• Теги
    • избранные теги
    • Люди174
      • Показать ещё
      Страны / Регионы197
      • Показать ещё
      Разное356
      • Показать ещё
      Компании73
      • Показать ещё
      Формат16
      Сферы6
      Международные организации22
      • Показать ещё
      Показатели3
      Издания6
      • Показать ещё
Александр Зиновьев
06 декабря, 13:39

В Варшаве прошла презентация биографии Александра Зиновьева

РИА Новости, 5.12.2016 г. Презентация книг Павла Фокина «Александр Зиновьев. Прометей отвергнутый» и Ольги Зиновьевой «Выход есть!», организованная Зиновьевским клубом МИА «Россия сегодня», прошла в понедельник в Российском [...]

03 декабря, 15:11

«Александр Зиновьев» едет в Варшаву

Молодая Гвардия 5 декабря в 17 часов в Российском центре науки и культуры в Варшаве состоится презентация книги Павла Фокина «Александр Зиновьев: Прометей отвергнутый». Кроме того, вдова выдающегося логика, социолога, [...]

Выбор редакции
03 декабря, 14:38

220 научных диссертаций, в которых цитируются работы Александра Зиновьева

. Социальные преобразования в СССР и постсоветской России в философском исследовании А. А. Зиновьев Сонгаль, Мария Анатольевна, 09.00.11 — Минск, 2016 . Жанр социологического романа [...]

Выбор редакции
25 ноября, 18:38

Андрей Тесля о первой биографии Александра Зиновьева

Colta.ru, 24 ноября 2016 г. «Сущность человека — это такая совокупность человеческих отношений, которые человек в состоянии выдержать». Александр Зиновьев МГУ, 1-я пол. 1950-х гг. [...]

Выбор редакции
25 ноября, 15:23

Автору рецензии в «Независимой газете» на книгу «Александр Зиновьев. Прометей отвергнутый»

  Хочется огорчить Андрея Мартынова — автора заметки в «Независимой газете»: первая биография А.А.Зиновьева — это книга не про печень, а про огонь разума — [...]

19 ноября, 05:37

Дубосекова вечная слава

С кинорежиссёром Андреем Шальопой я встречался, когда у его творческой команды ещё не было средств, нужных для съёмок задуманного фильма о панфиловцах. Листая фронтовой комплект «Красной звезды», мы говорили и о том, что историю подвига двадцати восьми у Дубосекова не все считают достоверной, что возможен критический обстрел картины ещё до её выхода на экран. Гость редакции объяснял: к критике он готов, но только в отношении качества фильма. Фильм задуман художественным, хотя будет ближе многих других к реалиям войны. Число же 28 в названии казалось Андрею магическим: почти любой заранее знает, о чём и о ком пойдёт речь. Разве спустя 75 лет после боя это само по себе не факт исторического звучания? И так ли уж отечественная история перенасыщена чем-то сравнимым?

27 октября, 16:23

VII Зиновьевские чтения: есть ли будущее у многополярного мира?

Александр Зиновьев. Фото: obshestvomt.ru В Москве состоялись VIIЗиновьевские чтения, приуроченные к 94-й годовщине известного российского ученого-логика, социолога и философа, крупнейшего исследователя советского и современного западного общества. Выступившие на этом форуме известные отечественные и зарубежные ученые, политики и представители СМИ поделились...

26 октября, 18:00

Правительство хочет вернуться в девяностые

Правительство «монетаристов» замахнулось
 на ремейк «славных» 1990‑х «…Когда рушится фундамент пирамиды, её верхушка может сохраняться на месте; для этого нужны только деньги». Так гласит один из тонких законов Паркинсона, прозванный «гравитацией по Питеру». Именно в поле его тяготения и находится правительство России. Идёт отчаянный поиск денег для пополнения прохудившейся казны. Лихорадочно скребут по сусекам, безжалостно […]

13 октября, 16:00

Возвращение средневековья сегодня

Историческое время отстаёт от астрономического. XIX век начался лишь после наполеоновских войн, ХХ – после первой мировой войны. Начало XXI-го тоже затянулось. Сейчас мы живём на излёте эпохи. Человечество мучительно въезжает в XXI век. Дело усугубляется тем, что начинается не просто новый век, но и новая большая эпоха, новая жизнь. Эпоха, стоящая в ряду с […]

