Александр Солженицын
23 ноября, 14:26

Монархия – мать порядка?

В нашем «цепляющем» заголовке не ищите и тени иронии – реально мы ничего не имеем против монархии, как таковой. Как, впрочем, и против идей анархии, сформулированных когда-то великим Кропоткиным.

22 ноября, 14:31

Путин делает ход: как президент борется с кланово-олигархическим капитализмом

  • 0

Статья первого главреда российского Forbes Павла Хлебникова опубликована в американском Forbes 8 октября 2001 года

22 ноября, 11:07

Сергей Миронов: для популяризации чтения необходимы меры государственной поддержки

Председатель Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, руководитель фракции "СР" в Государственной Думе Сергей Миронов 22 ноября выступил на Всероссийской научно-практической конференции "Программа поддержки и развития детского и юношеского чтения: проблемы и перспективы", которая проходит в Доме Русского зарубежья имени Александра Солженицына. В начале своего выступления политик вспомнил 90-е годы прошлого века, когда казалось, что все рухнуло и на помойки выносили целые семейные библиотеки. Тем не менее, по его мнению, интерес к чтению опять растет. "Запрос общественности, библиотечных работников и всех вовлеченных не прошел втуне. Мы знаем, что 3 июня принята Правительством Концепция развития детского и юношеского чтения. И это правильно. За то, что Правительство понимает значимость чтения, отдельное спасибо Федеральному агентству по печати и массовым коммуникациям, которое приложило большие усилия", – отметил депутат. По его мнению, в возрождении интереса к чтению велика заслуга библиотекарей и библиотек. "Именно школьная библиотека может и должна способствовать развитию интереса к чтению, – заметил он. – В библиотеках сейчас проблемы с пополнением новыми книгами, и в школьных особенно. И этому вопросу нужно уделять особое внимание". Политик рассказал, что в стране есть библиотеки, которые стали очагами культуры, они используют IT-возможности для привлечения читателей, что позитивно сказывается на популяризации чтения. "То, что в современном мире появляются все новые носители информации, эволюция которых идет семимильными шагами, – это факт, и эти технологии стали неотъемлемой и естественной частью жизни наших детей с самого раннего возраста, – заметил парламентарий. – Но роль чтения как источника развития личности и фактора ее социализации безусловно никуда не исчезнет, она признается во всем мире". Чтение книги, по его словам, воспитывает у детей гуманность, формирует ум, память, воображение и речь, учит творчеству. Политик также привел слова академика Дмитрия Лихачева о том, что обязанность человека перед обществом – заботиться о своем интеллектуальном развитии, где основной метод – чтение. "Для нас очевидно, что необходимо продолжать работать над воспитанием юного поколения читателей, – сказал Сергей Миронов. – И конечно, мы ждем новых хороших и интересных книг. И здесь также недооценена роль библиотек, ведь их миссия – не только хранение книжного фонда, но и пропаганда чтения книг и культуры в целом". Политик выразил уверенность в том, что существующие проблемы будут решены, работа в этом направлении идет. "Но необходима более активная информационная поддержка со стороны государства, – подчеркнул он. – Нам не хватает социальной рекламы, адресованной детям, подросткам и юношеству, формирующей моду на чтение". Кроме того, по его мнению, нужна господдержка малого и среднего предпринимательства в области книгопечатания и книготорговли, в частности, введение льготной аренды для книжной торговли в учреждениях культуры и субсидирование книготорговых компаний. Возможно, стоит приравнять торговлю книгами к субъектам социального предпринимательства. Субсидирование книжного бизнеса особенно поможет книжным магазинам в малых городах, сказал парламентарий. "По оценкам экспертов, введение данных мер может обеспечит двукратный рост книжного рынка к 2030 году", – подчеркнул он. В заключение выступления Сергей Миронов как законодатель обещал уделить самое серьезное внимание поддержке на законодательном уровне всех важных и нужных инициатив в обсуждаемой сфере.

22 ноября, 09:44

Сергей Миронов: если ребенок постоянно видит родителей с книгой, он потянется к чтению сам

Председатель Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, руководитель фракции "СР" в Государственной Думе Сергей Миронов 22 ноября принимает участие в работе Всероссийской научно-практической конференции "Программа поддержки и развития детского и юношеского чтения: проблемы и перспективы", которая проходит в Доме Русского зарубежья имени Александра Солженицына. Организаторами конференции выступили Российский комитет Программы ЮНЕСКО "Информация для всех" и Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. К участию в мероприятии приглашены ведущие эксперты органов управления и организаций образования, науки, культуры, издательств, книжной торговли, писатели, журналисты, представители частного сектора, институтов гражданского общества. В ходе конференции обсуждаются организационные процедуры формирования и дальнейшей реализации Программы поддержки детского и юношеского чтения в Российской Федерации, Концепция которой была утверждена распоряжением Правительства РФ от 3 июня 2017 г. Сергей Миронов рассказал, что может говорить о проблеме не теоретически, а практически, как отец 12-летнего сына. По словам политика, если ребенок постоянно видит родителей с книгой, он потянется к чтению сам. Кроме того, задача семьи – внимательно относиться к интересам и увлечениям ребенка, своевременно подбирая ему соответствующие книги. "Задача школы, прежде всего, в том, чтобы научить родителей прививать детям любовь к чтению. У нас чтение ассоциируется с уроком литературы. К чтению должны призывать и учителя истории, географии, физики, химии, – уверен Сергей Миронов. – Потому что всегда есть что почитать по предмету, в том числе и художественную литературу. И без этого ничего не получится". Когда появились гаджеты, продолжил он, все думали, что книга забыта, но нет – книга всегда останется книгой. "Я уверен, что наша молодежь будет читать", – сказал депутат.

