• Теги
    • избранные теги
    • Люди593
      • Показать ещё
      Страны / Регионы993
      • Показать ещё
      Разное859
      • Показать ещё
      Международные организации124
      • Показать ещё
      Издания3
      Формат46
      Показатели103
      • Показать ещё
      Компании139
      • Показать ещё
      Сферы24
      • Показать ещё
Андрей Кобяков
Андрей Кобяков
Кобяков Андрей Борисович (род. 6 июля 1961, Москва, СССР) — русский экономист, публицист, общественный деятель. Председатель правления Института динамического консерватизма. Заместитель главного редактора еженедельного общественно-политического журнала «Однако». В 2002-2005 гг. главный редактор ана ...
Кобяков Андрей Борисович (род. 6 июля 1961, Москва, СССР) — русский экономист, публицист, общественный деятель. Председатель правления Института динамического консерватизма. Заместитель главного редактора еженедельного общественно-политического журнала «Однако». В 2002-2005 гг. главный редактор аналитического журнала “Русский предприниматель”. Основной автор и соредактор Русской доктрины. Постоянный член Изборского клуба. http://www.dynacon.ru/content/articles/928/
Развернуть описание Свернуть описание
31 июля, 01:27

Белоруссия и Россия до конца года подпишут соглашение о взаимном признании виз

Белорусский премьер-министр Андрей Кобяков заявил, что Россия и Белоруссия сформировали рабочие группы, которые разрабатывают взаимное признание виз. «И это соглашение мы должны подписать до конца года»,— заявил он в эфире белорусского Общенационального телевидения (ОНТ) (цитата по «Интерфаксу»).Также господин Кобяков сообщил об обсуждении с российским премьером Дмитрием Медведевым темы перевода белорусских рейсов в российских аэропортах в международные терминалы. «Найдены принципиальные решения того, как сделать так, чтобы вопросы пересечения гражданами двух государств — России и Белоруссии — белорусско-российской границы были максимально комфортными. А еще сказать проще, вернуться к тому состоянию, которое было недавно, к которому все привыкли»,— заявил он.В феврале глава ФСБ России Александр Бортников приказал установить пограничную зону в граничащих с Белоруссией Смоленской, Брянской и Псковской областях. Это решение было обосновано…

30 июля, 23:03

30.07.2017 23:03 : Белоруссия и Россия до конца года подпишут соглашение о взаимном признании виз

Об  этом заявил премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков. По его словам, белорусам и россиянам создадут комфортные условия погранконтроля в аэропортах. После введения в Белоруссии безвизового режима для ряда стран, российская сторона заявила о необходимости минимизировать риск въезда в страну через Белоруссию незаконных мигрантов. В России сначала создали погранзоны на белорусско российской границе, а затем перевели белорусские рейсы в российских аэропортах в международные зоны.

30 июля, 22:27

Белоруссия и РФ подпишут соглашение о признании виз до конца года

Премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков сообщил, что власти республики планируют подписать с Россией соглашение о взаимном признании виз до конца 2017 года. Об этом глава белорусского правительства рассказал в интервью телеканалу «ОНТ». «Двумя странами сформированы рабочие группы, которые будут работать над соглашением о взаимном признании виз, и это соглашение мы должны подписать до конца года», — пояснил Андрей Кобяков.

Выбор редакции
30 июля, 20:48

Андрей Кобяков о Geely: Автомобиль мне очень понравился, очень достойно

Как и любой реализованный автомобильный проект, завод «БелДжи» может служить наглядным примером успешного плана развития: от постановки задачи, через использование внутренних резервов и определения стратегических партнёров – и, как итог, до расширения производства.

Выбор редакции
25 июля, 22:02

Комплексный план развития Борисовского района до 2020 года, предложения Правительства

В Борисове премьер-министр провёл выездное заседание Президиума Совмина. Началась поездка с посещения производств. Первым стало белорусско-китайское предприятие по выпуску легковых автомобилей марки Geely. Замечаний к реализации совместного проекта нет. Андрей Кобяков лично протестировал одну из новинок местного автопрома. В программе дня – посещение Борисовского завода медицинских препаратов. Премьер отметил, что из 270 выпускаемых наименований (в сравнении с импортными аналогами) есть вопросы только по цене цитрамона. Он поставил задачу к концу месяца эту ситуацию выровнять. Следующим стал завод «Автогидроусилитель». Здесь, по мнению главы правительства, руководству необходимо активнее развивать промышленную кооперацию с другими предприятиями. Все проблемные вопросы Борисовского района детально обсудили на заседании Совмина. Подробности: http://ont.by/news/our_news/pravitelstvo-gotovit-kompleksnij-plan-razvitiya-borisovskogo-rajona-do-2020 © Телеканал ОНТ

11 июля, 01:06

Глобализация до последнего русского (М.Калашников, В.Боглаев, А.Кобяков, А.Бережной)

Глобализация до последнего русского (М.Калашников, В.Боглаев, А.Кобяков, А.Бережной)https://youtu.be/EwHVf7gCjx0В студии Максима Калашникова – председатель правления Института динамического консерватизма, эксперт МЭФ Андрей Кобяков и директор Череповецкого литейно-механического завода (ЧЛМЗ) Владимир Боглаев. Странные впечатления от Питерского экономического форума. Почему участники либерального форума не верят официальным лицам РФ, сислибам? Странные российские либералы. Да и можно ли назвать этих мутантов либералами? Как они «вписывают» РФ в глобальные производственные цепочки: некоторые сравнения. В чем – истинные цели российских сислибов? Снова о протекционизме и активной промышленной политике. Мнение основателя обувной компании «Ральф Рингер» Андрея Бережного.

03 июля, 22:57

Каждый год ходим, каждый год интересно: впечатления минчан и гостей города от парада

Новости Беларуси. Наша республика 3 июля отмечает главный праздник белорусской государственности. Этот день – символ национальной гордости, дань героизму и стойкости защитников Отечества, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

03 июля, 18:04

«Возможность самим выбрать свой путь развития – это и есть независимость»

Новости Беларуси. Беларусь состоялась как независимое государство, которое проводит миролюбивую многовекторную внешнюю политику. Об этом заявил Президент Александр Лукашенко, выступая на параде в честь Дня Республики, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Вот уже 26 лет главный государственный праздник отмечается именно в годовщину освобождения Минска от фашистских захватчиков.

29 июня, 16:30

Белорусский фильтр: Минск согласовал строительство лагерей для беженцев

Премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков подписал постановление, в котором говорится о согласовании с Евросоюзом ключевых положений договора о создании в республике центров для нелегальных мигрантов в страны Запада

29 июня, 08:48

Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?

Оригинал взят у m_kalashnikov в Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?https://youtu.be/Ybmm0nmqiB0На днях в Милане прошел слет национал-патриотов ЕС и РФ (под эгидой Консервативного клуба Партии Дела). Итак, о чем шла речь? Чем мы полезны друг другу? Чем выгодны русским сепаратистские движения в Европе, наподобие движения за отделение Венецианской республики от Италии? И тому подобные движения? Нам понятно, что СССР 1970-х (во времена Вилли Брандта) мог стать покровителем Европы, альтернативой Америке. Но плечу ли такая роль сырьевой и технологически отсталой, деиндустриализованной РФ сегодня? Может, нам лучше оседлать как раз движение за дробление европейских стран и возврат Европы к средневековой лоскутности? Гость студии - экономист, глава правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков. Модератор встречи в Милане.

28 июня, 21:41

Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?

Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?https://youtu.be/Ybmm0nmqiB0На днях в Милане прошел слет национал-патриотов ЕС и РФ (под эгидой Консервативного клуба Партии Дела). Итак, о чем шла речь? Чем мы полезны друг другу? Чем выгодны русским сепаратистские движения в Европе, наподобие движения за отделение Венецианской республики от Италии? И тому подобные движения? Нам понятно, что СССР 1970-х (во времена Вилли Брандта) мог стать покровителем Европы, альтернативой Америке. Но плечу ли такая роль сырьевой и технологически отсталой, деиндустриализованной РФ сегодня? Может, нам лучше оседлать как раз движение за дробление европейских стран и возврат Европы к средневековой лоскутности? Гость студии - экономист, глава правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков. Модератор встречи в Милане.

26 июня, 11:20

В понедельник 20 ч - А.Кобяков в студии М.Калашникова на радио "Комсомольская правда"

Оригинал взят у m_kalashnikov в В понедельник 20 ч - А.Кобяков в студии М.Калашникова на радио "Комсомольская правда"В понедельник 20 ч - директор Института динамического консерватизма Андрей Кобяков в студии М.Калашникова на радио "Комсомольская правда"Национал-патриоты РФ и Европы: зачем мы нужны друг другу? На днях в Милане прошел слет национал-патриотов ЕС и РФ (под эгидой Консервативного клуба Партии Дела). Итак, о чем шла речь? Чем мы полезны друг другу? Чем выгодны русским сепаратистские движения в Европе, наподобие движения за отделение Венецианской республики от Италии? И тому подобные движения? Нам понятно, что СССР 1970-х (во времена Вилли Брандта) мог стать покровителем Европы, альтернативой Америке. Но плечу ли такая роль сырьевой и технологически отсталой, деиндустриализованной РФ сегодня? Может, нам лучше оседлать как раз движение за дробление европейских стран и возврат Европы к средневековой лоскутности? Гость студии - экономист, директор Института динамического консерватизма Андрей Кобяков. 97,2 FMhttp://www.kp.ru/radio/Московская студия8-800-200-97-02Вацап и вибратор+7 (967) 200-97-02

23 июня, 12:22

В понедельник 20 ч - А.Кобяков в студии М.Калашникова на радио "Комсомольская правда"

В понедельник 20 ч - директор Института динамического консерватизма Андрей Кобяков в студии М.Калашникова на радио "Комсомольская правда"Национал-патриоты РФ и Европы: зачем мы нужны друг другу? На днях в Милане прошел слет национал-патриотов ЕС и РФ (под эгидой Консервативного клуба Партии Дела). Итак, о чем шла речь? Чем мы полезны друг другу? Чем выгодны русским сепаратистские движения в Европе, наподобие движения за отделение Венецианской республики от Италии? И тому подобные движения? Нам понятно, что СССР 1970-х (во времена Вилли Брандта) мог стать покровителем Европы, альтернативой Америке. Но плечу ли такая роль сырьевой и технологически отсталой, деиндустриализованной РФ сегодня? Может, нам лучше оседлать как раз движение за дробление европейских стран и возврат Европы к средневековой лоскутности? Гость студии - экономист, директор Института динамического консерватизма Андрей Кобяков. 97,2 FMhttp://www.kp.ru/radio/Московская студия8-800-200-97-02Вацап и вибратор+7 (967) 200-97-02

18 июня, 09:44

Медведев исключил фиксацию цен на газ для Минска

Дмитрий Медведев заявил, что фиксированной цены на российский газ для Белоруссии не будет. Об этом премьер-министр РФ сообщил по итогам заседания совета министров Союзного государства России и Белоруссии. При этом нужно согласовать принципы определения цен, обсудить в том числе и вопрос, в какой валюте будут осуществляться платежи, добавил премьер.

17 июня, 08:13

Белоруссия начнет расплачиваться за газ рублями в 2020 году

Белоруссия начнет оплату российского газа рублями с 2020 года, при этом цена голубого топлива для союзного государства может снизиться на 30%.

17 июня, 07:12

Беларусь предложила с 2020 года платить России за газ рублями

Премьер Беларуси Андрей Кобяков заявил 16 июня на переговорах с коллегой из РФ Дмитрием Медведевым, что использование российской валюты, а не американской в расчётах Минска с «Газпромом» было бы логичным. Кобяков также отметил, что он рассчитывает на сопоставимость цены на газ с расстоянием, на которое он транспортируется — то есть российское топливо в Беларуси не может быть дороже, чем в ФРГ, поскольку Германия дальше.

16 июня, 19:44

Медведев исключил фиксацию цен на газ для Минска

Дмитрий Медведев заявил, что фиксированной цены на российский газ для Белоруссии не будет. Об этом премьер-министр РФ сообщил по итогам заседания совета министров Союзного государства России и Белоруссии.

16 июня, 19:44

Медведев исключил фиксацию цен на газ для Минска

Дмитрий Медведев заявил, что фиксированной цены на российский газ для Белоруссии не будет. Об этом премьер-министр РФ сообщил по итогам заседания совета министров Союзного государства России и Белоруссии.

16 июня, 18:43

Премьер Белоруссии: Минск хочет цену на газ, как у партнеров по ЕАЭС

Премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков заявил, что Белоруссия не ищет преференций и минимальной цены на российский газ, но хочет цену, сопоставимую с теми, которые у ее партнеров по ЕАЭС, передает РИА "Новости". "Мы не ...

16 июня, 18:35

Белоруссия надеется на расчеты по газу с Россией в рублях с 2020 года

Премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков заявил, что Минск рассчитывает, что цена на поставляемый из России газ с 2020 года будет формироваться в российских рублях, РИА "Новости". "О какой-либо фиксированной цене на газ, ...

11 июля, 01:06

Глобализация до последнего русского (М.Калашников, В.Боглаев, А.Кобяков, А.Бережной)

Глобализация до последнего русского (М.Калашников, В.Боглаев, А.Кобяков, А.Бережной)https://youtu.be/EwHVf7gCjx0В студии Максима Калашникова – председатель правления Института динамического консерватизма, эксперт МЭФ Андрей Кобяков и директор Череповецкого литейно-механического завода (ЧЛМЗ) Владимир Боглаев. Странные впечатления от Питерского экономического форума. Почему участники либерального форума не верят официальным лицам РФ, сислибам? Странные российские либералы. Да и можно ли назвать этих мутантов либералами? Как они «вписывают» РФ в глобальные производственные цепочки: некоторые сравнения. В чем – истинные цели российских сислибов? Снова о протекционизме и активной промышленной политике. Мнение основателя обувной компании «Ральф Рингер» Андрея Бережного.

29 июня, 08:48

Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?

Оригинал взят у m_kalashnikov в Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?Почему национал-патриоты РФ и Европы нужны друг другу?https://youtu.be/Ybmm0nmqiB0На днях в Милане прошел слет национал-патриотов ЕС и РФ (под эгидой Консервативного клуба Партии Дела). Итак, о чем шла речь? Чем мы полезны друг другу? Чем выгодны русским сепаратистские движения в Европе, наподобие движения за отделение Венецианской республики от Италии? И тому подобные движения? Нам понятно, что СССР 1970-х (во времена Вилли Брандта) мог стать покровителем Европы, альтернативой Америке. Но плечу ли такая роль сырьевой и технологически отсталой, деиндустриализованной РФ сегодня? Может, нам лучше оседлать как раз движение за дробление европейских стран и возврат Европы к средневековой лоскутности? Гость студии - экономист, глава правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков. Модератор встречи в Милане.

09 марта, 18:55

Девальвация рубля и наоборот: это не помогает!

Девальвация рубля и наоборот: это не помогает!https://youtu.be/sB_jiG3ddykБеседа директора Института динамического консерватизма Андрея Кобякова с Максимом Калашниковым и Константином Смирновым (на радио «Комсомольская правда») о том, что рост рубля действительно губит отечественную индустрию. Благодаря политике ЦБ РФ и правительства. Но и девальвация рубля – не выход. Нужна кардинальная смена курса, протекционизм и активная промышленная политика. На связи по телефону – сыровар Олег Сирота.

28 декабря 2016, 21:12

2017: трампотрясение, Путин и Black Sabbath

2017: трампотрясение, Путин и Black Sabbathhttps://youtu.be/7dEgqsw_4QQГлава Института динамического консерватизма Андрей Кобяков и Максим Калашников обсуждают идиотизм власти в экономике в 2016-м и строят прогнозы на 2017-й. Чем Трамп походит на Никсона? Почему ВВП все больше смахивает на Николая Второго? Больше нет «хорошего царя» и «плохих бояр». Кто в РФ – главный системный либерал?

