пришла к Ленину. Они почувствовали в нём жажду (которую перенял Сталин, конечно) большой государственности при полном риторическом отрицании её. В этом смысле, с одной стороны, человек всё это наследует — державность и всё остальное, с другой стороны он её как бы отрицает. Ну, а потом возникло главное — можно было ещё отрицать эту государственность и всё прочее, пока существовала марксистская надежда на то, что сейчас начнётся революция в Германии, дальше во Франции, в Англии — и всё. Что победивший в тех странах пролетариат окажет нам помощь, и всё прочее. Но как только выяснилось, что мы живём в полном окружении — это уже другой Ленин.Все параллели, конечно, очень странны, но вот Путин. Он — западник. Он чего хотел: чтобы мы вошли в НАТО, чтобы были западной державой, но сильной западной державой, глядишь (шёпотом) — первой, а там, глядишь, и Америка подвинется. А когда ты вдруг видишь, что Запад тебя просто отторгает безумно, то что-то происходит сущностно, ты начинаешь что-то пересматривать внутри своей идеологии.Когда Ленин понял, что, по сути, его любимый Маркс провалился (а он никогда до конца марксистом не был, и Плеханов его обвинял в этом, он говорил "бланкизм", "бланкизм", "бланкизм"), — он поменялся, это уже другой Ленин. И когда он схватился за Гегеля — он же схватился за него потому, что ему нужно было обосновать эту государственность, ему надо было начать её строить. При этом, будучи противником государства на словах и надеясь на мировую революцию, как они все (но не так, как Троцкий, — он был в этом смысле посередине между Сталиным и Троцким), он же фанатически верил в развитие. В момент, когда идёт эсеровский мятеж и всё поставлено на карту, он посылает отдельные военные части и средства на то, чтобы строить электростанции. Это может сделать только фанатик, человек, который в развитие России верил фанатически. А как её можно развивать без государства? Это же невозможно! Поэтому, как только он понял, что его "кинули", что все марксистские прогнозы на мировую революцию отменены, в нём проснулся русский националист. Соответственно, имперский, который всегда мессианский, и все эти коды… Он любил Некрасова. Так прочитаем Некрасова — там много и про Бога. Вроде он был атеистом (он был ближе к атеизму, чем Сталин), но не до конца. Он и с индийскими какими-то вещами отчасти заигрывал, но больше всего — с Гегелем. И его роман с Гегелем, который был на фоне уже и болезни, два инсульта — это плохо…[Александр Проханов:]— Потому что Ленин был чрезвычайно русским человеком, он был интегрально русским человеком, и в этом интеграле ленинском уместился весь русский идеологический генезис, со всей…[Сергей Кургинян:]— …с анархизмом, государственностью, со всем вместе — этакий микс…[Александр Проханов:]— Там были волшебные сказки: там была сказка о ковре-самолёте, была сказка о скатерти-самобранке, сказка о молодильных яблоках, о живой воде. Я даже думаю, там была сказка о сером волке, в которого можно было обратиться, перевернувшись через плечо. То есть вся мифология древнеязыческая, этическая религиозная мифология России в нём была. Интересно было бы посмотреть, проследить, как она реализовывалась Лениным на практике. Конечно, в нём жил русский аристократизм, абсолютная рафинированность, абсолютная неподкупность служения своей идее, он был человек чести. Конечно, в нём жила русская интеллигенция и русская литература. "Лев Толстой как зеркало русской революции" — он прекрасно знал эту гигантскую мощь зеркала, которым является русская словесность, в котором отражается и небо, и земля, и преисподняя даже. Я повторяю: то, что Ленин уцелел в этот период и возглавил всю эту стихию, — это результат его интегральной русскости, конечно. И то, что он всё время лавировал между этими чудовищными потоками истории, как в виндсерфинге, и овладевал потоками — это результат его синтетичности. В нем было всё, даже то, чего мы, может быть, не знаем. В Сталине этого было гораздо меньше. Та часть ленинизма, которой не было в Сталине, была Сталиным отвергнута. И поэтому вернуть сегодня Ленина в контекст современной русской истории — это гигантская метаисторическая задача. Те, кто его выдавил и опять не хочет его впускать, — они совершают преступление перед русской матрицей. И, конечно, для русских интеллектуалов очень важно вернуть его, как мы это сделали со Сталиным. Сталин возвращён.[Сергей Кургинян:]— Я только сейчас наиболее серьёзно занялся двумя моментами. Первый — это, как ни парадоксально звучит, мы всё-таки говорим о русскости Ленина. Все копают у него другие корни… Я всегда говорил, что русскость — явление не этническое. Но даже если встать на точку зрения тех, кто ищет русскую этничность, то что такое Николай II? Да это, может быть, одна сто двадцать восьмая русской крови, а может — меньше.Вспомнилась знаменитая фраза Александра III (а он был человек с юмором, да и вообще, наверное, умнейший русский царь). Когда ему сказали, что, наверное, всё-таки Екатерина согрешила с Салтыковым, он перекрестился и сказал: "Слава богу, мы русские". А когда ему сказали: "Да нет, это всё-таки миф, и на самом деле это Пётр III" — он перекрестился и сказал: "Слава богу, мы законные".Так вот, эти бесконечные дискуссии царей с Долгорукими, Оболенскими, Мещерскими, то есть с теми, в ком была эта русскость (а это была небольшая группа внутри той элиты) — это огромная трагедия, что какие-нибудь обрусевшие немцы России вроде бы тоже поклонялись, но там не было этого нутряного чувства. В Ленине этого русского — очень много: той же Волги, ощущения разинского мятежа, одновременно и интеллигентности, и бунтарства — всё это вместе создаёт, конечно, фантастический сплав. И в этом смысле, конечно, когда он кричал на Дзержинского, Сталина: "Что вы ведёте себя как обрусевшие инородцы, которые хотят быть более русскими, чем…", он как бы говорил от себя. В нём проснулась ответственность за государство.Никто не понимает силу пережитого им удара, когда выяснилось, что эти холёные европейские страны, которые твердили: "Россия — слабое звено, порвите его, и мы сразу же сами сделаем революцию" — когда они "кинули". Когда оказалось, что они отказываются от коммунизма. И тогда Ленин сказал: "А русские приняли коммунизм. Так значит — это русский коммунизм". И это момент глубочайшей внутренней ревизии на фоне человеческой трагедии: всё, во что он верил и на что надеялся, — кинуло, обмануло. И с этого момента мы видим другого Ленина.[Александр Проханов:]— Может быть, даже раньше. Вот мой личный опыт: когда кончился Советский Союз, когда рухнул красный идеологический монолит, оказались распечатаны гигантские энергии, которые в нём сберегались или, наоборот, замуровывались; кончилась пора, пробирка разбилась, и штаммы превратились в эпидемии. То же самое, мне кажется, было с Лениным. Революция в нём, в Ленине, распечатала все русские стихии, включая декабризм Петра Пестеля (брат был повешен) и, как ты говоришь, разинщину, пугачёвщину, булавинщину, и эти сказки, аристократизм, и толстовское народничество, и в каком-то смысле Серебряный век с его исканием живой веры, живого православия. Ведь Серебряный век чаял революции, он взывал к революции, и он ждал Ленина. В нём, в Ленине, и махатма. То есть была распечатана в Ленине вся эта огромная накопленная русской историей масса, массив. И он встал.Ты же занимаешься левым проектом. А как ты считаешь, Ленин — это историческое явление? Или Ленин по-прежнему актуален? Он актуален как великая историческая память и эмблематика нашей страны, нашей родины? Или ленинизм с его представлениями о революциях, о классах, о методологии революционной — актуален?[Сергей Кургинян:]— Я считаю, что левый проект без Ленина бессмыслен абсолютно. Но вся проблема заключается в том, чтобы угадать этого Ленина. Вопрос не в том, чтобы от него отказаться. А угадать метаморфозу, которая там происходила. Есть достаточно банальный Ленин, может быть, хороший аналитик, экономист или юрист, который что-то видит. А есть человек, в которого вошла история. Когда в человека входит история, его личностный замес начинает играть…Вошедший в человека Дух Истории — он щупает там самые глубинные пласты его личности. Вот здесь, как ты говоришь, — брат, а вот здесь — Разин, а вот здесь ещё что-то, а вот здесь — вот это. И это всё начинает, внутри, крутиться. Это колоссальное преображение человека. Потому что в этот момент человек становится вместилищем Истории и какой-то колоссальной ответственности. Люди страшно меняются, когда они вдруг берут это всё в руки. А они брали это в руки именно в условиях революции. Значит, первое — это История, второе — Революция. Всё клубится.Идут постоянные разговоры, что убиты царские дети… Мы всегда говорили: "Опомнитесь, ну зачем ему это? Ему это не нужно". И вообще, на этих бескрайних просторах, где всё клубится, кто за что может отвечать? Теперь уже Следственный комитет говорит, если переводить его коротко, что вообще его отряды легли мёртвыми ради того, чтобы царя довезти. А потом уже пришли эти екатеринбуржцы. Которые, между прочим, там его родственника убили. Двоюродного брата, кажется. Там вообще клубилось бог знает что. Он, видимо, хотел волочь эту царскую семью в Москву и устроить нечто, как с Марией-Антуанеттой и Людовиком…Взять с этого политические дивиденды. Что ему от того, что они где-то лежат? Он в этом смысле всегда сохранял абсолютную стратегическую накаленность и прагматизм — это ужасно трудно делать. И он в этом смысле был прагматиком. Поэтому его отношения с царём, с семьёй и со всем прочим могли строиться только на основе высшего прагматизма, который заключался в том, что — да, может, убьём, но на Лобном месте, казним за народ. Перед этим будет суд, народ всё узнает. А чего там, где-то на задворках? Ну, как сейчас бы сказали, какая пиар-цена продукта? Никакая. С него же можно какую капитализацию получить! А он её всё время считал. И вообще это соединение мозга, который каждый момент считает практику, и абсолютной внутренней исторической накаленности, которая только мечтой движет, — достаточно разорвать эти два компонента сплава… Почему я считаю, что он важен: либо просто залезть в мечту и говорить, что у нас такие-то идеи, либо наоборот, сесть в нишу прагматизма и сказать, что никуда из неё не выйдем, — чтобы историческое движение России на сегодняшний момент оказалось оборвано.А мы сегодня переживаем эпоху такого же разочарования в Западе, какое было у Ленина. Ленин, разочарованный в Западе, и сегодняшняя разочарованность в Западе очень сходны. Уж как верили, уж как мечтали, уж как хотели "туда — туда — туда"! Тогда хотели в пролетарский Запад, а сейчас хотели в обычный Запад. И вдруг оказалось, что есть такое отторжение! И за этим вдруг угадывается не то лицо этого Запада, лицо, скажем прямо, Антихриста или чего-нибудь такого. И вдруг личность, которая вроде тянулась туда, она — раз! — получает отказ и начинает заново себя трансформировать. И если этот момент трансформации в русской истории сейчас не произойдёт, то мы либо натолкнёмся на какую-нибудь горячую войну, либо начнётся ломка государства.Поэтому это безумно важно — смелость. Вроде бы, я — марксист-марксист, а когда надо — то всё к черту, все догмы вылетают. И этот до конца неопознанный интерес к Гегелю, с его мечтами, и эти его выяснения отношений с Богдановым и Горьким по каким-то пунктам — всё это принадлежит сегодняшнему дню. Потому что никакого возвращения к ленинизму с Хрущёвым не было. Ленин, сделанный Хрущёвым ("Идут ходоки к Ленину" Евтушенко), — это карлик, сделанный под Хрущёва. С тем, чтобы два лысых человека как бы смешались, и ими можно было по Сталину бить, — сумасшедшая затея. А на самом деле большой-то Ленин так и не раскрыт.[Александр Проханов:]— По сей день.[Сергей Кургинян:]— По сей день. Где этот масштаб?продолжение

