29 октября, 10:33

Связник Хрущева и Кеннеди

  • 0

Это была последняя встреча сенатора с Большаковым. После чего канал связи через последнего был закрыт. «Русские, – писал впоследствии Роберт Кеннеди, – посчитали, что положение Большакова получило огласку и его лучше всего отозвать». Выполнив свою миссию, Георгий Никитич возвратился в Москву. Теперь, когда его уже нет в живых, можно сказать, кем он был в действительности: офицером Главного разведуправления.

26 октября, 10:00

Связник Хрущева и Кеннеди во время Карибского кризиса

В истории разразившегося осенью 1962 года Карибского кризиса вереница правдивых, порой противоречивых, а подчас и сомнительных фактов, отражающих реалии того тревожного времени. Остаются малоизвестные и закрытые страницы. В 1992 году в Гаване на трехсторонней конференции с участием ученых и политиков США, России и Кубы Роберт Макнамара, министр обороны во время президентства Джона Кеннеди, впервые признал, что мир действительно был в двух шагах от всепланетной ядерной войны.

18 июля, 00:01

Мемория. Андрей Громыко

18 июля 1909 года родился Андрей Громыко, дипломат, глава Министерства иностранных дел СССР   Личное дело Андрей Андреевич Громыко (1909-1989) родился 18 июля 1909 года в деревне Старые Громыки Гомельского уезда Могилевской губернии Белоруссии. Родители его были крестьянами.  Получив традиционное для того времени семилетнее образование, поступил в профтехшколу. Здесь началась его партийная карьера: он возглавил комсомольскую ячейку ПТШ. Продолжил обучение После вступления в партию в 1931 году он был избран секретарем партийной организации техникума в Борисове. После окончания техникума он поступил в Минский экономический институт. Уже на втором курсе Андрей Громыко начал преподавать в сельской школе недалеко от Минска, в которой вскоре занял директорский пост. В институте познакомился с будущей супругой Лидией Гриневич; в 1932 году у пары появился сын Анатолий. Окончив институт в 1932 году, поступил в аспирантуру – сначала в Минске, а затем был переведен в Москву. Здесь он серьезно занялся английским языком. Аспирантскую учебу начал в Минске, а в конце 1934 года был переведен в Москву. Во время учебы в аспирантуре серьезно изучал английский язык. В 1936 году Андрей Громыко защитил кандидатскую диссертацию по сельскому хозяйству США и был направлен на работу в Институт экономики Академии наук СССР в качестве старшего научного сотрудника. В начале 1939 года Андрей Громыко был отобран комиссией ЦК партии для работы в Народном комиссариате иностранных дел (НКИД, теперь Министерство иностранных дел), где сразу получил ответственный пост заведующего Отделом американских стран. В 1943–1946 годах – посол СССР в США и по совместительству посланник на Кубе. На этом посту Громыко участвовал в подготовке и проведении конференций «большой тройки»в Ялте и Потсдаме, а также в Думбартон-Оксе и Сан-Франциско. Громыко стоял у истоков образования Организации объединенных наций (ООН), подписав с советской стороны ее устав, а в 1946 году став в ней первым советским представителем. Громыко был участником, а впоследствии главой делегации СССР на 22 сессиях Генеральной ассамблеи. В 1946 году стал заместителем (впоследствии – первым) министра иностранных дел СССР. С июня 1952 года по апрель 1953 года – посол СССР в Великобритании. С этой должности его отозвал Вячеслав Молотов, вернув на должность первого замминистра. В феврале 1957 года Громыко возглавил ведомство, которым проруководил 28 лет. При этом с 1983 года совмещал эту работу с должностью первого заместителя председателя Совета министров СССР. В июле 1985 года он был избран председателем президиума Верховного совета СССР и оставался на этом посту до осени 1988 года. Ушел в отставку по собственному желанию.     Андрей Громыко Работая в США и Англии, Громыко собирал научные материалы и по возвращении в Москву опубликовал результаты своих исследований – под псевдонимом Г. Андреев в 1957 году вышла его «Экспорт американского капитала. Из истории экспорта капитала США как орудия экономической и политической экспансии». За нее он получил степень доктора экономических наук. В восьмидесятых годах увидели свет «Экспансия доллара» и «Внешняя экспансия капитала: история и современность. За свои научные исследования Андрей Громыко дважды был удостоен Государственной премии СССР. Скончался Андрей Громыко 2 июля 1989 года, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. В Гомеле установлен его бронзовый бюст и назван его именем сквер.   Чем знаменит Громыко – одна из самых ярких фигур дипломатии во всей истории России. 28-летний рекорд его руководства министерством до сих пор не побит, а всего его дипломатическая карьера продолжалась 50 лет. Договоры о создании ООН, о нераспространении ядерного оружия (1968 год) и об ограничении стратегических наступательных вооружений (1979 год), в подписании которых он участвовал, фактически сформировали международные отношения после Великой Отечественной войны. О чем надо знать По мнению некоторых исследователей, именно негибкая позиция Громыко стала одной из причин Карибского кризиса. В результате главам двух держав – Хрущеву и Кеннеди – пришлось договариваться напрямую.     Джон Кеннеди и Андрей Громыко Прямая речь О Потсдамской конференции: «Три державы взяли определенные четкие обязательства и в отношении Германии, и в отношении шагов, направленных на строительство мира». О политике в области ядерных вооружений: «В политике Советского Союза забота о мире является главенствующей. Мы убеждены, что никакие противоречия между государствами или группами государств, никакие различия в общественном строе, в образе жизни или идеологии, никакие сиюминутные интересы не могут заслонить фундаментальную, общую для всех народов необходимость сберечь мир, предотвратить ядерную катастрофу». О Михаиле Горбачеве: «Не по Сеньке оказалась шапка государева, не по Сеньке!» О жизненном кредо: «Никогда нельзя унывать. Физически люди умирают, а духовно – никогда. Надо верить». Дмитрий Шепилов об Андрее Громыко: «Это бульдог: скажешь ему – он не разожмет челюстей, пока не выполнит все в срок и точно».   4 факта об Андрее Громыко За умение отстаивать интересы СССР в любых обстоятельствах Громыко получил прозвище «Мистер Нет». Еще одно прозвище – «Мрачный гром» – появилось как следствие его внешнего облика: лицо Громыко отличалось недовольным выражением, а костюмы он предпочитал исключительно в серой гамме. Громыко с уважением относился к Джону Кеннеди – но исключительно как к журналисту. Он часто вспоминал о своей встрече с Кеннеди-корреспондентом в 1945 году. На протяжении всей карьеры Громыко американские журналисты пытались откопать хоть какой-нибудь компромат на него – но безуспешно.   Материалы об Андрее Громыко Статья об Андрее Громыко в Википедии Андрей Громыко – «Мистер Нет» советской дипломатии Тайна дипломата №1. Андрей Громыко Биография Андрея Громыко на сайте РИА «Новости»