21 декабря 2016, 10:00

Андрей Кобяков: Непреодолимое давление олигархического лобби на Медведева

В четверг, 15 декабря, премьер-министр Дмитрий Медведев дал традиционное интервью российским телеканалам. В частности, премьер сообщил, что в правительстве России не собираются отменять плоскую шкалу налога на доходы физических лиц (НДФЛ), пишет «Российская газета».«Так называемая плоская шкала у нас существует уже давно. И я считаю, что она сыграла огромную роль в обелении доходов. Многие забыли, что в 90-е годы у нас была прогрессивная шкала. Значительная часть вознаграждений и в крупных компаниях, и мелких компаниях, и государственных структурах, в частных структурах выплачивалась в конвертах. Просто чтобы не платить государству налоги. В настоящий момент каждый год происходит увеличение налоговой базы НДФЛ. Этот налог не падает, а растет. Просто потому что люди думают, этот налог надо платить, он умеренный, он нормальный», — отметил Д.Медведев.При этом он отметил, что не исключает перехода к прогрессивной шкале НДФЛ в будущем. «Я не могу исключить, что когда-то государство вернется к обсуждению и этого вопроса. Но в настоящий момент вопрос изменения налога на доходы физических лиц, то есть подоходного налога, в повестке дня не стоит», — пояснил он.При этом премьер не опроверг возможность повышения ставки НДФЛ. «Мы сейчас готовим наши предложения», — сказал он. Премьер-министр отметил, что большим повышение не будет. «Что же касается конкретных цифр — дайте правительству возможность поработать. Очевидно, что эти изменения не должны быть существенными. Если вообще будут», — заверил глава правительства.Заявление Дмитрия Медведева проанализировал в интервью «Русской народной линии» известный экономист, кандидат экономических наук, доцент МГУ Андрей Кобяков:Никто не спорит, что при использовании плоской шкалы налогообложения легче и удобнее собирать налоги — бухгалтерия осуществляет автоматические отчисления денежных средств. При прогрессивной шкале налогообложения бухгалтер не может быть уверенным в том, что выплачиваемая им сумма за любой дополнительный заработок, гонорар за лекцию или статью, не перейдет в следующую степень шкалы. Поэтому подобные нестыковки придется сверять в конце налогового года с помощью декларации. Но удивительно, что в 90-е годы эту работу выполняли, а теперь не могут?! Разве в стране сократили сотрудников налоговой инспекции?! Насколько мне известно, для увеличившегося штаба налоговиков возводят современные великолепные и прекрасно оснащенные здания.Разве нельзя нагрузить работников налоговой системы работой или ввести декларации?! Неудобство — сомнительный аргумент. В таком случае, почему от прогрессивной шкалы налогообложения не отказываются в Германии, Франции, США или Швеции? Подобная практика существует во всем мире, но никто не использует аргументы, приведенные Дмитрием Медведевым.История появления прогрессивного налогообложения связана с серьезными подвижками в социальной идеологии, не имеющей отношения к либерализму. Прогрессивная шкала явилась результатом распространения социал-демократических идей регулирования экономики, активного имущественного выравнивания и социальной поддержки малоимущих граждан. Я удивлен, что Дмитрий Медведев ссылается на 90-е годы, ведь проблемы возникали не из-за существования прогрессивной шкалы, а из-за повсеместной неуплаты налогов.Период становления новой налоговой системы сопровождался активным уклонением граждан от выплаты пошлин. В сфере финансов, корпораций и фирм совершалось множество правонарушений из-за огромного количества операций с наличными средствами и свободного хождения доллара по стране. В те времена еще не были установлены кассовые аппараты, отсутствовало законодательство, которое регулировало бы эту сферу, не говоря уже о существовании эффективной системы контроля. Но спустя 25 лет рыночных реформ Дмитрий Медведев констатирует, что российская налоговая система как институт, система служащих и действующих механизмов, неэффективна и несовершенна?! Премьер фактически заявляет, что за 25 лет мы так и не создали эффективную систему налогового контроля.Даже в самых развитых странах существует практика уклонения от уплаты налогов. Но это не является оправданием для игнорирования создания важного общественного инструмента и института перераспределения доходов. Вопрос введения прогрессивной шкалы налогообложения давно назрел, ибо он имеет государственное и общественное значение. Нынешняя плоская система налогообложения была введена на какое-то время для выведения из тени доходов граждан.Однако ныне существует богатая история уплаты налогов. Резкие изменения показателей зарплаты или доходов компании должны становиться поводом для проверки. Например, человек на протяжении нескольких лет имеет определенный стабильный доход и вдруг резко сокращается его зарплата. Это повод устроить соответствующую проверку и усомниться в честности. Например, подобным образом в США проверяют таксистов – сложно считать выручку, но существуют нормативы. Все прекрасно понимают, какой должен быть минимальный денежный доход для осуществления этой деятельности, учитывая оплату бензина, собственный труд и т.д. На Западе работники налоговой инспекции подсаживаются в такси и начинают наблюдать за водителем, правильно ли он проводит кассовые операции. На этом фоне наш премьер прямо заявляет, что российские налоговые службы не готовы заниматься этой работой.Дмитрий Медведев предъявляет заниженные требования к одному из важнейших институтов в стране, дескать, налоговая служба не сможет контролировать уплату налогов. Перефразируя его аргумент, можно смело заявить, что государство не должно строить дороги из-за воровства денежных средств – не досыпали песка или использовали не те материальные ресурсы. Разве нам теперь отказаться от строительства дорог или все же улучшить систему контроля строительства дорог, проверять качество и стоимость используемого материала?! Вопрос контроля исполнения не может служить аргументом для отказа от важной функции государства.Не может человек на посту премьера не понимать суть налоговой проблемы. Никто не заставляет его разбираться в математических формулах для экономических прогнозов. Но я не верю, что он не знает, как должна работать налоговая система и налоговые инспекторы. На Медведева оказывает мощное идеологическое давление лобби состоятельных людей. По этой причине у нас не вводится налог на роскошь, несмотря на его многолетнее обсуждение. Почему депутаты до сих пор не решили этот вопрос?! Почему не вводится налог для наследников крупных состояний, как происходит во всех странах?!За словами премьера скрывается обманчивое ощущение. Напомню, длительное время подогревались иллюзии, что низкие налоги для физических лиц помогут привлечь иностранных специалистов для работы в России. Но весь налоговый потенциал давно себя исчерпал – кто желал, тот давно приехал. Я не думаю, что при перемене системы сбора налогов иностранцы сорвутся с места, забросив налаженный бизнес и успешную карьеру. Подобное объяснение не может быть весомым аргументом в принятии решения введения прогрессивной шкалы налогообложения. В каждой налоговой системе существуют издержки. Цена вопроса явно несопоставима с эффектом от введения прогрессивных налогов.Премьеру должно быть известно, что в стране зашкаливает уровень неравенства. В истории России еще никогда не было такого уровня неравенства, как в нынешнее время. В открытом доступе можно найти множество аналитических материалов на эту тему. Я неоднократно писал статьи про неравенство.Для большинства жителей России введение прогрессивной шкалы налогообложения смягчит острую проблему неравенства, несправедливости и нищеты. Премьер приводит странную аргументацию технического характера, которая не может служить оправданием бездействия в налоговой системе.https://izborsk-club.ru/11667

19 ноября 2016, 20:38

Обратная сторона Дональда Трампа

Что и кто стоит за сенсационной победой республиканского кандидата 8 ноября Триумф семью ТрампаЧто же, собственно, произошло в США на президентских выборах 8 ноября 2016 года, что происходит после них и чего можно ожидать в ближайшем будущем? Почему 45-м президентом этой страны сенсационно был избран республиканский кандидат Дональд Трамп, а не его соперница от Демократической партии Хиллари Клинтон, победу которой обещали все опросы, прогнозы и — якобы — даже предсказания покойных Ванги с Эдгаром Кейнсом на пару?Очевидный ответ на эти вопросы можно получить, если посмотреть на электоральную карту состоявшихся выборов: подавляющее большинство штатов США проголосовало почти так же, как четыре года назад, когда демократ Барак Обама, получив 65,9 млн. голосов и голоса 332 выборщиков из 26 штатах, обошёл республиканца Митта Ромни (60,9 млн. голосов и 206 выборщиков из 24 штатов) и остался хозяином Овального кабинета в Белом доме на второй президентский срок — правда, уже тогда "уступив" сопернику, по сравнению с триумфальными для себя выборами 2008 года, два штата: Индиану и Северную Каролину.Теперь же "сменили цвет" с "синего", демократического, на "красный", республиканский, сразу шесть штатов: Айова (6 выборщиков), Висконсин (10), Мичиган (16), Огайо (18), Пенсильвания (20) и Флорида (29). Эти 99 выборщиков и должны сделать Дональда Трампа 45-м президентом США, с запасом обеспечив ему необходимое для избрания большинство в 270 голосов, хотя в целом за республиканского кандидата проголосовало меньше избирателей, чем за Хиллари Клинтон (согласно текущим, но еще не окончательным официальным данным — 60,35 млн. против 61 млн.).Такая ситуация в истории США стала четвёртой по счёту, а за истекшие 16 лет сложилась уже во второй раз — в 2000 году республиканец Джордж Буш-младший стал 43-м президентом США (271 выборщик), хотя за него проголосовало всего 50,46 млн. избирателей против 51 млн. у демократа Альберта Гора. На этот раз "синие" после "восьмилетия Обамы" снова оказались в проигрыше.Следующий вопрос: почему это произошло? — судя по всему, уже не имеет столь простого и однозначного ответа. Видимо, прежде всего, речь может идти об усилении кризисных явлений в американской экономике, которые за истекшие четыре года сильно затронули промышленную агломерацию Среднего Запада, к которой относятся четыре (за исключением Флориды), а если учитывать и территориально примыкающую к ним аграрную Айову — то и пять из шести "сменивших окраску" в пользу Трампа штатов.Вот что писал об этом ещё 3 ноября в "Хаффингтон Пост" известный кинорежиссёр-документалист Майкл Мур, изначально — сторонник "антисистемного" демократа Берни Сандерса: «Трамп добьёт Клинтон. Когда он стоял в тени завода "Форд Мотор" во время мичиганских праймериз, Трамп пригрозил корпорации, что если она действительно закроет этот завод и перенесёт его в Мексику, он наложит 35%-ную пошлину на каждый автомобиль, произведённый в Мексике и ввезённый обратно в США. О, какой сладкой музыкой были эти слова для ушей рабочего класса Мичигана! А когда он ещё подкинул угроз в адрес "Эпл", что запретит ей делать айфоны в Китае и заставит перенести производство в Америку, сердца людей растаяли, и Трамп ушёл с победой, которая должна была достаться соседнему губернатору Джону Касичу… Имеет Трамп это в виду или нет, вроде неважно, потому что он говорит такие вещи людям, которым плохо, но именно поэтому каждый побитый, безымянный, забытый работяга, который когда-то был частью того, что называется средним классом, любит Трампа. Он — человек-коктейль Молотова, которого они так долго ждали; человек-граната, которую они могут на законных основаниях бросить в систему, укравшую их жизнь. А 8 ноября, хотя они потеряли свои рабочие места, хотя банк отобрал их дом, что привело к разводу и потере жены и детей, хотя их машины заложены, у них годами не было настоящего отдыха, им всучили дерьмовый "бронзовый план" Obamacare, хотя они, по существу, потеряли всё, что имели, за исключением одной вещи — одной вещи, которая не стоит ни цента и гарантирована им американской конституцией: права голоса.Они могут быть без денег, они могут быть бездомными, они могут быть обманутыми и забитыми — это не имеет значения, потому что в день выборов они равны: миллионер имеет такое же количество голосов, как и безработный, — один. И народу из бывшего среднего класса больше, чем из класса миллионеров. Поэтому 8 ноября разорённый избиратель пойдёт в кабину для голосования, получит бюллетень, закроет занавес, возьмёт этот рычаг или ручку, или нажмёт на сенсорный экран и поставит большой X в графу с именем человека, который обещает перевернуть вверх ногами ту систему, которая разрушила их жизнь: Дональд Трамп.Они видят, что элита, которая разрушила их жизнь, ненавидит Трампа. Корпоративная Америка ненавидит Трампа. Уолл-стрит ненавидит Трампа. Карьерные политиканы ненавидят Трампа. СМИ ненавидят Трампа — после того, как они возлюбили и создали его, а теперь ненавидят. Спасибо, СМИ: враг моего врага — это тот, за которого я проголосую 8 ноября.Да, 8 ноября вы — простак Джо, простак Стив, простак Боб, простак Билли, все простаки Америки — встанете и пойдёте, чтобы взорвать всю чёртову систему, потому что это ваше право. Избрание Трампа будет самой большой вздрючкой, когда-либо зарегистрированной в истории человечества, и это будет чертовски здорово!»Разумеется, в любой охваченной кризисом системе "периферия" страдает раньше и сильнее "центра". Центр Среднего Запада, штат Иллинойс и мегаполис Чикаго, 8 ноября 2016 года остались "синими". По всей Америке "центры" голосовали за Клинтон, а "периферия" — за Трампа. И если бы президентские выборы в США были прямыми, нью-йоркский миллиардер сегодня был бы не "винером", а "лузером". Но "закон есть закон", в американскую электоральную систему изначально был заложен мощный механизм, который сегодня многие называют анахронизмом, но который позволяет не доводить дело до краха всей системы в угоду её "центрам", поэтому, согласно действующим избирательным нормам, победу празднуют сторонники Дональда Трампа, а не Хиллари Клинтон.В том числе — и благодаря штату Флорида, который, казалось бы, не только пользуется почти всеми благами "глобальной экономики", но и в значительной степени населён представителями этнических меньшинств, которые должны были "по определению" голосовать за Хиллари Клинтон. Но в этом "солнечном штате", где каждый пятый избиратель является испаноязычным и, в основном, эмигрантом с Кубы, нормализация отношений с Островом Свободы при сохранении там власти братьев Кастро была воспринята чрезвычайно негативно. И Флорида проголосовала за Трампа: 4,605 млн. голосов против 4,486 млн.! По большому счёту, можно сказать, что именно эти "лишние" 120 тысяч флоридских избирателей — вместе с "пенсильванским прорывом" Трампа — и решили исход голосования 8 ноября…На примере Флориды, где за Трампа проголосовало на полмиллиона человек больше, чем за Митта Ромни четыре года назад, наглядно видны ещё два механизма, которые сработали против Хиллари Клинтон: некомпетентность "команды Обамы", с разочарованием в ней "ядерного" электората "партии осла", а также позиционирование кандидата от Демократической партии в качестве чуть ли не 100%-ной аватары 44-го (и первого "небелого") президента США.Так вот, те миллионы американских избирателей, которые 8 лет назад поверили в "чудо Обамы" и его лозунг "Yes, we can!" ("Да, мы сможем!"), за истекшее время убедились, увы, в обратном. За Барака Обаму в 2008 году проголосовало рекордно большое число американских избирателей — почти 69,5 млн. В 2012 году их число сократилось до 65,9 млн., которых всё же хватило для победы, а теперь за Хиллари Клинтон проголосовало всего лишь 61 млн., и их для победы уже не хватило, хотя Трамп получил в целом даже меньше голосов, чем Митт Ромни четыре года назад. Поддержка демократического кандидата со стороны традиционного электората, который представляет собой, говоря словами Фрэнсиса Фукуямы, "коалицию женщин, афроамериканцев, испаноамериканцев, борцов за окружающую среду, и ЛГБТ" (а также, добавим от себя, получателей "вэлфера") по разным причинам оказалась слабее запланированной.Что это за причины? Провальная реформа здравоохранения Obamacare, сокращение объёма и качества программ социальной помощи, экономическая стагнация с гигантской реальной безработицей, вследствие чего реальный уровень жизни среднего американца не превышает уровня 1972 года, плюс сверхвысокий рост долгов: федерального, отдельных штатов, муниципального, корпоративного и частных домохозяйств на фоне растущего социального неравенства, позволяющего говорить о "среднем американце" только как о "статистическом фантоме", и запредельных трат на "продвижение демократии во всем мире" — всё это и многое другое привело к тому, что уже на промежуточных выборах 2014 года многие кандидаты от Демократической партии "на местах" попросту отказывались от публичной поддержки со стороны президента Обамы — чтобы не оттолкнуть от себя избирателей. Хиллари Клинтон пошла по другому пути: ни в чём не критикуя действующего президента США и полностью принимая на себя его курс. Возможно, "мозговые штабы" демократов дезориентировали рекордно высокие цифры отрицательного рейтинга Дональда Трампа, против которого, согласно данным социологических опросов, высказывались более 67% респондентов, в то время как против Хиллари Клинтон — "всего лишь" 54%, но, как выяснилось, из тех 65 млн. избирателей, которые не испытывали "трампофобии", в конечном итоге за республиканского кандидата проголосовали почти 60 млн., то есть электорат Трампа был мобилизован более чем на 90%, в то время как у его соперницы аналогичный показатель составил всего лишь 67%. Иными словами, каждый третий потенциальный сторонник Хиллари Клинтон на выборы попросту не пришёл. То есть голосование, вопреки расхожим штампам, всё-таки шло не "против", а "за". И демократы его проиграли.Важнейшую роль здесь сыграло изменение электорального профиля американского общества. Классическая и стандартная для стабильного общества "гауссиана", которую так возлюбили отечественные "либерасты", что даже считают этот "профиль одногорбого верблюда" единственно возможным на "честных выборах" распределением голосов, трансформировалась в столь же классический для кризисного общества "профиль двугорбого верблюда" с двумя пиками: "правым" и "левым", — а также с очевидным провалом в центре. Если до выборов 2016 года кандидаты двух партий вели бои за "центр", теперь центристская позиция, которую занимала Хиллари Клинтон, была заведомо проигрышной. И если в её соперничестве с Берни Сандерсом этот провал удалось купировать — пусть и не без потерь — при помощи административного ресурса "партии осла", то привлечь на свою сторону "левый" антиолигархический электорат экс-первой леди и экс-госсекретарю США, которая была, можно сказать, живым олицетворением американской политической и финансовой олигархии, понятное дело, не удалось.Выбор 8 ноября 2016 года для граждан США был выбором между инерционным продолжением прежнего курса американской элиты и его достаточно резкой, но вполне определённой сменой. Программа Трампа, направленная на возрождение реального сектора американской экономики и отказ от агрессивной политики имперского глобализма, выраженная в его геттисбергской речи 22 октября, не является предвыборной "пустышкой", о которой политик спокойно забывает на следующий день после своей победы на выборах.Ещё более показательным с данной точки зрения было выступление Трампа 19 октября в Лас-Вегасе на благотворительном вечере, где присутствовали практически все "сливки" американской "элиты", включая и Хиллари Клинтон. Республиканский кандидат не просто призвал всех собравшихся голосовать за себя, но и вывалил на свою оппонентку несколько тонн убойного компромата, включая ограбление ею "гаитянских деревень" и необходимость "вспомнить всё" на предстоящей беседе с главой ФБР Джеймсом Коми (через девять дней после выступления Трампа в Лас-Вегасе этот достойный наследник Эдгара Гувера напишет конгрессу США, что расследование против Хиллари Клинтон не закрыто, данная информация станет достоянием гласности и сыграет, по мнению самой Клинтон, решающую роль в её поражении). Более того, на личную послевыборную конфронтацию с Трампом "леди Вау" после многочасовых колебаний всё-таки не пошла, поздравив своего соперника с победой и дистанцировавшись от массовых протестов под лозунгами "Not my president!" ("Не мой президент!").Можно ли считать этого нью-йоркского миллиардера, занимающего 131-е место в списке "Форбс" самых богатых людей США, неким "антисистемным" кандидатом, "американским Жириновским", политическим фриком, вознесённым на вершины власти стихийной волной народного волеизъявления? Разумеется, можно. Но это всего лишь одна, лицевая сторона медали избранного 45-го президента США. Обратная сторона свидетельствует о том, что к этому месту он присматривался больше четверти века. Уже в 1988 году на шоу сверхпопулярной Опры Уинфри 42-летний тогда Дональд Трамп отвечал на явно "заказанный" им вопрос о своём будущем президентстве."Опра Уинфри: Вы сказали, что если когда-нибудь будете баллотироваться на пост президента, то выиграете.Дональд Трамп: Я не знаю, но я думаю, что выиграю. Я не пойду на проигрыш. Я никогда в жизни не шёл на проигрыш. И если бы я решился это сделать, у меня был бы огромный шанс выиграть. Не знаю, как думает ваша аудитория, но, по-моему, люди устали смотреть, как их страну грабят. И я не могу обещать всего, но могу точно сказать, что эта страна заработает гораздо больше денег без тех, кто двадцать пять лет на ней наживался. Всё изменится, поверьте мне!"Знаете, что здесь самое интересное? Самое интересное здесь — это временная отсылка в устах Дональда Трампа, отсылка на 25 лет назад, то есть к 1963 году, году убийства 35-го президента США Джона Кеннеди, демократа по партии и католика по вероисповеданию. Кстати, единственного президента США, который хотел вернуть американскому государству право эмитировать национальную валюту — право, в 1913 году делегированное Федеральной резервной системе…Именно после 1988 года молодой миллиардер-строитель из Нью-Йорка стал, вопреки законам большого бизнеса, активно работать в американском медиа-пространстве и нарабатывать себе узнаваемый имидж: выступать с публичными лекциями, организовывать конкурсы красоты и "бои без правил", вести телевизионные шоу и спонсировать политиков. Через 12 лет, в 2000 году Трамп впервые попробовал участвовать в президентских выборах — от Реформистской партии, бросив вызов другому миллиардеру, Росу Перро, который в 1992 и 1996 годах, выступая как независимый кандидат в связке с вице-адмиралом Джеймсом Стокдейлом, отбирал голоса у республиканцев (соответственно, 18,9% и 8%), помогая побеждать Биллу Клинтону. Тогда Трамп — в связке с той же Опрой Уинфри — даже "взял" два штата, Мичиган и Калифорнию, но быстро понял, что "третья сила" в соперничестве между Альбертом Гором и Джорджем Бушем-младшим уже не нужна и снял свою кандидатуру. В 2004 году вступил в Демократическую партию, став одним из её спонсоров, в 2009 году, после победы Барака Обамы, перешёл в стан "слонов"-республиканцев. Всё это позволило Трампу, не оставляя свой бизнес, достаточно глубоко разобраться в тонкостях американской политики.Вопрос заключается в том, насколько он делал это, исходя из своих внутренних потребностей, а насколько его "вели" внешние политические силы.Если рассматривать историю того поколения семейства Трампов (или даже клана Трампов-Маклеодов), к которому относится 45-й президент США, то можно зафиксировать один чрезвычайно интригующий момент: его невероятное — для "обычной" семьи миллионеров — возвышение началось после того, как младший брат Дональда Роберт в 1984 году женился на Блейн Бёрд, известнейшей "светской даме" Нью-Йорка. Именно после этого домохозяйка Мэриэнн Трамп-Барри начала свою головокружительную судейскую карьеру, в конце концов став старшим окружным федеральным судьёй (чтобы понять, что это такое, надо сказать, что таких судей всего девять на все США, а возглавляемый ею апелляционнный суд совсем недавно наложил штрафы на 14 крупнейших ТНК общей суммой свыше 100 млрд. долл.), Элизабет Трамп стала работать в системе Chase Manhattan Bank, став сначала "executive assistance" то есть заместителем исполнительного директора, а затем — "executive officer", то есть собственно исполнительным директором отделения в Нью-Йорке — уже JPMorgan Chase. А сам Дональд Трамп со своим младшим братом продолжили заниматься строительным, игорным и прочим бизнесом — разумеется, используя кредиты Chase Manhattan и защиту со стороны адвоката Роберта Барри, супруга окружного судьи Мэриэнн Трамп-Барри…Удивляет ли вас после этого тот факт, что в списке сил, поддерживавших Трампа на президентских выборах 2016 года, значатся и JPMorgan Chase, и Carlyle Group, и Credit Suisse, и ряд других крупнейших ТНК, а стоимость осуществлённой медиа-раскрутки данной фигуры оценивается в несколько десятков миллиардов долларов — при том, что прямые затраты Дональда Трампа на проведение своей выборной кампании оказались в 50(!) раз меньше, чем аналогичный показатель Хиллари Клинтон. Удивляет ли вас очевидная поддержка Трампа со стороны целого ряда американских спецслужб, включая ФБР и военную разведку? Кроме того, рядом с нью-йоркским миллиардером вроде бы случайно, но постоянно возникают фигуры иерархов католической церкви — и, даже несмотря на его публичные пикировки с папой Римским Франциском, 52% американских избирателей-католиков проголосовали за Трампа (практически все "латинос" США являются католиками). Не так много по сравнению с 81% WASP (белых англо-саксонских протестантов), но гораздо больше, чем за Хиллари Клинтон.Что дальше? Почему избрание Трампа вызвало такой шок у глобалистов всех мастей по всему миру? Почему соросовские НКО организуют протесты в крупных городах США, выплачивая их участникам по 150 долларов в сутки? Почему американские "звёзды" шоу-бизнеса и спорта не приемлют победы республиканского кандидата, как мантру, повторяя предвыборные обвинения Хиллари Клинтон своего оппонента и его сторонников в "расизме, фашизме, сексизме, гомофобии, ксенофобии, исламофобии — всего не перечесть"?Для ответа на эти вопросы можно сформулировать следующую рабочую гипотезу: победа Трампа хоронит модель "однополярного глобализма" Pax Americana, в рамках которой только и могут существовать — в своём нынешнем привилегированном статусе — указанные выше социальные страты.Единый глобальный рынок нынешней "империи доллара" отныне подлежит "многополярной" фрагментации, и в этой связи тезис о "новой Ялте" с гипотетическим участием Дональда Трампа, Си Цзиньпина и Владимира Путина обладает не меньшей прогностической силой, чем тезис о том, будто целью Трампа является раскол российско-китайского стратегического союза с выводом США в привычную им по двум мировым войнам ХХ века позицию "мудрой обезьяны, наблюдающей за схваткой тигров в долине". Для реализации подобной стратагемы у США сейчас нет ни времени, ни ресурсов, ни возможности "уйти в тень" и "выйти из тени".Да, Трампа двинули на президентский пост с целью списать глобальные долги — в первую очередь, американские — и перераспределить мировые активы. В чью пользу? — бенефициары, по большому счёту, уже известны. Но сделать это ему предстоит не путём развязывания ядерной войны, а путём "компромисса с позиций силы", пока это ещё возможно, пока в распоряжении "вашингтонского обкома" еще находятся десятки, если не сотни политических аналогов комплекса Swifton Village (Цинциннати, штат Огайо), с которого некогда начался бизнес-взлёт Дональда Трампа. Филиппины для КНР, Украина для России — это лишь самые очевидные "переговорные позиции" в руках у человека, который считает своё "искусство заключать сделки" важнейшим конкурентным преимуществом.Начнёт ли при этом 45-й президент США, как обещал, полноценный аудит Федрезерва, превратив этот главный эмиссионный центр современного мира в новую "Компанию Южных морей", — пока неизвестно. Вернее, уже известно, что нынешняя глава ФРС Джанет Йеллен доработает до 2018 года, но не будет рекомендована Дональдом Трампом на следующий срок полномочий.Подводя итоги, можно сказать, что сейчас в мировой истории наступает эпоха переговоров. Окажется ли она всего лишь недолгим затишьем перед новой финансово-экономической и военно-политической бурей, или же в результате будет достигнут некий устойчивый и способный к динамическому развитию баланс сил, — во многом зависит от того "глобального треугольника XXI века", который был описан в нашей книге, увидевшей свет ещё два года назад."Центр современного мира можно представить в виде "глобального треугольника", вершинами которого являются Соединённые Штаты Америки, Китайская Народная Республика и Российская Федерация.Если США продолжают оставаться признанным информационно-финансовым, научно-технологическим и военно-политическим лидером, а КНР к титулу самого населённого государства нашей планеты (свыше 1,3 млрд. человек) уже в начале 2000-х годов добавила статус "мастерской мира", то Россия — настоящая "кладовая мира", поскольку на её гигантской территории (включая шельфы морей и океанов) расположено, по разным оценкам, от четверти до трети всех запасов полезных ископаемых Земли, а кроме того — она является наследницей "советской империи", что в данном случае не менее важно. В рамках этого "глобального треугольника", скорее всего, и решится ближайшее будущее человеческой цивилизации. При этом остальные метарегионы планеты (Евросоюз, с особой ролью Великобритании как наследницы Британской империи, исламский мир, Латинская Америка, "чёрная" Африка, Индия и "жёлтая" Азия, включая Японию и Австралию) будут играть несамостоятельную — то есть вспомогательную и подчинённую — роль"..Оценивая избрание Дональда Трампа 45-м президентом США, мы можем констатировать, что наш прогноз полностью оправдывается, а создание "тройственного союза" между Вашингтоном, Пекином и Москвой вместо реализации любой конфликтной модели является оптимальным условием для преодоления глобального кризиса человеческой цивилизации.Александр Нагорный, Владимир Винниковhttp://zavtra.ru/blogs/obratnaya_storona_donal_da_trampa