11 октября, 16:01

Средневековье 2.0

Хозяйственная жизнь будет вестись только для удовлетворения потребностей людей, а не ради прибыли. Историческое время отстаёт от астрономического. XIX век начался лишь после наполеоновских войн, ХХ – после первой мировой войны. Начало XXI-го тоже затянулось. Сейчас мы живём на излёте эпохи. Человечество мучительно въезжает в XXI век. Дело усугубляется тем, что начинается не просто новый век, но и новая большая эпоха, новая жизнь. Эпоха, стоящая в ряду с Античностью, Средневековьем, Новым временем. Произойдёт, философически выражаясь, перерыв постепенности. Жизнь будет радикально иная, чем сейчас. К 2030 году будет видно, что сулит нам эта эпоха, и как будет выглядеть новая жизнь. Эпоха покажет свои потенции и интенции.В этих заметках мне бы хотелось заглянуть в недалёкое будущее – меньше, чем на 15 лет. Это очень увлекательное дело: недаром на нём подвизается множество предсказателей разного рода – от аналитиков до астрологов. Кстати, газета «Оракул» – одно из немногих (буквально единичных) изданий, существующих без внешних дотаций: предсказания способны себя окупить.Я буду исходить из предположения, что мир, в смысле Вселенная, так или иначе сохранится, а не погибнет в огне глобальной ядерной войны, что вообще-то возможно. Но мне как женщине не хочется обсуждать такой сценарий. Ну, погибнет – так погибнет, тогда и обсуждать будет нечего. Впрочем, в цитатнике Председателя Мао, который я когда-то купила в Шанхае на рынке, есть такая цитата: «Не надо бояться ядерной войны: половина человечества погибнет, зато вторая будет жить при коммунизме».Главным событием, которое нас ждёт, будет обрушение капитализма. На это стандартно возражают: советская пропаганда несколько десятилетий твердила об общем кризисе капитализма, а он-де до сих пор стоит. Мне кажется, что в этом случае прав Маркс: капитализм должен исчерпать себя, достичь раскрытия всех своих потенций, и только тогда он сменится иным строем. Сто лет назад или даже пятьдесят – ещё не исчерпал, а сегодня многое говорит о том, что он крайне близок к исчерпанию.В настоящий момент капитализм достиг предела своего развития. Предельным развитием капитализма является такое положение, когда он охватил весь мир и весь его включил в зону своей эксплуатации. Это и есть торжество глобализации, когда стираются границы, товары и капиталы беспрепятственно движутся в том направлении, которое сулит наибольшую прибыль. Это, по-видимому, то самое предсмертное смешение, о котором когда-то говорил Константин Леонтьев. Он считал, что всякое явление переживает три фазы: первородная простота, цветущая сложность и предсмертное смешение. То самое, о чём Меркель как-то сказала, что через 50 лет не будет немцев, а будут какие-то среднеевропейцы. Сегодняшняя глобализация и её гримасы – это иллюстрация мысли Леонтьева.Но, достигнув предела, капитализм столкнулся с непреодолимой преградой. Его кормовая база подошла к исчерпанию. Капитализм, то есть экономика и шире – жизнь, заточенная на получение прибыли, больше не может развиваться, так как ему, капитализму, некуда расти. Прежде он развивался путём включения в оборот некапиталистической периферии и её эксплуатации. Из капиталистической периферии выкачивалось (и пока выкачивается):- сырьё,- дешёвая рабочая сила,- такой важный ресурс современной жизни, как чистота: загрязнение осталось в странах, «которые не жалко».Старая периферия быстро «портится», а новой выкусить негде. Происходит понижение нормы прибыли вследствие роста зарплат трудящихся. Так происходит везде: в Корее, Китае, затем Вьетнаме, Малайзии. С ростом зарплат происходит увеличение количества ресурсов, потребляемых в этих странах, что тоже понижает норму прибыли. Это и есть то самое выращивание «могильщиков капитализма», о которых говорил Маркс. В старые добрые времена всё решалось военной силой, но теперь она есть в периферийных странах.Последним приобретением капитализма был бывший СССР и его сателлиты – бывший соцлагерь. Эта новая капиталистическая периферия сильно выручила мировой капитализм и отсрочила его зримое разложение. Но больше свежей поживы для капитализма нет и не предвидится.Проблема теперь не в переделе мира, как сто лет назад, а в том, что нечего делить.В этих условиях должен произойти «перерыв постепенности» – изменение траектории развития. Новый строй жизни будет третьим членом гегелевской триады – отрицанием отрицания. Капитализм был отрицанием феодализма (шире – Средневековья), а новый строй будет иметь некие существенные черты Средневековья.Это будет жизнь, похожая на докапиталистическую. То есть на Средневековье. Разумеется, это не может быть Средневековье в подлинном, историческом смысле. История никогда не повторяется – в ней лишь появляются цитаты из прошлого, реминисценции, стилистические повторы на следующем витке исторической спирали.В чём черты нового Средневековья?Прежде чем обсуждать этот вопрос, важное замечание. Средневековье – это вовсе не только и не столько отсталость и ужас. В Средние века человечество создало прекрасное искусство, жило напряжённой духовной жизнью. «Мрак Средневековья» придумали французские просветители XVIII века, которым надо было разрушить старый порядок и утвердить буржуазные свободы.На самом деле в Средневековье, возможно, было самое благоприятное соотношение духовных достижений человечества с его материально-техническими возможностями. То же можно сказать и о реальном социализме, бывшем в СССР. А вот наше время по этому критерию самое неудачное: при громадной материальной мощи человечества его духовные достижения мизерны. Так что термин «Средневековье» я использую безо всякой уничижительной коннотации – просто как некий порядок жизни. Речь, разумеется, пойдёт о новом Средневековье.Итак, какие черты будущего роднят его со Средневековьем.Центробежные силы и анти-глобализацияЦентростремительные тенденции, предельным выражением которых является пресловутая глобализация, уступят место обратному – центробежным тенденциям в экономике и в политике, вообще в жизни. О том, что бывают эпохи центростремительные и центробежные, говорил известный философ и специалист по Средневековью (настоящему, историческому) – Георгий Федотов.Крах Pax Americana немедленно приведёт к такому вторичному распадению мира. Очевидно, в обозримом будущем произойдёт перекройка границ. «Нарезка» новых государственных образований может оказаться самой причудливой и уж, безусловно, не будет совпадать с нынешними государственными границами. Нельзя исключать, что вдруг возродятся старые границы и государственные образования, существовавшие столетия назад. Как знать, быть может, Украина сожмётся до Киевской области, Западная Украина отойдёт к Польше, а Восточная – к России.Человечество, принудительно объединённое глобальным капитализмом, снова разъединится и будет жить в пределах региональных образований.Тенденция к выходу разных стран из ЕС – тенденция из этого ряда.«Экономический национализм»Сегодня началось зримое возвратное движение в экономике. АУТсорсинг, который воспевали в прежние десятилетия как гарантию ото всех зол и бед, всё чаще сменяется ИНсорсингом. Промышленные предприятия развитых стран начинают возвращаться на родину. Мне приходится беседовать на эту тему с итальянскими промышленниками – нашими поставщиками. Они рассказывают, что многие, перенёсшие своё производство в Китай, - возвращаются, так как качество там хуже, а рабочая сила не так уж дешева и продолжает дорожать.Люди в странах старого капитализма всё больше понимают, что упадок среднего класса связан с деиндустриализацией их стран. Кризис образования, замещение его развлекательными симулякрами имеют тот же исток. Современная система образования сложилась под нужды индустрии и умирает вместе с переносом промышленности. Сегодня в странах старого капитализма говорят о новой индустриализации, притом больше всего на родине индустриализации старой – в Англии. Англия наиболее стремительно теряла свою промышленность, и сегодня там зреет понимание, что это вовсе не так прогрессивно и благотворно, как недавно казалось.Если дело пойдёт в направлении возвращения промышленности и новой индустриализации, то деловое сообщество будет давить на правительства в смысле экономического изоляционизма, протекционизма и того, что Кейнс когда-то назвал экономическим национализмом. Все эти слова ещё вчера были ругательными и неприличными, символизирующими отсталость и реакционность, а сегодня они осторожно возвращаются в экономический и философский обиход. Очевидно: в той же Италии можно и нужно многое производить, но для того, чтобы её не давил Китай, она должна защитить свой рынок. При полной открытости она оказывается неконкурентоспособной у себя дома. Такая судьба постигла, например, текстильную промышленность Тосканы, существовавшую ещё во времена Данте и Петрарки.Недавно попалась информация, что японские университеты закрывают гуманитарные специальности и намереваются учить студентов преимущественно практическим вещам. Это тоже явление новой индустриализации и «экономического национализма».В ближайшее время возникнет и овладеет умами учение, напоминающее нео-меркантилизм, а слово «автаркия» из ругательного превратится в похвальное. Особенным успехом подобные учения будут пользоваться в больших и самодостаточных странах – в России, в Бразилии. Мне кажется, знаковым явлением будет переиздание большим тиражом книги Фридириха Листа «Национальная система политической экономии». Думается, что книжка известного экономиста В.Ю. Катасонова «Экономика Сталина» - это дальний подступ к новому учению.Иными словами, территории снова хозяйственно замкнутся.Новые кадры решают всёЦентробежные тенденции приводят к возвышению нового типа политических лидеров – из контрэлиты. Их по привычке иногда называют правыми, но это не старые правые – это нечто иное. Это, так сказать, «новые правые». Я бы назвала их предтечами нового Средневековья. Я имею в виду персонажей типа Марин Ле Пен, Виктора Орбанта, Дональда Трампа. Трамп, как говорили на Московском Экономическом Форуме, прямо призывает к протекционизму.В любом случае, в экономике и политике он выражает намерение сосредоточиться на внутренних делах США. Именно за это его так ненавидит современная глобалистическая элита, чьи интересы выражает Хиллари Клинтон.В фигуре Клинтон я вижу зловещий символизм. Дряхлая, больная, но ещё амбициозная и задорная, она – зримое воплощение старого мира: именно такой он и есть. Вполне вероятно, что «Киллари» победит на выборах, и именно при ней начнётся глобальный обвал.В обвал мало кто верит всерьёз, но перерыв постепенности приходит внезапно для наблюдателей-современников. Кто в пору нашей юности верил в распад СССР? Это потом историки будут делать вид, что видели все приметы того, что произошло после. Вообще, люди редко верят в глобальные изменения. Они склонны думать, что эпохальные переломы происходили до них, будут происходить после них, но при них жизнь будет сохранять своё равнинное течение. Это, очевидно, неверно. Надо сказать, что подход так называемых аналитиков тоже исходит из представления о том, что тенденции сохранятся в прежнем виде, надо их только уловить и приложить линеечку к графику. Но – увы – действует это далеко не всегда. И мы, на мой взгляд, переживаем момент, когда не действует.Путь к себеЯ не разделяю идеи экономического детермининзма, мне представляется более правильной мысль, что хозяйственная деятельность людей – производная их идей и даже в большей степени – верований, то есть неосознанных, иррациональных идей. Но здесь я не склонна обсуждать, что первично, а что вторично. Фактом является то, что в духовной жизни людей происходят зримые и быстрые изменения. И они – одновременно и результат, и условие изменений в экономической жизни.Рост националистических настроений, интерес к провинциальным языкам и даже диалектам, вообще подъём этничности, что часто выражается безвкусно и даже нелепо – всё это проявление этой тенденции – разъединения. Разъединение – вовсе не обязательно вражда и война (хотя исключительно мирным этот процесс быть не может – это очевидно; вопрос лишь в том, насколько он будет разрушительным).В обозримое время снова возникнет большое разнообразие народов и народностей. Многие из них хотят иметь свою государственность: каталонцы, венецианцы, шотландцы. Моя давняя секретарша вышла замуж за каталонца и живёт под Барселоной. Раньше меня удивляло, что её дочка почти не говорит по-испански – только по-каталонски. Мне это казалось каким-то этническим кривлянием: у них есть мировой язык – испанский, а они говорят в детсаду и в школе на каком-то диалекте. Но теперь я поняла: это новый тренд.В чести будут народные культуры. Во всём мире растёт интерес к ним. В Австрии люди охотно носят народные костюмы. Притом в народном костюме имеются свои моды, определённая динамика, развитие – значит, это не просто этнографическое воспроизведение, а нечто живое. Руководительница художественной самодеятельности (в Подмосковье) рассказывала, что повысился интерес к фольклорным ансамблям, дети охотно разучивают народные пляски. В школе нашего посёлка преподаётся предмет «народная культура», и он вызывает интерес.Всё это явления одного ряда.Экономика нового СредневековьяОт экстенсивного развития, свойственного капитализму, человечество перейдёт к гораздо более экономному ресурсосберегающему хозяйству, свойственному докапиталистической эпохе.Хозяйственная деятельность не ради прибыли, а ради удовлетворения потребностей свойственна не только Средневековью, но также и социализму. Это гораздо более экономный и ресурсосберегающий способ жизни, чем капитализм. В Средние века люди стремились создавать вещи, которыми можно пользоваться очень долго, если повезёт – всегда. Существование средневековых ремесленных гильдий, которые регулировали выпуск товаров, контролировали качество и не допускали к этой деятельности чужаков, отсутствие конкуренции – всё это напоминает социализм с его плановым хозяйством. Плановое хозяйство – это безусловная необходимость в условиях ограниченности ресурсов.Весьма вероятно, что существенно замедлится так называемый прогресс, который сегодня представляет собой простое перемалывание ресурсов в погоне за прибылью. Жизнь, без сомнения, будет гораздо более простой, лишённой материальных излишеств. Прекратится безудержный и во многом смешной консумеризм, свойственный нашему времени. Люди, как в Средние века, будут жить мыслями о Боге и духовных вопросах, а не самоутверждаться всё более затейливым потреблением. В современном капиталистическом мире вещи должны быть краткого срока жизни, чтобы они ломались и скорее заменялись другими. Известный философ Александр Зиновьев верно сказал, что идеалом современного человека-потребителя могла бы быть труба, в которую с одной стороны засасываются товары, а с другой они со свистом вылетают прямиком на свалку. Современное человечество уже не может себе позволить столь расточительного отношения к ресурсам.Чрезвычайно важно вот что. Сегодня экономика – это главная составляющая жизни. «Экономизм» всей жизни – важнейшее свойство Новой истории. В этом смысле марксизм с его приматом экономики суть концентрированное выражение всей эпохи Нового Времени, её духа и стиля.Чем люди живы?В жизни, которая идёт на смену, главной будет духовная, религиозная составляющая. Хозяйственная жизнь будет вестись только для удовлетворения потребностей людей, а не ради прибыли. Так, собственно, и было на протяжении столетий или даже тысячелетий в традиционных, докапиталистических обществах. Возникновение хозяйственной деятельности ради прибыли – тектонический сдвиг в истории человечества. Об этом хорошо и подробно рассказал Вернер Зомбарт в известной книге «Буржуа». Он постоянно подчёркивает, что в докапиталистческую эпоху люди «ходили на ногах», вели хозяйство ради удовлетворения потребностей, а центром жизни была религия. У каждого социального слоя, сословия был некий образец, как ему следует жить и к чему стремиться. Вот люди и стремились достичь этого предписанного образца и не выходить за его пределы. В новой жизни люди снова встанут на ноги.Где родился – там и пригодилсяБудущее общество перестанет быть текучим, как сегодня. Сегодня человек – это пылинка, несомая ветром, ни к чему не прикреплённая, не являющаяся членом никакого коллектива. Сегодня разрушаются последние места прикрепления человека – семья и профессия. Сейчас всё больше людей принадлежат к так называемому прекариату – некоему постпролетариату, не имеющему ни профессии, ни внятного занятия. Семьи тоже постепенно разрушаются – стихийно или специальными усилиями, вроде ювенальной юстиции, пропаганды извращений.В будущем обществе человек будет закреплён географически и социально. Возникнут новые сословия – трудовые корпорации. Будут преобладать наследственные профессии. Такое положение будет способствовать качеству труда. Разумеется, будут возникать особо талантливые и энергичные люди, которые будут выходить за пределы своих корпораций, но подавляющее большинство, средние люди, которым более-менее всё равно, чем заниматься, будут наследовать родительскую профессию.Укрепятся семьи, будут жить вместе три поколения, бабушки снова станут воспитывать внуков. Человек будет ощущать себя членом семьи, даже клана.Ограничения на свободу передвижения приведут к тому, что люди будут всю или большую часть жизни проживать в родном углу. Поскольку жизнь будет организована вокруг больших производственных комплексов, будет своего рода «крепостное право» с ограничением увольнения. Наверное, это будет похоже на «пожизненный наём», который был до недавнего времени в японских корпорациях.При этом в центре жизни будет стоять религия, культура, духовная жизнь. Представляется, что государства по существу станут тяготеть к идеократическим монархиям. Люди будут больше смотреть в небо, в этом они не будут похожи на современных людей, «кто глазом упирается в своё корыто», по выражению Маяковского.Что касается собственно религии, то мне представляется, что в России произойдёт объединение православия с исламом. Это очень естественно, поскольку Россия – крупнейшая исламская страна. Важно не повторить ошибку советских идеологов: бороться против религии. Необходимо найти точки соприкосновения и организовать синергетическое воздействие идеологии и религии, а также разных религий.В новом Средневековье религия-идеология не будет частным делом, кружком по интересам, вроде художественной самодеятельности, а, напротив, станет самым важным делом. Будет соединение светской и религиозно-идеологической жизни.Чертами нового Средневековья, возможно, будет ограничение или отмена буржуазных свобод: свободы передвижения и выбора места жительства, свободы доступа ко всем занятиям. Мне представляется, что будут профессиональные гильдии, доступ в которые будет ограничен. Такое построение общества оказывается необходимым при двух условиях: ограниченности ресурсов и необходимости сосредоточить ресурсы на главных направлениях. Не случайно в Советском Союзе присутствовали многие средневековые черты: своеобразное крепостное право – прописка и распределение после вузов; гильдии – творческие союзы; идеология – общеобязательная квази-религия. Жизнь будет развиваться вокруг производственных ячеек (заводов, колхозов), как это было в СССР.Монархический социализмМы привыкли спрашивать: а какой это будет строй, какая форма государственного устройства? Все наши привычные ярлычки: капитализм-социализм, республика-монархия, демократия-тоталитаризм – всё это очень приблизительные термины, на которые к тому же нарос толстый слой всяких агитпроповских коннотаций. Вероятно, новое общество потребует и новой терминологии. Но за неимением новой, постараюсь сформулировать некие идеи в пределах старой терминологии.Как мне представляется, новое общество будет чем-то вроде монархического социализма. Густав Лебон, дедушка социальной психологии, когда-то бешено популярный автор, который был и в библиотеке Ленина, и в библиотеке Николая II, высказал очень тонкую мысль. Народы, склонные к социализму, одновременно склонны и к монархии. Монархию следует понимать в расширительном, неформальном смысле: власть не восходит снизу вверх, а нисходит сверху вниз. Русскому народу и народам, объединившимся вокруг него, лучше всего подходит строй, близкий к советскому социализму с сильным и авторитарным лидером во главе.Хорошая новостьВ этих условиях, как и вообще в эпоху революций и громадных обвалов и перемен, будут последние первыми, и первые последними. Так что Россия может оказаться в выигрышном положении сравнительно со странами старого капитализма, поскольку у неё имеется историческая память о сравнительно недавнем по историческим меркам опыте выживания в обвале с помощью мер одновременно средневековых и социалистических. Более того, капитализм никогда не был органичным в России, он противоречил народной душе. И это, безусловно, хорошая новость.Поэтому изучение своего собственного прошлого представляется мне чрезвычайно ценным и важным. Изучать его надо не для того, чтобы ругать или превозносить, а потому, что этот опыт нам понадобится в исторически обозримое время.А ещё было бы полезно изучить опыт быстрого экономического развития нацистской Германии и фашистской Италии. Там тоже можно найти что-то полезное, если не ругать, а – изучать.Вопрос о том, хорошо это будет или плохо – детски-наивный. Будет нечто новое, потому что старое изжило, исчерпало себя. Скорее всего, человечеству придётся пройти через сложные и даже трагические моменты. Может быть разрушена – в результате войн и катастроф – не просто транспортная и промышленная, но и почти вся жизненная инфраструктура. Жизнь, скорее всего, окажется довольно скудной и суровой. И в этом тоже будет сходство со Средневековьем. Одновременно – с социализмом.Татьяна Воеводина