15 июля, 11:20

Какие импортные вещи любила советская партийная элита

Многие советские вожди предпочитали изделиям отечественного автопрома дорогие иномарки. За галстуками для Брежнева специально отправлялись в американские магазины, а лучшим подарком для него было хорошее оружие. Хрущев и Сталин обожали швейцарские часы и бритвы Gillette. Какие еще вещи, недоступные рядовому советскому гражданину, ценили первые лица страны. Об этом пишет kulturologia.ru. Фото с сайта kulturologia.ru «Советская» кока-кола для маршала Читайте также: Погиб человек из-за прошлогоднего картофеля в Темиртау>> Маршал Георгий Жуков. Фото: Ok.ru После войны, во время встречи с будущим президентом США Эйзенхауэром, Жукову понравился необычный напиток. Но пристрастие к этому символу американского образа жизни могло испортить репутацию маршала в глазах советского народа. Тогда Жуков обратился к генералу Кларку с просьбой изготовить для него бесцветный напиток. Кларк передал пожелание президенту Трумэну, а тот – руководству компании, производившей кока-колу. В компании удалось найти технолога, «обесцветившего» напиток. Изменили также внешний вид бутылки, а на крышке разместили красную звезду. Новый продукт получил название White Coke. Бесцветная кока-кола доставлялась до «адресата» через подконтрольную СССР зону Германии. Объем первой партии составил 50 ящиков. Кока-коле для маршала даже не приходилось неделями «ждать» таможенного досмотра и разрешения на ввоз – ящики с напитком проходили границу беспрепятственно. Читайте также: Шымкент станет столицей в 2020 году>> «Слабости» Брежнева: галстуки на прищепках и элитное оружие Брежнев и Чак Коннорс. Фото: Commons.m.wikimedia.org Генсек был известен пристрастием к охоте и вестернам. Его любимым актером был Чак Коннорс: с ним Брежнев даже встречался лично. В 1973 году Коннорс подарил советскому лидеру ковбойскую шляпу. Чуть позже актер рассказал о восторженной реакции Брежнева руководству компании «Кольт». Правлением было принято решение: создать для генсека два уникальных револьвера – ЛИБ-1 и ЛИБ-2. Название модели было создано из инициалов Брежнева. Револьверы были украшены гравировкой, рукоятки отделаны слоновой костью. Именные револьверы Брежнева. Фото: 20k.su Заместитель начальника охраны Брежнева, Владимир Медведев, вспоминал, что у генсека было около 90 охотничьих ружей, причем не дешевых. Все четыре любимых гладкоствольных ружья были импортными, из четырех любимых нарезных – три импортных, одно тульское. Впрочем, пристрастие к импортному оружию и принадлежностям для охоты питал не только Брежнев. Маршал Ворошилов в 1928 году на вопрос Михаила Томского о порохе для охоты ответил: «Если гадкий, то наш. Хороший стоит 20 р. фунт, а заграничный 15 р. кило». Пометки Брежнева. Фото: cdn.fishki.net Были у Брежнева и любимые импортные предметы гардероба. Он ненавидел завязывать галстуки, поэтому показанный ему как-то галстук-прищепку оценил сразу. Этот уже завязанный галстук крепился к рубашке при помощи специального крючка и узких «крылышек». В дорогих американских магазинах таких моделей не продавали, поэтому за галстуками для Брежнева специальному человеку пришлось отправляться в бедный район. Предпочитал генсек и заграничное нижнее белье. Его костюмы шились хоть и в СССР, но из импортных тканей. Однажды Брежнев буквально упросил президента США подарить ему меховую куртку. Генри Форд во время визита в СССР носил куртку из трех видов меха. Брежневу она так понравилась, что он не сдержал своего восхищения и даже погладил ее рукой. В конце визита, у трапа, Форд снял куртку и отдал ее советскому лидеру. Брежнев широко заулыбался. От бритвы до фотоаппарата: любимые вещи Никиты Хрущева Хрущев любил подчеркнуть свой патриотизм. Он носил простые костюмы и с гневом отказывался от предложений заказывать одежду за границей. Его сопровождающие за границей даже стеснялись отдавать в стирку его нижнее белье – «семейные» трусы из простых тканей не соответствовали имиджу лидера сверхдержавы. Но вот бриться в шестидесятые годы Хрущев предпочитал станком Gillette, а на пенсии перешел на электробритву Braun. Аудиоаппаратура у Хрущева также была преимущественно импортная. Например, почетное место в доме занимал «гибрид» телевизора, магнитофона и радио, подаренный египетским лидером. Мемуары Хрущев предпочитал надиктовывать на магнитофон UHER, произведенный в западной Германии. Во время визита в Швейцарию Хрущев не смог устоять перед искушением и не приобрести швейцарские часы. Он заслал в магазин начальника охраны и удивился тому, что часы стоили намного дешевле, чем он представлял. Обрадованный советский лидер приобрел золоченые наручные часы всей семье. В последние годы жизни главной драгоценностью Хрущева стал фотоаппарат шведской марки Hasselblad – он заменил этим профессиональным аппаратом скромный «Зенит». Фотоаппарат Никиты Хрущёва. Фото: s13.stc.all.kpcdn.net Автомобили, телефоны и часы: импортные вещи, окружавшие Сталина Многие советские вожди предпочитали ездить на иномарках. У Ленина в гараже стояло целых три Rolls-Royce, ценителем этой марки был и Брежнев. У Брежнева была большая коллекция автомобилей: по некоторым источникам, их число превышало триста экземпляров. Значительная часть из них была иномарками. Хрущев долго ездил на личном трофейном Cadillac. Не был исключением и Сталин: этот руководитель страны, хоть и обязал правительство ездить на отечественных автомобилях, сам больше всего уважал Packard. Именно на базе автомобиля этой марки был сконструирован первый правительственный ЗИС. Сталинский Packard. Фото: cs4.pikabu.ru Бриться Сталин, как и Хрущев, любил бритвой Gillette, а до нее, в тридцатые, уважал опасные бритвы от Solingen. На его даче было много техники от Siemens: калорифер, водонагреватель и даже правительственные телефоны. Чёрные телефоны Siemens на даче Сталина. Фото: s12.stc.all.kpcdn.net Черчилль подарил Сталину английскую радиолу. Устройство так понравилось вождю, что он приобрел второе – для второго этажа Ближней (Кунцевской) дачи. Читайте также: Шымкент возмутил приговор обидчикам подростка, защищавшего детей>> Как и Хрущев, Сталин ценил швейцарские часы. Практически не снимая он носил золотые Longines. Они были на руке советского вождя и в момент его смерти. Столь же непременным атрибутом образа Сталина была и трубка. У него их было несколько, но особенно любима была трубка от Dunhill, помеченная особым знаком. рубка Сталина. Фото: jo-jo.ru Сталин не любил охоту, но коллекционное импортное ружье от знаменитой немецкой фирмы Sauer&Sohn держал на Ближней даче. В распоряжении вождя было и несколько пистолетов, в том числе – вальтер, маузер, браунинг. Министр-снабженец Громыко Андрей Громыко, один из самых известных министров иностранных дел Советского Союза, снабжал заграничными аксессуарами трех генсеков подряд: Брежнева, Андропова и Черненко. Привозил он галстуки, рубашки, шляпы. Кеннеди и Громыко. Фото: Jfklfoundation.org Все три лидера ценили старомодные фетровые шляпы с шелковой лентой модели «хомбург». В магазине на Мэдисон-авеню подчиненный Громыко, Виктор Суходрев, подбирал серые шляпы этой модели. Он привозил их Громыко, тот выбирал понравившиеся. На внутренней стороне купленных экземпляров в магазине наносили тиснение с инициалами будущих владельцев.

13 июля, 09:21

Лунная мегапостановка

Первый искусственный спутник Земли, первая лунная станция, достигшая в сентябре 1959 г. поверхности Луны, первый виток в 1960 г. станции Луна-3 вокруг Луны с фотографированием ее обратной стороны, первый полет человека в космос – эти и множество других достижений принадлежали советской космонавтике, на фоне остававшейся в догоняющих американской космической программы.

12 июля, 17:15

100 лет Революции. "Диктатура кепки"

"Диктатура кепки". Выступая на Красной площади, В. И. Ленин делает энергичный жест кепкой. Большинство его слушателей — тоже в кепках или фуражках. Шляп не видноПосле рассказа в данном сообществе о френче Керенского, который лидер Февраля на столетие с лишним ввёл в моду по всему миру, от Гаваны до Пхеньяна, и его воображаемом "женском платье", поговорим о следующем экспонате виртуального музея Революции 1917 года. По-моему, на эту роль вполне может претендовать ещё один предмет одежды — кепка!Речь идёт о рабочей кепке главы Совнаркома. Разумеется, символом рабочих кепка стала ещё до Октября. В июне 1917 года в Петрограде кипели демонстрации — за и против "министров-капиталистов". И на них очень чётко разделились два потока — "кепок" и "шляп". Ленин иронически говорил "оборонцам": "Ваши лозунги носят, как видите, только те, кто ходит в шляпках и цилиндрах". Это было поистине убийственное для "министров-социалистов" наблюдение...Именно тогда, в 1917 году, кепка стала любимым головным убором Ленина (а зимой он обычно носил шапку-ушанку из черного каракуля). И вот в Октябре 1917 года правительство крупнейшей страны впервые возглавил "человек в кепке". Для руководителей государств, многие из которых привыкли до 1917 года щеголять в бриллиантовых коронах, это был, безусловно, весьма революционный головной убор! Он резко "опрощал" их одежду.Кепка Ленина в музееСпустя недолгое время кепка стала самым модным, самым распространённым головным убором в России и СССР. Очень яркую характеристику "диктатуры кепки", по его выражению, дал профессор Николай Устрялов, бывший член белогвардейского правительства Колчака, а в 20-е годы — идейный лидер "сменовеховцев". Посетив в 1925 году красную Москву, профессор отметил, что интеллигенция в СССР утратила "европеизированную осанку": ""Кэпка" стала положительно вездесущей. Служилое сословие смешалось, "увязалось" с рабочим классом. Вот на моторе член правления Госбанка, проф. А. А. Мануилов, бывший ректор московского университета. Постарел, поседел, но с непривычки обращает особое внимание костюм: коричневая рубашка и неизменная кэпка... Сначала немножко странно бывало встречать старых своих знакомых в новом, "орабоченном" наряде. Но, конечно, скоро привык. Диктатура кэпки настолько универсальна, что даже самого скоро как-то потянуло ей подчиниться. Конечно, это пустяки, внешность. Но и она характерна. Диктатура рабочего класса. Рабочий — правит. Он — "царь политического строя"!.."Возникает любопытный вопрос: если в 20-е годы "диктатура кепки" царила безраздельно, то когда эта диктатура кончилась? Ответ будет следующим: в 40-е годы. Причём произошло это вовсе не незаметно, наоборот, это было немалое психологическое потрясение для многих, прямо-таки настоящий шок! Отец автора этих строк, в 40-е годы бывший московским школьником, рассказывал мне об этом так: "Тогда Сталин появлялся на трибуне перед народом не часто, его появление было большим событием. Обязательно 1 Мая, тогда это был главный праздник страны. 7 Ноября он тоже появлялся, но не всегда. И вот как-то, уже после войны, мы идём по Красной площади во время праздничной демонстрации 1 Мая, и вдруг видим, что все руководители вокруг Сталина выстроились на Мавзолее — в шляпах! Не в кепках. Мы были потрясены...".Произошла эта "шляпная революция", как нетрудно установить по газетным снимкам, 1 Мая 1946 года (шляпы надели только "штатские" вожди, военачальники остались в фуражках). И сильное впечатление от этого зрелища было понятно: ведь до сих пор слово "шляпа" служило насмешливой кличкой интеллигентов. (Хотя порой, в виде исключения, шляпы возникали на трибуне Мавзолея и раньше: то на голове "всесоюзного старосты" Калинина, то на голове наркома иностранных дел Молотова. Но они всегда оставались в меньшинстве)."Диктатура кепки" сменилась "диктатурой шляпы"Примерно тогда же советские руководители переоделись из военных френчей в мировую "униформу" элиты — английский костюм (о чём я уже писал). Правда, сам Сталин, будучи на особом положении, такого костюма не надевал, как и шляпы, продолжал носить френч или военную форму, и фуражку. Но даже покойного Ленина в Мавзолее в 40-е годы переодели из френча защитного цвета в английский костюм, повязали ему галстук в белый горошек...А потом из Москвы "шляпная революция" покатилась по стране. Когда я писал биографическую книжку о Л. И. Брежневе, мне приходилось внимательно изучать его фотографии. И я обратил внимание, что до конца 40-х годов, в Запорожье, Леонид Ильич носил костюм-тройку и рабочую кепку (довольно странное, кстати сказать, сочетание — этакий "кентавр", с классовой точки зрения). Так же одевалось и его окружение. И вот на одной из фотографий, по-прежнему в кепках, они встречают какого-то важного гостя из Москвы. А он неожиданно оказывается в шляпе, и выглядит среди них "белой вороной". Однако этот столичный гость явно в центре внимания, на него обращены все взгляды. А вскоре, уже на днепропетровских снимках 1949 года, на голове Леонида Ильича тоже появляется элегантная шляпа...Видимо, по такому же сценарию происходила "шляпная революция" и в других местах: шляпы, как вирус, разносили по стране высокие гости из столицы. Однако в 40-е годы фетровая шляпа соответствовала мировой моде, а позднее стала выглядеть старомодно. Переводчик В. Суходрев, покупавший в Америке эти знаменитые шляпы, писал: "Люди старшего поколения, наверное, помнят, как наши руководители обожали носить шляпы. Они буквально не выходили из дома без этого головного убора... Впрочем, и на Западе, в том числе в США, такое было, но — в 30-40-х годах. Достаточно вспомнить любой американский гангстерский фильм о том времени... Поэтому пришлось... немало побегать, прежде чем я нашёл на Мэдисон-авеню небольшой магазин мужских головных уборов фирмы "Стетсон". Были там и шляпы типа "хомбург" — фетровые, с высокой тульей, с загнутыми по окружности и обшитыми шёлковой тесьмой полями. Когда-то шляпы "хомбург" были в моде, и весь деловой Нью-Йорк щеголял в них, потом мода прошла, что, естественно, "наших" не коснулось".Покупкой шляп руководил Андрей Громыко, каждый год приезжавший в Нью-Йорк на заседание ООН. Свой ежегодный поход за шляпами на Мэдисон-авеню В. Суходрев описывал так: "В магазине были шляпы всех цветов и оттенков — от чёрного до светло-голубого. Громыко же требовал шляпы исключительно мышино-серого цвета, и никаких иных... Иногда приходилось по нескольку раз ездить в этот магазин, чтобы подобрать шляпу более подходящего оттенка, снова привозить и показывать. И наконец, когда я получал высочайшее окончательное благословение, в последний раз отвозил их в магазин, где золотым тиснением ставили инициалы будущих владельцев — "ААГ", "ЛИБ", "ЮВА", "НВП", а в последние годы и "КУЧ"".Ну, что тут сказать... Всё предельно ясно. "Диктатура кепки", по прекрасному выражению контрреволюционера Устрялова, закончилась. Началась диктатура шляпы... И вдобавок закупались эти шляпы, в которых брежневское Политбюро выходило на Мавзолей, не где-нибудь, а в Нью-Йорке, на Мэдисон-авеню. Эх... :(