09 октября 2016, 09:30

Андрей Кобяков. ДРАКОН, ОРЕЛ И МЕДВЕДЬ

Авторский доклад Изборскому клубу Будущее Русского мира как субъекта геоэкономики будет зависеть от активных усилий России по формированию третьего полюса силы       Авторский доклад Изборскому клубу Будущее Русского мира как субъекта геоэкономики будет зависеть от активных усилий России по формированию третьего полюса силы   Новый расклад сил в новом контексте Возвышение Востока на фоне заката Запада – чрезвычайно модная тема в СМИ, в научной, специальной и популярной литературе, в профессиональных дискуссиях и в телевизионных ток-шоу, вот уже два-три десятилетия непременно преподносимая как «горячая новость», интерес и внимание к которой не ослабевают, а только все более усиливаются. Почему со временем она лишь «горячее», становится понятным, если задаться вопросом, а что в этой «новости» действительно нового. Смещение центра тяжести в мировых процессах – постоянное явление в исторической жизни человечества. Сама история цивилизаций, параллельно с развивающимися или приходящими на смену друг другу, говорит об этом. Периоды, когда Восток по уровню экономической активности и богатству многократно превосходил Запад, не раз имели место и в глубокой древности, и в ещё сравнительно недавней истории человечества. Собственно, именной такой была историческая реальность как минимум до промышленной революции в Англии (которая впоследствии стала общезападным феноменом). Учёные, специализирующиеся на исторических экономических сопоставлениях, отмечают, что, основываясь на современных показателях, например, Индия того периода превосходила Англию на порядок, в частности, по показателю валового внутреннего продукта (ВВП) в расчете на душу населения. И даже ещё спустя 100 лет, то есть к моменту образования Британской империи, по уровню накопленного богатства Восток оставался далеко впереди Запада, хотя по показателям текущего производства и производительности труда Запад уже вырвался в лидеры. Таким образом, может представляться, что нынешнее, начавшееся несколько десятилетий назад возвышение Востока воспроизводит ситуации, которые уже не раз бывали в истории: ничто не ново... Однако это не так. Как нельзя дважды войти в одну и ту же реку, так же обстоят дела и с рекой Истории. Благодаря развитию транспортных, военных и коммуникационных технологий наш мир стал гораздо компактнее, а основанная на этих технологиях интенсивность торговых, финансовых, информационных, да и непосредственно физических взаимодействий стран, народов, экономических систем и отдельных людей вышла на уровень, не имеющий аналогов в мировой истории. Количественные изменения породили совершенно новое качество. Финансовые процессы, происходившие в древности в Индии или Персии, в Японии или Китае, были автономны и практически никак не отражались на других регионах мира. Более того, люди, в том числе и профессиональные финансисты, жившие в других регионах, могли об этих процессах просто вообще ничего не знать. Сегодня какой-нибудь обвал на бирже в Сингапуре или Гонконге мгновенно сказывается на поведении инвесторов и спекулянтов в Лондоне и Нью-Йорке. Торговля между отдаленными друг от друга регионами либо не существовала, либо имела эпизодический характер, осуществлялась в очень узком сегменте товаров, не приводя к сколь-нибудь существенной конкуренции для местных производителей и никак не сказываясь на ценах местных товаров. Сегодня уровень производственной, технологической и торговой конкуренции вырос настолько, что маленькая оплошность компании немедленно приводит к вытеснению её с рынка, география производства товаров все время меняется, а развитие специализации и кооперации привело к тому, что определение национальной идентичности того или иного конечного товара становится подчас нерешаемой юридической проблемой с учётом географического разнообразия составляющих его компонентов. Дальние военные походы и в древности, и в Средние века временами осуществлялись и даже были весьма масштабными, но с точки зрения современных военных реалий они долгое время оставались не столь уж и «дальними», и уж, во всяком случае, по понятным причинам их нельзя было отнести к мгновенным событиям: они требовали очень длительной подготовки, а сами военные кампании затягивались на многие десятилетия. Сегодня для подлёта межконтинентальных баллистических ракет требуются немногие часы, а для крылатых ракет средней дальности – иногда десятки минут. Разрушительная сила и современная точность даже неядерного вооружения таковы, что при массированном их применении последствия могут быть сопоставимыми с ограниченной ядерной войной. Мир стал иным. Мир стал больше – население земного шара только за последние 100 лет выросло на порядок и продолжает расти. В результате этого резко обостряется борьба за ресурсы экономического развития – энергию, минералы, лес, воду, землю, рынки, причём уже непосредственно в глобальном масштабе. Мир стал меньше – какое-то важное событие или изменение ситуации в одном конце земного шара почти мгновенно вызывает реакцию и приводит к изменениям в другом его конце. В этом контексте анализ расклада мировых экономических сил и среднесрочный прогноз его динамики позволяют не просто выделить господствующие количественные тенденции и тренды, но и дать основания для предвидения масштабных качественных метаморфоз в геополитике и геоэкономике. Для нас также принципиально важно, что этот анализ и прогноз задаёт объективные рамки для обсуждения вопроса о будущем месте Русской цивилизации в мире, о пресловутом «окне возможностей» – о том, что в силах изменить в свою пользу наша страна, а что нет и какими должны быть направления наших усилий. Без задания этих объективных рамок все рассуждения на данную тему имеют характер пустого фантазирования, произвольно варьирующего между крайностями «непременно светлого» или, напротив, «беспросветно мрачного» будущего, поскольку определяются не жёсткой реальностью, не «упрямыми фактами», а индивидуальными субъективными пристрастиями участников дискуссии. Пора снимать затемнённые очки – вне зависимости от того, в какой тон окрашены их стекла, – розовый или чёрный.     Методические замечания Для оценки расклада мировых экономических сил и его изменения во времени я пользовался данными всемирно известного независимого компаративиста (специалиста по межстрановым сопоставлениям) профессора Гронингенского университета Ангуса Маддисона (Angus Maddison), а именно его получившими популярность таблицами с данными по ВВП различных стран, регионов и мира в целом в неизменных ценах (в долларах 1990 года) с учётом паритета покупательной способности (ППС) валют с Рождества Христова и заканчивая 2008 годом (профессор А. Маддисон скончался в феврале 2010 года). На 2015 и 2030 годы в данном докладе сделана прогнозная экстраполяция на основе этих данных. Данные А. Маддисона представляются мне гораздо более репрезентативными и менее спорными по сравнению с соответствующими базами данных МВФ и Всемирного банка, в которых весьма заметна политическая ангажированность. В частности, обе эти базы были радикально пересмотрены после 2005 года, и пересмотр был осуществлён совершенно очевидно в угоду политической конъюнктуре, так как на основе старых баз данных Китай обгонял США уже около 2006-2007 годов, о чём я писал на сайте «Мировой кризис – хроника и комментарии» ещё в 2005 году. Позволю себе привести несколько цитат из той публикации. «К концу 2005 года Китай заготовил для мирового сообщества сенсацию. Сначала сведём информацию, изложенную в сообщениях агентства Reuters от 19, 20 и 22 декабря. Национальное бюро статистики Китая (НБС КНР) провело «первую экономическую перепись» страны, в которой было задействовано 13 млн человек – сборщиков информации. По результатам переписи НБС пересмотрело данные о ВВП Китая за 2004 год. Он оказался на 16,8% больше по сравнению с ранее публиковавшимися официальными данными и составил 15,99 трлн юаней. Пересмотрены также и данные ВВП Китая за 2004 год, выраженные в долларах – с 1,67 трлн долларов до 1,93 трлн долларов. При этом для пересчёта в доллары использовался официальный курс юаня на конец 2004 года (8,276 юаня за доллар). На основании этих данных делаются выводы, что экономика Китая в результате пересмотра переместилась якобы с шестого на четвёртое место – оттеснив Великобританию и Италию, но всё ещё уступая США, Японии и Германии. Также делается вывод о том, что ВВП на душу населения в результате пересмотра составил около 1500 долларов вместо 1272 долларов. Заявлено, что в ближайшее время будут произведены перерасчёты данных о ВВП в ретроспективе начиная с 1993 года. Эксперты отмечают, что уже сейчас понятно, что в результате пересчёта годовые темпы роста ВВП окажутся двузначными (в процентах) как минимум за весь последний десятилетний период. По оценкам главного экономиста НБС КНР Яо Цзинюаня, в 2005 году экономический рост в стране составит около 9,5% (не менее 9,3%). Уже на следующий день после сенсационного заявления Китай распространил 32-страничный документ под названием «Мирный путь развития Китая» (China's Peaceful Development Road), цель которого – успокоить международное сообщество (и, прежде всего, США), встревоженное угрозой, исходящей от стремительно растущей китайской мощи. В документе даже сменился лексикон: вместо ранее широко использовавшегося выражения «peaceful rise» (мирный подъём, восхождение, возвышение) применено «peaceful development» (мирное развитие). Видимо, в нынешних условиях (после пересмотра данных о ВВП) слова о восхождении и возвышении начинают звучать слишком вызывающе и амбициозно для западной публики, повергая её в шок. Главный тезис документа: не надо пугаться развития Китая – оно не несёт с собой угроз миру, а, напротив, представляет дополнительные возможности для роста мировой экономики». Однако «все растиражированные агентством Reuters расчёты необходимо «слегка» подправить – на величину разрыва официального курса и курса, рассчитанного на основе паритета покупательной способности. На этот счёет существуют различные оценки – особенно в отношении Китая. Обратимся к данным Всемирного банка (World Bank), ибо их расчёты показателей на основе PPP (Purchasing Power Parity – паритета покупательной способности) в глазах «экспертного сообщества» имеют, пожалуй, самое «респектабельное» реноме. Итак, World Development Indicators 2005. В 2003 году ВВП в Китае по официальному курсу – 1416,8 млрд долларов, а по курсу, рассчитанному на основе PPP, – 6410 млрд долларов (на душу, соответственно, 1100 и 4980 долларов). Таким образом, официальный курс юаня занижен по сравнению с паритетным, по данным Всемирного банка, чуть более чем в 4,5 раза (4,525 раза). В 2004 году это соотношение осталось примерно таким же. Проведём нехитрые подсчёты. 1,93 трлн долларов (новые данные о ВВП Китая в 2004 году по официальному курсу) умножаем на 4,525. Получаем 8,733 трлн долларов. Таким образом, Китай занимает уже второе место, а не четвёертое, уступая только США (около 11 трлн долларов). Заметим, что по размеру ВВП Китай превосходит Японию (3,629 трлн долларов), Германию (2,279 трлн долларов) и Великобританию (1,643 трлн долларов) вместе взятые и почти равен суммарному ВВП этой тройки плюс Франция (1,652 трлн долларов). Теперь учтём рост ВВП Китая в 2005 году ещё на 9,5%. Получим 9,563 трлн долларов. Что же получается? Если отнять из ВВП США приписную (или вменённую) ренту, то есть расчётную величину, применяемую в американской системе национальных счетов, равную условной арендной плате собственников жилья самим себе, а также сделать поправку на манипуляции с гедонистическими индексами цен, окажется, что китайская экономика больше американской (как, впрочем, и любой другой в мире). Но и этот результат, напомню, был получен лишь на основе весьма умеренных оценок паритетного курса юаня Всемирным банком. Между тем, по ряду других оценок, паритетный курс юаня занижен не в 4,5 раза, а в 6-8 раз. И это означает, что экономика Китая больше американской уже далеко не первый год, а так примерно уже годков с десять!!!» «Как всё, что делает Китай, нынешняя сенсация напоминает хорошо спланированную операцию. Данные опубликованы в тот момент, когда все аналитические службы – и частные, и государственные – находятся на рождественских каникулах. Таким образом, до общественного мнения (да и для лиц, принимающих решения) информация будет доходить так сказать «дозами» – такими, чтобы избежать слишком сильного шока публики, а также панических и истерических реакций политического истэблишмента Запада. Но час прозрения назначен, и результатом этого прозрения станет осознание абсолютно иной геополитической реальности – новой картины мира. Конец «Pax Americana», как и было сказано»[1]. Однако признавать новую реальность международные финансовые институты, контролируемые Соединёенными Штатами, очень не хотели, поэтому в угоду стремительно стареющему и теряющему былую мощь глобальному гегемону МВФ и Всемирный банк пошли на беспрецедентный и, без преувеличения, скандальный пересмотр своих баз данных, который коснулся только одной страны – Китая: в новых базах данных экономические показатели для Китая были уменьшены почти в два раза! Правда, скорость передвижения Китая в мировых табелях о рангах столь велика, что даже сильно отретушированная картина, получаемая на основе манипулятивно отредактированных данных международных сопоставлений МВФ – Всемирного банка, уже не позволяет замаскировать реальное положение дел. Согласно новым данным МВФ, Китай превзошел США по показателю ВВП с учетом ППС в апреле 2014 года. В соответствии с данными А. Маддисона, это произошло около 2010 года – то есть в промежутке между оценками, сделанными на основе «старой» и «новой» баз данных МВФ и Всемирного банка (так что данные сравнительной экономической статистики профессора Маддисона можно считать вполне умеренными).     Наша страна в мировой экономике: вниз по лестнице В послевоенный период и вплоть до начала 1980-х годов СССР стабильно удерживал долю в мировой экономике около 9,5%, при этом доля главного геополитического конкурента – США медленно, но неуклонно снижалась – с более чем 30% сразу после Второй мировой войны до примерно 20-21% в начале 1980-х (то есть разрыв сокращался в пользу СССР) (см. графики 1 и 2). Однако застойные явления в советской экономике в 1980-е годы одновременно с фактором ускоренного роста Китая и Японии (в Японии – вплоть до 1990 года; в 1991 году в этой стране начался кризис, после чего развитие практически остановилось и началась стагнация, длящаяся до сих пор) привели к тому, что к моменту развала СССР по своей доле в мировой экономике он опустился со 2-го на 4-е место (график 3). Отметим, что на момент окончания существования СССР как единого государства доля России (в составе СССР, то есть в нынешних границах, без учёта недавнего присоединения Крыма) в мировой экономике составляла более 4,2%, и по этому показателю РФ занимала 5-е место, уступая помимо первой «тройки» (США, Японии и Китаю) ещё и объединённой Германии, хотя и незначительно (у РФ – 4,2%, у Германии – 4,7%). Дальнейшие десять лет сложились для России трагично: страна в условиях мирного времени (1990-е) в результате «шоковой терапии» безграмотных (если не сказать вредительских) либеральных экспериментов, по недоразумению названных «реформами», испытала экономический обвал, сопоставимый с хозяйственными бедствиями Великой Отечественной войны. В результате в абсолютных показателях (в терминах ВВП по ППС в долларах 1990 года) российская экономика вернулась на уровень 1990 года лишь в 2006-2007 годах, то есть уже в «тучные нулевые годы», перед самым началом глобального финансового кризиса, при этом удельный вес России в мировой экономике снизился с 4,2% до 2,5%, и по этому показателю наша страна опустилась с 5-го на 8-е место (график 4). С учётом анемичного состояния экономики в 2012-2014 гг. (с затуханием темпов роста до практически полной его остановки), а также с учётом экономического спада в 2015 году более чем на 3%, по итогам 2015 года Россия опустилась на 10-е место с долей около 2,0%, пропустив вперёд себя Бразилию и Италию. Причём «снизу» (11-е и 12-е места) её подпирают быстроразвивающиеся экономики Индонезии и Южной Кореи, которые при сохранении нынешних тенденций имеют высокие шансы обойти Россию уже в ближайшие два-три года.     Сдвиги в соотношении экономических сил Для целей анализа расклада собственно мировых экономических сил мы сгруппировали некоторые страны и регионы следующим образом. До 1990 года мы рассматриваем в качестве самостоятельной, весьма высокоинтегрированной силы группу советского блока (СССР + страны СЭВ + Югославия + КНДР); также в качестве единой силы мы предлагаем рассматривать и Западную Европу (а не только страны ЕС). После 1990 года (и до 2030 года) в качестве самостоятельной силы мы выделяем всю Европу (Западную, Восточную и страны Прибалтики). Также в качестве самостоятельной единицы в раскладе мировых экономических сил мы выделили Северную Америку (США + Канада + Мексика) из-за высокой степени интеграции этих экономик и ведущего положения капитала США в них. В течение первых трёх послевоенных десятилетий расклад основных экономических сил на мировой арене сложился таким образом (см. графики 5 и 6). В основных чертах данный расклад характеризовался высокой степенью стабильности: наблюдалось незначительное снижение доли Северной Америки (с 30,5% в 1950 году до 25% в 1975-1980 гг.) в силу более быстрого (в том числе восстановительного послевоенного) роста в некоторых других регионах мира. В частности, существенно укрепила своё положение в мировой табели о рангах экономика Японии (с 3% до 7,6%). Доли «советского блока» (около 13,5%), Западной Европы (25-56%) и Китая (4,6-4,8%) практически не менялись. К 1990 году произошли более видимые изменения (график 7). Советский блок существенно снизил свою долю («эпоха застоя») – с 13,5% до 10,3%. Доля Японии достигла своего исторического максимума (8,6%). Китай начал проводить реформы (начало реформ Дэн Сяопина обычно датируется 1979 годом), которые привели к резкому экономическому ускорению, в результате доля Поднебесной выросла очень существенно – с 4,8% до 7,8%. Доля Северной Америки (около 25%) не изменилась: главная экономическая сила региона пережила серьёзный кризис во второй половине 1970-х, сменившийся весьма мощным подъёмом времён «рейганомики» в 1980-е. Доля Западной Европы снизилась с 25% до 22% – в отличие от США кризис 1970-х годов в этом регионе сменился не подъёмом, а весьма анемичным ростом. С началом нового тысячелетия и вплоть до периода активной фазы глобального финансового кризиса (2008-2009 гг.) расклад мировых геоэкономических потенциалов претерпел уже кардинальные изменения (график 8). Доля Европы снизилась ещё на 3 процентных пункта (до 19,3%), причём реальный масштаб падения удельного веса европейской экономики ещё более ярко выражен, если учесть, что состав региона в нашем сопоставлении количественно увеличился за счёт прибавления стран Восточной Европы и стран Прибалтики. Доля Северной Америки также снизилась на 3 процентных пункта (до 22%). Доля Японии снизилась в полтора раза – с 8,6% до 5,7%. Основной причиной снижения этих долей был уверенный ускоренный рост «новых» азиатских экономик, прежде всего Китая. Доля Китая в мировой экономике выросла радикально: к концу 2008 года она поднялась почти до 18% (!), вплотную приблизившись к США (исходя из данных А. Маддисона, заканчивающихся 2008 годом, и данных о темпах роста в последующие годы эти экономики сравнялись в районе 2009-2010 годов). Обращает на себя внимание и начало восхождения индийской экономики (с 4% в 1990 году до 6,7% в 2008 году; а по сравнению же с 1975 годом эта доля удвоилась). Среди главных факторов этого периода также был распад СССР, после чего экономика РФ погрузилась в тяжелый длительный кризис, лишь с 1999 года сменившийся относительно ускоренным ростом. Итогом этого стало то, что доля РФ, на момент распада СССР составлявшая 4,25% от мировой экономики, снизилась до 2,5%, и, таким образом, наша страна перестала играть сколь-нибудь существенную роль в глобальном раскладе экономических сил. По итогам 2015 года соотношение основных экономических сил в мире выглядит следующим образом (график 9). С учётом того, что за период с начала активной фазы глобального экономического кризиса в 2008-м и до конца 2015 года экономики Северной Америки, Европы и России (в последней – в том числе и из-за начавшейся в 2015 году открытой рецессии) в абсолютном измерении практически не изменились, это означает, что их доли в мировой экономике снизились, соответственно, до 18,5%, 15,5% и 2,0%. Доля Китая – самой крупной экономики мира – к окончанию 2015 года выросла до 23,8%, а доля Индии – до 7,3%.     