• Теги
    • избранные теги
    • Люди6
      Разное18
      • Показать ещё
      Страны / Регионы7
      • Показать ещё
      Формат1
      Издания2
      Компании2
      Сферы1
Анатолий Ракитов
Анатолий Ильич Ракитов (род. 26 августа 1928, Москва) — доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, главный редактор журнала «Проблемы информатизации», автор более 300 опубликованных научных работ. Советник Б.Ельцина по идеологии. Книги
Анатолий Ильич Ракитов (род. 26 августа 1928, Москва) — доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, главный редактор журнала «Проблемы информатизации», автор более 300 опубликованных научных работ. Советник Б.Ельцина по идеологии. Книги
Развернуть описание Свернуть описание
23 ноября, 11:19

Доклад товарища Контрабаса по теме «Современная война»

Оригинал взят у rjadovoj_rus в Доклад товарища Контрабаса по теме «Современная война»Оригинал взят у eot_dnr в Доклад товарища Контрабаса по теме «Современная война»Дискуссионный клуб «Суть времени», 17 ноября 2016 года, ДонецкС момента зарождения жизни началась и война, война за существование, война за ресурсы — пищу, свет, ареал обитания. Несмотря на то, что на мировой карте появляется все больше горячих точек вооруженных конфликтов, в частности Донбасс, на передний план выходят неклассические виды войны. Такие войны ведутся вдолгую, всерьез, их последствия невозможно не оценить.Сто раз сразиться и сто раз победить — это не лучшее из лучшего;лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь.Сунь-цзыИтак, современная война, что же это такое?С момента зарождения жизни началась и война, война за существование, война за ресурсы — пищу, свет, ареал обитания. Когда на планете появился человек, он продолжил традицию войны, не внеся фактически ничего нового в концепцию, совершенствуя лишь методы. Человек воюет с природой за ресурсы, человек воюет с человеком за возможности. Методы войны менялись от поколения к поколению, от камней на палках к фалангам и легионам. От них к пороху и плотным построениям, дальше к пулеметам, авиации, танкам, и, наконец, к ракетно-ядерному оружию. Возможности человека по уничтожению себе подобных превышает ныне все и всякие пределы. К ядерному оружию за последние десятилетия прибавились биологические и химические агенты невиданной силы.Устрашившись ужасающей мощи оружия массового поражения, человечество продолжает совершенствовать обычные, т.н. конвенционные средства поражения. Взлетают в воздух новые самолеты, рассекают волны все более могучие корабли, идут в атаку все более совершенные танки и бронемашины, экипировка обычного солдата становится постепенно похожей на оснащение футуристического робота.Согласно данным СИПРИ, за период с 2004 по 2013 год мировые военные бюджеты выросли со 162 до 248 млрд долларов в ценах 2013 года, уровень военных бюджетов составляет 2,4% совокупного планетарного ВВП, причем около 40% — доля США, 10% — Китая, 5% — РФ. Причем для РФ расходы на образование и здравоохранение в сумме в два раза меньше оборонного бюджета, в то время как в США они выше почти в 5 раз (22 против 4,5% от ВВП), в Китае расходы на здравоохранение (4–5% ВВП) и образование (2% от ВВП) несколько меньше расходов на оборону (8–10%). Что хотелось бы отметить в этой связи. Если за штурвалами танков и кораблей стоят люди, которые верят врагам, если команды отдают руководители, бизнесы которых в стране-агрессоре, если солдаты, которые должны воевать за свое Отечество, воспитаны на примерах героев чужого — будет ли успешна эта армия? Если призывника нужно откармливать потому что он не ел мяса до армии, если граждане предпочитают живому общению бутылку или экран, и поэтому неспособны вести коллективную деятельность, то как можно оценить боеспособность этого народа?В то же время, тот же мудрый Сунь Цзы сказал «Самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска. Самое худшее — осаждать крепости». Что мы видим сегодня? Мы видим, что классическая война уступает свое место ведущимся неклассическим войнам. Конечно же, родоначальником и наиболее активным агентом является совокупный Запад, прежде всего США, Великобритания, Франция, Германия. Оранжевые революции в различных странах, «арабская весна», глобальные экономические кризисы, потрясающие мир и меняющие на глазах политическую карту — это на сегодняшний день реальность. А государство, которому такая реальность не нравится, сталкивается с боевиками всех мастей (РФ, Ливия, Сирия, Югославия...), с ограничениями в торговле и отношениях с другими странами (можно вспомнить Китай и Северную Корею, Кубу, Беларусь и т.д.), с прямым вооруженным переворотом (Украина и другие республики бывшего Союза).И действительно, оказывается, что воевать стандартными средствами, слать похоронки родным, перекраивать экономику на военные рельсы, напрягать мозг потребителей информационной жвачки совсем не потребительскими вопросами сначала «зачем воевать», потом «с кем воевать», потом «ради чего воевать», терять дорогую технику и т.д. — очень дорого. Намного дешевле через посольство США или Великобритании работать с агентами влияния в стране, пробуждать мятежи, готовить псевдореволюции.Для войны нужны три вещи: деньги, деньги и ещё раз деньги.Маршал Джан-Джакопо Тривульцио (1448—1518)Так, например, за 8 лет войны в Ираке США потратили около 2 трлн долларов, т.е. примерно по 700 млн. долларов в день, при этом по официальным данным только среди военнослужащих было 4484 человек убито, свыше 32 тысяч получили ранения. Общие потери убитыми и ранеными коалиции во главе с США составили по официальным данным около 50 тыс. человек.С другой стороны — США выделили на поддержку демократии на Украине 5 млрд долларов с 1991 года, и в 2014 году получили раздробленную, грызущуюся между собой, но исключительно прозападную элиту. Она, меняя маски и говорящих голов, ведет Украину в направлении максимального ужесточения конфликта с Россией. Примеров подобного рода военных действий можно привести массу и на территории нашей Родины, и за рубежом.Можно вспомнить тот же Ирак, в котором генералы не стали воевать с захватчиками-американцами, сдали страну, ввергли ее в пламя смуты и безвластья, в котором погибло около миллиона иракцев. Страна разорвана на куски, ее пограничные районы заняты соседями, по всей стране до сих пор идет война, продолжается террор.К неклассическим видам войн можно отнести:1. политическую войну2. войну идей3. войну с культурой4. социальную войну5. войну с историей6. мироустроительную войну7. информационно-психологическую войну8. экономическую войну9. диффузные сепаратистские войныЭтот список не полон, однако достаточно будет проговорить основные тезисы, обсудить сводки с театра военных действий.«Война — это путь обмана. Если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко.»Сунь-ЦзыЧто же такое эти самые неклассические войны? В первую очередь они нацелены на подтачивание жизненных сил государства и общества, как в целом, так и поэлементно. В здоровом государстве, здоровом обществе существуют механизмы самоочищения, распознавания недуга, лечения.Вид войны определяется тем, против какого объекта она ведется. Если атакуется такой объект как идея, то война называется идеологической. Если атакуется культура, то война называется культурной, и так далее.Тип войны трудноопределим тогда, когда возникают сложности в оценках типа атакуемого объекта. Это еще идея атакуется или уже нечто большее? Атакуется культура или основы социальной жизни? Согласитесь, далеко не всегда можно провести четкие границы, хотя проводить их абсолютно необходимо.1. Начнем с политической войны. Всякое современное национальное государство имеет политическую систему управления, на сегодняшний день альтернативы не предложено. Врагу нужно уничтожить Россию именно как политическую, а не идеологическую систему. Ему нужно уничтожить Россию как систему власти и управления, организующую жизнь народа на территории. Ему не нужна никакая другая система организации жизни народа на этой территории. Ему нужна полная дезорганизация, порабощение народа, «зачистка» территории. В этом случае война носит чисто политический характер. И даже если политическая система будет вопить во всю глотку, что она отказалась от идеологии как таковой, демонстрировать глубину своей деидеологизации — враг все равно будет вести политическую войну, обвиняя систему в том, что она недемократична или криминальна, аморальна или ресурсно эгоистична. «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». В ходе ведения такой чисто политической войны враг, входя в раж, все больше пренебрегает какими-либо идеологическими приличиями. Именно таков характер войн с «режимом Хусейна», «режимом Милошевича», «режимом Мубарака», «режимом Каддафи», «режимом Асада», «режимом Путина».