23 июня, 18:05

Нелинейная ось истории: последние 100 лет

Крылатое выражение "народ создает историю" звучит часто — к месту и не к месту. Но не следует недооценивать и лидеров, причастных к формированию климата мировой политики.

22 июня, 15:04

Беседа Александра Проханова с Махмутом Гареев // "Завтра", №25, 22 июня 2017 года

«Помни войну!»Беседуют главный редактор "Завтра" Александр Проханов и президент Академии военных наук, генерал армии Махмут Гареев.[Александр Проханов:]— Махмут Ахметович, огромная жизнь прожита — ваша огромная и моя немалая. О чём вы думаете? Что в вашей душе происходит, когда за спиною столько великого, столько ужасного, столько загадочного? О чём вы в основном сейчас заботитесь?[Махмут Гареев:]— Александр Андреевич, у нас при советской власти были, конечно, свои недостатки, несовершенства, это мы все знали и нередко критиковали. Мы с вами как-то в Архангельском сидели, говорили, что совершенно не укладывается в голове, как столько людей не удержались в ту пору хоть за какой-нибудь край Советского Союза, как мы потеряли такое государство?! Всё сдали. И вот больше всего задумываешься о том, почему некоторые люди оказались способны предать то, за что веками, во все времена сражалась Россия, не только советская Россия: за правду, за идейность нашей страны? Я каждый день об этом думаю. И внятного ответа не могу найти. Столько предательства! Столько людей, стоявших на таких должностях, где одного шага было достаточно, чтобы пресечь это, но ничего не было сделано! Об этом приходится жалеть и думать: как снова не натворить таких ошибок.[Александр Проханов:]— Я тоже об этом думаю постоянно. Потому что считаю себя до мозга костей советским человеком, и сегодняшняя Россия мне родина, но моя родина и Украина, и Белоруссия, и Казахстан, и Эстония. А меня всё время заставляют думать, что моя родина — только сегодняшняя Россия. Я гадаю, исследую и до конца не могу найти этому объяснения, потому что на уровне, мне кажется, социальном, политическом или экономическом полного ответа здесь не найти. В этом есть какая-то мистическая загадка. Потому что СССР создавался как что-то невероятное в истории человечества, не поддающееся аналогии. И уход его — это уход некого чуда, которое появилось и исчезло.[Махмут Гареев:]— И что ещё удивляет: много людей, которые в ЦК работали, в других высших органах, сегодня странным образом перестроились. Но неужели у них тогда не было ничего истинного? Всё продали. Даже слово "продали" не подходит, потому что отдали задарма.НАТО создаёт группировку, расширяет её, включает страны Прибалтики, Польшу, Украину и натравливает против России. И разве могли мы в 1990-м году даже представить себе, что дадут Варшавскому договору рассыпаться, что сдадутся врагу ни за что ни про что?! И сейчас чего возмущаться по поводу того, что они пришли в Литву, в Эстонию, в Белоруссии корни пускают… До сих пор не могу понять, как это всё произошло. Поэтому события, о которых вы говорите, нуждаются в том, чтобы их проанализировать. В том числе проанализировать, оценить их должна и ваша газета, которая пользуется большой популярностью как одна из честнейших газет нашего времени.Каждый из нас имеет какое-то отношение к тому, что упустили ситуацию. Это относится и ко мне, хотя я в начале 90-х годов находился в Афганистане. Что-то можно было сделать, наверное... Мы живём рядом с Ахромеевым, и после возвращения из Афганистана, вечером прогуливались, я ему говорил о несовершенстве нашей пропагандистской, информационной, дипломатической работы. Ахромеев даже тогда не хотел признавать никаких недостатков, которые были в Советском Союзе. Он всё оправдывал. Он был человек на редкость совестливый, честный, и, собственно, с этим связана его гибель. Даже в разговорах между собой, между людьми, которые доверяли друг другу, он продолжал настаивать, что всё правильно делается, отдельные недостатки уйдут, а главное никуда у нас не денется... До конца верил в это.[Александр Проханов:]— В Кронштадте на пьедестале памятника адмиралу Макарову выбита надпись "Помни войну". Вы — до мозга костей военный. Я не знаю людей, кроме вас, которые были бы настолько военными. Вы и солдат, и вояка, и теоретик, и философ. Вы понимаете армию не как институт, а как целую категорию, с которой человечество живёт все свои тысячелетия. Объясните: почему наши русские военные так боятся политики? Почему русским военным на протяжении всей своей истории в политике всё не удавалось? Только гвардейцы посадили на престол Елизавету Петровну, затем посадили на престол Екатерину, но потом все их попытки кончались ничем. Декабристы были нерешительны, хотя они состояли из цвета русской военной аристократии. Георгий Жуков, который получил абсолютную полноту власти после войны, особенно после Хрущёва, ушёл, передал эту власть партии и поплатился за это. ГКЧП — это близкие мне люди, многие из них друзья, я до сих пор дружу с Олегом Дмитриевичем Баклановым. Почему ГКЧП проиграл? Почему Дмитрий Тимофеевич Язов не мог осуществить всю полноту своей власти? Почему Валентин Иванович Варенников, очень жёсткий, твёрдый человек, проявил такую нерешительность? Мне кажется, что у Варенникова была возможность переломить ход дела.[Махмут Гареев:]— Во-первых, не до конца оценивали опасность того, что происходит. Казалось, что каким-то образом ходы будут найдены и выведут из этой пропасти. Во-вторых, есть нюансы, над которыми надо думать, мы ещё не осознали произошедшее. Больше всего нас, ветеранов, беспокоит сегодня именно то, что произошедшее с нами не оценено до конца, не понята глубина произошедшего. И неоценённость ситуации — опасность для будущего: ведь эти ошибки могут повториться. А тогда, видимо, исходили из того, что задача военных — обеспечить защиту, оборону страны от внешних врагов, а за обеспечение внутренней безопасности отвечают другие государственные органы.Когда меня отправляли в Афганистан в феврале 1989 года, министр обороны Д.Т. Язов говорил мне: два дня вам на сборы, обязательно надо побывать у В.А. Крючкова, у Э.А. Шеварднадзе, ещё кое-кого назвал, поговорить с ними, чтобы понять обстановку.Я пришёл к Крючкову, говорю ему, что и по вашей линии, и по линии МИД идут донесения о вражде между Шахнавазом Танаем, министром обороны, и Наджибуллой, что совершенно ненормально. Как может выжить государство, если главное политическое и военное руководство не просто не понимает друг друга, а во враждебных отношениях?Он мне говорит: с таким настроением вам лучше не ехать в Афганистан. То есть несколько иначе оценивал обстановку в Афганистане. Всё-таки он не понимал всей опасности, которая существовала, очень верил отдельным донесениями, которые шли. Два примера приведу. Вот когда Танай начал бомбить командный пункт Наджибуллы в Кабуле (мы все там находились), Таная упустили в Баграм, он уехал, хотя за ним следили...[Александр Проханов:]— Наджиб.[Махмут Гареев:]— Да. И Танай начал бомбить Наджибуллу в Кабуле, чтобы уничтожить его на командном пункте. На его стороне была 15-я танковая бригада и ряд других частей. Когда он начал обстреливать Кабул, я звоню в Москву, докладываю начальнику Генштаба, министру обороны о сложившейся обстановке, что Танай будет действовать против Наджибуллы, поэтому доверять ему нельзя. А вся сила Таная сейчас — в авиации, которую он держит в кулаке в Баграме. Надо вывести из строя взлётную полосу, чтобы самолёты не взлетали с аэродрома. Потом остальное можно будет наладить. В Москве, видимо, такое решение согласовывали с политическим руководством. Я потом сам утром дал команду, наши ракеты Р-300, которые там оставались с нашими же расчётами, удачно сработали, взлётную полосу вывели из строя. Тогда Танай сел на самолёт и улетел в Пакистан. В конце концов мятеж министра обороны Таная был подавлен.[Александр Проханов:]— А я помню, как мы с вами пускали эту ракету. Это было недалеко от штаба 40-й армии, там в ложбинке они базировались. И она должна была лететь, по-моему, в Гардез, где тоже была очень тяжёлая ситуация. И она ушла, а потом вы полетели туда на "вертушке". Причём там "вертушка" по существу проходила в горах, и был сплошной прострел этого пространства. Я вас отговаривал: не летите! Но вы полетели в окружённые гарнизоны, чтобы узнать ситуацию и поддержать людей.[Махмут Гареев:]— А противоречия не давали разным должностным лицам объединиться и совместными усилиями привести в действие то, что хотел ГКЧП сделать, — предотвратить крах Советского Союза. Даже в Афганистане этот эпизод показателен. И много других эпизодов, где не было единого понимания у руководителей, которые занимались Афганистаном, другими вопросами.[Александр Проханов:]— Это результат так называемого коллективного руководства?[Махмут Гареев:]— Может быть, в какой-то степени и так, потому что всякое коллективное руководство имеет свои недостатки. Даже хорошо поставленное дело до конца чётко может не сработать. Появляются какие-то интересы, какие-то опасения. А самое главное, некоторые люди считали, что это всё проходное, а основное — самим спастись и остаться в стороне от ответственности.[Александр Проханов:]— Это касается одной части нашей элиты. Но есть и другая часть, вокруг Горбачёва, которая проводила реформы, и она прекрасно понимала свои задачи. Мне кажется, это миф, будто Горбачёв не видел результатов своей деятельности, миф, что это были его ошибки. Мы же с вами знаем, что такое перестройка: на протяжении четырёх лет выбивали из нашего народа все возвышенные представления о родине. Всё, что доброе можно было сказать о Советском Союзе, — всё уничтожалось. А когда в результате пропаганды в голове у людей была один негатив — что Советский Союз был империей зла, что здесь нечего было защищать — конечно, никто и не защищал "этот ужасный красный чудовищный кровавый Советский Союз". Причём эта пропаганда касалась не только простого народа. И партия так думала. Она вся была уже из пластилина — не было жёсткой партии.[Махмут Гареев:]— Надо отдать должное и тому, что американцы, наши основные враги, очень хорошо продумали все свои шаги. Они далеко смотрели и видели наши слабые места. Нажимали на них или подкупали, подговаривали каких-то наших людей. Эти люди пусть даже не целым государством всё собирались сдавать, а по каким-то отдельным вопросам, но эти вопросы были связаны друг с другом. В этой холодной войне информационную, идеологическую борьбу наши противники умно провели, оказались сильнее.[Александр Проханов:]— Вы являетесь военным теоретиком, во многом управляете военной мыслью, вы её сберегаете, коллекционируете, направляете в динамику, в движение. Но Советский Союз, эта сверхдержава, она же была разрушена не ракетами и не авианосцами. Она была разрушена воздействиями. И в этом смысле военная наука после 1991 года обесценивалась. Сейчас мы тоже изучаем новую тактику, новые способы ведения войн, новое вооружение, потенциалы, но на нас воздействуют ещё больше, чем на Советский Союз. В какой степени военная наука в состоянии противостоять новой науке уничтожения?