Снова двухполюсный мир? Однако самые радикальные изменения произойдут, согласно нашему прогнозу, за следующие 15 лет. В предлагаемом прогнозе до 2030 года сделана попытка смоделировать расклад мировых экономических сил и определить место в нём России с учётом весьма оптимистических (с точки зрения нашей страны) предположений. В частности, среднегодовые темпы роста для российской экономики заложены на практически максимальном уровне (+5,5% в год). Предполагается также, что темпы роста китайской экономики должны замедлиться с 7,5% до 3,5% в конце периода, и, таким образом, среднегодовые темпы, заложенные в прогноз для этой страны, также составляют 5,5%. Аналогичные темпы роста (+5,5%) мы предполагаем и для Индии (потенциальные темпы для этой экономики выше, но, как показывает практика, они отличаются нестабильностью). Для остальных важных экономически сил заложены следующие прогнозные среднегодовые темпы роста на этот период: Европа (+1,5% в год), Северная Америка (+2,5%), Япония (+1,0%), вся мировая экономика (+3,25% в год). Тогда глобальный геоэкономический расклад будет выглядеть в 2030 году следующим образом (график 10). Как видим, к 2030 году расстановка экономических сил в мире примет качественно иной характер: в мире появится явно выраженный гегемон – Китай, доля которого в глобальной экономике превысит даже уровень, который имели США сразу после Второй мировой войны. С учётом этих обстоятельств становится понятным стратегический смысл стремления США к организации Трансатлантического партнерства с Европой. К 2030 году по объёму ВВП Китай превзойдет Северную Америку и Европу, вместе взятые. Даже если предположить, что затухание темпов роста в Китае пойдёт быстрее (и среднегодовые темпы за 2016-2030 гг. составят не 5,5%, а 5,0%), то и в этом случае доли в мировой экономике Китая и Трансатлантической зоны свободной торговли (Европа + США + Канада + Мексика) будут примерно равны. Таким образом, нынешняя стратегия США по созданию Трансатлантического партнёрства – это и есть, по сути, план образования двухполюсного мира, «мира на двоих», где одним из полюсов будет «объединённый Запад» (Северная Америка + Европа), а другим – Китай.     Третья сила Потеснить кого-то за геополитическим шахматным столом и стать полноценным игроком в предстоящей партии нашей стране уже никак не удастся. Тихо и незаметно отсидеться в сторонке – тоже. Стать, в зависимости от обстоятельств, пешкой, важной фигурой или главным трофеем в чужой шахматной партии – варианты для России совсем не подходящие. Во всех этих вариантах не просматривается не только намёка на восстановление собственной геоэкономической субъектности, но и на сохранение относительного суверенитета. Однако окончательный приговор истории ещё не вынесен. В этой на первый взгляд безысходной ситуации у России всё ещё сохраняется возможность организации асимметричной контригры, связанной с формированием некоей «третьей силы», пусть и не равной двум первым. Потенциал этой «третьей силы», с учётом прогнозных расчётов, может выглядеть таким образом (таблица 1). Первый вариант в качестве «третьей силы» (самостоятельного полюса, имеющего влияние на мировые процессы) несостоятелен: Россия со странами экс-СССР (без Прибалтики) в 2030 году будет иметь примерно такую же долю в мировой экономике, как Индия в 1990 году, и в два раза меньшую, чем у Японии в том же 1990 году. Эта доля даже меньше доли Российской Федерации на момент распада СССР. Второй вариант практически так же мало состоятелен, как и первый: интеграция постсоветского пространства с включением в это объединение Турции, Ирана и Сирии позволяет выйти только на долю примерно 6,5% в мировой экономике – это примерно столько же, сколько у Индии в 2008 году, и на треть меньше, чем у Японии в 1990 году. Правда, в такой конфигурации можно претендовать на относительную самодостаточность, то есть на формирование весьма автаркичного (относительно замкнутого в воспроизводственном отношении) «мира-экономики»: такое объединение будет в 2030 году располагать численностью населения 500-600 млн человек, что достаточно для организации оптимального по своим размерам рынка с учётом необходимого уровня концентрации промышленного производства (экономии на издержках с учётом масштабов производства). Правда, этот рынок (по общей численности потребителей) будет всё же существенно уступать объединённому рынку Европы и Северной Америки, не говоря о Китае. Только третий вариант – вариант интеграции вышеуказанных стран с Индией позволяет рассчитывать на формирование альтернативного глобального полюса силы, хотя даже он будет по объединённому экономическому потенциалу практически в два раза уступать Китаю. Четвёртый и пятый варианты не могут представлять собой интеграционные объединения – как в силу очень большого числа стран, так и в силу географической удалённости Латинской Америки. В то же время указанные страны и регионы могут в ряде вопросов, касающихся принципов будущего мироустройства, находить общий язык и выступать с единых согласованных позиций, тем самым позиционируя себя в качестве «третьей силы», способной изменить расклад сил в противостоянии первых двух полюсов силы. Однако следует иметь в виду, что геополитическая ориентация Латинской Америки или арабского мира и их согласованные позиции (действия) будут во много зависеть от того, состоится ли третий полюс (третий вариант), или мир будет иметь двухполюсную конфигурацию – в случае двухполюсного мира более вероятно отсутствие единства и лишь тактические и не очень устойчивые альянсы с одной из двух доминирующих сил в мире.     «Окно возможностей»: оптимизм, пессимизм и реализм Здесь следует сделать ряд важных оговорок. Задача, которая ставится в данном докладе, – оценить потенциал «окна возможностей» для России, в том числе с учётом собственных активных действий. Поэтому для нашей страны я вполне сознательно заложил темпы роста, по сути, максимально возможные исходя из предположения о позитивных сдвигах в экономической политике, которые только и смогут обеспечить указанные темпы роста (в «пассивном», инерционном варианте эти темпы окажутся гораздо ниже, поскольку нынешняя модель экономического развития в России себя полностью исчерпала). То есть в отношении России сделанная оценка имеет характер скорее даже нормативного (целевого), а не трендового (экстраполяционного) прогноза, а изложенный сценарий, несмотря на его жёсткость, следует рассматривать как построенный на основе «оптимистического реализма» (или «реалистического оптимизма»). Кроме того, следует иметь в виду, что темпы роста главного на данный момент мирового игрока – Китая, от которого радикальным образом будет зависеть расклад мировых сил, по оценкам ряда китайских экспертов, могут оказаться и существенно больше, чем в нашем прогнозе. Например, профессор Исследовательского института государственного развития при Пекинском университете Лу Фэн полагает, что Китай располагает потенциалом для сохранения «средневысокого темпа роста» ВВП (около 7%) в течение ещё 20 лет. Хотя китайский профессор говорит лишь о потенциале, который ещё надо суметь реализовать, мне данная оценка представляется всё же завышенной и скорее её следует рассматривать как благое пожелание. Тем не менее и игнорировать такие оценки не стоит. Таким образом, если усилия по перестройке российской хозяйственной модели окажутся недостаточными или неэффективными (что, должен признать, представляется весьма высоковероятным), а период сохранения экстенсивных факторов развития Китая и, соответственно, высоких темпов роста окажется более продолжительным (что теоретически возможно, хотя представляется мне менее вероятным), «окно возможностей» для России окажется ещё уже, чем в вышеприведённом анализе и прогнозе. Оценивая прочитанное, читатель также должен иметь в виду, что мы сознательно ограничили прогнозный горизонт 2030 годом, поскольку, чем длиннее период прогнозирования, тем менее надёжным становится применение экстраполяционного метода. Хотя применённый нами прогнозный подход основан не на чистой экстраполяции (мы закладываем сценарные гипотезы относительно изменения темпов роста), тем не менее указанная закономерность остаётся верной, так как на более длинных периодах прогнозирования возрастает вероятность нелинейных процессов, случайных событий, субъективных (политических) факторов, способных изменить логику не только экономических, но даже исторических процессов, поэтому и сами гипотезы относительно динамики темпов роста объективно становятся всё менее обоснованными и надёжными. В этой связи следует отметить ещё одно важное обстоятельство, которое позволяет сделать ряд принципиальных выводов на более отдалённую перспективу. Закладывая среднегодовые темпы роста ВВП Китая на период 2016-2030 гг. на уровне 5,5%, мы исходили из того, что в течение ближайших 15-20 лет у этой страны остаются ещё существенные резервы развития за счёт чисто экстенсивных факторов роста (например, за счёт миграции в города рабочей силы из сельской местности вплоть до достижения «нормального» – на уровне 70% – уровня урбанизации страны; такая миграция сопровождается значительным повышением производительности общественного труда в силу более эффективных – механизированных – видов деятельности, связанных с городским расселением). Однако наличие этих факторов постоянно сокращается, поэтому китайская экономика уже сталкивается (и данная тенденция будет продолжаться) со снижением темпов роста. Цифра 5,5% (среднегодовой темп роста на период 2016-2030 гг.), как уже было отмечено выше, получена как средняя между 7,5% (темпы роста ВВП Китая на уровне двух-трёх прошлых лет) и 3,5%, которые, как нам представляется, будут характерны для Китая уже около 2030 года. Это означает, что к 2030-2035 гг. темпы роста Китая не будут превышать среднемировые темпы экономического роста. Таким образом, доля Китая около 32-35% (третья часть мировой экономики), видимо, окажется максимумом, после чего она не будет больше увеличиваться – сначала стабилизируется на этом уровне, а затем, скорее всего, даже будет снижаться. В то же время некоторые страны и регионы (Индия, Южная Азия, некоторые страны Юго-Восточной Азии, возможно, Африка и пр.) после 2030 года будут сохранять немалые возможности для ускоренного развития за счёт наличия экстенсивных факторов и, соответственно, иметь темпы экономического роста существенно выше среднемировых. Это обстоятельство чрезвычайно важно для осознания потенциала «третьей силы» уже за пределами прогнозного горизонта 2030 года: этот потенциал будет возрастать. Иными словами, усилия по созданию третьего геоэкономического полюса, которые следует затратить в ближайшие 15 лет, впоследствии окупятся сторицей. Всё сказанное выше задаёт рамки того «окна возможностей», которое объективно существует для России, если она стремится сохранить роль самостоятельного субъекта, а не объекта геоэкономических отношений. Это окно, как вытекает из проведённого анализа, очевидно, отнюдь не столь широкое, как могут себе представлять некоторые «оптимисты», не очень осведомлённые в межстрановых экономических сопоставлениях, опирающиеся на ностальгические воспоминания о былой роли и возможностях СССР. Причём это окно возможностей действительно могло быть иным – даже с учётом распада СССР и советского блока. 25 лет российская экономика практически топчется на месте. Если бы вместо этого на вооружение в России была принята модель управляемого развития, аналогичная «азиатским» (японское, корейское, сингапурское, китайское «чудо»), и темпы роста весь 25-летний период «реформ» были бы ускоренными – на уровне 6-7% годовых, то есть примерно в два раза выше среднемировых, то доля России в мировой экономике по сравнению с 1990 годом могла бы увеличиться практически вдвое и составлять на данный момент 8-8,5% – такой удельный вес в глобальной экономике, несомненно, предполагал бы субъектность и совершенно другие возможности по организации третьего геоэкономического полюса. Однако история не знает сослагательного наклонения. И нужно понять, что такой уровень возможностей для России утрачен окончательно – и в силу этого необоснованный оптимизм совершенно не оправдан. Несмотря на это, не следует впадать и в другую крайность. Я не могу согласиться с утверждениями, что России уготован только подчинённый статус в международных экономических отношениях, что она может быть только частью какого-то другого полюса, региональной (или глобальной) системы более высокого уровня, не имея никаких шансов на собственную геоэкономическую субъектность. Шансы на это сохраняются, и в основном они будут связаны, как было сказано выше, с усилиями по созданию «третьей силы» совместно с другими амбициозными странами, которых также не устраивает статус сателлита или вассала при том или ином мировом гегемоне. Но шансы эти небезграничны, время объективно работает не на нас, и успех или неуспех будет прежде всего определяться активными действиями по реализации существующих возможностей. Приступать же к их реализации надо прямо сейчас, немедленно.     Сколачивание своей группировки В одной из своих статей я уже писал, что в условиях идущих в мире интеграционных процессов «геоэкономическое противостояние не исчезает, а всё явственнее переходит с межстранового уровня на уровень борьбы макрорегионов. Что в уличных драках, что в глобальных «разборках» бесполезно поодиночке пытаться противостоять сплочённой группе – надо сколачивать собственную. Направление и характер современной интеграции позволяют сделать вывод не столько об оптимизации экономических пропорций и процессов в глобальных масштабах, сколько об оптимизации форм международного экономического соперничества»[2]. В современном мире границы блоков определяются не столько военно-политическими соглашениями, сколько соглашениями о торговле, таможенной политикой и принципами валютного регулирования, принятыми в тех или иных странах. И в этом свете становится яснее значимость единого таможенного пространства и такого проекта, как ЕАЭС, для стран, которые он объединяет, при условии, конечно, что единые таможенные границы перерастут в границы финансовые, как это уже ранее произошло с ЕС. Речь идёт о том, чтобы объединить производительные силы в рамках единой системы тарифов и регулирования, что позволит создать более ёмкий рынок. Однако потенциал постсоветского пространства, в рамках которого пока реализуется проект евразийской интеграции, в первую очередь демографический, слишком мал для того, чтобы союз играл значимую роль в мире в своём нынешнем составе. Наше «окно возможностей» – альянс с «пограничными» в цивилизационном отношении странами. России следует собрать вокруг себя партнёров, которые объединились бы на принципах «неприсоединения», подобно тому, как в 1956-м на основе инициативы трёх стран – Индии, Египта и Югославии - зародилось существующее до сих пор «Движение неприсоединения» к военно-политическим блокам. Смысл такого объединения «неприсоединившихся» в ближайшем будущем будет заключаться в том, чтобы оказаться за пределами неизбежного противостояния Запада и Китая, предоставить миру третью точку опоры, сформировать гармонизирующую силу, не позволяющую ни одному из двух главных полюсов обрести абсолютное доминирование и обеспечивающую мировой системе баланс и устойчивость, о чём мы с моими коллегами по Фонду интеграционного развития Азиатско-Тихокеанского региона уже не раз писали[3]. Если ставить себе цель не быть раздавленными в среднесрочной исторической перспективе противостоянием Запада и Китая, между которыми наша страна, вероятно, окажется в скором будущем как между молотом и наковальней, у России нет альтернативы усилению сотрудничества с Индией и той частью исламского мира, которая стремится к независимому от США или Китая развитию. При опредёленных политических обстоятельствах в составе этой «третьей силы» могут оказаться даже такие страны как Япония, Южная Корея, Вьетнам и др.     Российско-индийский альянс как основа третьего полюса Но главным и очевидным партнером на этом пути является Индия. Индия – незаменимая сила, без которой невозможен баланс в любой конфигурации двухполярного мира. В прошлом раунде глобализации Индия успешно держала доброжелательный нейтралитет между Западным и Восточным блоками. В будущем мире противостояния китайского и атлантического полюсов ей предстоит та же роль. Индия – родоначальник «Движения неприсоединения», и идея участия в создании нейтрального международного экономического баланса ей, безусловно, будет близка. Индия – вторая по демографическому потенциалу держава в мире, её присоединение к любому общему рынку автоматически делает потенциальную ёмкость рынка сопоставимой с рынком ЕС, США или Китая. Индия – страна, прошедшая за полвека путь от отсталой британской колонии до космической и ракетно-ядерной державы, и, что немаловажно, значительную поддержку на этом пути Индии оказал СССР. Отношения нашей страны и Индии имеют выделенный, особый характер, по крайней мере со времен Индиры Ганди. Долгосрочные угрозы для России и Индии имеют однонаправленный характер, а долгосрочные интересы преимущественно совпадают, либо же взаимно дополняют друг друга. Трудно представить себе антагонизм интересов России и Индии на Ближнем Востоке или в Средней Азии – регионах, играющих ключевую роль в обеспечении евразийской стабильности. Так, бывший заместитель министра иностранных дел Индии и бывший посол Индии в России (до начала 2016 года) П.