27 апреля, 11:12

Александр Проханов // "Завтра", №17, 27 апреля 2017 года

На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!".Корень квадратныйШон был щами. И одновременно он был корнем квадратным из минус единицы, что позволяло ему уклоняться от встреч со Станиславом Александровичем Белковским. Станислав Александрович Белковский носил лапти, и это помогало ему хлебать щи, не прибегая к столовым приборам. Он хлебал Шона до тех пор, пока обоим становилось невмоготу. И тогда они расставались. Помимо этого Шон был корнем квадратным, то есть он имел квадратный корень. Его корень имел квадратную форму, и Шон стремился сунуть свой квадрат во все дырки. Квадрат в них не помещался, и это терзало самолюбие Шона. Когда он приближался к Станиславу Александровичу Белковскому, то прикладывал к нему свой квадрат. Он стремился просунуть свой квадрат в Станислава Александровича Белковского. Иногда квадрат проникал, тогда корень Шона оказывался внутри Станислава Александровича Белковского.А ещё Шон был минус единицей. Это давало ему преимущество. Когда Шон изымал из себя минус единицу, то его не оставалось, потому что сам он был единицей. А когда Шона не оставалось, он становился невидимым, и Станислав Александрович Белковский находил его наощупь, беря в руки его квадратный корень. Квадратный корень Шона был липкий.Станислав Александрович Белковский в отличие от Шона был творец. Он умел воспарить. Он ложился на крыло и парил, потому что он был дельтаплан. Для строительства дельтаплана использовались древние ремёсла — технологии будущего. Он строился по тем же самым лекалам, по которым шили шёлковые камзолы маркизы при дворе короля Карла IX. У этих камзолов были потайные карманы, где можно было хранить подмётные письма и возбуждающие средства. Станислав Александрович Белковский, как никто, умел писать подмётные письма. Возбуждающие средства он всыпал в щи, которыми был Шон, и тот вскипал.Станислав Александрович Белковский не делал различий между звёздным небом над нами и беззаконием внутри нас. Чтобы определять свой жизненный путь среди звёзд, он пользовался астролябией, а чтобы творить беззаконие, он использовал Шона. В узкой компании, будучи подшофе, Шон рассказывал друзьям, что он произошёл из икринки, которую уронила на землю космическая рыба, прилетев из другой галактики и ненадолго задержавшись в Солнечной системе. Главный массив икры рыба отметала в созвездии Лебедя, и кто вывелся из этой икры — одному богу известно. Та икринка, из которой появился Шон, была последней, которая излетела из космической рыбы.Рост икринки и выведение малька сопровождалось трясениями, что привело к падению цивилизации инков. Разговорный язык инков отличался от их литературного языка, как кулебяка отличается от креветок в мандаринном соусе.Женщины любили Шона, но использовали его как увлажняющее средство, потому что считали, что на большее Шон не пригоден. И смеялись над его квадратом, показывая ему издалека свой круг. Шон стремился со своим квадратом навстречу кругу, который показывали ему издалека женщины, но, добегая, встречал пустоту. Этой пустотой неоднократно оказывался Станислав Александрович Белковский, умевший превращать одну пустоту в другую. И если одна его пустота стремилась к совершенству, то другая была преисполнена низменных инстинктов. Эти инстинкты заводили его в катакомбы человеческих отношений, и, выбираясь на свет божий из этих катакомб, Станислав Александрович Белковский выглядел общипанным. Всё у него было как-то набекрень: и нос съезжал к левой скуле, и обе руки у него были на правой стороне, а левая сторона пустовала, и деньги он в изобилии брал в долг, и с Шоном он вёл себя как старший партнёр по бизнесу. А Шон со временем всё мужал и мужал и увеличивал своё состояние до таких размеров, что оно уже не помещалось в крупнейших банках мира. Он запечатывал его в кубышки и зарывал в разных уголках своего сада.Сад был тенистый, и в этом саду водились феи. Одну из них звали Ольга Журавлёва. А другая, скромно потупясь, просила называть себя Дондуреем. Станислав Александрович Белковский знал тайну этого сакрального имени. Он знал много о древних богах, в пантеоне которых ему было уготовано почётное место. Он был богом тёмной материи, которая в изобилии водилась в театре на Таганке. Когда в этот театр под бурные аплодисменты вползал краб-отшельник, то всем было ясно, кто этот краб, но никто не решался назвать его имя. Имя же краба было Краб. Это был псевдоним, который взял себе настоящий краб, переводивший священные тексты с древневологодского на древнерязанский.Станислав Александрович Белковский овладел музыкой этих слов. С их помощью иногда вызывал Шона из небытия. Но тот, наученный горьким опытом, не появлялся. Когда Шон не появлялся, Станислав Александрович Белковский отправлялся на поиски Шона. С чёрного входа он входил в кабинеты вельмож, почивальни королев, в морги и анатомические театры и сам нередко ложился под нож. Когда однажды при вскрытии в нём обнаружили Шона, он не мог дать этому объяснения, и этот случай, описанный Гиппократом, вошёл в анналы античной медицины.Иногда умопостроения Станислава Александровича Белковского напоминали Коринфскую капитель, где вместо цветов фигурировали банковские счета. Сама колонна, поддерживая и не давая упасть тяжеловесной репутации Александра Глебовича Невзорофа, покоилась своим основанием на животе Ольги Журавлёвой, что не мешало ей танцевать в цирке на канате без страховочной сетки. Но отсутствие сетки под Ольгой Журавлёвой не означало отсутствия сетки, потому что сеткой был Шон. Когда Ольга Журавлёва срывалась с каната и падала, она попадала в Шона и задерживалась в нём. Шон нежно отделял Ольгу Журавлёву от колонны, от Коринфской капители и от Александра Глебовича Невзорофа и уводил её по коврам в опочивальню. Потом он ложился в постель, просил Ольгу Журавлёву сесть у него в изголовье и кончиком мышиного хвостика щекотать ему ноздрю. История их отношений осталась загадкой, и в ней было много белых пятен.Библиографы Станислава Александровича Белковского, как ни старались, как ни рылись в архивах, как ни расспрашивали современников, так и не могли узнать, что послужило причиной смерти Станислава Александровича Белковского, который и являлся настоящим Шоном, и был найден под утро среди своих пышных перин мёртвым. Его хоронили без почестей, без военного салюта, на маленьком островке Йонагуни, что вблизи Окинавы. На тяжёлом замшелом могильном камне можно было различить полустёртую надпись: "Под камнем сим таится Шон. Он был в постели удушён".Так окончилась жизнь этого отважного и бескорыстного странника, тень которого с тех пор лежит на западном склоне горы Момотомбо, что в Никарагуа. И тёмными ночами на этом склоне иногда раздаётся печальная песня одинокой, не находящей себе места души.