[Махмут Гареев:]— Это уже, видимо, геополитика — когда угрозы создаются и реализуются преимущественно невоенными средствами. В начале девяностых годов Бильдербергский клуб — это, по существу, научный центр мирового правительства — заседал, продумывал действия, и посмотрите сейчас: Трамп в Китай не поехал даже, не говорю уже о России. Добился, что китайцы сами к нему приехали. Потом был в Тель-Авиве, в Саудовской Аравии. Ясно, что это система Бильдербергского клуба работает. Ведь всё это диктуют банки, деловые круги и финансисты, где произраильские круги задают свой тон. И мы до сих пор не можем наладить комплексное противостояние всем этим угрозам против нас. Кстати, в Афганистане всё это давало о себе знать, а именно — отсутствие согласованной работы между различными нашими ведомствами.Как-то я поехал в районы Мазари-Шариф и Хайратон, там, где наша база снабжения стояла, которая снабжала все основные склады всех видов вооружений. Я там три дня обследовал, увидел много недостатков в обеспечении хранения, надёжности. Как раз перед этим один склад взорвали. Я написал обо всём донесение. Потом получаю донесение от афганского агента одного из наших ведомств. Вижу: то, что этот афганец пишет, совершенно не совпадает с тем, что я видел. Не думаю, что он больше меня разбирался в этих делах. Но в Москве до Горбачёва довели только то, что пишет этот афганец. То есть объективная оценка не всегда доходила до руководства.И так мы единый фронт работы не смогли создать. Возьмите работу послов. Когда я приехал в Афганистан, войск наших не было, послом был Юлий Михайлович Воронцов. Он одновременно был первым заместителем министра иностранных дел. Это было удобно, поскольку по любому непринципиальному вопросу можно было не писать бумаг: первый заместитель министра мог дать команду, и кадровые вопросы, и другие через него мы быстро решали. Воронцов большое значение придавал работе с оппозицией в Афганистане. Он как кадровый дипломат уделял много внимания именно дипломатическим вопросам: объединению усилий разных дипломатических миссий социалистического лагеря, которые ещё в Кабуле были, и других стран. Но у него, как у всякого аристократа, было отвращение к бытовым вопросам. Для бытового обслуживания, для культурного досуга ничего не оставили.Однако он много делал для того, чтобы некоторых представителей оппозиции настроить на сотрудничество с Наджибуллой, хотя не всё получалось. Год проработал примерно — ушёл. Приезжает Борис Николаевич Пастухов. Это типичный комсомолец, советский партийный работник. Ему говорят: два дня в Кабуле нет хлеба, люди нищают, могут забастовки, волнения произойти. Что делал в таких случаях Воронцов? Иногда до четырёх утра сидели, писали донесения: как трудно, нам хлеб надо прислать, оружие, горючее, самолёты... Он читал сам, потом показывал нам, мы обсуждали, как решать проблему. И в конце концов большая часть вопросов оставалась нерешённой. Что делает Пастухов? Хлеба нет. Он с одними, другими переговорил, по нашей линии, без всякой дипломатии, с министрами некоторыми нашими посовещался. И организовал дело так, что за несколько месяцев добился постройки хлебозавода в Кабуле. Или: горючего нет. Поехал в Мазари-Шариф. Там всё заблокировано. Добился, чтобы разблокировать, чтобы не просить всё у Советского Союза, а организовать в самом Афганистане производство горючего. И он убеждал, заставлял работать в таком направлении все власти Афганистана. В этом отношении он, конечно, имел большое преимущество. Хотя кое-что из дипломатической работы, может, и упускал.[Александр Проханов:]— Теперь, спустя столько лет, что вы можете сказать о Сергее Соколове, маршале, который по существу был первым стратегом во время афганской войны? Что он собой представлял как мыслитель, как человек, как военный?[Махмут Гареев:]— Я с большим уважением к нему относился как к солдату, как к воевавшему человеку, прошедшему фронт. Он ещё на Хасане воевал. Но у него не получалось воедино стратегическую, оперативно-тактическую и чисто военную мысль соединить с политикой, дипломатией. Он сугубо по-военному подходил, исходил строго из того, что не надо вмешиваться в дела, есть политики, дипломаты, они всё решат. Но есть вопросы, решения, на которые когда смотришь с точки зрения дипломатии, они один вид имеют, а если брать во взаимодействии, как влияют военный и политический вопросы друг на друга, то совсем по-другому дела обстоят. Зная, что в вопросах дипломатических, политических не очень силён, и исходя из того, что такие люди, как Дмитрий Фёдорович Устинов, были очень влиятельны в правительстве, он считал даже ненужным ему вмешиваться в эти дела: мол, я солдат, должен решать свои вопросы. Но просто по-солдатски нельзя было там решать вопросы. А он полагался на послов и в эти дела старался не вмешиваться.Когда я из Афганистана вернулся, книгу решил написать. Десять лет мы там были, и за эти годы не было ни одного плана, что делать в Афганистане, какую задачу решать. Вот на нас напали — мы обороняемся. Провёл Ахмад Шах Масуд операцию нападения, надо усилить что-то. И этим всё ограничивалось. Рассуждают: выполнили мы там задачи или нет? А кто ставил хоть какую-нибудь задачу, что сделать в Афганистане в военном отношении, с политическими, другими вопросами? Я не нашёл ни одного такого решения.К примеру, мне пришлось быть начальником штаба 28-й армии в Чехословакии в 1968 году. Перед вводом войск в эту страну министр обороны Андрей Андреевич Гречко собрал командующих армиями и их начальников штабов, совещались, надо ли вводить туда войска или нет. Министр обороны заявил нам: Политбюро обсуждало этот вопрос. Какие-то ответы уже дали. Поэтому не буду сейчас об этом говорить. Кстати, первым понятие "ограниченный контингент" ввёл Андрей Громыко, будучи министром иностранных дел. Он считал: с точки зрения политической — выгодно, чтобы мы небольшое количество войск туда ввели, не дразнили крупным вмешательством, не портили международную обстановку. Он по-своему был прав. Министр обороны Гречко, надо сказать, тоже не политик, но военное чутьё у него было отменное. Он прямо сказал на Политбюро, что с одним каким-то ограниченным контингентом в Чехословакию не пойдёт. Тем более там стояли наготове американские войска.И вся история показывает, что если вы идёте в чужую страну, вводите свои войска, то нет никакой разницы: взвод или две армии вводите — вы ввели в другую страну свой контингент войск. Международный резонанс один и тот же. А предлагалось вначале "ограниченный контингент" — всего 4-5 дивизий ввести в Чехословакию. Так же, как мы в Афганистан с двумя дивизиями пошли, потом до пяти дивизий довели. Когда пришли в Чехословакию — 25 дивизий туда пошло, там все склады, все базы, где оружие есть, — всё было перекрыто. Никакого движения не могли сделать. Ведь Александр Дубчек сперва не хотел с Брежневым даже переговоры вести. И вот десантники пришли в его кабинет (а связь уже была оборвана), и Дубчек тогда просит соединить его с Брежневым, а его не соединяют. Пришёл майор-десантник, отрезал провод и говорит: раньше надо было разговаривать. Вопрос решили таким образом, что никаких боевых действий не было. А ведь уже американские войска были изготовлены в случае чего на помощь прийти, там была бы большая война. В Чехословакии видим пример правильно решённого вопроса, когда сочетаются политика и военная составляющая. Я сейчас не говорю, в остальном правильно или неправильно поступили, это другой вопрос.Пришли в Афганистан сначала две дивизии, потом ещё. Но я сам писал записку начальнику Генштаба Николаю Васильевичу Огаркову ещё до поездки в Афганистан, что туда надо ввести не меньше 20-25 дивизий. Территорию не сравнишь с Чехословакией! Надо было войска ввести и таким образом закрыть границы с Ираном, Китаем, с Пакистаном. Главное — нужно было закрыть границу. И тогда, если бы мы закрыли границы и иностранной помощи — американской, Саудовской Аравии, других — не поступало бы, можно было быстро решить вопрос в Афганистане. Половинчатые решения не давали нужного результата. Поэтому взвешенной обстановки перед вводом и в последующем не было.Вот вы спрашиваете: Сергей Леонидович Соколов, как он? В целом Соколов умело и хорошо решал тактические вопросы, проведение боевых действий, на вертолётах везде бывал — очень по-боевому вёл себя. Но его влияния военно-политического на дела в Афганистане не было. И вообще единой линии по Афганистану — сколько спорили, сколько собирались — так и не выработали.[Александр Проханов:]— Махмут Ахметович, до сих пор в среде политологов существует мнение, что две операции — одна связана с южно-корейским "Боингом", когда мы его сбили, а вторая, более поздняя — операция с Рустом, который прошёл сквозь нашу ПВО и сел на Красной площади, — эти две коллизии послужили поводом для среза комсостава армии. Огарков ушёл, потом командующий ПВО, вообще все группы офицеров ещё старого закала были срезаны. Это во многом предопределило позицию армии в 1991 году. Армия была ослабленная и волей, и интеллектом. Что вы скажете относительно этих двух операций и Огаркова в частности?[Махмут Гареев:]— До сих пор нельзя твёрдо сказать, что и почему произошло. Но есть такие данные, что это американцы с "Боингом" придумали, они знали, что отношения накаляются между разными людьми уже накануне этих всяких ГКЧП. Поэтому хотели что-то предпринять. И вот Руст сел. Тоже было рассчитано на то, чтобы усилить разногласия, убрать неугодных людей, поставить других. И в такой обстановке неумение некоторых руководителей отстаивать до конца своё мнение привело к этому. Это же не акция какого-нибудь одного государства, это всё было в системе НАТО, в системе американской политики и стратегии. Они в этих делах были большие мастера и через внешние влияния умели действовать. Знали обстановку внутри: кто с кем в каких отношениях, и работали на то, чтобы обострять, противопоставить одних другим.[Александр Проханов:]— А Огарков крупный был человек?[Махмут Гареев:]— Он был сильный человек. Ведь когда он сказал на Политбюро, что войска вводить в Афганистан нецелесообразно, что это может привести к большому осложнению всей международной обстановки, ему говорят: у нас есть кому решать политические вопросы, вы решайте ту задачу, которая вам поставлена, вы должны свою военную сторону пробивать. А попытка отсечь военный вопрос от политического и наоборот всегда приводила к большим провалам и в дальнейшем будет приводить.[Александр Проханов:]— Вы сказали о вводе войск в Афганистан, о том, что это привело к огромным последствиям. Причём последствия нашего ввода и нашего ухода оттуда до сих пор сказываются. Я считаю, что мы совершили огромную ошибку, уйдя оттуда. После этого произошёл обвал всей нашей восточной политики. Но я всё время размышляю о возвращении Крыма. Я несколько раз встречался с Путиным, были личные встречи. И я видел, как важен для него Крым, сам факт возвращения Крыма он расценивает как акцию личную, это его личная победа, это личная его судьба. Поэтому я как-то даже сказал ему: Владимир Владимирович, вы войдёте в историю как Путин Таврический.Но я подумал: когда принималось это решение после Майдана, предвиделся ли весь массив политических последствий? Ведь, по существу, эта акция, с одной стороны, была удивительной победой нашего сознания, русского государства, русского реванша после 1991 года. А с другой стороны, пошёл чудовищный вал: санкции, демонизация самого Путина. Сегодня мы крутимся в вихре, который породило воссоединение с Крымом. Есть ли у нас такие интеллектуальные центры в армии, в госбезопасности, в политике, которые в состоянии предвидеть все последствия и политическому руководству объяснить целесообразность или нецелесообразность принятия решения?