21 ноября, 08:43

Процесс и результат богатого фантазирования

«Александр Солженицын: Беседа со студентами-славистами в Цюрихском университете» (1975-02-20) — «Как приходится мне действовать в «Архипелаге»? Мне помогал мой личный опыт. Конечно, написать такую вещь стороннему человеку, кто сам не сидел, я думаю, невозможно, потому что я могу отобрать факты, проверить, насколько эти факты служат достаточной основой для вывода. И там, где научное исследование требовало бы сто фактов, двести, — а у меня их — два! три! и между ними бездна, прорыв. И вот этот мост, в который нужно было бы уложить ещё сто девяносто восемь фактов, — мы художественным прыжком делаем, образом, рассказом, иногда пословицей. Я считаю, что я провёл самое добросовестное исследование, но оно местами не научное. Местами — да, вы там видите, я обрабатываю кое-какие книги, цитирую, цифры привожу, где можно. Но очень во многих местах я должен был сопоставить показания одного–двух человек по совершенно неосвещённой области и соединить их моим собственным опытом, иногда догадкой, — однако догадкой не произвольной, не догадкой игры, а ответственной догадкой, — почему я и пишу в посвящении, что я прошу простить меня, что я, может быть, не всё увидел, не всё вспомнил, не обо всём догадался. Конечно, кое о чём надо было и догадаться… Вот почему «опыт художественного исследования», такой подзаголовок. Я считаю, что в наше время, когда всюду и везде на границах наук возникают новые науки, на границах методов — новые методы, это не будет единственный случай, и, вероятно, можем сейчас найти и другие примеры таких художественных исследований, может не названных прямо. Я думаю, это очень плодотворный метод исследования, а, как я уже сказал, в случае советской лагерной системы и необходимый, без него и нельзя было этой задачи решить» — и один из плодов творчи данного сочинителя, обсуждённый в не вполне цензурной, но вполне точной статье «Путинюгенд».

18 ноября, 18:20

Александр Солженицын — Forbes: «Им даже в голову не приходит покаяться»

  • 0

Впервые интервью было опубликовано в номере Forbes от 9 мая 1994 года под заголовком «Жириновский как злобная карикатура на патриота России». Печатается с незначительными сокращениями. Для нас это интервью важно еще тем, что брал его первый главный редактор нашего журнала Павел Хлебников, убитый в Москве летом 2004 года

18 ноября, 18:20

Александр Солженицын — Полу Хлебникову: «Им даже в голову не приходит покаяться»

Впервые интервью было опубликовано в номере Forbes от 9 мая 1994 года под заголовком «Жириновский как злобная карикатура на патриота России». Печатается с незначительными сокращениями. Для нас это интервью важно еще тем, что брал его первый главный редактор нашего журнала Павел Хлебников, убитый в Москве летом 2004 года

18 ноября, 16:43

«Это было как взрыв бомбы»: 55 лет назад в СССР напечатана первая повесть Солженицына «Один день Ивана Денисовича»

18 ноября 1962 года в популярном советском издании «Новый мир» была напечатана небольшая повесть Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича», рассказывающая о жизни заключенного ГУЛАГа. Публикация произвела эффект разорвавшийся бомбы: советскому читателю впервые открылась правда о сталинских лагерях. О том, каким образом «взрывоопасной» литературе удалось пройти советскую цензуру и как повесть повлияла на сознание современников, — в материале RT. Читать далее

16 ноября, 18:00

Почему новый Ту-160 нужно назвать "Александр Солженицын"?

В связи возобновлением производства Ту-160 в Казани мне живо представилась картина, как "проклятые" большевики в году этак 1940-м с большой помпой решают возобновить выпуск царских бомбардировщиков "Илья Муромец", собираемых из еще царских заделов элитного красного дерева с вставками из березовой фанеры и модернизированными 140-сильными двигателями "Гном-Рон", которые выпускают по французской лицензии 1917 года.И еще одна мысль. Поскольку это всё именные самолеты, то как назовут этот экземпляр? Думаю, что нужно обязательно назвать его "Александр Солженицын". Помните, как наше всё(тм) призывало  сбросить атомную бомбу на СССР?Пусть по иронии судьбы теперь тем же самым грозит США, которые его приютили и вскормили

14 ноября, 17:38

"Звезда на "Звезде". Александр Любимов

Во время путча 1991 года президент СССР Михаил Горбачев, запертый на правительственной усадьбе в Форосе, передал секретную пленку с обращением к советскому народу именно ему – гостю нашей студии. Он же первым сумел взять интервью у вернувшегося в Россию Александра Солженицына и опального в те времена Бориса Ельцина. О том, как 30 лет назад в ЦК КПСС родилась идея будущей культовой программы «Взгляд», как подбирали ее ведущих, как удалось рассказать о «несуществующей» в СССР проституции и впервые заговорить о судьбах воинов-афганцев, как «пробили» эфир Виктору Цою и впервые в истории открыто призвали захоронить тело Ленина, как население восприняло убийство Владислава Листьева и почему Сергей Бодров-младший стал кумиром поколения, в программе «Звезда на "Звезде"» расскажет один из первых ведущих и основателей «Взгляда», президент телекомпании «ВИD» Александр Любимов. Подробности на http://tvzvezda.ru Мы в социальных сетях: https://t.me/zvezdanews https://www.instagram.com/zvezdanews/ http://vk.com/tvzvezda http://facebook.com/tvzvezda http://twitter.com/zvezdanews https://ok.ru/tvzvezda https://my.mail.ru/community/tvzvezda.ru/

09 ноября, 09:16

Почему всё свелось к Парвусу?

