• Теги
    • избранные теги
    • Люди712
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1422
      • Показать ещё
      Разное631
      • Показать ещё
      Издания138
      • Показать ещё
      Компании294
      • Показать ещё
      Международные организации154
      • Показать ещё
      Показатели21
      • Показать ещё
      Формат14
      Сферы4
Али Хаменеи
Али Хаменеи
Великий аятолла Сейед Али Хосейни́ Хаменеи ( 17 июля 1939, Мешхед) — иранский религиозный и государственный деятель, второй Высший руководитель (глава государства) Ирана с 1989 года по настоящее время, президент Ирана (1981—1989), один из ближайших соратников лидера Исламской револю ...

Великий аятолла Сейед Али Хосейни́ Хаменеи ( 17 июля 1939, Мешхед) — иранский религиозный и государственный деятель, второй Высший руководитель (глава государства) Ирана с 1989 года по настоящее время, президент Ирана (1981—1989), один из ближайших соратников лидера Исламской революции Рухоллы Хомейни.

Подробнее

Развернуть описание Свернуть описание
22 сентября, 22:44

The Nuclear Deal Is Iran’s Legal Path to the Bomb

Iran sees it. It’s time the U.S. did too.

21 сентября, 19:01

Iran’s Khamenei slams Trump’s UN speech

Iran’s supreme leader yesterday lashed out against US President Donald Trump describing the speech he delivered at the UN this week as full of “gangster and cowboy” rhetoric.

21 сентября, 17:55

Духовный лидер Ирана назвал слова Трампа в ООН уродливыми и лживыми

Руководитель и духовный лидер Исламской Республики Иран аятолла Али Хаменеи назвал высказывания президента США Дональда Трампа уродливыми и лживыми. Об этом сообщает агентство ТАСС со ссылкой на телеканал PressTV.

21 сентября, 01:43

Министерская встреча «шестерки» и Ирана состоялась в Нью-Йорке

Министерская встреча шестерки посредников (Россия, США, Великобритания, КНР, Франция, Германия) и Ирана прошла в Нью-Йорке на полях Генеральной Ассамблеи ООН, сообщает «РИА Новости». Она состоялась на фоне заявлений президента США Дональда Трампа о «вредности» заключенного, в том числе при поддержке Вашингтона, Cовместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).Источник агентства сообщил, что глава МИД Великобритании Борис Джонсон не присутствует на встрече.До этого верховный лидер Ирана Али Хаменеи говорил, что Тегеран отреагирует на любой «неверный шаг» в отношении СВПД. «Иранская нация твердо стоит на ногах, и все неверные шаги, связанные с доминированием в СВПД, вызовут соответствующую реакцию Исламской Республики»,— заявил он.Подробнее — в материале «Ъ» «Духовный лидер Ирана дал отповедь "деспотическому режиму" США».

20 сентября, 06:52

Израиль подталкивает США к войне с Ираном

Аятолла Хаменеи говорит о растущей враждебности по отношению к Ирану в результате натравливания других ближневосточных стран на Исламскую Республику. Главным источником нестабильности в регионе, заявил иранский лидер, является американское военное присутствие. В руководстве Ирана убеждены, что страны Ближнего Востока могут сами покончить с угрозой распространения терроризма. Что касается угроз применения военной силы против Ирана, аятолла Хаменеи предупредил: «Враг должен знать, что если запугивание эффективно в других частях мира, в ИРИ это не пройдёт…»

19 сентября, 23:04

"Мы будем защищаться от Ирана всей мощью нашего оружия"

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу предупредил Иран с трибуны 72-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН

19 сентября, 22:22

Trump’s U.N. Speech Was Bad, But Let’s Not Lose Our Heads

The president didn’t convert his fellow world leaders to his apocalyptic view of Iran and North Korea. But he didn’t lay the groundwork for war, either.

19 сентября, 11:01

Америка поплатится за ядерный демарш

Президент Ирана Хасан Роухани предупредил США о тяжких последствиях выхода из соглашения по ядерной программе. Вашингтон потеряет международный авторитет, и найти управу на Пхеньян ему будет крайне непросто

19 сентября, 03:00

Али Хаменеи угрожает Дональду Трампу

Иран не поддастся давлению и не начнет кланяться, заявил его духовный лидер

17 сентября, 22:40

Iran's Khamenei warns U.S. against 'wrong move' on nuclear deal

Iran will not be bullied by the United States and will react strongly to any "wrong move" by Washington on Tehran's nuclear deal, Supreme Leader Ayatollah Ali Khamenei said on Sunday. U.S. President Donald Trump said on Thursday that Iran was violating "the spirit" of the 2015 deal under which it got sanctions relief in return for curbing its nuclear programme.

Выбор редакции
17 сентября, 20:23

Iran's Khamenei warns U.S. against 'wrong move' on nuclear deal

DUBAI (Reuters) - Iran will not be bullied by the United States and will react strongly to any "wrong move" by Washington on Tehran's nuclear deal, Supreme Leader Ayatollah Ali Khamenei said on Sunday.

Выбор редакции
17 сентября, 20:23

Iran's Khamenei warns U.S. against 'wrong move' on nuclear deal

DUBAI (Reuters) - Iran will not be bullied by the United States and will react strongly to any "wrong move" by Washington on Tehran's nuclear deal, Supreme Leader Ayatollah Ali Khamenei said on Sunday.