[Махмут Гареев:]— Можно прямо сказать, что это самое слабое место в нашей геополитике. Сейчас настало время, когда не просто стратегические или какие-то операции надо быть готовыми проводить. Сейчас уже нужно вводить систему геополитических операций, где заранее продумывать политическую игру, как её обставят дипломаты, как все рычаги государственные в одну точку били бы. Американцы в этом отношении очень сильны. Но я с вами в одном не соглашусь, что ввод в Афганистан ошибкой был.[Александр Проханов:]— Уход из Афганистана был ошибкой. А ввод — я был за ввод и остаюсь за это. Выход был ошибкой.[Махмут Гареев:]— Если бы мы просто дали "скушать" Афганистан, то ещё более тяжёлые последствия были бы. В 2001 году террористические операции в Америке произошли. А цель-то у американцев была — покорить весь Ближний Восток. Ливия, Тунис и другие государства Северной Африки в общей сложности могут нефти дать больше, чем Россия даёт Европе. Ведь что заставило их обрушиться и уничтожить Каддафи? Каддафи поставил вопрос о создании единого африканского доллара, хотел объединить эти страны. Мечта американцев и всех стратегий западных стран — выйти через этот район Ближнего Востока, Ирака туда, где сейчас Сирия, на побережье, и открыть канал. И сейчас эта цель не снята. Организовать поток внутренней революции там, организовать поток нефти на Ближнем Востоке, вытеснить оттуда Россию — и в результате, во-первых, Россия подламывается, хотя у нас и без того тяжёлое положение экономическое. Во-вторых, Америка получает огромное влияние на эти страны: владея всей нефтью, можно командовать всем. Это всё должно было изменить международную обстановку. С этим связан Кабул и другие события. И дальше они такую политику будут вести. И то, что Трамп поехал на Ближний Восток, именно в Израиль, свидетельство тому. Теперь говорят о правах человека. Какие права человека, у женщины тем более, в Саудовской Аравии? Там за управление автомашиной могут руки отрубить. С точки зрения прав человека — полное бесправие. А Трамп поехал туда, потому что огромные деньги Саудовской Аравии хранятся в американских банках. К тому же обеспечено влияние американской разведки на Ближнем Востоке: ведь через Саудовскую Аравию идёт управление и влияние на все ближневосточные страны. Надо нам научиться смотреть далеко вперёд, намечать цели: что делать по линии дипломатической, в каких странах как действовать, куда давать оружие, куда не давать. Всё это объединено в единую геополитическую операцию. Разногласий в политике государства не должно быть. Нужна единая политика. Не обязательно, чтобы одним лицом всё решалось. Нужны различные центры, которые обдумывают ситуации с разных сторон, всё сопоставляется, и что более эффективно, то и внедряется.[Александр Проханов:]— Махмут Ахметович, что сейчас представляет собой Академия? Чем она занимается?[Махмут Гареев:]— Когда Советский Союз рухнул, единая система военно-научной работы нарушилась. Возможности оборонные понизились. Врагов стало значительно больше, чем друзей. Варшавский договор распался. Встал вопрос о том, кто должен всё это переварить, и тогда я пришёл к Ельцину (мы знали друг друга ещё по Уралу), сказал, что нужно научный центр создать. Самым главным вопросом было –— как сделать оборону России более экономичной и эффективной, поскольку возможности государства ослабли, особенно оборонной промышленности. Он долго колебался, потом посоветовались ещё раз, подписал. Он этим делом как следует не руководил, времени не было и здоровье, наверное, не позволяло. Попытки увести разные центры по разным направлениям, плюс влияние западных идеологов на эти вопросы не давали необходимых результатов, хотя мы внесли целый ряд предложений. Полностью, что мы задумывали тогда, не удалось осуществить.Главная проблема сейчас — невостребованность научных знаний и проработок. Научными организациями вносится немало ценных предложений, но они должным образом не востребованы.Разрушили даже Российскую Академию наук. И вот люди, ничего не смыслящие в науке, пытаются руководить всей научной работой. Они в какой-то степени и нас потеснили, мобилизуя разные влиятельные силы. Но по-прежнему Академия работает, сейчас у нас более 25-ти отделений, в том числе в регионах. В регионах больше работают над тем, как повысить самостоятельность областей, автономных республик, чтобы не оглядываться по каждому вопросу на центр: подготовка молодёжи к службе в армии, патриотическое воспитание. Для того чтобы сделать оборону более эффективной и экономичной, нужна не только военная наука. В РАН надо иметь отделение оборонных наук, чтобы весь комплекс наук работал на оборону страны.Вот, например, даже принят закон об обороне, где сказано (статья 18), что война — это продолжение политики вооружённым путём. А в некоторых академиях придумали, что войны теперь делятся на традиционные и нетрадиционные: если вооружённым путём война идёт — то традиционная война, а если дипломатические, экономические, информационные — эти гибридные войны, то другое совсем.Но я спрашивал: назовите мне за тысячу лет хоть одну войну, где было бы всё совершено исключительно вооружённым путём и не было бы информационной, дипломатической и иной войны. Но в книге о военной истории Византии за тысячу лет сказано, что 90% войн ещё тогда выигрывали именно хитростью, обманом, экономической, дипломатической борьбой. Значит, никогда такой войны не было, где совершенно нет дипломатической составляющей, а лишь вооружённая борьба. Отсюда вытекает целый ряд обязанностей. Если война, даже небольшая, то надо определить: кто руководит всей этой теперь уже не стратегией, а геополитикой в масштабе государства, политические вопросы, дипломатические как решаются, как разрушают другие государства, не применяя военную силу, чтобы не вызвать всеобщую войну.На войну надо глянуть новыми глазами, исходя из того, что уже произошло и что сейчас происходит, чтобы правильно ориентироваться. Кое-что в этом отношении делается, в том числе приняты идеи о едином центре обороны, едином плане обороны страны.Вышло постановление Правительства РФ: основная направленность патриотической работы в России. Определены 24 ведомства — Министерство обороны, КГБ, Комитет по делам молодёжи, другие, кто этим будет заниматься. 24 организации должны заниматься патриотическим воспитанием! И кто ими всеми должен руководить — определено: Комитет по делам молодёжи. То есть раньше ветераны диктовали и руководили этим делом, а теперь молодёжь должна крутить министерствами. Ясно, что это не жизненно. То есть даже исполнение таких государственных документов поставлено на таком уровне, что их невозможно реализовать. Тут много вопросов, которые не удаётся пробить, но сама жизнь показывает, что они обязательно нужны. Возьмите патриотическое воспитание. Ведь у нас значительная часть СМИ находится под влиянием инородных организаций. Пишут что угодно, действуют против страны, буквально подрывную работу ведут.Десять лет назад Бильдербергский клуб вынес решение: по новой России надо нанести два главных удара. Первый — это внезапный ядерный удар, который выведет из строя наши силы, чтобы ответный удар мы не могли нанести. Второй удар — это разрушить систему образования. Наверное, мало кто решится первым нанести ракетно-ядерный удар. И главную ставку они делают на второе — разрушение системы образования, науки, манипуляция всеми этими направлениями.Идейная борьба должным образом не направляется, в ряде случаев мы её проигрываем. Вот Варвара Караулова. Ведь она обучалась в лучшем университете России. И какие-то два моджахеда увели её в сторону! Потом отец вернул домой, она второй раз ушла. Кто победил в этой идейной борьбе? Есть у нас оргкомитет победы, где губернаторы, министерство по делам молодёжи, другие докладывают, перечисляют, сколько разных мероприятий провели, как много сделали для патриотического воспитания. Все довольны. А выступает замминистра обороны и говорит: сейчас 200 тысяч молодых людей избегает призыва в армию. Так где результат? Кто увёл Караулову на ту сторону? И никто же ответственности не чувствует, никому не стыдно за то, что эту девушку упустили. Она же не одна! Многие из других республик, которые в Советском Союзе воспитывались, ушли туда. За это нужно проникнуться ответственностью и государственному органу, и другим. В этом главная проблема сейчас.[Александр Проханов:]— Мне говорили, что Сергей Лавров, наш министр иностранных дел, как-то собрал коллегию министерства, где были его заместители, послы, были поверенные, и говорит: вы изучаете экономику, политику, геополитику, военное дело. А вы должны изучать и религию, потому что в религиозной сфере кроются главные группы конфликтов, представлений, направлений, связанных с историей человечества.Мне запомнилась эта мысль, особенно после того, как я недавно в Сирии побывал на войне. Я понял, что он во многом прав. Ближневосточный конфликт можно до конца понять не только через нефть, через всевозможные военно-стратегические задачи, а там же сгусток религиозных конфликтов, взглядов, идей. И моджахеды ведь гибнут не за нефть, они гибнут из-за своих религиозных представлений. Вот вы татарин. Вы внутренне чувствуете, что вы — мусульманин? Для вас религиозные представления, откровения, Коран имеют какое-то значение, эта вертикаль для вас существует, или вы — насквозь советский человек?[Махмут Гареев:]— И в советское время были дела, с которыми мы не соглашались. Главное тут — интересы нашего общества, за которое мы сражались во время Великой Отечественной войны. Мы все были пионерами, комсомольцами. А в конце 1942 года под Москвой я впервые попал под бомбёжку. Вообще, бомбёжки я плохо переносил. Когда с винтовкой со штыком идёшь на противника, тут ещё посмотреть надо: он тебя заколет или ты его заколешь. В воронку артиллерийскую если ты попал, то знаешь: в одну воронку два раза снаряд не попадёт. А когда бомбят со свистом отвратительным, ты чувствуешь себя беспомощным. Сбить ты его не можешь. И я неожиданно для себя стал тихонько читать молитвы, которые мне отец говорил. Я считаю, что такая вера, которая придаёт человеку внутренние силы, которых нигде — ни в ЦК, ни в партийной организации не получишь, — она имеет право на существование. Борьба за души людей, за их единство духовное, уважение к своей стране, единство народов сейчас имеет решающее значение. Это мы за другими делами не должны упускать.Сейчас всемирной угрозой стал терроризм. Но ни из какой религии он не вытекает. Террористы — это нищие, обездоленные люди, которые за деньги готовы на любые деяния. Заправилы мира используют их в своих интересах. Никакая религия не учит устраивать нападения, взрывы в мечетях и церквях и вообще против безоружных людей действовать.[Александр Проханов:]— Дайте руку, дорогой мой Махмут Ахметович! Вы знаете, как я вас люблю, как я вас ценю. Мы с вами пересекались много раз, и в этих пересечениях вы всегда были для меня примером. Я всегда вас слушал, ваши замечания, вашу тонкую, изящную иронию. Вы никогда не говорите вещей грубых — вы всегда говорите очень тонкие вещи. Я помню, как мы с вами вдвоём сидели в Кабуле и вы мне читали изумительный стих. Смысл этого стиха был таков, что и мы, седые люди, пригодимся родине в час её беды. Спасибо!