Победить режим Путина — соорудить на его обломках полноценный хаос — управлять хаосом — делить страну на части — вводить на территориях внешнее управление — вот цель большой политической войны, ведущейся под прикрытием слов о малой политической войне с путинизмом. После победы враг устами нового Зиновьева ханжески провозгласит: «Мы метили в путинизм, а попали в Россию».2. Война идей, а точнее, идеологическая война ведется ради уничтожения такого нематериального объекта, как системообразующая идея.Война идей всем хорошо памятна по советским временам. Как тогда писали: «Два мира — две системы». Каждая из систем боролась за то, чтобы победила ее системообразующая идея, а чужая была разгромлена: посрамлена, дискредитирована, развенчана.Какова была системообразующая идея в Советском Союзе, все, конечно, помнят. Она называлась коммунизм. Возникла идея задолго до образования СССР, но реализовывать ее начали именно в СССР. И именно это беспокоило противника. То есть, конечно, противника беспокоила мощь нашего государства как таковая. Но он понимал, что источник силы — это идея, завоевывающая умы.Конечно же, идея становится материальной силой, лишь завоевав массы. Конечно же, массы, воодушевленные идеей, должны взять власть. Конечно же, взяв власть, они должны построить мощное государство. Но поскольку все происходит именно в этом порядке: сначала идея, потом массы, потом государство — то разгром идеи, подавив массы морально, разрушит государство.Холодная война как война с коммунизмом на уничтожение была начата Западом в марте 1946 г. так называемой Фултонской речью У.Черчилля. Идеологический характер заявляемой войны был в этой речи ясно обозначен: СССР ведет «вероучительную» экспансию — в сердце Старой Европы насаждается коммунизм — этому надо поставить заслон!Хотя развивалась Холодная война по нескольким направлениям (можно даже сказать, что это была совокупность войн нескольких типов), все же в основном она была идеологической, поскольку основной задачей был именно разгром коммунистической идеологии. А разгром идеологии — это, прежде всего, ее дискредитация. Идеологическая война — это идеологическое уничтожение противника. Запад прекрасно понимал, что уничтожив нас идеологически, он уничтожит нас всячески. И, конечно, он отнесся к слову «война» серьезно.У нас же в том, что длилось 45 лет, главное слово — «война» — как бы, не заметили и предпочли считать идеологическую войну идеологическим противостоянием. То есть мирным, хотя и напряженным сосуществованием систем с различным социальным строем. Если Запад вообще очень серьезно относится к слову «война», то в нашей традиции такого отношения нет. Во всяком случае, до момента, пока противник не вторгается физически на нашу территорию. Нашествие — это да! А всякие там «идеи»... Подумаешь! «Мели Емеля, твоя неделя!».Но главное — мы не осознали суровой новизны ситуации, не поняли, что война с буржуазией — в прошлом. Что теперь необходимо вести войну с совершенно другим противником. Мы не распознали этого противника под буржуазными личинами. Мы не освободили его от этих личин. А он, обладая совершенно новой и нами не постигнутой природой, стал проникать в наше идеологическое пространство. Проникать таким образом, каким классический буржуазный противник проникнуть никогда бы не смог.Антикоммунизм — это фашизм, освобожденный от свойственных ему когда-то демаршей против буржуазии и оснащенный новыми антигуманными «гуманитарными» технологиями.3. Культурная война — это система действий, направленная на слом и/или фундаментальную замену духовных ценностей, культурных образцов и норм, определяющих внутренние установки личности или целого народа.В России о замене ценностей или, другими словами, о смене «культурного ядра» заговорил еще в начале 90-х годов советник президента Б.Ельцина Анатолий Ракитов: «Было бы очень просто, если бы переход к этой (западной) цивилизации и этому рынку осуществлялся в чистом поле. Ведь переход от нецивилизованного общества к цивилизованному куда проще, чем смена цивилизаций. Последнее требует иного менталитета, иного права, иного поведения... Подобные радикальные изменения невозможны без революции в самосознании, глубинных трансформаций в ядре культуры».А вот определение культурного ядра, которое использует Ракитов в своих исследованиях: «Ядро культуры концентрирует в себе нормы, стандарты, эталоны и правила деятельности, а также систему ценностей, выработанных в реальной истории данного этнического, профессионального или религиозно-культурного целого. Главная функция ядра культуры — сохранение и передача самоидентичности социума».«Перестройщики» понимали, что затрагивают «нормы, стандарты, эталоны», обладающие «высокой устойчивостью и минимальной изменчивостью». Против устойчивости пустили в ход тяжелую артиллерию постмодерна, полагаясь на то, что отсутствие способности к быстрым переменам приведет к обрушению всей конструкции, не оставив камня на камне от «самоидентичности социума».Перечислим кратко основные «вехи» культурной войны.Первым сокрушительным ударом был фильм Абуладзе «Покаяние» (1984 г.), в котором сын, осознавший «страшную правду» о своем отце (сюжет в форме притчи адресовал к «сталинизму»), выкапывает из могилы его труп и выбрасывает на помойку. Вот так «на помойку», нарушая общечеловеческие традиции, и начали выбрасывать все, что составляло культурные нормы народа.Изобретались мифы о русском характере. Так, режиссер П.Тодоровский заявлял, что русским в гены вогнали недоверие к людям: «У нас всегда стоит наизготовку целая армия самых подозрительных в мире доносчиков».Многие советские герои, которые на протяжении десятилетий являлись образцом беззаветного служения Родине, дискредитировались и унижались. Зоя Космодемьянская была объявлена психически больной пироманкой, а Александр Матросов — алкоголиком.Далее ложь стали художественно оформлять. За работу по уничтожению советских ценностей взялись новые писатели. В одноместе из первых романов культового писателя перестройки В.Пелевина «Омон Ра» (1991 г.) курсантам летного военного училища ампутируют ноги («во имя Родины»), чтобы они были готовы и могли повторить подвиг Алексея Маресьева.Не отставал от новых веяний и театр. Под заявления «о новой театральности» Р.Виктюк эпатировал зрителей тем, что в спектакле «Служанки» выпустил на сцену полуголых мужчин в юбках (мол, автор пьесы Жан Жене рекомендовал, чтобы роли в «Служанках» играли именно мужчины). Актеры говорили томно и нараспев, над всем действом витал дух порока.В 2005 году (к 60-летию Победы!) на сцене «Современника» поставили спектакль «Голая пионерка» по запрещенному в советское время роману М.Кононова. Главная героиня спектакля — слабоумная 14-летняя девушка, потерявшая во время войны родителей и попавшая на фронт, где она стала полковой проституткой (её роль исполняла Ч.Хаматова).Через два года Ч.Хаматова снимается в фильме Германа-младшего «Бумажный солдат», который также дискредитирует знаменательный период советской истории — время покорения космоса. В фильме полет в космос — отчаянный жест слабых, прозябающих, неуверенных и даже подчеркнуто жалких людей. Герой, прототипом которого является Юрий Гагарин, буквально трясется от страха. «Идеи никого счастливыми не делают. Скорее несчастными... Идеи коверкают нас», — считает режиссер. «Идеи калечат» — такой слоган еще долго гулял по медийному пространству после выхода фильма.Подобные произведения в кино можно перечислять долго: «Сволочи», «Четыре дня в мае», «Гитлер-капут»... Цель их — проблематизировать, поставить под сомнение подлинно героические свершения, высшие духовные взлеты в народной жизни: подвиги в Великой Отечественной войне, полеты в космос.Подробнее о других видах войн, ведущихся против нас смотрите на сайте ИА Красная весна.Вопросы аудитории:1. По-вашему, что более разрушительно — классическая или неклассическая война?2. С точки зрения истории цивилизаций, есть ли будущее у человечества при существующем векторе развития?3. Что можно противопоставить ведущимся холодным войнам против нас?Группа отряда «Суть времени»

