Андропов
Андропов
Официальной версией его смерти была названа острая почечная недостаточность. Здоровье главы советского государства резко ухудшилось в последний год, начиная с лета 1983 года. Чувствовал себя в это время Юрий Владимирович настолько плохо, что на официальную встречу с канцлером Гельмутом Колем его бук ...

Официальной версией его смерти была названа острая почечная недостаточность. Здоровье главы советского государства резко ухудшилось в последний год, начиная с лета 1983 года. Чувствовал себя в это время Юрий Владимирович настолько плохо, что на официальную встречу с канцлером Гельмутом Колем его буквально вели под руки телохранители.

В сентябре Андропов предпринял попытку хотя бы немного поправить здоровье и поехал с этой целью в Крым. Но ослабленный болезнью организм главы государства не справился с подхваченной там простудой, и у Андропова развилось гнойное воспаление соединительной ткани, флегмона. Ему была сделана операция. Она прошла вполне успешно, но сам послеоперационный период протекал крайне сложно. Рана все никак не хотела заживать, в результате чего 9 февраля 1984 года Юрий Владимирович скончался...

Академик Е.И. Чазов: "Ю. Андропов медленно угасал. Мне было больно смотреть на него, лежащего на специальном беспролежневом матрасе, малоподвижного, с потухшим взглядом и бледно-жёлтым цветом лица больного, у которого не работают почки. Он всё меньше и меньше реагировал на окружающее, часто бывал в забытьи. Сколько надежд на возрождение страны, на её преобразование связывали многие, в том числе и я, с человеком, который умирал у нас на руках, и мы были бессильны что-нибудь сделать для его спасения".

Андропов как отец перестройки

Среди исторических личностей, оставивших заметный след в новейшей истории нашей страны, да к тому же ещё и собственно Карелии, не последнее место занимает Юрий Владимирович Андропов, родившийся 101 год назад 15 (2 по ст. стилю) июня 1914 года.

Говорить, а уж тем более писать об Ю.В. Андропове, как и о каждой незаурядной, неординарной личности сложно. Вопросов история о нём накопила много. Это тема, в которой очень много противоречий, или как говорят: с одной стороны, но вместе с тем с другой стороны…

Начало

Итак, с одной стороны. Типичное начало жизни юноши в тридцатые годы прошлого столетия в условиях Советского Союза. Происхождение, как писали в анкетах того времени, «из служащих». Отец — железнодорожный служащий, мать — учительница музыки. Юра в 1931 году закончил семилетку. Начал работать с шестнадцати лет (рабочий на телеграфе, ученик и помощник киномеханика). Затем учёба в Рыбинском речном техникуме, который он оканчивает в 1936 году.

То есть человек к двадцати двум годам получил вполне приличные для того времени образование и профессию техника по эксплуатации речного транспорта. Всё укладывается в средние нормы становления молодого человека. Но именно в 1936 году происходит событие, которое и определило всю дальнейшую судьбу Юрия Андропова — вначале его избирают освобождённым секретарём комсомольской организации техникума, а затем в этом же году комсомольским организатором (комсоргом) Рыбинской судоверфи.

В настоящее время трудно судить, благодаря каким конкретно качествам он был выдвинут (именно выдвинут, потому как выборы выборами, но то, что в советские времена люди на любые руководящие должности, а уж тем более партийные и комсомольские, предварительно подбирались и изучались — это известная аксиома) на работу в комсомоле.

Ясно одно — основными критериями комсомольского вожака, к которым опять-таки в те времена, наряду с обязательными идеологическими стандартами, также в обязательном порядке относились нравственная составляющая и деловые качества: организаторские способности, инициативность, умение убедить людей в правильности своей точки зрения, повести за собой, стремление к преобразованиям, Юрий Андропов обладал. Наш вывод подтверждают конкретные факты: за какие-то два года он прошёл путь от комсорга одного из сотен предприятий области до первого секретаря Ярославского обкома ВЛКСМ.

Карелия

В 1940 году начинается карельский период в жизни Ю. В. Андропова, который пришёлся на одно из самых трудных периодов в истории нашей республики: возникновение и создание Карело-Финской Советской Социалистической Республики, Великая Отечественная война, годы восстановления народного хозяйства.

Практические результаты его деятельности в ходе выполнения обязанностей первого секретаря ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР (1940—1944 гг.), второго секретаря Петрозаводского горкома ВКП(б) (1944—1947 гг.), второго секретаря ЦК ВКП(б) КФССР (1947—1951 гг.) свидетельствуют, что Юрий Андропов действительно обладал незаурядными организаторскими способностями, умением работать в сложной обстановке. Так, рассказывая о своей книге, посвящённой карельскому этапу биографии Ю. Андропова, и отвечая на вопрос корреспондента «КарелНовостей»: «Как вы оцениваете работу Андропова в должности секретаря комсомола Карелии? Что хорошего он сделал для республики?»

Юрий Шлейкин сообщает:

С подачи Андропова, в 1941 году, в Карелии начались народные лыжные праздники, он поставил всю республику на лыжи, а комсомольцы-лыжники Карело-Финской ССР занимали первые в Союзе места по всем показателям. При нём в 1940 году было организовано шефство над Северным флотом. В книге есть документ, в котором первый секретарь партии Куприянов говорит о том, что обо всей работе подпольщиков Карелии в годы войны знали три человека: сам Куприянов, работник ЦК Иван Власов и Юрий Андропов, который лично подбирал и придумывал легенды подпольщикам, а иногда и спасал после войны тех из них, кто оказывался в лагерях после немецкого плена.

В 1950 году решался о том, каким быть вокзалу в Петрозаводске. Уже был режим по экономии средств, и Москва сказала «нет» представленному проекту: будете строить типовой вокзал, как в украинском городе Конотопе. Сравните: в книге есть фотографии этого вокзала и нашего, который стал символом города. Именно Андропов отстоял этот проект.

А в Карельском национальном архиве хранится брошюра «Учиться у народа. Некоторые вопросы воспитания молодёжи», изданная в 1943 году (!), автором которой был Ю. Андропов. Он писал, что условия военной обстановки и связанные с этим задачи

требуют, чтобы мы серьёзно занимались дальнейшим развитием не только форм и методов, но и самого содержания воспитательной работы среди молодёжи, прививая молодому человеку любовь к родным местам. Молодой боец, сражаясь за Родину, вместе с тем защищает свой родной кров, свою семью, свою мать.

В 1951 году Юрия Владимировича Андропова переводят в аппарат ЦК ВКП(б), где он работает инспектором ЦК, курирующим работу партийных организаций прибалтийских советских республик. Обратите внимание: регионов со сложной внутриполитической обстановкой.

Кто же способствовал столь быстрому продвижению Юрия Владимировича? Это не является большим секретом и написано во многих источниках. Имя этого человека значимо в истории Карелии и Советского Союза — его зовут Отто Вильгельмович Куусинен. Можно сказать, что Отто Куусинен стал «духовным отцом» Юрия Андропова. Их объединяла не только большая амбициозность, но и схожесть увлечений — из которых особо можно выделить увлечение западной культурой, оказавшей воздействие на становление мировоззрения обоих деятелей.

За границей

1953 год — переход на работу в Министерство иностранных дел и уже в 1954 — назначение Чрезвычайным и Полномочным послом СССР в Венгерской Народной Республике. На этом отрезке жизненного пути Ю.В. Андропова, сыгравшем немаловажную роль в его становлении как политического деятеля, остановимся несколько подробнее. Само назначение послом именно в Венгрию, в очередной раз подчёркивает, что Ю.В. Андропов, которому тогда исполнилось только 40 лет, сумел к этому времени зарекомендовать себя как человек, умеющий решать возложенные на него задачи.

Дело в том, что переход стран Восточной Европы к социалистическому способу правления, в чём Союз Советских Социалистических Республик был крайне заинтересован и активно способствовал этому процессу, во всех странах проходил непросто, но в Венгрии особенно. Не следует забывать, что Венгрия более 17 лет находилась под управлением диктаторского режима Хорти, была верной союзницей нацистской Германии и во Второй мировой войне воевала на её стороне до самого конца войны.

В 1947 году коммунистическая Венгерская партия трудящихся, опираясь на помощь СССР, сумела прийти к власти, но её лидер Ракоши установил личную диктатуру, что привело к необоснованным репрессиям. Жизненный уровень в стране был одним из самых низких среди восточноевропейских стран. Негативно сказывалась на общей обстановке в стране и постоянно ведущаяся в руководстве правящей партии внутрипартийная борьба. Все эти факторы, усиленные действиями зарубежных антисоветских сил и иностранных спецслужб (а что такие действия и не только идеологического плана проводились, свидетельствует факт использования антиправительственными вооружёнными группами в основном оружия западного производства) привели к вооружённому восстанию против режима народной республики в Венгрии в октябре — ноябре 1956 года, в ликвидации которого решающую роль сыграли советские войска.

Исполнение обязанностей посла в столь критической ситуации стало для Юрия Андропова ответственным экзаменом, который он, как показали события, выдержал. Посол Советского Союза сумел организовать своевременное получение объективной информации, которую он также своевременно доводил до руководства СССР, но особо важную роль он сыграл в создании Революционного рабоче-крестьянского правительства Венгрии социалистической ориентации, которое официально обратилось к командованию советскими войсками за помощью в борьбе с реакцией и контрреволюцией. Наш вывод подтверждается назначением Ю. В. Андропова уже в марте 1957 года заведующим отделом социалистических стран ЦК КПСС, а в дальнейшем избранием его членом ЦК КПСС и секретарём ЦК КПСС (1962 по 1967 гг.).

Однако следует отметить, что роль Юрия Андропова в данных событиях плохо освещена и требует отдельного изучения. Некоторые отечественные деятели, например писатель-публицист Максим Калашников, напрямую возлагают вину за те события в том числе на Юрия Андропова, который по его мнению предпочёл силовой сценарий дипломатическому пути разрешения конфликта.

КГБ

Всё это важные вехи в биографии Юрия Владимировича Андропова, но всё-таки большинство из нас при упоминании его имени в первую очередь вспоминают о том, что он долгое время был Председателем Комитета государственной безопасности СССР и непродолжительное — Генеральным секретарём ЦК КПСС и Председателем Президиума Верховного Совета СССР.

Председателем КГБ Ю.В. Андропов был назначен 18 мая 1967 года и работал на этой должности долгих 15 лет (кстати, дольше всех руководителей, когда-либо возглавлявших в Советском Союзе органы государственной безопасности). Назначение на столь важный и ключевой для безопасности страны пост вызвало и продолжает вызывать различные толки. Одна из самых распространённых версий: Брежнев убрал его предшественника Владимира Семичастного, который от него не зависел, и поставил Андропова, на которого у него имелись компрометирующие материалы.

Личностные мотивы Брежнева, конечно, полностью отбрасывать не стоит, даже при условии, что версия о компрматериалах построена на слухах и домыслах, но и не принимать во внимание личные и деловые качества Ю.В. Андропова, позволившие ему не только занять столь непростую должность, но и успешно (по меркам шестидесятых — восьмидесятых годов) исполнять обязанности руководителя органов госбезопасности, было бы неправильно.

По вполне понятным политико-конъюнктурным причинам практически все популярные издания, руководство абсолютного большинства которых осуществляется либералами, описывая деятельность Ю.В. Андропова, акцентируют внимание читателей лишь на одном направлении работы КГБ под его руководством. Речь идёт о борьбе с идеологическими диверсиями, инспирируемыми иностранными спецслужбам и антисоветскими центрами, антисоветской, националистической, и в какой-то мере диссидентской, что в соответствии с уголовным правом того времени означало антигосударственной, деятельности, или, как сегодня политкорректно следует выражаться — о борьбе с инакомыслящими.

Однако даже среди руководителей КГБ далеко не все однозначно относились к деятельности Андропова в данном направлении. Если либералы обвиняют Андропова в борьбе с инакомыслием, то Председатель КГБ В.В. Федорчук считал иначе:

— В этом контексте очень интересно было бы знать ваше мнение о Юрии Андропове, многолетнем председателе КГБ СССР с имиджем либерального интеллектуала, знающего иностранные языки, увлекающегося искусством и даже якобы тайно покровительствующего некоторым писателям, артистам.

Мое мнение о нём резко отрицательное.

— Почему?

Вопреки сложившемуся среди интеллигенции положительному о нем мнении очень много для развала Союза вольно или невольно сделал именно он.

— Я в шоке.

А почему? Вы ожидали от меня в его адрес осанну?

— Да нет, пожалуй. Подозревал, что ваше мнение о нем будет неоднозначным. Просто не ожидал, что оно будет столь резким.

Вот вы приехали из Украины и наверняка захотите спросить меня о диссидентах — как, почему и кто их сажал?

Андропов требовал, чтобы мы сажали

— Этот вопрос действительно многих волнует. Меня же очень интересует еще и другое — как так получилось, что эти репрессии только ускорили развал Союза?

Когда я был председателем КГБ Украины, председатель КГБ СССР Андропов требовал, чтобы мы ежегодно в Украине сажали 10 — 15 человек. И мне стоило невероятных усилий, вплоть до конфиденциальных обращений к Брежневу, чтобы количество украинских диссидентов ежегодно ограничивалось двумя-тремя людьми. К тому же Андропов лично следил за ходом следствия по делам некоторых украинских диссидентов. Иногда задавал направление. Можете себе представить? А потом с помощью некоторых писателей во всем виноватым сделали КГБ Украины, Федорчука, которые якобы выслуживались перед Москвой.

— Когда думаю о диссидентах, сразу же вспоминается известное выражение Алена Даллеса, многолетнего шефа ЦРУ, из его книги «ЦРУ против КГБ», когда он говорит, что нам, американцам, очень выгодно, что в СССР есть политзаключенные, и мы должны их всячески поддерживать, чтобы, когда они будут освобождены, у них были четко выраженные антисоветские позиции. Еще важно, пишет Даллес, чтобы освобождение диссидентов совпало с тем временем, когда мы с помощью наших друзей в СССР приведем к власти либерального лидера и тот затеет преобразования. Не может не удивлять то, что события в СССР времен перестройки развивались в точности по плану Даллеса.

Да в том-то и дело.

— И в связи с этим вопрос: а как же интеллектуал Андропов? Он что — не понимал чего-то?

Все он понимал. Более того, он содействовал реализации этих планов. Вы, наверное, обратили внимание, что в тюрьмы сажали в основном писателей-государственников, за границу высылались либералы, такие, как Аксенов, Бродский, Буковский. Некоторые деятели культуры были вроде бы полузапрещенные. На самом деле Андропов им тайно покровительствовал, оберегал их, создавал о них соответствующее положительное общественное мнение.

— Вы могли бы назвать этих деятелей?

Пожалуйста. Это Высоцкий, Любимов, некоторые другие. А чего стоит его странная дружба с Евгением Евтушенко? Ведь доходило до курьезов. Бывало, пьяный Евтушенко в кругу друзей-писателей демонстративно звонил Андропову по прямому телефону.

А мутная история с Солженицыным? Подумайте: как сельский учитель, отсидевший в тюрьме, смог получить в распоряжение тайные архивы НКВД? Причем в его книгах многие документы банально фальсифицированы, размах репрессий многократно преувеличен. То, как лично Андропов руководил операцией по выезду Солженицына в США, — это отдельная история. Спрашивается — а зачем? Чтобы он там, в США, без малейших затруднений продолжал своими книгами разрушать Союз?

Так кто, если не Андропов, содействовал развалу Союза?

Из интервью «Генерал Федорчук обвиняет Андропова» (http://vif2ne.ru/nvz/forum/arhprint/291027).

Тест на Андропова

В 1982 году Ю. В. Андропов становится руководителем Советского Союза, вначале де-факто — его избирают Генеральным секретарём ЦК КПСС, а затем и де-юре, когда занимает пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР.

Свою деятельность в этом качестве он начал с работы по улучшению экономического положения государства, краеугольным камнем которой явилась кампании по укреплению трудовой дисциплины и порядка в народном хозяйстве. Заметим, что проведение этой кампании, несмотря на отдельные перекосы, связанные в основном с эксцессами исполнителей, принесло положительные результаты: уже в первом квартале 1983 года был достигнут прирост объёма производства на 6%, за весь 1983 год прирост национального дохода составил 3,1%, а промышленное производство выросло на 4%. Одновременно была усилена борьба с коррупцией и, как тогда выражались, с нетрудовыми доходами (дело «московского главторга», «хлопковое», «медуновское», «щёлоковское» дела), которая была положительно воспринята населением.

За пятнадцать месяцев руководства государством Ю.В. Андропову удалось лишь обозначить свой реформаторский курс, основные положения которого он изложил в программной статье «Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР» (журнал «Коммунист», № 3, 1983г.), да приступить к проведению широкомасштабного экономического эксперимента, предусматривающего частичный хозрасчёт и определённую самостоятельность предприятий и объединений.

На июньском Пленуме ЦК КПСС 1983 года Юрий Владимирович высказал очень важную и известную фразу:

Если говорить откровенно, мы ещё до сих пор не знаем в должной мере общество, в котором живём и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические. Поэтому вынуждены действовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок.

О чём говорит данное признание? Его можно считать своего рода тестом на управленческую состоятельность.

Если рассматривать данное высказывание с позиций достаточно общей теории управления, а в частности рассматривать процесс управления страной по полной функции управления, то это высказывание означает, что Юрий Андропов и политические силы, стоящие за ним, не управляли Советским Союзом. Это тем более так, если это высказывание сопоставить с тезисами, изложенными Андроповым в программной статье.

Ключевым понятием теории управления является понятие устойчивости объекта в смысле предсказуемости поведения в определённой мере под воздействием внешней среды, внутренних изменений и управления; или, если коротко, — устойчивость по предсказуемости. Управление в принципе невозможно, если поведение объекта непредсказуемо в достаточной для этого мере, а признание Андропова именно об этом и говорит — поведение объекта управления для руководства СССР не было предсказуемо. Не зря, когда Владимира Путина спросили каким даром он хотел бы обладать, он ответил:

Предвидение.

Вторая часть статьи «Некоторые вопросы социалистического строительства в СССР» удивляла современников своей «неправильной» направленностью и «безыдейностью». Хотя сами высказывания Юрия Владимировича очень просты и ни на какие устои не посягают. Более того — в ряде отношений это очень благонамеренная статья. Андропов уверял, что никакие трудности в развитии экономики, торможение научно-технического прогресса никак не связаны с отношениями собственности, установившимися после 1929 года.

Но вместе с тем Андропов пишет:

объективный характер законов развития экономической системы социализма требует избавиться от всякого рода попыток управлять экономикой чуждыми её природе методами.

Весьма своеобразно интерпретируя Маркса, Юрий Владимирович утверждал, будто социализм подавляет или игнорирует личные, местные, групповые потребности. Вовсе нет, писал Ю.В. Андропов и ссылался на Маркса и Энгельса: «идея» неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от «интереса». А раз так, нужно не отказываться от социализма, но быть реалистами. Не «строить коммунизм», а коренным образом совершенствовать хозяйственный механизм. Это и будет способом «правильно» преобразовывать общественные отношения советского общества. Андропов об этом писал:

Нельзя прежде всего не видеть, что наша работа, направленная на совершенствование и перестройку хозяйственного механизма, форм и методов управления, отстала от требований, предъявляемых достигнутым уровнем материально-технического, социального, духовного развития советского общества.

Совпадение или нет, но процессы, запущенные в 1985 году Горбачёвым, были названы «Перестройка».

Переход к интенсивной экономике требует качественно иного использования трудовых ресурсов. Ю.В. Андропов писал, что в СССР доля ручного, немеханизированного, низкоквалифицированного труда только в промышленности достигала более 40 %. Это совершенно недопустимо, если страна собирается оставаться передовым государством.

И — ни слова про стремление к коммунизму! Разобраться с обществом, в котором мы живём… Наладить эффективный хозяйственный механизм… Простые прагматические цели, для которых надо отказаться от части идеологических догм.

С одной стороны, всем был ясен крах коммунистической утопии Третьей Программы КПСС. Ясно было, что коммунизм не настал к 1980 году, что партия лицемерила или неадекватно оценивала возможности и состояние общества, что Юрий Владимирович в общем-то и признал, но так… вслух… публично… с оргвыводами… — в общем, это была очень решительная для своего времени статья.

«Школа Лонжюмо» в Вене

Из интервью Вячеслава Сергеевича К. проведшего двадцать лет в разведке, десять лет в крупном бизнесе. (http://stringer-news.com/publication.mhtml?Part=39&PubID=400). Хотя скорее всего — это Вячеслав Сергеевич Широнин, но мы не можем утверждать достоверно.

У Юрия Владимировича Андропова встал вопрос: а где взять профессиональных специалистов по экономике, которые должны были проводить этот «эксперимент по изменению условий хозяйствования»? Толковые экономисты у нас к тому времени остались только в теневом секторе, но они работали на уровне предприятий и не могли оздоровить страну. Косыгинским «шестидесятникам», готовившим несбывшийся хозрасчёт, катастрофически не хватало кругозора. Всё, что они могли — это требовать доведения до конца выхолощенной косыгинской реформы, которая в начале 1980-х изрядно устарела.

Андропов пришёл к необходимости ковать новые кадры экономистов самостоятельно, «с нуля». В СССР готовить экономистов для «корпорации-СССР» было некому. Официальная наука отвергала сам факт существования противоречий при социализме, наглухо заблокировав возможность создания специалистов по разрешению этих противоречий. Они были в виде «специалистов по расшивке узких мест». Тогда их называли «системщиками», сейчас назвали бы «бизнес-консультантами» на уровне отдельных предприятий и даже корпораций-министерств, но в масштабах народного хозяйства даже простое представление такой профессии вполне могло быть расценено как «антисоветская деятельность».

Андропов пошёл проверенным путём: раз специалистов нет и внутри страны их некому воспитать, значит, надо обучать их за пределами страны, на основе иностранного опыта. Парадоксальным было то, что впервые в истории так предполагалось обучать не специалистов идеологически нейтральной технической сферы, а фактически будущих лидеров государства, по крайней мере, интеллектуальных. То есть Ю.В. решил пойти по пути Ленина, который в 1910-х годах создал во французском городке Лонжюмо (Longjumeau) партийную школу для подготовки будущей коммунистической «элиты». Изрядно позабытое ныне, тридцать лет назад слово «Лонжюмо» стало популярным благодаря вдохновенной поэме Андрея Вознесенского (тогда он пел дифирамбы коммунизму, а не демократии).

По замыслу Андропова, новые экономисты должны были впитать в себя эффективные рыночные механизмы и ценности, самостоятельно (возникает вопрос: а их мировоззрение обеспечивало эту самостоятельность? — примечание ИАЦ) отбросив шелуху прямых провокаций, нацеленных на подрыв национальных интересов СССР, и в целом всё неприемлемое. Наши стажёры должны были обогатиться новыми рыночными знаниями и самостоятельно провести их синтез (опять-таки — были ли они способны к этому? — примечание ИАЦ) с советской реальностью и задачами модернизации СССР. Андропов рассудил, что должный «идеологический контроль», а на деле — контроль с точки зрения конкурентных интересов СССР — смогут обеспечить за обучаемыми «стажерами» стратегически мыслящие сотрудники его ведомства.

В результате часть специалистов — не только из КГБ, но и из некоторых других структур — была специально для решения этой задачи направлена «под крышу» Госстроя СССР и оттуда координировала работу. А в роли Люнжюмо решили использовать Международный институт прикладного системного анализа (МИПСА) в Вене. Это — структура, о которой надо говорить отдельно. Весьма интересная, эффективная и специфическая структура.