17 сентября, 18:38

Главное от ANNA NEWS на вечер 17 сентября 2017 года

Ведущая новостей: Виктория Рахманина. Российское Министерство обороны опровергло обвинения со стороны Пентагона и курдских сил в нанесении авиаудара по позициям Сирийских демократических сил в районе Дейр-эз-Зора. Со слов представителя минобороны Игоря Конашенкова, ВКС России в данном районе наносят удары только по позициям боевиков ИГ. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что Иран готов к ответу на любые «неправильные шаги», которые США может предпринять в отношении ядерной сделки. В своем официальном послании к народу Хаменеи подчеркнул, что в случае нарушений условий соглашения США столкнуться с «реакцией Исламской Республики». Порошенко подписал указ об увеличении военного бюджета Украины на следующий год. По сравнению с бюджетом этого года, затраты на военные нужды вырастут на сумму от 900$ миллионов до одного миллиарда. Ранее, соответствующее решение принял СНБО Украины. Пакистанский филиал движения Талибан взял на себя ответственность за теракт в федеральной зоне племен, на севере страны. В результате подрыва самодельного взрывного устройства погибли четверо сотрудников службы безопасности страны и представитель гражданской администрации. Власти Ирана заявили о своей готовности закрыть границу с Иракским Курдистаном, в случае отделения региона от Ирака. Как заявили в Тегеране, такие меры будут вызваны тем, что все соглашения, заключенные с властями Ирака не будут распространяться на данный регион. При этом, как заявил секретарь Высшего совета национальной безопасности страны Али Шамхани, власти региона всё еще могут прислушаться к мнению других стран и изменить условия и сроки проведения референдума. Как заявил глава немецкой дипломатии Зигмар Габриэль, кризис вокруг ядерных испытаний КНДР не удастся решить без тесного сотрудничества между Россией, Китаем и США. Как полагает Габриэль, ситуацию может решить комплексное дипломатическое и санкционное давление на КНДР. На вокзале в Марселе женщина 41 года плеснула соляной кислотой в туристок из США, пишет газета Provence. Происшествие произошло около 11 утра на вокзале Saint-Charles, где четыре гражданки США ждали пересадки на поезд в Париж. В результате атаки пострадали две девушки (в возрасте 20 и 21 года). Они были доставлены в больницу. Подозреваемую арестовали. Полиция отмечает, что во время атаки она не выкрикивала никаких террористических лозунгов.

Выбор редакции
17 сентября, 16:13

Iran leader Khamenei warns U.S. against 'wrong move' on nuclear deal

DUBAI (Reuters) - Iran will not be bullied by the United States and will react strongly to any "wrong move" by Washington on Tehran's nuclear deal, Supreme Leader Ayatollah Ali Khamenei said on Sunday.

Выбор редакции
17 сентября, 16:13

Iran leader Khamenei warns U.S. against 'wrong move' on nuclear deal

DUBAI (Reuters) - Iran will not be bullied by the United States and will react strongly to any "wrong move" by Washington on Tehran's nuclear deal, Supreme Leader Ayatollah Ali Khamenei said on Sunday.

Выбор редакции
17 сентября, 15:54

Иран грозит США ответом на любое «неверное движение» по ядерной сделке

Руководитель и духовный лидер Исламской Республики Иран аятолла Али Хаменеи заявил, что Иран ответит на...

17 сентября, 15:21

Иран пообещал отреагировать на любой «неверный шаг» в отношении ядерного соглашения

Верховный лидер Ирана Али Хаменеи заявил, что Тегеран отреагирует на любой «неверный шаг» в отношении Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), сообщает «РИА Новости» со ссылкой на иранские СМИ. «Иранская нация твердо стоит на ногах, и все неверные шаги, связанные с доминированием в СВПД, вызовут соответствующую реакцию Исламской Республики»,— заявил он.Напомним, Иран и «шестерка» международных посредников (пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия) заключили СВПД 14 июля 2015 года. Документ предусматривает приостановку развития ядерной программы Ирана в обмен на снятие со страны санкций. После вступления в силу 16 января 2016 года ядерного соглашения западные страны начали снимать санкций с Ирана. Тем не менее, в июле 2017 года Конгресс США принял закон, который устанавливает новые санкции в отношении Тегерана. В Министерстве финансов США объяснили, что расширение санкций связано с недавними испытаниями Ирана ракеты-носителя собственного производства «Симорг», предназначеной для вывода спутников…

Выбор редакции
17 сентября, 15:20

Иран предостерёг от «неверных шагов» в отношении ядерной программы

Али Хаменеи, лидер Ирана, в воскресенье заявил, что за любым «неверным шагом» в отношении ядерной программы последует соответствующий ответ. Договорённость, подписанная ИРИ и мировыми посредниками, должна выполняться, иного пути нет.

17 сентября, 15:07

Iran leader Khamenei warns against U.S. 'wrong move' on nuclear deal

DUBAI (Reuters) - Iran would react strongly to any "wrong move" by the United States on Tehran's nuclear deal, Supreme Leader Ayatollah Ali Khamenei said, after President Donald Trump accused Iran of violating the "spirit" of the agreement.

Выбор редакции
17 сентября, 14:56

Иран пообещал ответить на любой «неверный шаг» против ядерной сделки

Как заявил сегодня верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, республика будет реагировать на каждый «неверный шаг» других стран против ядерной сделки и исполнения Совместного всеобъемлющего плана действий. «Иранская …