19 июня, 20:09

​В. Авагян: «Пение кровожадных гиен…»

Мы вновь беседуем с известным армянским ученым, академиком ЕврАПИ, Вазгеном Липаритовичем Авагяном. На этот раз – беседуем с ним, как с геноцидологом. Опираясь на богатый опыт исследований структуры и технологий геноцида, представитель наиболее пострадавшего от геноцида армянского народа раскрывает для русских читателей страшную правду. Человечеству, по меткому выражению Вазгена Липаритовича, предстоит выбор между Кремлём и Освенцимом…

20 мая, 21:01

Чем вреден культ Николая II

Оригинал взят у kamrad2213 Не все понимают и разделяют мое негодование по поводу попыток возвеличивания Николая II. Поясню. Я считаю, что, во-первых, все эти попытки весьма искусственные и в глубине — неискренние, во-вторых, антиисторичные и, в-третьих, по сути, антисоветские — со всеми вытекающими.В чем антисоветизм?Начну с последнего. Если абстрагироваться от всего на свете и просто вглядеться в формулу возвеличивания Николая II как последнего царя, то получается, что раз он такой великий и прекрасный, раз он средоточие всех мыслимых достоинств и вообще святой, то все его противники — негодяи, сволочи и чуть ли не сатанисты. Очевидно, что большевики среди них — на первом месте, хотя и не они свергали царя. Следовательно, любое возвеличивание Николая II, а также любой другой «хруст французской булки», любое причитание о «России, которую мы потеряли», являются антисоветскими по свой сути.И ведь мы все видели, как этими образами и мифами били по СССР в перестройку и после неё. Так что наше чисто логическое рассуждение с лихвой подтверждено практикой. И кстати, как бы мы ни уважали Церковь и православие, мы не можем закрыть глаза на то, что канонизация царской семьи была инициирована именно в начале 90-х и окончательно принята в 2000 году (не в 1918, а в 2000). И что синодальная комиссия «стремилась учесть и факт канонизации Царской Семьи Русской Зарубежной Церковью в 1981 году». И что РПЦз — это фанатично антисоветская организация, наложившая на большевиков анафему в 1970 году, называющая Власова не предателем, а «символом сопротивления безбожному большевизму»…Между прочим, обратите внимание на такую деталь. Зачастую Николая II восхваляют современные адепты «Белого дела». Хотя настоящие белогвардейцы (например, Колчак) были в основном «февралистами», сторонниками Временного правительства, которые и свергли царя. Что же заставляет сегодня «белых» совмещать в голове подобные симпатии? Только одно — антисоветизм! И монархисты и февралисты ненавидят большевиков, на этом фоне для них всё меркнет.Так, главный нынешний «белогвардеец» — Стрелков — называет Николая II «одним из величайших русских царей». Его бывший политрук и фанатичный антисоветчик Игорь Иванов с одной стороны льет слезы по тому же Колчаку, а с другой стороны симпатизирует идее монархии. На тех же позициях стоит фанатичный антисоветчик Егорка Просвирнин, который тоже за «Белое дело» и при этом утверждает, что «недействительность отречения Николая II» — это «один из столпов», проповедуемой им «идеологии русского национального возрождения».Впрочем, всё это началось ведь ещё тогда, во времена Гражданской войны. Слова «хоть с чертом, но против большевиков» приписывают уже Краснову (позже воевавшему за Гитлера), но так же вёл себя и умеренный монархист Врангель (чей РОВС впоследствии также поставлял кадры для Гитлера), воевавший в Добровольческой армии ещё более умеренного монархиста, точнее «непредрешенца», Деникина, и так же вёл себя сторонник Временного правительства Колчак. Именно поэтому все они ещё тогда испачкались сотрудничеством с интервентами.Но вернемся к вопросу о совместимости взглядов.Вы, конечно, можете мне возразить, что чисто теоретически можно любить одновременно и монарха Николая II, и антимонархистов Ленина и Сталина. Что можно (и даже нужно) гордиться ими всеми сразу. Что, дескать, именно в этом и будет заключаться приверженность идее о непрерывности Российской истории.Однако, это не так. Идея о непрерывности истории не означает поголовного восхваления всех государственных деятелей. Никто в здравом уме не будет восхвалять Ельцина как государственного деятеля современной России. Или Горбачева как государственного деятеля СССР. Тем более, не будет делать этого одновременно с восхвалением Сталина и Ленина. И Хрущева мало кто станет восхвалять из тех, кто настроен просоветски.Не стоит путать сколь угодно жесткую критику конкретных исторических деятелей с проклятьями в адрес целой эпохи. Только проклиная целую эпоху, мы создаем ту самую «черную дыру», которая разрастается до размеров всей отечественной истории. Когда я говорю, что Николай II был отвратительным правителем, я не говорю, что другие цари и вся история Российской империи были отвратительны. А вот проклятья в адрес Сталина и Ленина со стороны «либералов» — это ВСЕГДА проклятья в адрес советской эпохи вцелом, а следом за ней и русского народа, который выбрал себе такую судьбу, и всей его истории. Нет таких «либералов», которые бы говорили, что Советский Союз был прекрасен, идеи заложенные в его основание были великолепны, и только Сталин с Лениным были чудовищами.В чем антиисторизм?Так вот, возвращаясь к одновременному почитанию Николая II и Сталина с Лениным, я говорю: это невозможно при сохранении минимальной адекватности. И здесь мы должны хоть что-то сказать о результатах правления Николая II.Развитие страныЕсть весьма содержательная статья доктора исторических наук, профессора, ведущего научного сотрудника-консультанта Института российской истории РАН Андрея Анфимова «Царствование императора Николая II в цифрах и фактах», где показывается, что бурный рост некоторых абсолютных показателей при Николае II в пересчете на душу населения и в сравнении с динамикой других стран является на самом деле отставанием.Так, несмотря на рост производства меди, доля её потребления в России сократилась с 4% от мирового в 1899 году до 3,08% в 1908. Аналогично, несмотря на рост производства железа и стали, доля их потребление сократилось с 6,1% от мирового в 1903 году до 5,6% в 1911.Добыча нефти, вроде, выросла с 338 млн. в 1895 году до 560 млн. пуд. в 1914, но на самом деле пик был в 1901 году — 706 млн. пуд., а после этого — спад.Чуть лучше обстояло дело, например, с урожайностью — темпы её роста были выше, чем в Европе, хотя в абсолютных показателях отставание продолжало нарастать.Однако, на душу населения хлеба в России производилось в разы меньше, чем в развитых странах, и при этом он ещё и экспортировался. К тому же, активно вывозились корма, в результате чего (помимо прочего) страдало животноводство — поголовье скота на душу населения за 20 лет только сократилось.Несмотря на это, экспорт мяса из России также рос.Казалось бы, экспорт — это хорошо, это приток валюты, на которую можно закупить кучу всякого полезного. Однако, разгуляться особо было негде — за 1900-1913 гг. внешний государственный долг возрос с 4 до 5,4 млрд. руб.«Внешняя торговля не покрыла платежей по расчетному балансу за 1908—1913 гг. на огромную сумму в 1212 млн. руб.», — пишет Анфимов.Самые красноречивые показатели — всегда демографические. Особенно показатели смертности — сразу видно, каково качество жизни в стране:Это лишь некоторые примеры. Рекомендую прочитать статью Андрея Анфимова полностью.Дополнить этот материал можно статьей Александра Степанова — младшего научного сотрудника Института истории РАН. Например, он приводит «важный качественный показатель, который наиболее верно отражает процесс перехода общества от аграрного к индустриальному», — степень урбанизации:«Европейская часть Российской империи и Великороссия находились на последнем месте, имея в 3–4 раза меньший показатель урбанизации населения, чем метрополии индустриально развитых Великобритании, Германии, Франции и США, даже не достигая среднемирового уровня (23%)».Я добавлю здесь от себя, что доля городского населения, например, США увеличилась с 39,6% в 1900 году до 45,6% в 1910 году, а аналогичный показатель Европейской части России вырос лишь с 12,89% в 1897 до 15,27% в 1914. Т.е. рост городов у нас шел гораздо медленнее.Численность городского населения в СШАЧисленность городского населения в РоссииСтепанов приводит также данные об образовании, без которого невозможна никакая модернизация:«По уровню грамотности (28–30%), как и по степени урбанизации, Российская империя в целом, как и ее центральные части, занимала последнее место».Эти 28-30% относятся к 1913 году (некоторые называют 27%). А в 1897 году грамотными в России были только 21,1%. При этом в США, например, уже в 1880 году грамотными были 32,37% негров (через 15 лет после отмены рабства) и 91,51% белых.Доктор исторических наук Николай Ерофеев в своей статье добавляет к вопросу о грамотности:«Опять же приходится констатировать, что и здесь положение дел было малоутешительным по сравнению с развитыми странами. Там уже к началу 1900-х годов население почти сплошь было грамотным».