Наиболее популярное объяснение победы большевиков – это иностранные деньги. Начиная от сериала Владимира Хотиненко «Демоны революции», где главным героем оказывается Александр Парвус, сайта Столетие, где тот же Парвус прямо называется «главным финансистом Великой Октябрьской социалистической революции», до книги британского профессора Бард-колледжа Шона Макмикина «The Russian Revolution. A New History», в которой речь идет уже о финансировании большевиков из Германии, Швеции, Дании, Швейцарии

07 ноября, 11:18

Большевики сами виноваты в том, что на них «повесили всех собак»

Понятно стремление победителей Октября 1917-го преувеличить свои заслуги, как понятно и желание их противников списать все беды исключительно на большевиков. Но не большевики разрушили и «убили историческую Россию». В стране за 12 лет случилось три революции, в двух из которых роль сторонников Ленина не прослеживается, зато ярко представлена роль самой массовой партии – эсеров, представляющих интересы самого массового сословия – крестьянства.

07 ноября, 08:06

Политика: Большевики сами виноваты в том, что на них «повесили всех собак»

Встречая юбилей Октябрьской революции, мы по-прежнему пребываем в плену мифов, причем как советских, так и антисоветских. В общественном сознании они переплелись настолько, что отделить одни от других – задача нетривиальная. Где же та грань, которая мешает нам относиться к событиям 1917 года рационально и трезво? Историю пишут победители. В этом смысле не стала исключением и партия большевиков, присвоив себе прямо или косвенно ключевую роль в развитии революционного процесса. Нельзя сказать, что советская историография прямо утверждала, будто, например, революция 1905 года происходила при руководящей и направляющей роли Коммунистической партии. Однако описание тех событий снабжалось цитатами из Ленина настолько обильно, что волей-неволей возникало ощущение присутствия вождя мирового пролетариата на всех ключевых поворотах разгорающегося кризиса. Он происходящее описывал, комментировал, советовал, спорил с непосредственными участниками и критиковал их действия. В свою очередь, массовая культура рассказывала не столько о самих революционных процессах, сколько о действиях большевиков на их фоне. В музеях Ленина по всей стране гораздо больше внимания было уделено истории газеты «Искра», нежели экономике и политике революционного периода. А в литературе и кинематографе центральной фигурой раз за разом оказывался пламенный большевик – агитатор и организатор, смело и в одиночку выходящий со словом правды к массам, вокруг которых кипела и бурлила революция. Против истины Советы не грешили, и большевик в подавляющем большинстве случаев действительно отважно выходил к массам один – слишком мала была тогда численность ленинской партии. Но победители явно смещали акценты.  Пример из того же ряда – Февральская революция. Согласно советской историографии, партия большевиков сразу же начала разъяснять трудящимся ее буржуазный характер и призывать к созданию советского правительства, хотя все было несколько сложнее. Что же касается революционного брожения в армии, то именно ленинцы объясняли солдатам империалистический характер идущей бойни, а их агитаторы трудились на фронте не покладая рук. И так далее в том же духе. Неудивительно, что именно большевики к концу XX века в умах наших сограждан стали главной действующей силой истории начала столетия. Поэтому в конце 80-х, а особенно после 1991 года ей досталось за все – и за посеянную смуту, и за пожатую бурю. Шокирующий фильм-откровение своего времени – лента Станислава Говорухина «Россия, которую мы потеряли» (тот самый, что первым заявил на всю страну о счастливой дореволюционной России с ее цветущей экономикой и стремительно растущим населением, не знавшим нужды и кормившим половину Европы) начинался такими словами: «Россия... Так уж получилось, что мы ничего не знаем о ней. Поэтому, наверное, и живем так трудно и так глупо... История России, которой мы учились в школе, написана услужливыми лакеями, спешившими угодить своим хозяевам. Как раз тем, кто растоптал и разграбил эту страну. Ее убийцам. История России написана ее убийцами». Убийцы – это, разумеется, большевики, что прямо следует из контекста высказывания. Так на смену советской мифологии пришла мифология антисоветская. На первом этапе она во многом была обусловлена политическими мотивами – задачей делегитимизации советского строя. Если большевики сделали своим ниспровергателям такой подарок, прописав свою роль буквально во всех исторических процессах, странно бы было им не воспользоваться. В итоге образ истории пересматривался не в сторону рационального анализа и исторической достоверности, а «от противного» – от советской историографии к историографии с противоположным знаком. Конечно, сводить все к политике означало бы чрезмерно упрощать. В конце концов, подавляющее большинство советских людей просто не знало другой истории, так как источники, представляющие точку зрения противников большевиков, в СССР банально не публиковались. Вадим Кожинов вспоминал, что диссидентствующая советская публика была искренне уверена, будто Белая армия сражалась исключительно «За веру, царя и Отечество», и люди чтили память Корнилова и Колчака, полагая их истинными монархистами. Последовавшее за этим отрезвление было тяжелым: оказывается, монархистов у «белых» преследовала контрразведка. Увы, на поверхности эмиграции плавала пена злобных антибольшевистских сочинений, а не серьезных исторических исследований. Потому, например, у Александра Солженицына, который при желании мог бы ознакомиться с воспоминаниями непосредственных участников Февральской революции, ответственность за хлебный бунт в Петрограде возлагается на большевизированных пекарей, решивших придержать муку, а не на расстройство транспортного сообщения в стране. Ставший уже анекдотичным пример высказывания «Большевики свергли царя» смешон лишь на первый взгляд – и