10 октября, 21:54

От Полтавы до Дамаска

Развертывание американских баз ПРО в Польше и Румынии, крупномасштабные учения в Прибалтике напоминают канун 1941 года. Ощущение дежавю усиливают призыв американского генерала Стенли Маккристала готовиться к полномасштабному противоборству с Россией, заявление британского генерала Ричарда Ширреффа о возможной ядерной войне с нами уже в 2017 году. Насколько серьезны эти угрозы? Какие силы заставляют западные страны во главе с США нагнетать напряженность вокруг России и ставить мир на грань новой войны?Доля США в мировом производстве – около 20 процентов, а потребление – 40, то есть на каждый заработанный американцами доллар приходится один присвоенный. Забирая у человечества большую часть ресурсов, эта страна почти ничего не дает взамен. Треть мирового загрязнения окружающей среды приходится на США. Каждый американец сегодня потребляет за восьмерых жителей Земли.Политика – концентрированное выражение экономики. А последняя находится в США в руках монополистического капитала, которому для получения прибылей постоянно нужны нефть, уран, цветные металлы, другие виды сырья. По этой причине районы их добычи и рынки сбыта произведенных товаров объявляются районами жизненных интересов. Туда направляются авианосцы, там создаются военные базы.Штаты тунеядцевСовременное западное общество воспитывает лишь потребительские инстинкты. Духовно развитый человек, умеющий самостоятельно мыслить, ему не нужен. Поэтому все не вписывающееся в принятые стандарты уничтожается, отторгается, высмеивается. Наша духовность и нравственность – кость в горле у западных хищников.“ Стратегическим решением стало создание евразийского цивилизационного проекта, вовлекающего в свою орбиту разные миры на принципах равноправия и взаимного уважения ”Мы в отличие от стран, называющих себя развитыми, никогда не эксплуатировали другие народы. В СССР только РСФСР и Белоруссия вкладывали в союзный бюджет больше, чем получали из него, остальные республики были дотационными.В России труд является ценностью сам по себе. Человек труда всегда был героем. Ему посвящены сотни фильмов, тысячи книг. Герой Запада тот, кто быстро разбогател, как правило, преступным путем. По данным официальной статистики, около 40 процентов населения США старше 16 лет не работают. Трое из десяти американцев и каждая вторая американка живут на пособия от государства. А оно обирает другие страны.Для большинства из нас этот пример неприемлем. Известный исследователь русского менталитета Валентина Чеснокова отмечает: «Героические» усилия наших СМИ привить русскому человеку индивидуализм, озабоченность своим материальным благосостоянием и другие «западные» качества в виде главных ценностей ведут... к деморализации».Поскольку Россия не хочет принимать ценности Запада и жить по его правилам, нас проще всего объявить врагами. Отсюда «империя зла», «диктатура», «тюрьма народов».В чем только не обвиняли Россию в последнее время.Сразу после того как 17 июля 2014 года в небе над Украиной был сбит пассажирский «Боинг-777», США возложили вину на нашу страну и на ее президента. Едва мы пришли на помощь Дамаску, правозащитная организация Human Rights Watch, базирующаяся в Великобритании, опубликовала доклад, в котором обвинила нас в военных преступлениях. В качестве доказательства были представлены сделанные за несколько месяцев до начала операции российских ВКС в Сирии фотографии, на которых запечатлены результаты авиаударов коалиции во главе с США.Список беспочвенных обвинений легко продолжить, но и так понятно, каким нас видит Запад. Об этом хорошо сказал Владимир Путин: «Так называемые правящие круги, элиты – политические, экономические – этих стран, они нас любят, когда мы нищие, бедные и стоим с протянутой рукой».Запад привечает тех, кто заискивает перед ним, как это делали Горбачев и Ельцин. Хотя, как говорил немецкий политический деятель Август Бебель: «Если тебя хвалит враг – значит, ты сделал глупость». Пример Горбачева и Ельцина, разрушивших страну под восторженные оценки врагами России «выдающихся способностей» клятвопреступников, более чем убедителен.Итог деятельности последнего генсека подвел Билл Клинтон: «Используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием – мы получили сырьевой придаток, не разрушенное атомом государство, которое было бы нелегко создавать».Показательна характеристика Ельцина английским журналистом Марком Симпсоном в газете «Гардиан» (The Guardian): «Вечно пьяный пройдоха, который довел большую часть своего народа до невообразимой нищеты, одновременно фантастически обогатив свою клику. Президент, который ограбил целое поколение, украв их пенсии, «отпустил» уровень жизни в свободное падение и урезал на десятки лет среднюю продолжительность жизни российских мужчин… Человек, начавший свою карьеру популиста с кампаний против относительно скромной коррупции партийных функционеров, позже стал главой страны в эпоху такой широкомасштабной коррупции и бандитизма, какие не имеют аналогов в истории… Он не только пресмыкался перед западными интересами, но и руководил почти окончательным уничтожением своей страны как политической и военной силы на мировой арене. Он втоптал Россию в грязь, чтобы нам не пришлось делать это самим».К великому огорчению для Запада, ставший во главе России Владимир Путин начал отстаивать право страны самой определять свой путь, принимать собственные судьбоносные решения.История успехаЗапад ненавидел Россию и русских всегда. В XXI веке к ненависти добавился еще и панический страх. Враги испугались появления нового мирового лидера. Об этом в свое время предупреждал еще Гитлер: «Сила русского народа состоит не в его численности или организованности, а в его способности порождать личности масштаба И. Сталина. Наша задача – раздробить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина не появлялись».Фото: stalingrad-battle.ruНе получилось. Став во главе государства, Путин начал формирование России как универсальной империи на просторах бывшего СССР, сохраняя при этом самодостаточность в ее национальной мощи.Стратегически верным решением стало создание собственного евразийского цивилизационного проекта, вовлекающего в свою орбиту разные миры на принципах равноправия и взаимного уважения. В результате Москва превратилась в центр, вокруг которого идут объединительные процессы. Россия вновь привлекательна для других государств, возросло ее влияние на мировое сообщество. К ней прислушиваются, с ней налаживают новые политические, экономические, научные, культурные связи.Такое уже было в нашей истории. Похожие процессы шли, когда полуразрушенная и обескровленная Россия восстанавливалась после революции и Гражданской войны, когда сражалась с фашизмом и поднималась после Великой Отечественной.В 1939 году видный деятель кадетов Павел Милюков подчеркнул: «Сталин является гениальным политиком, поскольку он прочувствовал одну важнейшую вещь для любого политика – Сталин вернул Россию в русло традиционного общества».На вопрос, почему этот период развития России вызывает столь много критики, очень точно ответил Александр Зиновьев: «Сталинская политика вызывала и до сих пор вызывает злобу не столько потому, что была связана с жесткостью и репрессиями, сколько потому, что была поразительно успешной. Беспристрастные исследователи в далеком будущем наверняка в жесткости сталинских лет увидят не столько факт якобы необоснованных жестокостей, сколько мужество и дальновидность сталинского руководства пойти на эти жесткости как на неизбежные в интересах выживания страны».По всем показателям развития народного хозяйства СССР со второй половины ХХ века занимал прочное второе место в мире после США. У нас была создана лучшая система общего и специального профессионального образования. Президент Джон Кеннеди с горечью говорил, что русские выиграли у американцев соревнование в космосе за школьной партой.Советская система профилактического здравоохранения, физической и спортивной подготовки населения также была лучшей в мире. СССР имел превосходную военную и космическую технику, с которой могли соперничать лишь США.В той эпохе были свои недостатки и даже пороки. Но их можно было исправить. Впрочем, это совсем другая история.Новый СталинградВ 2000 году в США разработан Хьюстонский проект, согласно которому Россия должна быть расчленена на мелкие государства. Сибирь отходит к Соединенным Штатам, Северо-Запад – к Германии, Юг и Поволжье – к Турции, Дальний Восток – к Японии. Многие сейчас кусают локти, что не сделали этого в 90-е. Бывший посол США в Российской Федерации Майкл Макфол заметил: «Ошибка, которую совершили 20 лет назад, заключалась в том, что Россию посчитали слабой, клонящейся к упадку. Мы можем спорить о том, является она великой державой или посредственной. Но Россия входит в пятерку или десятку крупнейших экономик мира, это одна из ведущих ядерных стран, а сейчас с учетом инвестиций, которые Путин делает в свою армию, она становится одной из самых сильных военных держав. И эти тенденции в ближайшие 20 или 30 лет не изменятся».Конечно, многие горячие головы в США и НАТО и сейчас не оставляют надежды на силовое решение «проблемы России». Чтобы остудить пыл западных вояк, стоит напомнить: в следующем году исполняется 75 лет начала Сталинградской битвы. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль назвал победу в ней Советской армии изумительной. Английский монарх прислал городу на Волге дарственный меч, на клинке которого на русском и английском языках выгравирована надпись: «Гражданам Сталинграда, крепким, как сталь, от короля Георга VI в знак глубокого восхищения британского народа». Победа Советской армии высоко подняла политический и военный престиж СССР. Генерал вермахта Ганс Дерр в книге «Поход на Сталинград» признал: «Под Полтавой (1709) Россия добилась права называться великой европейской державой, Сталинград явился началом ее превращения в одну из двух величайших мировых держав».Наверное, имеет смысл приурочить к началу 75-летия Сталинградской битвы возвращение городу на Волге его героического имени, который у многих граждан не только России, но и всего мира ассоциируется с подвигом советских воинов.Пусть наши враги помнят о том, что их ожидает, если рискнут проверить прочность нашей обороны. Блицкрига не будет, а от натовских вояк не останется даже могил.Василий Микрюков,доктор педагогических наук, действительный член АВН

16 сентября, 00:28

Презентация первой биографии великого русского мыслителя "Александр Зиновьев: Прометей отвергнутый"

20 сентября, в 15:00 в Большом зале Международного мультимедийного пресс-центра МИА «Россия сегодня» состоится большая презентация книги «Александр Зиновьев: Прометей отвергнутый» – первой биографии великого русского мыслителя.Спикеры:— Дмитрий КИСЕЛЁВ, генеральный директор МИА «Россия сегодня»,— Ольга ЗИНОВЬЕВА — вдова писателя А.А.Зиновьева, сопредседатель Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня»,— Павел ФОКИН — автор книги «Александр Зиновьев: Прометей отвергнутый»,— Валентин ЮРКИН — генеральный директор ОАО «Молодая гвардия».К участию в обсуждении книги приглашены: почетный член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Валентин ФАЛИН, ректор МГУ имени М.В. Ломоносова Виктор САДОВНИЧИЙ, научный руководитель Института философии РАН, академик РАН Абдусалам ГУСЕЙНОВ, заместитель Председателя Государственной Думы РФ Сергей НЕВЕРОВ, глава Комитета по международным делам Совета Федерации РФ Константин КОСАЧЁВ, вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь АЛБИН, председатель КПРФ Геннадий ЗЮГАНОВ и многие другие известные российские и зарубежные государственные и общественные деятели, политики и дипломаты, представители отечественной и зарубежной науки, литературы и общественности.Правила аккредитации