27 апреля, 11:10

Александр Проханов // "Завтра", №17, 27 апреля 2017 года

Запрос на справедливостьАтаки на государство российское усиливаются. Грохочут взрывы в метро. Протестующиевыводят детей на Тверскую. Санкции сжимают свой обруч. Американские танки движутся по Прибалтике к границам России. Продолжается демонизация Путина. Русофобы клянут русскую историю, русскую литературу, русское православие. Запад вновь нарекает Россию империей зла. Идёт холодная война, воспроизводя худшие проявления предыдущей холодной войны. Трусливые соглашатели боятся это признать, по-страусиному прячут головы, смотрят на мир в розовых очках: в розовом свете легче потреблять, воровать, наслаждаться. Военные, видя опасность третьей мировой, следя за вооружёнными конфликтами, которые разрастаются и покрывают землю трупными пятнами, повторяют слова царя: «У России есть только два союзника: её армияи флот». Но в холодной войне побеждают без авианосцев, космических группировок и танковых армий. Эта война сносит режимы, размягчая и расслабляя их настолько, что они падают, как подгнившее дерево. И тогда из этого дерева выползает множество жуков-точильщиков – солдат холодной войны. Советский Союз обладал великой армией, сильной спецслужбой, но он пал, сражённый солдатами холодной войны. Буря горбачёвской перестройки опрокинула могучее дерево, и до сих пор видны его изуродованные, торчащие в небо корни.У Советов была могучая испытанная пропаганда, дальнобойные радиостанции, монополия на печать и телевидение, армия пропагандистов, верных Кремлю историков и литераторов, которые стояли на страже советской идеи. Но враг подверг Советский Союз таким воздействиям, перед которыми вся эта мощь оказалась бессильной. И страну разгромили.Сегодняшняя Россия в десятки раз слабее СССР. Воздействия, направленные на нынешнюю Россию, в десятки раз сильнее, чем прежде. Нас сметут в одночасье, если заработает вся гигантская построенная Западом машина холодной войны, в которой появились элементы, немыслимые в прежние времена.В тылу у государства российского работает тучная «пятая колонна». Как червь,не подпольно, а открыто,она проникла в самое сердце государства. Насыщена блестящими политологами, остроумными журналистами, глубокомысленными философами. У этой пятой колонны есть телевизионные каналы, бумажные и электронные газеты, сайты и блоги, самая популярная в России радиостанция. Эту пятую колонну спонсирует Запад, о чём заявил Госдеп, ассигнуя на поддержку российской оппозиции миллионы долларов. Её спонсируют олигархи, для которых государство российское – последнее препятствие в их чудовищном воровстве и стяжательстве. Её спонсирует само государство, держа у себя на зарплате виднейших представителей либеральных кругов, расходуя деньги «Газпрома» на её вскармливание и взращивание.Интернет остаётся главным врагом России. Это гигантский термитник, наполненный ядовитыми насекомыми. Государство проигрывает интернету. Патриотических блогеров, поддерживающих государство российское, неизмеримо меньше тех, что господствуют в электронном пространстве. Сторонники государства– все в ядовитых укусах. Мой аккаунт в Фейсбуке был похож на осаждённую крепость, где я защищал от поругания высокие смыслы государства российского, русской культуры и веры. Там хранилась библиотека моих книг и статей, моих исповедей и проповедей с амвона. Эта страница в Фейсбуке была взломана бандеровским хакером по наущению российских либералов, которые мстили мне за мою недавно вышедшую книгу «Русский камень». Был похищен и уничтожен весь мой архив. На этой захваченной территории от моего имени стали появляться чудовищные материалы, где зловредные хакеры СБУ и их российские советники от моего имени печатали и продолжают печатать материалы, призывающие народ идти громить Кремль. Они стремятся подделывать мой стиль и манеру изложения. И немало легковерных патриотов ужасаются моему чудовищному преображению, не догадываясьо подделке.Я обращался в администрацию Фейсбука с просьбой закрыть фальшивый сайт, эту огневую точку, которая с тыла бьёт по Кремлю.Фейсбук– это американское детище, сетевая культура ЦРУ – не отвечает на мои жалобы и продлевает деятельность фальшивого аккаунта, что не помешало мне открыть новый, настоящий. Я обращался в Роскомнадзор, который шарит по интернету и отыскивает националистов, усматривая в их сентенциях угрозу существующемустрою. Но Роскомнадзор на мои зовы не откликается. И огнедышащий, ненавидящий Родину сайт продолжает палить, и на нём действует переодетый в мои одежды бандеровский пулемётчик, который бьёт по драгоценным для меня целям.Роскомнадзор, ты что, оглох и ослеп? Кто сидит в твоих офисах? Где расхваленные на весь белый свет русские кибервойска? Что случится, если начнётся в России ещё одна оранжевая революция? Если закипят Болотная площадь и Тверская улица? Страницы в Фейсбуке, принадлежащие самым видным патриотическим идеологам, журналистам и политикам, будут немедленно взломаны. И от их имени, используя их авторитет, последует обращение к народу ломиться через Каменный мост к Кремлю. Множество одурманенных, раздражённых людей пойдут за этими мнимыми вожаками. И случится непоправимое. Роскомнадзор, окстись! Закрой, наконец, чудовищную страницу в Фейсбуке, но при этом постарайся не уничтожить новую мою страницу. Кремль, отключи от своего финансирования твоих лютых врагов, которые уже достали из своих сундуков верёвочные петли и мыло.Сегодняшняя Россия набита противоречиями, как переполненный пассажирами вагон. Ещё немного – ивагон взорвётся бездинамита и гексогена. Противоречия вырвутся на поверхность и начнут терзать государство.Вглядитесь в толпу протестующих. Не увидите ли вы бородатое лицо Емели Пугачёва, неистовые глаза Стеньки Разина? Противоречия сегодняшнего российского общества невыносимы ни для одного государства. Один процент российских граждан владеет восьмьюдесятью процентами национальной собственности. Олигархи, слепые и ненасытные, как алчные кабаны, рыхлят своими жадными рылами русскую почву, подтачивая сами основы существования государства российского. Они забыли судьбу своих предтеч, которых поднимали на вилы и ставили к стенке. Они не понимают природу русского бунта, в недрах которого –окровавленная, кричащая от боли –гнездится идея справедливости. Эта идея сформировала всё русское мировоззрение от русских волшебных сказок, проповедей православных мыслителей, Достоевского и Толстого, великого Серебряного века, русских космистов и большевиков. По мере того, как в сегодняшней России воскресает патриотическое сознание, и русская идея возвращается в национальное мировоззрение, всё невыносимей для народа алчная, чрезмерно разбогатевшая верхушка, своим богатством и безнаказанностью попирающая справедливость.Они хотят вынести Ленина из мавзолея, хотят убрать с глаз долой ту укоризну, которая звучит в русской истории от древних времён до наших дней. Хотят вместе с Лениным вынести революцию с Красной площади и зарыть её поглубже на каком-нибудь смиренном провинциальном кладбище. Но если ты зароешь революцию на Енисее, она вырвется с бурей на Волге. Если похоронишь её в Симбирске, она полыхнёт, как молния, в центре Москвы. Русскую революцию не зарыть, она вечна. И сегодняшняя Россия беременна революцией. Вопрос – кто её совершит, кто затеет её, долгожданную и великую? Обезумевший народ, который, лишённый вождей, превратит свою возвышенную божественную мечту о справедливости в кровавый бунт? Или власть, у которой спадут, наконец, с глаз млечные бельма, и она увидит неизбежность и неотвратимость этой вселенской мечты?Воля президента должна забрать революцию из рук уличных главарей – волжских Разиных и степных Пугачёвых. Революция справедливости – это и есть вековечная русская мечта. Премьер-министр Медведев, отчитываясь перед Думой, сказал: запрос народа –в стабильности. Господин Медведев, это не так. Запрос народа – в справедливости, и она, справедливость, следует по пятам за русским народом и его историей.

Выбор редакции
27 апреля, 06:52

Александр Проханов: Корень квадратный

Белковский не делал различий между звёздным небом над нами и беззаконием внутри нас. https://izborsk-club.ru/13153

26 апреля, 10:10

Текст: Запрос на справедливость ( Александр Проханов )

Русскую революцию не зарыть, она вечна Атаки на государство российское усиливаются. Грохочут взрывы в метро. Протестующие выводят детей на Тверскую. Санкции сжимают свой обруч. Американские танки движутся по Прибалтике к границам России. Продолжается демонизация Путина. Русофобы клянут русскую историю, русскую литературу, русское православие. Запад вновь нарекает Россию империей зла. Идёт холодная война, воспроизводя худшие проявления предыдущей холодной войны. Трусливые соглашатели боятся это признать, по-страусиному прячут головы, смотрят на мир в розовых очках: в розовом свете легче потреблять, воровать, наслаждаться. Военные, видя опасность третьей мировой, следя за вооружёнными конфликтами, которые разрастаются и покрывают землю трупными пятнами, п...

Выбор редакции
26 апреля, 08:37

Александр Проханов: Запрос на справедливость

Русскую революцию не зарыть, она вечна. И сегодняшняя Россия беременна революцией. Вопрос – кто её совершит, кто затеет её, долгожданную и великую? Обезумевший народ или власть? https://izborsk-club.ru/13138

25 апреля, 11:51

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 1", 24 апреля 2017 года

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе СПЕЦИАЛЬНЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТтема: фильм Аркадия Мамонтова "Одесса. Три года..."ведущий: Андрей Медведев

23 апреля, 13:33

«Геи обрушили на Кадырова и на процветающую Чечню все свое зло!»

Когда так называемым геям не спится, то они лезут в политику и говорят о неких притеснениях. А когда они отстреливаются по политической части, то опять спят. Друг с другом. Вопрос: «Это тоже составляющая «гибридной» войны?»

22 апреля, 09:20

Александр Проханов: Ленин уйдет из мавзолея и растворится в будущем

С каждой новой эпохой революция выбирает своих носителей, и Россия должна гордиться тем, что история выбрала Ленина, чтобы исправить порчу человечества. Видео: https://izborsk-club.ru/13101

22 апреля, 01:47

Александр Проханов (теле-эфир) // "ТВЦ", 21 апреля 2017 года

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе КРАСНЫЙ ПРОЕКТтема: "Сталинский проект социализма. 20-30-е годы"Как строили молодое советское государство? Правильно ли отказались от планов мировой революции и сосредоточились на одной стране? Коллективизация и индустриализация: способы форсированного развития экономики или неоправданная жестокость? Для чего был нужен большой террор? Сталин с его помощью сохранил страну или поработил её?

21 апреля, 23:01

ГПУ инициировала лишение народного депутата Артеменко украинского гражданства

Генеральная прокуратура Украины (ГПУ) обратилась к министру внутренних дел Арсену Авакову с просьбой инициировать через Государственную миграционную службу процедуру лишения украинского гражданства внефракционного народного депутата Андрея Артеменко. Об этом сообщила пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган в своем Facebook...

21 апреля, 23:01

ГПУ инициировала лишение народного депутата Артеменко украинского гражданства

Генеральная прокуратура Украины (ГПУ) обратилась к министру внутренних дел Арсену Авакову с просьбой инициировать через Государственную миграционную службу процедуру лишения украинского гражданства внефракционного народного депутата Андрея Артеменко. Об этом сообщила пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган в своем Facebook...