Осенью 1972 года неприметный заместитель начальника Госкомитета СССР по науке и технике Джермен Гвишиани вылетел в Австрию, чтобы в Лаксенбургском замке под Веной встретиться с представителями Римского клуба и Международного института прикладного системного анализа (МИПСА, или, в латинской транскрипции, IIASA). МИПСА на тот момент был только-только основан – его учредителями стали США, СССР, Канада, Япония, ФРГ, ГДР и ещё несколько европейских стран. За глаза МИПСА называли «проектом двух разведок» – КГБ и ЦРУ – и считали некоей переговорной площадкой для элит капстран и государств социалистического лагеря (абзац — вставка из статьи http://krasvremya.ru/kak-predavali-sssr/).

Сказано — сделано. Выявили талантливых молодых экономистов и экономистов-математиков. Через каналы, оставшиеся ещё со времен косыгинской реформы, обеспечили их взаимодействие с институтом в Вене. Формат работы установился очень быстро: проходили регулярные, ежеквартальные семинары, на которые приезжали наши «стажёры» в сопровождении «кураторов» и встречались там с западными «специалистами по управлению», половина которых была офицерами западных спецслужб. Они, имея институты изучения СССР, к тому времени могли знать нас так же хорошо, как и мы их, если не лучше (вряд ли бы западные социологи написали фразу «мы не знаем советского общества») хотя до предательства Калугина, сдавшего практически всю нашу невоенную разведку, оставалось ещё ой как долго.

Их интерес был прост — повлиять на нашу будущую «элиту». Возможно они считали этот семинар просто одним из многих каналов подготовки специалистов, хотя и потенциально высокого ранга, а может быть использовали эту возможность для формирования «ударной группы реформ» будущей Перестройки. При этом каждый день, после занятий, на котором наши западные партнёры рассказывали нам, как правильно повышать эффективность советской экономики и как рыночные отношения решили бы разом все проблемы советского общества, мы собирали свой, внутренний семинар, на котором пункт за пунктом показывали, как предлагаемые ими меры разрушили бы всю экономику СССР без остатка.

Таким образом, мы показывали неприменимость слепого копирования западных рецептов, которые нам навязывались. Очень многое нам нравилось, очень многого мы не понимали, и наши более образованные стажёры часто разъясняли нам многие подводные камни.

Под крышей венского Международного института прикладного системного анализа развернулась захватывающая борьба советских и западных спецслужб за души и мозги двух десятков советских молодых специалистов, которых Андропов готовил на роль спасителей и преобразователей советской экономики (причём следует обратить внимание, что подготовка этих специалистов началась ещё в конце 1970-ых, до занятия Андроповым должности Генсека ЦК КПСС — примечание ИАЦ). Отбор был жесточайший, более половины группы отсеялось: некоторые из-за недостатка способностей, кто-то по этическим причинам, так как почувствовал, что ими манипулируют, но те, кто остался, действительно, вошли в историю России.

Можно назвать, например, Гайдара, Чубайса, Авена… ( а также Шохина, Нечаева, Ясина, Глазьева, Мордашова — примечание ИАЦ на основе статьи http://krasvremya.ru/kak-predavali-sssr/). Один из наших «стажёров» и сегодня занимает прекрасную должность в администрации президента, другой, пройдя крайне извилистый путь, «приземлился» в качестве члена Совета Федерации. Думаю, его карьера там и окончится. Третий стал известен в 1990-е как блестящий либеральный идеолог.

Интересно, что Гайдар пришёл в группу позднее, уже после смерти Андропова. Тот не потерпел бы человека с таким мягким характером. Однако в бардаке, который начался после смерти Ю.В., процесс вышел из-под нашего контроля и стал стремительно развиваться по собственным законам.

Источник: http://stringer-news.com/publication.mhtml?Part=39&PubID=400.

Пристальный интерес к Ефремову — знак чего?

Самый загадочный эпизод в биографии знаменитого писателя-фантаста и профессора палеонтологии Ивана Антоновича Ефремова имел место после его смерти. Умер Ефремов 5 октября 1972 года, а через месяц, 4 ноября, в его доме произвели многочасовой повальный обыск, а на какой предмет — неизвестно. Конечно, человек такого калибра, как Ефремов, не мог позволить чекистам расслабиться, разумеется, за ним надо было присматривать. Но одно дело — присматривать, и совсем другое — обыск: тут уже требуется бумаги оформлять, ордер, называть конкретную причину, чтить Уголовно-процессуальный кодекс. Что искали в доме покойного Ефремова — так и осталось неясным.

Почти всё, что до сих пор было известно об этой истории, в том числе самым близким к Ефремову людям, собрано и опубликовано в статье А Измайлова «Туманность» (Нева. 1990. № 5.). По свидетельству Т. И. Ефремовой, жены писателя, обыск начался с утра и закончился за полночь, проводили его одиннадцать человек, не считая домуправа и понятых. У Таисии Иосифовны сохранился протокол обыска, из которого явствует, что проводили его сотрудники Управления КГБ по Москве и Московской области на предмет обнаружения «идеологически вредной литературы».

Перечень изъятого составил 41 пункт, в том числе старые фотографии Ефремова (1917, 1923 и 1925 годов), письма его к жене, письма читателей, фотографии друзей, квитанции. Рукописей Ефремова среди изъятого не было, зато внимание компетентных органов привлекли «оранжевый тюбик с чёрной головкой с иностранными словами», «книга на иностранном языке с суперобложкой, на которой изображена Африка и отпечатано: «Африкан экологие хомон эволюшн» и другие слова» с заложенными в неё сушёными древесными листьями, «различные химические препараты в пузырьках и баночках» (оказались гомеопатическими лекарствами) и другие не менее важные вещи.

Ещё изъяли собранные Ефремовым образцы минералов (он был не только палеонтологом, но и геологом), разборную трость с «вмонтированным острым металлическим предметом» и «металлическую палицу из цветного металла» (в протоколе особо отмечено, что она «висела на книжном шкафу»). Последние два предмета потом не вернули, сочтя холодным оружием.

Такая богатая антисоветская добыча видимо заслуживала полусуток усилий 11 сотрудников, которые, как сказано в протоколе, «в процессе обыска использовали металлоискатель и рентген». И только благодаря решительности Т. И. Ефремовой «специалисты» не вскрыли урну с прахом Ивана Антоновича, тогда ещё не захороненную и находившуюся в квартире. Позже Т. И. Ефремовой, пытавшейся понять, в чём дело, и вернуть изъятые письма и вещи, в КГБ сообщили, что среди изъятого находилась-таки статья антисоветского содержания — её в 1965 г. кто-то прислал Ефремову из г. Фрунзе без обратного адреса.

Ефремова могли подозревать в антисоветской агитации, вытекает из ордера на обыск и того обстоятельства, что за два года до того, в 1970-м, нарекания вызвал его роман «Час быка». Ефремова заподозрили в попытках иносказательно критиковать советскую действительность.

Председатель КГБ Ю. В. Андропов 28 сентября 1970 г. в письме в ЦК КПСС прямо пишет, что Ефремов в этом романе:

под видом критики общественного строя на фантастической планете «Торманс» по существу клевещет на советскую действительность.

После доносов в ЦК КПСС о «враждебном» содержании романа секретарь ЦК П.Н. Демичев, отвечавший за идеологию и культуру, пригласил писателя на беседу. Эти обстоятельства описаны Т. И. Ефремовой, а обнаруженные в партийном архиве документы опубликованы. Но собеседование с Демичевым окончилось благополучно: речь шла о внесении в текст романа некоторых изменений. Иван Антонович требуемые поправки сделал, роман был издан и только уже после смерти писателя и таинственного обыска начал изыматься из библиотек.

Подробнее об обыске и странной версии о его причинах, читайте статью: http://www.ruthenia.ru/logos/number/2002_02/02.htm.

Мы же остановимся на словах о романе Юрия Владимировича. Видно, что он роман либо читал целиком, либо как минимум знаком с его сюжетом. Его слова о том, что роман «клевещет на советскую действительность» говорят о многом. Роман по мнению Андропова клевещет не на советский строй, как таковой, не на идеологию коммунизма, а на «действительность», а это означает, что Ю.В. Андропов, знающий «внутреннюю кухню» власти в СССР не по газетам, ТВ или разговорам на кухнях, нашёл в описании управления планетой «Торманс» явные аналогии с тем, что имело место в управленческой верхушке Советского Союза.

Спустя десятилетия, уже после краха СССР, будучи на пенсии, П.Н. Демичев в 2002 г. в телефонном разговоре с М.С. Листовым сказал примерно следующее:

Ефремов был великий человек. Если бы его не запрещали, а изучали, многих бед в последующем удалось бы избежать.

Получается, член ЦК КПСС Петр Нилович Демичев сознаётся в том, что данное действие привело к тяжёлым последствиям, если не краху СССР. Причём умалчивается, была ли это ошибка или осознанное действие, а также то, кто несёт ответственность за данное решение.

Если бы Иван Ефремов был понят тогда, будущее СССР действительно было бы иным (о возможностях фашизации СССР читайте статью: http://inance.ru/2015/06/fashizaciya-sssr/)?

Вспоминая И.А. Ефремова, имеет смысл сравнить отношение к нему с отношением к другим популярным фантастам того времени. Роман братьев Стругацких «Жук в муравейнике» и другие произведения про «прогрессоров и странников» — проект будущего Земли, но не совместимый с проектом будущего Ефремова. У Стругацких земля под властью жёсткой и мягкой силы, подконтрольной суперспецслужбе — КомКону, во главе которой стоит некий мудрый Экселенц.

Параллели очевидны: вся тема странников и прогрессоров — тонкий комплимент главе КГБ и программирование советской толпы на жизнь под властью не выпячивающей себя предельно компетентной спецслужбы, позволяющей обществу самоуправляться, но подруливающей этим процессом в ситуациях, которые она оценивает как критические или потенциально опасные. И эта диктатура КомКона терпима и к проявлениям либерализма, хотя это уже детали.

Как известно, если у И.А. Ефремова проблемы во взаимоотношениях с КГБ были даже при том, что он был учёным с мировым именем, то у братьев Стругацких проблем с КГБ не было: даже весьма антисоветская «Сказка о тройке» сошла им с рук, а явно не отвечавшая духу диалектического материализма сказка «Понедельник начинается в субботу» неоднократно переиздавалась без каких-либо нареканий со стороны КГБ и идеологов ЦК.

Заключение

Как известно на сегодняшний день, в российской исторической науке, сформировались очень противоречивые взгляды на советский период истории нашего государства, и что примечательно особенно неоднозначные оценки отводятся деятельности Юрия Владимировича Андропова. При этом никто, даже явные недоброжелатели не отрицают наличие у него высоких нравственных качеств, в первую очередь бескорыстия, доходившего даже до аскетизма, а также таких деловых качеств как умение самостоятельно мыслить, хорошо развитые организаторские и администраторские способности, интеллект.

Однако когда дело доходит до его оценки, как политического деятеля, мнения становятся полярными. Одни (безусловное большинство) считают его несостоявшимся «русским Дэн Сяопином», который пытался провести необходимые реформы и сохранить СССР от распада, другие убеждены, что именно Ю.В. Андропов подготовил развал страны Советов, взращивая диссидентов и приведя к власти команду либералов. Больше вопросов, чем ответов.

Мы в свою очередь полагаем, что история расставит всё по местам, в том числе и даст аргументированные ответы на причины и цели таких действий Ю.В. Андропова, которые сегодня пока ещё невозможно оценить однозначно. В частности есть «острые» вопросы, которые требуют адекватных произошедшей истории ответов:

  • Какова была его роль в принятии решения о вводе советских войск в Афганистан?
  • Действительно ли Ю.В. Андропов избрал своим преемником Горбачёва, ставшим одним из основных виновников распада Советского Союза?
  • Почему ознакомившись в 1970 году с романом Ивана Ефремова «Час Быка» и увидев параллели между Тормансом и властью в СССР Андропов не воспринял эту критику и не взял содержание романа на вооружение, введя его в общеобразовательные программы ВУЗов и школ, но наоборот — состоялось его изъятие из библиотек?
  • Каковы были истинные цели создания им группы экономистов и организация её обучения на основе иностранного (буржуазного, капиталистического, антисоветского — нужное подчеркнуть) опыта в Международном институте прикладного системного анализа в Вене, структуре весьма интересной и специфической? Ведь именно прошедшие обучение в этой группе Чубайс, Гайдар, Авен и их компаньоны стали могильщиками, а по совместительству и главными приватизаторами народной собственности, государства под названием Союз Советских Социалистических Республик.
  • Если отбор был таким тщательным, то почему в группу попали будущие проходимцы 1990-ых годов, не без исключений конечно?
  • Не был ли Ю.В. Андропов таким образом «вписан» в планы тех политических сил, в частности западных, которые старались понять и повлиять на советское общество, поскольку ещё с 1950-ых активно изучали возможности управления массами средствами информационной войны, а 18 августа 1948 года обозначили свои планы в пресловутой директиве 20/1 «Наши цели в отношении СССР» (http://www.sakva.ru/Nick/yak.html)?

Выносим эти вопросы на суд истории…

…помня о том, что:

Каждый в меру своего понимания общего хода вещей работает на себя, а в меру непонимания на того, кто понимает больше.

 

 

Развернуть описание Свернуть описание
08 февраля, 11:52

Александр Яковлев: "Сам собой в обществе может установиться только блатной закон"