Ш. Рагхаван в редакционной статье в The Asian Age подчёркивает, что в основе российско-индийских отношений лежит взаимно признаваемая геополитическая логика. У наших двух стран есть общие проблемы и сходные задачи в единой сфере интересов в более широком соседнем окружении в Западной и Центральной Азии. Причём если на нынешние отношения «стратегического партнёрства» России с Китаем всегда будет отбрасывать тень их былая конфронтация, российско-индийские отношения такая тень никогда не омрачала[4]. Сфер, где Россия и Индия выступают экономическими конкурентами, не так много; пожалуй, единственная такая крупная отрасль – металлургия. В будущем, по мере развития Индии, мы можем получить в лице этой страны конкурента и в сфере торговли оружием, но это не вопрос краткосрочной исторической перспективы. В случае общей гармонизации двусторонних отношений на долгосрочной основе такие сферы могут быть предметом взаимного согласования и регулирования, а в ряде случаев – превратиться в сферы сотрудничества. Индия – особая цивилизация, и мыслит она себя не столько в терминах региональной державы и уж тем более не в терминах концепции nation-state (нации-государства), а именно в качестве цивилизации. У России тоже присутствует подобное самоопределение в качестве особой цивилизации. В России, как и в любой стране, в которой существуют национальные автономии и религиозное разнообразие, с той или иной степенью остроты стоят проблемы сепаратизма и религиозного экстремизма. Для Индии проблемы сопряжения множества культур, религий, языков и национальностей потенциально являются ещё более острыми, чем для России. А как подобные проблемы могут быть использованы Западом для разрушения неугодных стран, мы много раз уже видели. Культурно-цивилизационные особенности предрасполагают и Россию, и Индию к непосредственно глобальному, а не региональному мышлению, к активной позиции в деле формулирования и продвижения глобальных инициатив и альтернативного мирового устройства. При этом колониальное прошлое и история национально-освободительной борьбы предопределяют склонность Индии к определённым глобальным альянсам, а именно – направленным против всех форм неоколониализма и имеющим своей целью построение более справедливого мирового устройства. Но именно в силу тех же особенностей своего прошлого Индия пойдёт на участие в этих альянсах только в том случае, если в них она будет выступать в качестве равноправного партнёра, а не зависимого от другой силы участника. В этом отношении Россия и Индия – идеально дополняющие друг друга партнёры. И Россия без Индии, и Индия без России резко сокращают свои шансы на отстаивание собственных интересов в средне- и долгосрочной перспективе. Особый фактор риска для Индии – состоявшийся и крепнущий альянс Китая с Пакистаном. Он развивается на фоне фундаментальной слабости индийской дипломатии в деле выстраивания плодотворных отношений с исламским миром. Сегодня индо-пакистанский конфликт заморожен, в том числе благодаря тому, что Индия и Пакистан обзавелись ядерным оружием. Тем дороже обеим сторонам может обойтись разморозка этого конфликта в будущем. Учитывая степень влияния США на исламский мир и глобальные процессы в целом, а Китая – на Пакистан, потенциальная угроза разморозки конфликта может исходить как от Китая, так и от Запада. Индо-пакистанский конфликт – лишь наиболее яркое проявление стратегической проблемы, стоящей перед Индией. Если мы предполагаем столкновение Запада и Китая в будущем, то оно будет развиваться в обоих измерениях геополитики – на море, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где уже сейчас обострились территориальные споры, и на суше, на территории, по которой будет проходить «Новый Шёлковый путь» – китайский проект континентальной глобализации. На суше росту торгового влияния Китая США противопоставят управляемый хаос радикального ислама. Эта стратегия представляет значительную угрозу России, но для Индии радикализация ядерного Пакистана представляет угрозу не просто значительную, но смертельную. С другой стороны, если Китай будет успешен в деле взятия под контроль Средней Азии и мирного продвижения своих интересов в исламском мире, что останется Индии в Евразии? Какие рынки и партнёры, с которыми она могла бы успешно сотрудничать и торговать? Нельзя не отметить растущую обеспокоенность Индии по поводу содержания инициативы создания Китаем «Нового Шёлкового пути». Например, индийский военный эксперт Анкита Датта в своей статье в Indian Defence News прямо указывает на то, что план Китая по созданию «Морского Шёлкового пути ХХI века» в рамках инициативы «Один пояс и один путь» является вызовом для морской безопасности Индии[5]. Стабильность в Евразии – в интересах всех трёх основных континентальных держав: и России, и Китая, и Индии. Однако Индия, обладая значительным потенциалом экономического роста, не обладает достаточным политическим влиянием. России есть что предложить от себя: объединить экономический потенциал Индии с дипломатическим влиянием России. Помимо политических существует немало и чисто экономических аспектов взаимных интересов. Правда, на сегодняшний день Россия привыкла связывать развитие своего международного экономического сотрудничества, прежде всего, с нефтегазовой сферой. Как раз именно в этой сфере у России и Индии практически нет точек соприкосновения. Однако у обеих стран есть потенциал взаимодействия, выходящий далеко за рамки торговли нефтью или газом. Углубление сотрудничества с Индией с учётом перспектив бурного роста её экономики открывает целый пласт возможностей для России в плане возрождения и развития своей технологической базы. Индия, страна с более дешёвой рабочей силой, была бы заинтересована в России как в рынке сбыта своей недорогой конечной продукции, мы же могли бы использовать спрос индийского бизнеса на технологии для развития своего научно-технологического комплекса. В отличие от Китая экономический рост на основе форсированного создания современной инфраструктуры в Индии только начинается. Если мы умело воспользуемся будущим индийским спросом на технологии, связанные с созданием инфраструктуры, мы получим рынок сбыта для своих технологий и заказы для своих компаний. Кроме того, для модернизации старой инфраструктуры и создания новой нужна энергия. В сфере ядерной энергетики России есть что предложить Индии, и спрос со стороны Индии будет только расти. Уже цитировавшийся выше П.Ш. Рагхаван отмечает: «Около 60% нашего вооружения – советского или российского производства. Россия – единственное иностранное государство, участвующее в развитии индийской атомной промышленности. Сейчас реализуется амбициозная программа по строительству 12 атомных энергоблоков, нацеленная на производство более 13 тысяч МВт энергии к 2025 году. Россия – крупнейший экспортёр необработанных алмазов в мире, а Индия – крупнейший производитель обработанной алмазной продукции. Существуют и другие совместные проекты в сфере передачи промышленных технологий, инвестиций в добывающий сектор России, образования, науки и технологий, туризма и других; их слишком много, чтобы детально останавливаться на всех» [6]. Обстоятельством, до некоторой степени осложняющим сближение наших двух стран, является традиционное англосаксонское тяготение, характерное для ряда индийских элит. Однако его можно обратить и на пользу нашему взаимодействию – индийские связи с англосаксонским миром могут выступать в качестве балансирующего фактора, столь нужного для «третьей силы», чтобы не скатиться в отрытую конфронтацию с одной из двух сил, которые будут доминировать в середине XXI века. Кстати, такую же балансирующую роль для Индии в какой-то мере могут играть «теплеющие» отношения России с Китаем. В нынешних условиях форматирование двусторонних стратегических отношений между нашей страной и Индией, в том числе установление теснейших экономических связей – вплоть до создания зоны свободной торговли (а в будущем, возможно, и экономического союза) должно стать важнейшим приоритетом российской внешней политики. Логичным шагом на этом пути является подключение Индии к процессу евразийской интеграции. Со стороны Индии интерес к такому сближению подтверждён на официальном уровне. Так, бывший посол Индии в РФ Пунди Шринивасан Рагхаван заявил, что всеобъемлющее экономическое соглашение о сотрудничестве Индии с ЕАЭС может быть обоюдовыгодным и, возможно, распространится далеко за пределы зоны свободной торговли. Он считает, что сближение Индии и ЕАЭС позволит совершить «квантовый скачок в экономическом сотрудничестве»[7].     Перспективы валютного союза С раскладом мировых сил тесно связан вопрос о структуре будущей мировой валютно-финансовой системы. Вопрос этот ключевой, с учётом главенствующей роли международных финансовых отношений в современной экономической парадигме. Напомню также, что совсем недавно президент Путин давал поручение правительству и Центробанку форсировать разработку предложений по созданию валютного союза в связи с необходимостью углубления процесса евразийской интеграции. (Правда, затем, из-за случившейся обвальной девальвации и последовавшей курсовой нестабильности рубля, данная тема была несколько «подморожена», однако в стратегическом отношении поставленная задача имеет принципиальный характер.) Нам представляется важным в рамках нашего анализа попытаться уточнить, на чём может быть основана актуальность данного поручения Путина и каковы могут быть перспективы валютного союза исходя из его возможных конфигураций с учётом меняющегося глобального расклада экономических сил, а также – в зависимости от конфигураций – каковы должны быть задействованные механизмы, направления активности, как должны быть выстроены приоритеты. Итак, в первом из перечисленных выше вариантов евразийской интеграции – Россия + экс-СССР (без Прибалтики) – рубль может функционировать в качестве валюты весьма скромного в мировых масштабах регионального интеграционного объединения. Причем смысл создания специальной коллективной валюты в этом случае совершенно не очевиден: в силу доминирования экономики России в этом объединении с функцией коллективной валюты рубль справится лучше любой искусственно созданной наднациональной валюты (во всяком случае, издержки создания особой валюты в этом случае явно неоправданны). Валюта интеграционного объединения в рамках такой конфигурация сможет претендовать преимущественно на статус ведущей валюты межстрановых торговых и платежных расчётов внутри объединения, резервные же функции её (особенно за пределами объединения) будут крайне ограничены. Во втором варианте – РФ + экс-СССР + Иран + Сирия + Турция – рубль (или специально созданная коллективная валюта) может иметь значение региональной валюты и одной из мировых валют второго эшелона (подобно роли йены или фунта стерлингов в современной валютной системе). Только в третьем варианте – РФ + экс-СССР + Иран + Сирия + Турция + Индия – рубль (или даже скорее специальная коллективная валюта) может претендовать на одну из ведущих мировых ролей, войдя в четвёрку-пятёрку основных валют (наряду с долларом, юанем, евро), имея все шансы превзойти по своей роли йену. В этом варианте валютного союза его валюта имеет также все шансы обрести статус одной из мировых резервных валют. Таким образом, если исходить из провозглашенного президентом Путиным курса на построение валютного союза, нужно иметь в виду, что архитектура такого союза, цели, методы и инструменты его строительства будут зависеть от вариантов конфигурации будущих интеграционных процессов с участием России. Идея создания полноценной валюты мирового значения может быть реализована лишь при достижении практически максимально возможных рамок интеграционных процессов в Евразии – если принять во внимание (в качестве ограничения рамок такого интеграционного процесса) как самостоятельные амбиции Китая, так и твёрдое желание США воспрепятствовать сближению Европы с Россией. Учитывая стремительность происходящих геоэкономических процессов, Россия уже сейчас должна многократно нарастить свои дипломатические усилия на «восточном направлении» и соответствующим образом переориентировать свои внешнеэкономические приоритеты, имея в виду указанную выше третью конфигурацию.     Вертикальное измерение Евразийского проекта Таким образом, защитить свой суверенитет и вновь обрести активную роль в мировых делах Россия может только на путях создания союза или достаточно широкой и сплочённой коалиции стран, стремящихся сохранить свою самостоятельность в обостряющемся противостоянии Китая и объединённого Запада. Задача в том, чтобы сформировать силу, достаточно весомую как для защиты собственных интересов, так и для того, чтобы воспрепятствовать любому из двух основных полюсов занять абсолютно доминирующую позицию в мире. В свете этого принятое несколько лет назад президентами России, Казахстана и Белоруссии решение, касающееся общего вектора на евразийскую интеграцию, без всяких сомнений, является стратегически верным. Однако, как представляется, оно больше основано на некоем интуитивном ощущении его полезности, а не на бескомпромиссном осознании императивного характера требований времени. Отсюда, на наш взгляд, проистекает отсутствие понимания необходимой конфигурации будущего интеграционного объединения. И отсюда же ограниченность политических усилий чисто техническими процедурами и очевидный дисбаланс в пользу сугубо практицистских (с виду) подходов к интеграционным процессам в ущерб разработке базовых принципов более высокого порядка, только и способных выполнить задачу сплочения наций в рамках широкой коалиции и быть полноценной основой, цементирующей будущий союз. Процесс евразийской экономической интеграции нужно резко интенсифицировать, придать ему статус абсолютного политического приоритета. Это предполагает скоординированные усилия и комплексные действия в области экономики, торговли, финансов, права, политики, дипломатии, идеологии. Трезвая оценка перспектив требует резкого расширения рамок интеграционных процессов и создания такой конфигурации Евразийского союза, которая максимально комфортно и надёжно позволит России реализовать сохраняющийся у неё потенциал геоэкономической субъектности в рамках гармонизации интересов с возможными союзниками и их совместного продвижения и отстаивания. Следует отметить, что новые инициативы российского президента дают основание для надежд на переформатирование Евразийского интеграционного проекта с учётом необходимости вывода его за пределы постсоветского пространства и создания на его основе полноценного геоэкономического полюса. Выступая на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума в этом году, Владимир Путин заявил: «Видим большие перспективы во взаимодействии Евразийского экономического союза с другими странами и интеграционными объединениями. Кстати, желание создать зону свободной торговли с Евразийским экономическим союзом выразили уже более 40 государств и международных организаций. Мы с нашими партнёрами считаем, что Евразийский экономический союз может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура»[8]. Однако на сегодняшний день пока отсутствует видение комплексной модели интеграции – в существующем интеграционном проекте превалирует прагматическая экономическая идея. На фоне относительной разработанности экономической составляющей интеграционной инициативы зияющей лакуной остаётся её идеологическая компонента, в частности, не артикулированы социальная модель интеграции, ценностные установки, историко-культурная основа и пр. Сегодня Евразийский союз не предлагает идеологии, которая была бы привлекательна как мировоззренческая и ценностная модель. Однако проекту нужна сверхзадача, измерение «вверх», вдохновляющие идеи, способные создать новую идентичность. Если объединительные идеи не получат отклика в виде резонанса с ценностями, идеалами и чаяниями в душах людей и народов на евразийском пространстве, существует большой риск, что проект, основанный на голом прагматизме, потерпит фиаско. В целях успешного создания действительно прочного образования, обладающего привлекательностью и способного к расширению, на повестку дня следует срочно поставить вопрос о разработке проблемы евразийской идентичности. Необходимо, чтобы люди на евразийском пространстве ощущали свою принадлежность к чему-то общему, необходим единый мировоззренческий базис и единый общественный идеал, благодаря которым все они, несмотря на разные национальности и вероисповедание, стали бы общностью. Нужно сформулировать собственные идеологемы и устойчивые позитивные образы, соответствующие менталитету народов региона: «евразийскую мечту» (по аналогии с «американской мечтой»), «евразийские ценности» (в противовес нынешним «европейским ценностям» или «общечеловеческим ценностям» западного розлива), собственную идеальную модель общественных отношений и общественного устройства, основанную на правде и справедливости. От идеальной мировоззренческой стороны интеграционного проекта (измерения «вверх») во многом зависят и возможности его развития «вширь», в том числе перспектива включения в этот проект государств из-за пределов постсоветского пространства (Индия, Иран, Турция, Вьетнам и др.). Интеграционный проект может и должен позиционироваться не только как взаимовыгодная торгово-экономическая инициатива, но и как цивилизационная альтернатива, нацеленная на истинный прогресс человечества. Чисто «прагматичный» подход имеет тупиковый характер. История свидетельствует, что самую высокую практическую ценность и надежность демонстрируют как раз идеальные ценности, и только с опорой на них можно выстроить по-настоящему прагматический проект, рассчитанный на долгую жизнь.     [1] Андрей Кобяков. «Китай изменил конфигурацию геоэкономики», интернет-сайт «Мировой кризис – хроника и комментарии», 29.12.2005, http://worldcrisis.ru/crisis/178908 [2] Андрей Кобяков. «Стратегическая необходимость», журнал «Однако», № 169, август-сентябрь 2013 г. [3] См. в настоящем номере статью А. Отырбы «О месте России в формирующемся мироустройстве». См. также: Анатолий Отырба, Андрей Кобяков, Дмитрий Голубовский. «Формула третьей силы: хинди руси бхай-бхай», «Экономические стратегии», № 5, 2016; Анатолий Отырба. «Мир на трёх ногах», журнал «Однако», № 176, октябрь-ноябь 2014 г.; Дмитрий Голубовский. «Геостратегический джокер», журнал «Однако», № 174, июнь-июль 2014. [4] P.S. Raghavan, India at a Strategic Crossroads, The Asian Age, May 29, 2016, http://www.asianage.com/editorial/india-strategic-crossroads-656; русский перевод - http://inosmi.ru/politic/20160601/236731334.html [5] Анкита Дата. "Индия не знает, как противостоять «большой стратегии» Китая", 16.05.2016, http://inosmi.ru/politic/20160516/236537200.html [6] P.S. Raghavan, India at a Strategic Crossroads, The Asian Age, May 29, 2016, http://www.asianage.com/editorial/india-strategic-crossroads-656; русский перевод - http://inosmi.ru/politic/20160601/236731334.html [7] Сближение с ЕАЭС позволит Индии совершить квантовый скачок в экономическом сотрудничестве. Интервью с чрезвычайным и полномочным послом Республики Индия в Российской Федерации Пунди Шринивасан Рагхаваном, «Экономические стратегии», № 7, 2015. [8] Стенограмма выступления Владимира Путина на ПМЭФ-2016, https://rg.ru/2016/06/17/reg-szfo/stenogramma-vystupleniia-vladimira-putina-na-pmef-2016.html     Дополнительно:

08 сентября 2016, 11:45

Банки ради банков (07.09.2016)

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила урезать медицинскую помощь неработающим гражданам. Дескать, несправедливо получается – ни копейки не платят, а к докторам наведываются. Вопрос о социальной справедливости женщина-сенатор подняла в ходе заседания Межрегионального межбанковского совета. И правда, с кем ещё обсудить социальную справедливость, как не с банкирами. И поймут, и оценят. О том, сколько должны платить банкиры, допустим, в соответствии с прогрессивной шкалой подоходного налога, которой в России давно нет, председатель Совета Федерации не говорила. С этим в нашей стране, скорее всего, всё справедливо. По мнению банкиров, конечно. Остальные наверняка ответили бы по-другому… В студии «Точка зрения» о банках, процентах и справедливости говорят председатель правления Института динамического консерватизма Андрей КОБЯКОВ, профессор РАНХиГС Константин КОРИЩЕНКО, заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Олег ГОВТВАНЬ и советник Русско-Германского философского общества Леонид ПАЙДИЕВ. Ведущий – Владислав ЖУКОВСКИЙ.

27 июля 2016, 08:47

А.Кобяков и М.Калашников: меж двух хищников

А.Кобяков и М.Калашников: меж двух хищниковhttps://youtu.be/RVud1hFlaMYПредседатель Института динамического консерватизма Андрей Кобяков и Максим Калашников беседуют о том, что РФ оказалась между двух хищников: Американской и Китайской империями. Сможет ли она создать Третью экономическую силу? Какая внешняя политика нам нужна? Нужна ли русским Сирия? Ждать ли нового, с 2008 г., витка глобального кризиса?

29 мая 2016, 19:00

А.Кобяков и М.Калашников: Оруэлл с «георгиевской» лентой

А.Кобяков и М.Калашников: Оруэлл с «георгиевской» лентойhttps://youtu.be/775S2oCSOFsПредседатель правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков и Максим Калашников – о том, как нынешняя власть продолжит погружать РФ в экономический мрак. Ждать ли еще одной «маленькой победоносной войны»? Разделится ли Саудовская Аравия? Верить ли посулам о скором подъеме экономики? Антиутопия на марше.

26 мая 2016, 11:12

«Пусть Кудрин США подскажет сократить свои военные расходы. Ведь он часто туда ездит...»

Почти засекреченное заседание президентского совета по экономике прокомментировал для «БИЗНЕС Online» экономист Андрей Кобяков. Он также напомнил, что в мире не осталось уже таких развитых стран, которые бы проводили жесткую кредитно-денежную политику, как мы.

14 апреля 2016, 20:22

А.Кобяков: О месте России в экономическом мировом раскладе

Динамика деградации экономики от Сталина до Путина. Нас пригласят на обед, только в качестве закуски. Конференция в МГИМО. http://neuromir.tv/ поддержка канала http://neuromir.tv/info/donations/

25 марта 2016, 10:59

4-й МЭФ завершился. Итоги

Событие получилось масштабное. Состоялось около тысячи выступлений, были представлены самые разные точки зрения. Форум хотел сказать то, что сказал. Это многие часы видеозаписей, выложенных в сети.Обобщить и подвести итог непросто, но постараюсь.- очень большой интерес. Зал не вмещал всех участников. Как на выставке Серова, только дверь не сомали, но были близки. Запрос в обществе на альтернативную экономическую политику колоссальный. Растём.- активное замалчивание форума со стороны официальных СМИ. НИ ОДНОГО чиновника не замечено, хотя мы проиглашали. Можно признвть это печальным, можно считать это естественной реакцией. Интеллектуальная и моральная сила у форума серьёзная, и оправдывать на нём действия экономического блока правительства вещь безнадёжная. Человек сразу попадает в смешное положение. Поэтому и избегают.- хотя действующих чиновников не хватало, представительность была на высоком уровне. Банкиры и производственники, левые и правые, представители крупного транснационального бизнеса и "экстремисты"-основатели ДНР, молодые и убелённые сединами. Иногда, наблюдал, им было непросто сразу находить общий язык, но они находили, и это общение обогащало каждого.- несмотря на разноплановость выступлений, на разношёрстность участников, основная идейная линия прослеживалась, она состоит из двух частей:1) Экономическая политика в России, заложенная Гайдаром и Ельциным четверть века назад, себя исчерпала, нужны перемены. Всё может быть гораздо лучше. Нужно несырьевое развитие. Большинство поддержало Хартию за смену экономического курса;2) Язык санкций, конфронтации и угроз не выгоден предпринимателям и всем людям ни на Востоке, ни на Западе. Надо слушать и слышать друг друга.Абсолютное большинство предложений и проектов было представлено на высоком уровне культуры и компетентности, темы были освещены с самых разных сторон. Мне было очень интересно.Что дальше? Дальше работа. Каждый со своей позиции должен объяснять окружающим необходимость смены курса, приближать его, позитивного курса, начало.Ну и форум будем развивать, конечно. Мягкая сила разумным людям нужна.Благодарю всех за участие. Работаем дальше.

21 февраля 2016, 09:34

А.Кобяков: о войне и экономике национальной пользы

А.Кобяков: о войне и экономике национальной пользыhttps://youtu.be/MD1dDKvfxTEБеседа главы Института динамического консерватизма Андрея Кобякова и Максима Калашникова об идущей сейчас войне и о настоящей антикризисной политике.

17 июня 2015, 01:48

Реакция №39. «Белая книга» или китайское искусство войны

Полвека назад Китай провел первые испытания водородной бомбы. Как сегодня выполняются ядерные заветы Мао? Почему в академии Народно-освободительной армии Китая изучают российскую спецоперацию в Крыму, а Вашингтон обеспокоен намерениями Пекина перекроить карту прибрежной полосы в Южно-Китайском море? Защитят ли США Японию и Филиппины, и кто сегодня сможет противостоять самой многочисленной армии мира? Гость программы – политолог, публицист Леонид Крутаков. Ведущий - Владислав Павлов.

03 апреля 2015, 12:01

Элиты и народ: по разные стороны геополитической миссии

Одной из ключевых линий раскола в российском обществе, на наш взгляд, является ценностный разрыв между элитой и остальным населением. На первый взгляд, отрыв элиты от населения связан главным образом с ее привилегированным положением в отношении материального достатка, статуса и властных полномочий.Однако есть более глубокое и парадоксальное отличие: если сформулировать его кратко, то оно заключается в том, что население все еще считает свою страну великой и имеющей миссию в масштабах всего мира, а элиты – нет, элиты рассматривают положение России в мире исключительно функционально, полагая максимальным успехом встраивание России в глобализированный мир как развивающейся страны «не первого эшелона», которая должна отказаться от амбиций застрельщика глобальной мировоззренческой повестки дня, сосредоточившись на своих внутренних проблемах. Элита вовсе не горит желанием видеть Россию как одного из ключевых международных игроков, так как считает себя прогрессивной и прагматичной, а потому мессианские идеи ей кажутся нерациональными и наивными. Можно вспомнить, что идея «нормальной страны вместо сверхдержавы» была одной из мантр развала СССР. Именно она казалась столь привлекательной советской интеллигенции. И сегодня российские либералы не устают призывать к отказу от державных амбиций в пользу хороших дорог и честных чиновников, которые якобы сразу же откуда-то возьмутся после этого признания себя «нормальными».Недавно было опубликовано исследование экспертов Валдайского клуба «Российская элита – 2020». В данном проекте уже на протяжении многих лет изучаются взгляды представителей властных структур, политических объединений, бизнеса – тех, кто влияет или будет влиять на политическую повестку дня в стране. Авторы отмечают тренд, который не может не вызывать разочарования с точки зрения сужения горизонта мышления респондентов – с каждым годом все большее их число полагают, что национальные интересы России должны быть ограничены только нынешней ее территорией. На 2012 год такое мнение имеют 60% опрошенных. На графике 7 видно, как уменьшается доля считающих, что интересы России шире ее границ («широкие национальные интересы»).Если в середине 2000-х годов половина респондентов считала, что сфера национальных интересов России включает территорию СНГ, то к 2012 году количество таких ответов резко упало, до 15% (график 8). Что касается приграничных стран (и других ограниченных регионов), то их считают сферой интересов России сегодня 14%. А меньше всех число сторонников концепции, которая предполагает, что сфера российских интересов распространяется почти на весь мир – это лишь 11%.Авторы доклада отмечают не только факт снижения доли респондентов, которые считают, что сфера национальных интересов России шире ее государственных границ, – более того, динамика изменений ускоряется с течением времени: самое резкое снижение численности сторонников «широкого» определения сферы национальных интересов пришлось на период между 2008 и 2012 годами. При этом, чем младше респонденты, тем уже они определяют сферу национальных интересов страны.Наблюдаемые тенденции к снижению геополитических амбиций элит в значительной мере расходятся с декларируемыми претензиями России на одну из ведущих ролей в международных отношениях, после «Мюнхенской речи», задекларировавшей, что Российская Федерация претендует на статус одного из ключевых акторов мировой политики. Причем Россия неоднократно это уже подтвердила – в южноосетинском конфликте, в реализующемся проекте Евразийского союза, в жесткой позиции недопущения военной агрессии в Сирии.Как же все это может сочетаться с вышеописанными настроениями элит? Эксперты объясняют это тем, что сейчас вопросы внешней политики курируют представители старших поколений, которые «по советской инерции» склонны более широко рассматривать сферу национальных интересов России. А им на смену идут молодые прагматики, которые полагают, что Россия должна сосредоточиться на решении внутренних задач (и чья позиция, таким образом, не совпадает со стратегией нынешнего президента, явно сегодня демонстрирующего курс на усиление международной роли России).При этом, в то время как количество сторонников широкого определения сферы национального интереса России падает, по данным доклада, увеличивается число людей, считающих военную силу ключевым фактором международных отношений.Элиты чувствуют, что вокруг России – вовсе не друзья и соратники, и что свои интересы нужно как-то защищать. А вот понимания, что выстраивание стратегий только защиты, без стратегии рывка и экспансии – это позиция проигрывающего, у них нет. Или есть, но они считают соотношение «прибылей и убытков» для такого проекта не в свою пользу. Подобная позиция стратегически бесперспективна – пусть даже российского оборонного ресурса и в будущем хватит для того, чтобы избежать любых прямых посягательств на ее территории, если Россия прекратит отстаивать свои интересы в других регионах, ее просто медленно и вполне мирно «выдавят» со всех территорий, где она ранее имела влияние.Истоки подобных настроений российской элиты следует искать в недавнем прошлом. Концепция «нормальная страна вместо сверхдержавы» была ключевой для оправдания распада СССР в глазах интеллигенции. Вот как это описывает в своей книге директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин: «К середине 1980-х годов не только интеллигенцией, но и широкими кругами общества овладело стремление открыться внешнему миру и "жить в нормальной стране". Общее стремление "стать нормальной страной", "стать как все", естественно, поднимало вопрос о том, что такое "нормальная страна" и "кто есть все". … Либеральная интеллигенция мечтала, чтобы Россия, перестав быть советской, стала "нормальной европейской страной". Диапазон моделей простирался от Германии (как исторически и эмоционально наиболее близкого примера) до Швеции или Швейцарии (как наиболее желательного)».Сегодня очевидно, насколько наивны и безумны были чаяния этих «широких кругов». Впрочем, и сегодня, как в России, так и на Западе, кто-то еще надеется на подобные сценарии. Эксперт European Council on Foreign Relations (ECFR) Яна Кобзева недавно написала: «После окончания холодной войны многие думали, что Россия превратится в большую Польшу и надо просто помочь ей с демократическими реформами». И оказались разочарованы тем, что Россия превратилась во что-то другое, а точнее – вернулась вновь к притязаниям на независимое поведение, несмотря на не вызывающий на Западе сомнения проигрыш в холодной войне.Для кого-то в России подобный отказ от геополитической миссии мирового масштаба был философией, потому что, в полном соответствии с духом постмодерна, «большие смыслы» должны закончиться и должен был наступить фукуямовский конец истории. А всякая мировая миссия по определению – тоталитарна (разумеется, за одним исключением – кроме миссии демократических перемен).Другие действительно ограничили уровень своего мышления рациональным и правильным, как им кажется, прагматизмом. Зачем нам миссия, когда есть торговля, военное сотрудничество и прочая конкретика. И вообще, у нас нет врагов, у нас кругом «партнеры». Увы, хотя такое мышление не является каким-то демоническим предательством национальных интересов, оно ущербно в силу своей ограниченности.Особенно на фоне других государств, которые вовсе не считают нужным ограничивать себя дилеммами «или мировая миссия, или нормальная жизнь». Особенно смехотворно тезисы о необходимости отказа от «сверхдержавности» выглядят на фоне действий и деклараций США, которые не собирались и не собираются отказываться от мессианства. Также и ЕС пытается позиционировать себя как геополитического субъекта с уникальной цивилизационной идентичностью, которую считает вполне вправе (если не силой как США, то моральным давлением) продвигать в другие государства. Заметим, что эти мировые игроки не сомневаются, что их геополитическое мессианство вполне совместимо, и более того, неразрывно связано, с благополучием их граждан.В отличие от элит основное население России имеет другое мнение. Очень интересные результаты два года назад получили Институт социологии РАН и Фонд Эберта в своем исследовании «Двадцать лет реформ глазами россиян» (2011). Уже 15 лет остаются стабильными представления о том, какая идея могла бы объединить российское общество. Лидирует бессменно идея единения народов России в целях ее возрождения как великой державы, далее идут идея России как правового государства и идея объединения народов для решения глобальных проблем, стоящих перед человечеством. Можно считать такие воззрения россиян наивными или ностальгическими, но получается, что, несмотря на свой критический и даже порой пессимистичный взгляд на настоящее России, в качестве идеала они видят сильную страну, где главенствует закон и справедливость, которая заботится не только о своих гражданах, но и помогает создавать мирное и уверенное будущее для всего мира.Социологические опросы вновь и вновь показывают, что россияне гордятся достижениями России в мировых масштабах, такими как победа над Гитлером и полет Юрия Гагарина. Именно державой, а не просто «нормальной страной» они хотят ее видеть и сейчас: недавний опрос ВЦИОМ показал, что к 2020 году россияне хотят видеть свою страну великой процветающей державой (43%) (остальные факторы – уровень жизни, стабильность – набрали лишь по несколько процентов).То есть население России, по сути, гораздо более «мессиански» настроено, чем ее элита. Авторы доклада об элитах Валдайского клуба дали нам комментарий о том, чем они объясняют подобное различие. По их мнению, народ рассматривает Россию во многом через нематериальную призму ее исторической миссии, в то время как элиты прагматически оценивают, во что им обойдется эта миссия, и полагают, что сегодня Россия не может себе позволить такую роскошь – на это нет ресурсов. Мобилизационные стратегии для нынешней элиты не привлекательны.Таким образом, одним из важнейших компонентов размежевания между элитой и остальным обществом, является вопрос о роли и месте собственной страны в мире. Это определяет очень важное направление общественного раскола, ведь отношение к данному вопросу представляет собой важную, принципиальную часть идентичности любого народа.ВыводыЭтот разрыв в видении страны имеет два ключевых негативных последствия. Во-первых, все большее число россиян укрепляется в мысли о том, что элиты мотивированы лишь своим сиюмитнутным обогащением, и что речь сегодня идет, по сути, о «предательстве элит».Вторая опасность такого отчуждения состоит в том, что, имея ресурс мобилизационного проекта в виде настроений населения, и не используя его для реализации «большого проекта России» как государства-миссии, элиты своим псевдоэффективным прагматизмом хаотического «решения проблем по мере их поступления» без единой стратегии диктуют России стратегию слабого. Но этот «слабый» рано или поздно окажется перед фактом, что он все равно в «Большой игре» участвует – но уже не в качестве субъекта, а в качестве объекта, судьбу которого будут решать те, кто от своих амбиций не отказывается. Жан-Сильвестр Монгренье, доктор геополитики и научный сотрудник Института Томаса Мора говорит, что сегодня «Путинская Россия не размахивает над головой знаменем возвышенных представлений о человеке и его отношения к космосу. Таким образом, ее нельзя считать носителем некой вселенской миссии, … "белой Мекки", то есть политического и идеологического центра консервативной философии». А ведь такую «Россию с миссией» ждут в мире многие. Но строить ее способна будет только другая элита, с другими горизонтами мышления. Которая будет признана народом легитимной и соответствующей масштабам такого государства, как Россия.(Из аналитического доклада Изборскому клубу "Линии разрыва в российском обществе". Авторы: Маринэ Восканян, Андрей Кобяков, Константин Черемных. http://dynacon.ru/content/articles/3263/)