21 апреля, 20:04

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия 1", 20 апреля 2017 года

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе 60 МИНУТведущие: Ольга Скабеева и Евгений Попов

21 апреля, 11:32

Александр Проханов и Сергей Кургинян. Беседа о Ленине

Беседа о Ленине from ECC TV . Аудио (mp3, 24.0M) Youtube

Выбор редакции
20 апреля, 12:54

Александр Проханов: Имени Ленина

В издательстве «Молодая гвардия» вышла монументальная работа Льва Данилкина о вожде Октября. https://izborsk-club.ru/13083

20 апреля, 12:30

Беседа Александра Проханова со Львом Данилкиным // "Завтра", №16, 20 апреля 2017 года

Имени ЛенинаКо дню рождения вождя Великого Октября.В 2017 году, в год столетия Великой Октябрьской революции, в издательстве "Молодая гвардия" вышла монументальная работа Льва Данилкина "Ленин".[Александр Проханов:]— У меня перед Лениным есть чувство вины, и я бы хотел, Лёва, поговорить с вами о Ленине. Вы написали большой труд.[Лев Данилкин:]— Отчасти инспирированный вами, Александр Андреевич, можно сказать, что всё началось с той странной обложки вашего романа "Господин Гексоген". Там приключения тела Ленина были фоном, деталью эпохи, но художник его вытащил на обложку — и она мне впечаталась в память.[Александр Проханов:]— Сейчас, когда я смотрю на ту обложку, даже не знаю, где Ленин: тот, хрестоматийный, либо изображённый череп? Потому что и то, и другое — Ленин. Что может быть выразительнее, глубинней, чем пустые глазницы? Поскольку моё зрение падает, и мои глазницы наполняются тьмой, я понимаю величие черепа с пустыми глазницами. Поэтому не надо роптать на ту обложку, тем более что она породила у вас интерес к Владимиру Ильичу Ленину.[Лев Данилкин:]— Это было ощущение, что Ленин не кончился, что с ним что-то продолжает происходить, и вот эта карикатура грангиньольная — она внешнее отражение каких-то процессов, которые происходят в коллективном сознании. Ленин был пустотой, на которую просто не обращают внимания, настолько она надоела. Но "Гексоген", я много лет это твержу, где только могу, — переломная книга, на ней сломалась эпоха, и очень по многим параметрам этот роман сломал мою картину мира — и задним числом, среди прочего, спровоцировал интерес к Ленину.[Александр Проханов:]— А как потом этот интерес разрастался?[Лев Данилкин:]— Странным образом был ещё второй знак: меня чуть не укусила змея, которая выползла из памятника Ленину на Капри.[Александр Проханов:]— То есть из черепа?[Лев Данилкин:]— Если считать, что Капри — это подлинный Мавзолей Ленина, а думаю, это так, потому что именно там был создан первый большевистский анклав, символическое протобольшевистское государство Горького и Богданова, то да — из черепа.[Александр Проханов:]— Змея какой породы? Это был уж, кобра, гадюка?[Лев Данилкин:]— Я не успел её классифицировать, но эта змея — в центре города практически — произвела на меня впечатление. В ней было что-то зловещее, хтоническое, сулящее крупные неприятности. Не просто какая-то там змея. Как сказал Тургенев Чернышевскому: "Вы — простая змея, а Добролюбов — очковая".[Александр Проханов:]— Это была, скорее всего, очковая. Это, кстати, действительно соединяет вас с Лениным мистической или даже магической связью — созвездие Змеи.[Лев Данилкин:]— Это примерно как связь Маугли и Каа, змея у Киплинга. Собственно, что-то подобное я испытывал десять лет назад, когда писал про вас книгу.[Александр Проханов:]— Я ведь тоже змея. Вы это знаете. Она выползла, и вы стали после этого сразу писать?[Лев Данилкин:]— То был символический укус, но яд — нет, я не сразу почувствовал, он медленно действовал. Я принялся читать 55-томник, у меня — после вас — хороший опыт чтения больших собраний сочинений, я закалён, и поначалу это была такая длившаяся года три битва книжного червя с этой змеёй. Затем я оторвался от текстов Ленина — и стал гоняться за ним, как вы за бабочками, с сачком, ездить по следам.[Александр Проханов:]— По ленинским местам?[Лев Данилкин:]— Да, их тьма, от Шушенского — и до бесконечности.[Александр Проханов:]— А по мере того, как читали, вы менялись?[Лев Данилкин:]— Чтение Ленина, собственно тексты — нет, не запускают процесс превращения. Меняет изучение поступков, когда ты начинаешь понимать логику этой странной жизни его, как он из библиотечного завсегдатая вдруг в 46 лет залез туда, где отродясь себя не представлял, — на броневик — и стал распоряжаться континентами. Вот это — да, начинается мутация.[Александр Проханов:]— Мне кажется, что вы — тот исследователь, который по мере изучения объекта меняется. А потом, может быть, объект и исследователь меняются местами. Я не исключаю, что в процессе работы и Ленин менялся, и вы менялись. А вы не можете вспомнить, какие были фазы этих открытий? Я убеждён, что были открытия.[Лев Данилкин:]— Были моменты, когда он вызывал у меня отвращение — и я думал, какого чёрта я трачу жизнь на изучение этого неприятного существа. Потом, когда начинаешь понимать логику, общую картину — очень трагическую, на самом деле — это переросло в гипертрофированное уважение, и я понимал, что если бы увидел его в 1923-м в Горках (а я уже понимал, что он к этому моменту перенёс, сколько раз был взорван, расстрелян, распят — и буквально, и символически) — я бы просто, не знаю… обнял его. Естественно, это все начиналось со стандартного — скептического, ёрнического, интеллигентского отношения: а, Ильич, шпион-гриб. А теперь меня тошнит от этой фамильярности, когда его Ильичом сейчас называют. Какой он вам Ильич? Он вам не Ильич.[Александр Проханов:]— Меня интересует миф о Ленине. Вот миф о Сталине создан и живёт, развивается. Это работающий миф. А миф о Ленине создавался сразу после его смерти, как мне кажется, где-то до середины 30-х годов, а потом каким-то образом он прекратился, замер, и началась другая мифология. Почему сегодня нет мифа о Ленине?[Лев Данилкин:]— Миф был, он моментально возник в 20-х годах, но был подменён — сначала в 30-х, а затем в перестройку. Теперь миф о Ленине — это приехал немецкий шпион и развалил Россию, вот это матрица, которая всем вшита в голову. Даже в 1917, когда он был живой и по-настоящему опасный, не удалось это навязать, потравили в июле — а уже через несколько месяцев у большевиков было большинство в Советах, и потом про эту чушь с немцами забыли. Но в 89-м — навесили-таки, приклеили, удалось. На самом деле, в 20-х годах, после смерти, Ленин был героем солярного культа. Эта метафора Маяковского про Ленина — солнце — она была общей, общепринятой. И смерть Ленина воспринималась как закат. Возьмите письма крестьян, которые относятся к Ленину, как к отцу, батюшке. Революция была не только социальной революцией, но ещё и отчасти религиозной реформацией в России. Как пролетариат в марксизме воспринимался как мессия, который выведет людей из капиталистического апокалипсиса, так и сам Ленин в какой-то момент, сам того не желая, стал восприниматься как кто-то вроде Христа, который умер в процессе революции. Его жизнь — как этакое второе пришествие.[Александр Проханов:]— Но это не могло помешать рождению мифа. Потому что как раз после смерти человека начинается мифотворчество.[Лев Данилкин:]— Этот миф и этот культ работали в течение лет десяти — а затем сталинская киномашина стала изображать Ленина в виде странного чудака, при котором нужна некая нянька, каким был Сталин. Солнце оказалось высушено, мумифицировано, окаменело в этих истуканах, которые понаставили повсюду. Ленин сложный, его сложно понять, и массам стали показывать его "демо-версию" — такого странного чудака, учёного, при котором должен быть такой практик, как Сталин. Вряд ли Сталин сам хотел окарикатурить Ленина, но он создал условия для того, чтобы Ленина из разряда опасных оказалось можно перевести в разряд комичных. Сам Сталин, безусловно, понимал, что Ленин — недосягаемая для него величина. У меня в книге говорится про то, что не существовало никакого антагонизма между Лениным и Сталиным. Это навязанная Хрущёвым, Троцким история о том, что Ленин якобы выбрал Троцкого. Это, скорее всего, искажённая версия …[Александр Проханов:]— Может быть, с этим и был связан этот обрыв. Во-первых, мне кажется, потому что умерли все жрецы. Ведь мифы создают в основном жрецы, оставшиеся после смерти своего божества.[Лев Данилкин:]— Нет, в случае с Лениным, на мой взгляд, это был абсолютно народный культ, культ Ленина-солнца. Ведь в конце жизни Ленин превратился из пролетарского вождя в крестьянского.[Александр Проханов:]— Значит, умерли носители этого мифа и в среде крестьян. Хотя вам виднее. Но мне кажется, что миф Сталина, который стал создаваться самим Сталиным, а потом опровергался Хрущёвым и ещё усиливался в среде подпольщиков-выразителей этого культа, — этим культом Сталина был оборван ленинский миф.[Лев Данилкин:]— Я не думаю, что Ленин и Сталин создавали сами мифы о себе. Но ни тот, ни другой не препятствовали этому. Когда у Ленина просили назвать его именем завод или колхоз, ему это не нравилось, раздражало, но он соглашался, потому что ему нравилось, что мир меняется и что появится больше знаков того, что мир изменился. Со Сталиным, думаю, было то же самое — он знал, что так надо, и не противился.[Александр Проханов:]— Со Сталиным было несколько иначе. Сталин понимал красоту персонификации истории, он считал себя персонификатором истории.[Лев Данилкин:]— Это, скорее, навязанное ему троцкистскими, хрущёвскими толкованиями задним числом. По крайней мере, ранний Сталин, Сталин образца середины 20-х годов и конца 20-х, не фокусировался на культе своей личности. Он три раза подавал заявление, чтобы его освободили от должности генсека. Это интересная история. По крайней мере, формально он никак не украл этот пост и не занял его через подлог или преступление. Мы можем приписывать ему всё что угодно, любую психологию, но мы не знаем — может быть, в действительности он не больно-то этого и хотел.[Александр Проханов:]— Но потом, по-моему, довольно жёстко расправился с тем, кто хотел снять его с этой должности.[Лев Данилкин:]— Я не специалист по Сталину, но, думаю, дело не в личности. Они — Ленин, Сталин — были поставлены в такие условия, что им пришлось не разрушать государственную машину, как они планировали, а создать новую — и эта машина работала по своей логике, она молола целые сословия в пыль. Они часто не справлялись с управлением ею, но сама она не была абсурдным, нелепым механизмом. Я не верю, что все эти жертвы советской модернизации — жертвы безумия какого-то одного человека, это неуважение к этим жертвам, обессмысливание их жизней. Вместо того чтоб демонизировать Сталина, правильнее искать историческую логику, которая приводила его к таким или иным решениям.[Александр Проханов:]— Наконец-то я увидел настоящего сталиниста. Я постоянно мечтал об этой встрече…[Лев Данилкин:]— Смешно, что я дожил до того, чтобы услышать это, хотя бы и в насмешку. Нет-нет, не всякий, кого не устраивает хрущёвская и солженицынская версия истории, сталинист. Хотя Ленин бы, наверное, да, назвал такую позицию — "а вот с одной стороны, а вот с другой" — соглашательской и оппортунистской. Нельзя быть немножко сталинистом или, там, сталинистом с девяти до шести. Когда-то придётся сделать окончательный выбор: принимаешь ты это ужасное наследство или делаешь вид, что оно не твоё, и ты к этому не имеешь отношения. Поэтому да, мне проще говорить не об истории, а о ленинском образе будущего, о его утопии в "Государстве и революции"…[Александр Проханов:]— А как вы считаете, эта мечта проявлялась через политологию, политику, публицистику, экономику, политэкономию? Или она была уже настолько зашифрована революционной практикой, что в конце концов как бы погасла?