Беседа писателя и журналиста Дмитрия Быкова с академиком РАН, однним из главных идеологов, «архитекторов» перестройки Александром Яковлевым (1923-2005), 1999 год. Текст приводится по изданию: Быков Д.Л. И все-все-все: сб. интервью. Вып. 2 / Дмитрий Быков. — М.: ПРОЗАиК, 2009. - 336 с.Дмитрий Быков: Сколько было смешных словосочетаний, Господи помилуй! И смешных титулов! Александр Николаевич Яковлев удостоился всех: прораб духа, прожектор перестройки, агент влияния, могильщик СССР, архитектор демократии, мистер гласность.— Александр Николаевич, российский парламент многократно доказал собственную ненужность. Может, нам без него будет лучше?— Разогнан президентской властью может быть почти любой парламент. Или вы думаете, что японские, например, парламентарии могут три раза подряд безнаказанно проваливать премьера? Нет, Дума нужна, хоть такая, — беда только в том, что коммунисты в тех или иных модификациях составляют две трети депутатов. Коммунисты необходимы Ельцину, они его гарант: если бы не Зюганов, кто знает, как закончились бы выборы позапрошлого года. Лебедь — куда более сложный конкурент. Так что у Ельцина и коммунистов симбиоз, они взаимозависимы, а пока эта публика составляет парламентское большинство, никакой законотворческой деятельности ждать не приходится. Мы находимся на уровне девяностого года. Россия проиграла две войны, а военной реформы нет...— Почему две?— Афганскую и чеченскую; или вы афганскую считаете нашей победой? Судебной реформы опять-таки нет, а ведь мы нация жалобщиков, наш девиз — «барин нас рассудит». Раньше в функции барина выступал обком, туда бежали с жалобами на неверность мужа и склочность соседей, — теперь все тянутся в суды, а в судах из-за чудовищной организации их работы и двусмысленности любого закона дело рассматривается годами, как в средневековье. Про земельную реформу, про гарантии государства для внешних инвестиций я вообще не говорю. В начале девяносто первого я с несколькими единомышленниками подготовил проект по шестнадцати первоочередным законам и подал его Горбачеву. Там было все перечисленное плюс еще несколько полезных вещей, но Горбачев был тогда одержим идеей союзного договора. В результате он не успел, а у тех, кто после него, совсем другие заботы.— Вы помните свое первое впечатление от Ельцина?— Ельцин по складу характера ортодокс. Вместе с тем, я помню, он верил в необходимость перемен, но кто же не верил? Это забылось, затерлось временем, а тогда степень отвращения к советской действительности была у всех примерно одинакова. Но перестройка (как, впрочем, и пугающая вас реставрация) слагается из двух вещей: первая — усталость от абсурда, а вторая — желание и способность делать что-нибудь новое. С усталостью тогда все обстояло нормально, с готовностью действовать по-другому — значительно хуже. Так что и сегодня, сколько бы люди ни ругали ситуацию, они отнюдь не торопятся назад.— А Горбачев не торопился вперед...— Не скажите. Горбачев безоговорочно превосходит Ельцина — хотя бы по человеческим качествам. Он обучаем, оперативен, умен...— Не тоталитарен...— Ну, тоталитарна всякая власть, иначе она не власть. Но Горбачев способен выслушать чужое мнение и скорректировать свое. Горбачева испортил Запад.— Я думал, он его, напротив, спасал...— Скорее губил. Там Горбачев вызывал восторг — все, что бы он ни делал, принималось на ура. В результате он к девяносто первому году перестал чувствовать ситуацию. Ему казалось, что все идет как надо. Инерция — первый враг действующего политика.— У меня есть подозрение, что к середине девяносто первого он был очень не прочь навести железный порядок, только чужими руками...— С одной стороны, он категорически отказался ввести чрезвычайное положение в экономике, как ему ни нашептывали. Я дословно помню его фразу: «Что ж, у каждой шахты часового ставить?» С другой — он дважды проталкивает через Верховный Совет Янаева. Премьером назначается Павлов. В «Правду» из «Учительской» перемещается нынешний спикер Селезнев, и «Правда» приобретает совершенно оголтелый характер. Наконец, я сам дважды открыто предупреждал его, что неизбежна попытка переворота: один раз мы говорили на эту тему в апреле девяносто первого, другой — в начале августа. Он не поверил. И все-таки я не думаю, чтобы эта шайка-лейка действовала с его санкции. Просто они поймали момент, когда он колебался.— И могли победить?— Да ну, глупости. Август 1991 года — вовсе не та веха, какую из него пытаются сделать. Никто никого не победил. Одна команда не вышла на поле, и ей засчитали поражение. Вы представляете Янаева в качестве главы государства?— Павлова представляю.— Павлов — хронический алкоголик.— Крючков?— Это вообще не политик. Он никогда вам не сможет объяснить, за что он любит социализм и не любит, например, евреев. Это у него на каком-то зоологическом уровне происходит. Кроме того, он неопрятен в быту. Никто из них, дорогой друг, никто не мог претендовать на первые роли в государстве. Но вся эта история положила конец эпохе Горбачева, а это уже серьезная беда. Я думаю, Горбачев вполне мог еще некоторое время находиться у власти и успеть осуществить хотя бы первые преобразования. Потому что с воцарением Ельцина возобладал очень примитивный взгляд на вещи: новая экономическая система сложится сама. Нужно дать работать каким-то стихийным силам, главное — не мешать им.— Я даже помню какую-то печатную полемику: главная заслуга Ельцина в том, что он НЕ МЕШАЛ работать рыночным закономерностям.— Ну вот: если им не мешать, то и складывается то, что мы имеем. Как ни грустно это звучит, но сам собой в обществе может установиться только блатной закон. Своего рода социальный дарвинизм, при котором выживает не столько сильнейший, сколько худший. А мы надеемся, что паханы наедятся, что мафия цивилизуется... Ну и что? Природа-то их не изменится, вот в чем дело. У нас нет сейчас никакого механизма, который позволял бы прорваться в государственное управление действительно талантливому человеку. Отсюда и массовое возвращение в большую политику экс-комсомольцев и экс-коммунистов.— Кстати, а с бывшими членами Политбюро вы видитесь?— Честно говоря, ни малейшего желания. Симпатизирую Шеварднадзе. Хорошо знаю Примакова — он совершенно не изменился еще с тех времен, когда оба мы были директорами институтов. Он — востоковедения, я — мировой экономики. Его последовательность в какой-то мере даже достойна уважения. Он, например, как считал, что мы продешевили с объединением Германии, так и до сих пор на этом стоит.— Скажите, а как получилось, что первым человеком в государстве оказался Горбачев? Я слышал, вы лично были к этому причастны...— Ну, я не преувеличиваю своих скромных курьерских заслуг. У Горбачева был один реальный конкурент — Гришин, но у него по-настоящему шансов не было. На Горбачева ставило большинство ЦК, все понимали, что он из самых перспективных и грамотных людей... Опасаться стоило только старых зубров, лидером которых считали Громыко. Я пошел к нему в надежде убедить не выступать против Горбачева. Андрей Андреевич намекнул, что засиделся в МИДе и давно видит себя на посту председателя Президиума Верховного Совета. Я с этим пошел к Горбачеву, и тот со своей стороны сказал, что всегда мечтал работать с Андреем Андреевичем. В результате, когда зашла речь о преемнике, Громыко всем на удивление первым предложил Горбачева.— Он вообще был человек непростой, как тогда говорили...— Я Громыко хорошо знал — в частности, когда я в семидесятых был фактически сослан послом в Канаду, он всякий раз, летя в Нью-Йорк, у меня останавливался. Мы встречались за обедом — я с женой, он с женой, больше никого. Двойственность этого человека меня поражала: с одной стороны, ортодокс и почти сталинист, с другой — отличная реакция, хороший английский и фанатичное увлечение историей русской общественной мысли. Однажды у нас зашла речь о только что опубликованной книге Пикуля «У последней черты»: она в сокращении печаталась в «Нашем современнике». Громыко поинтересовался моим мнением. Я честно сказал, что в историческом смысле это довольно дилетантская компиляция из хорошо известных источников, а пронизано все кондовым антисемитизмом, без всякой почти маскировки. Громыко, словно сам себе удивляясь, сказал: знаете, а ведь и мне так показалось! Изложите-ка ваши соображения в виде записки! Я набросал перечень претензий к роману, и его потом обсуждали на ЦК: я помню облегчение в кругах родной интеллигенции, когда Суслов обругал откровенно черносотенную книгу.— Возвращаясь к восемьдесят пятому году: вы не допускаете мысли о том, что СССР мог преспокойно существовать в своем прежнем виде?— Нет, есть убедительная книга Амальрика «Досуществует ли Советский Союз до 1984 года» — конечно, я ее тогда не читал, но все это носилось в воздухе. Страна была замилитаризована до абсурда: семьдесят процентов всех денег уходили на вооружение. На жизнь оставалась треть. В Политбюро не имели даже приблизительного представления об истинных масштабах этой милитаризации. Думаю, если бы не это, у каждой рядовой семьи сейчас было бы по двухэтажному коттеджу.— Есть версия, что Андропов собирался развязать третью мировую — в частности, в книге Соловьева и Клепиковой...— Не думаю, что лично Андропов. Просто концепция российской внешней политики была такова — тут не надо особо утруждать себя доказательствами. По-вашему, танк — это средство обороны? А мы по количеству танков превосходили все страны мира. А понтонные переправы? А шесть тысяч боеголовок? Для обороны достаточно десяти, если, конечно, не промахиваться... Разумеется, вся советская военная махина была ориентирована на то, чтобы развязать войну. Иначе зачем шестимиллионная армия? Для ядерного сдерживания, может быть? Впрочем, армия-то свое дело делала. Через нее, как через мясорубку, ежегодно прокачивалась самая активная и здоровая часть населения, чтобы вернуться оттуда с твердым пониманием: инициатива наказуема, сила есть право, унижение есть норма... Это была такая школа жизни для всех. Почему, собственно, у нас и наемной армии нет до сих пор, и военная реформа стоит: надо же молодым где-то проходить курсы унижения и жестокости!— Между прочим, чем больше ругают Ельцина, тем крепче в народе убеждение, что Андропов начинал все правильно, только не успел.— Он не успел, и в силу этого у народа не было времени его разглядеть. У меня с Андроповым были очень плохие отношения, он еще в бытность мою послом в Канаде регулярно предлагал меня заменить, потому что я, по его мнению, недостаточно убедительно прикрывал резидентуру. Это вообще было для меня мучительно — постоянно врать, при моей личной дружбе с Трюдо. Громыко и защищал меня, используя этот аргумент: ни у одного больше посла нет таких отношений с премьер-министром! Конечно, мне было стыдно, когда ежегодно из страны высылали одного-двух сотрудников посольства (я вынужден был писать возмущенные ноты), а один раз их вылетело сразу тринадцать! Тогда одна канадская газета написала, что в посольстве СССР все шпионы, кроме Яковлева. Я даже послал им обиженное опровержение: что это значит? вы меня считаете человеком без способностей?! Они очень веселились...Андропов был классический неосталинист, деливший партию на большевиков и коммунистов. Коммунисты — это приспособленцы, аппаратчики, а большевики — железное ядро, фанатики. Ни Западу, ни социалистическому лагерю он не доверял в принципе, помня свой венгерский опыт. Кстати, и насчет Афганистана решающий нажим принадлежал ему. Никакой перестройкой не пахло, разило репрессивным социализмом образца тридцатых, почему и началось с облав. Одну такую облаву он попытался устроить у меня в институте: я прихожу и вижу около вахты нескольких молодых людей в костюмах. Стоят, фиксируют опоздания. Я тихо интересуюсь у вахтеров: кто пустил? Они отвечают: распорядился ваш заместитель, это из райкома... Я спрашиваю: товарищи, в чем дело? Они в ответ: «А вы не понимаете? Идет проверка состояния трудовой дисциплины. И вообще — кто вы такой и почему опаздываете?» Они, понимаете ли, не смекнули, что я директор. Я при них вызвал того заместителя по хозчасти, который их велел пустить, — трус был ужасный, — и объявил ему выговор, а их попросил вон. На следующий день помощник Андропова, Вольский, сказал мне, что я правильно сделал.— Аркадий Вольский? Нынешний предприниматель?— Да, он работал тогда у Андропова. Вообще все разговоры о том, что вот мог бы еще Советский Союз существовать себе по-прежнему, очень меня забавляют. Ну представьте: проходит еще четыре года, и тут Интернет! Что с этим сделаешь? Если бы советская империя не была уничтожена перестройкой и гласностью, она была бы куда быстрее уничтожена Интернетом, только попытайтесь вообразить появление сети в рамках тоталитарной идеологии. Замкнутые империи обречены, от глобализма никуда не денешься. Так что я преклоняюсь перед нашим народом, я боготворю его — за тот инстинкт перемен, который ему задолго до восемьдесят пятого подсказывал: пора переделывать страну.Пора начинать думать в новых категориях: вот вы говорите, что боитесь политической цензуры. Но это смешно, ей-богу: при наличии Интернета — какая цензура? У нас в Фонде защиты демократии, коего я председатель, задержали на таможне несколько CD-дисков с нужными программами. Так мы и скандалить не стали, плюнули и через час скачали себе все эти программы без всякой таможни. Это и есть глобализм. Другое дело, что Интернет несет опасности ничуть не меньшие, чем цензура: это прежде всего унификация культуры, снижение ее планки. Культура становится доступна для всех и, главное, лишается отличительных местных черт. Не говоря уже о том, что всякий имеет возможность засорять информационное пространство графоманией. Но в этом новом мире предстоит жить не мне и даже не вам. Мы, несмотря на разницу в возрасте, — старые дети, играющие в старые игрушки: диктатура, парламентаризм, цензура, гласность, права... В глобальном мире будут жить новые люди.— Это кто же, например?— Мой младший внук, ему сейчас пять лет.— К вопросу о светлом будущем: вы можете хотя бы приблизительно спрогнозировать предвыборную ситуацию 2000 года ?— Я не думаю, что Ельцин пойдет на эти выборы. Гриша Явлинский, который начинал при мне и, смею думать, не без моей помощи, — человек несомненно одаренный, но делает сейчас опасный крен, перетягивая одеяло на себя. Он начинает выглядеть самым честным, бескомпромиссным, незапятнанным (его партии при этом вообще не видно) — в общем, впадает в самоупоение. Опасен Лужков. Опасен в том смысле, что у этого человека появилась иллюзия, будто можно сохранить демократию, управляя при этом авторитарными методами. Он уже бесстрашно демонстрирует кулак. Это началось, когда он еще при Попове отвечал за снабжение Москвы овощами. Сегодня он использует патриотическую демагогию, но не в ней дело: он выстраивает себе имидж сильного руководителя. А при руководителе, опирающемся на кулак, в стране не будет ни свободной экономики, ни сильного закона. Как мэр он хорош, как президент — пугающ. Лебедя я глубоко не уважаю.Прежде всего — за лживость. Он в своих мемуарах приписал себе какую-то речь на двадцать восьмом съезде, которого был делегатом, — в ней он якобы разоблачал меня... Да никакой он речи не произносил, крикнул из зала: «Сколько у вас лиц, товарищ Яковлев?!» Я ему тогда отвечать не стал — ну что я буду на каждый крик из зала реагировать? — а сейчас мог бы с полным правом спросить: а у вас, господин Лебедь? За ним не раз уже замечены предательство, ложь, манипулируемость... Из тех, у кого есть реальные шансы выиграть выборы 2000 года, мне не нравится никто. Поэтому, если бы меня спросили, я бы посоветовал не откладывая раскручивать другие кандидатуры — более приемлемые для мыслящей части страны, но привлекательные для остальной ее части. Если нужен генерал — пусть это будет Николаев, а не Лебедь: он тоже, конечно, замечен в патриотической демагогии и любим частью патриотов, но это уж непременная часть генеральского имиджа, а человек он порядочный и образованный. Я не исключаю, что хорошим президентом для России мог бы стать Шаймиев...— Не пройдет. Национальное меньшинство.— Одного нацмена тридцать лет терпели, да с каким энтузиазмом!— А у Селезнева есть шансы?— Селезнев до такой степени посредственность, что говорить об этом человеке всерьез я не могу. Когда-то его из главных редакторов «Комсомолки» готовили на пост первого секретаря ЦК ВЛКСМ. Особенно усердствовал орготдел ЦК КПСС — самый консервативный. Я тогда решительно воспротивился, потому что могу уважать несгибаемого ортодокса, как бы враждебен он мне ни был, но человека без убеждений уважать не стану.— Зюганов?— Нет, это пройденный этап. Он и сам не допускает мысли о победе.— В официальную политику вернулся Березовский (неофициальной он не покидал). Как вы к нему относитесь?— А что, с уважением. От друзей-математиков я знаю, что он отличный специалист в своей области. Он гениально считает комбинации и может принести большую пользу на государственной службе.— Мы вполне успели убедиться, что у большинства населения короткая память: абсурд зрелого социализма забыт, вас наверняка постоянно ругают за развал великой державы и за пролившуюся кровь...— Я уже привык быть агентом влияния. В каком-то смысле я им и был. Так и напишите.— Сенсация.— В 1985 году, после семидесяти лет самоубийства, когда страна уничтожала свой мозг, истощалась бешеной милитаризацией, тупела, нищала, становилась грозой и посмешищем мира, — всем без исключения было ясно, в какой бездне мы находимся. И если разрешить человеку вслух говорить об этом значит быть агентом американского империализма, то я агент. Если забота о правах человека — западная диверсия, я диверсант. Если покуситься на всесилие органов значит предать свою Родину, то у нас с моими обвинителями разные понятия о Родине. Я сегодня счастливый человек, делайте со мной что хотите. Да, ни одна из необходимых реформ не проведена до конца, — но разве это компрометирует демократию как таковую? Россия — свободная страна, и перемены в ней неизбежны, это главное. Назад ее не загонишь. Все это можно было сделать быстрее, безболезненнее, лучше. Не получилось. Но это не значит, что я от чего-то отрекся. Несмотря на нищих в переходах, на войны на окраинах, на беженцев, на безработицу, на новых русских со всеми их прелестями — сегодня страна все-таки лучше, чем пятнадцать лет назад. Она все равно построит нормальное общество. Только можно начать это делать сразу, а можно от противного. У нас будет от противного.— К вопросу о короткой памяти народа: как к вам сейчас относятся люди, в восьмидесятых всецело зависевшие от вас? Редакторы, журналисты, политологи?— Я всегда знал, кто искренне ко мне расположен, а кто льстит. Люди, когда-то присылавшие мне свои книги с во-от такими автографами, совершенно обо мне забыли. Меня не пригласили на последний съезд Союза журналистов. Потом извинялись: это девочки в секретариате вас забыли... Ну, говорю, какие же претензии к девочкам! А те, с кем я дружил и кого любил, остались моими друзьями. В первую очередь Григорий Бакланов и Егор Яковлев.— Вы занимаетесь сейчас только фондом?— Нет, я еще возглавляю комиссию по реабилитации жертв репрессий. Но вы правы — главные мои интересы связаны с фондом. Мы задумали сорокапятитомную серию: белые пятна советской истории. Уже вышли пять томов, в том числе Кронштадт, дело Молотова—Маленкова—Кагановича... Потом будем издавать серию внешнеполитических секретных документов. Сейчас нам передали архив Сталина: спасибо. Как и в любом архиве, там много неинтересного, но переписка, например, с Кагановичем — это что-то фантастическое. Прежде всего по дикой жестокости, которую проявляет Каганович (да и другие члены сталинского правительства) ради доказательства своей преданности. Все это мы будем публиковать.— Сейчас многие гордо носят свои советские награды. Например, звание Героя Социалистического Труда. А вы?— А я не Герой Социалистического Труда. Даже ордена Ленина у меня нет, хотя я часто писал представления на своих подчиненных. У меня орден Красной Звезды — хороший офицерский орден, орден Боевого Красного Знамени — тоже уважаемая боевая награда, медаль «За оборону Ленинграда», орден Дружбы народов... а из новых — орден Сергия Радонежского. За содействие в возвращении Русской православной церкви нескольких монастырей. Хотя я не очень люблю официальное русское православие.— Я слышал, вы написали книгу о буддизме, ее издал «Вагриус»... Но она практически недоставаема.— Да, она вышла три года назад и быстро разошлась. Видимо, это действительно для многих была неожиданность, но я симпатизирую буддизму. И давно. Мое «Постижение» не претендует ни на какую полноту. Это рассказ о том, что буддизм дал лично мне. Кроме того, еще в Канаде я интересовался живущей там общиной духоборов. О них тоже есть в книжке.— Родная интеллигенция вам за эти годы не опротивела?— Ох, как у меня иной раз не хватает злости при виде родной интеллигенции! Как только она не предала себя за это время! как только не лизала власть! как только не сдавала своих позиций! В каком-то смысле интеллигенты, больше всех заинтересованные в перестройке, часто вели себя хуже всех. Ноют сейчас, что культура избавилась наконец от государственного гнета и патронажа. Очень легко все забыли и ударяются в самую бессовестную ностальгию. И все-таки я уверен, что именно интеллигенция — лучшая, надежнейшая ее часть — и есть главное сокровище России. И когда ей дали наконец свободу говорить, думать, писать, — это были лучшие годы нашей жизни.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
13 октября 2019, 17:55

"Культура и власть от Сталина до Горбачева. Аппарат ЦК КПСС и культура 1979-1984. Документы" (2019)

Культура и власть от Сталина до Горбачева. Аппарат ЦК КПСС и культура 1979-1984. Документы / Составители: Н.Г. Томилина (ответственный редактор), М.Ю. Прозуменщиков (редактор), С.Д. Таванец (ответственный составитель), Т.А. Джалилов. - М.: Политическая энциклопедия, 2019. - 998 с. ISBN: 978-5-8243-2319-1.В настоящем сборнике завершается публикация документов отдела культуры ЦК КПСС. В предыдущих томах серии отражено развитие общественной и культурной жизни в советском государстве на протяжении 1953–1978 гг. при переходе от тоталитарного государственного управления к либеральному. Материалы представленного сборника охватывают период кануна коренных реформ в Советском Союзе. В отличие от 1950-х – первой половины 1960-х гг., когда шел поиск новых элементов культурной политики государства, в 1979–1984 гг., т. е. перед перестройкой, отношения между партийными функционерами и работниками учреждений культуры в значительной степени формализовались. Власти по-прежнему тестировали соответствие содержания произведений деятелей культуры идеологическим догмам партии, находившейся у власти, но уже без прежнего рвения, все чаще сдавая позиции. Сборник документов подготовлен Российским государственным архивом новейшей истории. Он рассчитан не только на специалистов, но и на широкий круг читателей, интересующихся новейшей отечественной политической и культурной историейВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

02 апреля 2019, 22:28

Генерал КГБ Николай Леонов: "Нельзя только поддакивать верхам в Кремле"