22 августа, 19:00

Познер, Клинтон и Пруст: многообразие способов достучаться до небес

Уже упоминал про то, что "Проверку Познером" телезрителей и Интернета вряд ли можно назвать успешным.За прошедшие 8 лет Познер вышел в эфир с своей передачей "Познер" свыше 200 раз, но зрители и "аналитики" происходящего в этих программах не задавались вопросом про извлекаемого из рукава Познера Марселя Пруста.Концовка многих передач Познера все эти годы оставалась практически неизменной: ведущий предлагал свои гостям "оригинальные" вопросы из так называемого "Опросника М.Пруста".Обычно Познер предваряет это улыбочкой и говорит что-то вроде:-- А теперь с вами хочет пообщаться Марсель Пруст. -- У Марселя Пруста есть к вам несколько вопросов.-- Вам знаком Марсель Пруст? У него есть опросник... Он мне передал для вас...При этом В.Познер задаёт в своей авторской программе вопросы, которых нет в "Опроснике Пруста", и наоборот не задаёт интересные вопросы, которые в "Опроснике Пруста" имеются.Например, в "Опроснике" нет главного вопроса, который задаёт Познер:"Когда вы предстанете перед Богом, что вы скажете ему?"Нет таких вопросов у М.Пруста:"Если бы дьявол предложил вам без всяких условий вечную молодость, вы бы это приняли?" (интервью с Н.Михалковым)"Если бы дьявол предложил вам бессмертие, без всяких условий, приняли бы?" (интервью с И.Охлобыстиным)Но во всем русском Интернете "гуляют" именно такие формулировки с пояснениями: "из знаменитого Опросника Пруста".Одновременно довольно интересные интересные вопросы из "Опросника" В.Познер опускает.Хоть одному гостю из 200 программ были заданы эти сложные и интересные вопросы вопросы, на который отвечал в 19-ом веке тот самый Пруст?"Реформа, которую вы цените особенно высоко?""Какой момент в военной истории Вы цените больше всего?"Понять, что М. Пруст не передавал нам своих вопросов, можно просто заглянув в Википедию. Да и сам Познер несколько раз признавался, что не все вопросы в "Опроснике Пруста" имеют отношения к Прусту.Вероятно, следует пойти и дальше -- признать, что "Опросник Пруста" вовсе не означает, что с нами хочет пообщаться Марсель Пруст и задать несколько вопросов. В.Познер, с неизменной настойчивостью указывающий на связь Пруста и вопросов "М.Пруст попросил задать", "У М.Пруста есть для вас...", как и многие до него несколько искажает  факты.М.Пруст не создавал никакого "Опросника" -- он просто отвечал на вопросы так называемого "альбома признаний" (такой альбом оформляли многие девочки СССР в 70-х и 80-х годах).Это упражнение для ума начали тиражировать в викторианской Англии.Владелица альбома давала его своим друзьям, собирая их выказывания на память.Пруст отличился тем, что во-первых, предложил весьма содержательные и зрелые для своего 14-летнего возраста (это произошло в 1885 или 1886 гг.) .Во-вторых, эти ответы дошли до наших дней -- листок из альбома Антуанетты Фор с ответами М.Пруста был обнаружен в 1924 году и вскоре опубликован.Вторая анкета, на которую давал ответы Пруст, была опубликована ранее в журнале «La Revue Illustrée» в 1890-х, то есть при жизни Пруста, но до того, как к нему пришло признание.В итоге, несмотря на неординарные ответы Пруста, сами вопросы вскоре "приобрели тотемическое значение" (кстати, "Нью-Йоркер" написал об этом на год позже меня)). И их назвали "Опросником Пруста". Три раза ха-ха.Удивляет не только то, что люди столь долго хранили "альбомы признаний", но и то, что сенсационность сделанных впоследствии находок определила наименование: "Опросник" мог с равным успехом называться"Опросником Карла Маркса"или "Опросником Камиллы Клодель"(на вопросы отвечают французские писатели)К слову Карл Маркс отвечал на вопросы "альбома признаний" на 20-ть лет раньше Пруста -- правда в историографии это почему-то названо "исповедью Маркса" (Марксу в ту пору было 37 лет и он, конечно, не переживал о маме так сильно как 14-ий Пруст)"Анкеты признаний" заполнял едва ли не каждый второй из известных писателей и политиков --   но их откровения стали интересны лишь как документы эпохи, и вспоминают о них историки.Самое забавное, что опросники Пруста оказали в дальнейшем масштабное влияние благодаря вопросам, на которые Пруст не отвечал).В 1950-м вариации на тему "Опросника" стали регулярно появлялись в престижных французских журналах и наконец стали неотъемлемым элементом традиционной европейской журналистики.Немецкая газета «Frankfurter Allgemeine Zeitung», равно как и английский журнал «English Sunday Correspondent», взяли на вооружение версию 1890-х по совету писателя Гилберта Адэра, который практично заметил, что опросники «имеют достоинство с финансовой точки зрения: никто из знаменитых участников не ждет, что ему заплатят».В 1993 году журнал «Vanity Fair» начал регулярно публиковать на последней странице анкету по прустовскому образцу, тем самым открыв этот формат для американской массовой аудитории.Среди респондентов были все – от Нормана Мейлера, Фран Лебовитц, Джоан Дидион до Джулии Чайлд, Карла Лагерфельда и Арнольда Шварценеггера.(Последний на вопрос о «глубочайшем страдании» ответил: «Вы когда-нибудь читали рецензии на Последнего киногероя?»).На телевидении опросник пережил еще более мощный успех.В 1975 году ведущий французского ток-шоу Бернар Пиво использовал вариант анкеты как характерный заключительный элемент своей литературно-дискуссионной программы «Апострофы» -- в этой передаче участвовали и Александр Солженицын, и Владимир Набоков, и Александр Зиновьев.Вот, например, фрагмент передачи с Набоковым -- примечательно, что великий русский писатель читает ответы журналиста с листка (заранее приготовленного?)Каждый выпуск Пиво завершался опросом, в котором он предлагал свою версию опросника, не имеющего ничего общего с оригиналом, и тоже делал ссылку на Пруста.Как раз у Пиво и появился вопрос про Бога: "если бы Бог существовал, что бы вы хотели от него услышать при встрече в загробном мире"If Heaven exists, what would you like to hear God say when you arrive at the Pearly Gates?Джеймс Липтон, ведущий американского цикла интервью под общим названием «В студии актерского мастерства», увидел передачу с этим приемом в 1980-х и пришел в восторг. В автобиографии 2007 года он заявил, что опросник Пиво — это «тест Роршаха в устной форме, который расскажет зрителю о респонденте больше, чем часовой опрос».Липтон позаимствовал идею для своего шоу, которое начали транслировать по кабельному каналу «Bravo» в 1994 году.Примерно с этого времени уже само предложение поучаствовать в анкетировании по так называемому «опроснику Пруста» подается как честь, своего рода сигнал, что достижения творческого человека выходят за пределы однообразного рекламного цикла.Он приглашен не для того, чтобы выплюнуть какой-то товар – аудитория заинтересована именно в нем."Опросник Пруста" в этом случае – своего рода ритуал, который добавляет определенный престиж, представляя вкусы, взгляды, предпочтения звезд во всей философской, вневременной притягательности. Философ ты или актер ситкомов, твоя ценность подтверждается самим фактом, что тебе вообще задают эти вопросы.В.Познер пошел дальше на преобразование анкеты.Телеведущие Бернар Пиво и Джеймс Липтон не смогли сделать напрашивающегося шага, который позволил себе В.Познер, который взял их авторские анкеты и адресацию к Прусту, но наделил человека гораздо большей субъектностью.У Бернара Пиво и Джеймса Липтона Человек лишь может высказывать пожелания того, что он хочет услышать от Бога -- Познер совершил смысловой кульбит: у него Человек предстаёт перед Богом и не собирается смиренно выслушивать приговор.Скорее наоборот, он высказывает Богу то, что накопилось (и некоторые из отвечающих понимают это и говорят о том, что подождут, пока Бог к ним обратится).Очень показательно, что и дьявол у Познера бродит где-то рядом с Богом)Можно даже сказать, что Познер "продвигает" вопросы («Если бы дьявол предложил вам без всяких условий вечную молодость / бессмертие, вы бы это приняли?»), которых нет в оригинальном «Опроснике Пруста», но в Интернете они уже «гуляют» с пояснениями: «из знаменитого Опросника Пруста».Именно поэтому, когда В.Познер адресовал вопрос о Боге С.Доренко (который тщательно готовился к передаче) последовал ответ: Когда я окажусь перед лицом Господа, я попрошу его на часик спустить меня в ад, чтобы мы с вами могли продолжить разговор.Ответы:А. Джигарханян: Он не понимал, что он делает.Кирсан Илюмжинов: Как дела?Григорий Явлинский: Прощения попрошу.Д. Васильев (Председатель комитета Госдумы по безопасности): Делал что мог. Я некрещеный человек.Певец Шахрин: Отец мой, я знал, что все-таки это не старичок, сидящий на облаке. А вот что я бы сказал ему: "А вы в курсе, что мы там о вас думаем? Как мы вас себе представляем?"А. Кудрин, министр финансов: Я думаю, что, вообще, возрождение России возможно только через духовное развитие. Поэтому в том числе вера, в том числе и вера в Бога должна охватить все больше людей. Я думаю, что без этого трудно достичь духовного возрождения – я об этом бы попросил.Никита Михалков: Господи, прости меня за то, что я не смог любить тебя так, как ты меня любишь.В. Мутко: Извини, если что-то не то сделал.Жорес Алферов, академик: Оказавшись перед Богом? Не задумывался я на эту тему.В.ПОЗНЕР: А, может быть, стоит?Ж.АЛФЕРОВ: Может быть. Господи, помоги сохранить нашу планету и населяющее ее человечество.М.Прохоров: Я не мыслю в сослагательном наклонении. Я – атеист, поэтому в данном случае не смогу Вам ответить по существу.Иосиф Кобзон: Последнее прости.Владислав Третьяк: Я его поблагодарю за мою судьбу. Потому что я, все-таки, счастливый человек.В.Вексельберг:В.ПОЗНЕР: Если бы дьявол предложил Вам вечную жизнь без всяких условий, Вы бы приняли это?В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Ни за что.В.ПОЗНЕР: Что скажете Богу, когда окажетесь перед ним?В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Я уже сказал об этом. Что, наверное, если я окажусь перед Богом, то попрошу его встречи с моей мамой для того, чтобы, может быть, там исправить то, чего я не сделал здесь.Иван Ургант: Я спрошу: "И что же дальше?"Михаил Жванецкий: Ну, я, во-первых, как интеллигентный человек, подожду, что он спросит.А.Фурсенко, министр образования:В.ПОЗНЕР: Что Вы скажете Богу, когда Вы перед ним предстанете? Кстати, Вы верующий?А.ФУРСЕНКО: Нет.В.ПОЗНЕР: Тем не менее. Вот, оказалось, что Вы ему скажете?А.ФУРСЕНКО: Я старался делать людям то, что я хотел бы, чтобы они делали мне.С.Шойгу, МЧС: "Прости, Господи".Денис Мацуев, пианист: Я бы сказал ему: "Господи, ну что? Сильно я облажался?"Фурсенко, Президент Российского футбольного союза: "Прости за согрешения".Анатолий Карпов, шахматист:В.ПОЗНЕР: Если бы дьявол предложил вам вечную жизнь без всяких условий, приняли бы?А.КАРПОВ: Ой, философский вопрос очень сложный. Может быть, и нет.В.ПОЗНЕР: Оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?А.КАРПОВ: Что я служил людям как мог.Хилари Клинтон: "Я рада, что прорвалась".Сергей Миронов, политик: Воздай, Господи, по их делам каждому на планете Земля, и пусть люди дальше живут с этим. Кто в счастье, а кто в печали.Сергей Степашин, председатель Счетной Палаты: Что говорят в таких случаях? "Прости и прими".А. Градский, композитор:А.ГРАДСКИЙ: Так что же говорить? Надо молчать и ждать его решения.В.ПОЗНЕР: Ничего не скажете?А.ГРАДСКИЙ: Да.Чулпан Хаматова, актриса: Береги себя.П. Лунгин, режиссер: Скажу, все-таки, спасибо.Тед Тернер: "Привет".Гарик Сукачев: Ну, ляпну что-нибудь точно. Я ему скажу "Чувак, прикольно! Ты есть!"Герман Греф, председатель Сбербанка: Спасибо.Андрей Макаревич, музыкант и певец: Надо сначала дождаться, спросит ли он у меня что-нибудь.Андрей Кончаловский, режиссер: Я не знал, что Вы есть.Егор Гайдар, идеолог рынка по-российски: Я делал то, что считал своим долгомЭдвард Радзинский: То, что все мы скажем: "Господи, прости".Марк Захаров: Я бы воздержался от советов, и сказал бы: "Господи, прости и помилуй".Анатолий Чубайс: Я не воинствующий атеист.Г. Хазанов, юморист: Я скажу, что меня не всегда верно цитировали. Поэтому я хотел бы объясниться сам.==============ПОЗНЕР: Значит, теперь Марсель Пруст.ТКАЧЕВ: Что такое?ПОЗНЕР: Вы не знаете, кто это такой?А.ТКАЧЕВ: Нет, не знаю.В.ПОЗНЕР: Был такой неплохой французский писатель.А.ТКАЧЕВ: Да, хорошо. Дадите почитать?ПОЗНЕР: С удовольствием. И когда-то задавали ему вопросы, и возник знаменитый список, или опросник Марселя Пруста. Он состоит из множества вопросов и он, Марсель Пруст просил, чтобы я некоторые задал вам.ТКАЧЕВ: А он живой еще?ПОЗНЕР: Нет, конечно. Но у меня есть связи.

Выбор редакции
07 августа, 18:36

"На наших глазах разворачивается настоящая катастрофа в образовании"

На Совете по стратегическому развитию министр образования Дмитрий Ливанов обозначил основные направления деятельности: упразднение в школе второй смены, продвижение дистанционного образования. Он сообщил, что по темпам внедрения цифровых технологий в школьное обучение Россия сейчас входит в тройку мировых лидеров. И темпы эти будут только нарастать. Кроме того, продавливается и программа "5-100", по которой к 2020 г. как минимум пять лучших отечественных университетов войдут в первую сотню мирового рейтинга. И все это под тихую "оптимизацию" школ, университетов, слияние вузов (а по факту уменьшение их количества) и скандалы вокруг ЕГЭ каждый год.

03 августа, 12:39

"На наших глазах разворачивается настоящая катастрофа в образовании"...