Ерофеев также цитирует доклад авторитетного экономиста и идеолога умеренно правых В. И. Гурко «Наше государственное и народное хозяйство», опубликованный в 1909 году, где тот констатировал, что Россия начинает проигрывать во всемирном соревновании, что она и до революции 1905 года «занимала последнее место среди других мировых держав», а после революции «ее экономическое положение проявляет грозные признаки ухудшения; количество многих производимых страной ценностей уменьшается, удовлетворение главнейших народных потребностей понижается, государственные финансы приходят во все большее расстройство».Вот собственный вывод Ерофеева:«Россия не стояла на месте, тем более не деградировала. Она развивалась, и жизнь в ней, если судить по основному ее показателю — доходу на душу населения, — улучшалась. В то же время темпы происходивших изменений были недостаточными. Разница в доходах на душу населения в России и в развитых странах не сокращалась, а увеличивалась. Жизнь улучшалась, но медленнее, чем в этих странах, и для России все реальнее становилась перспектива оказаться на обочине цивилизованного мира».Первая мировая войнаВ этих условиях царская Россия вступила в войну. Как эта война протекала, и какие были перспективы? Плохо и плохие.Независимо от оценок российских «успехов» в Первой мировой, нужно сказать, что сама война была неизбежна. Её наступлению предшествовало несколько кризисов, каждый из которых мог привести к её началу: Марокканские кризисы 1905 г. и 1911 г., Боснийский кризис 1908-1909 гг., общеевропейский кризис, вызванный Балканскими войнами 1912-1913 гг. Первую мировую войну все ждали так же, как ждали Вторую. Однако за 20 лет после Гражданской войны, СССР сумел создать хозяйственный, научный, образовательный и идейный фундамент для Победы, а царская Россия во главе с Николаем II — нет.Это показано в книге доктора экономических наук Григория Шигалина «Военная экономика в первую мировую войну» (1956 года).«Военная перестройка гражданской промышленности России началась значительно позже, чем в Германии и Франции. До весны 1915 г. царское правительство не принимало серьезных мер к привлечению частной промышленности для производства военной продукции».В итоге:«Весной 1915 г. обнаружился кризис боевого снабжения армии, который явился одной из основных причин отступления русских войск по всему фронту».И несмотря на то, что производство за годы войны выросло на порядки, его по-прежнему было категорически недостаточно. Винтовок было произведено более 3,3 млн. штук, 4,6 млн. было в запасе на 1914 год. А потребность за весь период войны определялась в 17,7 млн. штук. С учетом импорта дефицит по винтовкам в русской армии превысил 7 млн.За время войны было изготовлено 28 000 пулеметов, однако годовая потребность в них уже в 1915 году составила 31000, а в 1917 г. она достигла 110 тыс. За время войны из Америки поступило 33 808 пулеметов и от союзников 8590. Считайте сами.«За время войны 1914–1917 гг. русские заводы изготовили 58 млн. артиллерийских снарядов. Однако годовая потребность в артиллерийских снарядах достигала 50 млн. штук… В период войны за границей было заказано 56 млн. 3-дюймовых снарядов. Фактически оттуда прибыло в Россию около 13 млн., то есть около 25%. В результате в русской армии в течение всей войны остро ощущался недостаток боеприпасов».«…Выпуск патронов в 1916 г. достиг 1482 млн. штук, а за весь период войны 4055 млн. Но этого количества было недостаточно, поэтому за границей было заказано 17710 млн. патронов, но фактически поступило оттуда лишь 983 млн.»Вот, как обстояло дело с производством военной авиации за период войны:В легкой промышленности с началом войны возник острый дефицит сырья, что привело и вовсе к снижению объемов многих производств.«Выработка продукции в 1917 году составила к 1913 году: в ткацком производстве — 47,3%, в ситценабивном — 30,7%, в прядильном — 78,3% и в прядильно-ткацком — 74,5%».Из-за слабости и перегруженности транспорта Россия единственная из воевавших стран переживала продовольственный кризис при наличии внутри страны избытков хлеба. Солдатские пайки сокращались.Конечно, тяжело пришлось и другим странам, однако, не настолько:Несколько отличаются данные профессора Академии военных наук, генерал-полковника Григория Кривошеева:(Обратите, кстати, внимание на число пленных. Есть такое мнение, что этот показатель отражает боевой дух и готовность сражаться до конца, вызванные в том числе осознанием смысла борьбы…)Никаких особых стратегических военных успехов Россия в Первую мировую, естественно, не добилась. Вот мнение военного историка, старшего научного сотрудника Российского института стратегических исследований Василия Каширина:«…Есть определенная патриотическая мифология на тему украденного триумфа. Я с этим категорически не согласен. Даже в ходе успешного Брусиловского наступления мы понесли тяжелейшие потери убитыми и ранеными. Была проблема подготовки резервов…Брусиловский прорыв в австрийскую оборону германцы успешно залатали, подтянув подкрепления».Григорий Кривошеев говорит о частичном успехе военных действий в Восточной Галиции против австрийцев, а также о разгроме турок в ходе Саракамышской операции. Однако этому сопутствовал провал Восточно-Прусской наступательной операции 1914 года против немцев, когда были разгромлены две русские армии. 1915 год начался успешной Карпатской операцией против австрийцев, и частичным успехом действий против немцев, которым удалось нанести нам ряд поражений, но не удалось добиться глубокого обхода правого фланга русского фронта. Однако потом был Горлицкий прорыв и другие наступления противника, которые в итоге привели к потере Россией Галиции, Польши и части Прибалтики. Остановить прорыв не вышло во многом именно из-за отсутствия боеприпасов:«Недостатки в снабжении армии проистекали в основном из-за плохой подготовленности к войне, безответственности руководителей военного ведомства, мошенничества различных чиновников и подрядчиков. «Все мерзавцы кругом! – возмущался царь еще в начале 1915 г.,- сапог нет, ружей нет – наступать надо, а наступать нельзя»».В 1916 году действия России были более удачными — тот же Брусиловский прорыв (успех которого, впрочем, был весьма условным, как отмечают все специалисты) — однако, в 1917 году уже ни о каких успехах речи не шло, наоборот, потеряли Ригу, например, а к концу года армия уже практически развалилась.Эксперты спорят, была ли у России возможность уклониться от участия в войне, насколько обосновано было участие, существовали ли какие-то реальные угрозы для нас со стороны Германии и т.д. (Нужно, кстати, отметить предложение немцев заключить с Россией сепаратный мир уже в 1915 году, отвергнутое Николаем II)На мой взгляд, ясно одно — даже в случае формальной победы рассчитывать на какой-то серьезный выигрыш было бы невозможно, потому что среди победителей мы были бы самыми слабыми, и считаться с нами никто бы не стал. Так и произошло. К концу 1917 года, видя слабость России, никто уже не собирался отдавать нам Босфор и Дарданеллы, например.Более того, нам и во время войны союзники почти не помогали. Наоборот, пытались переложить на Россию всю тяжесть. При этом Кривошеев прямо указывает на «неудовлетворительное руководство вооруженными силами и ходом военных действий со стороны Верховного главнокомандования (т.е. Николая II — прим. моё) и правительства России, полную зависимость их оперативно-стратегического планирования от требований западных союзников в ущерб российским национальным интересам»!Формальное причисление России к победителям не отменило бы того факта, что по затратам и приобретениям мы проиграли не менее, чем та же Германия.О переворотеПолучилось бы у кого-то свергнуть Каддафи без помощи НАТО? Получилось ли у кого-то свергнуть Асада? Или Лукашенко? Или Чавеса? Масштабные перевороты не получаются тогда, когда власть крепка и легитимна (т.е. поддерживается большинством, не путать с легальностью!). И уж тем более, никакой переворот нельзя объяснить одними только кознями иностранных спецслужб. В конце концов, есть ведь свои родные спецслужбы. И СССР развалился не потому, что против него работали иностранные спецслужбы (они-то, конечно, работали, но не это главное). Ведь нельзя всерьез утверждать, что вся КПСС или даже вся её верхушка была куплена и завербована.