Из интервью бывшего начальника Аналитического управления КГБ СССР (в 1973-1991 гг.) генерал-лейтенанта Николая Леонова Саркису Цатуряну для EADaily. Полностью всю беседу можно прочесть на сайте издания.— Какие методы анализа и прогнозирования Вы использовали в работе Аналитического управления КГБ?— Методология достаточно простая. Осложняется она только факторами, которых следует избегать при информационно-аналитической работе. В первую очередь, люди, которые берут на себя информационно-аналитическую и прогностическую деятельность, должны быть независимы от властной структуры, заказывающей исследования. Если вы начинаете работать под диктовку чью-то, например, банка или политической партии, то будете не исследователем, а рабом, связанным по рукам и ногам. Потому что будете подгонять исследование под чьи-то заранее сформулированные ориентиры. Почему я согласился возглавить аналитическую службу в нашей структуре? Решающей была моя встреча с Юрием Владимировичем Андроповым в 1973 году, который приехал в Ясенево, чтобы назначить начальника Аналитического управления разведки КГБ.С 1971 года я работал заместителем начальника управления. На тот момент я уже защитил докторскую диссертацию в гражданском вузе. Ему был отведен специальный кабинет, куда приглашали по очереди. В кабинете были еще Владимир Крючков и другие руководители разведки. Тогда Андропов предложил мне возглавить аналитическое управление разведки. Сначала я отказался, сославшись на слабую подготовку, чтобы взять на себя такую ношу. Предложил трех кандидатов на должность из числа знакомых мне офицеров этой службы, положительно их охарактеризовав. На что Андропов сказал, что данные предложения уже рассмотрены и все-таки остановились на моей кандидатуре. «Я осведомлен о том, что у Вас мягкий характер. Вы редко пользуетесь дисциплинарно-офицерскими командными мерами», — предупредил меня заранее Андропов.Я сказал, что являюсь сторонником консультативного решения вопросов. Ведь в моем распоряжении был штаб: у меня было пять заместителей, секретарь парткома, руководитель по кадрам. Мы принимали решения коллективно, после тщательного рассмотрения всех деталей. Короче говоря, мне было сказано возглавить управление. Принцип у нас в разведке был такой: ничего не проси, ни от чего не отказывайся. Я спросил Андропова, какие у меня будут основные задачи. И тут он сформулировал: «Главная Ваша задача — не поддакивать мне. То, что я знаю, мне известно и без Вас. Вы же — управление целое, имеете доступ к огромному запасу информации, которую получаете из всех источников, — разведка, посольства, дешифровка, перехват радиопередач. Вы должны формулировать независимую точку зрения, докладывать их мне и в ЦК, не глядя на существующие мнения».Это прозвучало как гром среди ясного неба. Я воспринял это как свободу действий и сказал, что будем стремиться к такой работе. В противном случае управление теряло свой смысл. Если отобрать у информационно-аналитического бюро свободу, оно превратится в информационно-пропагандистское. Это как у пчелы отнять жало — она погибнет или превратится в гермафродита. Как сейчас происходит: вместо анализа и детального разбора вопросов все заполняется информационным навалом, который всегда ведет к катастрофам. Ведь что такое нацизм в Германии? Это информационный, психологический навал на нацию, который организовывался структурой, созданной после 1933 года. Она подавила очень развитую и современную нацию, заставила ее мыслить как солдатская шеренга. У них нет возможности думать и выбрать лучший вариант, солдаты идут в штыковой бой. Если вы хотите избежать ошибок, то должны иметь аналитическую структуру, которая поможет выбрать лучший вариант.Благодаря постулату Андропова («не поддакивайте мне») я просидел в кресле руководителя аналитического управления с 1973 года до гибели СССР. Доминантой в моей жизни осталось стремление к информационно-аналитическому рассмотрению тех проблем, которые стоят перед государством. Независимость от работодателя. Это первое условие.Второе — управление потоками информации. Мы живем в безбрежном море информации, в которой дряни больше, чем жемчужин. Проработав всю жизнь в информационно-аналитической сфере, я с трудом представляю, как люди, не имеющие специальной подготовки и заостренности, разбираются в жутком селевом потоке, который разрушает все кругом, несет обломки домов, деревьев, остатки кораблей — всё в кучу. Для нашего подразделения главным было определить основные (фундаментальные) течения в информационных потоках, чтобы отвлекаться от постороннего. То есть — процеживание информации: надо браться только за крупные события, на все просто не хватит энергии.Занимаясь внешней политикой и разведкой, нашей первостепенной задачей было определить, насколько правильно и честно работают наши датчики информации. Аналитическая структура должна строиться на основе здоровых кирпичей — хорошей информации. Вы не должны заглатывать все, что попадется в сети. Каждый раз, тем более когда поступает сенсационная информация, не надо дергаться и докладывать ЦК. Остановитесь и перепроверьте. <...>Наибольшая трудность возникала в оценке научно-технологической информации. В политике, экономике и в военных делах мы легко управлялись. А вот, если американцы нам подбрасывали документацию научно-технического характера, тут мы не могли сами оценить — это липа или не липа. Направляли в соответствующие министерства и ведомства, которые давали заключение. Например, когда дело касалось космических аппаратов или мини-шатлов. Могут еще прислать бутылку краски, которая сокращает трение корпуса корабля с водой.Тут они нас частенько обманывали, я знаю (улыбается). Но мы не виноваты, поскольку заранее говорили, что не знаем, и предлагали государственным структурами самостоятельно оценить, сколько стоит, если надо заплатить за данную информацию. Основа правильной аналитической работы — тщательно следить за агентурным аппаратом, который поставляет вам информацию. Чтобы они работали честно. И тогда вы сможете судить, опираясь на твердую почву. Кстати, нам часто подбрасывали ложную информацию, но мы не попадались на нее из-за того, что в управлении работали грамотные ребята.Вбросы информации, как правило, происходили в случаях, когда разжигались межгосударственные конфликты. Вот Украина и Россия сегодня. Посмотрите, какое количество дерьма подбрасывается, чтобы разжигать вражду. Поскольку Западу крайне интересно, чтобы Украина стала не просто врагом, а членом НАТО. Они будут все делать, чтобы распалять нас. Главное — разобрать. В моей жизни был очень тяжелый случай, когда нам приходилось вести сражение по вопросу о наших взаимоотношениях с Китаем. Идеологические противоречия с Пекином начались сразу после развенчания культа личности Иосифа Сталина. Начиная с 1960 года со стороны Китая и с нашей стороны партии «ястребов» раздувался конфликт. Выдвигались жуткие проекты «атомной кастрации» КНР — нанести удары по атомным проектам Китая, которые только начинали строиться. Мы, информационно-аналитическое управление внешней разведки, принадлежали к «голубям».— Эти люди не понимали ситуацию или действовали сознательно?— Я не знаю. Когда люди говорят неправильные вещи — они либо дураки, либо предатели. С дураком понятно. А вот предатель может руководствоваться шкурными или карьерными интересами, он говорит вещи, которые расходятся с интересами государства.— Можете назвать их фамилии?— Я имею в виду высшее руководство армии. Люди на уровне маршалов СССР предлагали такие вещи. Маршалы Виктор Куликов и Дмитрий Устинов. Когда у нас проблемы возникали на каждом шагу и есть было нечего, предлагали строить огромные долгосрочные сооружения. Идея БАМа родилась так. Идея постройки второй оборонительной дороги вдоль китайской границы. Предполагалось потратить десятки миллиардов долларов. Дошли до того, что стали говорить: Китай, США и страны НАТО — главные враги СССР. Однажды у Андропова прозвучала жуткая фраза: «СССР должен иметь достаточный потенциал оружия, чтобы противостоять США, НАТО и Китаю». В нашем управлении мы, конечно, обомлели. Мы понимали, что это невозможно, непосильно по экономическим причинам — противопоставлять себя всему миру. <...>— Ранее в своих интервью Вы сказали, что иногда не соглашались с Андроповым. По каким вопросам у Вас были разногласия?— Их было несколько. Первый вопрос — судьба социалистического строя в Европе. В наше аналитическое управление поступило громадное количество информации о постепенном разъедании социалистических стран. Офицеры управления помнили все события. Прежде всего антисоветское восстание в Берлине 1953 года, которое мы подавляли с помощью танков. Отлично помнили Венгрию 1956 года, где Андропов был послом, знал ситуацию. Если вы будете читать материалы по Венгрии, то увидите, что там вся страна выступила против нас, включая армию и полицию. СССР вводил корпуса, чтобы подавить восстание. Была Чехословакия 1968 года. Чувствовали назревание «Солидарности» в Польше. И Андропову мы говорили, что социализм в Европе трещит по швам. Призывали предпринять коллективные усилия для анализа происходящих изменений.Наше предложение состояло в том, чтобы собрать на Политический консультативный комитет генеральных секретарей компартий и вместо принятия помпезных деклараций глубоко обсудить реальные проблемы, грубо говоря, несовершенства социалистического строя. Брежнев особенно любил их собирать раз в год где-нибудь в Крыму. Сидели за банкетными столами, принимали декларации, в которых говорилось, что все тип-топ и нормально. Ну как нормально, если мы вагонами получали информацию, что это неправда. Предлагали обсуждать причины вспышек недовольства в Берлине, Варшаве, Будапеште. Ведь было понятно, что это потом будет и у нас в СССР. Кстати, с такой точкой зрения выступал лидер немецких коммунистов Эрих Хонеккер. Он открыто говорил Брежневу: «Прекратите устраивать эти парадные заседания, когда речь идёт о реальной политике». Тем более что у нас были свои замечания к ГДР, которые вели двойную игру с ФРГ.Однажды в ответ на наши упорные требования Андропов бросил фразу, которая прозвучала тяжело: «Не учите нас управлять государством!» Ничего себе. Начинали с ним с тезиса «не поддакивайте мне», а теперь кончилось этим. Мы очень остро пикировались с Андроповым, особенно когда в Польше начались события с «Солидарностью». Когда в июне 1978 года Бориса Аристова назначили послом СССР в Варшаву, к нам в разведку приехал Андропов. Аристов ему пожаловался, что мы в разведке якобы распространяем алармистские настроения по Польше. Андропов тогда сказал мне по телефону со ссылкой на слова Аристова, что управление сгущает краски. На что я ответил: «Мы не сгущаем краски. У нас нет никакого интереса. Говорим только о том, что реально происходит в Польше».Мы провели в Ясенево отдельное заседание по Польше, на котором я сказал Андропову в присутствии десятка генералов: «Социализм в Польше стремительно исчезает, теряет свои позиции». Андропов задал вопрос: «На чем же он держится?» Я ответил: «Если по-честному, то власть держится только на скелете Объединенной рабочей партии, МВД и армии. Больше никто не поддерживает власть. Церковь, костелы имеют большую популярность, чем парткомы. Состояние общества жуткое, что тоже связано с большими затратами на военные нужды (поляки же участвовали во всех наших военных проектах). Все началось с продуктов питания. События в Гданьске начались с того, что внезапно повысили цены на мясо, увеличили нормы выработки на предприятиях».Андропов спрашивает: «Что там происходит с питанием?» Я отвечаю: «Нехватка мяса». Андропов дополнительно уточняет: «Сколько поляки потребляют мяса?» Я привожу данные: «46−47 килограммов на душу населения в год». Тут Андропов говорит: «У нас в СССР 37 килограммов на душу населения. А почему мы не бунтуем?» Я отвечаю: «Юрий Владимирович, у нас разный уровень терпимости». Андропов после этого позеленел. Помню, как он сказал в завершение: «Ну ладно. У нас не будет ни победителей, ни побежденных. Продолжайте следить за обстановкой в Польше». Когда Аристов приехал в Польшу, генерал Войцех Ярузельский через некоторое время ввел военное положение. Аристов умолял о помощи. Мы тогда сказали: «Подождите, мы же — КГБ, можем только проинформировать. У нас нет бронетанковых войск, которые можно вам послать на помощь» (улыбается).Так что Восточная Европа была пунктом нашего столкновения с Андроповым. Ранее я вам рассказал о Китае. Андропов не был сам сторонником «ястребов». Но после китайских дел он сказал: «Дайте мне хорошего помощника по Китаю». Мы выделили Андропову нашего лучшего специалиста по Китаю. Фамилию его не могу назвать. Он сейчас еще работает. Этот специальный помощник по Китаю был с Андроповым до конца жизни.В 1975 году наше информационно-аналитическое управление подготовило в ЦК записку. Это был год максимального развития СССР, а для США — самый тяжелый год. Американцы потерпели поражение во Вьетнаме, у них был Уотергейт, партийные склоки и бардак. Произошла «революция гвоздик» в Португалии. Рухнули остатки колониальных империй в Африке — отлетели Ангола и Мозамбик. А у нас все было нормально: Брежнев еще шевелил ушами и ногами. В ЦК тогда появились соблазны. Был там заместитель руководителя Международного отдела Карен Брутенц, который выступал с идеей о том, что судьба планеты решается в развивающихся странах Латинской Америки, Азии и Африки. Якобы кто будет помогать этим странам, тот и победит в мировом масштабе. Эдакий троцкизм навыворот.Мы же написали записку под названием «Роман века», в которой говорили: «Советский Союз больше не в состоянии расширять свое географическое влияние в мире». Смысл документа состоял в том, что у нас нет никаких кадровых, научно-технических, экономических и военных ресурсов. Мы в тот период отказались поддержать Сальвадора Альенде в Чили. Альенде приезжал в Москву, просил деньги и помощь. Андропов приезжал в разведку и спрашивал у нас: «Что будем делать с Чили?» Мы ответили: «Нам больно отказать. Но мы не можем поддержать Чили — на таком большом расстоянии у нас нет ресурсов». Мы еле-еле поддерживали Кубу.В записке мы говорили, что надо остановиться, никуда больше деньги не совать. Следует перестать признавать страны с некапиталистическим путем развития. Чушь собачья все это. Сосредоточить только ресурсы внутри своих границ и соцстран, поскольку мы не могли от них отказаться. Чтобы тлел костер. Ставили вопрос исключительно о содержании маленьких стран, которые относительно дешево стоят, но помогают СССР стратегически участвовать во всех районах мира. Кстати, Куба демонстрировала полную преданность, там сформировалась сильная партия. Что касается арабского мира, то мы сомневались, что он даст нам какие-либо результаты. Поэтому наше управление призвало сосредоточить усилия только на одной арабской стране — Южный Йемен. Это страна маленькая. Там было до 3 млн населения. Зато есть Аден, стратегически важный пункт с прекрасными транспортными возможностями. Надо было только 200 колодцев прорубить в пустыне. Страна изолирована пустынями, туда сложно вторгнуться. А остальные мы не утянем.Как пошел этот документ, я до сих пор не знаю. Мы его доложили Андропову (единственный человек от ведомства, имеющий право докладывать на Политбюро), который сказал, что документ хороший, но попросил его вдвое сократить. Мы сократили. Потом попросил еще сократить. Понимали, что в Политбюро люди престарелые, не могли долго читать. В конце концов он сказал: «Я доложу эту идею на Политбюро в устном виде». То есть как документ «Роман века» так и не получил официального хождения. Однако он должен сохраниться в архиве. Потом мы получили такой «подарок», как вторжение в Афганистан. Это привело наше управление в состояние шока.— Вы не знали о планах по вводу советских войск в Афганистан?— Абсолютно неожиданным было данное решение для нас. Я, начальник информационно-аналитического управления внешней разведки КГБ, узнал о вторжении 40-й армии за два-три часа до начала операции. Когда самолеты уже были в воздухе. Никто не просчитывал последствия этой акции, чтобы понять, а что же послужило источником данного идиотского решения. Это было чисто эмоциональное решение Леонида Брежнева.— Только Брежнева?— В основе был он. Хотя решение Брежнева поддержал министр обороны Устинов, сторонник максимального раздутия ВПК, который и похоронил военную империю в плане денег. Потом мы узнали, кто в Политбюро голосовал «за». Среди них — Громыко, Андропов. Голосовали по соображениям лояльности. Мы вторглись в этот Афганистан не поймешь зачем! Хафизулла Амин дерется с Бабраком Кармалем, с Нуром Тараки. Мало кто где дерется. Зачем было вмешиваться в их склоки путем отправки нашей армии? Абсолютнейшая авантюра престарелых людей, которые ни с кем не посоветовались! Если бы только нам, аналитическому управлению внешней разведки КГБ, позволили оценить перспективы, мы бы высказались категорически против. Потому что цели-то в войне нет. Что нам, Афганистан нужен? Он вообще никому не нужен. Бессмысленная война — следствие эмоционального взрыва Брежнева, который жутко обиделся на то, что Амин убил своего бывшего руководителя Тараки, не послушавшись прямой просьбы генсека КПСС сохранить ему жизнь, выслать его в Советский Союз. Азиаты есть азиаты, у них свои нравы. А нам зачем была нужна эта война? Мы влезли в десятилетнюю войну, которая стала предтечей гибели СССР. <...>— Восточная пословица гласит: «Тяжелые времена рождают сильных людей, а хорошие времена — слабых людей«. Согласны с ней?— В какой-то мере согласен, а в какой-то нет. Пословица эта не совсем точна. Моя точка зрения состоит в том, что лучшие времена в Советском Союзе были при Никите Хрущеве. Фигура Хрущева у нас оплевана. Ботинки какие-то припоминают, мол, «кукурузник». Это все пропаганда. Хрущев на самом деле был очень интересным политиком. Если бы у нас было демократическое руководство в партии и государстве, из Хрущева мог был получиться выдающийся деятель. Он — единственный, кто поставил вопрос о сменяемости власти за все время существования советской власти. Имеются в виду генеральные секретари, первые секретари, руководители обкомов и крайкомов. Хрущев внес в устав партии предложение о двух сроках выборов. Он это сформулировал после развенчания культа личности Сталина — на одном из ближайших съездов. Об этом никто не говорит сейчас, будто бы и не было никогда. В то время мы в Мексике как-то сидели в кабаке с Алексеем Аджубеем. Я был его переводчиком. Он жаловался мне на тестя, что, мол, два срока по выборам — и в члены ЦК уже не попадешь. Аджубей очень хотел пожизненно остаться членом ЦК.— Кстати, сменяемость — именно то, что было в Китае. Однако Китай уже отказался от принципа сменяемости…— Да, сейчас отказался (улыбается). Не знаю, какая была у китайцев причина. Ладно, он хоть встал на какие-то рельсы. Мы вообще мало знаем о Китае. Отгородились от него «китайской стеной». Это уже наша беда. Так вот, Аджубей тогда кричал против Хрущева. Я ему сказал: «Алексей, ты же будешь главным редактором газеты „Известия“. Тебе этого мало? Зачем тебе в ЦК надо обязательно? У тебя газета огромнейшая…» Короче говоря, скрыли от населения главную инициативу Хрущева и потом ее сразу отменили, как только убрали самого Хрущева. Хрущев за кратчайший срок решил в нашей стране вопрос с жильем. «Хрущебы» мы теперь их называем. Какая бессовестная и циничная позиция! Тогда другого пути не было, но он дал людям простенькие маленькие квартиры. Мы и сейчас в них живем. Сколько лет прошло. Кто нам сейчас дает такие квартиры? Никто.Он поставил вопрос ликвидировать персональные машины для сотрудников всех министерств, ведомств и партии. Вот подъедьте сейчас к Администрации президента — там море всяких лимузинов. Хрущев исходил из того, что, если надо, давайте повысим зарплаты, но покупайте себе машины, как на Западе, и ездите на них спокойно. А что сейчас? Еще и 2−3 водителей нанимают, которые храпят в лимузинах. Хрущев категорически выступил против этих дач. У нас их до сих пор немереное количество. Он же отменил так называемые вторые пакеты для партократов и чиновников госаппарата — люди получали две заплаты: одна была по должности, а вторая — от ЦК. «Кто жалуется, что не хватает денег?» — сказал Хрущев на одном из пленумов ЦК. Поднял тогда министра железнодорожного транспорта Бориса Бещева и говорит: «Вот я слышал, Вы пожаловались, что у отняли у Вас „пакет“ ЦК. У Вас же 2 млн лежат на сберкнижке, и Вам мало этого?» Стыдобище было! Но сейчас никто вообще об этом не говорит.Ведь именно Хрущев ликвидировал эти вторые доплаты. Хрущев был устранен партократией. Поэтому первый лозунг Брежнева был следующий: «Беречь кадры». У Хрущева были свои заморочки — он воевал с США, устраивал им опасные вещи, которые я тоже не одобряю. Ракетный кризис на Кубе, например.— Куда Вы потом и поехали с Анастасом Микояном…— Да, я там много раз бывал. Хрущев пошел на это, чтобы спасти Кубинскую революцию.— Считаете, ракетный кризис на Кубе был оправданной мерой?— Как говорится, история меня оправдает (улыбается). Если бы не было ракетного кризиса, не было бы современной Кубы. Это козе понятно. Только в результате этого авантюрного и опаснейшего шага американцы поняли, что они тоже находятся под угрозой ядерного удара. С того времени появилась такая категория, которая называется «паритет» — угроза взаимного уничтожения. Слава богу, что эти два умных человека, Джон Кеннеди и Хрущев, нашли в тот момент политическую формулу урегулирования военного кризиса. Изумительное решение. Считаю, что им надо было памятник вдвоем поставить. Американцы бы стерли с лица земли Кубу, не будь ракетного кризиса. Она начисто стала бы проамериканской.— Какими качествами нужно было обладать, чтобы сделать в 1970—1980-е годы карьеру в КГБ?— Два качества я могу выделить. Первое: абсолютное служение профессиональному долгу — в самом лучшем варианте этого служения, когда руководствуются только интересами Отечества. К такому числу я могу отнести генерала армии Вадима Матросова, который руководил пограничным управлением. 250 тысяч военнослужащих было под его командой. Имел высочайший авторитет и в войсках, и среди населения. К сожалению, были и другие люди в КГБ, которые выслуживались перед руководством. Участвовали в каких-то сделках. Я их меньше знаю, поскольку был в определенной изоляции — в разведке, да еще и на информационно-аналитических процессах. Речь идет о заместителях председателя КГБ Георгии Циневе и Семене Цвигуне, которые вызывали много кривотолков внутри генералитета и офицерского состава. Заслугами они были не обременены, а высокими чинами потрясали. Даже у нас в разведке были люди, которые делали свою карьеру через отношения с руководством, поставляя инсайдерскую информацию о настроениях в офицерском корпусе и генералитете.— Общались с Ельциным?— Наша встреча состоялась весной 1991 года, когда Ельцин поставил вопрос о создании отдельного КГБ для России. Тогда Крючков меня пригласил на встречу с Ельциным. Моя позиция была однозначной, что этого делать нельзя. Ведь вставал вопрос, как делить информационные потоки, на кого работать — СССР против РСФСР? Дело было в мае (1991 года). Когда мы ехали в машине к Ельцину, я сказал Крючкову: «Горбачев уже сгнил как политическая фигура. Буду я на встрече или нет, дело Ваше. Предложите Ельцину провести новые выборы в СССР. Чтобы он возглавил не только РСФСР, а весь Советский Союз. В данный момент его фигура может быть объединяющей, прекратится сепаратизм. Не надо ничего дробить. Мы — великое государство, которое может решить любые другие проблемы. Ельцины приходят и уходят. Рано или поздно он тоже уйдет, как и все люди на этой Земле. Главное — сохранить Советский Союз. Это будет главным нашим достижением сегодня, когда все вокруг работает на развал. Можете доложить эту точку зрения как мнение аналитического управления КГБ».Изложил он ее или нет, я не знаю, поскольку на встрече не присутствовал. Сидел в предбаннике с Геннадием Бурбулисом. 22 августа 1991 года, когда был арестован весь состав ГКЧП и на площади Дзержинского собралась огромная толпа, я находился в зале заседаний Коллегии КГБ. Шли сообщения о возможном социальном взрыве, поскольку еле-еле удерживалась толпа. Тогда руководитель погрануправления сказал, что пограничники не дадут себя перерезать в кабинетах, как баранов. Что пограничники окажут сопротивление и пусть за все последствия отвечает Ельцин. Тогда врио председателя КГБ Шебаршин взял трубку, набрал телефон Ельцина и передал ему слова пограничников. Буквально через 15 минут Ельцин появился на Лубянке и обратился к толпе, которая была абсолютно управляемой. Все разошлись. На следующий день я представил начальнику КГБ рапорт об отставке.— 4 ноября 1991 года начальник управления Генпрокуратуры СССР Виктор Илюхин возбудил уголовное дело против Горбачева по статье «Государственная измена». Его уволили, историю замяли. Ведь и Крючков говорил о фактах коррупции в работе Горбачева. А в КГБ были аналогичные инициативы? Почему Генпрокуратура оказалась в одиночестве?— Да, я помню Илюхина. Он потом был депутатом Госдумы. Короткое время — с февраля по август 1991 года, когда я был начальником Аналитического управления КГБ и впервые получил доступ к внутренней союзной информации, меня интересовали общие вопросы. Я докладывал Крючкову, что мы сидим, как будто у кровати больной матери, которая не имеет шансов на излечение. Ее нельзя спасти, можно только мерить температуру, менять горчичники. Я подготовил два документа о людях, которые играли основную роль в окружении Горбачева. Речь шла об Александре Яковлеве и Эдуарде Шеварднадзе. Они были главными советниками: Яковлев занимался внутренними делами, а Шеварднадзе — внешними. Материалы были мне предоставлены по распоряжению Крючкова, чтобы я мог написать записку об этих людях. Я исполнил в одном экземпляре, хотя копии должны храниться в архиве ФСБ, но я не гарантирую, что они сохранились. Вытекало из двух документов следующее и весьма однозначное: эти люди не имеют ничего общего с будущим социалистического строя, они в основе своей работают на Запад. Мотивировки там было достаточно. Яковлев и Шеварднадзе были спаяны с силами в США и в Европе, которые их курировали. Например, Шеварднадзе перестал рассылать руководству страны записи своих бесед с иностранцами.— С какого периода времени он перестал рассылать?— Я говорю о той дате, когда возглавил Аналитическое управление КГБ. Примерно с февраля 1991 года. Ни одной записи уже не проходило. О чем он говорил и с кем? Может, он устно докладывал Горбачеву, но это было уже нарушением действующей нормы. Шеварднадзе никогда не пользовался нашими переводчиками. Никогда не вел беседы в зданиях советских посольств. Всегда уезжал на виллы, где были американские переводчики. То есть государство было лишено возможности контролировать своего министра иностранных дел. Что касается Яковлева, то его деятельность носила открытый характер. Он руководил идеологическим фронтом и заменил всех руководителей центрального телевидения, радио и газет. То есть к власти пришла целая плеяда людей, которые потом организовали то, что мы называем информационной революцией, произошедшей под видом «перестройки».Вспомним публикации тех дней. Это был ужас. Нам рассказывали, что в метро у нас крысы по метру ростом развелись. Что у нас в колбасе есть останки человеческих тел. Абракадабра была какая-то, но исполнили ее по-мастерски. Информационная пропаганда определила исход 1991 года. Яковлев всячески поддерживал сепаратистские настроения во всех республиках, особенно в Прибалтике, куда он приезжал не раз. Разжигали ситуацию. Эти люди были очевидно ориентированы на развал СССР. В далекие 1950-е годы Яковлев входил в группу из пяти человек, которую направили на обучение в США. Туда входил и предатель Олег Калугин, генерал КГБ. Еще трое были из ГРУ. Все пятеро оказались предателями.— В финале интервью прошу Вас ответить на философский вопрос. Возможно ли познание без страдания?— Конечно, страдание — наиболее короткий путь познания. Страдание высвечивает все ошибки или удачи, которые состоялись. Это дает основания для суждений. А posteriori мы все умные. Это еще называется «лестничная дипломатия», — когда посол спускается по лестнице после встречи с главой государства и говорит про себя: «Эх, надо было так сказать. Так врезать, а не иначе…» И без страданий возможно познание. Многие вещи, которые произошли у нас, мы их предвидели. К сожалению, между лицом, которое поставляет информацию и дает аналитические выкладки, и теми, кто принимает решения, разрыв очень большой. Раньше же говорили, что несущему дурную весть снимали голову с плеч. Кассандра, Лаокоон и его сыновья, предсказавшие исход Троянской войны, — все они были наказаны за правду. Вот история с Крымом. Чем же кончится все это? И меня больше всего не радужные мысли одолевают, а тревожные. Какую плату мы несем? Реальная ситуация, которая складывается в мире вокруг России, а также внутренняя ситуация в стране, когда постепенно раскаляется температура, вызывает у меня опасения. Я опасаюсь за судьбу некоторых наших территорий.— Каких именно территорий?— Калининградская область, например. Можно сколько угодно говорить, но стоит только уйти оттуда нашему флоту, как может случиться беда. Время-то работает против нас. Тамошнее население никогда не ездило в Советский Союз, не помнит уже его. Область постепенно втягивается в отношения с Западом. У них там особые отношения с Польшей, Литвой и т. д. А с учетом нашей экономической и транспортной слабости… появляются идеи о создании новой республики под названием «Янтарный берег». У наших западников рождаются такие идеи. Мы об этом рассуждаем не потому, что являемся сторонниками сепаратизма, а потому, что надо учесть все обстоятельства, которые пока развиваются в негативном ключе. Я очень боюсь за территорию Дальнего Востока — Приморский край. Они же все больше втягиваются в орбиту Китая, Японии и Южной Кореи. Что их привязывает к России? Одна Транссибирская магистраль? Дороговизна билетов на самолеты такова, что я даже не знаю, кто туда летает, кроме командированных. То есть экономически они втягиваются в чужую систему. И когда мне говорят, что во Владивостоке нет ни одной почти машины российского производства, я не удивляюсь этому.Россия для них находится на отдалении. А связи не крепнут, а рушатся. Всю рыбную продукцию гонят в Японию. Питаются японскими товарами. Что будет через 10−15 лет? Об этом Владислав Сурков говорил, что Россия держится административными обручами. Расползается страна. При каком-то повороте судьбы может произойти взрыв развального характера. Очень боюсь такого сценария. С тревогой смотрю на Татарстан и Башкирию. Мы же недавно пережили планы по созданию «Кавказского эмирата». Были идеи создания «Уральской Республики», отделения Юга России. В основе крепнущих государств лежит социально-экономическое единство. Вот что людей объединяет. Бисмарк объединял мечом и кровью, а потом Германия сливалась в единый хозяйственный организм. Франция как была неделимая, так и осталась. При Бурбонах, Наполеоне и после его — держится как целая страна. А у нас в России рыхлая становится структура. Поэтому у меня больше тревоги, чем оптимизма.Я слежу за демографическими процессами, как они меняются. Когда я слышу, что Москва скоро будет самым крупным мусульманским городом в мире, мне становится не по себе. Вот уйдут люди моего возраста, пенсионеры, которых до 35 млн человек, кто придет на их место? Какая будет судьба у страны и ее культуры? Эти вопросы должны поднимать аналитики и информационные работники, чтобы давать реальную картину руководству страны. Оценивать надо реальную динамику событий, говорить о том, как остановить негативные тенденции и запустить процессы развития. Об этом идет речь. А мы как-то старательно уходим от размышлений о будущем страны. Вокруг себя создали вакуум. Прошла операция по развалу СССР, и мы не знаем, что происходит вокруг России. Я не знаю информацию об Узбекистане, Казахстане, случайно попадается информация о Грузии. Очень тяжело жить в вакууме с точки зрения анализа информации. Основа прогнозирования — динамика развития, в каком направлении мы идем. Об этом мы стараемся не говорить сейчас… Кажется, вы взгрустнули (улыбается)…— Я перевариваю сказанное Вами. Мне понадобится еще много времени.— Вот смотрю я на Белоруссию. Начиналось все с колокольного звона, встреч Ельцина и Лукашенко. А дальше все хуже и хуже. Дальше что? Ведь у нас ни одного прорусского кандидата нет. С Украиной все понятно. Но как мы с Белоруссией за последние 20 лет все растеряли? Придёт только прозападная власть на смену. Говорю это при своей сердечной привязанности — там похоронены мои родители. Братья живут в Белоруссии. Что я сделаю? Каждый раз слышу, что все меньше упоминается Россия… Кто по православной линии отрывается, уходит под другой патриархат, где-то там поляки с католиками прорываются. А у нас даже Православная церковь, которая всегда была фактором сплачивающим, молчит. Патриарх Кирилл то ли есть, то ли его нет. Голоса его я не слышал. Проблема в динамике, смотреть надо именно динамику.— Надеюсь, что Ваше послание дойдет до читателя и сработают защитные механизмы.— У нас с вами нет властных полномочий. Мы говорим это для тех, у кого есть властные полномочия. Возможно, они прислушаются. Хуже всего, когда около верхов в Кремле крутятся люди, которые только поддакивают. Даже шуты говорили царям правду. Нельзя поддакивать…Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
22 марта 2019, 18:05

Леваки и бандеровцы атакуют Россию. Цель — не режим, не Путин, не капитализм, а — Россия: 4-я серия фильма

Фильм также можно посмотреть на Vimeo, Вконтакте, Одноклассниках, Фейсбуке. Четвертая часть фильма лидера движения «Суть времени» Сергея Кургиняна «Измена под красной маской» посвящена вопросу раскола интеллигенции на народную, строящую связь с большим народом, и антинародную («малый народ»). А также последствиям такого раскола, который прослеживается от истоков перестройки в СССР до современной бандеровской Украины.   подробнее