Оригинал взят у thinker_up в "На наших глазах разворачивается настоящая катастрофа в образовании""На наших глазах разворачивается настоящая катастрофа в образовании"Если к выборам 2018 г. понимания этого не произойдет, то ни о каком суверенном российском государстве говорить просто не придется На Совете по стратегическому развитию министр образования Дмитрий Ливанов обозначил основные направления деятельности: упразднение в школе второй смены, продвижение дистанционного образования. Он сообщил, что по темпам внедрения цифровых технологий в школьное обучение Россия сейчас входит в тройку мировых лидеров. И темпы эти будут только нарастать. Кроме того, продавливается и программа "5-100", по которой к 2020 г. как минимум пять лучших отечественных университетов войдут в первую сотню мирового рейтинга. И все это под тихую "оптимизацию" школ, университетов, слияние вузов (а по факту уменьшение их количества) и скандалы вокруг ЕГЭ каждый год.Еще больше масла подлила информация в СМИ о том, что в результате бюджетной оптимизации к 2019 г. планируется сократить 10,3 тыс. научных сотрудников вузов, РАН и Курчатовского института. А в вузах к 2017 г. Правительство может сократить 40% бюджетных мест.Вместе с тем, недавнее заявление Ольги Голодец о том, что для 65% населения страны высшее образование вообще не нужно, заставило насторожиться, пожалуй, более 65% населения.В Министерстве образования, конечно, опровергли информацию, отметив, что там "нет никаких планов по сокращению ученых и научных сотрудников", но ведь последнее время действительно "социалка" урезалась, и если планов нет – это не значит, что такие планы не появятся.В конце концов, плачевность ситуации доказывает хотя бы проект "Последний звонок". Средства, материалы и истории для документального фильма о деградации российского образования начали собирать "всем двором". За сутки этот проект собрал около 400 тыс. руб. и получил огромный отклик по стране. Поэтому даже если никаких планов у Минобра нет, то все равно нужно осознавать возможные последствия, как в науке, так и в образовании, по которому каждый раз бьют все новые "оптимизации" и "реформы". Ведь если предупрежден - значит, вооружен. О потенциальных опасностях для науки, образования, и о многом другом в интервью Накануне.RU рассказал соавтор проекта "Последний звонок", историк, автор единого учебника по истории России Евгений Спицын.Вопрос: Что Вы думаете об этих потенциальных преобразованиях, сокращениях?Евгений Спицын: Я смотрю на это с огромным возмущением и печалью, хотя ничему не удивляюсь. У нас на протяжении всего постсоветского периода планомерно год от года реализуется программа по уничтожению нашего образования. Это уничтожение, естественно, прикрывается всевозможными "инновациями", "реформами", разного рода педагогическими теориями по поводу вариативности образования, детоцентризма, оптимизации образования и так далее.А цель поставлена элементарная – разрушить всю советскую систему, то есть саму методику советского образования. Это значит заменить базовость образования разного рода технологиями. Все это проходит в русле концепции знаменитого методологического кружка Щедровицкого, потому что у нас все нынешние реформаторы, начиная от Асмолова, Болотова и прочих – они все прошли обработку именно в этом методологическом кружке. Более того, у нас многие члены Правительства начинали свое вхождение в общественную государственную сферу именно через участие в семинарах этого кружка Щедровицкого. Это первый момент.Вопрос: А что это за кружок Щедровицкого, какие он внедрял технологии?Евгений Спицын: В 1954 г. был основан Московский философский кружок, у истоков которого стояли Мамардашвили, Щедровицкий. Там же был и Александр Зиновьев, философ, потом, правда, он с ними разошелся. В 1958 г. на базе этого кружка был открыт Московский методологический кружок Щедровицкого. Именно этот кружок создал в свое время сеть методологических лабораторий, и они в рамках этого кружка занимались проектированием всей современной системы образования и методологической подготовкой кадров. Система была построена на компиляции саентологии и НЛП.Смысл сводился к одному – фундаментальное образование не нужно, нужно только обладание некими технологическими приемами, игровыми практиками. Вот что об этом говорил методолог Мрдуляш Павел Брунович:"Все же мои попытки о чем-нибудь порассуждать проистекали либо из игровой практики, либо из достаточно поверхностного знакомства с методологической, философской и около того литературой. Хотя в Школе ММАСС (Международная методологическая ассоциация – прим. Накануне.RU) я делал дипломную работу, думаю, на нормальном гуманитарном факультете она потянула бы только на курсовую. Вообще, поверхностные знания – одна из основных претензий, которую предъявляют ученые-предметники "методологам". И, по крайней мере в отношении меня – зачастую обоснованно. Научившись строить формальные схемы и освоив технику рефлексии, постоянно попадаешь в соблазн "принципиального" ответа, не осуществляя проработки материала".То есть это не фундаментальное обучение чему-то, это именно игровые технологии. Иначе говоря, это люди, у которых нет фундаментальных знаний ни в чем, они рассуждают просто, как получится.Вопрос: А кроме внедрения этих технологий есть еще какие-то цели?Евгений Спицын: Второй момент связан с тем, что разгром советской системы образования именно в методологическом плане, когда подменяется фундаментальность образования этими самыми технологиями – это все идет рука об руку с тем, что наше образование глобально вписывается в общемировую систему. Высшие школы вписываются в эту систему через пресловутый Болонский процесс, средняя школа вписывается в эту систему через разрушение классно-урочной системы, через вариативность учебников, через активное сейчас продвижение такого компонента, как интерактивное образование - когда детей призывают вообще отказаться от посещения школы, и родителей ориентируют – я подчеркиваю – на организацию так называемых семейных форм обучения. Не домашнего обучения – а семейных форм обучения. У нас просто люди не очень понимают, в чем между ними разница.Вопрос: А в чем разница?Евгений Спицын: Дело в том, что домашнее обучение существовало всегда, и в советский период тоже. Оно распространялось на детей с ограниченными возможностями. Здесь была налажена система надомного обучения, когда учителя-предметники ходили к детям домой или в больницы и там обучали их. А здесь предполагается создать через формы семейного обучения некие группы, когда родители под предлогом того, что, дескать, школа ничему не учит, школа развращает и прочее – они сами создают некую "семейную школу", где будут обучать своих детей. И вот эти все так называемые "инновации" на самом деле преследуют одну-единственную цель – уничтожить среднюю школу, вообще школу как государственный институт, максимально вывести государство из всей сферы образования.В частности, высшую школу полностью отдать на откуп частным бизнес-структурам. Они будут главными заказчиками, кого учить, в каком количестве, в каком качестве. Отсюда и эти инновации по сокращению именно бюджетных мест и бюджетных средств, соответственно. Теперь пускай бизнес-структуры сами определяют, сколько им надо инженеров, сколько им надо технологов, юристов, экономистов.Вопрос: По сути, это некая калька с западных учебных заведений?Евгений Спицын: На Западе вся система высшего образования находится в частных руках. Все эти Гарвард, Оксфорд, Массачусетс – это же частные конторы, которые живут формально на пожертвования, на гранты, а на самом деле они все находятся на содержании у крупных финансово-промышленных структур. Естественно, им создана соответствующая "паблисити" - у них давно уже существует армия проплаченных журналистов, как печатных, так и в телевизионных СМИ, в интернете, создан имидж этих университетов, там уже огромный конкурс, даже невзирая на то, что стоимость обучения составляет колоссальные цифры.И потом еще один важный элемент наших реформаторов – это сегрегация образования, создание, условно говоря, локальных учебных заведений, главным образом платных, где будут обучаться дети богатых. Это "социал-дарвинизм" британского типа. Зародилось это все еще в 19 веке, в основе всего этого лежат идеи мальтузианства, идеи евгеники – в общем, выживает сильнейший. А сильнейший сегодня кто? Тот, кто владеет деньгами. А кто владеет деньгами – у нас это олигархат и прикормленные ими структуры.Вот их дети будут получать достойное, полноценное образование за большие деньги, профессорско-преподавательский состав и учителя будут выступать в качестве наемных работников, которые будут выполнять любой каприз, а вся остальная масса будет обучаться на уровне "2+2". То есть им будут давать минимальный объем знаний.Вопрос: В этот же ряд можно поставить высказывание Ольги Голодец о том, что "65% трудоспособного населения — это люди, которым не требуется высшего образования"?Евгений Спицын: Да, она яркий представитель этой самой олигархии, поэтому ее и поставили на "социалку". Она заявляет, что 65% вообще не надо высшего образования, и приводит в пример советские школы. Но тогда уровень развития промышленности, технологий был совершенно иной. По мере развития технологических процессов, очевидно, что уровень высшего образования должен повышаться, количество людей, получающих высшее образование, должно повышаться.Но это должно происходить не за счет той системы, которая была создана этим же правительством – а за счет расширения настоящих учебных заведений, за счет создания настоящих ученых советов и защиты настоящих, достойных диссертаций.То есть у нас на глазах разворачивается катастрофа, причем она рукотворная, и участие в ней приняли все – идеологи этого образования типа Асмолова, Спаржака, Адамского, Болотова, Щедровицкого и других; и те, кто возглавляет наше Министерство образования. Идет планомерное разрушение образования буквально по всем позициям и направлениям. И чем дальше в лес – тем больше дров.Вопрос: Если говорить о заявленных реформах и сокращениях, то как бы в противовес им приводится дополнительное финансирование на развитие МГУ, СПбГУ, Высшей школы экономики, Крымского и Севастопольского университетов. Это, на Ваш взгляд, возможно?Евгений Спицын: Возможно - они ведь хотят создать витрину из нескольких вузов, рассказать, что они вошли в топ лучших – вот, дескать, итоги нашей реформы. Я анализировал стратегию Ливанова на ближайшие 10 лет – на заседании Совета по стратегическому развитию он заявил, что есть несколько главных направлений.Первое – убрать из школ вторую смену. Это же чисто прикладное направление, никакого отношения к стратегии это вообще не имеет. В советские годы люди вообще в три смены учились, но они получили достойное образование, которое нам позволило и в войне выиграть, и в космос человека запустить. И дело не в том, в какую смену человек учится, а в том, чему его учат. А он определяет ликвидацию второй смены как главную стратегическую задачу.Следующая "стратегическая задача" – увеличение количества так называемых топовых вузов. То есть сейчас у нас два-три вуза, а надо довести их до 5. Но на это надо целое десятилетие.Третья "стратегическая задача" – перевести как можно больше школьников и студентов на интерактивное обучение, о чем мы говорили. По сути, это стратегические задачи разрушения образования, которые Ливанов произносит на Совете по стратегическому развитию при президенте. И никто слова против не сказал.Вопрос: Но ведь это скажется и на отечественной науке? Не будет новых поколений академиков, ученых?Евгений Спицын: Это тоже одна из целей, да. Прежде всего, не будет их в военно-промышленном комплексе. Почему под удар может попасть Курчатовский институт? Не педагогические институты, не их Высшая школа экономики, а Курчатовский институт. Потому что выполняется указание "заокеанских партнеров" – разгромить все научные школы, которые так или иначе связаны с научно-промышленным комплексом России. Отсюда и все извращения, кстати, в математическом, физическом образовании еще в школе. Я уж не говорю про наше гуманитарное образование.Вопрос: И когда условно можно сказать, что все это началось – еще с реформы РАН?Евгений Спицын: Сама реформа Академии наук еще раньше началась. Там и сами академики перегнули палку. Во-первых, во главе Академии более 20 лет находился господин Осипов, который фактически был очень удобен и для ельцинской администрации, и для нынешней администрации. Он довел дело до абсурда, когда в рамках Академии возникли целые кланы, которые определяли во многом и состав Академии, и характер ее работы. Мне, например, наиболее близко отделение истории – это отделение историко-филологических наук, там есть секции истории – где всем управляли такие господа как Чубарьян, Пивоваров и другие. Там вовсю стал распространяться такой бич, как семейственность, когда пытались "протащить" в Академию своих родственников. Но при этом многие выдающиеся историки, археологи близко не могли подойти к Академии.В историческом сообществе – это же довольно узкое профессиональное историческое сообщество – каждый каждому знает цену. Все знают, кто действительно хороший историк и крупный ученый, а кто просто "ловец счастья и чинов". По отношению к тому же Александру Чубарьяну и в советское время, и в постсоветское время было отношение, что это "чиновник от науки", что никаких научных достижений у него никогда не было. Одну-единственную более-менее приличную монографию он написал более 50 лет назад.Потом его избрали новым директором Института истории – он занимал эту должность с 1987 г. по 2015 г. и за это время создал целую "мафию".Все, кого он продвигал по службе, кто под его руководством защищал диссертацию – они все сейчас сидят либо в Администрации, либо в Госдуме, либо в Министерстве образования. Научные заслуги этих людей вообще ничтожны, а вот настоящие историки, действительно крупные ученые, которые создали научные школы – они все в забытье.Вопрос: Есть примеры таких забытых ученых?Евгений Спицын: Например, когда хотели отметить юбилей Апполона Григорьевича Кузьмина, выдающегося русского ученого, доктора исторических наук, профессора, создателя целого научного направления – из Академии наук даже не ответили на эту просьбу. Или когда Николай Павлович Павленко, профессор отмечал 100-летний юбилей – ему даже грамотку от Академии наук не прислали. Эти люди уже умерли, но их труды будут еще десятилетиями изучаться учеными, студентами.Раньше у нас Академия наук была пристанищем выдающихся умов. А когда у нас началась реформа РАН – к тому времени уже сама верхушка Академии во многом и сподвигла к этой реформе, потому что они там уже обнаглели. А сейчас еще создано это ФАНО (Федеральное агентство научных организаций - осуществляет функции по нормативно-правовому регулированию и оказанию государственных услуг в области науки, образования, здравоохранения и агропромышленного комплекса, а также по управлению федеральным имуществом, находившимся в ведении РАН, - прим. Накануне.RU) – это усугубило ситуацию еще сильнее. Поэтому же целая группа ученых обратилась с просьбой к Владимиру Путину ликвидировать это ФАНО.Вопрос: Если не говорить об этих потенциально возможных сокращениях, сейчас, смотря на весь этот развал в образовании и науке, Правительство, тем не менее, продолжает усугублять ситуацию?Евгений Спицын: Да, сейчас Правительство все это добивает. Вот пример – несколькими неделями ранее вся верхушка Министерства образования проводила семинар по патриотическому воспитанию. Где они его проводили? В Крыму. Они поехали туда на две недели просто как на отдых – истратили на это миллионы бюджетных рублей.Или другой пример – департамент образования города Москвы где проводил семинар по патриотическому воспитанию юных москвичей? В Праге! Не в какой-то воинской части, не в Алабино, не в дивизии Дзержинского, а в Праге. Вот на это у них деньги есть.Вопрос: Если главная цель – разрушить советскую систему образования, то насколько за четверть века эта цель выполнена, на Ваш взгляд?Евгений Спицын: В 90-е гг. это было еще терпимо, основную массу педагогов составляли советские учителя, советские директора школ, были еще живы многие академики. Да и не до этого было "реформаторам" – тогда надо было брать что "пожирнее", заводы, промышленность и прочее. А вот сейчас, в 2000-х, особенно в 2010-е гг., уже серьезно взялись за систему образования.Это связано со многими обстоятельствами, на мой взгляд: во-первых, практически ушла вся плеяда советских педагогов. Уже в течение 10 лет вовсю болонский процесс штампует новых учителей. Во-вторых, приняли новый трудовой кодекс, а это "дубинка" очень удобная для всех министерств, департаментов, даже для администраций школ. Заключаются срочные договора на год-два. Кто скажет что-то против – с ним прощаются, просто договор не продлевают или разрывают без объяснения причин.Поэтому все учителя, преподаватели вузов просто стали сервилистами, потому что им надо кормить семьи, никто не хочет потерять работу и прослыть "белой вороной". Они между собой возмущаются, но они боятся что-то сказать против, потому что по отношению к ним сразу будут применены репрессии.Вопрос: И все-таки можно ли надеяться на улучшение ситуации, на какие-то обратные процессы, как Вы считаете?Евгений Спицын: Пока сложно сказать, будут ли позитивные изменения, но есть небольшая надежда и позитивные сигналы, что необходимость в создании нашего фильма и других мер осознана на самом верху. В любом случае, если к выборам 2018 г. понимания этого не произойдет, то дальше уже будет реальная катастрофа. Дальше уже ни о каком суверенном российском государстве говорить просто не придется.- See more at: http://www.nakanune.ru/articles/111965/#sthash.Kx1OXkzf.dpuf

16 июля, 08:50

ЦРУ призналось в провале

Главный разведчик Америки назвал ближневосточную политику Вашингтона ошибочной

07 июля, 09:15

Столкновение цивилизаций: что идёт на смену западной глобализации?

На фоне тех проблем, которые испытывает Евросоюз, всё очевиднее, что Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) не просто состоялись, но явили миру принципиально новый тип международного взаимодействия.