20 марта 2015, 18:00

«Анонимная война. «Новый 1968 год»

«Ключевым механизмом реализуемой мировой трансформации служат интернет и сетевые технологии. Интернет — и как инструмент, и как среда — формирует особый тип современного человека и влияет на его мировосприятие. Инфантильная идея переноса «сетевых правил игры» в реальную жизнь и политику — важнейшая часть новой протестной культуры», — говорится в докладе Изборскому клубу «Анонимная война. «Новый 1968 год»: мировоззренческое содержание и механизмы революций 2.0», подготовленном Константином Черемных и Маринэ Восканян под редакцией Андрея Кобякова. Ниже приводятся выдержки из интервью Маринэ Восканян для программы »Однако». — За последнее время, когда в нашей прессе уже идет широкое обсуждение «оранжевых» технологий и информационных войн, произошла определенная примитивизация этой дискуссии. Грубо говоря, все преподносится так, как будто бы есть Америка, которая хочет навредить, например, России, и поэтому запускает у нас «оранжевую» революцию для того, чтобы привести к власти нужные ей политические фигуры. Но мы в своем докладе рассматриваем процесс гораздо шире – когда мы показываем, как в процессе этих трансформаций идет навязывание определенной идеологии, мы не имеем в виду, что это одно конкретное государство продвигает свои политические интересы-это не возможно.— С одной стороны, это так. Но с другой – эта деконструкция направлена, в том числе, и на сам Запад.— С появлением интернет-технологий люди стали выстраивать в виртуальной реальности общества, в которых каждый получил право на самовыражение, трибуну, появилась фан-культура. Виртуальная среда позволила сформироваться внутри себя неким виртуальным социумам с еще большими степенями свободы, чем та, которая существовала в Европе. Новые схемы виртуальной самоорганизации превосходят реальность – еще больше демократии, открытости, разнообразия. И теперь люди требуют вытащить все это в реальность. После Болотной идеолог «Наших» Якеменко сказал, что те ребята, которые выходят на Болотную площадь, привыкли, что в интернете они могут делать что хотят, могут быстро в чем-то участвовать, получать быструю обратную связь – и теперь они хотят увидеть это же в реальной жизни.— Часть этой философии состоит в том, что на смену большим национальным государствам, империям, объединяющим людей большими смыслами, должны прийти сетевые структуры – люди должны быть разбиты на максимальное количество малых групп по самым разным критериям. Необходимо, чтобы человек определял себя не как часть какого-то большого целого, а как автомобилист, филателист, житель своего района – ему дают ощущение малой общности. И одновременно он может чувствовать причастность к чему-то «планетарному», будь то экологизм или борьба за права человека. И только самоопределению в классическом национальном государстве в этой схеме нет места.- Вообще, и сам интернет как среда имеет заложенную в нем ценностную матрицу – люди могут этого не знать, но, попадая в эту матрицу, они автоматически начинают действовать и думать по ее принципам.- В 1996 году появилась Декларация независимости Киберпространства, которую написал поэт Джон Барлоу, автор текстов группы «Грейтфул дэд». «Государства мира, вы больше не сможете контролировать нас, потому что мы создали киберпространство, «новый дом сознания» – «Глобальное общественное пространство, которое мы строим, по природе своей независимо от тираний, которые вы стремитесь нам навязать. Вы не имеете ни морального права властвовать над нами, ни методов принуждения, которые действительно могли бы нас устрашить». Те, кто создавал интернет, изначально осмысливали его как либертарианское пространство. И к чему же это привело, к какой свободе? Множество людей практически постоянно находятся в онлайне, по сути человек ведет бесконечный прямой эфир своей жизнедеятельности. И если раньше считалось, что есть частная жизнь, которая никого не касается, и влезать в нее противозаконно, то сейчас хорошим тоном стало открывать о себе абсолютно все – факты, эмоции, фотографии еды, всех событий. Виртуальный эксгибиционизм охватил миллионы людей, сейчас как изгой воспринимается человек, который этого не делает.- Большинство людей не может получить творческую самореализацию в своей реальной жизни – это общемировая проблема. Обычная жизнь маленького человека, офисного планктона, скучна и бессмысленна. И тут ему предложили пространство, в котором он может получить компенсацию. Миллионы пользователей живут в компьютерных играх. Человек приходит с работы, и у него три-четыре часа до сна – и он садится и проводит их в игре. Потому что там он получает эмоции, там он взаимодействует с другими, у него есть цели и задачи. Испытывает сопричастность к чему-то большему. А потом появились социальные сети – и там эта активность еще более интересна, потому что она носит реальный характер.- Энергия, которая раньше тратилась на высмеивание всего и вся, теперь перешла на обсуждение тем с общественно-политической окраской. И эти люди чувствуют себя тайными бунтарями. Хотя система прекрасно инкорпорирует этих борцов. Автор термина «креативный класс» Ричард Флорида еще десять лет назад писал, что этот класс возник как соединение богемной, бунтарской культуры с традиционной корпоративной культурой. Их слияние и родило человека, который, с одной стороны, полностью встроен в корпоративные рамки, но внутри считает себя полностью свободным. И это внутреннее самоощущение прекрасно бьется с теми процессами, о которых мы говорим.— Парадоксально, но многие представители офисного класса не любят государство, хотя «тиранию» со стороны своей фирмы не считают ущемлением своих прав. В том, что в туалет можно выйти только по пропуску, ничего страшного нет, но то, что в стране есть законы, что-то запрещающие, – это безобразие. — Государство должно направлять свои усилия на основную часть общества, на середину, на обывателя, а не на креативный класс или тех, кто живет в патриархальном укладе, ничем, кроме рассады, не интересуясь. Этот «средний обыватель» – безусловно, в меру и патриот, и консерватор, но он не готов принимать любой маразм власти. И принципиально не потерять именно его. Сейчас оппозиционные силы будут перенаправлять вектор своего воздействия именно на таких людей – они отложили в сторону вопросы политического устройства и начинают говорить о проблемах ЖКХ, образовании, дорогах, проблеме социального неравенства. Афтершок

05 марта 2015, 10:46

О подоплеке заявлений Бастрыкина

Андрей КобяковПредседатель следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в своем обычном жестком ключе сделал ряд политических и финансовых заявлений. Выступая на итоговой коллегии СК, глава попирающего преступного змея ведомства предложил изменить Конституцию РФ и ввести уголовную ответственность за спекуляции на валютном рынке. «В Конституции Российской Федерации оказалось положение о безусловном приоритете норм международного права над национальным законодательством (этот принцип также включен и в Уголовно-процессуальный кодекс России), тогда как в других государствах действуют более гибкие механизмы», — считает Бастрыкин, чей доклад опубликован на официальном сайте ведомства. Заметив, что девальвация рубля проведена «по крайне жесткому и болезненному для национальной экономики сценарию», Бастрыкин заявил, что последствия рублевого пике дают возможные основания для правовой оценки предпринятых мер монетарной политики. Хоть он и не назвал авторов этой самой политики, но очевидно, что камень пущен в сторону Банка России.Комментирует Андрей Кобяков — экономист, председатель правления Института динамического консерватизма:— Бастрыкин специализируется на заявлениях, которые прощупывают общественное мнение. Не следует из этого делать далеко идущие выводы. Тем не менее лично я считаю, что пора уже давно отказаться от двойственности положений Конституции, которые серьезно ущемляют суверенитет России. Если все-таки Россия претендует на то, чтобы быть серьезным, самостоятельным игроком в глобальных масштабах, подобная норма делает нас уязвимыми. В Соединенных Штатах приоритета международных норм над национальными не существует. Только страны, которые находятся в сильно зависимом статусе, могут существовать с подобными нормами.Я считаю, что отказ от приоритета международных законов в конечном итоге приведет к укреплению суверенитета России. Полагаю, что в Конституции Китая вряд ли есть подобная норма. С другой стороны, мы понимаем, что факт наличия этой нормы может иметь больше символическое значение, поскольку Конституция не является документом прямого действия. Тем не менее правовую коллизию это в определенных обстоятельствах создавать может. В Советском Союзе в Конституции тоже была закреплена норма, которая позволяла суверенитеты союзных республик трактовать вплоть до отделения. В тот момент, когда эта норма принималась, в 36-м году при Сталине, никому не пришло в голову, что ей кто-то воспользуется. Она, скорее, имела пропагандистский характер. Но именно эта норма впоследствии узаконила распад Советского Союза.Таким образом, сейчас, может быть, приоритет международного права — это несущественный фактор. Но это как мина, оставшаяся со времен мировой войны, — в любой момент может взорваться. В любой момент исторические обстоятельства могут измениться.http://www.dynacon.ru/content/articles/4927/