17 марта 2019, 18:00

Михаил Горбачев — пешка в плане по развалу СССР

Вячеслав МатузовКак троцкизм ликвидировал государство Ленина и Сталина? Что связывает Коминтерн, международный отдел ЦК и КГБ? При чем здесь Питовранов, Андропов и Примаков? В интервью известный советский дипломат и арабист Вячеслав Матузов приоткрывает завесу главной тайны XX века.— Какими вопросами вы занимались в международном отделе ЦК КПСС?— Мой рабочий день начинался в 9 утра. Первые 2−3 часа я читал шифротелеграммы в специальной комнате. Мне выносили все, что касалось моей тематики, из ГРУ, Генштаба, МИД и КГБ. В каждом посольстве ведомства имели своих шифровальщиков. Люди работали высокопрофессиональные.Я с 1974 по 1988 год занимался Ливаном. В эти годы там шла гражданская война, и в ее эпицентре оказались те партии, с которыми КПСС сотрудничала. Например, Ливанская коммунистическая партия, Прогрессивно-социалистическая партия во главе с Камалем Джумблатом, а после 1977 года — во главе с его сыном Валидом Джумблатом. Плюс в зону моей ответственности входили отношения с палестинскими партиями. С Ясиром Арафатом и другими политиками, входящими в Организацию освобождения Палестины (ООП).КПСС часто обвиняли в поддержке террористов, но это неправда. Мы жестко соблюдали грань между террористами и национально-патриотическими силами, которые боролись против империализма. Если малейшая палестинская организация была замечена в вооруженных акциях против гражданского (мирного) населения, она автоматически выводилась не только за рамки оказания помощи, а вообще за рамки контактов. Таких организаций было много.Были и те, кто обещали СССР отказаться от террористических методов. В частности, мы приняли извинения и заверения руководства Народного фронта освобождения Палестины в лице Жоржа Хабаша, что они никогда не будут заниматься террористической деятельностью. После чего им были выделены стипендии на обучение в советских учебных заведениях. Помню, как у членов Политбюро брови взлетели наверх, когда среди студентов Университета дружбы народов оказалась Лейла Халед. Тогда было принято решение перевести ее в Киевский медицинский институт. Прошлые теракты, осуществленные Народным фронтом, влияли на климат отношений СССР с этой организацией. Однако их представитель Абу Али Мустафа был членом исполкома ООП, как и Махмуд Аббас от «Фатха». Мы относились к фронту как к составной части ООП, но внимательно следили, чтобы не было рецидивов терроризма.Отношения с коммунистическими партиями осуществлялись через Комитет солидарности, влиятельнейшую по тем временам организацию. К сожалению, сейчас мы не видим таких общественных организаций, которые бы служили боковыми структурами и дополняли дипломатические ведомства. Роль общественности в современной России сведена к непонятным встречам во Владимире и на Селигере. Это беда.У нас в международном отделе работа велась на серьезном уровне. Достаточно сказать, что таджикский писатель Мирзо Турсун-заде был руководителем Комитета солидарности. А реальную работу вел Александр Дзасохов. У Дзасохова были ответственные за разные направления: один — за арабское, а другой — за африканское. При нем был и ответственный секретарь по общим вопросам. В разные времена там работали разные люди. Работа на земле осуществлялась через структурированный аппарат, в котором были представлены все ведомства. Это позволяло людям, которые находились на партийной верхушке, осматриваться и определять общее направление.Ведь если отдать все представителям КГБ, ГРУ или людям с общим образованием, не имеющим к ним отношения, система бы не смогла работать эффективно. Нужна была выверенная политическая линия. Поэтому у нас был сектор по работе с общественными организациями. Один человек в нем отвечал за Комитет солидарности, другой — за Комитет мира и т. д. Все было структурировано.— А как финансировались компартии?— На каждую братскую партию был свой бюджет. Деньги по сегодняшним расценкам небольшие — заработок одного олигарха за месяц. Допустим, ливанской компартии выделяли сначала по $ 200 тысяч в год, потом подняли до $ 300 тысяч. У нас в отделе был человек, который контролировал сейф с наличными. Приезжал к нему сотрудник КГБ с портфелем, забирал сумму, которую потом передавали через резидента, распределявшего деньги под расписку.Когда мы приезжали в страну, нас с объятьями встречал посол. Но повседневно сотрудников международного отдела ЦК опекали ребята из спецслужб.— Получается, что участие ГРУ было минимальным?— Участие ГРУ было чисто теоретическим. Военная разведка занималась аналитикой, например, палестинского движения сопротивления. А контакты с Арафатом шли через Комитет солидарности, где сидел полковник из КГБ (Первое главное управление) Лев Баусин. Он отвечал в Комитете солидарности за связи с ООП. У нас со всеми складывались дружеские отношения. Военные решали свои задачи. Были умные, талантливые ребята, сильные аналитики. Куда они потом все подевались? Возраст, наверное. Многие из них были старше меня…С развалом СССР система ГРУ подверглась разгрому. Главное разведывательное управление превратили в управление Генштаба. Статус, ставки и роль ведомства понизили. Во времена Петра Ивашутина ГРУ было влиятельной структурой, имело право выхода на первое лицо со своей информацией и аналитикой. После ухода Ивашутина в 1987 году все пошло по наклонной.— В ЦК КПСС действовала эффективная система принятия решений, именуемая некоторыми экспертами как партийная разведка. Когда и почему эта система начала давать сбои?— На мой взгляд, партийной разведки как таковой не существовало, зато существовала разведка Коминтерна. Сталин прикрыл структуру Коминтерна 15 мая 1943 года. На его основе в 1947 году было образовано Коммунистическое информационное бюро, которое ликвидировали после XX съезда КПСС в 1956 году. После кадры Коминтерна перекочевали в международный отдел ЦК КПСС. К примеру, коминтерновцем был заведующий международным отделом Борис Пономарев. Работал у нас и Григорий Шумейко из Коминтерна. Методы Коминтерна сохранились и использовались на партийной основе.Вот сегодня говорят, что руководителем партийной разведки якобы был Василий Кузнецов. Это нереально. Вы можете себе представить, чтобы Юрий Андропов кому бы то ни было позволил контролировать спецслужбы?— Тем не менее Кузнецов был весомой фигурой…— Да, он был почетным человеком, кандидатом в члены Политбюро. Подменял иногда председателя Верховного Совета, когда тот заболевал или уезжал в командировку. Креслохранитель. Функций у него никаких не было. Никогда Кузнецов не контактировал с братскими компартиями.То есть не было партийной разведки, во всяком случае, ее не было в 1966 году, когда я, ещё будучи студентом, контактировал с международным отделом ЦК. Однако аппарат ЦК очень тесно сотрудничал с Первым главным управлением (ПГУ) КГБ — это однозначный факт. Полная смычка с ПГУ.Хотя после хрущевских времен существовал негласный закон, запрещавший КГБ следить за работниками ЦК и добывать любую информацию в аппарате ЦК. Более того, им было поручено оказывать ЦК всяческое содействие. У Леонида Брежнева было ощущение, что КГБ на каком-то этапе может воспользоваться властью, чтобы ликвидировать партийную верхушку.Сама партийная система не распадалась никогда. Обратите внимание на того же Александра Дзасохова, который являлся ближайшим другом Евгения Примакова. Оставаясь ответственным секретарем, он сначала уехал послом в Дамаск, потом стал секретарем Северо-Осетинского обкома КПСС, а накануне развала СССР — членом Политбюро. В результате смены руководства, которую проводил Михаил Горбачев, членами Политбюро становились люди, далекие от партийной работы. Примаков и Дзасохов никакого отношения к партии не имели.Я Примакова знал с 1970 года. Тогда я приехал в Ливан, где он был корреспондентом газеты «Правда». Оказалось, что мой руководитель в международном отделе талантливейший арабист Вадим Румянцев и Примаков вместе учились и были друзьями. Так меня подключили к этой компашке, в которой мы по вечерам пили чай (улыбается). Мне было 33 года. Мы хорошо друг друга знали.Я считаю, что центральной фигурой, которая осуществляла переход от «перестройки» к перестрелке и нынешней ситуации, был Евгений Максимович. Полагаю, что Борис Ельцин и Горбачев были людьми второстепенного плана. Это была внешняя картина. А реальный механизм, который контролировал весь процесс — до перестройки, перестройку и после перестройки, когда формировались всякие австрийские институты, был завязан на Примакова и других наследников плана Андропова.— Говоря об австрийских институтах, вы имеете в виду центры, куда поехали учиться Анатолий Чубайс и вся команда будущих младореформаторов?— Да. Эти же силы создали ленинградский центр, куда они в свое время перебросили генерал-майора Олега Калугина, который в ПГУ руководил отделом США и Канады, а также был начальником внешней контрразведки ПГУ.Это было связано не столько с Примаковым, сколько с Андроповым. Когда я пришел в 1966 году в аппарат, Андропов еще заведовал отделом ЦК по работе с социалистическими странами. В 1967 году он стал председателем КГБ, не имея статуса члена ЦК и члена Политбюро. Так же, как и Андрей Громыко.Наш начальник Пономарев был выше по статусу, являлся кандидатом в члены Политбюро, секретарем ЦК и руководил всеми международными связями. Кандидат в члены Политбюро и член Политбюро — тоже разница большая: имеешь право слушать, но не имеешь права голосовать.С назначением Андропова вскоре изменился и сам статус председателя КГБ, поскольку в постхрущевский период Брежнев был очень аккуратен и не позволял спецслужбам довлеть над партийным аппаратом. Глава КГБ теперь стал членом Политбюро. Повысился и статус Громыко. А статус международного отдела упал. Хотя потом были некие рецидивы, долго продолжалась агония… До последнего дня международный отдел пытался доказать МИД СССР, что он ближе к телу руководителя.— Была сильная конкуренция?— Очень сильная. Отношения между Пономаревым и Громыко были напряжены до предела… Кто первым выхватит информацию и первым напишет записку в Политбюро. Полагаю, что будучи членом Политбюро, Громыко располагал информацией из всех ведомств — из КГБ, ГРУ, Генштаба.На стол члена Политбюро ложилось все, что передавалось через закрытые шифры. Кстати, не у каждого члена Политбюро был доступ для прочтения всей информации, которая предназначалась для 2−3 членов, а иногда и просто для одного.— Вы работали при Брежневе, Андропове, Черненко и Горбачеве. С Брежневым понятно. А как менялось отношение остальных советских лидеров к руководящей роли партии?— Динамика шла незаметно. Уже в настоящее время, обладая информацией, которая появляется в интернете и на телевидении, можно составить общую картину. Например, когда Александр Ципко, которого никто не воспринимал в ЦК как серьезного работника, сейчас говорит, что он находился под личной опекой Андропова и готовил для него закрытые документы, которые Андропов не оставлял в архивах КГБ.КГБ был системой, которая не позволяла отклоняться от генеральной линии. Андропов, сам создавая эту систему, понимал, что если информация попадает в нее, то она автоматически становится достоянием многих сотрудников, которые могут быть недовольны той или иной политической позицией руководства.Поэтому дальнейшие изменения («перестройка») осуществлялись не на базе КГБ, а с помощью КГБ, но за рамками КГБ. Откуда появился Примаков? Это не система КГБ. Он из боковых отростков, которые создал Андропов, будучи уже председателем КГБ и членом Политбюро. Директор Института США и Канады Георгий Арбатов, директор ИМЭМО Николай Иноземцев, директор Института востоковедения Бободжан Гафуров (О принадлежности Гафурова к системе КГБ Вячеславу Матузову ничего не известно. — EADaily)…Это были параллельные структуры, которые дублировали КГБ. Внешне они работали в связке с партийным аппаратом. Но в реальности эти институты были настолько сильными, находясь под покровительством Андропова, что влияние на них руководящих отделов ЦК равнялось нулю.Я тогда и не подозревал об этом. Мне довелось впасть в немилость к Примакову именно по незнанию. Когда Примаков возглавил в 1977 году Институт востоковедения, ему тут же дали статус члена ЦК, то есть неприкасаемость. Кстати, Иноземцев был очень талантливым человеком. Мы вдвоем летали на 40 дней со дня убийства Камаля Джумблата. Общались с ним 7 дней в Бейруте. Произвел сильное впечатление.— Интеллектуал?— Очень сильный. С колоссальным жизненным опытом, участник Великой Отечественной войны, был награждён четырьмя боевыми орденами. Сдержанный, ни одного лишнего слова и даже движения бровями. Это была вышколенная публика, что позволяло ей не засветиться.Ципко говорит правду, когда вспоминает Андропова, который не позволял ему направлять в архив КГБ записки. Последний раз я встретил Ципко в Вашингтоне, когда в 1990 году работал советником посольства. Тогда ЦК уже рухнул, там никого не было. Всю шифропереписку запретили посылать в ЦК еще в конце 1988 года.— Получается, что Горбачев просто добивал систему?— Горбачев — это тряпка, пешка, вообще ничто. За распадом СССР стояли наследники Андропова. То есть были созданы условия перехода от той системы, в которой мы жили, к западному образцу.— Зачем им понадобилось уничтожать страну?— Расскажу вам в ответ небольшую историю из жизни. В октябре 1974 года, когда я был в Ливане, работал на должности первого секретаря посольства, у меня умерла мать. Я полетел в Новосибирск на похороны. На обратном пути я позвонил Вадиму Румянцеву, которого тогда сделали заместителем заведующего в ЦК. Он позвал к себе. В гостях у него были Примаков с супругой… А тогда Примаков был членом редколлегии газеты «Правда».Что такое газета «Правда» в те годы? Если появлялась маленькая негативная заметка про чиновника, то его сразу снимали с должности. Вдруг я слышу от Примакова: «Социалистическая система себя изжила. Надо от нее отходить и начинать жить как на Западе».И тут я вступаю в пререкания с Евгением Македоновичем. В те годы у него было такое отчество… Когда я в 1975 году приехал к Примакову, он сказал мне: «Слава, зови меня теперь Евгений Максимович».— Он поменял отчество?— Да, это уникальная вещь в его биографии. Личность Примакова законспирирована до предела и по сей день. Я считаю, что он являлся главной действующей фигурой, которая завершила план Андропова по переустройству Советского Союза. Говоря простым языком, Примаков был смотрящим за процессом — все эти годы.Возвращаясь к нашему с Примаковым спору. Привожу ему примеры из истории СССР… Гражданская война заканчивается в 1922 году. Страна в разрухе. Через 7 лет начинается индустриализация, и уже к 1939 году, накануне Второй мировой войны, СССР встречает ее, имея промышленность, сельское хозяйство, политическую волю руководства и самое главное — было население. Моя бабушка по матери вспоминала, как они жили до Великой Отечественной войны: полки были заполнены товарами, продукты питания стоили дешево, социально обустроенная жизнь, был расцвет экономики. Это были красочные воспоминания. И об этом сегодня никто не говорит: официально вся информация искажается и уничтожается, а люди, которые это видели своими глазами, постепенно уходят из жизни. В 1941—1945 гг. полстраны эвакуировали в Сибирь. Я это помню, сам тогда жил в Сибири. А в 1945—1955 годах уже происходило развитие ракетной промышленности. Тогда в ходе дискуссии Евгений Македонович посмотрел на меня зверем.Заместитель заведующего международным отделом Вадим Румянцев толкает меня ногой под столом: «Слава, пойдем покурим». Я выхожу с ним. «Ну-ка прекрати! Ты знаешь, с кем ты сцепился? Замолчи немедленно», — говорит мне Румянцев. То есть уже в 1974 году на уровне замзаведующего международным отделом люди пасовали перед носителями той точки зрения, которую представлял корреспондент «Правды» Примаков… Даже перед Примаковым. А уж что говорить об этаже повыше. Потом стало ясно, что наш начальник Пономарев и Андропов находились в одной команде.Механизм «перестройки» осуществлялся сторонниками Примакова вне КГБ, частично привлекая оттуда кадры, которые Андропов лично создавал. Ведь Андропов тоже пришел в КГБ и ЦК не с пустого места. И здесь интересно рассмотреть корни самого Андропова.— Кстати, о корнях. Какие факторы способствовали карьерному взлету Андропова?— Андропов же был первым секретарем ЦК комсомола Карело-Финской ССР. За ним стоял Отто Куусинен. А с кем был связан Куусинен? С генерал-лейтенантом госбезопасности Евгением Питоврановым. Это «отец» всех андроповых, примаковых и других деятелей «перестройки».— Какова была роль Питовранова?— Нитка тянется от Коминтерна и Льва Троцкого. «Красной нитью» в данной истории проходит борьба Иосифа Сталина с троцкизмом в рядах силовых ведомств. На мой взгляд, это все создавалось на базе спецслужб.— Хотите сказать, что троцкизм взял в 1991 году реванш у сталинизма?— Реванш абсолютный. Причем с теми же идеями — против сталинизма.— Что из себя представлял Коминтерн?— Это интересная тема. К ней питали особый интерес арабские компартии, особенно ливанская, у которой была развитая теоретическая база. У ливанцев оставались на тот период мощные ветераны Коминтерна. На Волынской даче Сталина мы каждый год проводили совещания арабских компартий, обсуждали планы. В 1968 году ливанцы рвались к архивам Коминтерна, юридически они имели такое право.Меня тогда отправили в Институт марксизма-ленинизма, где находился суперсекретный архив. Туда даже не пускали по удостоверению работника ЦК. Однако пропуск был мне заказан. Я сел и полистал архив ливанской компартии, после чего доложил своему начальнику Румянцеву: «Вадим Петрович, если честно, я бы им ни одной бумажки бы не показывал» (смеется).— Там совсем за гранью?— Мат-перемат… Очень грубый был у них характер взаимоотношений. Например, на запросе в Коминтерн с просьбой разъяснить такой-то вопрос стоит виза известного руководителя ведомства: «Прощупать этого мудака!». И далее — в аналогичном ключе. Не знаю, где сейчас находится архив Коминтерна.— Коминтерн был разведывательной организацией?— Конечно. В 1925—1930 годах создавались компартии арабских стран. Эпицентром коммунистического движения на Ближнем Востоке были компартии Палестины, Сирии, Ирака и Египта. На эту базу Коминтерн посылал своих эмиссаров, которые с кучей денег создавали там партийные структуры, занимались пропагандой. Причем самыми надежными сотрудниками Коминтерна были люди еврейского происхождения, которые не проникались сочувствием к местному населению и четко выполняли указания Центра.Это к слову о том, почему Британия сделала ставку на создание «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена на территории РФ). Я много изучал материалов на эту тему, читал мемуары британских разведчиков. В результате активности Коминтерна Лондон почувствовал в 1930-е годы угрозу своему влиянию. Причем во всех арабских странах.Люди, приезжавшие на Ближний Восток с принципами борьбы против колониализма, эксплуатации и угнетения народов, получали на местах мощнейшую поддержку. Французы были менее поворотливыми, а вот британцы сделали все необходимые выводы. Поэтому с 1929 по 1932 год они создали движение «Блокада безбожному коммунизму».То есть британская разведка представляла борьбу с коммунизмом как битву с безбожием, рассчитывая перетянуть на свою сторону верующее население. Так на свет появились «Братья-мусульмане». Эта организация до сих пор корнями уходит в период 1930-х годов. Правда, система управления сегодня изменилась, но не намного: МИ-6 просто передала пульт управления ЦРУ.— Что из себя представлял Михаил Горбачев?— Горбачев — очень недалекий человек, двуличный. У него не было позиции, за исключением желания уничтожить социализм. Горбачев переоценивает значение своих взглядов, чтобы ему на Западе больше платили. Он выносил на Политбюро и принимал решение в зависимости от того, кто к нему первый подходил.Приведу пример. В ноябре 1988 году я возвращаюсь из Алжира с Национального совета Палестины, когда драка между Арафатом и просирийскими группировками могла уничтожить ООП. Заместитель заведующего международным отделом ЦК Карен Брутенц мне тогда дал устное указание: «Не вмешивайся, ничего не делай. Пусть они друг друга уничтожат. Нам будет проще выходить на дипломатические отношения с Израилем».Было видно, что Брутенц излагал личную точку зрения, а не официальную позицию. Я взял на себя ответственность и проигнорировал это указание, поскольку в Алжире ко мне подошел Арафат в зале съездов и заявил: «Скажи своим марксистам, чтобы они прекратили меня уничтожать. Я вчера подписал соглашение о сотрудничестве с палестинцами, которые идут на поводу у Хафеза Асада. А сегодня ночью мне поступили звонки от короля Марокко Хасана II и президента Египта Хосни Мубарака, которые потребовали немедленно ликвидировать соглашение. Скажи им, что это не я ликвидировал, а арабские лидеры, против которых я не могу выступать».Ответил я Арафату следующее: «Абу Аммар, вы — мудрейший из мудрейших, всегда умели маневрировать. Если источником уничтожения исполкома ООП будете вы, то я гарантирую — Москва поддерживать Вас больше не будет». На что Арафат парировал: «Хорошо, я сделаю все возможное, но ты поговори со своими марксистами». Напомню, что Арафата выкинули из Ливана сирийцы руками пропалестинских организаций. И Арафат был обижен на нас, потому что СССР не защитил его от сирийцев.После Арафата ко мне подходит его оппонент — лидер просирийского крыла Народного фронта освобождения Палестины Жорж Хабаш. «Арафат — предатель. Вчера мы подписали соглашение, а сегодня он разорвал его», — отметил он. Я сказал Хабашу: «Только что я говорил с Арафатом. Он сказал, что это было не его решение. Вы — мудрый человек, не становитесь причиной уничтожения ООП».Наши разговоры тогда фиксировали полностью. Очень быстро в международном отделе узнали содержание бесед. Брутенц после моего приезда в Москву неделю не принимал меня — якобы был занят. Уже при встрече он сделал мне замечание: «Я же говорил тебе ничего не делать, а ты проигнорировал мое указание». Я ответил начальнику: «Зато ООП сохранилась, а могла распасться на тысячи террористических организаций».Когда ответственный работник ЦК, коим я являлся, возвращался в Москву, он готовил информационную записку с изложением ситуации и предложениями. Далее записка шла в Политбюро. Это было чрезвычайно важно. Ведь президент США Джордж Буш несколько раз в день комментировал ситуацию у палестинцев: американцы внимательно следили за событиями. А у нас была тишина, как и сейчас…После я узнал, что Брутенц за моей спиной внес записку в Политбюро (без моей подписи) — у нас был жесткий порядок, по которому без подписи ответственного за регион работника документ заворачивался общим отделом ЦК (его в свое время возглавлял Константин Черненко) и не рассматривался на заседании Политбюро. Я подготовил бумагу с предложениями и передал ее Горбачеву, который сказал, что резолюция по данному вопросу уже принята, но предложения, изложенные в моей записке, будут реализованы прямым указанием…Система уже была разрушена. В декабре 1988 года все информационные потоки на ЦК ликвидировали. Никакой информации по спецканалам. ГРУ и МИД прекратили направлять шифротелеграммы. Единственное, что оставалось: КГБ направляла нам обобщающие материалы и аналитику, не ежедневную информацию из посольств, как было раньше. Структура фактически уже отсутствовала. Тогда я ушел на работу в МИД экспертом в управление Ближнего Востока, а мой коллега Виталий Чуркин — экспертом в секретариат к Эдуарду Шеварднадзе.— Каким вы запомнили Чуркина?Изумительный специалист. Гениальный человек, открытый. Блестяще знал язык. Его Добрынин привел в международный отдел. Чуркин у него в вашингтонском посольстве 10 лет возглавлял пресс-службу.— Сильным бы стал министром?— Не то слово!Беседовал Саркис ЦатурянИсточник