Успешный переворот возможен только при слабой власти. Николай II был политическим ничтожеством — и потому его смогли свергнуть. Вот, что говорит по этому поводу, например, Владимир Соловьев, старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации, занимавшийся Уголовным делом по убийству Николая II и его семьи с 1993 года:«…Слухи о готовящемся отъезде царя за рубеж каким-то образом вышли за пределы узкого круга и вызвали бурю возмущения во многих общественных организациях. Вот ведь от чего нельзя отвлекаться при рассмотрении событий того времени! Я говорил о радикальном крыле большевистской партии. Но в 1917-м и позднее настрой в массе русского населения был предельно радикальным. В том числе и по отношению к «царскому вопросу». Учтите следующее: огромное количество организаций с мест, представлявших различные партии (так называемые демократические, что особо надо подчеркнуть!), буквально засыпали Временное правительство телеграммами и письмами с категорическим требованием немедленно и безо всякого суда «пустить в расход» царя и его семью».Кто-то, может, не в курсе, но Временное правительство, также готовившее суд над Николаем, параллельно рассматривало возможность выслать его за рубеж — в Англию. Вот только король Георг V, с которым Николай II так мило дружил, поменял свое первоначальное решение и отказался принять царскую семью.И вот ещё:«Монархистов в России тогда, пожалуй, было гораздо меньше, чем теперь. Все демократы! Колчак — демократ, Краснов — демократ, Деникин — тоже… Потому так легко и произошла Февральская революция. От царя почти все отреклись, даже церковь.Могу добавить весьма показательный факт. Когда встанет вопрос о переезде царской семьи в Тобольск, ни один священнослужитель не захочет отправиться вместе с ней. В том числе царскосельский священник и духовник семьи протоиерей Александр Васильев. Он откажется ехать, как и другие священнослужители. Поэтому в Тобольске окормлять царя и его семью придется местному батюшке, по совпадению — тоже Васильеву, отцу Алексею…»Хорош политик.Кстати, он и сам писал: «Кругом измена и трусость и обман!» Что ж ты за правитель такой, если окружил себя изменникам, трусами и обманщиками, или сделал их таковыми в ходе своего правления?1905 годИ ведь февраль 1917 года это не первая революция, которую застал Николай II в собственной стране. Многие историки называют события 1905-1907 гг. «Первой русской революцией», поскольку она привела к существенному изменению государственного строя в России.9 января 1905 года (Кровавое воскресенье) в Петербурге собралось 140-тысячное шествие рабочих, подвергшееся расстрелу. По официальным данным, после «кровавого воскресения» было 130 убитых и 299 раненых. Многие считают эти цифры заниженными. За январь-апрель 1905 г. стачечное движение охватило 810 тыс. рабочих. Из порядка 15 миллионов всего рабочего класса страны.В ноябре — декабре 1905 года было зарегистрировано 1590 крестьянских выступлений — примерно половина их общего числа (3230) за весь год. Они охватили половину (240) уездов европейской части России, сопровождались разгромом помещичьих усадеб и захватом помещичьих земель. Было разгромлено до 2 тыс. помещичьих усадеб (а всего за 1905—1907 гг. разгрому подверглись свыше 6 тыс. помещичьих усадеб). На подавление крестьянских восстаний посылались карательные войска, в ряде мест было введено чрезвычайное положение.В октябре—декабре 1905 г. произошло 89 выступлений в армии и на флоте. Самым крупным из них было восстание матросов и солдат Черноморского флота под руководством лейтенанта Л.Л. Шмидта 11—16 ноября. 2 декабря 1905 г. в Москве восстал 2-й гренадерский Ростовский полк и обратился с воззванием ко всем войскам Московского гарнизона поддержать его требования. Оно нашло отклик в других полках. Был создан Совет солдатских депутатов из представителей Ростовского, Екатеринославского и некоторых других полков Московского гарнизона. Но командованию гарнизона удалось подавить солдатское движение в самом его начале и изолировать ненадежные воинские части в казармах. Завершались декабрьские события вооруженным восстанием и баррикадными боями в Москве (10-19 декабря). 14 июня вспыхнуло восстание на броненосце «Потемкин».Причины Революции кратко описываются схемой:Кстати, позорное поражение в войне с Японией должно было особо насторожить руководство страны и заставить готовиться к Первой мировой.Япония была слабее России в экономическом и военном отношениях. Но она сумела в короткий срок мобилизовать свои ресурсы в интересах войны. Российское правительство недооценило японцев.В итоге, несмотря на героизм русских солдат и матросов, бездарное (а порой просто предательское) командование, отсталость флота и общая неподготовленность привели к поражению и потере территорий.Отдельно стоит сказать о целях войны. Помимо объективных интересов России, в ней преследовались и другие. Так, министр внутренних дел Плеве в ответ на заявление главнокомандующего генерала Куропаткина, что «мы к войне не готовы», ответил: «Вы внутреннего положения в России не знаете. Чтобы предотвратить революцию, нам нужна маленькая победоносная война».Так как же оценить роль Николая II и его команды в истории страны?Оценивать лучше всего в сравнении. С другими странами мы уже немного сравнили, теперь сравним с СССР. Николай II правил Империей с 1894 по 1917 гг., и для подготовки к войне у него было 20 лет. Сталин занял должность Генсека в 1922 году, и у него было для подготовки к войне 19 лет. Итог всем известен. При Сталине СССР превратился в мощную промышленную, научную и техническую державу, победившую в самой страшной войне объединенную фашистскую Европу, и вернул многие утраченные земли. Правление Николая II закончилось его свержением, развалом страны, потерей территорий и экономическим крахом.В чем искусственность?Здесь мы и приходим к ответу на вопрос, в чем искусственность возводимого некоторыми культа Николая II. Величие Ивана Грозного или Петра I — неоспоримо, как бы мы не оценивали отдельные аспекты их правления. Они успешно решали стратегические задачи. Не нужно быть монархистом, чтобы относится с уважением к этим правителям. Николай II ни одной стратегической проблемы не решил. Так за что его любить?Даже дурацкое голосование «Имя Россия» в этом плане показательно. Первое место в нем отдали Столыпину, лишь бы только его не занял Сталин (который, понятно, на самом деле, его бы и занял, если б не накрутки со стороны администрации), но даже организаторы понимали, что поставить на первое место Николая II — это совсем уж вопиющий бред. В число «самых-самых» из монархов вошли те же Иван Грозный и Петр I, а также Екатерина II и Александр II — личности достаточно политически нейтральные, чтобы не подозревать их специальную раскрутку. Николая II среди них нет.С учетом всего вышесказанного понятно, что культ Николая II и «России, которую мы потеряли», рассказы об «украденном триумфе» в Первой мировой, весь этот «хруст французских булок», «поручики галицыны» и прочий бред — это искусственно сооружаемый миф.Искусственность означает наличие скрытых целей. Цели ясны, это цели политические. В первую очередь, это — антисоветизм, о чем и было сказано в начале.Перестройщикам (тогда и сейчас) требовалось не просто очернить СССР, но и внушить народу мысль о нелегитимности и бессмысленности самой смены власти в 1917 году. Ведь если в реальности «выбор» существовал только между совершенно импотентным Временным правительством и крепнущими Советами, то какой бы ни была советская власть, становится понятно, что выбора-то, по сути, и не было. В этом смысле, речь вообще нужно вести не о Революции, а о «посткатастрофической сборке» (термин, введенный Сергеем Кургиняном) — т.е. о восстановлении государства на пустом, по большому счету, месте после того, как прогнила и рухнула сначала царская власть, а затем и власть «временщиков».Однако, если внушить, что Российская империя была «прекрасным Валинором», разрушенным коварными предателями, то существование большевистского «Мордора» теряет всякие оправдания. Я, кстати, встречал немало людей, жертв постсоветского образования и вот этой пропаганды, которые вообще думали, что «царя свергли большевики». Действительно, в этой картине Временное правительство становится каким-то лишним и неудобным элементом…***Ну и наконец, надо ещё раз напомнить, что антисоветизм (особенно, в условиях, когда большинство россиян настроено просоветски) означает антинародность. Последовательный антисоветчик — всегда русофоб. Сначала оказывается, что русский народ совершил чудовищное предательство, разрушив свой «прекрасный Валинор», и что после такого предательства в России вообще не осталось настоящирусских, что настоящие русские остались только в «другой России» — белоэмигрантской. Затем выясняется, что причины такого предательства кроются в неких культурных особенностях нашего народа, что вся его история отравлена, что он свернул с верного пути ещё при Александре Невском… А затем делается вывод, что нужно это культурное ядро менять, разрушать. И это не какие-то мои умопостроения. О смене «культурного ядра» заговорил еще в начале 90-х годов ученый и советник президента Б.Ельцина Анатолий Ракитов. Но это отдельный большой разговор…Вот, на что работают (вольно или невольно) те, кто сооружает культ Николая II.З.Ы.Рекомендую также статью Константина Семина.Специально для eotperm.ru