03 декабря 2013, 19:44

Антисистема разрушает цивилизации

Целью «революций 2.0» является не просто смена власти, но изменение пути человечества «Общества-мишени не осознают себя мишенями, считают себя самих хозяевами стихии, которая опустошает их страны», – заявил газете ВЗГЛЯД автор доклада «Анонимная война» Константин Черемных. В этом докладе рассказывается, кто и зачем устраивает сегодня «цветные революции» и как они угрожают современной цивилизации.«Феноменом последних лет стал резкий рост массовых протестных выступлений в разных странах мира. На смену череде «оранжевых революций» пришли «революции 2.0», отличительная черта которых – ключевая роль интернета и социальных сетей. «Арабская весна», «Оккупай Уолл-Стрит», Болотная площадь или лондонские погромы – всюду мы видим на улицах молодежь и средний класс, требующих перемен. Распространенная точка зрения на эти события – рост самосознания молодых и активных, желание участвовать в выборе пути развития своих стран и «демократический протест» против тирании и коррумпированных элит», – так начинается доклад Изборскому клубу «Анонимная война. «Новый 1968 год»: мировоззренческое содержание и механизмы «революций 2.0», подготовленный Константином Черемных и Маринэ Восканян под редакцией Андрея Кобякова.При внимательном анализе политического, социального и культурного бэкграунда этих событий, утверждают авторы, выясняется, что они происходят не сами по себе, а с активнейшим участием внешнего субъекта, который ставит целью смену цивилизационной парадигмы человечества:«Данный субъект обладает сложной структурой, причем его отдельные составные части имеют как совпадающие общие, так и специфические цели и задачи. И в «цветных революциях 1.0», и в «революциях социальных сетей 2.0» легко различаются заинтересованность и прямое участие государственных ведомств (прежде всего США)... Вместе с тем немалую роль в инициировании «революций 2.0» и методологическом управлении ими играют и ряд наднациональных параполитических структур, университетские центры и международные НКО, спонсируемые определенной группой олигархических фондов при прямом содействии статусных международных институтов. С другой стороны, как постоянная деятельность этих структур, так и результаты «революций 2.0» приносят выгоду ряду специфических видов транснационального бизнеса. В целом этот субъект можно охарактеризовать как «цивилизационное лобби», реализующее определенный глобальный проект».В докладе обосновывается тезис, что идеологемы протестных движений связаны не только с актуальной политикой, но и с фундаментальными процессами смены цивилизационных ориентиров, начавшимися во второй половине XX века и касающимися вопросов моральных ценностей, культуры, религии и места человека в мире. Проповедуя эти рецепты полного освобождения от авторитетов (государственных, военных, религиозных), участники «революций 2.0» хотя и считают себя освободителями народов, на практике реализуют программу узкого глобального круга экономических и культурных поработителей.Работа над докладом «Анонимная война» вылилась в написание книги, подготовку которой авторы уже заканчивают. Газета ВЗГЛЯД взяла интервью у Константина Черемных.ВЗГЛЯД: Что стало поводом для появления вашего доклада?Константин Черемных: Наш доклад был задуман задолго до того, как возникла Болотная. Поводом была «арабская весна» 2011 года, в картине которой было много знакомого по Сербии, Грузии и Украине, но в большем масштабе, с новым стереотипом массовых выступлений, чередующихся по типу пульсирующей волны с новорожденными движениями, названными по имени числа удачного митинга, с новым способом возбуждения масс и привлечения новых участников сугубо эмоциональными средствами: кто-то совершает самосожжение; рядом, вместо того чтобы помочь, деловитые люди снимают его мучения на камеру – и об этом тут же узнает мир. И с логотипами компаний Facebook, Twitter, YouTube как революционных брендов. По этому размаху можно было оценить технологические преимущества средств «2.0» и предсказать астрономические доходы их создателей.И действительно, год спустя они стали миллиардерами, а сами страны, где разворачивались эти революционные процессы, – нищими. В этом и виден был главный итог и главный парадокс: общества-мишени не осознают себя мишенями, считают себя самих хозяевами стихии, которая опустошает их страны. Каждому из протестных движений мерещится, что стоит смести надоевшую власть – и тут же свобода сама собой принесет процветание, отдаст им то, что авторитарная власть им не дала, отобрала или недоплатила.ВЗГЛЯД: Чем это отличалось от первой серии, от так называемых цветных революций, кроме большего охвата и быстрого развития?К. Ч.: Серия «цветных революций», начатая при Джордже Буше, предусматривала подбор новых лидеров взамен неугодных политиков, на которых ставилось клеймо «диктаторов» (хотя никакими деспотами Кучма или Шеварднадзе, конечно, не были). Их герои окружались ореолом «лидеров нового поколения». Что касается «революций 2.0», то их участники сами провозгласили их leaderless – революциями без вождей. В то же время источник процессов «не признавался» довольно долго, пока Хиллари Клинтон не удержалась от бахвальства, заявив: «Мы ведем информационную войну». Из этих двух особенностей следовало, что они отличаются не только по способу организации, но и по предназначению и в итоге по результату.Однако идея нашего доклада возникла не в тот момент, когда уже было ясно, откуда ноги растут и кто выигрывает. За весной 2011 года пришла осень, и тут началось самое интересное: по модели протестных движений в странах третьего мира или, условно, юга возникают массовые «бунты» в странах севера, как их принято называть, индустриальных. А если точнее, постиндустриальных, поскольку производственная индустрия из них еще с 1970-х годов выводилась на аутсорсинг в развивающиеся страны.Мое внимание привлекло высказывание Иммануила Валлерстайна – экономиста с особым взглядом на мировые процессы, хотя при этом статусного, входящего в элиту. В ноябре 2011 года он сказал: «Мы пришли в новый 1968 год». И действительно, на митингах американского Occupy Wall Street можно было увидеть «ветеранов» той революции, иногда именуемой «революцией рока, наркотиков и секса». В том числе и сделавших солидную политическую карьеру. Затем мне попалось на глаза интервью Даниэля Кон-Бендита, ныне сопредседателя фракции «зеленых» Европарламента. В 2005 году он посещал Москву и отвечал на вопросы российских левых. Они их, вообще-то, разочаровал, а меня – заинтересовал. Например, когда его спросили о его взглядах, к всеобщему удивлению он признал, что всегда, с самого начала был «зеленым». Казалось бы, какое отношение защита природы имеет к анархии? На первый взгляд – никакого. Но почему-то современное правозащитное движение теснейшим образом на уровне руководителей ведущих НПО переплетается с движением в защиту природы.Отвечая на вопросы московских левых в 2005 году, Кон-Бендит уточнил, что правозащитное движение, созвучное его направлению, – это движение не за гражданские права любого человека, а за права меньшинств. Он сказал: «Мы также хотели разработать некий новый стиль жизни, который не означал бы подчинения жизненной морали наших родителей. Из этих чувств возникли женское движение, движение гомосексуалистов, то есть движения, которые означали автономию субъекта по отношению к господствующей морали».ВЗГЛЯД: Разве эти движения возникли не в начале ХХ века?К. Ч.: Они возникли на самом пике индустриальной эпохи и, более того, были мало связаны между собой. Колыбель этих направлений была в Англии, как, впрочем, и движение в защиту природы от человека, которое у нас почему-то называют экологическим, хотя на английском языке оно именуется environmentalist movement. То есть оно имеет отношение не к экологии как науке, а к системе взглядов, которая, как любая философия, оканчивается на «-изм». Environmentalism – от окружающей среды, environment – лучше переводить, наверное, как «экологизм». Эти элементы существовали раздельно, а затем соединились. Как раз тогда, когда возник ядерный паритет СССР – США и, соответственно, кроме «жестких» форм влияния на соперника, требовались «мягкие» формы – или, как тогда было принято говорить, идеологическая борьба.Но эта борьба, конечно, не распространялась только на СССР. Кон-Бендита спросили, кто был для него учителем и какие тексты можно считать манифестами мировоззрения, которое он представляет. Он назвал статью своего ровесника Андре Горца «Прощание с пролетариатом», а из философов предыдущего поколения процитировал Ханну Арендт, автора книги «Происхождение тоталитаризма». Ее фразу «Один и тот же человек может быть хорошим и плохим, добрым и злым, он может совершать что-то ужасное и сделать что-то для освобождения» он противопоставил представлению Жан-Жака Руссо о том, что человек по своей природе является носителем добра.В одном флаконе, таким образом, оказалось: а) отрицание любой централизованной власти как зла «по определению»; б) не христианский, а гностический взгляд на человека; в) идея о том, что социальные противоречия в мире ушли на второй план по сравнению с противоречиями между человеком и природой – об этом писал Горц, перешедший из левого движения в ряды американской организации «Друзья Земли», в своем так называемом манифесте. Еще раньше, после поездки в Калифорнию в 1974 году, Горц написал книгу «Экология и политика: вклад в теорию пределов роста».ВЗГЛЯД: Видимо, это развитие идей знаменитого доклада Римского клуба?К. Ч.: Именно так. Но и этот доклад появился не на пустом месте. Его центральная идея – о том, что ресурсы Земли через 100 лет истощатся, а поэтому численность населения мира следует сокращать – была вынесена в мировую повестку дня на рубеже 1940–1950-х. Тогда сэр Джулиан Хаксли, военный разведчик и естествоиспытатель, был избран главой двух организаций: Международного союза за консервацию природы и Международного гуманистического и этического союза. Хаксли был в 1937–1944 годах вице-президентом Британского евгенического общества. Такое же общество было и в США, но после войны его переименовали в Совет по народонаселению.ВЗГЛЯД: Евгеника, которой англичане занимались с середины XIX века, имеет прямое отношение к гуманизму?К. Ч.: Точно так же, как права секс-меньшинств имеют к прогрессу. В США защита прав ЛГБТ, как и прочие современные приоритеты американских демократов, именуется «прогрессивной». Впрочем, современное правозащитное движение, кредо которого сформулировал именно Хаксли, заботится и об этнических меньшинствах. Речь идет не столько о народах, сколько об обществах, живущих архаической племенной жизнью. А защита их прав состоит в том, чтобы они такой жизнью и жили дальше, отправляя культы идолам на особо охраняемых территориях. Эти территории, соответственно, ограждаются от какого-либо влияния индустрии. Собственно, движение Occupy Wall Street и выступало от имени североамериканских индейских племен, естественный быт которых будет якобы безвозвратно нарушен нефтепроводом Keystone XL.ВЗГЛЯД: То есть прогрессом называется то, что называется регрессом.К. Ч.: А защитой прав человека называется деятельность, посягающая на права большинства. Причем на самые базовые права. Когда запрещается прокладка дороги через якобы особо ценный, а на самом деле совершенно обычный пригородный лесной массив, нарушаются права большинства на передвижение. Но это не худший случай. Хуже, когда огромные территории полностью отчуждаются от хозяйственного оборота под природоохранным предлогом. Или когда вместо пищевых культур сеются технические для производства биогаза, якобы эффективно заменяющего нефть. Или когда миллионам людей с высоких трибун говорится: бросайте свои дома, не орошайте земли, не пытайтесь сеять хлеб, бегите куда глаза глядят от климатической катастрофы (кстати, именно это внушалось арабским элитам в канун «арабской весны»).ВЗГЛЯД: Но с тех же высоких трибун, если вы имеете в виду ООН, постоянно говорится о проблеме голода.К. Ч.: ООН еще в 1960-х годах принимала замечательные декларации о социальных и гуманитарных правах. Но мировая повестка дня менялась. По существу, она изменилась, когда было объявлено о наступлении постиндустриальной эры. Или, по Томасу Куну, о смене парадигмы развития, что одно и то же. С тех пор и изменилось содержание самых благородных и общественно одобряемых понятий. И одновременно изменились цели геополитики. «Теория хаоса» востребована лишь в том случае, если в стране-мишени я не занимаюсь разработкой недр, а вообще не допускаю никакой промышленной деятельности. Каддафи давно уничтожен, а добыча нефти в Ливии не растет, а падает.ВЗГЛЯД: Оправдывают ли себя затраты на геополитические авантюры, если корпорации не получают своей добычи? К. Ч.: Если агрессор заявит прямым текстом: я хочу захватить богатую ресурсами территорию, он не завоюет популярность на этой земле и встретит организованное сопротивление. Если он назовет себя освободителем от репрессивных авторитарных режимов, его услышат миллионы недовольных своим положением по тем или иным причинам. В первом случае ему придется нанимать «пятую колонну» за деньги. Во втором случае он получит армию самоотверженных добровольцев. Преимущества очевидны.Но чтобы получить большую армию добровольцев, критическая масса населения в странах-мишенях должна быть к этому подготовлена, разделять именно это, удобное понимание гуманизма, прогресса, свободы, иерархии прав.В российских общественных науках, как правило, ХХ век делится мировыми войнами, политическими и социальными катастрофами, периодом до и после холодной войны. Так, 1968 год у нас ассоциируется с чехословацким восстанием. А это было одно из многих событий, связанных со сменой парадигмы. Это был результат проникновения в систему не идей противоположной системы, а антисистемных идей.Их можно было прочитать на лозунгах студенческой Сорбонны. Например: «Освобождение человека должно быть тотальным, либо его не будет совсем», «Анархия – это я», «Забудь все, чему тебя учили», «Нельзя влюбиться в прирост промышленного производства!», «Границы – это репрессии». Согласитесь, это не просто лозунги – это смыслы, притом расходящиеся и с социалистической, и с капиталистической системами.ВЗГЛЯД: Как тогда называется эта третья идеология одним словом – включая и анархистские, и экологистские идеи, и отрицание системы знаний?К. Ч.: Хаксли называл свою философию «трансгуманизм», Бертран Рассел – «рационализм». Оппоненты используют, конечно, другую терминологию. Для американского классического консерватора, особенно католика, любая такая антисистемность тождественна левизне, коль скоро она атеистична и направлена против устоев общества. Линдон Ларуш употреблял термин «редукционизм».Настоящий манифест, где присутствуют свои «альфа и омега» этого направления, – не статья Горца, а так называемый Второй гуманистический манифест Поля Курца. В первых его строках – отождествление всех монотеистических религиозных иерархий с тоталитарными системами. Далее – тезис о том, что этика «автономна и ситуативна, не выводится из религиозных и идеологических санкций». То есть выбор поведения каждого зависит от ситуации, произволен, не связан с какой-либо ответственностью. Вполне созвучно любимой мысли Ханны Арендт у Кон-Бендита. Далее говорится о правах человека, среди них перечисляется право на самовыражение, а также – отдельно – на эвтаназию, суицид и на «множество разновидностей сексуального познания». Право на жизнь не упоминается.ВЗГЛЯД: Получается, что главное содержание этого документа – не альтернатива, а подчеркнутый вызов христианским церквям и ценностям?К. Ч.: Дословно пишется так: «Считаем, что нетолерантные подходы, часто культивируемые ортодоксальными религиями и пуританскими культурами, неправомерно подавляют сексуальное поведение». То есть это вызов не только европейскому христианству, но и американскому неопротестантизму, и исламу, и традиционному (так называемому богобоязненному) иудаизму. И советскому коммунизму того времени, разумеется, тоже. Ради чего? По тексту – ради единого человечества, в котором не ограничена никакая свобода информации, в котором «единая экосистема и консенсус по поводу народонаселения», нет государств и границ и, соответственно, как настаивают авторы, по волшебству нет войн.ВЗГЛЯД: Трудно себе представить, чтобы такой текст был рассчитан на широкие массы.К. Ч.: Он и не был рассчитан на широкие массы. Он был рассчитан на достаточно узкий слой гуманитарной и технической интеллигенции, обладающий авторитетом в своих странах и по тем или иным причинам тяготящийся условиями своей жизни и деятельности. От СССР манифест подписали два человека: Жорес Медведев и Андрей Сахаров... Можно, конечно, не обращать внимания на этот документ: мало ли что напишет частное лицо и подпишет сотня «яйцеголовых». Но не зная о подписи Сахарова под этим документом, мы не поймем сути той трансформации, которая произошла с Сахаровым и не только с ним. Это была не покупка агента влияния. Это было обращение в иную систему взглядов, если одним словом – индоктринация.ВЗГЛЯД: Но от индоктринации группы интеллектуалов до «перековки» миллионов, пусть только активной части общества, огромное расстояние.К. Ч.: Массы никогда не посвящаются во все детали навязываемого мировосприятия. Массам транслируется только то, что может для них быть непосредственно насущным. Но чтобы их возбудить, создать среди них ядро самоотверженных, отдельные идеологические элементы должны быть не просто созвучны их чаяниям, но и эмоционально заряжены. Самые простые поводы – коррупция, загрязнение природы и этнические проблемы.ВЗГЛЯД: Почему тогда «страны севера» допускают протестные движения на собственных территориях, а не только в «странах-мишенях»?К. Ч.: Это допускается тем сегментом элиты, который извлекает выгоду именно из постиндустриальной повестки дня. Такой феномен «самопоедания» так называемых industrial states мог возникнуть только на определенной стадии развертывания постиндустриальной парадигмы. В США одна из знаковых и культовых фигур этого направления – экс-вице-президент Эл Гор, «отец интернета», он же – автор экологистского бестселлера «Земля на весах». IT-отрасль в постиндустриальной парадигме – олицетворение «новой эпохи», призванное доказать ее прогрессивность.ВЗГЛЯД: И создать новые средства контроля над миром и над отдельным человеком.К. Ч.: Не только. Еще – изменить его способ познания и мышления. Человеку, «родившемуся в Сети», digital native, уже не нужен Кон-Бендит, чтобы агитировать за «неподчинение жизненной морали родителей». Он и так живет сегодняшним днем, знания его и так будут отрывочны, исторический и родовой опыт неведом, понятие об ответственности, не говоря уже о долге, трудовой этике, труднодоступно, поскольку это все формируется в реальном мире и на опыте совместной деятельности, начиная с детских коллективных игр.ВЗГЛЯД: Однако, чтобы получить массу таких людей, нужна еще и масса физической техники, которая производится из тех же полезных ископаемых.К. Ч.: Более того, она производится из более редких полезных ископаемых, чем нелюбимые экологистами углеводороды. А солнечные панели – из очень редких ископаемых. Более того, электронный мусор не разлагается так легко и безвредно для той самой окружающей среды, как, например, бумага. И, тем не менее, программа электронного документооборота была введена при Билле Клинтоне именно по мотивам защиты лесов специальным законом Paperwork Reduction Act.ВЗГЛЯД: И в результате теперь даже тайные дипломатические документы европейских стран доступны АНБ США.К. Ч.: Из чего следует, что, во-первых, этой службе была удобна постиндустриальная парадигма. Это одно из многих доказательств того не афишируемого факта, что миллионы юных добровольцев мира, бесплатно рвущих глотки за интернет-свободу в Китае (за девственную Арктику, против АЭС в Индии, шоссе в Бразилии, аэропорта в Стамбуле, стадиона в Сочи или опять же в Бразилии etc.) – липовые оппозиционеры. Они могут работать против национальных правительств, но в полном идеологическом созвучии с глобальным истэблишментом. Что касается сотрудничества АНБ с IT-монополистами, его можно назвать своего рода государственно-частным партнерством. Или сращением бизнеса с властью.ВЗГЛЯД: Европейское сообщество, кажется, сейчас не в особом восторге от такого сращения.К. Ч.: Отцы-основатели европейского сообщества начинали его с Европейского союза угля и стали, при этом близкий к ним де Голль мечтал о золотом франке. «Революция 1968 года» смела де Голля и фактически перекрыла путь к власти главе ФКП Жоржу Марше, а советский истэблишмент, увлекшись идеей конвергенции, примкнул к Римскому клубу. Перестройка, ставшая логическим следствием этого выбора, показала, что на редукционистские идеи покупается и либеральная, и консервативная советская интеллигенция, после Чернобыля особенно...Но у нас осталась промышленность, а вместе с ней – опыт и цена труда, хотя бы представления о трудовой этике. Осталась бытовая мораль, созвучная церковной, поскольку церковь – тут и коммунисты не станут спорить – прожила с народом все те испытания, которые ему выпали. В Европе, ставшей экономикой услуг и в большей части прошедшей несколько этапов секуляризации, утрачено в культурном отношении больше.В обмен она, как бесконечную морковку, получила соблазн расширения. Она получила бывший СЭВ и сделала с ним именно то, что могла сделать в силу индоктринации своих элит – деиндустриализировала. Предназначение «Восточного партнерства» состоит в экспансии этой деиндустриализации, в расширении несостоявшегося полюса, как черной дыры.Конечно, часть европейской элиты рассматривает Украину и Грузию как рынки сбыта не только идеологических, но и физических товаров. Но те условия, которые прописаны в интеграционных документах, никак не содействуют повышению покупательской способности в этих странах. Скорее они способствуют вымиранию и миграции. Этому феномену позже найдут благопристойное объяснение. Уже опубликован, например, совместный доклад Center for American Progress и Henry Stimson Center о том, что «арабская весна» – это результат глобального потепления.ВЗГЛЯД: А Джин Шарп ни при чем...К. Ч.: Он как раз в теме. В составе совета директоров основанного им Einstein Institution 1990-х годов почти половина директоров и советников были специалистами по глобальному потеплению. Ричард Рокуэлл, Филипп Богданов, Ури Лангер... А их сербский ученик Срджа Попович – учредитель фонда «Экотопия» и владелец агентства «Зеленая Сербия». Ведь Югославия была одной из самых индустриализированных европейских стран. До того, что с ней сделали.Профессор Шарп уже вышел в тираж, сегодня на сцене и за сценой – уже следующее поколение. С ростом безработицы в Европе у него растет кадровая база. И особенно перспективны восточноевропейские кадры. Их энергия могла быть использована иначе, но если перед юным сербом поставить вопрос, чего он больше хочет – сражаться, скажем, за Великую Сербию или за борьбу с авторитарными режимами в других странах, он выберет второе: это больше его поднимает в собственных глазах. И многие юные украинцы, обученные юными сербами, рассуждают так же.ВЗГЛЯД: И как этому всему сопротивляться?К. Ч.: Мы сопротивляемся глобальной повестке дня уже тем, что мы живем. Что касается государства, то, наверное, ему для начала надо осознать, с чем оно имеет дело и откуда берутся так называемые болотные люди. Но мне кажется, что наши чиновники, особенно медиачиновники, не очень это понимают. Я слушаю, например, яростную и местами остроумную передачу Дмитрия Киселева, а следом за ней на том же гостелеканале крутится алармистский телефильм о климатической катастрофе. Некий иностранец вещает загробным голосом: «Землю захватывают богатые люди, из-за этого продовольственный кризис». А у кого в США больше всего земельной площади? У Environment Protection Agency, того ведомства, которое пролоббировало все законы, делающие индустрию неприбыльной. Это ему обязан своей деградацией бывший мегаполис Детройт.Между прочим, готов держать пари, что именно с экологистской истерики начнется в будущем году саботаж нашей Олимпиады, а только потом из-под нее вылезет этническая тема. С того же начиналось в Стамбуле, претендовавшем на олимпийскую перспективу, или в Рио-де-Жанейро. И в Лондоне, где мигранты «взбунтовались» под боком у Тотенхэмского стадиона.Из нашей химкинской истории, кажется, не извлечено никаких уроков. Между тем самое опасное для страны-мишени – это когда одна группа в истэблишменте думает, что может решить свои проблемы при помощи, условно говоря, Greenpeace и Transparency International. На самом деле, считая себя субъектом, эта группа становится инструментом.Украинская православная церковь в недавнем заявлении привела строку из Евангелия от Матфея: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит». Нам тоже не следует об этом забывать.http://vz.ru/politics/2013/12/3/661657.html