17 марта 2019, 15:08

Вячеслав Матузов о Перестройке и развале СССР

Интервью с бывшим высокопоставленным сотрудиком МИД СССР Вячеславом Матузовым http://pressmia.ru/authors/matuzov/ о Перестройке, развале СССР и политике СССР на Ближнем Востоке.Михаил Горбачев — пешка в плане по развалу СССР— Какими вопросами вы занимались в международном отделе ЦК КПСС?Мой рабочий день начинался в 9 утра. Первые 2−3 часа я читал шифротелеграммы в специальной комнате. Мне выносили все, что касалось моей тематики, из ГРУ, Генштаба, МИД и КГБ. В каждом посольстве ведомства имели своих шифровальщиков. Люди работали высокопрофессиональные.Я с 1974 по 1988 год занимался Ливаном. В эти годы там шла гражданская война, и в ее эпицентре оказались те партии, с которыми КПСС сотрудничала. Например, Ливанская коммунистическая партия, Прогрессивно-социалистическая партия во главе с Камалем Джумблатом, а после 1977 года — во главе с его сыном Валидом Джумблатом. Плюс в зону моей ответственности входили отношения с палестинскими партиями. С Ясиром Арафатом и другими политиками, входящими в Организацию освобождения Палестины (ООП).КПСС часто обвиняли в поддержке террористов, но это неправда. Мы жестко соблюдали грань между террористами и национально-патриотическими силами, которые боролись против империализма. Если малейшая палестинская организация была замечена в вооруженных акциях против гражданского (мирного) населения, она автоматически выводилась не только за рамки оказания помощи, а вообще за рамки контактов. Таких организаций было много.Были и те, кто обещали СССР отказаться от террористических методов. В частности, мы приняли извинения и заверения руководства Народного фронта освобождения Палестины в лице Жоржа Хабаша, что они никогда не будут заниматься террористической деятельностью. После чего им были выделены стипендии на обучение в советских учебных заведениях. Помню, как у членов Политбюро брови взлетели наверх, когда среди студентов Университета дружбы народов оказалась Лейла Халед. Тогда было принято решение перевести ее в Киевский медицинский институт. Прошлые теракты, осуществленные Народным фронтом, влияли на климат отношений СССР с этой организацией. Однако их представитель Абу Али Мустафа был членом исполкома ООП, как и Махмуд Аббас от «Фатха». Мы относились к фронту как к составной части ООП, но внимательно следили, чтобы не было рецидивов терроризма.Отношения с коммунистическими партиями осуществлялись через Комитет солидарности, влиятельнейшую по тем временам организацию. К сожалению, сейчас мы не видим таких общественных организаций, которые бы служили боковыми структурами и дополняли дипломатические ведомства. Роль общественности в современной России сведена к непонятным встречам во Владимире и на Селигере. Это беда.У нас в международном отделе работа велась на серьезном уровне. Достаточно сказать, что таджикский писатель Мирзо Турсун-заде был руководителем Комитета солидарности. А реальную работу вел Александр Дзасохов. У Дзасохова были ответственные за разные направления: один — за арабское, а другой — за африканское. При нем был и ответственный секретарь по общим вопросам. В разные времена там работали разные люди. Работа на земле осуществлялась через структурированный аппарат, в котором были представлены все ведомства. Это позволяло людям, которые находились на партийной верхушке, осматриваться и определять общее направление.Ведь если отдать все представителям КГБ, ГРУ или людям с общим образованием, не имеющим к ним отношения, система бы не смогла работать эффективно. Нужна была выверенная политическая линия. Поэтому у нас был сектор по работе с общественными организациями. Один человек в нем отвечал за Комитет солидарности, другой — за Комитет мира и т. д. Все было структурировано.— А как финансировались компартии?— На каждую братскую партию был свой бюджет. Деньги по сегодняшним расценкам небольшие — заработок одного олигарха за месяц. Допустим, ливанской компартии выделяли сначала по $ 200 тысяч в год, потом подняли до $ 300 тысяч. У нас в отделе был человек, который контролировал сейф с наличными. Приезжал к нему сотрудник КГБ с портфелем, забирал сумму, которую потом передавали через резидента, распределявшего деньги под расписку.Когда мы приезжали в страну, нас с объятьями встречал посол. Но повседневно сотрудников международного отдела ЦК опекали ребята из спецслужб.— Получается, что участие ГРУ было минимальным?— Участие ГРУ было чисто теоретическим. Военная разведка занималась аналитикой, например, палестинского движения сопротивления. А контакты с Арафатом шли через Комитет солидарности, где сидел полковник из КГБ (Первое главное управление) Лев Баусин. Он отвечал в Комитете солидарности за связи с ООП. У нас со всеми складывались дружеские отношения. Военные решали свои задачи. Были умные, талантливые ребята, сильные аналитики. Куда они потом все подевались? Возраст, наверное. Многие из них были старше меня…С развалом СССР система ГРУ подверглась разгрому. Главное разведывательное управление превратили в управление Генштаба. Статус, ставки и роль ведомства понизили. Во времена Петра Ивашутина ГРУ было влиятельной структурой, имело право выхода на первое лицо со своей информацией и аналитикой. После ухода Ивашутина в 1987 году все пошло по наклонной.— В ЦК КПСС действовала эффективная система принятия решений, именуемая некоторыми экспертами как партийная разведка. Когда и почему эта система начала давать сбои?— На мой взгляд, партийной разведки как таковой не существовало, зато существовала разведка Коминтерна. Сталин прикрыл структуру Коминтерна 15 мая 1943 года. На его основе в 1947 году было образовано Коммунистическое информационное бюро, которое ликвидировали после XX съезда КПСС в 1956 году. После кадры Коминтерна перекочевали в международный отдел ЦК КПСС. К примеру, коминтерновцем был заведующий международным отделом Борис Пономарев. Работал у нас и Григорий Шумейко из Коминтерна. Методы Коминтерна сохранились и использовались на партийной основе.Вот сегодня говорят, что руководителем партийной разведки якобы был Василий Кузнецов. Это нереально. Вы можете себе представить, чтобы Юрий Андропов кому бы то ни было позволил контролировать спецслужбы?— Тем не менее Кузнецов был весомой фигурой…— Да, он был почетным человеком, кандидатом в члены Политбюро. Подменял иногда председателя Верховного Совета, когда тот заболевал или уезжал в командировку. Креслохранитель. Функций у него никаких не было. Никогда Кузнецов не контактировал с братскими компартиями.То есть не было партийной разведки, во всяком случае, ее не было в 1966 году, когда я, ещё будучи студентом, контактировал с международным отделом ЦК. Однако аппарат ЦК очень тесно сотрудничал с Первым главным управлением (ПГУ) КГБ — это однозначный факт. Полная смычка с ПГУ.Хотя после хрущевских времен существовал негласный закон, запрещавший КГБ следить за работниками ЦК и добывать любую информацию в аппарате ЦК. Более того, им было поручено оказывать ЦК всяческое содействие. У Леонида Брежнева было ощущение, что КГБ на каком-то этапе может воспользоваться властью, чтобы ликвидировать партийную верхушку.Сама партийная система не распадалась никогда. Обратите внимание на того же Александра Дзасохова, который являлся ближайшим другом Евгения Примакова. Оставаясь ответственным секретарем, он сначала уехал послом в Дамаск, потом стал секретарем Северо-Осетинского обкома КПСС, а накануне развала СССР — членом Политбюро. В результате смены руководства, которую проводил Михаил Горбачев, членами Политбюро становились люди, далекие от партийной работы. Примаков и Дзасохов никакого отношения к партии не имели.Я Примакова знал с 1970 года. Тогда я приехал в Ливан, где он был корреспондентом газеты «Правда». Оказалось, что мой руководитель в международном отделе талантливейший арабист Вадим Румянцев и Примаков вместе учились и были друзьями. Так меня подключили к этой компашке, в которой мы по вечерам пили чай (улыбается). Мне было 33 года. Мы хорошо друг друга знали.Я считаю, что центральной фигурой, которая осуществляла переход от «перестройки» к перестрелке и нынешней ситуации, был Евгений Максимович. Полагаю, что Борис Ельцин и Горбачев были людьми второстепенного плана. Это была внешняя картина. А реальный механизм, который контролировал весь процесс — до перестройки, перестройку и после перестройки, когда формировались всякие австрийские институты, был завязан на Примакова и других наследников плана Андропова.— Говоря об австрийских институтах, вы имеете в виду центры, куда поехали учиться Анатолий Чубайс и вся команда будущих младореформаторов?— Да. Эти же силы создали ленинградский центр, куда они в свое время перебросили генерал-майора Олега Калугина, который в ПГУ руководил отделом США и Канады, а также был начальником внешней контрразведки ПГУ.Это было связано не столько с Примаковым, сколько с Андроповым. Когда я пришел в 1966 году в аппарат, Андропов еще заведовал отделом ЦК по работе с социалистическими странами. В 1967 году он стал председателем КГБ, не имея статуса члена ЦК и члена Политбюро. Так же, как и Андрей Громыко.Наш начальник Пономарев был выше по статусу, являлся кандидатом в члены Политбюро, секретарем ЦК и руководил всеми международными связями. Кандидат в члены Политбюро и член Политбюро — тоже разница большая: имеешь право слушать, но не имеешь права голосовать.С назначением Андропова вскоре изменился и сам статус председателя КГБ, поскольку в постхрущевский период Брежнев был очень аккуратен и не позволял спецслужбам довлеть над партийным аппаратом. Глава КГБ теперь стал членом Политбюро. Повысился и статус Громыко. А статус международного отдела упал. Хотя потом были некие рецидивы, долго продолжалась агония… До последнего дня международный отдел пытался доказать МИД СССР, что он ближе к телу руководителя.— Была сильная конкуренция?— Очень сильная. Отношения между Пономаревым и Громыко были напряжены до предела… Кто первым выхватит информацию и первым напишет записку в Политбюро. Полагаю, что будучи членом Политбюро, Громыко располагал информацией из всех ведомств — из КГБ, ГРУ, Генштаба.На стол члена Политбюро ложилось все, что передавалось через закрытые шифры. Кстати, не у каждого члена Политбюро был доступ для прочтения всей информации, которая предназначалась для 2−3 членов, а иногда и просто для одного.— Вы работали при Брежневе, Андропове, Черненко и Горбачеве. С Брежневым понятно. А как менялось отношение остальных советских лидеров к руководящей роли партии?— Динамика шла незаметно. Уже в настоящее время, обладая информацией, которая появляется в интернете и на телевидении, можно составить общую картину. Например, когда Александр Ципко, которого никто не воспринимал в ЦК как серьезного работника, сейчас говорит, что он находился под личной опекой Андропова и готовил для него закрытые документы, которые Андропов не оставлял в архивах КГБ.КГБ был системой, которая не позволяла отклоняться от генеральной линии. Андропов, сам создавая эту систему, понимал, что если информация попадает в нее, то она автоматически становится достоянием многих сотрудников, которые могут быть недовольны той или иной политической позицией руководства.Поэтому дальнейшие изменения («перестройка») осуществлялись не на базе КГБ, а с помощью КГБ, но за рамками КГБ. Откуда появился Примаков? Это не система КГБ. Он из боковых отростков, которые создал Андропов, будучи уже председателем КГБ и членом Политбюро. Директор Института США и Канады Георгий Арбатов, директор ИМЭМО Николай Иноземцев, директор Института востоковедения Бободжан Гафуров (О принадлежности Гафурова к системе КГБ Вячеславу Матузову ничего не известно. — EADaily)…Это были параллельные структуры, которые дублировали КГБ. Внешне они работали в связке с партийным аппаратом. Но в реальности эти институты были настолько сильными, находясь под покровительством Андропова, что влияние на них руководящих отделов ЦК равнялось нулю.Я тогда и не подозревал об этом. Мне довелось впасть в немилость к Примакову именно по незнанию. Когда Примаков возглавил в 1977 году Институт востоковедения, ему тут же дали статус члена ЦК, то есть неприкасаемость. Кстати, Иноземцев был очень талантливым человеком. Мы вдвоем летали на 40 дней со дня убийства Камаля Джумблата. Общались с ним 7 дней в Бейруте. Произвел сильное впечатление.— Интеллектуал?— Очень сильный. С колоссальным жизненным опытом, участник Великой Отечественной войны, был награждён четырьмя боевыми орденами. Сдержанный, ни одного лишнего слова и даже движения бровями. Это была вышколенная публика, что позволяло ей не засветиться.Ципко говорит правду, когда вспоминает Андропова, который не позволял ему направлять в архив КГБ записки. Последний раз я встретил Ципко в Вашингтоне, когда в 1990 году работал советником посольства. Тогда ЦК уже рухнул, там никого не было. Всю шифропереписку запретили посылать в ЦК еще в конце 1988 года.— Получается, что Горбачев просто добивал систему?— Горбачев — это тряпка, пешка, вообще ничто. За распадом СССР стояли наследники Андропова. То есть были созданы условия перехода от той системы, в которой мы жили, к западному образцу.— Зачем им понадобилось уничтожать страну?— Расскажу вам в ответ небольшую историю из жизни. В октябре 1974 года, когда я был в Ливане, работал на должности первого секретаря посольства, у меня умерла мать. Я полетел в Новосибирск на похороны. На обратном пути я позвонил Вадиму Румянцеву, которого тогда сделали заместителем заведующего в ЦК. Он позвал к себе. В гостях у него были Примаков с супругой… А тогда Примаков был членом редколлегии газеты «Правда».Что такое газета «Правда» в те годы? Если появлялась маленькая негативная заметка про чиновника, то его сразу снимали с должности. Вдруг я слышу от Примакова: «Социалистическая система себя изжила. Надо от нее отходить и начинать жить как на Западе».И тут я вступаю в пререкания с Евгением Македоновичем. В те годы у него было такое отчество… Когда я в 1975 году приехал к Примакову, он сказал мне: «Слава, зови меня теперь Евгений Максимович».— Он поменял отчество?— Да, это уникальная вещь в его биографии. Личность Примакова законспирирована до предела и по сей день. Я считаю, что он являлся главной действующей фигурой, которая завершила план Андропова по переустройству Советского Союза. Говоря простым языком, Примаков был смотрящим за процессом — все эти годы.Возвращаясь к нашему с Примаковым спору. Привожу ему примеры из истории СССР… Гражданская война заканчивается в 1922 году. Страна в разрухе. Через 7 лет начинается индустриализация, и уже к 1939 году, накануне Второй мировой войны, СССР встречает ее, имея промышленность, сельское хозяйство, политическую волю руководства и самое главное — было население. Моя бабушка по матери вспоминала, как они жили до Великой Отечественной войны: полки были заполнены товарами, продукты питания стоили дешево, социально обустроенная жизнь, был расцвет экономики. Это были красочные воспоминания. И об этом сегодня никто не говорит: официально вся информация искажается и уничтожается, а люди, которые это видели своими глазами, постепенно уходят из жизни. В 1941—1945 гг. полстраны эвакуировали в Сибирь. Я это помню, сам тогда жил в Сибири. А в 1945—1955 годах уже происходило развитие ракетной промышленности. Тогда в ходе дискуссии Евгений Македонович посмотрел на меня зверем.Заместитель заведующего международным отделом Вадим Румянцев толкает меня ногой под столом: «Слава, пойдем покурим». Я выхожу с ним. «Ну-ка прекрати! Ты знаешь, с кем ты сцепился? Замолчи немедленно», — говорит мне Румянцев. То есть уже в 1974 году на уровне замзаведующего международным отделом люди пасовали перед носителями той точки зрения, которую представлял корреспондент «Правды» Примаков… Даже перед Примаковым. А уж что говорить об этаже повыше. Потом стало ясно, что наш начальник Пономарев и Андропов находились в одной команде.Механизм «перестройки» осуществлялся сторонниками Примакова вне КГБ, частично привлекая оттуда кадры, которые Андропов лично создавал. Ведь Андропов тоже пришел в КГБ и ЦК не с пустого места. И здесь интересно рассмотреть корни самого Андропова.— Кстати, о корнях. Какие факторы способствовали карьерному взлету Андропова?— Андропов же был первым секретарем ЦК комсомола Карело-Финской ССР. За ним стоял Отто Куусинен. А с кем был связан Куусинен? С генерал-лейтенантом госбезопасности Евгением Питоврановым. Это «отец» всех андроповых, примаковых и других деятелей «перестройки».— Какова была роль Питовранова?— Нитка тянется от Коминтерна и Льва Троцкого. «Красной нитью» в данной истории проходит борьба Иосифа Сталина с троцкизмом в рядах силовых ведомств. На мой взгляд, это все создавалось на базе спецслужб.— Хотите сказать, что троцкизм взял в 1991 году реванш у сталинизма?— Реванш абсолютный. Причем с теми же идеями — против сталинизма.— Что из себя представлял Коминтерн?— Это интересная тема. К ней питали особый интерес арабские компартии, особенно ливанская, у которой была развитая теоретическая база. У ливанцев оставались на тот период мощные ветераны Коминтерна. На Волынской даче Сталина мы каждый год проводили совещания арабских компартий, обсуждали планы. В 1968 году ливанцы рвались к архивам Коминтерна, юридически они имели такое право. Меня тогда отправили в Институт марксизма-ленинизма, где находился суперсекретный архив. Туда даже не пускали по удостоверению работника ЦК. Однако пропуск был мне заказан. Я сел и полистал архив ливанской компартии, после чего доложил своему начальнику Румянцеву: «Вадим Петрович, если честно, я бы им ни одной бумажки бы не показывал» (смеется).— Там совсем за гранью?— Мат-перемат… Очень грубый был у них характер взаимоотношений. Например, на запросе в Коминтерн с просьбой разъяснить такой-то вопрос стоит виза известного руководителя ведомства: «Прощупать этого мудака!». И далее — в аналогичном ключе. Не знаю, где сейчас находится архив Коминтерна.— Коминтерн был разведывательной организацией?— Конечно. В 1925—1930 годах создавались компартии арабских стран. Эпицентром коммунистического движения на Ближнем Востоке были компартии Палестины, Сирии, Ирака и Египта. На эту базу Коминтерн посылал своих эмиссаров, которые с кучей денег создавали там партийные структуры, занимались пропагандой. Причем самыми надежными сотрудниками Коминтерна были люди еврейского происхождения, которые не проникались сочувствием к местному населению и четко выполняли указания Центра.Это к слову о том, почему Британия сделала ставку на создание «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена на территории РФ). Я много изучал материалов на эту тему, читал мемуары британских разведчиков. В результате активности Коминтерна Лондон почувствовал в 1930-е годы угрозу своему влиянию. Причем во всех арабских странах.Люди, приезжавшие на Ближний Восток с принципами борьбы против колониализма, эксплуатации и угнетения народов, получали на местах мощнейшую поддержку. Французы были менее поворотливыми, а вот британцы сделали все необходимые выводы. Поэтому с 1929 по 1932 год они создали движение «Блокада безбожному коммунизму». То есть британская разведка представляла борьбу с коммунизмом как битву с безбожием, рассчитывая перетянуть на свою сторону верующее население. Так на свет появились «Братья-мусульмане». Эта организация до сих пор корнями уходит в период 1930-х годов. Правда, система управления сегодня изменилась, но не намного: МИ-6 просто передала пульт управления ЦРУ.— Что из себя представлял Михаил Горбачев?— Горбачев — очень недалекий человек, двуличный. У него не было позиции, за исключением желания уничтожить социализм. Горбачев переоценивает значение своих взглядов, чтобы ему на Западе больше платили. Он выносил на Политбюро и принимал решение в зависимости от того, кто к нему первый подходил.Приведу пример. В ноябре 1988 году я возвращаюсь из Алжира с Национального совета Палестины, когда драка между Арафатом и просирийскими группировками могла уничтожить ООП. Заместитель заведующего международным отделом ЦК Карен Брутенц мне тогда дал устное указание: «Не вмешивайся, ничего не делай. Пусть они друг друга уничтожат. Нам будет проще выходить на дипломатические отношения с Израилем».Было видно, что Брутенц излагал личную точку зрения, а не официальную позицию. Я взял на себя ответственность и проигнорировал это указание, поскольку в Алжире ко мне подошел Арафат в зале съездов и заявил: «Скажи своим марксистам, чтобы они прекратили меня уничтожать. Я вчера подписал соглашение о сотрудничестве с палестинцами, которые идут на поводу у Хафеза Асада. А сегодня ночью мне поступили звонки от короля Марокко Хасана II и президента Египта Хосни Мубарака, которые потребовали немедленно ликвидировать соглашение. Скажи им, что это не я ликвидировал, а арабские лидеры, против которых я не могу выступать».Ответил я Арафату следующее: «Абу Аммар, вы — мудрейший из мудрейших, всегда умели маневрировать. Если источником уничтожения исполкома ООП будете вы, то я гарантирую — Москва поддерживать Вас больше не будет». На что Арафат парировал: «Хорошо, я сделаю все возможное, но ты поговори со своими марксистами». Напомню, что Арафата выкинули из Ливана сирийцы руками пропалестинских организаций. И Арафат был обижен на нас, потому что СССР не защитил его от сирийцев.После Арафата ко мне подходит его оппонент — лидер просирийского крыла Народного фронта освобождения Палестины Жорж Хабаш. «Арафат — предатель. Вчера мы подписали соглашение, а сегодня он разорвал его», — отметил он. Я сказал Хабашу: «Только что я говорил с Арафатом. Он сказал, что это было не его решение. Вы — мудрый человек, не становитесь причиной уничтожения ООП».Наши разговоры тогда фиксировали полностью. Очень быстро в международном отделе узнали содержание бесед. Брутенц после моего приезда в Москву неделю не принимал меня — якобы был занят. Уже при встрече он сделал мне замечание: «Я же говорил тебе ничего не делать, а ты проигнорировал мое указание». Я ответил начальнику: «Зато ООП сохранилась, а могла распасться на тысячи террористических организаций».Когда ответственный работник ЦК, коим я являлся, возвращался в Москву, он готовил информационную записку с изложением ситуации и предложениями. Далее записка шла в Политбюро. Это было чрезвычайно важно. Ведь президент США Джордж Буш несколько раз в день комментировал ситуацию у палестинцев: американцы внимательно следили за событиями. А у нас была тишина, как и сейчас…После я узнал, что Брутенц за моей спиной внес записку в Политбюро (без моей подписи) — у нас был жесткий порядок, по которому без подписи ответственного за регион работника документ заворачивался общим отделом ЦК (его в свое время возглавлял Константин Черненко) и не рассматривался на заседании Политбюро. Я подготовил бумагу с предложениями и передал ее Горбачеву, который сказал, что резолюция по данному вопросу уже принята, но предложения, изложенные в моей записке, будут реализованы прямым указанием…Система уже была разрушена. В декабре 1988 года все информационные потоки на ЦК ликвидировали. Никакой информации по спецканалам. ГРУ и МИД прекратили направлять шифротелеграммы. Единственное, что оставалось: КГБ направляла нам обобщающие материалы и аналитику, не ежедневную информацию из посольств, как было раньше. Структура фактически уже отсутствовала. Тогда я ушел на работу в МИД экспертом в управление Ближнего Востока, а мой коллега Виталий Чуркин — экспертом в секретариат к Эдуарду Шеварднадзе.— Каким вы запомнили Чуркина?Изумительный специалист. Гениальный человек, открытый. Блестяще знал язык. Его Добрынин привел в международный отдел. Чуркин у него в вашингтонском посольстве 10 лет возглавлял пресс-службу.— Сильным бы стал министром?— Не то слово!Беседовал Саркис Цатурянhttps://eadaily.com/ru/news/2019/03/11/vyacheslav-matuzov-mihail-gorbachev-peshka-v-plane-po-razvalu-sssr - цинк