[Лев Данилкин:]— На мой взгляд, самая важная работа Ленина — это "Государство и революция". И в этом тексте даже слово "партия" не употребляется ни разу. Это история про мир, в котором нет государства, в котором государство отмирает, поставлено в такие условия, что оно больше не нужно людям. И удивительным образом вся послеоктябрьская практика Ленина вступила в противоречие с его теоретическими представлениями. Но всё равно правильно думать о том, что в голове он держал не диктатуру пролетариата, а общество, в котором никакой класс, даже пролетариат, не будет навязывать посредством насилия свою власть другим классам. Поэтому ему и не нравились лозунги "Царству рабочих и крестьян не будет конца". Не будет ни тех, ни других, ни буржуазии, в этом смысле. И рай Ленина выглядит скорее как…[Александр Проханов:]— Община.[Лев Данилкин:]— Скорее, как общество образованных самоорганизующихся людей, им не нужен аппарат насилия, чтобы одна часть общества подавляла другую.[Александр Проханов:]— Это была социальная или всё-таки отчасти религиозно-философская теория?[Лев Данилкин:]— В его случае, скорее, социальная — хотя человек должен был преобразиться, обновиться не эволюционно, а — скачком, и, по сути, это род чуда, так что, конечно, коммунизм — это ещё и род религии, странное сочетание религии и бизнеса, как говорил экономист Кейнс. РСДРП, особенно ранняя, кстати, не воевала с религией как таковой. В 1904 году Ленин с Бонч-Бруевичем и Плехановым даже выпускали сектантскую газету, Ленин знал этот аспект революции — революция как род Реформации.[Александр Проханов:]— Мне казалось, что человек, который соприкасается с такими массивами явлений, не может не чувствовать, что эти явления до конца не объяснимы. И в его представлении о мире остаются такие зоны, которые заполняются сказкой, верой, религией — абсолютной художественной утопией.[Лев Данилкин:]— Ленин не был рациональной машиной, он умел находить лучшее решение для конкретных обстоятельств, лучшее, чем у всех других аналитиков, но о том, как на самом деле выглядит его утопия, только догадывался. Его утопия описана очень осторожно, он знает только одно — что там нет аппарата насилия, нет классов, это такой странный рай — рациональный, основанный на "разумном эгоизме" из Чернышевского, вроде снов Веры Павловны.[Александр Проханов:]— Вы по своему складу человек весьма рациональный. Я помню нашу поездку во Псков, и с каким иногда с ужасом и даже содроганием вы смотрели на катакомбы православные…[Лев Данилкин:]— Вряд ли я стал бы биографом, тем более вашим, если бы я был рациональным человеком.[Александр Проханов:]— Вы же не знали, к чему приступаете. Это потом выяснилась вся пагуба этого увлечения.[Лев Данилкин:]— Быков написал рецензию на мою книгу "Ленин", очень прохладную, у него другие совсем представления о Ленине, и заканчивается она так: вообще я не понимаю, зачем этот человек написал биографию Проханова. Я — вот десять лет прошло, и я прекрасно понимаю, что я искал и нашёл: и с вами, и с Лениным. Есть существа, которые позволяют материи измениться, не эволюционно, а скачкообразно, перейти в свою противоположность. Это такая революция в голове, которая отменяет известную формальную логику; обычный понятный рационализм после встречи с этими существами кажется пошлостью.[Александр Проханов:]— Так вот, если бы в Ленине был чистый рационализм, хотя и сложный рационализм, как можно бы было его превратить в мифологию? Как он мог бы стать крестьянским солнцем? Ведь крестьяне были, с одной стороны, людьми озимого клина и всяких погодных примет, а с другой стороны, конечно, они были абсолютные сказочники. Это была культура волшебных сказок. Это была мечта о рае небесном.[Лев Данилкин:]— Я думаю, Ленин воспринимался крестьянами как тот, кто избавил их от капитализма, которого они инстинктивно боялись, и кто узаконил стихийно совершившийся передел земли. Поэтому, собственно, красные и выиграли Гражданскую — на круг. Но для Ленина крестьянство всё равно было — исторический материал, с которым надо дальше работать, нельзя было оставлять его в покое. Он пытался, но не успел навязать им культ Машины, техники, которая преобразит их землю. Даже не навязать — соблазнить их этим культом. Ему не хватило времени, а вот Сталин просто сделал крестьян придатком этой машины, индустрии.[Александр Проханов:]— А в какой степени Ленин — это русский интеграл? Я тоже пережил, а может, и продолжаю переживать обожание Ленина, какой-то ужас и восхищение, связанные с этим сверхчеловеком. Потому что после того, как его идеи победили, он, конечно, стал сверхчеловеком. Если бы эти идеи победили, а он сам погиб перед началом их реализации, он бы не стал сверхчеловеком. Но мне всегда казалось чем-то ужасным и прекрасным влияние Ленина в русской жизни, в русской действительности.[Лев Данилкин:]— То есть насколько он был генерирован, насколько сам был продуктом русской истории и географии?[Александр Проханов:]— Насколько в нём эти русские силы, стихии от самых ранних древних воплотились и превратились в него, отдельно взятого. Потому что сама по себе русская революция, как мне кажется, это огромный интеграл. Интеграл огромных тенденций и энергий, заложенных в русскую жизнь. В этой русской жизни было всё: и безумство аристократии, и скрытники, и тайные беглецы, и пугачёвщина, и философы насилия, и какой-то великий русский садизм, и великая русская мечта, и обожание, и Ленин каким-то образом, как мне кажется, проинтегрировал в себе все стихии. Все![Лев Данилкин:]— Ленин, я считаю, начинал как "немец", как все почти марксисты — как экономист-вестернизатор; ему казалось, что Россия такая отсталая страна, и смысл революции в её случае — это быстрая модернизация, поскольку Россия отставала от того капитализма, который развивался в Европе и Америке во второй половине XIX века. Но в тот момент, когда, уже после 1917 года, он из руководителя заговорщической партии превратился в равнодействующую миллионов воль, в мембрану, которая настроена была на стихийные движения масс, и именно поэтому мог ими дирижировать — не каким-то ближним кругом своим, а именно крестьянскими массами, миллионами людей — думаю, что у него радикально изменилось представление об истории, и он перестал воспринимать историю России как недозападную историю, которую можно просто пустить в топку ради мировой революции.Все или, по крайней мере, многие рано или поздно приходят к тому, что представления о России как о "догоняющей" стране не соответствуют действительности, навязаны. Россия — идеальная центральная точка для выстраивания нового центра, отменяющего "обычный". И после революции Ленин и был русским политиком, и, собственно, с этим связана история Коминтерна, намерение построить в Москве второй центр. Есть запад, первый, и в Москве — второй. И нынешняя биполярная модель мира, по сути, построена Лениным, он первый увидел "третий мир", он открыл его в ХХ веке. Марксисты же не обращали внимание на Китай, на Индию, на Иран, поскольку там не было пролетариата. А Ленин высчитал: вы можете перейти в социализм, минуя капиталистическую стадию. И поэтому гораздо перспективнее, чем Англия, оказываются Китай, Индия, Афганистан. Что и произошло в XX веке: половина земного шара становится красным — красным, как Россия. Он не был таким русификатором, как русские цари, но он умел сделать Россию привлекательной ролевой моделью, дать им долю в этой российской славе. В этом смысле он вёл себя — в данных конкретных обстоятельствах — как русский государь, хотя и держал в голове утопию отказа от идеи государства.[Александр Проханов:]— Он был помазанник. Он был помазанник революции.[Лев Данилкин:]— Можно иронизировать над этим…[Александр Проханов:]— Я не иронизирую.[Лев Данилкин:]— Да. Это вполне рабочая метафора. Он вынужден был делать совсем не то, к чему готовился, — но он осознал, что его миссия — не просто "менять мир" по книгам, но делать то, что должно на этом месте.[Александр Проханов:]— Ленин у нас был как бы изъят из истории. Он был помещён в мавзолей. Он был помещён в мавзолей уже при Сталине. Помещён в мавзолей и после Сталина. И даже Хрущёв не сумел его вытащить из мавзолея, хотя натравил на это дело всех ярчайших молодых писателей и художников: они собирались его опять превратить в реального политического лидера. А сейчас Ленина можно вернуть в русскую историю, в русскую актуальность?[Лев Данилкин:]— Думаю, что любой серьёзный кризис быстро сделает эту фигуру актуальной. Ленин был тот, кто знал, как рационально использовать иррациональную энергию, стихийную силу, он умел вычислять элементы, на которые никто не обращает сейчас внимания — но они вдруг превращаются в политических субъектов. Он называл это "искусство восстания". Может, сейчас это кажется никому не нужным, но это ведь иллюзия. Кризисы повторяются — и да, Ленина презирают и демонизируют, либеральная интеллигенция и националисты мало на чём сходятся, а Ленина они ненавидят с одинаковой силой…[Александр Проханов:]— Националисты и православная церковь.[Лев Данилкин:]— Да. Конечно, это третья сила, антиленинская, ненавидит Ленина. И понятно, почему. Это прямой конкурент — Ленин был тот, кто осуществил не только социальную революцию, но и религиозную реформацию, большевики были прямыми конкурентами духовенства, их антагонизм абсолютно объективен. И если они вытащат его из мавзолея, то, уж конечно, не ограничатся "перезахоронением". Это будет как с Кромвелем — голова на пике, тело на поругание.[Александр Проханов:]— Так можно его вернуть в современный контекст? Мне кажется, есть уровни исторического сознания, метаисторического сознания, где всё подлежит примирению, где исчезает конфликтность.[Лев Данилкин:]— Общество, мне кажется, может заключить "мирный договор о Ленине", избавиться от этой дикой идеи про "немецкого шпиона". Но Ленин, конечно, плохой символ примирения, он не про то. Что, собственно, воплощает Ленин? Если в двух словах: идею актуальности революции. А разве есть вообще какие-то времена и положения, когда революция не актуальна? Все эти разговоры про "дайте нам двадцать лет спокойствия и мы…". Так не бывает, никто никогда их не даст.[Александр Проханов:]— Та революция, о которой вы говорите, она, конечно, не примирит Ленина ни с националистами, ни с православными христианами[Лев Данилкин:]— Невозможно преодолеть, да, этот объективный антагонизм. Но народ — разный, он состоит не только из националистов и даже не только из христиан, ненавидящих коммунизм. В целом Ленин изменил мир — по запросу, можно сказать, истории и географии — сильнее, чем любой другой деятель русской истории. XX век не был безумным наваждением, Ленин не был чёртиком из табакерки, Ленин был порождением русской истории и географии. Если бы он воплотился не во Владимира Ильича Ульянова, то в кого-то ещё, эта сила — "ленин" — всё равно была бы генерирована пространством и историей. Если понять это — то о нём можно договориться.[Александр Проханов:]— Я тоже так считаю. Сегодняшняя историософия к этому, в общем, готовится. Потому что есть попытка всю русскую историю представить как нечто драгоценное, нечто абсолютно закономерное, как среда, в которой существовал, существует и будет существовать русский народ. И в этой среде важен любой камень, любой стебель. И в этом смысле такое гигантское явление, как Ленин, выбрасывать бессмысленно. Если мы выбрасываем Ленина, образуется чудовищный котлован, чудовищный кратер.[Лев Данилкин:]— Он делал то же, чем последнее тысячелетие занималась русская история: он выстраивал из России центр мира — то же, что делали Иван Грозный, Пётр Первый… По-видимому, существует какая-то функция, которая реализуется в каждом веке по-своему, и он прекрасно вписывается в константу русской истории.[Александр Проханов:]— Это и есть, по существу, способ примирения с русской историей.[Лев Данилкин:]— Да. В том числе.[Александр Проханов:]— Спасибо за интересный разговор.