20 ноября 2015, 13:12

С праздником, господа!

У наших либералов-западников сегодня праздник. Какой, удивленно воскликнете вы? Самый важный, самый главный. Они так и заявляют. Мол, без этого праздника нам нельзя чувствовать себя настоящими людьми. Смачно, в красках (я бы даже сказала «вкусно») сформулировал чаяния нашей интеллигенции советник Ельцина Анатолий Ракитов. Спросили его в 2001 году (текст интервью опубликован в «Огоньке»):— В чем же состоит путь России, Анатолий Ильич?— Да уж, конечно, не в том, чтобы возрождать великую державу.«А в чем тогда?» — поинтересуетесь вы.«Национальная идея России состоит в следующем: жизнь должна быть комфортабельной, удобной для обычного человека... Больше ничего не надо. Потому что главная задача любой страны, в том числе и России, — создать своим гражданам комфортные условия существования. Из России наконец нужно сделать родину. Родина — это страна, где тебе жить удобно и приятно. Знаете, у меня нюх как у собаки. И когда я в очередной раз прилетаю в Россию, я сразу узнаю родину — по запаху туалета. Куда бы я ни зашел, в любом государственном учреждении я могу не спрашивая найти туалет. Зрячие спрашивают: «Где у вас туалет?» — а я нет. Я его по запаху нахожу. И вместе с тем нигде за границей я по запаху найти туалет не могу! Вот вам вся разница культур и менталитетов. …нужно строить будущее России, исходя из идеи комфортного существования для отдельной личности… Мы ничто. Раньше СССР нес хотя бы угрозу. Сейчас мы даже угрозу не несем, только вонь от грязных сортиров».После таких слов собеседник Ракитова делает потрясающий вывод: «…пока нашей национальной идеей не станет чистый сортир, ничего хорошего Россию не ждет. Если вдуматься, это новая философия бытия...» Вот поэтому у этой компании сегодня праздник – Всемирный день туалета.Приведенное мною интервью на редкость открытое и показательное. Я всем патриотам советую его прочитать, чтобы ощутить, как нас ненавидят приверженцы вхождения России в Европу. Только не надо восклицать, что Анатолий Ракитов — мелкая сошка, что вы никогда не слышали про этого человека. Вот вам бэкграунд этого профессора из статьи М.Мамиконян «Дивный новый мир»:// Итак, А.Ракитов — с 1991 г. советник Ельцина, в 1992 — 1996 гг. — руководитель информационно-аналитического центра Администрации Президента РФ. А также — с 1971 г. — завотделом философских наук ИНИОН СССР и профессор «Плешки» (так называли Институт народного хозяйства им. Г.В.Плеханова), где его благодарными студентами были такие ставшие потом известными личности, как Явлинский, Лившиц, Уринсон, Батурин. А также сей философ возглавляет (с недоброй памяти 1991 г.) «Центр информатизации социально-технологических исследований и науковедческого анализа» (ИСТИНА). При Минпромнауки и Минобразования. То есть это очень обремененный «положением» человек. И наше «рукопожатное» сообщество говорит о нем с большим пиететом.// Любимую сортирную тему с удовольствием развивают и журналисты. Например, Алена Солнцева в статье «Выбраться из ямы»: «Можно сказать, что в способе, который нация выбирает для испражнения, заложен куль­турный код». Проведя в статье инвентаризацию российского туалетного хозяйства, посетовав, что «Чего пока нет, так это бумажных одноразовых кругов для сиденья», тетральный критик сообщает о нашем «цивилизационном рывке» в «отправлении естественных надобностей».И тем не менее, по мнению Алены Солнцевой, «с точки зрения туалетной культуры Россия находится где-то между цивилизованными и архаичными способами отправления естественных потребностей».С праздником, дорогие господа западники! С днем туалета вас!На фото: Самый дорогой туалет в мире. Бангкок (Таиланд)

21 июня 2015, 18:17

Любимое место нашей творческой интеллигенции? Отхожее...