Выбор редакции
26 февраля 2019, 13:00

Апология Андропова

Юрий Шушкевич (y_shushkevich)9 февраля 2019-го исполнилось 35 лет со дня кончины Юрия Андропова.Поскольку этот человек в те годы сыграл в моем становлении, и, стало быть, в моей судьбе немалую роль, я счёл долгом высказать ряд соображений касательно эпохи и ряда событий, вину в которых сегодня почему-то становится модным ему приписывать. С чем согласиться категорически не могу, рискуя навлечь на себя гнев друзей и даже родственников. И – тем не менее…Историю позднего СССР нельзя понять из экономических и политических парадигм, привычных в современных условиях. Отталкиваться следует от того, что к середине 1970-х в СССР… был построен коммунизм. Иными словами - достигнута основная цель советского проекта.Да, в СССР был реально построен коммунизм, поскольку в масштабах 1/6 мировой суши удалось (i) сформировать базовый уровень инфраструктуры (дороги, электрические сети, водопровод, канализация, газ и т.д.), (ii) бесплатно предоставить жильё абсолютному большинству населения и (iii) гарантированно обеспечивать основные жизненные потребности этого большинства – кров, тепло, коммунальные услуги, достаточный рацион питания, образование, медицину, пенсии. Тот стандарт, на котором советским государством соответствующие потребности удовлетворялись, значительно уступал тогдашним западным образцам, а сегодня может и вовсе считаться отстойным,- однако речь шла именно о минимуме, который гарантирует спокойную жизнь «с уверенностью в завтрашнем дне», как было принято говорить. Не требовалось волноваться, чем предстоит жить завтра, где брать деньги на оплату "коммуналки", отдых детей в Крыму или лечение какой-нибудь тяжелой болезни – все соответствующие возможности предоставлялись бесплатно или стоили копейки, которые вполне можно было отменить и их лишь символически сохраняли в качестве дисциплинирующего фактора, вроде уплаты смешного профсоюзного взноса.Если бы в те годы волшебным образом перенёсся кто-нибудь их революционеров или комсомольцев 20-х, то он бы уверовал в правильность понесённых жертв – ведь это был идеальный общественный строй! Идеальный не в плане совершенства крошечной комнатёнки в «хрущобе» или немного лучшей брежневской «панели», а в том, что каждому человеку на протяжении всей жизни можно было не задумываться о крыше над головой и куске хлеба, вместо этого совершенствуясь в творчестве, занимаясь великими свершениями, науками и прочими замечательными вещами. Но как раз этого-то мы и не видели, а если и видели, то в большинстве случаев не знали, как вырваться из рутины и использовать во имя дальнейшего развития этот уникальный для мировой социальной истории фундамент «гарантированного бытия», добытый жертвами нескольких поколений.Отсюда, вместо гордости за фактическое воплощение главной советской мечты и желания "двигаться вперёд", советские люди, в полной мере пользуясь достигнутым «гарантированным бытием», по-обломовски скучали, искали острых ощущений, увлечённо слушали иностранные радиоголоса и с каждым годом всё менее ценили собственную страну.К началу 1980-х напряжённая, с полной самоотдачей работа прибрела черты анормальности – в СССР трудиться подобным образом перестали почти все. На заводах и в колхозах не более чем формально "выполняли план", совершенно не заботясь, что будет с их продукцией после того, как план зачтут (поэтому до 90% выращенных в СССР картофеля и овощей сгнивали на базах), в конторах и многочисленных НИИ рабочее время убивалось на чаепития и перекуры, технику и производственные фонды не берегли, ну а кто мог – подворовывали и воровали.Если в рамках нынешнего коррупционного разграбления страны воруют по статусу и должности, при этом объем украденного исчисляется суммами со множеством нулей, то в те годы крали меньше, но зато в высшей степени массово. Широко известные сегодня коррупционные истории в московских верхах, на Кубани или в Узбекистане – лишь ничтожная капля в том море!Вот лишь один пример. Годы 1981 и 1982 в моей семье пришлись на освоение садового участка – в хозяйственных магазинах и на лесоторговых базах было тогда шаром покати, зато ворота нашего садового товарищества в летние месяцы принципиально не закрывались: буквально каждые пять минут в них въезжал очередной ЗИЛ или КАМАЗ с предложением цемента, кирпича, бревен, шифера, дефицитнейшей обрезной доски, труб, тротуарной плитки и много чего иного – разумеется, украденных с государственных предприятий или у окрестных колхозов. Один раз подкатил грузовик с военными номерами и девственно пустым кузовом – на вопрос «Что же вы привезли?» ответ был: «Скажите, что надо!». У тех «партизан», помнится, мы заказали несколько бревен на обвязку – и они действительно спустя полчаса доставили отличный лес по какой-то совершенно смехотворной цене. Правда, радости от подобных удачных покупок было немного – все понимали, что страна идет вразнос и долго так не протянет.Пили тогда много, чрезвычайно много, деревня спивалась на глазах, непросыхающие сорокалетние мужики выглядели на 70, в городской среде бесконечно костерили в анекдотах советскую власть… Или ещё: прицепят к электричке новенький, ещё пахнущий заводским лаком вагон – и буквально на следующий день видишь в нём порезанные сидения и разбитые окна… тогдашняя гопота с каким-то варварским остервенением крушила и гробила всё красивое и приличное.Что ценой неимоверных усилий в СССР к тому времени был построен «базовый коммунизм», на фундамент которого следовало просто опереться и использовать, чтобы далее двигаться вперёд – это никого не интересовало и не воодушевляло, никто это не ценил. Иными словами, коммунизм не сработал – скорее всего, соответствующие ценности были созданы и переданы людям слишком рано, и их просто не научились использовать по назначению.По моим ощущениям, главной тревогой тех, кого продолжала волновать судьба страны, были не проблемы с пресловутым дефицитом (почти всё можно было так или иначе достать), не со свободой мысли (книги Булгакова, Трифонова и даже Солженицына я спокойно доставал и читал, особо не таясь, просто когда ехал в метро или электричке, закрывал обложку газетой), а с отсутствием разумной и понятной модели будущего. Было совершенно неясно, как стране жить и развиваться после ожидаемого всеми ухода Брежнева. Очень много было опасений, что вернётся «тридцать седьмой год» - ибо других, от него отличных моделей приведения страны в порядок, тогда не существовало.Не верьте нынешним стареющим либералам, когда они говорят, что мечтали в те годы о «свободном рынке». О чём-то вроде «западной демократии» по шведскому варианту, близкому к классическому социализму, действительно многие мечтали тогда. А вот о «свободном рынке» в современных нам сегодня формах - нет, нет и еще раз нет! Даже у сознательных противников советского строя имелось понимание, что вопиющее социальное неравенство, кризисы перепроизводства, биржевые спекуляции – всё это неправильно, всё это вчерашний день, нам нужно реформироваться по-другому. Зажиточное крестьянство, вольные фермеры, частные ресторанчики и магазины – вот, пожалуй, максимум реформ, на который тогда соглашались самые продвинутые либеральные умы.Применять же простые «нэповские» решения для куда более серьёзной промышленной сферы, радикально что-то менять в чрезвычайно сложных механизмах балансировки продуктов и ресурсов – откровенно боялись. С эпохи индустриализации и до середины пятидесятых, когда число объектов промышленности оставалось сравнительно небольшим и все нюансы материальных потоков и расчетов между предприятиями конкретной отрасли в полной мере «помещались» в голове профильного сотрудника Госплана, советский промышленный механизм в условиях плановой экономики работал на отлично (вспомним хотя бы годы войны!). Затем, по мере того как «госплановские гении» уходили на пенсию, а подоспевшие им на замену первые компьютеры в условиях нарастающего объема информации и задач не могли осуществлять распределение ресурсов столь же грамотно и слаженно, система управления промышленностью становилась менее эффективной. А многочисленные предложения по ее реформированию, включая «косыгинскую реформу», в конечном итоге отвергались, поскольку допускали неизбежные сбои и потери, в то время как останавливаться и что-либо терять в советскую эпоху было категорически нельзя, ибо еще недавно за подобное ставили к стенке... Поэтому как именно следует поступать с промышленностью – не знал в те годы никто, и если сегодня вы случайно прочтёте, что «свободолюбивые экономисты тайно вели исследования и готовили оптимальные решения» - не верьте, это чушь. По промышленности не было решений ни оптимальных, ни неоптимальных – сплошная неизвестность, благодаря которой разве что докторские диссертации защищались быстро и относительно легко ("всё равно никто не понимал...").Отсюда у Андропова, который где-то с середины семидесятых весьма многими воспринимался реальным сменщиком дряхлеющего Леонида Ильича, задача была не просто не из лёгких – она выглядела едва ли выполнимой вообще. Ибо требовалось не встряхнуть страну, но быстро и продуманно, без сбоев и падений перезапустить её экономический и социальный механизмы. А как перезапускать, на каких основаниях, в рамках каких теорий – этого толком никто не знал.Было также известно - хотя, разумеется, не полагалось говорить о том вслух - что марксистская политэкономия устарела безнадежно, а марксистской теории хозяйства (марксистской Economics) не существует вовсе. Обращаться за знаниями к теориям буржуазным по понятным причинам считалось недопустимым, поэтому в начале 1970-х в недрах КГБ СССР, который благодаря усилиям Андропова понемногу становился ведущим мозговым центром страны, стали обращать внимание на достаточно мягкую и комплиментарную нам теорию конвергенции, впервые выдвинутую русским эмигрантом и основателем мировой социологии Питиримом Сорокиным и позже развитую Гелбрейтом, Ростоу и другими именитыми западными экономистами. Если говорить коротко, то суть теории конвергенции сводилась к тому, что в силу технической схожести государственной корпорации при социализме и постоянно укрупняющих частных корпораций западных экономик неизбежно их постепенное сближение и взаимообогащение.На заре эпохи «разрядки», в 1972 году, Соединенные Штаты (при президентстве Никсона) и СССР учредили на территории нейтральной Австрии совместный научный центр, призванный вести работу в направлении той самой конвергенции – его название The International Institute for Applied Systems Analysis, он существует по сей день и является структурой Римского Клуба. Спустя четыре года по инициативе Андропова в Москве создается Институт системного анализа – создается как филиал австрийского проекта и Римского клуба соответственно.Сегодня данный шаг воспринимается едва ли не как величайшая из диверсий, как мина замедленного действия под Советский Союз. Виданное ли дело – филиал масонского Римского Клуба возле станции метро «Профсоюзная»! Соучастие в разработке человеконавистнической теории «золотого миллиарда»! Хотя теория "золотого миллиарда" была совершенно не против бедных людей - она лишь обращала внимание, что не всякое повышение стандартов потребления идёт людям во благо, и занималась поиском решений, споосбных хотя бы как-то гармонизировать взаимоотношения успешных и по факту осталых стран.Итак, Андропов санкционирует присоединение СССР к "передовой западной мысли", к самому Римскому клубу, о ужас! Только что, простите, следовало сделать взамен, откуда черпать актуальные знания и новые идеи? Собрать с дюжину престарелых начётчиков сусловской школы и поручить им написать Теорию Будущего? Или дать задание институту марксизма-ленинизма просветить рентгеном рукописи вождей пролетариата в поисках спасительной тайнописи? Сегодня, постфактум, легко рассуждать «об альтернативах», но ведь не было таковых в те годы! Даже у китайских товарищей не спросишь – там еще продолжалась "культурная революция" и здравствовал Мао Цзэдун.Справедливости ради надо признать, что ни австрийский центр, ни Институт системного анализа не выполнили задач, которые Андропов предполагал с их помощью решить. И к 1983 году, когда Председатель КГБ СССР занял высший пост в стране, вменяемых концепций и оформленных планов реформирования советской экономики эти организации выложить на стол не смогли. Поддерживали научный обмен и стажировки, использовались в интересах разведки – но не более того.Поэтому максимум, что сумел Андропов сделать в свой единственный год на высшем государственном посту – это завершил наиболее резонансные коррупционные дела (которые по меркам нынешним – так, фигня какая-то…), а также занялся «укреплением дисциплины» - преследованием «наслаждавшихся коммунизмом» в рабочее время граждан по магазинам, парикмахерским и баням. Однако даже эти косметические улучшения имели огромный и видимый для всех эффект – страна оздоровилась! Летом 1983-го ворованные стройматериалы по садовым кооперативам уже не возили на грузовиках с прицепами, наоборот, в подмосковных магазинах за многие годы впервые в достатке появились и цемент, и лес…Если бы судьба подарила Андропову еще несколько лет во главе СССР – думаю, была бы проведена реформа по превращению союзных министерств в госкорпорации с последующим постепенным расширением сферы рыночного обмена, с определённого момента более неподвластной Госплану и Госснабу. Ну а далее, на более отдаленных этапах, взяли бы старт кооперативы, фермеры и прочий малый бизнес.Идеи подобного рода в те годы действительно активно обсуждались и развивались, и даже теперь непросто найти в них изъян. Ведь единственное советское министерство, уцелевшее в качестве неделимой и эффективной корпорации,– это нынешний «Газпром», организация во всех отношениях более чем успешная. Правда, насколько я помню, заработная плата руководителей корпораций советских планировалась на уровне всего каких-то 5-10 тысяч долларов в месяц – что в те годы сулило колоссальнейшую мотивацию, хотя сегодня для рулевых отечественного бизнеса подобные суммы даже деньгами не принято считать!Часто Андропову ставят в вину «сотворение коллективного Чубайса» - группы молодых либеральных экономистов в Ленинграде, из которой в начале 1990-х вышла большая часть «младореформаторов». Однако его вины в этом нет. Данная неформальная группа, находившаяся под присмотром УКГБ по Ленинграду и Ленобласти (я описал личный контакт с её представителями в своей повести "Плохое время для любви"), в полной мере была сформирована уже после смерти Андропова – правда, курировал ее небезызвестный Олег Калугин, в те годы второй или третий человек в ленинградской чекистской иерархии. Назначение Калугина в Ленинград осуществил, разумеется, Председатель КГБ СССР Андропов в 1980-м, если не ошибаюсь, году, но из этого совершенно не следует, что он и каким-то образом запрограммировал взращивание спустя десять лет недоброй славы либерального клана. Чубайсу тогда едва исполнилось 25, товарищ в свободное время подрабатывал фарцовкой, так что мог ли Андропов вообще различать из своего кабинета подобную мелюзгу?Другое дело – Калугин. Создавая под прикрытием «конторы» данную неформальную группу, тот совершенно однозначно пытался копировать деятельность шефа по его московско-австрийским научным структурам. А то, что по прошествии ряда лет провинциальные экономисты в одночасье стали властителями умов и большей части отечественных денег – заслуга не столько его, сколько Анатолия Собчака, и это, как говорится, уже совсем другая история.Еще Андропову любят ставить в вину… смерть руководителя советской Белоруссии Петра Машерова. Что Машерова вот-вот должны были перевести в Москву едва ли не в качестве преемника Брежнева, и чтобы этого не допустить, КГБ-де организовал автокатастрофу 4 октября 1980 года…Глупости это. Шансы на высший государственной пост в Советском Союзе давал только статус члена Политбюро ЦК КПСС. Если слухи верны, то членом Политбюро Машеров мог стать на октябрьском Пленуме ЦК в 1980 году, одновременно с Горбачевым. При этом «высиживать» в Политбюро предстояло не менее 5-7 лет, то есть значительно более, чем кремлёвские медики в 1980-м давали жизни Брежневу – не будем забывать, что Леонид Ильич был фронтовиком с тяжелейшей контузией и травмой сосудов мозга, отнюдь не способствующих долголетию. То есть в лучшем случае Машеров мог попасть в «дальний резерв», чьё время должно было наступить уже после Андропова как очевидного брежневского преемника. Поэтому планам Андропова Машеров нисколько не мог угрожать.Могли ли Машерова устранить, чтобы в октябре 1980-го гарантировать избрание в Политбюро именно Горбачёва? Исключено. К тому времени аппаратный статус Горбачева был значительно выше машеровского – он являлся секретарем союзного ЦК, в то время как Машеров всего лишь возглавлял республиканскую парторганизацию. Да и то, что молодой и деловитый Горбачев считался брежневским фаворитом – тоже не секрет. Уж скорее Андропову следовало за Горбачевым следить, протяни Брежнев ещё несколько годов на посту…И если уж вспоминать – то настойчивые слухи о «вине КГБ» в гибели Машерова поползли сразу же после трагедии 4 октября 1980 года. Я сам, памятуя о них, до недавнего времени представлял себе дело таким образом, что злосчастный грузовик-убийца вырвался на перекресток со второстепенной дороги – ведь именно так все шепотом объясняли тогда, и такой внезапный выезд на перекресток, не будем греха таить, вполне соотносился бы с практикой спецслужб. Однако в реальности два роковых грузовика двигались по главной дороге, откуда и произошел выезд на встречку! Кому были выгодны слухи о грузовике с перекрестка – уж не противникам ли Андропова, тоже нацелившимся на освобождающийся трон?Ну а программирование столкновения на встречке, на совместной скорости в 200 км/час (120 км/ч у машеровской «Чайки» и 80 км/ч у грузовика), тем более в эпоху, когда не было массовых устройств для мобильной связи – нонсенс и полная невозможность. Зато лихой разгон до 80 км/ч грузовичка с картошкой, привыкшего пробираться, в основном, по буеракам и бездорожью, прежде невероятный по степени водительского азарта разгон по первому отечественному автобану, только что отстроенному к Олимпиаде-80, где лежал не по-советски ровный асфальт и субботним вечером практически не встречалось машин – вот, увы, главная реальность и главное объяснение.Такого рода трагедии, во множестве уносившие жизни людей, способных изменить судьбу Советского Союза, равно как и трагедии, которые подобно Чернобылю или Спитаку парализовывали и надламывали нашу волю, в те годы почему-то происходили практически непрерывно. Словно какая-то чёрная сила надвигалась на Союз – то ли расплатой за не самую безоблачную прежнюю историю, то ли волею каких-то надчеловеческих, демонических сил, грядущему всевластию которых наша страна начинала всерьез угрожать.И очень похоже, что именно подобный трагический удар судьбы не позволил Юрию Владимировичу Андропову продержатся во главе страны еще хотя бы несколько лет – ведь болезнью почек он страдал с молодости, а кремлевская медицина располагала всеми возможностями поддерживать генсека в работоспособном состоянии. Однако в конце 1983 - начале 1984 гг случилась эпидемия особо тяжёлого гриппа – произошёл возврат вируса, породившего страшную «испанку» 1918 года, в немного более легкой форме повторившуюся в 1968-м... И ослабленный многочисленными недугами организм генсека попросту не выдержал этого внезапного удара.Андропов прожил всего 69 лет - больше, чем Ленин (53), но значительно меньше Сталина (74), Хрущева (77) и Брежнева (75). Не случись того, что случилось,- он вполне мог оставаться во главе Советского Союза до начала девяностых.Так что именно "испанка 1984 года", возможно, распорядилась судьбой СССР – что для человеческой истории, в которой одна лишь чума 1346 года убила и растоптала всё без остатка тысячелетнее европейское Средневековье, не такая уж редкость. Особенно учитывая, каким кровавым и трудным выдался последующий европейский век...Поэтому остаётся надеяться, что наступившая новая эра окажется для России хотя бы немного более милостивой.Ну а генсека Юрия Андропова, чья звезда столь ярко взошла и столь же быстро погасла на самом гребне перелома эпох, просто будем помнить. Он был умным и глубоко порядочным человеком, в меру своих сил боровшимся со злом.И потому зло к нему не пристанет.

Выбор редакции
23 февраля 2019, 12:24

Апология Андропова

Опубликовано: ЖЖ Юрия Шушкевича. 08.02.2017. Юрий Шушкевич 9 февраля 2019-го исполняется 35 лет со дня кончины Юрия Андропова. Поскольку этот человек в те годы сыграл в моем становлении, и, стало быть, в моей судьбе немалую роль, я счёл долгом высказать ряд соображений касательно эпохи и ряда событий, вину в которых сегодня почему-то становится модным ему приписывать. С чем согласиться категорически не могу, рискуя навлечь на себя гнев друзей и даже родственников. И – тем не менее… Историю позднего СССР нельзя понять из экономических и политических парадигм,  привычных в современных условиях. Отталкиваться следует от того, что к середине 1970-х в СССР… был построен коммунизм. Иными словами — достигнута основная цель советского проекта. Да, в СССР был реально построен коммунизм, поскольку в масштабах 1/6 мировой суши удалось (i) сформировать базовый уровень инфраструктуры (дороги, электрические сети, водопровод, канализация, газ и т.д.), (ii) бесплатно предоставить жильё абсолютному большинству населения и (iii) гарантированно обеспечивать основные жизненные потребности этого большинства – кров, тепло, коммунальные услуги, достаточный рацион питания, образование, медицину, пенсии. Тот стандарт, на котором советским государством соответствующие потребности удовлетворялись, значительно уступал тогдашним западным образцам, а сегодня может и вовсе считаться отстойным,- однако речь шла именно о минимуме, который гарантирует спокойную жизнь «с уверенностью в завтрашнем дне», […]

Выбор редакции
04 мая 2018, 05:13

Профессор МГУ Владислав Смирнов. Жизнь во мгле (брежневский Застой)