21 сентября 2016, 11:12

Александр Проханов ВОСТОКОВЕД (2016)

Александр ПрохановВОСТОКОВЕД/ серия "Военная коллекция"// Москва: «Центрполиграф», 2016, твёрдый переплёт, 315 стр., тираж: ???? экз., ISBN 978-5-227-07029-6В новом романе Александра Проханова – кровавая карусель на Ближнем Востоке: боевые организации террористов, тайная война в Ливийской пустыне, взорванные мечети Ирака, падающие самолеты. Русский разведчик «набрасывает намордник» на этот ревущий ад, чтобы мир не погиб…eBook: https://www.litres.ru/aleksandr-prohanov/vostokoved/ > 249 руб.

14 августа 2016, 22:04

"Как спасти Россию", запись 1992 года

наткнулся на любопытную программу, ее уже вполне можно "в историю РФ" вносить.думаю многим будет любопытно, к тому же многие лица по сей день светятся на экранах_газетах.Эфир: начало 1992-го года. Архив Виталия Третьякова.В прямом эфире российского телевидения студия "Nota Bene" представляет свою новую рубрику, которую мы назвали "Стенка на стенку". Это понятие восходит к языческим ещё традициям Руси, когда перед Великим Постом - а что как ни "великий пост" нам устроили либерализацией цен - на масленицу устраивали потешные бескровные кулачные бои. Вот и сегодня нам предстоит такой "потешный" поединок, где участники будут обмениваться не кулаками, а идеями. Какую наиболее позитивную программу предложить России, чтобы вывести её из катастрофы, в которой она оказалась? Для нашего поединка мы выбрали две дружины, которые олицетворяют две столетиями противостоящие друг другу тенденции: западников и славянофилов, левых и правых, консерваторов и либералов.Ведущий программы Радов Александр Георгиевич, обозреватель Российского ТВ.Участники:команда газеты "День":- Проханов Александр Андреевич- Кургинян Сергей Ервандович- Дугин Александр Гельевич- Султанов Шамиль Загитович- Володин Эдуард Федорович - Бабурин Сергей Николаевич- Шурыгин Владислав Владиславовичкоманда "Независимой газеты":- Третьяков Виталий Товиевич- Леонтьев Михаил Владимирович- Мигранян Андроник- Ципко Александр Сергеевич- Каледин Сергей Евгеньевич- Мелетинский, Елеазарий Моисеевич- Пархоменко Сергей Борисовичпр. https://youtu.be/9yd5AKeWNK0

08 февраля 2016, 23:25

Планёрка газеты "Завтра". 08.02.16

Наиболее интересные моменты редакционного совещания газеты «Завтра». Обсуждение материалов свежего номера газеты, а также актуальные комментарии наших авторов. Владислав Шурыгин о том, решится ли Турция на открытые военные действия в Сирии, том, что мешает осуществлению "плана Эрдогана" и том, при чём тут внезапная проверка боеготовности в Южном военном округе. Александр Проханов о впечатлениях от своей поездки в Иран, том, какие перемены происходят в иранском обществе, а также о том, какова красная черта за которую Иран никогда не переступит. Владимир Семенко о том, что происходило за закрытыми дверями Архиерейского собора, зачем нужна встреча патриарха Кирилла с папой римским Франциском и том, как оба эти события повлияют на Всеправославный собор. Для оказания помощи и поддержки канала День-ТВ, можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

04 июля 2015, 10:55

Новый номер журнала "Изборский клуб. Русские стратегии"

Вышел новый номер журнала "Изборский клуб. Русские стратегии", №5 за 2015 год.Читать журнал в пдф формате.

22 января 2015, 19:21

Александр Проханов. Олег Царев. Вернётся ли Украина в русский мир?

Александр Проханов и Олег Царёв о тайне земли Донбасса, подвигах тех, кто находится в тылу, гуманитарной помощи, большой ошибке российско-украинской политики, будущем парламента Новороссии и символе русского сопротивления.

27 декабря 2014, 18:31

Книги на прочтение в 2015 году

 Здесь будет список книг, которые у меня лежат в очереди на прочтении и будут прочитаны в 2015 году. Список неполный, так как некоторые книги я буду читать в электронном варианте (например, собрание сочинений Маркса и Энгельса), некоторые книги буду покупать (хотя в этом году покупок будет меньше чем в прошлом, ибо кризис и денег нет). Итак, поехали. 1. Мариам Петросян "Дом, в котором..."  Купил исключительно по принципу "обложка понравилась". Пока прочитал первый том из 3. Советовало аж двое человек. Что нашли - пока не вижу, какая-то скучная и нудная. Роман в 3 книгах о неких детях-инвалидах в детском доме. У детей серьезная и жесткая жизнь, иерархия отношений, разделение на "группировки" и все остальное. Идея, конечно, хорошая. Но пока как-то хреново раскрыта. 2. Захар Прилепин, "Патологии", "Грех", "Ботинки, полные горячей водкой", "Санькя", "Черная обезьяна", "Лес"  Купил почти всю прозу в одном томе, так как Захар в последнее время часто радует своими хорошими статьями. Автор - нацбол, тем не менее книжки, например, "Патологии" (про Чеченскую войну) и "Санькя" (биографию одного нацбола) рекомендуют к прочтению многие люди, даже достаточно далекие от НБП и Лимонова. В общем, почитаем. 3. Дмитрий Травин, Отар Маргания "Европейская модернизация" (в 2 томах)  Купил 2 тома за 110 рублей на распродаже. Книга, как нетрудно догадаться, про европейскую модернизацию. Судя по послесловию Егора Гайдара, написана либералами. Тем не менее, почитаем. 4. Людо Мартенс "Запрещенный Сталин"  Давно советовали почитать, и взял где-то осенью. Раскрыты основные этапы работы на государственной должности, раскрываются интриги, мифы о Сталине. Хорошая книга в библиотеку сталиниста. 5. Карен Армстронг "Иерусалим. Один город, три религии"  Покупала ещё года 2 назад мама, но недавно забрал у неё и положил на очередь на прочтение. Армстронг атеистка, автор ряда книг на религиозную тему. Тем не менее, почитать стоит. 6. Святитель Иоанн Златоуст "Житие. Поучения. Церковное почитание. Молитвы. Акафист. Канон"  Книгу купил на Православной ярмарке летом. Все никак не могу дойти. Один из серьезных Святых Отцов Церкви. Православным читать обязательно. 7. Карен Армстронг "История Бога. 4000 лет исканий в иудаизме, христианстве и исламе"  Бестселлер Карен Армстронг. Издание выполнено красиво, с частичным закосом под Библию (сделали закладку-шнурок). Читать собираюсь исключительно с целью оценить атеистическую критику (из атеистов, ибо, читал только Зенона Косидовского). 8. Алексей Кунгуров "Киевской Руси не было или что скрывают историки"  После "Секретных протоколов, которых не было" интерес к историческим книжкам товарища Кунгурова стал проявляться у меня активно. Надеюсь, не разочарует 9. Квартет И "Конюх Федоров и не только..."  Тоже купил на распродаже. Из всех их фильмов мне понравился только "День выборов". Посмотрим, какие у них книги. 10. Джон Нейсбит "Мегатренды"  Футуристическое исследование настоящего и описание будущего. Рассказывает о политике иностранных компаний по вопросам политики, экономики и общественной жизни. Взял на распродаже. 11. Максим Кантор "Медленные челюсти демократии"  Сборник статей Максима Карловича Кантора (написаны до Украинских событий). Статьи на исторические и политические темы. 12. Игумения Арсения "Опыт духовной биографии. Письма"  Книга, рекомендованная к прочтению православным Алексеем Ильичем Осиповым. Очень дешевое издание, купил на Озоне. 13. Игумен Никон Воробьев "Письма духовным детям"  Книг игумена Никона с письмами, на самом деле, ещё 2 лежат (вторая просто на руках). "Внимай к себе" прочитал в этом году, оставшиеся две прочту, надеюсь, за следующий год. Православную литературу вообще описывать сложновато - лучше просто читать. Особенно если это письма или труды серьезных духовных людей. 14. Фридрих Энгельс "Происхождение семьи, частной собственности и государства"  Купил в мягком маленьком издании. Должен же я до "происхождения..." хотя бы в 22-23 года добраться. А то в институте первокурсников конспектировать заставляют, а я даже не читал ещё. 15. Эндрю Росс Соркин "Слишком большие, чтобы рухнуть"  Книга рассказывает "инсайдерскую историю о том, как Уолл-Стрит и Вашингтон боролись, чтобы спасти финансовую систему от кризиса и от самих себя". События идут в 2008 году, во время финансового кризиса. 16. Семен Франк "С нами Бог"  Семен Франк - русский философ XX века. Богословом не является, но в аннотации называется как доктор философии в русской религиозно-философской традиции". О чем будет книга - видимо, рассмотрение вопроса о Боге вне религий. 17. Павел Сычёв "Хищники. Теория и практика рейдерских захватов"  Тема интересная, но, во-первых, размер книги маленький (176 страниц), а во-вторых, на эту тему и практику по ней в книгах не особо расскажешь, ибо большая часть рейдеров сидит сейчас во власти. Посмотрим, что расскажут. Хотя автор - сотрудник СК при МВД России, более 10 лет занимавшийся расследованием экономических преступлений. 18. Валентин Катасонов "Америка против России"  Книга про экономику США, деятельности ФРС и американский капитализм. Книги Катасонова уже читал, рекомендую к прочтению всем остальным. 19. Алексей Рыбин "БГ, Майк, Цой"  Книга бывшего участника группы "Кино" о Борисе Гребенщикова ("Аквариум"), Майке Науменко ("Зоопарк") и Викторе Цое ("Кино"). Рыбина не любят, поскольку очень любит он ныть "как его не оценили". Но книгу взял для коллекции. 20. Джордан Белфорт "Волк с Уолл-стрит 2. Охота на волка"  Продолжение книги "Волк с Уолл-стрит". На этот раз будет показана борьба с ФБР и крушение империи "Волка". Книга поменьше предыдущей. 21. А.Г. Карапетов "Борьба за признание судебного правотворчества в европейском и американском праве"  Книгу получил в качестве приза на научной конференции. Почитаю чисто "для общего развития" 22. Юрий Поляков "Гипсовый трубач, или конец фильма"  Первая часть большого романа главного редактора "Литературной газеты". О чем - не знаю, ибо аннотаций никаких нет. 23. Александр Доманин "Крестовые походы"  Книги по крестовым походам в магазинах Уфы толком не найти. Поэтому схватил то, что увидел. Исследование достаточно подробное, написано, кажется, ещё в советское время, что является только знаком качества (в то время умели хорошо книги по зарубежной истории писать). 24. Александр Проханов "Крым"  Очередной роман "Певца раскаленной российской реальности". Восхваляет Крым и, как я понял, Суркова. Если честно, ранние политические романы были в разы интересней. Главное чтобы в сотый раз про Пятую Империю и Старца Филофея не заставил читать. 25. Владимир Мединский "Мифы о России"  Купил всего 3 книги ( "О русском пьянстве, лени, дорогах и дураках", "О русской угрозе и секретном плане Петра I", "О русском воровстве и мздоимстве"). Взял исключительно из-за рекомендаций Анатолия Александровича Вассермана. 26. Дмитрий Беляев "Разруха в головах. Информационная война против России"  Товарищ Беляев за год выпустил 2 книги (вторую в соавторстве со Стариковым). ЖЖ Сиамского кота читаю нечасто, но толковых материалов достаточно. Следовательно, читать будет интересно. 27. Тит Ливий "Римская история от основания города"  1000 с лишним страниц исторического труда купил всего за 513 рублей. Для справки: роман Проханова "Крым" в чуть меньше 400 страниц обошелся мне в 600 с лишним рублей в том же магазине. Книга Тита Ливия один из серьезных источников по римской истории. 28. Эдуард Лимонов "СМРТ"  Многие мне говорят, что Эдуард Лимонов - великий русский писатель. "СМРТ" - сборник заметок о войне в Югославии, в которой участвовал Лимонов. В качестве первой книги купил на пробу. 29. Владимир Бушин "Солженицын и евреи"  Сборник статей Бушина о Солженицыне (очень любит он эту личность), в которые вошли анализ деятельности по отношению к евреям и поддержке Солженицына евреями в начале его творческого пути. Взял исключительно из-за того, что регулярно читаю Бушина, несмотря на несогласие с ним по многим вопросам.  