17 января 2016, 13:05

Иран освобождается от санкций

Президент Ирана Хасан Роухани назвал снятие экономических и финансовых санкций ООН «золотой страницей» в истории страны. Роухани благодарит аятоллу Хаменеи, в то время как ООН, МАГАТЭ и страны «шестерки» приписывают лавры себе. Пока Иран и его партнеры, включая Россию, подсчитывают гипотетические барыши от открытия страны миру, минфин США напоминает, что санкционное ярмо с Ирана вовсе не снято. Снятие экономических и финансовых санкций с Ирана будет способствовать росту экономики страны, «настало время для новых усилий по улучшению экономики и качества жизни населения», заявил в воскресенье иранский президент Хасан Роухани, выступая перед меджлисом – парламентом исламской республики. Об отмене санкций в отношении Ирана было объявлено накануне поздно вечером в Вене с началом реализации ядерного соглашения, заключенного в июле 2015 года Тегераном и шестью мировыми державами (пять постоянных членов Совбеза ООН, включая Россию, плюс Германия). Накануне страны МАГАТЭ получили финальный доклад экспертов агентства по иранской ядерной программе, предшествующий официальному началу ее реализации. Евросоюз и США подтвердили снятие с Ирана экономических и финансовых санкций, связанных с его ядерной программой. Иран «выполняет свои обязательства по демонтажу большей части своей ядерной программы», и посему США и Евросоюз «немедленно снимают санкции, связанные с ядерной сферой», цитирует Wall Street Journal заявление госсекретаря США Джона Керри. «Так как Иран выполнил все свои обязательства, сегодня международные и односторонние санкции с Ирана, касающиеся его ядерной программы, снимаются в соответствии с Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД)», – в свою очередь торжественно объявила глава европейской дипломатии Федерика Могерини, зачитав совместное заявление с министром иностранных дел Ирана Мохаммедом Джавадом Зарифом. 25 лет мониторинга «мирного атома» Директор Международного агентства по ядерной энергии Юкия Амано с удовлетворением подвел черту предшествующей более чем 15-летней работе. «Мы прошли долгий путь с тех пор, как в 2003 году МАГАТЭ впервые начало работу по иранской ядерной проблеме. Для того чтобы прийти к нынешней точке, был проделан большой труд. Реализация этого (нового) соглашения потребует аналогичных усилий», – цитирует главу МАГАТЭ Wall Street Journal. Представители агентства уже в воскресенье вылетят в Тегеран на встречу с Роухани и другими высокопоставленными представителями Ирана, чтобы начать обсуждение мониторинга ядерной сделки. «Договор предусматривает проведение очень строгих проверок, которые, однако, в течение последующих 25 лет будут постепенно ослаблены или сокращены», – поясняет в комментарии Deutsche Welle эксперт по вопросам безопасности и контроля над вооружениями берлинского Фонда науки и политики (SWP) Оливер Майер. В числе прочего некоторые из атомных объектов Ирана планируется при участии международных экспертов преобразовать в исследовательские центры. Речь идет о подземной лаборатории в Фордо (где находится завод по обогащению урана) и ядерном реакторе в Араке. Спасибо рахбару за «золотую страницу» «Переговоры по ядерной тематике удались благодаря участию великого рахбара (верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи – прим. ВЗГЛЯД), при поддержке народа и всей политической системы страны, их успех можно назвать одной из золотых страниц в истории страны», – объявил президент Роухани, обращаясь к парламентариям. Страна должна в полной мере использовать возможности, открывающиеся с отменой санкций, цитирует ТАСС иранского президента. Напомним, в числе прочего снимаются ограничения на действие системы SWIFT в Иране, на покупку нефти и газа у этой страны, и, что крайне важно для российско-иранских экономических связей, сняты ограничения на поставки туда оборудования для нефте- и газодобычи. Как напоминает РИА «Новости», Россия и Иран рассматривают реализацию проектов на сумму до 40 млрд долларов, в ближайшее время по ним уже могут быть подписаны контракты. Москва и Тегеран рассмотрят возможность создания совместного российско-иранского банка, который будет кредитовать эти проекты. Снятие санкционного ярма уже приносит свои плоды – Роухани говорит об уже достигнутом сокращении инфляции (с 40% до 13,7%). В бюджете страны заложен расчет на рост экономики в 8%, что потребует ежегодно привлекать иностранные инвестиции в размере от 30 до 50 млрд долларов. Иран рассчитывает ежедневно экспортировать до 2,25 млн баррелей нефти. Показательно, что уже в субботу, в преддверии снятия санкций представители крупнейших нефтяных компаний Shell и Total прибыли в Тегеран для участия в переговорах с представителями Национальной нефтяной компании Ирана. При этом Роухани не мог не констатировать, что цена на черное золото на мировом рынке «упала ниже 30 долларов за баррель, сократившись на 75%». Поэтому, делает вывод иранский президент, страна не может «более ориентироваться только на этот источник доходов». Необходимо «раз и навсегда» сократить зависимость иранской экономики от продажи нефти. В частности, власти страны планируют, что к 2020 году туристический поток в страну возрастет до 20 млн человек. Очевидны и политические подвижки. Еще до обнародования сообщения МАГАТЭ в субботу состоялись отдельные переговоры верховного представителя ЕС по иностранным делам Федерики Могерини и главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, увенчавшиеся упомянутым выше совместным заявлением, а также встреча Могерини, Зарифа и Керри. Анонсируя отмену санкций, Зариф заявил в субботу, что «сегодняшний день станет хорошим и памятным для Ирана, региона и мира». По словам Зарифа, «реализация Совместного всеобъемлющего плана действий приведет к укреплению мира в регионе», кроме того «сделка продемонстрировала всему миру, что существующие проблемы необходимо решать с помощью дипломатии». Спасибо Обаме за аэробусы Пока же Ирану дают понять всю выгоду полюбовного соглашения с Западом. В день переговоров президент США Барак Обама отменил 10-летний запрет на экспорт гражданских самолетов в Иран (в связи с действовавшими экономическими санкциями в последние десять лет особенно пострадал гражданский авиапарк Ирана, многие самолеты не летают из-за отсутствия запчастей). Показательно, что первым контрактом, подписанным Тегераном после судьбоносного решения по санкциям, стало заключенное в субботу соглашение с компанией Airbus на покупку 114 самолетов для иранской авиакомпании Iran Air, занимающейся международным воздушным сообщением. Как известно, Airbus – не американская, а европейская компания, но мнение Вашингтона, очевидно, оказалось решающим. По новому контракту первые аэробусы прибудут в Иран уже до 20 марта, сообщает агентство dpa со ссылкой на министра дорог и городского транспорта республики Аббаса Ахунди.  