лишь для тех, кто потрудился разобраться в отечественной истории. Обычно за «Россией, которую мы потеряли» сразу следует переворот тех самых большевиков, которые «убили историческую Россию». Через 100 лет после революции в сетевых дискуссиях нетрудно найти эмоциональные восклицания, подобные такому: «Товарищи коммунисты! Сколько раз вам говорить: поражение в Первой мировой войне Россия потерпела не под руководством Николая Второго, а под руководством Ленина и Троцкого, заключивших Брестский мир!». То есть Февральская революция, отречение императора, «Приказ номер 1» – целый пласт исторических событий – банально выпадают из поля зрения. В действительности Ленин комментировал ход Первой русской революции из эмиграции, вернувшись в Россию лишь в ноябре 1905 года. Большевики не играли в тех событиях определяющей роли уже потому, что численность их партии к тому моменту не превышала 14 тысяч членов (для сравнения: численность партии эсеров оценивалась в десятки тысяч человек). В Петербургском совете рабочих депутатов, в руках которого осенью 1905 года оказалась реальная власть в стране, заседали меньшевики, эсеры и будущие конституционные демократы. Большевики же недооценили роль Советов и заявили, что готовы работать в организации, претендующей на политическое руководство массами, только при условии принятия Советом социал-демократической программы и подчинения директивам партии. Февральскую революцию большевистская партия встретила фактически обезглавленной: Русское бюро Центрального Комитета РСДРП(б) было разгромлено, его руководители находились или в эмиграции, или в ссылке. Ленин не предсказывал революции и не ожидал ее – буквально за месяц до февральских событий он писал: «Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв грядущей революции». По состоянию на февраль 1917 года численность РСДРП(б) оценивалась в 24 тысячи человек на всю страну. В Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов, которому восставшие 27 февраля вручили власть, большевиков были буквально единицы – к их голосу большинство, представленное эсерами и меньшевиками, просто не прислушивалось. Антивоенная агитация большевиков на фронте и в тылу не шла ни в какое сравнение с аналогичной агитацией самой массовой революционной партии – эсеровской. «Приказ номер 1» действительно произвел наиболее разрушительное воздействие на армию, но издан он был, разумеется, не большевиками, а эсеро-меньшевистским Петросоветом в марте 1917 года, Сегодня (и это, опять-таки, наследие советской историографии) принято считать, что именно большевики последовательно выступали за поражение своего правительства в империалистической войне, призывая к миру «без аннексий и контрибуций», в то время как меньшевики и эсеры заняли позицию «оборончества». Между тем все тот же эсеро-меньшевистский Петросовет издал манифест «К народам мира». В нем, обращаясь к «товарищам-пролетариям и трудящимся всех стран», «оборонцы» с радостью констатировали поражение своего правительства и призвали народы воюющих стран свергать власть у себя для установления мира и прекращения войн, захватов и насилий. То есть с подобных позиций выступали не только большевики. Меньшевики и эсеры писали в своем Манифесте еще в марте 1917-го: «Мы призываем вас: сбросьте с себя иго вашего самодержавного порядка подобно тому, как русский народ стряхнул с себя царское самовластие; откажитесь служить орудием захвата и насилия в руках королей, помещиков и банкиров, и дружными объединенными усилиями мы прекратим страшную бойню, позорящую человечество и омрачающую великие дни рождения русской свободы». В конце марта 1917 года положения манифеста «К народам мира» подтвердило буржуазное Временное правительство. Не от большого желания, а под революционным давлением «снизу», но подтвердило. Идем далее. Большевистский «Декрет о мире», принятый после Октября, являлся логическим продолжением декрета «К народам мира». Он не объявлял о выходе России из войны, а предлагал «всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире» без захватов и контрибуций, выражая готовность рабоче-крестьянского правительства к началу таких переговоров. Большевистский «Декрет о земле» опирался на земельную программу эсеров, составленную на основе приговоров и наказов крестьян. А декрет о введении восьмичасового рабочего дня опирался на требования рабочих – о восьмичасовом рабочем дне Петросовет заявил уже 23 марта 1917 года. Феномен большевиков заключался не в том, что они несли за собой особые, принципиально отличные от всех других политических сил России идею и программу. Их феномен заключался в том, что они были единственными, кто последовательно шел к реализации основных требований революции. Когда свою неспособность к осуществлению реформ продемонстрировали и либералы Временного правительства, и социалисты Петросовета, поддержку обрели именно большевики. Но произошло это лишь во второй половине 1917 года. Понятно стремление победителей Октября 1917-го преувеличить свои заслуги, как понятно и желание их противников списать все беды исключительно на большевиков. Но не большевики разрушили и «убили историческую Россию». В стране за 12 лет случилось три революции, в двух из которых роль сторонников Ленина не прослеживается, зато ярко представлена роль самой массовой партии – эсеров, представляющих интересы самого массового сословия – крестьянства.  Историческую Россию не убивал никто – в нашей стране произошла Революция. И это неотъемлемая часть ее истории – истории развития страны. Теги:  Владимир Ленин, история России, юбилей, 1917, Февральская революция, памятная дата, Октябрьская революция

05 ноября, 17:32

05.11.2017 17:32 : Специалисты Мосводоканала ликвидировали прорыв трубы в центре столицы

Ранее сообщалось, что на улице Александра Солженицына произошел прорыв холодного водоснабжения. В результате инцидента никто не пострадал. Как сообщает агентство «Москва», на ликвидацию последствий прорыва ушло около часа.