04 июля, 13:01

Педагогический взгляд на вредительскую политику Минобра

«Обновители» и «кухаркины дети»«Одно из двух: или мы разумные, духовные существа, подчиненные навек абсолютным ценностям, или мы «природа», которую могут кромсать и лепить некие избранники, руководимые лишь собственной прихотью».Клайв Стейплз Льюис «Человек отменяется»Образование как общественный институт играет огромную роль в жизни общества.Система образования - это своего рода лакмусовая бумажка, позволяющая определить: развивается общество или деградирует.Если государство ставит реальные задачи экономического роста и политического развития, если государственная власть рассчитывает при этом на творческий потенциал своего народа, тогда оно уделяет реальное внимание развитию и совершенствованию системы образования.При КАПИТАЛИЗМЕ государство весьма ограничено в своих возможностях конструктивно воздействовать на систему образования, даже если в правительство пробрались левые. Оно обязано выполнять социальный заказ буржуазии и, чаще всего, делает это достаточно холопски, не желая рубить сук, на котором само сидит, в том числе, и чиновники от образования.При СОЦИАЛИЗМЕ включаются другие законы. Вспомним «культурную революцию» 20-30-х годов прошлого века, когда стране нужны были грамотные, творческие люди, инженеры, врачи, учителя.Большевистская партия и социалистическое государство сделал всё необходимое, чтобы за парты сели десятки миллионов безграмотных рабочих и крестьян. Миллионы из них получали позже высшее образование, формируя новую советскую интеллигенцию.Но если в рыночном обществе возобладали тенденции экономического распада и политической деградации то, напротив, буржуазное государство будет заинтересовано в сворачивании образовательных программ, в уменьшении количества по-настоящему образованных людей, особенно с высшим образованием.Оригинал взят у ss69100 Мы еще не забыли «постперестроечные» 90-е, когда в процессе разгосударствления значительная часть научного и технологического потенциала страны была уничтожена, экономика становилась сырьевой и полуколониальной. Но при этом система образования, как ни в чем небывало, продолжала готовить кадры.Куда, зачем? Зряшная трата денег? Сложилась ситуация, когда уровень квалификации и образования рабочей силы в разы превышал потребности деградировавшей экономики. Эта чересчур образованная и слишком квалифицированная рабочая сила начала представлять опасность для системы. Власти пришлось начинать в 2004-2005 годах реформу образования. Главная ее цель заключалась в том, чтобы максимально снизить эффективность этой системы, понизить уровень знаний, которыми располагает население.Понимаю, что иной школьный учитель может и в недоумение прийти от такого поворота мысли. Ведь, он, учитель наш, только и слышит со всех сторон - и от начальства непосредственного на педсоветах, и на курсах перманентного повышения квалификации, и в СМИ - что у нас в стране на самом деле полным ходом идет раз-пере-наи-прогрессивная образовательная реформа, вводятся новые современные образовательные стандарты (ФГОСы), призванные сломать пагубную советскую знаниево-ориентированную систему образования и на место ее победно водрузить белое знамя личностно-ориентированного подхода.А еще этот процесс сегодня красиво называется «гуманизация образования». Умеют наши реформаторы инда подпустить этакого дымку, чтобы окончательно усыпить наше сознание.Давайте внимательно рассмотрим одно из тех нововведений, которые сегодня внедряются в российскую систему образования (уже и не народного и не «образования», а - «образовательных услуг»). О нём не говорят, о нём не пишут, не дискутируют, но, на мой взгляд, именно оно, это нововведение лежит в основе всей псевдореформы образования, именно оно, это оставшееся как бы в тени нововведение, на самом деле является главным кумулятивным (выжигающим) оружием, направленным против роста действительной образованности населения РФ. Все остальное, все эти ЕГЭ, ГИА и ФГОСы - дымовая завеса, отвлечение внимания от главного на несущественные, второстепенные процессы.Под видом реформирования оплаты труда введена особая система финансирования школ. У нас теперь финансирование среднеобразовательных учреждений происходит по рейтинговой системе. Что это такое? Определяются показатели деятельности школы - всего их несколько десятков, тут учитывается всё: от успеваемости и побед в городских олимпиадах до количества травм и правонарушений учащихся, от творческих достижений учителей до евроремонта в школьных туалетах.В зависимости от количества набранных баллов все городские среднеобразовательные учреждения занимают определенное место на иерархической лестнице. А в зависимости от расположения в этом рейтинге и происходит финансирование школы. Чем более высокое место в этой иерархии заняла школа, тем в большем объеме она получает финансирование. Это называется у «них» «стимулирование».Признаюсь, что когда я говорю «они», то я подразумеваю чиновников от образования, которые, кажется, напрочь утратили связь со своим народом, с «почвой», превратились в какую-то наднациональную касту, в представителей нового «малого народа», которые не понимают, что они творят. «Давайте,- говорят они, - старайтесь, работайте лучше, поднимайтесь по рейтинговой лестнице и будет вам счастье… в виде денег». Предлагается этакая здоровая конкуренция, рыночные отношения в сфере образования вообще и в школе в частности.Но мы-то знаем, чем кончается вся эта пресловутая конкуренция - монополизмом, разделением на крупный и мелкий бизнес… И вот, в эту конкурентную гонку за финансирование втягиваются и учителя, и ученики. У администрации школы, подсаженной на финансовую иглу, теперь только одна забота - хотя бы не опуститься в рейтинге.Как вы думаете, к чему это приведет в итоге?Чтобы ответить на этот вопрос, приведу такое сравнение. Представьте, что на состязаниях «Формулы-1» устроители соревнований придумали новое правило, согласно которого гонщика, пришедшего вторым к промежуточному финишу, будет обслуживать менее квалифицированный механик.Скажете: абсурд? Конечно, и это - мягко говоря. Ведь однажды отставший «гонщик» оказывается обреченным на аутсайдерство. А разве введенная рейтинговая система финансирования школ - не больший абсурд, не преступление? Школа показала по итогам года низкие результаты.Теперь, согласно новой системе финансирования, это означает, во-первых, что учителя этой школы будут получать зарплату меньше своих коллег, работающих в успешных школах.Каким умникам-реформаторам могла прийти в голову такая бредовая мысль? Непреложный закон профессии школьного учителя: или ты отдаешься своей работе полностью, или - уходишь. Потому что сама специфика работы учителя - вот они, передо мной, детские глаза, детские судьбы и разве я могу их обмануть, сфальшивить, смухлевать - не допускает никакой имитации; сами дети не дадут учителю работать спустя рукава и сделают его работу адом.Наверняка, авторы реформы никогда не работали в школе и не знают, на самом деле, что это такое, труд учителя.Во-вторых, школа, показавшая низкие результаты, не сможет на следующий учебный год приобрести новое оборудование, новые учебники, обновить мебель, сделать в классах необходимый ремонт и прочее.Но самое главное, чего я не просто не могу, а отказываюсь понять и принять, это - почему от чьей-то преступной глупости, от чьих-то реформаторских амбиций должны страдать дети, которым не посчастливилось учиться в школе, оказавшейся по каким-то причинам, неважно даже каким, последней в этом злополучном рейтинге?Моя (пускай, может быть, «совковая») логика говорит, что, те школы, которые оказались в отстающих, напротив, требуют особого внимания и если не большего, то уж никак не меньшего финансирования.А горе-реформаторы, наоборот, как будто поставили перед собой иезуитскую цель - добить отстающих, чтобы те уже никогда не подняли головы.Как вы думаете, к чему это ведет в перспективе, не такой уж и отдалённой? На мой взгляд, это приведет к тому, что в нашей стране в обозримом будущем все школы разделятся на элитные школы и школы для «быдла». Вы надеетесь, что ваше чадо окажется в школе для избранных? Не обольщайтесь, господа, количество учащихся в них будет ограничено. К тому же и «удовольствие» это будет очень дорогим.Момент, когда я вдруг осознал, что на самом деле происходит и где нашему отечественному образованию наносится главный удар, стал для меня умопомрачительным. Я не хотел верить в свое открытие, я пытался как-то оправдать существующую систему, предполагая, что я чего-то либо не понимаю, либо не знаю. Но факты, факты…Уже на следующий 2013/2014 учебный год, например, из трёх школ, расположенных в прилегающих микрорайонах Октябрьского района, набирается только 1 (Один!) десятый класс, в одной школе, количеством в двадцать (20!) учеников.То есть примерно около 100 учеников либо сами не пошли, либо их очень попросили не ходить в десятый класс. Сто человек, по меньшей мере! Сто человек, скорее всего, уже никогда не узнают о поисках смысла жизни Андрея Болконского и никогда не соприкоснутся с трагическим мироощущением Родиона Раскольникова, и никогда не углубятся в познание законов общественного развития.Это в советское время возможно было, что после окончания профтехучилища или техникума, получив достойную рабочую профессию и хорошее среднее образование, молодой человек поступал затем в ВУЗ. Таких примеров на моей памяти сколько угодно. Сегодня в это верится с трудом.А почему администрация от образования старается выдавить из своих школ правдами и неправдами все ненужные ей элементы? Догадываетесь? Ну, конечно, чтобы поднять тот самый пресловутый рейтинг. Нет троечников и двоечников по результатам ГИА и ЕГЭ - нет проблем.Начальная школа (1-5 классы) пока еще показывает хорошие результаты, именно на результатах начальных классов школа может рапортовать о нормальных показателях, а портят эти показатели в основном девятые, десятые и одиннадцатые классы. Сам собой напрашивающийся шаг хорошего «манагера» (а директор сегодняшнего «автономного образовательного учреждения» это, прежде всего, хороший менеджер-управляющий) - удалить из образовательного (тут подошло бы и слово «производственного») коммерческого процесса слабые звенья. Их и убирают в школах, которые оказываются внизу рейтинга.Но думаю, что их уже это не спасет и боюсь, что «обновители» уже определились, какие школы будут элитными, а какие… для обычных людей, для наших с вами детей.Еще один факт… В последе время в СМИ самого разного идеологического направления, от левых до правых, все чаще появляются псевдонаучные статьи кандидатов и докторов педагогических наук на тему насущной необходимости разделения школьных классов на группы с повышенной, средней и низкой успеваемостью. А ведь наши «передовые» учителя очень чутко воспринимают эти новые веяния, стараются быстро перенимать «новаторские» нововведения новых «человекоделов». В школе, где я работал, руководительница нашего методического объединения, опытная учительница и, в общем, хороший человек, часто наставляла меня, чтобы я не распылялся на всех, а, выделив группу хорошо успевающих, способных учеников, работал только на них и для них.Но я каким-то внутренним чутьем чувствовал, что так нельзя, ведь ученик чувствует отношение к нему, как к неполноценному и психологические последствия этого могут быть очень плачевными: от замыкания ребенка в себе (состояния «аутизма») до «бунта», открытого противостояния учителям и «избранными учениками». А что делают «они»? Вот как отвечает на этот вопрос П. Расинский: «Предлагается разорвать класс на клочки. И при этом соединить клочки в пределах маленького коллектива - того самого класса. И что это породит? Закомплексованность одних. Высокомерие других. Как будут строить отношения между собой закомплексованные и высокомерные?».Больше того, на полном серьезе предлагается еще более радикальные шаги - после пятого-шестого класса «отделять зерна от плевел»: по результатам экзаменов-тестов способных учеников переводить в особые элитные школы. Остальных, выбракованных - в школы-резервации, где девочкам, например, достаточно будет научиться обращаться с кассовым аппаратом, но, чаще, выносить утки за состоятельными пациентами.Найдутся адвокаты у Ливанова, которые скажут, что это плод моей больной фантазии или я вычитал это в каких-то романах анти-утопиях? Нет, всё это сегодня пишется и обсуждается вполне серьезно на страницах научных и не научных газет и журналов. Как известно, дыма без огня не бывает. Идет работа по подготовке общественного сознания к осознанию «необходимости» разделения «интеллектуальной элиты» (тех, «кому позволено, кто «право имеет») от «серой массы». Александр Зиновьев, хотя и с опозданием, но всё же понял, что«…этот режим будет держаться за власть, поэтому он заинтересован в деградации народа. Им не нужны люди образованные в таком количестве, как это было в СССР. Достаточно бухгалтеров, учетчиков, которым якобы дано высшее образование, но это образование на самом деле ничтожно».Один за одним стали появляться форсайт-проекты, один безумнее другого. В начале нынешнего года в Забайкальском крае началась реализация Программы «Модернизация детского движения Забайкальского края», которую курирует… Фонд Кудрина по поддержке гражданских инициатив. Гвоздь этой программы - разделение детей на 4 группы-касты:- креативный класс, связанный с интеллектуальным трудом- пролетариат и работники сельского хозяйства- «обслуживающий класс»- «производственный брак» - маргиналы, люди с девиантным поведением, малолетние преступники.Казалось бы, что ту такого «криминального», с возрастом каждый из нас так или иначе оказывается в одном из этих классов. Страшное в том, что разделяют на эти касты детей, уже с детского возраста готовя их к определенной деятельности. А значит, - оказывая им особые специфические «образовательные услуги».Ребенок уже с детского возраста прикрепляется к определенной касте со всеми последствиями: особое образование, особая «отличная от других» жизнь. Всё, как говорится, «поезд дальше не идет». Тут, конечно, сильно возбудились и Забайкальский родительский комитет и местное отделение ОНФ. И выразили свое мнение, само собой отрицательное, в «отдельном документе».Особый взгляд на Программу высказала замминистра образования Забайкальского края г-жа Шибанова. Она оценила видение детского движения авторами Программы всего лишь как основанное «не совсем на традиционных взглядах», а главная проблема в том, что «язык программы не очень корректен, но очень техногенный получается… Язык программы нас не устраивает, он противоречит устоям, педагогическим взглядам».Чудесно! Кто там считает, что у нас во власть попадают дураки? Посмотрите, как все умно расписано на два шага вперед: закинули в народ «пробный шар», программу с «некорректным языком», активисты бросились как на красную тряпку, пар выпустили и почили на лаврах - реализация проекта приостановлена, вроде бы. Что дальше будет, можно предугадать.Сделают язык корректным, поставят вместо одних, «не совсем традиционных» слов, правильные традиционные патриотические слова и понятия. И всё у этих «обновителей» получится. Нет, они не дураки, они - услужливые дураки.Итак, из всего ниже сказанного можно сделать вывод: нынешняя «реформа» российского образования направлена на ограничение доступа к образованию представителям малоимущих групп населения, то есть на разрыв школьной системы на элитную школу для представителей высшего сословия (для тех, кто «почище-с», как говорил один из гоголевских героев) и на школу для «кухаркиных детей».Эта реформа признает, что в условиях капитализма невозможно подготовить достаточное количество компетентных умелых, творческих преподавателей. Эта реформа признает, что современные педагоги не способны учить всех детей, а только тех, которые учатся с домашними репетиторами, упрощая задачу официальным школьным учителям. Это есть вопиющая социальная несправедливость. И в этом плане «реформа» работает на рост недовольства и социальной напряженности.Зададимся толстовским вопросом: так что же нам делать? Где те силы, которые смогут противостоять негативным процессам, захлестнувшим наше образование и выправить проводимую реформу не на распад общества, а на его консолидацию, не на деградацию и «расчеловечивание» личности, а на ее развитие и возвышение.Прежде всего, сами учителя должны понять всю пагубность происходящего в системе школьного образования и выступить с гражданским протестом. Но способен ли современный российский учитель на подобный поступок? Способен ли он возвысить свой голос в защиту нашего отечественного образования, в защиту наших детей, в защиту нашего Отечества? Нет, не посмеет. Он и в советские времена был, в значительной своей массе, таким же аутичным и асоциальным, а сейчас к этому добавился еще и элементарный страх потерять работу.Некоторые учителя говорили мне: «Ушла бы, чтобы не видеть все это безобразие. Но куда? Другой работы не найти». Да и нет уже того коллектива единомышленников, любящих свое дело и болеющих за него, как это было в советской школе. Учительский коллектив теперь разорван, атомизирован той же самый рейтинговой системой оплаты труда, когда учителя становятся конкурентами между собой, этакими предпринимателями, оказывающими потребительские образовательные услуги (и это особая, не менее важная тема, для другой статьи).Так что же нам, коммунистам, делать? Прежде всего, мы должны неустанно разъяснять трудящемуся народу, интеллигенции, в том числе учителям, истинные причины сегодняшних проблем с образованием. Проблемы эти кроются в самой капиталистической рыночной социально-экономической системе.Не важно, кто будет министром образования, кто бы ни был, результат будет один - деградация. Как говорится, ничего личного, только - классовые интересы: крупная буржуазия не заинтересована в духовном и интеллектуальном развитии трудящихся. Хорошее, элитное образование будет доступно только «избранным», для остальных, «кухаркиных детей» - эрзац-образование, достаточное для «обслуживающего класса».Нынешние демократы-рыночники не способны создать нерыночную теорию образования и воспитания. Научную стратегию образования и воспитания не способны создать и псевдо-коммунистические партии, поскольку игнорируют необходимость подъёма научного уровня подготовки активистов-акционистов и парламентаристов.Они, чаще всего, говорят справедливое «нет» демократическим проектам, но ничего стоящего предложить для всенародного обсуждения не способны по определению. А время уходит...Сергей ЛУЧАНОВ***Источник (в сокр.).