В целом Иран планирует закупить до 400 новых самолетов в ближайшие десять лет. Торжествовать рано Впрочем, следует отметить, что США пока отменили только «второстепенные санкции» против Ирана, которые касались зарубежных филиалов американских компаний и иностранных фирм. Эти «второстепенные санкции» были оговорены в одном из приложений СВПД. «Первостепенные санкции, вводящие запрет на деловые контакты с Исламской Республикой физических и юридических лиц США, пока останутся в силе. Внутреннее эмбарго США на торговлю с Ираном продолжает действовать», – поясняется в заявлении пресс-службы минфина Соединенных Штатов. США продолжат вводить санкции против Ирана, не касающиеся ядерной сделки с ним, заявил в воскресенье американский министр финансов Джейкоб Лью. СВПД предусматривает поэтапную отмену санкций, пояснил в интервью Deutsche Welle немецкий эксперт Оливер Майер. «В день, когда документ вступает в силу, перестают действовать торговые и финансовые санкции против Ирана. Полностью отменяются только штрафные меры, введенные ООН в связи с ядерной программой Тегерана. Что же касается санкций Евросоюза и США, то они лишь приостанавливают свое действие, – объясняет германский эксперт. – Самое позднее через восемь лет должен наступить день, когда наконец отменится действие всех санкций». Окончательное снятие может наступить и раньше, если МАГАТЭ представит развернутое заключение, подтверждающее, что иранская ядерная программа служит исключительно мирным целям. При этом СВПД не предусматривает новые санкции против Ирана, если тот нарушит договоренности, поясняет DW Майер. В этом случае снова вступят в силу действовавшие ранее санкции, и для их введения не потребуется нового официального постановления. Взаимное помилование Демонстрируя стремление к диалогу, влекущему за собой очевидные экономические выгоды, Тегеран сигнализирует о готовности смягчить внутреннюю политику. Накануне иранский суд освободил четырех заключенных с двойным гражданством. «На основе положений Высшего совета национальной безопасности в интересах всего политического порядка страны четверо иранских заключенных были освобождены в субботу в рамках обмена заключенными, имеющими двойное гражданство», – говорится в заявлении суда. Все освобожденные имеют американское и иранское гражданство. Среди освобожденных – корреспондент газеты Washington Post Джейсон Резаян, арестованный в июле 2014 года в Иране. Сообщалось, что власти Ирана обвинили журналиста в шпионаже. Власти Ирана также освободили христианского священника иранского происхождения – протестантского пастора Саида Абедини, приговоренного к трем годам тюремного заключения за подрыв национальной безопасности; бывшего американского морского пехотинца Амира Хекмати, осужденного на 10 лет за сотрудничество с «врагами» ИРИ; бизнесмена Сиамака Намази, арестованного в прошлом году после достижения соглашения по ядерной программе. Как сообщает New York Times, также был освобожден американский гражданин Мэтью Треветик, некоторое время назад «прибывший в Тегеран для изучения языка» и арестованный иранскими властями, «о чем не было заявлено публично», в том числе о местонахождении американца не знала его семья. По сведениям New York Times, Треветик первым из освобожденных покинул страну – еще в субботу. «Иран предпринял значительные шаги, в самой возможности которых сомневались многие – действительно, очень многие», – эмоционально прокомментировал добрую волю Тегерана госсекретарь США Керри, выступая в штаб-квартире МАГАТЭ. В свою очередь США собираются освободить из тюрем или прекратить уголовное преследование в отношении нескольких граждан Ирана. По данным телеканала CNN, освобожденные Вашингтоном иранцы отбывали наказание или проходили под следствием за нарушение режима санкций в отношении Тегерана. Как сообщает New York Times, речь идет о семерых иранцах, фамилии еще 14 граждан исламской республики были из списка лиц, объявленных США в международный розыск. Заметим, что в Госдепе при этом добавили, что освобождение заключенных не имеет отношения к имплементации сделки с Ираном. Решение администрации Обамы произвести этот обмен заключенными уже вызвало резкую критику со стороны кандидатов в президенты от Республиканской партии, отмечает New York Times. Фаворит республиканских симпатий миллиардер Дональд Трамп и сенатор от Флориды Марко Рубио осудили обмен как признак слабости Белого дома; оба кандидата не преминули напомнить, что в случае избрания президентом они разорвут ядерное соглашение с Тегераном. «Обнадеживающий сигнал» или сохраняющаяся угроза Помимо республиканских кандидатов в президенты США, скепсис в отношении очередного соглашения с Ираном высказал Израиль. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху вновь предостерег об угрозе, исходящей, по его мнению, от исламской республики. «Тегеран будет и впредь дестабилизировать Ближний Восток и распространять терроризм по всему миру. Он не отказался от стремления заполучить ядерное оружие», – цитирует израильского лидера Deutsche Welle. Нетаньяху призвал мировые державы внимательно следить за Ираном и реагировать на каждое допущенное Тегераном нарушение. Но в целом в мире очередной шаг в разрешении иранской атомной проблемы был встречен с оптимизмом. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун назвал выполнение договора по атомной программе Ирана «обнадеживающим и мощным сигналом». «Россия сыграла ключевую роль в создании условий для начала выполнения СВПД. В результате тесного взаимодействия между Государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» и Организацией по атомной энергии Ирана за пределы территории Исламской Республики вывезен весь предусмотренный СВПД объем обогащенного урана», – напомнил российский МИД в официальном обращении. С огромным интересом к снятию санкций отнеслись в Берлине. Как передает Deutsche Welle, глава МИД ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер назвал случившееся «историческим успехом дипломатии», а министр экономики в правительстве Ангелы Меркель Зигмар Габриэль назвал отмену западных санкций против Ирана хорошей основой для возобновления германо-иранских экономических и финансовых отношений. «В условиях, когда перед всем ближневосточным регионом стоят огромные по своим масштабам вызовы и в нем царит сильная напряженность, я высказываю надежду, что тот дух сотрудничества, которым отмечены инициативы, увенчавшиеся заключением договора, найдет свое продолжение и в отношении других региональных проблем», – заявил глава МИД Франции Лоран Фабиус, подчеркнувший, что именно Париж внес весомый вклад в переговоры «шестерки». Укрепить «исторически дружественные» отношения с Ираном пообещал министр иностранных дел Японии Фумио Кисида, а МИД Южной Кореи выразил надежду, что пример Ирана «станет основой дальнейших совместных действий мирового сообщества» для ядерного разоружения на Корейском полуострове. Изменения баланса в регионе Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии», политолог Аждар Куртов отметил в интервью газете ВЗГЛЯД, что опасения растущего влияния Ирана, которые озвучивают политики некоторых стран, являются не более чем намерениями части государств сохранить статус-кво и оставить за Ираном статус государства-изгоя, наделенного чертами некоего регионального зла. «Но из этого ничего не выйдет, – уверен эксперт. – Иран – страна с богатейшей историей и культурой, его государственность насчитывает больше двух с половиной тысяч лет». Иранцы, конечно же, имеют право на повышение своего статуса в решении региональных проблем. «Ну а как иначе? Страна, имеющая население в несколько десятков миллионов человек, имеющая огромные достижения в культуре, внесшая вклад не только в ближневосточную, но и в мировую цивилизацию, – отмечает Куртов. – Поэтому опасения, которые сейчас высказываются в адрес Ирана, чрезвычайно политизированы. Они основаны на том, что Иран вынашивает агрессивные планы в отношении своих соседей и Израиля. Но все эти обвинения являются надуманными». По его мнению, «опыт последних десятилетий показывает, что если у кого и есть планы экспансии, то не у Ирана, а у радикального суннитского ислама». «Иран после снятия санкций будет заинтересован в наращивании своего регионального влияния, но это произойдет благодаря тому, что у него есть для этого объективные основания. Он будет наращивать свою торговлю углеводородами, исправит диспропорции в своем хозяйстве, которые сложились в результате работы в режиме жесткой экономии, и станет участником решений важнейших вопросов в регионе. По крайней мере, он будет стараться. Но ведь эта задача стоит перед многими государствами, и отсюда отнюдь не возникает некая агрессивность Ирана. У этой страны есть региональные интересы, они состоят в том, чтобы создавать в окружающих государствах благоприятную обстановку и не допускать появления там антииранских политических сил. Никакой резкой подвижки в балансе сил я не вижу. Что касается этих изменений к российским интересам, то снятие санкций может привести к тому, что Иран сможет еще более активно участвовать в урегулировании сирийского конфликта. А здесь позиции Ирана и России во многом совпадают. Тегеран и Москва заинтересованы в том, чтобы прекратить кровопролитие в Сирии и чтобы фазу гражданской войны сменила фаза восстановления», – подытожил эксперт. Долгая дорога к сделке Напомним, 14 июля прошлого года Иран и «шестерка» международных посредников достигли исторического соглашения после 10 лет переговоров. Иран взял на себя обязательства избавиться от 98% обогащенного урана и не обогащать уран свыше 3,67% на протяжении 15 лет. При этом договоренности предусматривают, что санкции будут быстро введены вновь, если Иран нарушит условия сделки. 17 октября руководство Ирана уведомило МАГАТЭ о начале применения дополнительного протокола к соглашению, предоставив агентству больший доступ к своим данным по ядерной деятельности. На следующий день президент США Барак Обама поручил начать процесс отмены санкций против Ирана. На фоне подготовки к отмене санкций российское руководство предприняло шаги по углублению сотрудничества с Ираном. Эксперты отмечали, что когда Иран начнет экспорт нефти, у него появятся деньги на строительство объектов инфраструктуры и закупку импорта, после чего он станет еще более важным торговым партнером, а американские и европейские компании будут стремиться застолбить рынки в Иране, особенно энергетический. В то же время в конце декабря появились сообщения о готовящихся санкциях в отношении компаний и лиц, причастных к иранской программе создания баллистических ракет. Наблюдатели связывали эти процессы с внутриполитической ситуацией в Вашингтоне – часть сил пытается таким образом укрепить свои позиции. Одновременно сообщалось о морском инциденте: американские военные пожаловались на то, что иранские ракеты в ходе учебных пусков пролетели в относительной близости от американского авианосца. На этой неделе произошел еще один инцидент, грозивший осложнить отношения между Тегераном и Вашингтоном: власти исламской республики задержали недалеко от острова Фарси в Персидском заливе два катера с 10 моряками ВМС США. Их заподозрили в шпионаже: на острове, по некоторым данным, находится база Корпуса стражей Исламской революции, а катера этого проекта способны высаживать десант на необорудованное побережье. Однако инцидент обошелся без последствий: на следующий день моряков отпустили, а командующий иранскими ВС заявил, что это должно послужить Вашингтону уроком. Теги:  США, Иран, санкции, МАГАТЭ, атомная энергетика, ядерные технологии, Россия и Иран Закладки:

11 ноября 2015, 04:02

Иран остановил демонтаж центрифуг для обогащения урана

В Иране приостановили начатый демонтаж центрифуг для обогащения урана. Об этом сообщил Али Шамхани, секретарь Высшего совета национальной безопасности страны.

04 сентября 2015, 14:40

The Clinton Emails and the Iran Lobby

The release of another batch of Hillary Clinton emails, courtesy of the State Department, provides an opportunity to glimpse inside the formation of the Obama administration's approach to Iran in the early days of his presidency. Several interesting emails in particular shed some light on the important role a pro-Iranian lobbying group played in shaping U.S. policy. In fact, given the smear merchants who constantly berate the "Jewish lobby" as being all-powerful in Washington, it turns out that the Iran lobby has been far more influential during the Obama presidency and that they've had the ear of key policymakers in the administration. As Hillary Clinton's emails demonstrate, a 10-page plan sent to her by four key members of The Iran Project provided the blueprint for America's strategy with Iran. Perhaps no one has taken a deeper dive into the Iran lobby than Lee Smith, a senior fellow at the Hudson Institute and senior editor of The Weekly Standard. In a series of articles he penned in his Tablet Magazine column, "Agents of Influence" in 2010, he explored the dueling Iran lobbies in detail, half a year after the protest movement in Iran was crushed by the regime. In "Iran's Man in Washington," Smith explored Flynt Leverett and his wife, Hillary Mann Leverett, whose main claim to fame rested on Flynt's access to the hard-line elements of the regime in Tehran and the couple's invention of a "grand bargain" offered by Iran in 2003. Smith explains that Flynt "was lionized by liberals for his opposition to the Bush administration's Iran policy." They blamed the Bush administration for not taking Iran up on their proposed "grand bargain." The problem was, as a former colleague on the National Security Council staff recalled, "It was either a concoction of the Swiss ambassador, or of the Swiss ambassador and the Leveretts together." Lee Smith elaborated: Although the legend of the Grand Bargain has been discredited, the tale--a narrative describing a sensible, realistic Iran eagerly courting a stubborn Washington, with the Leveretts in the middle of things--served its purpose. It not only identified the couple as critics of the Bush administration, it also certified them as experts about the Iranian regime--and as instruments through which the regime might influence Washington. Another pillar of the Iran lobby in Washington, Smith writes in "The Immigrant," is Trita Parsi, head of the National Iranian American Council (NIAC), who became the face of the Iranian-American lobby in Washington. Unlike the Leveretts, Parsi "nurtured a relationship with regime insiders close to Akbar Hashemi Rafsanjani--the so-called 'reformers' in Tehran--who have squared off against the faction favored by the Leveretts, which includes Supreme Leader Ayatollah Ali Khamenei, President Mahmoud Ahmadinejad, and the Revolutionary Guard Corps." Trita Parsi came to the U.S. from Sweden in 2001, having left Iran when he was four years old, in 1978 before the Iranian revolution kicked into high gear. In 2002, he formed the NIAC "hoping to give voice not only to the diaspora's talents and resources but also its growing resentments." In a recent article, "Meet the Iran Lobby," Lee Smith described Parsi as "the tip of the spear of the Iran Lobby," who "won a defining battle over the direction of American foreign policy." Given the nuclear agreement reached in Vienna in July, there can be no doubt that Lee Smith is right. The Iran lobby has indeed become powerful in Washington's policy circles and at the highest levels of government. This is the story of another pillar of that lobby, The Iran Project, and the role they played in working with the Obama administration in its infancy to form an approach to Iran, as evidenced by former Secretary of State Hillary Clinton's emails. Determination in the Administration Preferring to eschew the hardball foreign policy of the George W. Bush administration, it's no secret that Obama believed he could catch more bees with honey. Shortly after taking office in 2009, the new president began a process of engagement with Iran that was ultimately designed to reestablish full U.S. diplomatic relations. A major Israeli newspaper, Maariv, reported that Washington was ready to hold senior level diplomatic contacts, agree to reciprocal visits, approve security cooperation between the countries, establish direct flights between the U.S. and Iran, and grant visas to Iranians wishing to visit the United States. Much to Obama's chagrin, the Iranians rejected the overture. President Obama, however, remained determined to strike a grand bargain with Iran. During his initial diplomatic outreach, thousands of Iranian protesters took to the streets to protest the fraudulent election results that reelected Mahmoud Ahmadinejad. The regime brutally cracked down on the protesters killing hundreds, and arresting and torturing thousands. But Obama was undeterred and kept engaging with the regime. Nor did he appear to re-think his approach few months later in September when the U.S., Britain, and France revealed that Iran was secretly building a uranium enrichment facility in a mountain near Qom that came to be known as the Fordow facility. Despite the failure of Obama's outreach in his first year and the clenched fist response offered by the regime in Tehran, the White House was still in need of a strategy with Iran. The blueprint that the Obama administration eventually adopted was one put out by the president of the Rockefeller Brothers Fund, Stephen Heintz, and former ambassadors, William Luers, Thomas Pickering, and Frank Wisner. They are the key members of The Iran Project, a pro-Iran lobbying group "dedicated to improving the relationship between the U.S. and Iranian governments." The Iran Project Peter Waldman explained in an article for Bloomberg Politics that "for more than a decade they've conducted a dialogue with well placed Iranians, including Mohammad Javad Zarif," Iran's foreign minister and chief nuclear negotiator. The Rockefeller Brothers Fund spent millions of dollars since 2003 promoting a nuclear agreement with Iran, mainly through The Iran Project. After the 9/11 attacks, The Rockefeller Brothers Fund's president, Stephen Heintz, became more infatuated with Iran and he began thinking about "its geostrategic importance and its relation to the Sunni world," Heintz said. So he established The Iran Project in cooperation with the United Nations Association of the U.S. headed by William Luers. Luers made contact with Mohammad Javad Zarif through Iran's mission to the UN in New York. He also recruited career diplomats Thomas Pickering (who also serves on NIAC's Advisory Board) and Frank Wisner. They "developed a relationship with Zarif, who was stationed in New York representing Iran at the UN. In early 2002, The Iran Project set up a meeting with Iranians affiliated with the Institute for Political and International Studies in Tehran, a think tank with close government ties," Waldman explained. The secret meetings they held in European capitals stopped when Mahmoud Ahmadinejad became Iran's president in 2005 but their relationship with Zarif proved to be lynchpin in getting negotiations underway when he was made foreign minister in 2013. Waldman quotes a State Department official saying that the administration welcomed backchannel efforts like The Iran Project's because "it proves useful both to have knowledgeable former officials and country experts engaging with their counterparts and in reinforcing our own messages when possible." But The Iran Project, which became an independent non-governmental entity as Barack Obama took office in 2009, did more than that for the State Department under Hillary Clinton. They provided the initial plan that as their website states, would "encourage greater cooperation between the U.S. and Iran for greater regional stability." In other words, early on in the Obama administration, the decision was made that a deal with Iran would be about more than their nuclear file. Toward a New Policy on Iran In December 2010, Secretary of State Hillary Clinton and Under-Secretary of State William Burns met with Heintz, Luers, Pickering, and Wisner--four of the nine key leaders of The Iran Project. As Hillary Clinton's emails demonstrate, Pickering emailed her their 10-page plan that "provides fuller detail on the ideas we discussed" on December 22, 2010. Entitled, "Toward a New Policy on Iran," it provided the outline for U.S. policy toward the Islamic Republic. Indeed, most