Не дает мне покоя вопрос о думах нашей творческой интеллигенции. Что творится в их головах? Отчего все мысли вокруг комфорта? Не могу понять, как можно на полном серьезе рассуждать, например, про отхожие места как центр формиро­вания нации.Ох уж мне эта тема комфорта! Как много либералов на ней потопталось! А всё почему? Потому что отними возможность порассуждать на эту тему, что останется у нашего рус­ского интеллигента в качестве идеала, в качестве манящей цели? Благо народное уже давно не привлекает и не вдохновляет нашу творческую элиту. Ее слух ласкает только мысль об удобстве, заботе о себе. Ум будоражит комфорт и важнейшая его составляющая (по мнению этой части человечества) - туалет.«Можно сказать, что в способе, который нация выбирает для испражнения, заложен куль­турный код», — заявила на днях, выделив фразу крупным шрифтом, журналистка Алена Солнцева в статье «Выбраться из ямы». Проведя в статье инвентаризацию российского туалетного хозяйства, посетовав, что «Чего пока нет, так это бумажных одноразовых кругов для сиденья», тетральный критик сообщает о нашем «цивилизационном рывке» в «отправлении естественных надобностей».И тем не менее, по мнению Алены Солнцевой, «с точки зрения туалетной культуры Россия находится где-то между цивилизованными и архаичными способами отправления естественных потребностей».Ладно бы это заявила плохо образованная и в силу возраста малоопытная журналистка новой формации. Так сказать, а-ля Леся Ряб­цева с «Эха Москвы» или Ксения Клочкова с питерской «Фонтанки.ру». Я бы даже вни­мания не обратила. Ну что можно требовать от подобных журналисток? Знания правил макияжа. Светских сплетен. Но рассуждать на тему политики, философии, истории?  Боже упаси! Для этого нужны мозги! Вот и странно, что те, у кого мозги априори присутствуют в наличии (а как их может не быть у человека с высшим об­разованием и кандидатской диссертацией, полученных в советское время!), без конца де­монстрируют отсутствие таковых.Чтобы мои заявления не выглядели голословными, надо, пожалуй, дать небольшую био­графическую справку про журналистку Алену Солнцеву. Собственно, вот какие сведения она сообщает сама о себе: «В 1980-м закончила ГИТИС, театроведческий факультет, потом аспирантуру, защитила диссертацию про русский театр девятнадцатого века и навсегда про него забыла.Работала в журнале «Театр» в отделе публицистики, которым заведовал Сергей Пархо­менкоПотом в газете «Сегодня», почему-то редактором в отделе политики, про которую ничего не понимала.Потом в отделе культуры журнала «Огонек», где смело стала писать про все искусство, кроме музыки.А теперь вот уже больше пяти лет счастливо тружусь в газете «Время новостей».От себя добавлю, что родилась наша героиня 20 июня 1958 г. в Москве. А теперь хочется перейти к конструктиву и возразить. Если твой хлеб — журналистика, то будь добра ознакомиться с темой поглубже. У меня есть два аргумента в качестве возражения.1. «…с точки зрения туалетной культуры Россия находится где-то между цивилизован­ными и архаичными способами отправления естественных потребно­стей», — пишет Солнцева. Знает ли она, что канализация в домах отнюдь не цивилизацион­ное достижение «благословенного Запада»? Ведомо ли нашей писательнице, что ка­нализация, с унитазами, глиняными трубами для слива воды, использовалась ещё во втором тысячелетии до нашей эры. Например, на острове Санторини в Средиземном море, где ещё в XIX веке раскопали засыпанный на десятки метров вулканическим пеплом древний город и обнаружили подобное техническое оснащение. Солнцева восторгается, что нормальная канализация заработала в Лондоне — 1865 год, Париже— 1880 год, Берлине — 1873–1893 гг. Разрыв между эпохами составляет три с половиной тыся­челетия, как минимум. И что? Мы будем хихикать и издеваться над Лондоном и Парижем как над отсталыми цивилизациями? Мол, отстали от славной минойской цивилизации на несколько тысячелетий? Что вы, что вы! Наш автор такого делать не будет. Зато с ядовитой ухмылкой отметит, что в Москве только в 1898 году была решена «канализационная» проблема. Да, на целых двадцать лет позже, чем в Париже и Берлине! Какие мы отсталые!2. И второе замечание. Рассматривая туалетную тему в контексте комфорта, автор не затрагивает тему поддержания чистоты. А ведь они неразрывны. Русскому народу есть чем гордиться перед Европой в этом вопросе. Обязательная еженедельная баня сопутствует всей жизни нашего народа. Чего не скажешь про народности Европы. Достаточно вспомнить европейское Средневековье. Даже знать носила одежду до тех пор, пока та не истлевала на них. Не мылись годами. Нечистоты выливали на улицу. Задокументирован случай, когда в немецком городе на улице в луже нечистот утонул конный рыцарь. А в то же самое время, например, в Великом Новгороде улицы мостились деревянными тротуарами, что подтверждается археологическими раскопками. Так кому с кого брать пример?Помнится, ещё советник Б.Ельцина господин Анатолий Ракитов начал муссировать данную тему, восторгаться европейскими клозетами и ругать отечественные туалеты: «Культура начинается с чистоты. Знаете, у меня нюх как у собаки. И когда я в очередной раз прилетаю в Россию, я сразу узнаю родину -- по запаху туалета. Куда бы я ни зашел, в любом государственном учреждении я могу не спрашивая найти туалет. Зрячие спрашивают: «Где у вас туалет?» - а я нет. Я его по запаху нахожу. И вместе с тем нигде за границей я по запаху найти туалет не могу! Вот вам вся разница культур и менталитетов». Смотрю, традиция не прерывается. Перестройка-2, сменив Перестройку-1, поет те же «песни о главном». Как хороши, как свежи были розы туалеты! Журналистка состряпала на туалетную тему статью, не смутил ее запах, по мне, так инфернальный запашок. По­тому что не пристало образованному, интеллигентному человеку рассуждать на такие «низкие» темы. Интересно, что вдохновляет творческую интеллигенцию на подобные опусы? Автору очень хочется об этом поговорить или на более сложные темы уже не пишется? Ведь хочется комфорту?!!!