29 мая, 12:49

Владимир Путин в петле Рональда Рейгана

Российская политика в 2017 году пришла к позднесоветскому этапу, который делает очевидной нецелесообразность продолжения пребывания у власти Владимира Путина и его окружения. Заняв президентский пост в третий раз на фоне массовых протестов «белоленточников», Владимир Путин […]

21 мая, 21:33

«Сегодня тяжело представить, что все министерство – чуть более 10 человек». История белорусской дипломатии в лицах и фактах

Новости Беларуси. 18 мая 25 лет назад Беларусь начала самостоятельно определять внешнюю политику. Поэтому на неделе белорусская дипломатия отметила четвертьвековой юбилей. Историй, которые стали уже общемировым достоянием по выстраиванию международных контактов и разрешению кризисов, уже накопилось не на одну книгу. Имидж Беларуси заставляет присматриваться к нашей стране как универсальной переговорной площадке, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

01 апреля, 14:30

Нам бы в НАТО. Зачем СССР пытался присоединиться к альянсу

С момента появления НАТО в 1949 году отношения между военным блоком и Советским Союзом были крайне напряжёнными. Хотя в альянсе не уставали всячески подчёркивать, что блок является исключительно оборонительным, СССР рассматривал его как агрессивный и не желал мириться с его существованием. Тем неожиданнее было предложение о вступлении, отправленное СССР 31 марта 1954 года. Но зачем СССР попытался вступить в эту организацию? Это был исключительно пропагандистский ход? Или хитрый дипломатический манёвр? Или СССР действительно искренне стремился вступить в блок НАТО?  Предыстория После окончания войны отношения между бывшими союзниками очень быстро испортились. Слишком разными были их политические и экономические системы. Кроме того, серьёзным камнем преткновения для обеих сторон стало будущее Германии. Западная часть Германии оказалась под управлением англо-американских союзников, а восточная досталась СССР. Обе стороны желали иметь объединённую Германию на своей стороне. Вопреки популярному заблуждению, СССР вовсе не возражал против объединения Германии, но на своих условиях. Главным таким условием был нейтральный статус будущей объединённой Германии, которой запрещалось бы вступать в какие-то военные альянсы и размещать войска на своей территории. Однако против этого возражали западные союзники, опасавшиеся, что на таких условиях Германия фактически попадёт под протекторат СССР, и настаивали, чтобы Германии было дано право самой выбирать своё будущее. Но на это не соглашались уже в Кремле, опасаясь, что немцы тотчас вступят в НАТО. Единая Германия была серьёзным бонусом, и все пытались перетянуть её на свою сторону. Однако прямой приём ФРГ в НАТО был бы нарушением договорённостей антигитлеровской коалиции, поскольку де-факто способствовал бы возрождению "германского милитаризма", которого все союзники обязались не допустить. А СССР принимать ГДР пока вообще было некуда, свой альянс ещё не был создан. В начале 50-х годов в кругах западных союзников возникла идея Европейского оборонительного сообщества. Это был наднациональный военный альянс нескольких государств, фактически создание единой армии нескольких стран. В ЕОС планировалось принять ФРГ, более того, фактически военные структуры сообщества и становились бы немецкой армией. Такой шаг позволял бы заявить о ненарушении антигитлеровских договорённостей, поскольку дипломаты могли ссылаться на то, что самостоятельность немецкой армии сильно ограничена наднациональным характером сообщества. Однако у этого проекта было слабое место. Серьёзные в военном отношении государства вовсе не планировали отдавать свои армии в пользу пока ещё виртуального ЕОС. Англичане с самого начала отказались участвовать в сообществе, французы на правах победителей в войне требовали к себе особого отношения и серьёзных льгот, в Италии местная компартия регулярно поднимала шум против участия в ЕОС. В результате, за исключением ФРГ, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, все остальные участники ЕОС не соглашались с тем или иным пунктом договора и требовали для себя особого отношения. А с учётом численности армий Бенилюкса было очевидным, что в такой ситуации ЕОС — лишь прикрытие для армии ФРГ. В СССР, естественно, враждебно отнеслись к проекту и всячески старались использовать противоречия между отдельными участниками. После смерти Сталина СССР выдвинул свои предложения, альтернативные ЕОС. Речь шла о подписании европейского договора коллективной безопасности, который, как и ЕОС, был тесно связан с решением германского вопроса, столь долгое время бывшего главным камнем преткновения. Суть предложений была озвучена Молотовым на Берлинской конференции министров иностранных дел в январе-феврале 1954 года. Идея сводилась к следующим пунктам: СССР и западные державы выводят войска из Германии. ФРГ и ГДР объединяются в одно государство, которое будет придерживаться строгого нейтралитета. Армия и вооружение Германии строго ограничиваются. Европейские страны подписывают договор коллективной безопасности с гарантиями ненападения и взаимопомощи. Однако предложение не вызвало у западных министров энтузиазма. Идея подконтрольного НАТО ЕОС казалась куда более предпочтительной, чем нейтральная Германия, которую СССР наверняка постарался бы перетянуть на свою сторону. Подача заявки Первый вариант предложения предусматривал неучастие США в новом договоре, однако европейские министры сразу же отказались даже разговаривать о чём-то на таких условиях, поэтому вернувшийся в Москву Молотов предложил советскому руководству подкорректировать его. Заместитель Молотова Андрей Громыко набросал для Политбюро тезисы, суть которых сводилась к следующим пунктам: США следует допустить к предлагаемому советской стороной проекту коллективной безопасности. Взамен необходимо подать заявку в НАТО. Во-первых, это будет важный пропагандистский ход, который покажет готовность СССР бороться за мир и коллективную безопасность. Во-вторых, это станет ответом на обвинения в адрес СССР, который якобы рассчитывает разрушить НАТО своим проектом безопасности. Намерение вступить в НАТО ясно продемонстрирует, что СССР не планирует разваливать этот альянс. СССР был согласен присоединиться к НАТО на условиях полного невмешательства его членов в дела других государств, а также на условиях атомного разоружения и запрета любых видов оружия массового поражения. Поскольку вероятность отказа была очень высока, было решено подать не заявку на вступление, а отправить ноту с предложением обсудить "возможность присоединения" СССР к НАТО. 31 марта 1954 года правительства стран — участниц антигитлеровской коалиции получили от СССР ноту, завершавшуюся словами: "Учитывая подходящие условия, вполне очевидно, что Организация Североатлантического договора могла бы утратить свой агрессивный характер, если бы в её состав вошли все страны — участницы антигитлеровской коалиции. Руководствуясь неизменными внешнеполитическими принципами поддержания мира и снижения напряжённости в международных отношениях, советское правительство выражает свою готовность совместно с заинтересованными государствами изучить возможность вступления Советского Союза в НАТО". Обсуждение советского предложения Через неделю после отправки ноты в штаб-квартире НАТО состоялось предварительное обсуждение советского предложения. Предварительным оно было потому, что участники ещё не имели соответствующих инструкций от своих правительств и высказали только своё личное мнение по поводу советской заявки. Мнение всех участников обсуждения совпало и свелось к нескольким пунктам: заявка является только пропагандистским ходом, поскольку выставлены требования, с которыми никто не согласится; целью заявки является раздор между отдельными участниками НАТО и стремление сыграть на их противоречиях; СССР пытается сорвать вступление в силу договора Европейского оборонительного сообщества и возрождение немецкой армии; необходимо дождаться получения инструкций от правительств своих стран и ещё раз обсудить её через несколько дней. Спустя несколько дней состоялось заседание совета НАТО, на котором участники сформулировали окончательную позицию по предложению Советского Союза. Своё мнение на заседании высказали представители 12 стран — участниц НАТО из 14 (не выступали представители Люксембурга и Исландии). Представитель Дании заявил, что не верит в серьёзность заявки и считает, что главным намерением советской ноты был пропагандистский эффект, а не стремление вступить в альянс. Если СССР согласится на свободные и демократические выборы в объединённой Германии, а также согласится на соблюдение демократических стандартов, принятых в странах — участницах альянса, никаких возражений с датской стороны не будет. Итальянцы заявили, что советские предложения не могут рассматриваться всерьёз, пока не решены германский и австрийский вопросы. Американцы воздержались от новых оценок, только подтвердив, что считают советское предложение пропагандистским ходом и попыткой сорвать договорённости по ЕОС. Представитель Нидерландов посетовал на лицемерную сущность советского предложения и предложил ответить СССР так, чтобы там поняли, что значимость военного аспекта НАТО зависит исключительно от поведения СССР и ни от кого больше. Бельгийцы предложили отклонить предложение СССР как по вступлению в НАТО, так и по созданию альтернативной ЕОС системы коллективной безопасности, вместе с тем рассматривая любые адекватные предложения от советской стороны, ведущие к снижению напряжённости. Представитель Канады заявил, что все послевоенные действия СССР были таковы, что расходились с советскими декларациями о мире. Кроме того, СССР продолжает перевооружение армии и у себя, и в странах-сателлитах и всё ещё обладает военным превосходством в Европе. Поэтому СССР надо честно ответить, почему он не может в настоящих условиях быть принят в НАТО, а для мирных инициатив у Советского Союза достаточно рычагов и в ООН. Турки предложили категорически отклонить заявку, указав на агрессивные действия СССР в ООН и выразили мнение, что СССР, несомненно, попытается разрушить альянс изнутри в случае его приёма. Греки, португальцы и норвежцы присоединились к ранее озвученным мнениям. Представитель Франции не стал добавлять ничего от себя, просто поблагодарив всех за конструктивные предложения. Почти через месяц после отправки советской ноты, 24 апреля 1954 года, правительства США, Британии и Франции дали официальный ответ на советское предложение как по новому коллективному договору безопасности, так и по вступлению в НАТО. По поводу новой системы безопасности в ответе говорилось следующее: "В своих предложениях советское правительство не пытается устранить действительные причины европейской напряжённости. Вместо этого оно предлагает новый договор коллективной безопасности, открыто основанный на нейтрализации Германии и сохранении её разделения, оставляя без изменений строгий политический, экономический и военный контроль советского правительства в странах Восточной Европы. Создание предложенной советским правительством организации не добавит ничего к уже существующей организации мировой безопасности. Это было бы не только бесполезно, но и опасно, так как неизбежно подорвало бы авторитет ООН". По поводу вступления в НАТО СССР: "Нет смысла подчёркивать совершенно несбыточный характер такого предложения. Оно противоречит принципам, которые легли в основу системы обороны и безопасности западных наций. Все страны-участницы обмениваются информацией свободно и в полной мере. Все решения принимаются единогласным одобрением. Это означает, что Советский Союз в качестве участника организации сможет наложить вето на любое решение. Ни одна из стран-участниц не может позволить разрушить их совместную систему обороны таким образом". Последствия Отказ не удивил Кремль. Разумеется, там не рассчитывали на то, что их прямо вот так сходу примут в НАТО без всяких оговорок, да ещё и на их условиях. Тем более что в СССР ещё не произошло ничего из того, что продемонстрировало бы западным странам, что там меняется эпоха. Поэтому главный смысл советского предложения действительно был скорее пропагандистским. Отказ фактически развязывал руки СССР в создании своего собственного военного альянса, и западные дипломаты уже не могли упрекнуть за это СССР, ведь советские представители официально обращались с просьбой о вступлении в альянс НАТО, ну а раз их не взяли, то им теперь ничего не остаётся, кроме как создать свой собственный союз в интересах безопасности. СССР начал подготовку к созданию своего альянса. Тем временем ЕОС затрещал по швам. Участники сообщества всё никак не могли договориться о пределах и ограничениях, под которые попадают армии. В концов концов проект рухнул, так и не вступив в силу. Вместо него участники НАТО попросту приняли ФРГ в свой состав. СССР так и не удалось создать единую нейтральную Германию. После того как ФРГ стала частью НАТО, Советский Союз объявил о разрыве союзнического договора с Британией и Францией, подписанного ещё в годы Второй мировой. Через несколько месяцев после присоединения Западной Германии к НАТО в Варшаве был подписан договор о коллективной безопасности стран народной демократии. СССР и все его восточноевропейские сателлиты объединились в военный союз, получивший название Организация Варшавского договора. Это окончательно завершило раскол Европы на два противоборствующих лагеря. Сложившаяся в 1955 году система просуществовала более 30 лет, вплоть до гибели Советского Союза.