of the features contained in the plan are recognizable looking back at U.S. diplomacy since that time. It is, in essence, a document of America's surrender from the Middle East and acquiescence in Iran's dominance in the region. This policy prescription would set the table to discuss the terms of that surrender. "We propose that you urge the President to instruct you to open a direct relationship with Iran," their 2010 policy paper states. "The burden rests on the U.S. to convince an uncertain Iranian leadership to come out of its shell." That required written assurances that the Obama administration would not seek a policy of regime change. Mr. Obama sent Supreme Leader Ayatollah Ali Khamenei a letter early in his first term and many more followed between either Khamenei or President Rouhani after his 2013 election. To start off on the right foot with Iran, President Obama "must find a way to communicate directly with the Supreme Leader a U.S. desire to open official talks" and it should be conducted through a personal emissary he appoints to deliver oral messages. According to Israel's biggest-selling daily newspaper, Yedioth Ahronoth, Barack Obama dispatched a personal emissary to a series of secret meetings in the late summer and autumn of 2012 to meet with "Iranian officials led by a personal representative of Iran's supreme leader Ayatollah Ali Khamenei." Obama's emissary was his special adviser, Valerie Jarrett, a Chicago lawyer and close friend of Mr. Obama, born in Shiraz, Iran, to American parents. The paper described her as "a key figure in secret contacts the White House is conducting with the Iranian regime." What Obama's emissary should call for "in a respectful tone" is mutual recognition of the other's legitimate interests in the area. That means before any discussions would commence, the U.S. would have to recognize as legitimate, Iran's reach into Iraq, Syria, and Lebanon, to the Mediterranean Sea. In other words, the United States should sign up to legitimize the export of the Islamic Republic's revolution, a central raison d'être of the regime that emerged after the 1979 revolution. A thaw in relations must precede progress on the nuclear deal, this Iran lobby argued, because one of the consequences of continuing with the current policy "will be the missed opportunity to engage Iran in a long tem constructive regional strategy." Indeed, with Iran acting as America's partner in the Middle East, there will be an opportunity to help establish "a regional security structure aimed at giving Iran and the Gulf states a greater sense of stability." This would allow the U.S. and Iran "to develop together approaches to... eventually weaken Iran's support for Hamas and Hezbollah." This, of course, is akin to discussing fire safety measures with the neighborhood's leading arsonist. Therefore, the U.S. should immediately redeem Iran, end its isolation, and cooperate with the regime in Tehran on other issues of mutual interest before discussing the nuclear program directly: "A U.S. offer to cooperate with Iran as an equal partner on one or more non-nuclear issues will set the stage for [sic] more fruitful discussion of the nuclear issue. The U.S. will improve markedly chances to get Iran to deal seriously with the nuclear issues by starting with an offer to cooperate on other problems in the region." That is precisely what the Obama administration has been at pains to avoid saying publicly--that the U.S. has acted as Iran's air force in Iraq in an effort to rollback the Islamic State of Iraq and Syria or ISIS. As Lee Smith reported in Tablet Magazine in May 2014: In Lebanon, the U.S. intelligence community has teamed up with the Lebanese Armed Forces' military intelligence, essentially now a subset of Hezbollah, to fight Sunni extremists. In Iraq, the administration has dispatched arms to Prime Minister Nuri al-Maliki, another Iranian asset who is allied with groups that have killed American soldiers, like Asaib Ahl a-Haq, to support his counter-insurgency against Sunni fighters. Regarding the nuclear negotiations themselves, the plan's authors called on the administration to adopt an approach that would provide for Iran's enrichment under international supervision and would eliminate any suggestion that Iran suspends either its enrichment or its manufacturing of key components for their nuclear facilities as a precondition for any progress toward direct talks. And finally, once they begin to negotiate directly with each other, the U.S. should set aside the "zero enrichment preconditions for any progress in the talks." That means shredding the previous six UN Security Council resolutions aimed at stopping Iran's nuclear program and offering upfront to Iran the right to enrich uranium on its own soil. Most critics of the nuclear pact reached in July consider the original sin to be Obama's concession to Iran that they would be allowed to complete the full nuclear cycle on their own soil. What the Fatwa? Picking up on the Iran lobby's paper, another key talking point the Obama administration relied on is an understanding that "the Leader's fatwa against the building or use of nuclear weapons could establish an excellent basis for discussions with the aim of agreement for greater IAEA access to Iran's nuclear program to assure the world about Iran's nuclear intentions and develop an arrangement regarding enrichment." This nuclear fatwa, however, is a canard and a hoax. It is "nothing more than a propaganda ruse on the part of the Iranian regime," according to many analysts including the Middle East Media Research Institute. Nevertheless, it has been frequently cited by the administration and repeated by Mr. Obama in his March 2015 annual statement to Iran marking the Persian new year. And the IAEA now has secret side deals with Iran for inspections with holes so big one could drive a rundown Iranian Saipa through. To top it all off, The Iran Project policy plan also called for "mutual recognition that both leaders of the U.S. and Iran have stated publicly their desire for a world without nuclear weapons." That was designed to send a shot over Israel's bow--an assumed nuclear weapons program that sparked no regional nuclear arms race such as Iran's today. True to form, with the July nuclear deal sealed and in the rearview mirror, Mohammad Zarif penned an article in The Guardian, "Iran has signed a historic nuclear deal--now it's Israel's turn." Iran's Success at America's Expense If the Obama administration did not adopt this plan in its entirety, then it would be an impressive coincidence that just about all of the proposals in The Iran Project's blueprint were adopted and the predictable outcome is the shameful and harmful nuclear deal with Iran. It's not just that the Obama administration was willing to adopt the deal; it's the workman-like salesmanship of the deal that Mr. Obama is engaged in. Despite poll after poll indicating that the more Americans learn about the deal, the less they like it--with a two-to-one margin currently opposed--President Obama has stood resolute. Instead of explaining that the deal wasn't perfect but it was the best he could negotiate and it meets U.S. security needs, or acknowledging that his critics have some good points (since they're based on the President's broken promises) and working to make a few unilateral adjustments that would set more minds at ease, he has chose a different path. He offered no quarter, likening the experts who came out against the agreement to "Lobbyists and pundits" who "were suddenly transformed into arm-chair nuclear scientists." Then, he labeled them "the crazies." In a manner befitting of former CIA Director George Tenet's "slam dunk" prognosis in the run up the 2003 Iraq war, Obama even declared: "I've had to make a lot of tough calls as President, but whether or not this deal is good for American security is not one of those calls. It's not even close." The crystal clear reality is that the Obama administration is not just onboard with the Iran lobby's positions, but he has bought it all--hook, line, and sinker. Whether the inception of the idea began before he came to Washington, or whether The Iran Project, the National Iranian American Council, or the likes of the Leveretts cemented the approach he would adopt during negotiations, one thing is certain: The nuclear deal with Iran is a boon for all involved other than the U.S. and its allies in Israel and the wider Middle East. It marks America's definitive shift away from its traditional regional allies and defines a new relationship with a former adversary that is unfortunately based on hope rather than experience. The Iran lobby will no doubt celebrate this and build on their quiet and impressive success. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