09 июня, 15:34

Александр Проханов // "Завтра", №23, 9 июня 2016 года

ОХОТНИК ЗА ИСТОРИЕЙПрезентация романа «Губернатор» на Красной площадиМне очень лестно вести презентацию своего нового романа "Губернатор" на Красной площади. Для меня, да и для всех нас, Красная площадь — это каменная икона России, где проходят самые священные, возвышенные, самые трагические и самые радостные события нашего государства. Именно отсюда, с Мавзолея в 1941 году Сталин провожал на фронт в Волоколамск войска. Они прямо с площади шли в бой и падали под очередями немецких пулемётов. А в 1945 году сюда, к подножию Мавзолея, швыряли штандарты поверженных германских дивизий, и печальный, молчаливый, утомлённый войной Сталин принимал парад.И то, что сегодня литература справляет свой праздник здесь, на Красной площади, означает, что государство считает книгу для нынешней России не менее важной, чем танки "Армада" или ракета "Ярс".Я часто спрашиваю себя: кто я такой? Я прожил огромную жизнь и в разные её периоды отвечал на этот вопрос по-разному. Но сегодня, когда уже целый век позади, я отвечаю на этот вопрос так: я охотник. Охотник за историей, ловец времени. Потому что все мои усилия, все мои многочисленные книги, романы, все мои броски, путешествия, литературные удачи или неудачи — это попытка задержать ускользающее время, в котором постоянно меняется облик моей родины. И мне кажется, что если я не успею, если я упущу это время, если пролежу на печи, время уйдёт не запечатлённым и пропадёт бесследно. Поэтому я и гонюсь за временем. Как только оно складывается в целостный сюжет, я выхватываю его из жизни, переношу в мои книги и там сберегаю.В моих книгах уловлены великие деяния 60-х—70-х годов, когда моя родина строила громадные станции, осваивала карьеры, осушала топи, возводила города в пустынях. Там мои романы находили своих героев, находили ответы на животрепещущие вопросы своего времени.В моих романах зафиксированы все грозные геополитические события конца 80-х годов, когда моя страна посылала своих советников, свои войска на все континенты. Мои романы об Афганистане, о Кампучии, Мозамбике, Анголе, о Никарагуа, о 5-й эскадре, которая бороздила Средиземное море. Я отмечаю этот напряжённый момент противостояния с нашим стратегическим противником.В моих романах можно увидеть катастрофу Чернобыля и рассказ о том, как я видел взрыв ядерной бомбы на Семипалатинском полигоне. Рассказ о печальных последних днях моей родины во время перестройки в 1993 году. Чеченские войны.Я гонюсь, гонюсь за временем, мне чудится, что если не я, то никто не окажется на сирийском фронте и не сядет в боевую машину пехоты вместе с сирийским солдатом. Если не я, то никто не напишет роман "Русский" о драме русского народа, которую мы переживаем на протяжении и ХХ, и нынешнего XXI века.Я гонюсь не только за событиями, не только за литературными метафорами, за образами, которые всплывают в том или ином виде — моя родина, моя страна, моё государство. Я гонюсь за образами, за типами, за художественными персонажами, которые так или иначе освещают, одушевляют тот или иной период истории. Ведь советский проект, красная эра начиналась с книг. Они открывали эту эру. Герои этих книг были трубадурами, провозвестниками великой красной страны. Маяковский. "Разгром" Фадеева. "Оптимистическая трагедия" Вишневского. "Как закалялась сталь" Островского. А во время войны "Повесть о настоящем человеке", "Молодая гвардия". Тогда главным героем времени был мученик, был победитель, человек, жертвующий своей плотью, своим духом, своей жизнью ради того, чтобы страна состоялась, чтобы она удержалась, чтобы её не сломили супостаты. Этот тип был главным в художественной литературе советского времени.Я не видел войны, я не был под Сталинградом, не знаю, что такое бои под Волоколамском, но отблеск этих событий, этих людей достался мне во время моих походов в Афганистан, на двух чеченских войнах. Я писал людей, которые жертвуют собой, чтобы сохранилось государство, чтобы оно продолжало существовать.Потом, когда страна выдержала ту страшную войну, начался период восстановления, период создания великой советской цивилизации. Множество людей, энергий, множество усилий было брошено Советами на то, чтобы покорить целину, создать огромную житницу, чтобы возвести нефтяные города, напитать нефтью нашу индустрию, чтобы построить великие атомные и гидростанции. И на этих стройках созидал тот же человек: могучий, крепкий, преодолевающий слабость, тлен, дряблость, искушения, создающий великую советскую цивилизацию, запускающий в небо грандиозные самолёты, ракеты и космические станции. Эти люди запечатлены в таких моих романах, как "Время полдень", "Место действия", "Вечный город". Там действуют люди грядущего, будущего, которые хотят построить города на Луне, города под шапкой ледовых полей. Люди, которые создают великие комбинаты в Сибири, своим мышлением, подобно Вернадскому, прочерчивают огромные меридианы и параллели на континентах.Но постепенно этот герой, тип красных партийных директоров-строителей, стал в литературе меняться на нечто расплывчатое. Возникло какое-то дребезжание, целостность была разрушена. В романах Бондарева, после его "Горячего снега", после великих военных произведений, которые и создали драгоценную военную советскую прозу, в таких романах, как "Берег", "Игра", "Выбор" появились герои с тончайшими трещинами, что проходят через их психику, их волю, через их судьбу. Они начинают дрожать, вибрировать, начинают выпадать из фокуса, их целостность разрушается. Они начинают мучиться, у них возникает комплекс неполноценности. Они начинают роптать на своё государство, которое оказалось слишком жестоким, слишком резким, безжалостным к ним.Тогда возникают две великие ветви советской литературы: городская — трифоновская проза, где интеллигенты мучатся мыслью о репрессиях, о погибших отцах, сгинувших в ГУЛАГе людях. И деревенская проза — проза Распутина, Белова, Астафьева. В этой прозе сквозит мука людей, которые видят, что погибла великая русская деревня, русская деревенская культура, что она вся была израсходована на войнах, на стройках, на переселениях. Возникла мука человеческого раздвоения. И в моих романах такие люди тоже появились.В романе "Надпись" действует писатель, который начинает сомневаться, начинает исследовать, начинает трепетать и рефлексировать по отношению к надвигающимся историческим событиям. И вот случилась перестройка, пора, когда всё смешалось, возникли потрясающие вихри, стал ломаться советский красный проект. У красного проекта стали выламывать рёбра, разбивать его кости, его стали дробить и мучить. В этом вихре появились новые люди, энергии, начались схватки. Всё смешалось, не было ни добрых, ни злых, ни левых, ни правых. Был огромный вихрь, огромный самум, который уносил с собой целое время, целую эру, красный проект.Красный проект начинался с книг и стал завершаться книгами. Именно Горбачёв, Яковлев ввели в обращение нашу литературу, книги, которые захлопывали красную шкатулку. Тогда получили хождение такие книги, как "Архипелаг ГУЛАГ" Солженицына, "Белые одежды" Дудинцева, "Печальный детектив" Астафьева, "Пожар" Распутина. Книги, наполненные печалью и мучительным страданием, связанным с пребыванием героя в этом времени, в этой стране, в этой эпохе, закрывали "красный проект". Мой роман "Око" рассказывает о том, как вокруг атомной станции — может быть, это Чернобыльская станция, а может быть, и другая, — возникли эти вихри, схватки, эти мировоззрения. Неизвестно, откуда они возникли. Казалось бы, всё затмевала огромная красная идея, красная утопия. Когда она стала вянуть, исчезать, вылезли все прежние культуры, философы, носители прежних идеологий. Я описал это время, этих героев, описал схватку идей и представлений.А потом началось самое страшное для меня и для многих людей нашей родины — крах страны, крах державы. Перестройка — катастройка, как говорил Александр Зиновьев, — привела к огромной катастрофе, и государство стало валиться. Подточенное с самых корней, изгрызенное, изведённое, оно стало падать. Мои герои старались поддержать государство, они выходили в последний бой, на схватку за спасение родины, за спасение красной державы. И мой роман "Последний солдат империи" говорит о трагическом человеке, который отдаёт свою жизнь за спасение державы. Но держава не спасена, она падает и рушится вместе с ним.Роман "Красно-коричневый", рассказывающий о событиях у Дома Советов в 1993 году. И там действует герой, который на баррикадах, под танковыми выстрелами, под пулемётами Останкино сражается, пытается спасти свою страну. И у него не получается, он гибнет вместе со страной, на него падают осколки великой красной державы. Это время эпоса, когда уходит под воду красная Атлантида, когда населяющие её атланты умирают, как киты, которые выбрасываются на берег.А потом наступило безвременье, наступили 90-е годы, когда не стало страны, когда всё, что называлось Советским Союзом, Россией превратилось в липкую лужу меж трёх океанов, где не было государства, не было героев, не было воли, не было самостоятельной внешней и внутренней политики. Уничтожалась индустрия, уничтожались идеалы и ценности. Миллионами гибли и не рождались люди. Тогда появились странные существа, которых никогда не знала русская литература: ни во времена Достоевского, ни во времена Гоголя, ни в более ранние периоды. Появились таинственные упыри, жители преисподней, странные долгоносики, трупоеды, которые вдруг вылезли в изобилии и стали доедать, дожирать безоружную несчастную родину. Это было время ужасное для сограждан, и оно было интереснейшее для художника, потому что перед ним возникли эти типы, удивительная флора и фауна, которая не предполагалась ни в период советский, ни в период царской монархии, ни в период московского царства. А где они гнездились, как они выводились, кто совокуплялся в тайных недрах, пещерах государства российского, чтобы родить этих таинственных существ? Они смотрели на Россию как на добычу. Они рвали её, танцевали на её костях, веселись. Они сколачивали состояния. Глумились над тем, что прежде казалось святым. Это были богохульники и насильники, которые совершили чудовищное насилие над историей. Я их находил, я их писал, вступал с ними во взаимодействие. Очень опасное. Это всё равно, что взаимодействие с чумным бараком, в котором водятся отравленные страшными болезнями существа. Мои романы "Теплоход “Иосиф Бродский", "Политолог", "Крейсерова соната", "Пятая империя". Там я создавал коллекции этих страшных и отвратительных существ, многие из которых до сих пор присутствуют в нашей жизни.И это длилось бы бесконечно и могло кончиться моей гибелью как художника и как человека, если бы не наступил таинственный период нашего времени, когда из этой тьмы, из чёрной ямы, куда упало в 1991-м году государство, не стал медленно и мучительно возникать загадочный свет, стало вновь возрождаться государство российское. Противоречиво, отступая и наступая, невнятно, через войны, через обманы, через ложь, оно стало возникать и сотворяться. У этого государства появились свои герои. Мы не погибли и продолжаем существовать, потому что эти герои жили среди нас. Старики, которые сидели в своих КБ, на заводах и не отдавали агентам Чубайса секретные документы из сейфов, уносили их домой, хранили великие советские технологии. Русские интеллигенты, подвижники, которых называли фашистами, красно-коричневыми, глумились над ними, но которые оставались верны великим заветам русской литературы, русской интеллигенции и русской веры. Священники, которые в сельских приютах восстанавливали алтари, храмы… Все эти люди перенесли государство российское из советской красной эры в эру сегодняшнюю. И среди этих людей я вижу героев. Меня увлекает галерея людей, которых я называю героями длинной воли. Это герои, которые способны свою мечту, сокровенную великую веру отстаивать и переносить через целые эры и эпохи. Не спиваться, не пускать себе пулю в лоб, не перебегать на сторону победившего противника, а продолжать сражаться, делать своё вековечное русское дело.Три моих недавних романа. Первый из них — "Истребитель". Я рассказываю о человеке, который строит двигатель для истребителя пятого поколения и проходит чудовищные испытания, надругательства, но проносит своё дело, свою мечту через эти испытания и запускает в небо великий самолёт. Второй роман — "Крым", где я рассказываю о человеке огромной воли, могущества, большой мечты, который в своей гордыне решил вознестись выше всех и был сброшен со своего пьедестала, растоптан, превращён в прах и труху. Но, продолжая служить и верить, прошёл через чудовищные испытания и опять восстал, опять в его сознании появилась мечта, появилась сокровенная сила, имя которой — светоносный Крым.И, наконец, книга, которую я здесь представляю, — роман "Губернатор". Возможно, это утопия, и таких губернаторов нет. Но они есть. Может, это собирательный образ. В Калужской губернии Анатолий Артамонов. Евгений Савченко в Белгородской губернии. Такие губернаторы появляются то здесь, то там. Этот человек — плоть от плоти своей земли, своего народа. Его заповедь — любить народ и бояться Бога. Человек, который мечтает сделать свою губернию, свой народ самым счастливым и прекрасным. Это человек, который не стяжает. Не использует своё пребывание во власти для наживы. Это во многом утопический человек, которого я формирую и рисую, чтобы он стал примером. И этот человек тоже проходит через чудовищные испытания: на него идёт охота, его клеймят, унижают, искушают, его сбивают с толку, ему угрожают, добиваются его болезни, смерти, против него используют все технологии: и информационные, и магические, на него напускают тёмные силы колдуны и ведьмы. Но он проходит через эти испытания, через болезнь, даже через свою смерть, и воскресает.Герои длинной воли. Мне кажется, это один из самых важных, актуальных героев, которых должна и будет создавать наша литература. Русская литература — это не только забава. Это не только развлечения, поучения, не только педагогические наставления. Русская литература — это ещё и пророчество. Это инструмент, через который создаётся история. Образы, которые пишет русская литература, потом становятся явью. Тургенев, написав своего Базарова, создал целое поколение подобных Базарову. Чернышевский, написав Рахметова, создал целую плеяду. Толстой в своём непротивлении злу насилием создал целую школу, целое направление. Достоевский пророчествовал о великой русской идее, о всемирности русского человека. И когда я говорю о героях длиной воли, которых, быть может, не сразу разглядишь среди сегодняшних людей, я знаю, что они появятся на свет. Таков опыт моего творчества и опыт моей жизни: надо назвать явление. Надо затратить всю свою энергию, весь свой талант, свою страсть, чтобы это явление описать. Тогда явление начнёт обрастать плотью, в это явление вольётся наша матушка-история".