05 ноября, 13:04

В центре Москвы прорвало трубу с холодной водой

На улице Александра Солженицына, дом 24, в центре российской столицы в воскресенье, 5 ноября, случилась авария: прорвало трубу холодного водоснабжения, сообщает агентство «Москва» со ссылкой на осведомлённый источник в городских экстренных службах

03 ноября, 01:35

Александр Проханов // "Завтра", №44, 2 ноября 2017 года

На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!";.Дедушкин табакСтанислав Александрович Белковский как-то услышал о себе, что он неисчерпаем, как электрон, и усомнился в том, что электрон неисчерпаем. Он стал вычерпывать электрон. Он его черпал, черпал, наконец вычерпал до дна и на дне электрона нашёл заповедь. Эта заповедь гласила: «Не улыбнись и не улыбаем будешь». А был Станислав Александрович улыбаем. Его улыбали все, кому не лень. Улыбали спереди, сзади, улыбали в ухо, в рот. Как увидят его, так и начинают улыбать. Станислав Александрович Белковский, следуя заповеди, перестал улыбаться. И сразу все перестали его улыбать. Тогда он остался в одиночестве.Одиночество стало его тяготить, и он вдруг понял, что ему необходимо, чтобы его улыбали. Тогда он решил повысить свою инвестиционную привлекательность. А когда повысил, все стали делать в него вклады. В него вкладывали, вкладывали… Вкладывали спереди, сзади. Особенно ему вкладывали в рот. После чего он начинал вещать. Сначала он просто вещал, а потом стал радиовещать. Он приходил на станцию «Эхос Мундис» и вещал. Он вещал о том, что в этом году будет большой урожай лесных орехов, но не объяснял почему. Однако это сбывалось. Ещё он вещал, что рыбка гуппи расплодится в таком количестве, что образует косяки, а те станут мешать судоходству. Ещё он вещал, что пупырышки в области паха следует выводить лейкопластырем, приклеивая его с помощью газеты «Коммерсант». Но брать не свежий номер, а лежалый, ополаскивая его крутым кипятком, который выводит из «Коммерсанта» вредные примеси и оставляет одни витамины. Ещё он вещал, что лак для ногтей легко может быть использован для покрытий дальних бомбардировщиков, что делает эти летательные аппараты невидимыми.Станиславу Александровичу Белковскому поступали всевозможные предложения от радиослушателей, среди которых были члены правительства, главы корпораций, лидеры организованных преступных группировок. Все они предлагали Станиславу Александровичу поступить к ним на службу и делать прогнозы. Он пошёл работать в правительство и там делал прогнозы. Он прогнозировал, что рост урожаев ячменя приведёт к снижению себестоимости тяжёлых экскаваторов, а это повлечёт за собой распространение грибковых заболеваний, что поможет нашим певцам выиграть «Евровидение».Отработав в правительстве и заслужив благодарности, Станислав Александрович Белковский перешёл на работу в корпорацию. Корпорация была закрытого типа, производила продукт, который не значился в номенклатуре и был незрим для враждебной разведки, потому что его вообще не было. Станислав Александрович прогнозировал, как увеличить число несуществующего изделия, а потом и вовсе сделать всю корпорацию незримой, что нанесёт непоправимый вред «Дженерал Моторс» и «Мобил электроник».Поработав в корпорации и получив награду в виде несуществующих «золотых парашютов», он перешёл на работу в организованную преступную группировку. Эта группировка маскировалась под радиостанцию «Эхос Мундис» и убирала неугодных. И хотела легализоваться. Причём многие её члены становились депутатами Государственной Думы и отправлялись в Антарктиду. Вместе с ними Станислав Александрович Белковский хотел достичь на собаках Южного полюса, но потерпел неудачу и вмёрз в льдину. Там его сняла со льдов неизвестная подводная лодка, плывшая по соседству. Станислав Александрович Белковский оказался на борту этой подводной лодки, где его поили горячим ромом и возвращали к жизни. Когда Станислав Александрович стал понемногу оттаивать и убедился, что окружавшие его незнакомцы не хотят сделать из него строганину, он вдруг стал различать их язык. Они говорили на чистейшем берлинском наречии, которое было свободно от англицизмов, засоривших немецкий язык после поражения в 1945-м году. Он понял, что находится на немецкой подводной лодке, которой командовал адмирал фон Ревенбрюк, личный друг Адольфа Гитлера. Станислава Александровича Белковского спросили: хочет ли он служить Рейху? И он ответил утвердительно, потому что был знаком со статьями патриотического генерала Леонида Ивашова, изучавшего секретные базы фашистских подводных лодок. Эти базы находились в ледяных штольнях Антарктиды, куда вывезли из Германии при наступлении союзников золото Рейха, а вместе с ним Адольфа Гитлера и Еву Браун.Подводная лодка, не погружаясь, плыла среди льдов. На этих льдах было много пингвинов. На некоторых из них Станислав Александрович Белковский заметил железные кресты. Пингвины, увидев его, встречали его появление фашистским приветствием. Это смущало Станислава Александровича, ибо он боялся, что его вместе с пингвинами привлекут за пропаганду фашизма. Адольф Гитлер и Ева Браун проживали в ледяном дворце. Они не оставили мечту о создании совершенного человечества. Человечество должно было произойти от академика Сахарова и Александра Солженицына. Оба светочажили в Ледяном дворце со своими жёнами Еленой Боннэр и Натальей Солженицыной. Елена Боннэр много курила, а Наталья Солженицына хотела отучить её от вредной привычки и подмешивала в табак Елены Боннэр хорошо перетёртых сушёных мух. Для того чтобы будущее человечество было стойко к катаклизмам, особям пересаживали внутренние органы, взятые у Леонида Ильича Брежнева и Юрия Владимировича Андропова, потому что у того и у другого были органы, которые не значились в анатомических атласах и отсутствовали у обычных людей, а являлись органами будущего.Станислав Александрович Белковский спросил у врача, который лечил Юрия Владимировича Андропова, зачем его, Станислава Александровича, привезли в Антарктиду, в Центр по созданию будущего человечества? И лечащий врач ответил ему: он, Станислав Александрович Белковский, и является представителем будущего человечества. Об этом свидетельствовали труды патриотического генерала Леонида Ивашова. Его выбрали арийские боги из миллиардов людей и открыли ему заповедь «Не улыбнись». Выполнив эту заповедь, Станислав Александрович Белковский стряхнул с себя прах ветхого человечества и стал носителем будущего. Уходя гулять из своих ледяных апартаментов, Станислав Александрович видел, как в парадном ледяном зале, высеченном в недрах айсберга, прогуливаются Адольф Гитлер и Ева Браун. И режиссёр Сокуров снимает о них фильм, написанный по сценарию Эльдара Рязанова и Эльдара Дадина. Эльдар Дадин стоял тут же в одиночном пикете. И на его плакате была надпись: «Свободу Эльдару Дадину».Станислава Александровича Белковского стали готовить к путешествию в будущее. Сначала из него выпарили всю жидкость, потом его долго сушили на солнце, как вяленую рыбу. Потом его перемололи в муку. Каждая частичка муки была размером со спору папоротника. В таком виде Станислава Александровича Белковского вынесли наружу из ледяных чертогов и развеяли по ветру. Споры Станислава Александровича разлетелись по всему миру и стали прорастать. Где упадёт спора – там и прорастёт. Споры прорастали на всех континентах. Скоро они заполонили весь мир, вытеснив ветхое человечество. И вместо обветшавшего человечества возникло новое, и каждая особь имела лицо Станислава Александровича Белковского.У этих особей не было пупка, и они размножались спорами. В начальных классах школы, обучая маленьких детей методам размножения, учителя показывали им гриб «дедушкин табак», который, состарившись и достигнув половой зрелости, лопался, и из него вылетало дымное облако спор. Эти споры понимали друг друга с полуслова по едва заметным жестам и унаследованной древнемасонской традиции не улыбаться. Но одна спора сохранила рудиментарную привычку улыбаться. Эту спору звали Шон.Шон был разновидностью Станислава Александровича Белковского. Он отличался от типового образца способностью жить в безвоздушном пространстве в кипящей серной кислоте под давлением в сто тысяч атмосфер. Там он превращался в алмаз. И там его нашёл античный Антей. Так образовался «Алмаз-Антей». «Алмаз-Алтей» производил зенитные ракетные установки С500, которые были переданы российской стороной сирийским ПВО. Это привело к перелому в сирийской войне, и было заключено долгожданное соглашение. Соглашение между Россией, Соединёнными Штатами Америки и клубом «Распутин» заключили тайно. Оно хранилось только в двух экземплярах и получило название пакта «Распутин-Белковский». Именно этот пакт лёг в основание будущего мироустройства.Поэт Дельвиг, прогуливаясь по невской набережной, завидя во время прогулки Станислава Александровича Белковского, первым снимал шляпу и любезно спрашивал:- Правда ли, что нынче в наших лесах ожидается большой урожай орехов, что приведёт к разрастанию популяции чижей?На что Станислав Александрович, снимая шляпу в ответ, загадочно улыбался:- Дорогой Дельвиг, вы присмотритесь внимательно к Антону Ореху и Оксане Чиж. Их поведение вам многое подскажет.