01 апреля, 14:23

Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографии

Оригинал взят у durasik в Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографииОригинал взят у ymorno_ru в Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографии«Перед зеркалом», 1971 годВиктор Васильевич Ахломов – один из самых известных советских и российских фотокорреспондентов. Родился 15 марта 1938 года. Окончив курсы фоторепортёров при ЦДТ, в 1960 году пришёл в газету «Известия», где проработал уже больше полувека.Виктор Ахломов – почётный член Союза фотохудожников России и обладатель многочисленных отечественных и международных наград, среди которых четыре премии всемирно известного конкурса «World Press Photo» (с 1973 по 1976) и награда «Золотой глаз России».Виктор Ахломов уверен, что среди всех жанров фотографии самый главный – фоторепортаж, отцом которого считают Анри Картье-Брессона. То есть не простой репортаж, а то, направление, что называется «Решающий момент», когда в кадре настолько жизненная картина, что она обобщает мировую ситуацию любви и ненависти, страдания и блаженства. И тогда неважно, где сделан снимок. Он потом живёт вечно.Ахломов – хроникер советской и постсоветской эпохи. В своих живых и искренних фотографиях он запечатлел уличные моменты, митинги, важные общественные события и многих известных личностей. Среди них: А. Ахматова, А. Вознесенский, Б. Ахмадуллина, Б. Окуджава, Ю. Гагарин, Ю. Никулин, Р. Рождественский, А. Солженицын, К. Чуковский и др.Каток в ЦПКиО им. Горького, 1950-еКомсомольская площадь, 1955 годЦПКиО (набережная), 1957 годКомсомольская площадь, 1957 годМотобол, 1959 г[i]од[/i]8 Марта 1959 годЛужники. Метромост. 1960 год«Белая ночь в Москве», 1960 - 1961Красная площадь утром, 1960 - 1962Здание Госплана. Охотный ряд, 1960 годВыходной, 1960 годЗима. Памятник Владимиру Ленину, 1960-еМужчина с девочкой на руках, 1960-еМальчики в буденовках, 1960-еМужчина на костылях и мальчик, 1960-еИван Козловский во время выступления, 1960-еВ магазине «Кинолюбитель», 1960 г[i]од[/i]Ленинские Горы, 1960 годСокольники, 1960 годВ секции абажуров ГУМа, 1960 годБолельщики на заборе, 1960-е«Грачи прилетели». Весна в парке МГУ, 1960-еЗастолье, 1961 годЮрий Гагарин и Никита Хрущев, 15 апреля 1961 годЛенинский проспект, 12 апреля 1961 годНикита Хрущев, Герман Титов, Юрий Гагарин, Михаил Суслов и Леонид Брежнев, 9 августа 1961 года«На высоте», 1962 - 1964«Осеннее солнце», 1962 - 1964На реке, 1962 - 1963В мастерской у Льва Кербеля, 1962 годЯрославские девчонки, 1962 годЮрий Никулин и Михаил Шуйдин, 1963 годЮрий Никулин, 1963 годОсенний мотив, 1963 - 1964Лев Яшин в воротах, 1963 годАндрей Громыко, Фидель Кастро, Никита Хрущев в ГАБТе, 1 мая 1963 годСибирь.Кондинский леспромхоз, 1964 годСибирь. Аэропорт Сургута, 1964 годМарлен Дитрих в Москве, 21 мая 1964 годЮрий Гагарин и Эрнесто Че Гевара, 11 ноября 1964 годГолуби. Продавщица семечек, 1965 годГимназисты, 1965 годСоловки. Семья Кучеровых, 1966 годРыбак дед Кучеров, 1966 годСоловки, 1966 годДедушка с картошкой, 1967 год«К Ленину», 1967 годУ Мавзолея, 1967 год«Любить иных - тяжелый крест!...» («Где только не ступала нога человека»), 1967 годВДНХ. Стрижка овец, 1968 годСибирь. Тарко-Сале. Улыбка Севера, 1968 годПожилой мужчина и трое подростков, 1970-еСолдат, 1970-еДвое, 1970 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годАнджела Дэвис в «Известиях», 1 ноября 1971 годБерегите природу - мать вашу, 1972 годИлья в бане. Из серии «Баня», 1972 годКомбайнеры на отдыхе. Из серии «Хлеб наш насущный», 1972 годАлексей Петренко, 1980-еУ воды, 1980 годБабушка Прасковья из деревни Станы, 1981 годПраздник семьи, 1981 годПраздник семьи, 1981 годИз серии «Дети Арбата», 1983 годКурский вокзал, 1989 годВернисаж, 1989 годЛариса Литичевская. Московская красавица - 89, 1989 годМитинг на Манежной площади, 23 февраля 1991 год50 лет Победы! 9 мая 1995 год