16 августа 2014, 20:40

Стратегический ракетоносец ТУ-95 «Изборск» 16 08 2014

Стратегический ракетоносец ТУ-95 «Изборск» 16 08 2014  From: Время-Вперед! Views: 1 0 ratingsTime: 02:47 More in News & Politics

08 августа 2014, 01:14

Новороссия: Свобода и Совесть

Беседа Александра Андреевича Проханова и лидера ополчения Луганской Народной Республики Алексея Борисовича Мозгового.

05 июля 2014, 11:11

Письмо в поддержку Александра Гельевича Дугина

Разные точки зрения в едином патриотическом спектре мнений – это важнейшее условие движения России вперед. Патриот с патриотом должны дискутировать, искать истину, находить точки соприкосновения. Мое мнение на правильную внешнеполитическую линию нашей страны в украинском кризисе не совпадает с мнением Александра Гельевича Дугина. Я считаю, что Россия не должна вводить армию на территорию Новороссии. Именно этого ждут даже не в Киеве, а в Вашингтоне. Помогать, поддерживать, войска не вводить. Дугин придерживается другой точки зрения. Однако сообщения о его увольнении из МГУ обеспокоили не только меня, но и многих членов Изборского клуба. После чего на свет появилось письмо в поддержку А. Г. Дугина. «Дугин, братски жмём твою руку! Обращение членов Изборского клуба. Скандальное изгнание Александра Гельевича Дугина из Московского Государственного Университета и последовавший за этим солидарный уход Владимира Ивановича Добренькова, 25 лет возглавлявшего факультет социологии, мотивируется, как известно, нелепым и фальшивым тезисом: университет, мол, не место для политики. В действительности это изгнание представляет собой откровенную, ничем не прикрытую политическую зачистку. И Дугин, и Добреньков неоднократно подвергались травле за свою консервативную государственническую политическую позицию. Источником травли всегда была и остается либеральная пятая колонна. Особенно примечательно, что сегодня эта зачистка в МГУ осуществляется в контексте реальной полномасштабной войны, которая разворачивается на юго-востоке Украины, там, где украинские нацисты убивают наших людей по прямому указанию своих западных «цивилизованных» покровителей и под радостное улюлюканье отечественных либералов. Поводом для травли Дугина стало его заявление о том, что украинских нацистов, людей, которые сжигают нас живьем, для которых мы недочеловеки, «колорады» надо убивать. Есть высший закон, традиция, за которую наш народ отдал 27 миллионов жизней: хороший нацист—мертвый нацист. Человек, выбравший для себя нацизм как политическую ориентацию, требующий смерти для других, претендует на пулю. Это закон войны. Люди, инициировавшие изгнание Дугина и Добренькова за их мировоззренческую позицию, за поддержку Новороссии, за поддержку тех, кто воюет сегодня с превосходящими силами нацизма, в лучшем случае не понимают, что они творят. По сути дела сторонники украинского нацизма люто ненавидят Россию и все русское. Например, экс-министра обороны Украины Гриценко напрямую призвал убить президента Путина. Если устранение Добренькова и Дугина состоится, это будет выстрел в спину России и позор для Московского Университета». 1. Проханов Александр Андреевич Писатель, общественный деятель. Главный редактор газеты «Завтра», председатель Изборского клуба 2. Калашников Максим Александрович Писатель-футуролог, публицист, общественный деятель. Один из основных авторов «Русской доктрины». Ведущий эксперт Института динамического консерватизма. Постоянный член Изборского клуба. 3. Леонтьев Михаил Владимирович Журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. 4. Ивашов Леонид Григорьевич Военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. 5. Кобяков Андрей Борисович Экономист, публицист, общественный деятель. Председатель правления Института динамического консерватизма. Заместитель главного редактора еженедельного общественно-политического журнала «Однако». В 2002—2005 гг. главный редактор аналитического журнала “Русский предприниматель”. Основной автор и соредактор Русской доктрины. Постоянный член Изборского клуба. 6. Шурыгин Владислав Владиславович Военный публицист, обозреватель газеты «Завтра», член редколлегии АПН.ру. Постоянный член Изборского клуба. 7. Розанов Олег Васильевич Российский предприниматель, общественный деятель, издатель, меценат. Президент группы компаний «МЭТР». Руководитель информационно-аналитического центра «Копье Пересвета» (при Изборском клубе). Постоянный член Изборского клуба. 8. Черняховский Сергей Феликсович Политолог, профессор, д.п.н. Постоянный член Изборского клуба. 9. Султанов Шамиль Загитович Философ, историк, публицист, общественный и политический деятель. Президент центра стратегических исследований «Россия – исламский мир». Постоянный член Изборского клуба. 10. Агеев Александр Иванович Директор Института экономических стратегий. Постоянный член Изборского клуба. 11. Симчера Василий Михайлович Экономист, специалист по статистическому моделированию. Доктор экономических наук, профессор. Вице-президент Академии экономических наук. Заслуженный деятель науки РФ. Постоянный член Изборского клуба. 12. Малинецкий Георгий Геннадьевич Доктор физико-математических наук, профессор. Член Изборского клуба. 13. Коровин Валерий Михайлович Политолог, журналист, общественный деятель, член Общественной палаты. Директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Центра консервативных исследований социологического факультета МГУ, член Евразийского комитета, заместитель руководителя Международного Евразийского движения, главный редактор Информационно-аналитического портала «Евразия». Постоянный член Изборского клуба. 14. Аверьянов Виталий Владимирович Русский философ, общественный деятель, директор Института динамического консерватизма (ИДК). Доктор философских наук. Член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. Постоянный член и исполнительный секретарь Изборского клуба. 15. Нагорный Александр Алексеевич Политолог и публицист. Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и исполнительный секретарь Изборского клуба. 16. Нотин Александр Иванович Общественный деятель, историк, дипломат. Руководитель культурно-просветительского сообщества «Переправа». Руководитель инвестиционной группой «Монолит», помощник губернатора Нижегородской области В.П. Шанцева. Постоянный член Изборского клуба 17. Стариков Николай Викторович Писатель, публицист, сопредседатель ПАРТИИ ВЕЛИКОЕ ОТЕЧЕСТВО, один из основателей общественной организации «Профсоюз граждан России» Постоянный член Изборского клуба.  18. Батчиков Сергей Анатольевич Экономист, предприниматель, Действительный член Международной академии корпоративного управления. Председатель правления Российского торгово-финансового союза. Директор Центра проблем управления крупными социально-экономическими системами Международного научно-исследовательского института проблем управления. Постоянный член Изборского клуба. Оригинал размещён в моём блоге.