01 ноября, 07:00

Ответ Путину от патриотов страны

  • 0

Я продолжаю рефлексировать по поводу последних откровений Путина на открытии либеральной Стены ужаса в центре Москвы. Вроде, уже давно не мальчик и давно в курсе того, что представляет из себя ныне правящий режим и представляющий его Путин. Что же меня так колбасит от этого? Давайте разберемся с холодной головой в смысле месседжа, вброшенного в общество. Смысл его таков, что ключевой период нашей советской истории - сталинский - официально объявлен полностью преступным. Мол, репрессии ничем нельзя оправдать, никакими, как выразился Путин так называемыми благами народа.В переводе на русский это означает, что никакие потрясающие социальные, культурные, медицинские и промышленные прорывы того периода не считаются и вычеркиваются. А значит не считаются Победа 1945 года и космический и атомный прорыв. Ведь в это время в стране был страшный и ужасный ГУЛАГ!То есть перед нами взгляд на историю сквозь призму полностью лживого томика "Архипелаг ГУЛАГ" Александра Солженицына, которого при Путине наши дети стали изучать в школе, как классика. Но ведь давно доказано. что у Солженицына совершено бредовые цифры,  дословно совпадающие с листовками ведомства Геббельса:К которым он добавил свои фантазии, доведя свой "баланс большевизма" до бредовых 110 миллионов жертв.Ну и апофеозом и приговором нашей великой истории звучат произнесенные Путиным слова «Знать, помнить, осудить. И только потом – простить». Сперва осудить на основе лжи литературного власовца и агента ЦРУ Солженицына, а потом простить, т.е. помиловать.Ответ каждого нормального человека, патриота России на это может быть только один: идите вы на х*й со своим Солженицыным!