18 июля, 00:01

Мемория. Андрей Громыко

18 июля 1909 года родился Андрей Громыко, дипломат, глава Министерства иностранных дел СССР   Личное дело Андрей Андреевич Громыко (1909-1989) родился 18 июля 1909 года в деревне Старые Громыки Гомельского уезда Могилевской губернии Белоруссии. Родители его были крестьянами.  Получив традиционное для того времени семилетнее образование, поступил в профтехшколу. Здесь началась его партийная карьера: он возглавил комсомольскую ячейку ПТШ. Продолжил обучение После вступления в партию в 1931 году он был избран секретарем партийной организации техникума в Борисове. После окончания техникума он поступил в Минский экономический институт. Уже на втором курсе Андрей Громыко начал преподавать в сельской школе недалеко от Минска, в которой вскоре занял директорский пост. В институте познакомился с будущей супругой Лидией Гриневич; в 1932 году у пары появился сын Анатолий. Окончив институт в 1932 году, поступил в аспирантуру – сначала в Минске, а затем был переведен в Москву. Здесь он серьезно занялся английским языком. Аспирантскую учебу начал в Минске, а в конце 1934 года был переведен в Москву. Во время учебы в аспирантуре серьезно изучал английский язык. В 1936 году Андрей Громыко защитил кандидатскую диссертацию по сельскому хозяйству США и был направлен на работу в Институт экономики Академии наук СССР в качестве старшего научного сотрудника. В начале 1939 года Андрей Громыко был отобран комиссией ЦК партии для работы в Народном комиссариате иностранных дел (НКИД, теперь Министерство иностранных дел), где сразу получил ответственный пост заведующего Отделом американских стран. В 1943–1946 годах – посол СССР в США и по совместительству посланник на Кубе. На этом посту Громыко участвовал в подготовке и проведении конференций «большой тройки»в Ялте и Потсдаме, а также в Думбартон-Оксе и Сан-Франциско. Громыко стоял у истоков образования Организации объединенных наций (ООН), подписав с советской стороны ее устав, а в 1946 году став в ней первым советским представителем. Громыко был участником, а впоследствии главой делегации СССР на 22 сессиях Генеральной ассамблеи. В 1946 году стал заместителем (впоследствии – первым) министра иностранных дел СССР. С июня 1952 года по апрель 1953 года – посол СССР в Великобритании. С этой должности его отозвал Вячеслав Молотов, вернув на должность первого замминистра. В феврале 1957 года Громыко возглавил ведомство, которым проруководил 28 лет. При этом с 1983 года совмещал эту работу с должностью первого заместителя председателя Совета министров СССР. В июле 1985 года он был избран председателем президиума Верховного совета СССР и оставался на этом посту до осени 1988 года. Ушел в отставку по собственному желанию.     Андрей Громыко Работая в США и Англии, Громыко собирал научные материалы и по возвращении в Москву опубликовал результаты своих исследований – под псевдонимом Г. Андреев в 1957 году вышла его «Экспорт американского капитала. Из истории экспорта капитала США как орудия экономической и политической экспансии». За нее он получил степень доктора экономических наук. В восьмидесятых годах увидели свет «Экспансия доллара» и «Внешняя экспансия капитала: история и современность. За свои научные исследования Андрей Громыко дважды был удостоен Государственной премии СССР. Скончался Андрей Громыко 2 июля 1989 года, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. В Гомеле установлен его бронзовый бюст и назван его именем сквер.   Чем знаменит Громыко – одна из самых ярких фигур дипломатии во всей истории России. 28-летний рекорд его руководства министерством до сих пор не побит, а всего его дипломатическая карьера продолжалась 50 лет. Договоры о создании ООН, о нераспространении ядерного оружия (1968 год) и об ограничении стратегических наступательных вооружений (1979 год), в подписании которых он участвовал, фактически сформировали международные отношения после Великой Отечественной войны. О чем надо знать По мнению некоторых исследователей, именно негибкая позиция Громыко стала одной из причин Карибского кризиса. В результате главам двух держав – Хрущеву и Кеннеди – пришлось договариваться напрямую.     Джон Кеннеди и Андрей Громыко Прямая речь О Потсдамской конференции: «Три державы взяли определенные четкие обязательства и в отношении Германии, и в отношении шагов, направленных на строительство мира». О политике в области ядерных вооружений: «В политике Советского Союза забота о мире является главенствующей. Мы убеждены, что никакие противоречия между государствами или группами государств, никакие различия в общественном строе, в образе жизни или идеологии, никакие сиюминутные интересы не могут заслонить фундаментальную, общую для всех народов необходимость сберечь мир, предотвратить ядерную катастрофу». О Михаиле Горбачеве: «Не по Сеньке оказалась шапка государева, не по Сеньке!» О жизненном кредо: «Никогда нельзя унывать. Физически люди умирают, а духовно – никогда. Надо верить». Дмитрий Шепилов об Андрее Громыко: «Это бульдог: скажешь ему – он не разожмет челюстей, пока не выполнит все в срок и точно».   4 факта об Андрее Громыко За умение отстаивать интересы СССР в любых обстоятельствах Громыко получил прозвище «Мистер Нет». Еще одно прозвище – «Мрачный гром» – появилось как следствие его внешнего облика: лицо Громыко отличалось недовольным выражением, а костюмы он предпочитал исключительно в серой гамме. Громыко с уважением относился к Джону Кеннеди – но исключительно как к журналисту. Он часто вспоминал о своей встрече с Кеннеди-корреспондентом в 1945 году. На протяжении всей карьеры Громыко американские журналисты пытались откопать хоть какой-нибудь компромат на него – но безуспешно.   Материалы об Андрее Громыко Статья об Андрее Громыко в Википедии Андрей Громыко – «Мистер Нет» советской дипломатии Тайна дипломата №1. Андрей Громыко Биография Андрея Громыко на сайте РИА «Новости»

01 апреля, 14:23

Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографии

Оригинал взят у durasik в Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографииОригинал взят у ymorno_ru в Виктор Ахломов – классик советской и российской фотографии«Перед зеркалом», 1971 годВиктор Васильевич Ахломов – один из самых известных советских и российских фотокорреспондентов. Родился 15 марта 1938 года. Окончив курсы фоторепортёров при ЦДТ, в 1960 году пришёл в газету «Известия», где проработал уже больше полувека.Виктор Ахломов – почётный член Союза фотохудожников России и обладатель многочисленных отечественных и международных наград, среди которых четыре премии всемирно известного конкурса «World Press Photo» (с 1973 по 1976) и награда «Золотой глаз России».Виктор Ахломов уверен, что среди всех жанров фотографии самый главный – фоторепортаж, отцом которого считают Анри Картье-Брессона. То есть не простой репортаж, а то, направление, что называется «Решающий момент», когда в кадре настолько жизненная картина, что она обобщает мировую ситуацию любви и ненависти, страдания и блаженства. И тогда неважно, где сделан снимок. Он потом живёт вечно.Ахломов – хроникер советской и постсоветской эпохи. В своих живых и искренних фотографиях он запечатлел уличные моменты, митинги, важные общественные события и многих известных личностей. Среди них: А. Ахматова, А. Вознесенский, Б. Ахмадуллина, Б. Окуджава, Ю. Гагарин, Ю. Никулин, Р. Рождественский, А. Солженицын, К. Чуковский и др.Каток в ЦПКиО им. Горького, 1950-еКомсомольская площадь, 1955 годЦПКиО (набережная), 1957 годКомсомольская площадь, 1957 годМотобол, 1959 г[i]од[/i]8 Марта 1959 годЛужники. Метромост. 1960 год«Белая ночь в Москве», 1960 - 1961Красная площадь утром, 1960 - 1962Здание Госплана. Охотный ряд, 1960 годВыходной, 1960 годЗима. Памятник Владимиру Ленину, 1960-еМужчина с девочкой на руках, 1960-еМальчики в буденовках, 1960-еМужчина на костылях и мальчик, 1960-еИван Козловский во время выступления, 1960-еВ магазине «Кинолюбитель», 1960 г[i]од[/i]Ленинские Горы, 1960 годСокольники, 1960 годВ секции абажуров ГУМа, 1960 годБолельщики на заборе, 1960-е«Грачи прилетели». Весна в парке МГУ, 1960-еЗастолье, 1961 годЮрий Гагарин и Никита Хрущев, 15 апреля 1961 годЛенинский проспект, 12 апреля 1961 годНикита Хрущев, Герман Титов, Юрий Гагарин, Михаил Суслов и Леонид Брежнев, 9 августа 1961 года«На высоте», 1962 - 1964«Осеннее солнце», 1962 - 1964На реке, 1962 - 1963В мастерской у Льва Кербеля, 1962 годЯрославские девчонки, 1962 годЮрий Никулин и Михаил Шуйдин, 1963 годЮрий Никулин, 1963 годОсенний мотив, 1963 - 1964Лев Яшин в воротах, 1963 годАндрей Громыко, Фидель Кастро, Никита Хрущев в ГАБТе, 1 мая 1963 годСибирь.Кондинский леспромхоз, 1964 годСибирь. Аэропорт Сургута, 1964 годМарлен Дитрих в Москве, 21 мая 1964 годЮрий Гагарин и Эрнесто Че Гевара, 11 ноября 1964 годГолуби. Продавщица семечек, 1965 годГимназисты, 1965 годСоловки. Семья Кучеровых, 1966 годРыбак дед Кучеров, 1966 годСоловки, 1966 годДедушка с картошкой, 1967 год«К Ленину», 1967 годУ Мавзолея, 1967 год«Любить иных - тяжелый крест!...» («Где только не ступала нога человека»), 1967 годВДНХ. Стрижка овец, 1968 годСибирь. Тарко-Сале. Улыбка Севера, 1968 годПожилой мужчина и трое подростков, 1970-еСолдат, 1970-еДвое, 1970 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годВ Сандуновских банях в день рождения Анатолия Елисеева. Из серии «Баня», 15 - 30 апреля 1971 годАнджела Дэвис в «Известиях», 1 ноября 1971 годБерегите природу - мать вашу, 1972 годИлья в бане. Из серии «Баня», 1972 годКомбайнеры на отдыхе. Из серии «Хлеб наш насущный», 1972 годАлексей Петренко, 1980-еУ воды, 1980 годБабушка Прасковья из деревни Станы, 1981 годПраздник семьи, 1981 годПраздник семьи, 1981 годИз серии «Дети Арбата», 1983 годКурский вокзал, 1989 годВернисаж, 1989 годЛариса Литичевская. Московская красавица - 89, 1989 годМитинг на Манежной площади, 23 февраля 1991 год50 лет Победы! 9 мая 1995 год