21 июня 2014, 09:23

Изборский клуб и новая идеология. Реплика Александра Проханова

Сегодня я предстаю перед вами в качестве председателя Изборского клуба. Изборский клуб - это образование, сообщество и товарищество патриотических интеллектуалов, которые сошлись воедино для того, чтобы создать идеологическое поле, в котором рождается новое Государство Российское.

17 мая 2014, 22:52

Страна Чучхе. Реплика Александра Проханова

Писатель и публицист Александр Проханов поделился впечатлениями от поездки по Северной Корее. Небольшая загадочная страна уже много лет существует на границе с Россией, оставаясь при этой непонятой, закрытой и оболганной. Над Северной Кореей сгустились тучи лжи, клеветы, непонимания. Ее демонизируют, ее готовят к удару, к истреблению.

09 мая 2014, 17:17

Победа будет за нами

Александр Проханов о двух русских победах над фашизмом: прошлой и грядущей.

29 апреля 2014, 18:06

Канал геополитической связи

Чтобы помешать планам России и Китая, США готовы устроить Майдан у себя под боком На днях СМИ сообщили, что Китай и Россия нанесут серьезный «геополитический удар» по США, по сравнению с которым меркнут все американские санкции в отношении РФ. А именно – в противовес Панамскому каналу совместными усилиями создадут новый канал в Никарагуа. Известный писатель Александр Проханов назвал этот проект «мощнейшей геостратегической бомбой, которая взрывается в непосредственной близости от Соединенных Штатов Америки». Действительно, разговоры о создании альтернативного водного сообщения через Никарагуа ходили давно. Так, в 2013 году сообщалось, что власти Никарагуа согласились отдать китайской компании в концессию на сто лет строительство этого канала. Предполагалось, что правительство Никарагуа будет обладать 51% акций совместного предприятия по строительству канала, а 49% будут принадлежать странам или компаниям, которые выиграют конкурс. Тогда проект оценивался в 30 миллиардов долларов, а среди потенциальных партнеров по проекту власти страны, помимо Китая, называли Японию, Россию, Венесуэлу, Бразилию и Южную Корею. Сейчас сообщается, что Китай начнет строительство и эксплуатацию канала вместе с российскими компаниями. Предварительная стоимость проекта оценивается уже в сумму более 40 млрд. долларов. Начало постройки намечено на декабрь 2014 года. Отмечается, что глубина канала составит 22 метра, ширина — 60 метров, а протяженность достигнет 286 километров. То есть канал в Никарагуа должен быть глубже, шире и длиннее своего аналога в Панаме. Планируемое начало эксплуатации – 2019 год, окончание строительства – 2029 год. Напомним, что Никарагуа и после украинских событий остается союзником России: страна была в числе тех 11-ти государств, которые поддержали позицию РФ при голосовании в ООН по вопросу о референдуме в Крыму. Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин считает: тот факт, что Китай и Россия будут вместе реализовать грандиозный проект по строительству канала в Никарагуа, говорит о том, что наш мир уже сейчас далеко не однополярный. К тому же этот проект выгоден не только с геополитической точки зрения, но и с экономической. - Когда Панамский канал был запущен, с точки зрения логистики это было прорывом: морским судам не надо было огибать континенты, чтобы доставить грузы по назначению. Объемы мировой торговли с течением времени только увеличиваются, поэтому инвестиции, о которых сегодня идет речь применительно к каналу в Никарагуа, за счет оплаты, взимаемой за прохождение нового канала, будут относительно быстро компенсированы. К тому же проект интересен и с точки зрения загрузки наших компаний, которые будут работать в Никарагуа. Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов говорит, что появление канала в Никарагуа сильно ослабит позиции американцев, нанеся ощутимый удар по престижу США. - Америка контролирует основные точки, через которые идут морские пути: Панамский канал, Суэцкий канал, а также крупные торговые пути, проходящие через Сингапур, Гибралтар и т.д. Поэтому для Америки появление альтернативного водного пути – прямой вызов. Посмотрим на последние события. Всем известно, что Грузию, которая в 2008 году развязала войну в Южной Осетии, полностью вооружали и спонсировали американцы. После того, как грузины получили отпор, США их защищать не стали. Далее: в Сирии Америка уже не первый год пытается свергнуть Асада, но тот держится, в том числе и при поддержке России. А после того, как на Украине удалось воплотить мятежный сценарий и в результате госпереворота к власти пришли полностью проамериканские политики, Крым отошел к РФ… Очевидно, что США будут искать возможность отомстить России за свои проигрыши, чтобы продемонстрировать всему миру свою силу. И вполне возможно, что в Никарагуа стоит ждать либо госпереворот, либо гражданскую войну, либо внешнее вторжение, - в общем, все, что может помешать возникновению там нового водного пути. Эксперт по Латинской Америке, старший преподаватель РГГУ Михаил Белят отмечает: идея строительства альтернативного канала, который будет пролегать по Никарагуа, родилась давно – в конце 19 века. - Но тогда в Никарагуа и вообще в Центральной Америке была достаточно серьезная политическая ситуация, в том числе и оккупация Никарагуа американскими войсками, а вернее - бандами под руководством американского авантюриста Уильяма Уокера. Поэтому от этой идеи пришлось отказаться. Затем французы начали строительство канала в Панаме, но вскоре «прогорели». Кстати, тогда слово «панама» и стало синонимом крупного мошенничества при реализации каких-либо проектов. После французов канал достраивали американцы, и, естественно, они и тогда не хотели возникновения каких-либо альтернатив такому проекту. Поэтому новый межокеанский путь - это, безусловно, серьезный вызов Штатам, которые, скорее всего, ответят на этот «геополитический удар». Ведь именно для того, чтобы похоронить идею строительства этого канала, американцы пришли в 1920-х годах в Никарагуа, с этим и боролось народное сопротивление во главе с известным политическим деятелем Аугусто Сесаром Сандино. Конечно, в силу своего географического положения страна просто создана для того, чтобы там появился новый трансокеанский канал. На юге расположено крупное озеро Никарагуа, к которому ведет река Сан-Хуан. Это река когда-то была судоходной, и сейчас можно прокопать русло и снова восстановить ее течение. После чего остается заново прорыть небольшой перешеек (около 30 километров), и Карибское море будет соединено с Тихим океаном. Самое интересное, что строительство такого водного пути обойдется гораздо дешевле, чем строительство Панамского канала. Его, кстати, сейчас расширяют не случайно: планируется, что к 2016 году работы закончатся, и пропускная способность Панамского канала увеличится вдвое. Поэтому, на мой взгляд, США, скорее всего, будут каким-то образом мешать реализации масштабного проекта России и Китая. Весьма возможно, что стоит ждать каких-либо нелицеприятных действий по отношению к стране, где будет проходить альтернативный водный путь. «СП»: - Какая политическая обстановка в Никарагуа сейчас? - Сейчас там стабильно. В правительстве доминирует Сандинистский Фронт Национального Освобождения. Но в Никарагуа есть довольно серьезная оппозиция демократического и либерального толка, которая была у власти… В целом страна сейчас начала выбираться из той ужасной экономической и социальной ямы, в которую ее вверг клан Сомосы, диктаторский режим которого правил с 1936 года. Также напомню, что после революции 1979 года в Никарагуа почти 10 лет продолжалась гражданская война между сандинистами и контрас… Понятно, что на фоне других центральноамериканских государств Никарагуа - не ведущая страна, ей еще очень далеко до уровня той же Коста-Рики. Но, тем не менее, там есть определенная стабильность, социальная жизнь налаживается, народ не испытывает тех бедствий, которые испытывал в прошлом. Однако завкафедрой прикладной политологии Финансового университета при Правительстве РФ, директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов придерживается иной точки зрения. - Этот проект очень рискованный, я отношусь к нему очень сдержанно. Почему? На самом деле этот канал нужен не России, а Китаю, чтобы он мог экспортировать и импортировать грузы по укороченному пути. Для этого, кстати, Китай получал контроль над ключевыми портами Панамского канала, которыми владеет китайский бизнесмен Ли Ка-шэн. Ясно, что за ним стоит политическое руководство Китая. Да, у нас есть нефтяные интересы в Венесуэле, но эти проекты весьма спорные, потому что туда надо вкладывать крупные инвестиции - порядка 10 миллиардов долларов. Я лично не сторонник разбрасывания денег по геополитической карте мира, в отличие от некоторых экспертов, которые считают, что надо «закачивать» деньги в любые проекты, лишь бы только насолить Соединенным Штатам. Возникает вопрос: почему США спокойно отнеслись к тому, что китайский бизнесмен стал, по сути, владельцем Панамского канала, ведь это, казалось бы, нарушает их геополитические интересы? Ответ довольно прост: США прекрасно понимают, что при желании они могут спокойно перекрыть этот канал. Мы помним военную операцию в Панаме, начавшуюся в 1989 году… Что им мешает в очередной раз объявить президента Панамы каким-нибудь наркобароном и силами своих бравых рейнджеров заблокировать водный путь? Таким же образом можно перекрыть канал в Никарагуа. Так что я считаю идею вкладывать многомиллиардные инвестиции в этот проект весьма спорным решением. Автор Антон Мардасов Первоисточник http://svpressa.ru/economy/article/86097/

03 апреля 2014, 20:14

Сандинисткий канал

Александр Проханов о совместных российско-китайских усилиях по постройке Никарагуанского канала.

20 марта 2014, 14:55

Крымское ликование. Реплика Александра Проханова

Крымское ликование. Реплика Александра Проханова Выпуск от 19.03.2014 Автор: Александр Проханов Крымская речь Путина в Кремлевском Георгиевском зале лишь отчасти была политическим деянием. Царило какое-то пасхальное ликование, воодушевление и просветление, которое случается иногда во время храмовой службы. У некоторых людей на глазах были слезы. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписывайтесь на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV АвтоВести - http://bit.ly/AvtoVesti Эксклюзив - http://bit.ly/ExclusiveRussia24 Большой тест-драйв со Стиллавиным - http://bit.ly/Bolshoi_TestDrive Свежие новости - http://bit.ly/ActualRussia Hi-Tech - http://bit.ly/Hi-TecH Путешествия - http://bit.ly/Puteshestviya ProРоссию - http://bit.ly/ProRossiu Утро России - http://bit.ly/UtroRussia24 Наука - http://bit.ly/Наука2_0 Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Познавательные фильмы - http://bit.ly/EducationalFilms