Выбор редакции
31 октября, 18:48

В знаменитой «Бутырке» рассказали о новейших методах предотвращения побегов

Экскурсию по тюрьме, где в XX веке наряду со свирепыми убийцами и насильниками отбывали наказание и такие знаменитые русские писатели как Варлам Шаламов и Александр Солженицын, провёл для журналистов ее руководитель Сергей Телятников.

31 октября, 11:30

The Guardian: почему СССР не смог уничтожить религию

Революция в России началась еще в феврале. Царь к тому времени уже отрекся от престола. Временное буржуазное правительство начало брать власть в свои руки. Но именно оккупация правительственных зданий в Петрограде 25 октября 1917 года красной армией большевиков знаменует полноценное начало эпохи коммунизма. Именно начиная с этого времени во всемирной истории начался беспрецедентный эксперимент — систематическая, поддерживаемая государством попытка уничтожить религию.

30 октября, 20:38

Путин предложил НКО не заниматься политикой или отказаться от чужих денег

  • 0

"Знать, помнить, осудить и только потом простить". Об этом в День памяти жертв политических репрессий говорил Владимир Путин. Президент принял участие в открытии мемориала "Стена скорби" на проспекте Академика Сахарова в Москве.

26 февраля 2016, 23:58

ПОЗОРНЫЕ ПОСТУПКИ СОЛЖЕНИЦИНА

Originally posted by alexandr3 at ПОЗОРНЫЕ ПОСТУПКИ СОЛЖЕНИЦИНАOriginally posted by pbs990 at ПОЗОРНЫЕ ПОСТУПКИ СОЛЖЕНИЦИНАОригинал взят у aloban75 в ПОЗОРНЫЕ ПОСТУПКИ СОЛЖЕНИЦИНАЯ бы не хотел так жить, потому что мне было бы очень стыдно. Мало того, - я бы презирал самого себя.Итак, как сидел в лагере «пролетарий» Солженицын.Воспоминания самого Солженицына, его жены и друзей показывают, что послевоенный ГУЛАГ был относительно либеральным: зеки (во всяком случае, сам будущий писатель) имели регулярные свидания, посылки, читали книги. Их хорошо кормили. В нынешнем ФСИНе условия – куда строже.Писатель Владимир Бушин в 2005 году в своей книге «Александр Солженицын. Гений первого плевка» собрал множество фактов о жизни этого русского писателя, нобелевского лауреата. В своей работе Бушин опирался только на факты – воспоминания самого Солженицына и его близких. Несколько глав книги посвящены пребыванию Александра Исаевича в ГУЛАГе, точнее в тюрьмах и «спецобъектах». Мы опускаем в этих отрывках из книги рассуждения Бушина о моральном облике Солженицына, и приводим только сухие факты:«О жизни в неволе очень много говорит работа, которую приходится выполнять, её условия. В 1970 году в биографии для Нобелевского комитета он писал о своих лагерных годах: «Работал чернорабочим, каменщиком, литейшиком». А через пять лет, выступая перед большим собранием представителей американских профсоюзов в Вашингтоне, начал свою речь страстным обращением: «Братья! Братья по труду!» И опять представился как пролетарий: «Я, проработавший в жизни немало лет каменщиком, литейщиком, чернорабочим…» Американцы слушали пролетария, затаив дыхание.Приобщение Александра Исаевича к физическому труду произошло в самом конце июля 1945 года, когда, находясь в Краснопресненском пересыльном пункте, он начал ходить на одну из пристаней Москвы-реки разгружать лес. Солженицына никто здесь не вынуждал, он признаёт: «Мы ходили на работу добровольно». Более того, «с удовольствием ходили».Но у будущего нобелиата при первой же встрече с физическим трудом проявилась черта, которая будет сопровождать его весь срок заключения: жажда во что бы то ни стало получить начальственную или какую иную должностишку подальше от физической работы. Когда там, на пристани, нарядчик пошел вдоль строя заключенных выбрать бригадиров, сердце Александра Исаевича, по его признанию, «рвалось из-под гимнастерки: меня! меня! меня назначить!..». Но пребывание на пересылке дает возможность зачислить в его трудовой стаж пролетария лишь две недели.Затем – Ново-Иерусалимский лагерь. Это кирпичный завод.Застегнув на все пуговицы гимнастерку и выпятив грудь, рассказывает герой, явился он в директорский кабинет. «Офицер? – сразу заметил директор. – Чем командовали?» – «Артиллерийским дивизионом!» (соврал на ходу, батареи мне показалось мало). – «Хорошо. Будете сменным мастером глиняного карьера».Так добыта первая должностишка. Солженицын признаётся, что, когда все работали, он «тихо отходил от своих подчиненных за высокие кручи отваленного грунта, садился на землю и замирал».Как пишет Решетовская, цитируя его письма, на кирпичном заводе муж работал на разных работах, но метил опять попасть «на какое-нибудь канцелярское местечко. Замечательно было бы, если бы удалось».Мечту сумел осуществить в новом лагере на Большой Калужской (в Москве), куда его перевели 4 сентября 1945 года. Здесь ещё на вахте он заявил, что по профессии нормировщик. Ему опять поверили, и благодаря выражению его лица «с прямодышашей готовностью тянуть службу» назначили, как пишет, «не нормировщиком, нет, хватай выше! – заведующим производством, т.е. старше нарядчика и всех бригадиров!»Увы, на этой высокой должности энергичный соискатель продержался недолго. Но дела не так уж плохи: «Послали меня не землекопом, а в бригаду маляров». Однако вскоре освободилось место помощника нормировщика. «Не теряя времени, я на другое же утро устроился помощником нормировщика, так и не научившись малярному делу». Трудна ли была новая работа? Читаем:«Нормированию я не учился, а только умножал и делил в своё удовольствие. У меня бывал и повод пойти бродить по строительству, и время посидеть».