11 ноября 2013, 15:57

Верховный лидер Ирана оказался главой влиятельной финансовой империи

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи руководит деловым конгломератом, владеющим долями почти во всех сферах экономики страны, передает Reuters со ссылкой на собственное расследование. По данным агентства, этой организацией является так называемый Штаб исполнения поручений имама, сокращенно Setad. На основе оценок Минфина США, данных Тегеранской биржи и заявлений руководства Setad, имущество организации оценивается аналитиками примерно в 95 млрд долл. Эксперты Reuters отмечают, что фактов личного обогащения А.Хаменеи за счет Setad выявить не удалось, однако руководство такой организацией позволяет верховному лидеру в "ручном режиме" управлять экономикой страны. Сообщается, что основной путь расширения этой империи - судебные процессы по лишению недвижимого имущества, в частности, религиозных меньшинств Ирана в пользу Setad. Штаб исполнения поручений имама был создан в 1989г. после специального распоряжения предшественника А.Хаменеи на посту верховного лидера Ирана Рухоллы Хомейни. Первоначальной задачей организации было управление покинутым и конфискованным после революции 1979г. недвижимым имуществом. Аятолла А.Хаменеи является высшим руководителем Ирана с 1989г., до этого с 1981г. он занимал пост президента Ирана. А.Хаменеи считается одним из ближайших соратников основателя Исламской Республики Иран Рухоллы Хомейни.

15 января 2013, 22:51

Верховный аятолла Ирана ввел запрет на ядерное оружие

Религиозный указ Верховного лидера Ирана о запрещении ядерного оружия является обязательным для иранского правительства. Об этом сообщило во вторник, 15 января, министерство иностранных дел, предполагая, что указ должен закончить дискуссия по поводу того, что Тегеран занимается разработками атомного оружия. Представитель министерства Рамин Мехманпараст заявил, что Запад должен понять значение для всего Ирана указа аятоллы Али Хаменеи. "Нет ничего выше, чем фетва, изданная самим Верховным лидером, она определяет основу для нашей деятельности в области ядерных технологий", - отметил дипломат. "Когда высшая юридическая инстанция и власть, осуществляющая руководство всей страной издает фетву, мы все обязаны неукоснительно ее соблюдать", - добавил он. Комментарии Мехманпараста прозвучали за день до начала нового раунда переговоров в Тегеране с представителями Международное агентство по атомной энергии. Речь на них вновь пойдет о спорной ядерной программой Исламской республики. Вашингтон и его союзники обвиняют Иран в использовании своей гражданской ядерной программы в качестве прикрытия для разработки ядерного оружия. Иран отвергает эти обвинения, заявляя, что его программа носит мирный характер и направлена на производство электроэнергии и производства радиоизотопов для лечения больных раком. Аятолла Хаменеи, который принимает окончательное решение по всем государственным делам в Иране, заявил в прошлом году, что Тегеран не стремится обладать ядерным оружием. Он назвал обладание таким оружием "грехом", а также "бесполезным, вредным и опасным". (http://www.mignews.com/ne...)