23 марта 2013, 09:57

Атаки на «ядро культуры»: унитаз вместо соборности

Статья опубликована на сайте eotperm.ruРубрика: Культурный фронт   Несколько последних десятилетий наш народ подвергался массированной информационно-психологической атаке. Разрушались моральные нормы и принципы, уничтожались идеалы, осквернялась историческая память. В период этой культурной войны было сделано все, чтобы уничтожить «культурное ядро» народа, а вместе с ним и Россию. Вопреки всем обстоятельствам – предательству и беспомощности интеллигенции, разборкам в элите, социальной катастрофе – выросло новое поколение молодых людей, представители которого сегодня формируют сопротивление.   Все мы понимаем, что такое война. При этом слове у меня, как и у многих, возникает образ Великой Отечественной войны. Величайшей в истории победы, которая далась нам очень дорогой ценой. Война принесла огромные жертвы и разрушения, сломала судьбы миллионов людей, породила армию сирот. Фашистская интервенция наткнулась на сверхчеловеческое сопротивление всего советского народа, который воплотил в себе воинский дух всех предыдущих поколений. Погибшие на этой священной войне передавали свою силу и имена живым, которые несли их на устах в бой до победного конца. Только благодаря воинскому духу, мобилизованности всего советского народа, единству живых и мертвых и возможно было победить античеловеческое зло.    Когда я в своих статьях использую термин «культурная война», то имею в виду новую форму войны, которая ведется с нашей страной здесь и сейчас, которая в каком-то смысле несет не менее разрушительные последствия. И последствия этой скрытой от простого взгляда войны может увидеть каждый. Это утрата культурного наследия, закрытие и разрушение учреждений образования и культуры, проблема тотальной алкоголизации, разрушенные семьи, армия сирот и беспризорников. И все эти разрушения, жертвы, поломанные  судьбы за последние десятилетия появились без войны в привычном смысле (с бомбардировками и стрельбой). Форма культурной войны в чем-то опасней, чем война в классическом ее понимании. Во-первых, она происходит незаметно, люди зачастую не могут увидеть всю сложность происходящих  процессов и мобилизоваться для сопротивления. Во-вторых, ситуация осложняется тем, что атака ведется по «ядру культуры», разрушив которое, враг подавит саму возможность сопротивления и запустит механизм самоотрицания и самоуничтожения.   Концепцию «ядра культуры» разрабатывал один из советников президента Ельцина Анатолий Ракитов в начале 1990-х. В одной из своих статей в журнале «Вопросы философии» он писал, что «ядро культуры концентрирует в себе нормы, стандарты, эталоны и правила деятельности, а также систему ценностей, выработанных в реальной истории данного этнического, профессионального или религиозно-культурного целого». Ракитов отмечал, что одной из главных функций культурного ядра является «сохранение и передача самоидентичности социума», а для защиты ядра от разрушительного воздействия существует «защитный культурный пояс».   Концепция Ракитова имеет серьезные научные основания, которые отражают структурные особенности культурного развития. Он во многом повторяет выводы выдающихся американских культурантропологов: Клайда Клакхона, Маргарет Мид, Рут Бенедикт и других исследователей, обнаруживших феномен базовых культурных структур (отвечающих за различия в поведении и мировосприятии коллективов) в ходе полевых исследований и пытавшихся описать этот феномен на современном научном языке. Признанные классики антропологии прибегали в своих описаниях к психологическим концепциям, основывали свои выводы на колоссальном полевом и архивном материале, подтверждали их объемными монографиями о живых обществах и культурах. Такой основательности и проработанности статьи Анатолия Ракитова лишены, поскольку поиск научных истин волновал его в последнюю очередь.   Истинная мотивация советника Ельцина становится понятна, если прочитать его интервью в  журнале «Огонек» с говорящим названием «Почему унитаз лучше соборности» (я разбирал его в статье «Идеологи чистых сортиров»). В этом интервью он выходит за границы философии культуры и становится на позиции либерального пропагандиста, скатываясь на стандартные либеральные штампы о «рабском менталитете», об отсутствии соборности и коллективизма.Журналист:  «Может быть, под традициями, которые патриоты советуют возрождать, имеется в виду таинственная соборность?»Ракитов: « Отвечаю: никакой соборности, никакого коллективизма не было в русской культуре — это мифология. Об этом еще Бердяев писал в книге «Русская идея» со ссылкой на Аксакова: «Славянофилы за идеал считали прошлое в русской истории, которого никогда не было». Они считали, что русский народ свободолюбив, демократичен, соборен от природы. Смешно. Если бы соборность была «от природы», она бы не рухнула так быстро. Но как только упали цепи, которыми эту соборность устраивали, ничего от соборности не осталось». Судя по ответам в интервью, это Ракитов занимается мифологией, выворачивая наизнанку историю России. Чтобы доказать свою точку зрения об отсутствии самобытности, Ракитов ссылается на русских мыслителей, которые, напротив, в своих книгах подчеркивали самобытность русской истории и народа. По ходу интервью становится понятно, что главное своеобразие России в отличие от стран Запада по Ракитову – это «запах туалета».Журналист:  «А я еще слышал рассуждения о том, что нам нужно культуру поднимать какую-то…»Ракитов: «Культура начинается с чистоты. Знаете, у меня нюх как у собаки. И когда я в очередной раз прилетаю в Россию, я сразу узнаю родину — по запаху туалета. Куда бы я ни зашел, в любом государственном учреждении я могу не спрашивая найти туалет. Зрячие спрашивают: «Где у вас туалет?» — а я нет. Я его по запаху нахожу. И вместе с тем нигде за границей я по запаху найти туалет не могу! Вот вам вся разница культур и менталитетов». Вскрыв  структуру «ядра культуры», Ракитов выстраивает механизм его трансформации. Этот механизм до сих пор используют, чтобы наносить удары по системе ценностей и норм, выработанных в многовековой истории России. Одновременно с теоретическими разработками Анатолия Ракитова, активизировал свою «галерейную» деятельность Марат Гельман. С помощью своих провокационных выставок и акций он фактически занимается  организацией атак на «ядро культуры». Главным инструментом в этой войне стали либеральные СМИ, которые уже более двадцати лет работают «по Ракитову» — обливают грязью нашу историю и культуру, пытаясь заменить в общественном сознании коллективизм на эгоцентризм, нестяжательство на культ потребления, а соборность на унитазы.   Соборность в нашей культурной традиции для меня означает единство живых и мертвых, которое обеспечивает преемственность поколений. Мы несем ответственность перед нашими предками за историческое и культурное развитие нашей страны и народа. Отдавая все силы, жертвуя жизнью, они защищали нашу Родину, традиции и завещали их нам. Защитить их память и продолжить их дело наш священный долг.И нам уроки мужества даныВ бессмертье тех, что стали горсткой пыли.Нет, даже если б жертвы той войныПоследними на этом свете были, —                         Смогли б ли мы, оставив их вдали,                                           Прожить без них в своем отдельном счастье,Глазами их не видеть их землиИ слухом их не слышать мир отчасти?                    И, жизнь пройдя по выпавшей тропе,В конце концов у смертного порога,В себе самих не угадать себеИх одобренья или их упрека!                         Что ж, мы трава? Что ж, и они трава?Нет. Не избыть нам связи обоюдной.Не мертвых власть, а власть того родства,Что даже смерти стало неподсудно.(А.Т. Твардовский)   Те представители интеллигенции и власти, кто втаптывает в грязь память наших предков, очерняет историю, марает наши традиции своей сортирной риторикой, т.е. целенаправленно разрушает «ядро культуры», все они являются предателями и врагами нашего народа. Маски давно сброшены, либеральная часть интеллигенции не стесняется в выражениях своей народофобии и американофилии. Именно они обострили и ускорили процесс раскола в обществе на либеральное Меньшинство и консервативное Большинство. Если у нас в стране еще осталась патриотическая интеллигенция, готовая встать на сторону народа и защищать его, то время не ждет. Остаться в стороне и делать вид, что ничего не происходит, не получится. В этой культурной войне придется выбирать одну из противоборствующих сторон: коллективного гельмана либо народ. А пока заслуженные  интеллигенты делают свой выбор, уже формируется новая интеллигенция, которая хорошо понимает и ощущает историческую миссию подлинной интеллигенции, объединяющей в себе чувства любви и служения народу, чувство ответственности перед предками и потомками. Это становление, обучение и обретение опыта происходит здесь и сейчас в процессе борьбы, которую мы будем вести до победного конца, даже если вся прозябающая сейчас интеллигенция окажется «травою» и встанет на сторону врага, предав свой народ. Каждый делает свой выбор сам, а суд истории всех расставит по своим местам.