03 октября 2015, 11:01

"Запад против России. Взгляд философа" - интервью Зиновьева "Ле Фигаро" - 1999 г

Оригинал взят у aldanov в "Запад против России. Взгляд философа" - интервью Зиновьева "Ле Фигаро" - 1999 год. Часть 1.Очень интересное, и  очень актуальное интервью, которое НГ перепечатала в 2014.А, Зиновьев оказался пророком благодаря способности проникать в суть вещей.http://www.ng.ru/ideas/2014-08-14/4_zinoviev.htmlАлександр Зиновьев: «Евросоюз – это оружие уничтожения национальных суверенитетов». Фото с сайта www.zinoviev.ru Предлагаем вниманию читателей текст интервью с выдающимся философом Александром ЗИНОВЬЕВЫМ, которое тот дал перед своим возвращением из Германии в Россию. Его беседа с журналистом Виктором ЛУПАНОМ состоялась в Берлине и была опубликована французской газетой Le Figaro 24 июля 1999 года. Однако русскому читателю это интервью известно мало. Между тем спустя более чем десятилетие с момента публикации стали особенно очевидны и точность данных Зиновьевым оценок, и их пророческий характер. Многие мысли, высказанные Александром Зиновьевым, представляют огромный интерес для русскоязычных читателей на всем постсоветском пространстве– С какими чувствами вы возвращаетесь на Родину после столь длительной ссылки?– С чувством, что когда-то покинул сильную, уважаемую, даже внушающую страх державу, а вернувшись, обнаружил побежденную страну, всю в руинах. В отличие от других, я бы никогда не покинул СССР, если бы у меня был хоть какой-то выбор. Эмиграция стала для меня настоящим наказанием.– Тем не менее вас приняли здесь (в Германии. – Прим. пер.) с распростертыми объятиями!– Это правда... Но, несмотря на триумфальный прием и мировой успех моих книг, я всегда чувствовал себя здесь чужим.– После краха коммунизма основным предметом ваших исследований стала западная система. Почему?– Потому что произошло то, что я предсказывал: падение коммунизма превратилось в развал России.– Выходит, борьба с коммунизмом прикрывала желание уничтожить Россию?– Совершенно верно. Я это говорю, потому что в свое время был невольным соучастником этого для меня постыдного действа. Российскую катастрофу хотели и запрограммировали здесь, на Западе. Я читал документы, участвовал в исследованиях, которые под видом идеологической борьбы на самом деле готовили гибель России. И это стало для меня настолько невыносимым, что я не смог больше находиться в лагере тех, кто уничтожает мой народ и мою страну. Запад мне не чужой, но я рассматриваю его как вражескую державу.– Вы стали патриотом?– Патриотизм меня не касается. Я получил интернациональное воспитание и остаюсь ему верным. Я даже не могу сказать, люблю или нет русских и Россию. Однако я принадлежу этому народу и этой стране. Я являюсь их частью. Нынешние страдания моего народа так ужасны, что я не могу спокойно наблюдать за ними издалека. Грубость глобализации выявляет недопустимые вещи.– Тем не менее сегодня многие бывшие советские диссиденты отзываются о своей прежней Родине как о стране прав человека и демократии. И теперь, когда эта точка зрения стала общепринятой на Западе, вы ее пытаетесь опровергнуть. Нет ли здесь противоречия?– Во время холодной войны демократия была оружием в борьбе против коммунистического тоталитаризма. Сегодня мы понимаем, что эпоха холодной войны была кульминационным моментом в истории Запада. В это время на Западе было все: беспрецедентный рост благосостояния, подлинная свобода, невероятный социальный прогресс, колоссальные научные и технические открытия! Но в то же время Запад незаметно менялся. Начатая в то время робкая интеграция развитых стран была, по сути, предтечей интернационализации экономики и глобализации власти, свидетелями чего мы сегодня являемся.Интеграция может служить росту общего благосостояния и иметь положительные последствия, если, например, она удовлетворяет легитимное стремление братских народов к объединению. Однако та интеграция, о которой идет речь, была с самого начала продумана как вертикальная структура, жестко контролируемая наднациональной властью. И без успешного проведения российской, против Советов, контрреволюции Запад не смог бы приступить к глобализации.– Значит, роль Горбачева не была положительной?– Я смотрю на вещи немного под другим углом. Вопреки устоявшемуся мнению советский коммунизм развалился не в силу внутренних причин. Его развал, безусловно, самая великая победа в истории Запада. Неслыханная победа, которая, я повторюсь, делает возможным установление планетарной власти. Конец коммунизма также ознаменовал конец демократии. Сегодняшняя эпоха не просто посткоммунистическая, она еще и постдемократическая! Сегодня мы являемся свидетелями установления демократического тоталитаризма, или, если хотите, тоталитарной демократии.– Не звучит ли все это несколько абсурдно?– Ничуть. Для демократии нужен плюрализм, а плюрализм предполагает наличие по крайней мере двух более или менее равных сил, которые борются между собой и вместе с тем влияют друг на друга. Во время холодной войны была мировая демократия, глобальный плюрализм, внутри которого сосуществовали две противоборствующие системы: капиталистическая и коммунистическая. А также неясная, но все же структура тех стран, которые нельзя было отнести к первым двум группам. Советский тоталитаризм был восприимчив к критике, идущей с Запада.В свою очередь, Запад находился под влиянием СССР, в особенности через собственные коммунистические партии. Сегодня мы живем в мире, где господствует одна-единственная сила, одна идеология и одна проглобализационная партия. Все это вместе взятое начало формироваться еще во время холодной войны, когда постепенно, в самых различных видах появились суперструктуры: коммерческие, банковские, политические и информационные организации. Несмотря на разные сферы деятельности, эти силы объединяла их транснациональная сущность.С развалом коммунизма они стали управлять миром. Таким образом, западные страны оказались в господствующем положении, но вместе с тем они находятся и в подчиненном положении, так как постепенно теряют свой суверенитет в пользу того, что я называю сверхобществом. Планетарное сверхобщество состоит из коммерческих и некоммерческих организаций, влияние которых выходит далеко за пределы отдельных государств. Как и другие страны, страны Запада подчинены контролю этих наднациональных структур. И это притом, что суверенитет государств тоже был неотъемлемой частью плюрализма, а значит, и демократии в планетарном масштабе.Нынешняя господствующая сверхвласть подавляет суверенные государства. Европейская интеграция, разворачиваемая у нас на глазах, тоже ведет к исчезновению плюрализма внутри этого нового конгломерата в пользу наднациональной власти.– Но не кажется ли вам, что Франция или Германия продолжают оставаться демократическими государствами?– Страны Запада познали настоящую демократию во время холодной войны. Политические партии имели подлинные идеологические различия и разные политические программы. Органы прессы тоже сильно отличались друг от друга. Все это оказывало влияние на жизнь простых людей, способствовало росту их благосостояния. Теперь этому пришел конец. Демократичный и процветающий капитализм с социально ориентированным законодательством и гарантиями занятости был во многом обязан существованию страха перед коммунизмом. После падения коммунизма в странах Восточной Европы на Западе началась массированная атака на социальные права граждан. Сегодня социалисты, находящиеся у власти в большинстве стран Европы, ведут политику демонтажа системы социальной защиты, политику, уничтожающую все социалистическое, что имелось в странах капитализма.На Западе нет больше политической силы, способной защитить простых граждан. Существование политических партий – чистая формальность. С каждым днем между ними все меньше и меньше будет различий. Война на Балканах была какой угодно, но только не демократической. Тем не менее ее вели социалисты, которые исторически были против подобного рода авантюр. Экологисты, тоже находящиеся у власти в некоторых странах, приветствовали экологическую катастрофу, вызванную бомбардировками НАТО. Они даже осмелились утверждать, что бомбы, содержащие обедненный уран, не представляют опасности для окружающей среды, хотя при их зарядке солдаты надевают специальные защитные комбинезоны.Так что демократия постепенно исчезает из общественной организации стран Запада. Повсюду распространяется тоталитаризм, потому что наднациональная структура навязывает государствам свои собственные законы. Эта недемократичная надстройка отдает приказы, дает санкции, организовывает эмбарго, сбрасывает бомбы, морит голодом. Даже Клинтон ей подчиняется. Финансовый тоталитаризм подчинил себе политическую власть. Холодному финансовому тоталитаризму чужды эмоции и чувство жалости. По сравнению с финансовой диктатурой, диктатуру политическую можно считать вполне человечной. Внутри самых жестоких диктатур было возможно хоть какое-то сопротивление. Против банков восставать невозможно.– А что насчет революции?– Демократический тоталитаризм и финансовая диктатура исключают возможность общественной революции.– Почему?– Потому что они совмещают грубую всемогущую военную силу с финансовым удушением планетарного масштаба. Все революционные перевороты получали когда-то поддержку извне. Отныне это невозможно, так как больше нет и не будет суверенных государств. Более того, на самой низкой общественной ступени класс рабочих заменен классом безработных. А чего хотят безработные? Работу. Поэтому они находятся в менее выгодном положении, нежели класс рабочих в прошлом.– У всех тоталитарных систем была своя идеология. Какая идеология у этого нового общества, которое вы называете постдемократическим?– Наиболее влиятельные западные теоретики и политики считают, что мы вошли в постидеологическую эпоху. Это потому, что под словом «идеология» они подразумевают коммунизм, фашизм, нацизм и т.п. На самом деле идеология, сверхидеология западного мира, развивавшаяся в течение последних 50 лет, намного сильнее коммунизма или национал-социализма. Западного гражданина гораздо больше оболванивают, нежели когда-то обычного советского человека посредством коммунистической пропаганды. В области идеологии главное – не идеи, а механизмы их распространения. Мощь западных СМИ, например, несравненно выше, чем сильнейшие средства пропаганды Ватикана во времена его наивысшего могущества.И это не все; кино, литература, философия – все рычаги влияния и средства распространения культуры в самом широком смысле слова работают в этом направлении. При малейшем импульсе все, работающие в этой сфере, реагируют с такой согласованностью, что невольно возникают мысли о приказах, исходящих из единого источника власти. Достаточно было принять решение заклеймить генерала Караджича, или президента Милошевича, или еще кого-нибудь другого, чтобы против них заработала вся планетарная пропагандистская машина. В итоге, вместо того чтобы осуждать политиков и генералов НАТО за нарушение ими всех существующих законов, подавляющее большинство западных граждан убеждено, что война против Сербии была нужной и справедливой.Западная идеология комбинирует и смешивает идеи исходя из своих потребностей. Одна из таких идей – западные ценности и образ жизни являются наилучшими в мире! Хотя для большинства людей на планете эти ценности имеют гибельные последствия. Попробуйте-ка убедить американцев в том, что эти ценности погубят Россию. У вас ничего не выйдет. Они и дальше будут утверждать тезис об универсальности западных ценностей, следуя, таким образом, одному из основополагающих принципов идеологического догматизма.Теоретики, политики и СМИ Запада абсолютно уверены, что их система – самая лучшая. Именно поэтому они без всяких сомнений и со спокойной совестью навязывают ее во всем мире. Западный человек, носитель этих наивысших ценностей, является, таким образом, новым сверхчеловеком. На термин наложен табу, но все сводится именно к этому. Конечно, данное явление необходимо изучать научно. Однако, смею заметить, в некоторых областях социологии и истории стало крайне тяжело проводить научные исследования. Ученый, который вдруг воспылает желанием изучить механизмы демократического тоталитаризма, столкнется с неимоверными трудностями. Из него сделают изгоя. С другой стороны, те, чьи исследования обслуживают господствующую идеологию, утопают в грантах, а издательские дома и СМИ борются за право сотрудничать с этими авторами. Я это испытал на собственной шкуре, когда преподавал и работал исследователем в зарубежных университетах.

24 августа 2012, 00:00

Дети зрелых отцов подвержены повышенному числу мутаций, считают ученые

Позднее зачатие детей крайне негативно сказывается на здоровье потомства – так, повышение возраста отца на один год сопровождается появлением в среднем двух вредных мутаций в геноме их потомков, заявляют ученые в статье, опубликованной в журнале Nature.читать далее

09 августа 2012, 01:24

Памяти Алесандра Зиновьева

Александр Зиновьев признан выдающимся ученым в области теории знаков и теории индукции, входит в тройку сильнейших логиков мира, доктор философии, профессор логики, автор более 40 книг, среди которых знамениты «Зияющие высоты». Александр Зиновьев произносит свой финальный монолог, содержанием которого стало то, что философ считает нужным и возможным оставить в назидание и в пользование потомкам. Это как бы последняя лекция, адресованная неизвестному поколению на пределе собственной жизни. Смотрите также: http://zinoviev.info/wps   http://vk.com/alexander_zinoviev