В лагере на Калужской он находился до середины июля 1946 года, а потом – Рыбинск и Загорская спецтюрьма, где пробыл до июля 1947 года. За этот годовой срок, с точки зрения наращивания пролетарского стажа, он уже совсем ничего не набрал. Почти всё время работал по специальности — математиком. «И работа ко мне подходит, и я подхожу к работе», – с удовлетворением писал он жене.С той же легкостью, с какой раньше он говорил, что командовал дивизионом, а потом назвался нормировщиком, вскоре герой объявил себя физиком-ядерщиком. Ему и на этот раз поверили!В июле 1947 года перевели из Загорска опять в Москву, чтобы использовать как физика. Его направили в Марфинскую спецтюрьму – в научно-исследовательский институт связи. Это в Останкине.В институте кем он только не был — то математиком, то библиотекарем, то переводчиком с немецкого (который знал не лучше ядерной физики), а то и вообще полным бездельником: опять проснулась жажда писательства, и вот признается: «Этой страсти я отдавал теперь все время, а казённую работу нагло перестал тянуть».Условия для писательства были неплохие. Решетовская рисует их по его письмам так: «Комната, где он работает, – высокая, сводом, в ней много воздуха. Письменный стол со множеством ящиков. Рядом со столом окно, открытое круглые сутки…»Касаясь такой важной стороны своей жизни в Марфинской спецтюрьме, как распорядок дня, Солженицын пишет, что там от него требовались, в сущности, лишь две вещи: «12 часов сидеть за письменным столом и угождать начальству». Вообще же за весь срок нигде, кроме этого места, рабочий день у него не превышал восьми часов.Картину дополняет Н. Решетовская: «В обеденный перерыв Саня валяется во дворе на травке или спит в общежитии. Утром и вечером гуляет под липами. А в выходные дни проводит на воздухе 3-4 часа, играет в волейбол».Недурно устроено и место в общежитии — в просторной комнате с высоким потолком, с большим окном. Отдельная кровать (не нары), рядом — тумбочка с лампой. «До 12 часов Саня читал. А в пять минут первого надевал наушники, гасил свет и слушал ночной концерт». Оперу Глюка «Орфей в аду»…Кроме того, Марфинская спецтюрьма — это, по словам самого Солженицына, ещё и «четыреста граммов белого хлеба, а черный лежит на столах», сахар и даже сливочное масло, одним двадцать граммов, другим сорок ежедневно. Л. Копелев уточняет: за завтраком можно было получить добавку, например, пшённой каши; обед состоял из трех блюд: мясной суп, густая каша и компот или кисель; на ужин какая-нибудь запеканка. А время-то стояло самое трудное — голодные послевоенные годы…Солженицын весь срок получал от жены и её родственников вначале еженедельные передачи, потом – ежемесячные посылки. Кое-что ему даже надоедало, и он порой привередничал в письмах: «Сухофруктов больше не надо… Особенно хочется мучного и сладкого. Всякие изделия, которые вы присылаете, – объедение». Жена послала сладкого, и вот он сообщает: «Посасываю потихоньку третий том «Войны и мира» и вместе с ним твою шоколадку…»Страстью Солженицына в заключении стали книги. В Лубянке, например, он читает таких авторов, которых тогда, в 1945 году, и на свободе достать было почти невозможно: Мережковского, Замятина, Пильняка, Пантелеймона Романова:«Библиотека Лубянки – её украшение. Книг приносят столько, сколько людей в камере. Иногда библиотекарша на чудо исполняет наши заказы!»А в Марфинской спецтюрьме Солженицын имел возможность делать заказы даже в главной библиотеке страны — в Ленинке.В заключении Солженицын приохотился и писать. «Тюрьма разрешила во мне способность писать, – рассказывает он о пребывании в Марфинском научно-исследовательском институте, – и этой страсти я отдавал теперь всё время, а казённую работу нагло перестал тянуть».Свидания с родственниками проходили на Таганке, в клубе служащих тюрьмы, куда арестантов доставляли из других мест заключения. Н. Решетовская так описывает одно из них: «Подъехала никакая не «страшная машина», а небольшой автобус, из которого вышли наши мужья, вполне прилично одетые и совсем не похожие на заключенных. Тут же, ещё не войдя в клуб, каждый из них подошел к своей жене. Мы с Саней, как и все, обнялись и поцеловались и быстренько передали друг другу из рук в руки свои письма, которые таким образом избежали цензуры».И ещё один отрывок из книги Бушина, уже не относящийся к заключению писателя, но хорошо показывающий восприятие Солженицына самого себя как мессии:«Такой случай, имевший место под новый 1962 год. Поехал с женой из Рязани в Москву, чтобы там у Теуша спрятать свои рукописи. В праздничной электричке какой-то пьяный хулиган стал глумиться над пассажирами. Никто из мужчин не противодействовал ему: кто был стар, кто слишком осторожен. Естественно было вскочить мне — недалеко я сидел, и ряшка у меня была изрядная. Но стоял у наших ног заветный чемоданчик со всеми рукописями, и я не смел: после драки неизбежно было потянуться в милицию… Вполне была бы русская история, чтоб вот на таком хулигане оборвались бы мои хитрые нити. Итак, чтобы выполнить русский долг, надо было нерусскую выдержку иметь».Источник