Владислав Павлович Смирнов (род. 1929) — советский и российский историк, специалист по истории Франции. Заслуженный профессор Московского университета (2012), лауреат премии имени М.В. Ломоносова за педагогическую деятельность (2013). В 1953 году В.П. Смирнов окончил исторический факультет МГУ, затем стал аспирантом, а с 1957 г. начал работать на кафедре новой и новейшей истории исторического факультета МГУ, где прошел путь от ассистента до профессора. Ниже приводится фрагмент из его книги: Смирнов В.П. ОТ СТАЛИНА ДО ЕЛЬЦИНА: автопортрет на фоне эпохи. – М.: Новый хронограф, 2011.Жизнь во мглеНачало 70-х годов было отмечено сочетанием, казалось бы, несовместимых процессов: разрядкой международной напряженности и дальнейшим «завинчиванием гаек» внутри страны. Несмотря на интервенцию в Чехословакии, Брежнев, по-видимому, искренне стремился остановить гонку вооружений и улучшить отношения с ведущими капиталистическими государствами. Руководители Франции, ФРГ, США и других стран также считали необходимым разрядку международной напряженности. Еще в 1966 г. во время визита де Голля в СССР была подписана советско-французская декларация, в которой обе стороны высказались «за установление атмосферы разрядки между всеми странами Запада и Востока».В 1969 г. канцлер ФРГ, лидер социал-демократической партии В. Брандт заявил, что ФРГ отказывается от доступа к ядерному оружию и присоединяется к договору о его нераспространении. В 1970 г. Брандт заключил с Советским Союзом договор, согласно которому СССР и ФРГ признали нерушимость послевоенных границ и обещали отказаться от применения силы в отношениях друг с другом. Затем последовали аналогичные договоры между ФРГ, Польшей и Чехословакией. Меня поразило, что, прибыв в Варшаву, Брандт не только просил у поляков прощения за зверства гитлеровцев, но и встал на колени перед памятником восстанию 1943 г. в еврейском гетто в Варшаве, которое было жестоко подавлено немецкими оккупантами.В 1971 г. была достигнута договоренность о свободе передвижения между ФРГ и Западным Берлином. В мае 1972 г. в Москву прибыл президент США Ричард Никсон. В результате его визита СССР и США заявили, что «в ядерный век не существует иной основы для поддержания отношений между ними, кроме мирного сосуществования». Кроме того, они подписали два важнейших договора: об ограничении систем противоракетной обороны и об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1). В 1973 г. Брежнев совершил поездку в США и продолжил переговоры с Никсоном. Его поездка не вызвала такого ажиотажа, как первая поездка Хрущева 14 лет тому назад, но все же Брежнева встречали очень благожелательно, а он, в отличие от Хрущева, не обещал «закопать» американцев и не предрекал, что внуки президента США будут жить в социалистической Америке. «Ты обратил внимание, – сказал мне Дементьев, – что Брежнев не сделал никаких заявлений о грядущей победе социализма». Речь шла только о межгосударственных отношениях.СССР и США подписали соглашение о предотвращении ядерной войны и более двух десятков соглашений о сотрудничестве в различных сферах: от защиты окружающей среды до использования ядерной энергии в мирных целях. В 1974 г. в результате встреч Брежнева с Никсоном и новым президентом США Джеральдом Фордом был заключен второй договор об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2). Стороны достигли договоренности о предоставлении Советскому Союзу режима наибольшего благоприятствования в торговле, но Сенат США принял поправку двух сенаторов – Джексона и Вэника, согласно которой режим наибольшего благоприятствования будет предоставлен лишь в том случае, если СССР разрешит свободный выезд своих граждан на постоянное жительство в другие страны. Я не помню, обратил ли я тогда внимание на эту поправку, имевшую в виду прежде всего разрешение на выезд евреев в Израиль, но в последующие 30 с лишним лет о ней приходилось слышать много раз. Принятая в 1974 г. поправка Джексона-Вэника не отменена до сих пор, хотя советские граждане давно имеют право жить в других странах.Вершиной разрядки стало Общеевропейское совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, проходившее в Финляндии, в городе Хельсинки в 1973–1975 гг. Летом 1975 г. был подписан «Заключительный акт» этого совещания, который содержал два главных пункта. С одной стороны, неприкосновенность существующих границ и отказ от применения силы, с другой – свободный обмен информацией, расширение контактов между людьми, включая воссоединение семей и заключение браков с иностранцами. Советский Союз придавал важнейшее значение первому пункту, а западные страны особенно настаивали на втором. «Заключительный акт», подписанный главами 22 государств, в том числе и Брежневым, опубликовали в «Правде». Я был уверен, что Советский Союз не будет выполнять договоренности о свободе информации и свободе выезда из СССР и не ошибся. Сначала были сделаны некоторые послабления, но скоро они исчезли.Я ощутил это на себе. Мой французский приятель Ивон пригласил нас с Инной в гости. Я принялся «оформлять» документы для поездки во Францию, но через несколько недель узнал, что ректор МГУ, молодой и пользовавшийся хорошей репутацией академик Р.В. Хохлов не подписал мою «характеристику», а без нее выехать из СССР было нельзя. Я был уже доктор и профессор, отвык от такого обращения и отправился на прием к Хохлову за объяснениями. Хохлов стал говорить, что не подписал характеристику в моих же интересах: ведь, побывав в гостях во Франции, я должен буду потом пригласить французов в Москву, а для этого у меня, наверное, нет подходящих условий. Я заверил Хохлова, что об этом он может не беспокоиться, но Хохлов продолжал стоять на своем. Тогда я прибег к демагогии: сказал, что расцениваю отказ в характеристике, как проявление политического недоверия. «Как вам угодно», – ответил Хохлов и встал, давая понять, что разговор окончен.Мои попытки добиться справедливости через партком МГУ тоже не дали никаких результатов. Пришлось писать Ивону, что я не могу к нему приехать «по независящим от меня обстоятельствам». Я заподозрил, а сейчас почти уверен, что Хохлов действовал не из личной неприязни ко мне (раньше он меня никогда не видел), а в силу инструкций, в существовании которых он не мог признаться. В то время как международная напряженность ослабевала, идеологический и политический «зажим» усиливался. Главный очаг либерально-демократического свободомыслия – журнал «Новый мир» все чаще и чаще подвергался цензурным преследованиям. Наиболее «острые» произведения цензура запрещала, выпуск журнала задерживали и, наконец, власти решили вообще убрать Твардовского с поста главного редактора. В качестве повода использовали публикацию за рубежом антисталинской поэмы Твардовского «По праву памяти», которая была предназначена для «Нового мира», но задержана цензурой. Твардовскому пришлось отречься от этой публикации и подать в отставку. Вскоре он тяжело заболел и через год умер.Затем взялись за Сахарова. В августе 1973 г. его вызвали в Прокуратуру СССР и, ссылаясь на данную Сахаровым подписку о неразглашении государственной тайны, потребовали прекратить встречи с иностранными корреспондентами. Сахаров ответил, что никаких государственных тайн он не разглашает и немедленно созвал пресс-конференцию, на которой рассказал о требованиях Прокуратуры, осудил репрессии против инакомыслящих и заявил, что разрядка международной напряженности на советских условиях нежелательна, потому что Советский Союз – это «крайне коварный партнер», который может «использовать сближение с Западом не в целях развития демократии, а в целях большего её подавления». После этого против Сахарова развернули кампанию в печати, очень похожую на травлю Пастернака. 40 советских академиков во главе с президентом Академии Наук М.В. Келдышем опубликовали в «Правде» письмо с обвинениями Сахарова в том, что он «выступил против разрядки международной напряженности» и «фактически стал орудием враждебной пропаганды против Советского Союза и других социалистических стран».Письмо подписали выдающиеся ученые, в том числе четыре лауреата Нобелевской премии (Н.Г. Басов, А.М. Прохоров, Н.Н. Семенов, П.В. Черенков) и главный конструктор советской атомной бомбы, под руководством которого раньше работал Сахаров, трижды Герой Социалистического труда академик Ю.Б. Харитон. С обвинениями против Сахарова, как в свое время против Пастернака, опять выступали рабочие и колхозники, а также Сибирское отделение АН СССР, Ученый Совет МГУ и даже «советские композиторы и музыковеды»: Д. Шостакович, Г. Свиридов, Д. Кабалевский, А. Хачатурян. Т. Хренников, Р. Щедрин и другие. В устной, неофициальной пропаганде распространяли слухи, что Сахаров на самом деле вовсе не Сахаров, а еврей Цукерман, и всеми его действиями руководит жена-еврейка Елена Боннэр.Ответить соотечественникам Сахаров не мог, так как советские средства массовой информации были для него закрыты, но его высказывания постоянно публиковались в печати западных стран, где он приобрел огромную популярность. В 1975 г. Сахарову была присуждена Нобелевская премия мира. В ходе борьбы с диссидентами из СССР стали вытеснять или высылать наиболее известных инакомыслящих и вообще недовольных. В 1972 г. эмигрировал в США Бродский, а в 1974 – восходящая звезда балета Н.М. Барышников. В том же году выслали Солженицына. Вынужден был уехать из СССР А.А. Галич, исключенный из Союза советских писателей. Уехали за границу и знаменитые музыканты М.Л. Ростропович и Г.П. Вишневская, которых в 1978 г. заочно лишили советского гражданства.До нас доходили сведения, что кого-то из диссидентов посадили в тюрьму или отправили в «психушку» (психиатрическую лечебницу). Не хотелось верить, но об этом рассказывали люди, которым я доверял. Теперь известно, что инициатором этой иезуитски-жестокой меры был председатель КГБ Ю.В. Андропов. Он же стоял у истоков другого нововведения КГБ, так называемого «профилактирования», когда человека, заподозренного в диссидентской деятельности, вызывали в КГБ и предупреждали, что в случае продолжения такой деятельности его арестуют. «Профилактировали» гораздо чаще, чем арестовывали. С 1971 по 1974 год арестовали 2423 человек, в том числе за «антисоветскую агитацию и «пропаганду» – 348 человек, а «профилактировали» 631081. Конечно, «профилактирование» – все же лучше, чем арест, тюрьма или ссылка, но и оно являлось мощным средством запугивания и контроля.В исторической науке продолжалось наступление сталинистов, начатое «делом Некрича» и расправой с парткомом Института истории. В 1969 г. ученые Института истории СССР и Уральского Государственного университета устроили научную конференцию на, казалось бы, безобидную тему: о составе рабочего класса дореволюционной России. Часть специалистов, опираясь на свои исследования, доказывала, что накануне Октябрьской революции промышленный пролетариат составлял лишь часть рабочего класса, в котором еще сохранялись многие докапиталистические пережитки. Этих ученых обвинили в попытке поставить под сомнение пролетарский характер Октябрьской революции. Сборник трудов участников конференции уничтожили, а главных организаторов – директора Института истории СССР, члена-корреспондента АН СССР П.В. Волобуева и заведующего кафедрой Уральского университета профессора В.В. Адамова сняли с работы.В 1972 г. состоялась дискуссия о составе рабочего класса развитых капиталистических стран. К этому времени с полной очевидностью обнаружилось, что, вопреки предсказаниям Маркса, рабочий класс нигде не стал большинством населения. Его численность росла очень медленно, а кое-где и сокращалась. Чтобы спасти теорию Маркса, западные марксисты и советские ученые из Института международного рабочего движения и ИМЭМО решили «расширить» понятие рабочего класса, включив в него не только промышленных рабочих, но и техников, инженеров, служащих, численность которых быстро увеличивалась. Их поддержал заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС А.С. Черняев. Но даже такая скромная и, на мой взгляд, неудачная попытка приспособить учение Маркса к реалиям современности, вызвала противодействие сталинистов. Заведующий отделом науки ЦК КПСС Трапезников и вице-президент Академии наук П.Н. Федосеев обвинили новаторов в «ревизионизме». Как рассказал в своих воспоминаниях Черняев, им с трудом удалось отбиться от этого обвинения. Спасло их вмешательство «второго лица» в партийной иерархии, секретаря ЦК КПСС М.А. Суслова, который «ведал» идеологией и находился в хороших отношениях с Черняевым. Оказалось, что даже высокопоставленным сотрудникам ЦК КПСС опасно иметь свое мнение хотя бы и по научным вопросам.Средства массовой информации об этих дискуссиях не сообщали, но мы знали о них от наших приятелей, работавших в Институтах Академии Наук. После этого научные дискуссии прекратились. Наиболее творческие и свободомыслящие историки замолчали и перестали публиковаться. В институтах академии наук и на истфаке МГУ, по прежнему, работали высококвалифицированные историки, преимущественно «узкие специалисты» по той или иной проблеме, но почти не осталось крупных ученых, способных открыть новые пути в науке. Возникало ощущение, что мы живем в какой-то душной мгле, из которой не видно выхода. «Какая болотная атмосфера у нас на факультете: никаких дискуссий», – сказал мне Н.Е. Застенкер, вместе с которым мы работали на кафедре. Я воскликнул: «Какие еще дискуссии Вам нужны? Мало Вам было дискуссии о средних слоях?» Конечно, с научной точки зрения я был неправ, но ведь все известные мне дискуссии плохо кончались для их инициаторов. Главные усилия я и мои друзья направляли тогда на обработку привезенных из заграничных командировок материалов и подготовку своих докторских диссертаций.Полученные из Франции уникальные документы, позволили мне исследовать такие стороны Сопротивления, которые раньше никем не затрагивались. Богатейшая печать Сопротивления давала возможность выяснить, против чего выступали и к чему стремились участники Сопротивления; протоколы заседаний различных руководящих органов Сопротивления показывали, какая острая борьба шла внутри этого движения. Я хотел написать правдивую, полную и подробную историю французского движения Сопротивления. Политические условия для этого были сравнительно благоприятными. Генерал де Голль стал почти что нашим союзником, осуждать его больше никто не мог. «Политическая актуальность» истории французского Сопротивления уменьшилась, и историки могли писать о нем более свободно.Самым спорным политическим вопросом истории Сопротивления тогда был, и отчасти до сих пор остается, вопрос о позиции компартии в начале Второй мировой войны. Изучив подпольную коммунистическую печать и многие другие материалы, я пришел к выводу, что французские коммунисты начали борьбу против оккупантов и сотрудничавшего с ними французского правительства Виши еще до нападения Германии на Советский Союз, но их борьбу сильно затрудняло продиктованное Сталиным представление об империалистическом характере Второй мировой войны и требования «мира» с Германией, сохранявшиеся вплоть до 22 июня 1941 г. Мне, как и другим исследователям, были еще недоступны архивы Коминтерна, позволявшие окончательно решить этот вопрос. Я познакомился с ними только через 20 с лишним лет, и, считаю, что, в основном, они подтвердили мои прежние выводы.Главный научный вопрос, на который я хотел ответить, состоял в определении характера Сопротивления. Что это такое? Национальное или антифашистское движение? Правое, левое или еще какое-нибудь? Большинство советских историков считало Сопротивление антифашистским движением, но чтение газет Сопротивления и разговоры с его участниками убедили меня, что это, по крайней мере, неточно. Конечно, большинство участников Сопротивления были противниками фашизма, но они боролись против немецко-фашистских оккупантов прежде всего потому, что это были иностранные оккупанты, угнетавшие Францию. Основным мотивом всех без исключения организаций Сопротивления было стремление к национальному освобождению и, следовательно, это было, в первую очередь, национальное движение.Разумеется, у разных участников Сопротивления были и другие мотивы деятельности: борьба против фашизма за демократию, за социальные реформы, за избавление от финансовых и промышленных монополий, за переустройство общества на более справедливых началах. В различных организациях Сопротивления эти устремления занимали разное место; к тому же они менялись с течением времени. По моему мнению, на завершающем этапе своего развития в 1943–1944 гг. французское движение Сопротивления можно охарактеризовать как весьма сложное явление, в котором сочетались черты национально-освободительного, антифашистского, демократического и в известной мере антимонополистического движений. Поскольку участники Сопротивления вели вооруженную борьбу не только против оккупантов, но и против французского правительства Виши, Сопротивление можно считать и революционным движением.Быть оппонентами по моей диссертации, составившей два увесистых тома – более 1000 страниц, я попросил выдающихся советских франковедов А.З. Манфреда и В.М. Далина. Третьим оппонентом согласился выступить профессор И.С. Киссельгоф, заведующий кафедрой Уфимского университета, который незадолго до этого защитил докторскую диссертацию по истории правительства Виши. «Ты с ума сошел, – сказал мне знакомый профессор с соседней кафедры, – Все оппоненты у тебя евреи». Только тут я сообразил, что это действительно так, раньше я об этом не думал. Мой доброжелатель напрасно беспокоился. Защита, состоявшаяся в феврале 1972 г., прошла вполне успешно.В общей сложности я работал над диссертацией больше 10 лет. Это обычный срок для докторской диссертации в СССР и во Франции (до того, как французы, по американскому образцу, ввели вместо прежней докторской диссертации по гуманитарным наукам облегченную диссертацию «доктора по истории»). Примерно в то же время, с разницей в 2–3 года, защитили докторские диссертации и вскоре получили звания профессоров мои друзья по «галкинскому» призыву, Адо, Дементьев, Язьков, Колпаков, Григорьева, Сороко-Цюпа, Литаврина. Ученые степени и звания уже теряли прежний престиж, но все еще пользовались уважением. Можно было считать, что наша профессиональная карьера складывается удачно, но угнетало ощущение несвободы и давление идеологического пресса. Общественная жизнь становилась все более и более беспросветной.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

02 апреля 2018, 08:00

Юрий Андропов отец перестройки

Массовая чистка советских партийных и хозяйственных кадров, проведенная при Андропове, привела к тому, что места уволенных и осужденных заняли карьеристы еще более низкого пошиба. Вскоре именно эти люди начали перестройку. Поэтому вполне можно заявить, что Юрий Андропов отец перестройки, так как разрушил основы системы Генсек-силовик нарушил важные для советской элиты пакты, что стало одной из причин перестройки. 31 год назад, […] Сообщение Юрий Андропов отец перестройки появились сначала на ВОПРОСИК.

01 апреля 2018, 13:00

Юрий Болдырев о перевороте Ельцина

Юрий Болдырев о перевороте Ельцина 1993 года: Это борьба за власть с предательством невиданного масштаба – со сдачей стратегических ресурсов традиционному противнику. Сразу после переворота Ельцин подписал целый ряд указов. Один из них – Вопросы соглашений о разделе продукции. По существу – о сдаче наших ресурсов оптом Политик и государственный деятель Юрий Болдырев с марта […] Сообщение Юрий Болдырев о перевороте Ельцина появились сначала на ВОПРОСИК.

28 марта 2018, 19:00

Что Хрущев сделал полезного?

Всякий раз, когда заходит речь о негативных сторонах деятельности Хрущева, возникают люди, убежденные в том, что, по меньшей мере, два деяния Хрущева многократно перевешивают его минусы. Что Хрущев сделал полезного? По их мнению, Хрущев освободил из заключения миллионы невинно осужденных и переселил массу бесправных рабочих из бараков и коммуналок в отдельные квартиры. Иногда к этому […] Сообщение Что Хрущев сделал полезного? появились сначала на ВОПРОСИК.

28 марта 2018, 11:00

Инновационные технологии Лаврентия Берия

Насколько мне известно, так широко эта тема – Инновационные технологии Лаврентия Берия, ещё никем отдельно не рассматривалась. Собственно, и заметка моя ни на что не претендует, я только буду рад, если она сподвигнет кого-то из заинтересованных авторов на добротное исследование. Однако кое-какие замечания всё же сделаю Для начала объясню, почему я пишу об этом человеке, […] Сообщение Инновационные технологии Лаврентия Берия появились сначала на ВОПРОСИК.

28 марта 2018, 08:00

Сергей Филатов — забытый отец приватизации

Один из ельцинских фаворитов, Сергей Филатов на вид был тих и безобиден. Но именно он «протащил» через Верховный Совет указ о приватизации, с которого начался разгром российской экономики в 90-х годах. Забытый отец приватизации когда то начинал вполне просто и достойно. По-советски.  Родился в семье поэта, ушедшего позже на фронт. В девятнадцать лет пошел работать […] Сообщение Сергей Филатов — забытый отец приватизации появились сначала на ВОПРОСИК.

Выбор редакции
27 марта 2018, 10:00

Был ли Андропов предателем? Андрей Фурсов.

Был ли Андропов предателем. Сообщество вк http://vk.com/public72443605 Канал на ютубе: https://www.youtube.com/channel/UCfG8Yexqz5apePDqnnehD

24 марта 2018, 17:00

Сталин и Путин — какие управленцы?

Кандидат экономических наук Михаил Величко рассказал, каким должен быть кризисный менеджмент и дал оценку: Сталин и Путин – как менеджеры большой страны. В соответствии с реалиями эпох и возможностями страны и окружения. Прежде, чем перейти к оценкам, все-таки – что мы вкладываем в понятие «кризисный менеджмент»? Безусловно, это управление в трудной ситуации. Все кризисы можно […] Сообщение Сталин и Путин — какие управленцы? появились сначала на ВОПРОСИК.

21 марта 2018, 10:00

Кто такой Гавриил Попов

Кто такой Гавриил Попов? Этот человек считался одним из «ведущих представителей демократической оппозиции» в СССР рубежа 1980 – 1990-х годов. Он придумал слова «административно-командная система», заклеймил её и, как считается, боролся с ней. Ещё он боролся с «тоталитаризмом», сносил памятники в Москве и переименовывал улицы, станции метро и площади. Причём жители других областей перестали ездить в […] Сообщение Кто такой Гавриил Попов появились сначала на ВОПРОСИК.

18 марта 2018, 17:00

Владимир Высоцкий агент КГБ?

После выхода в свет фильма «Высоцкий. Спасибо, что живой» интерес к личности «барда всея Руси» значительно возрос. Особенно это заметно по Интернету – сайты и форумы, посвященные нашему великому соотечественнику, активизировались на полную катушку. Но среди вороха противоречивой информации явно выделяется своей одиозностью версия некоего Михаила КРЫЖАНОВСКОГО, заявившего, что Владимир Высоцкий агент КГБ. Впервые такое […] Сообщение Владимир Высоцкий агент КГБ? появились сначала на ВОПРОСИК.

18 марта 2018, 07:15

10 самых известных заключенных, «сидевших» в Татарстане

На этой неделе, 12 марта, работники службы исполнения наказаний (ФСИН) министерства юстиции отметили свой профессиональный праздник. «БИЗНЕС Online» предлагает рассказ о наиболее известных «сидельцах», отбывавших наказание в разное время в наших краях. Как оказалось, у нас сидели многие — от классика татарской литературы до израильского вице-премьера.

17 марта 2018, 08:45

О Политэкономии. 2-3.

Маркс проделал огромную работу, исследуя предыдущие парадигмы политэкономии экономики Запада. Он добавил к классической политэкономии ряд ценных инноваций и методов, и кроме того, он высказал много критических суждений в адрес систем экономики незападных стран. Эти его суждения, даже ошибочные, помогли ученым и политикам других стран лучше понять их национальные и этнические хозяйства. К несчастью, были ученые и политики, которые надеялись на прививки чужой политэкономии на ствол национального хозяйства. Эпигоны и Карла Маркса, и Фридриха фон Хайека, видимо, плохо их читали.Мы тоже были очень самонадеянны. В советское время после войны была попытка внедрить знания об экономике в культурный багаж интеллигенции через обязательные курсы вузов, а в часть рабочих – через народные университеты и партийные школы. В 1947 г. в СССР действовало 60 тыс. политшкол, где обучалось 800 тыс. человек, в 1948 г. уже 122 тыс. политшкол с 1,5 млн слушателей.Надо честно признать, что эта попытка была безуспешной. Ю.В. Андропов в 1983 г. признал, что «мы не знаем общество, в котором живем». Но это значит, что мы не знали и свою экономику нашего общества. Более того, когда в 1980-х годов наши экономисты закончили труд по созданию доктрины реформирования народного хозяйства СССР и начали внедрять в практику свои идеи, советская экономика рухнула. Почти все они даже не поняли, что они устроили (хотя, конечно, не все).Идея трансформации советской экономики и перехода к частному предпринимательству была реализована быстро и вопреки установкам основной массы населения. Это было всем видно и отражено в большом докладе ВЦИОМ под ред. Ю. Левады «Есть мнение» (1990 г.). Вывод социологов таков: «Носителями радикально-перестроечных идей, ведущих к установлению рыночных отношений, яв­ля­ю­тся по преимуществу представители молодой технической и инженерно-экономи­ческой интеллигенции, студенчество, молодые работники аппара­та и работники науки и культуры» [1].В исследовании ВЦИОМ выяснялось отношение разных групп населения к трем проектам реформы: привлечь иностранный капитал, поощрять частное предпринимательство, развивать кооперативы. Во всесоюзном опросе больше всего эти проекты нашли поддержку в таких группах: техническая интеллигенция, студенты и кооператоры.Примечательно, что за «привлечение иностранного капитала» высказались 16,6% директоров предприятий и 0% руководителей предприятий второго эшелона. Мы видим, что идею привлечь иностранный капитал поддержала очень небольшая доля граждан, в некоторых крупных социальных группах никто не поддержал. Но даже в авангарде перестройки (интеллигенция, студенты и кооператоры) положительное отношение выразили только 12% [1].Население отвергло замысла экономистов и влиятельной части номенклатуры исходя из здравого смысла, но у него не было ни убедительного языка и образа хозяйства, чтобы спорить с профессорами и академиками-экономистами. До того практически все занимались своими делами и считали, что состояние его предприятия, колхоза или учреждения приемлемо, что-то надо обновить и улучшить, но вовсе не разрушать хозяйство.Победа небольшой группы околовластных экономистов, которая на короткое время убедила меньшинство интеллигенции, была возможна только при отсутствии знания народном хозяйстве в главных, фундаментальных его принципах. Но этот провал в этом знании не закрыт, а вероятно, углубляется. Это общая беда, даже тех, кто воспользовался нашим невежеством. Но сейчас необходимо представить целостный образ хозяйства России в его главных системах и их связях, хотя бы грубо. Без этого наши общности не смогут договориться о направлении движения.Важный факт: и на Западе произошла глубокая деградация и экономической науки и уровень понимания населения процессов в системе современного капитализма. Как будто крах СССР освободил Запад от строгости разработки решений. Жак Аттали писал о кризисе 2008 года: «Протестантская Америка, которая делала первые шаги вместе с кальвинизмом, ставя во главу угла бережливость и труд, теперь культивирует мысль о том, что Бог ее выбрал и гарантирует победу именно ей. … 4 марта 2008 года на Уолл-стрит инвестиционный банк Bear Stearns оказался на грани банкротства, потеряв 13 400 миллиардов долларов от сделок на деривативах (13,4 триллиона долларов – больше ВВП страны!). … Сейчас мы имеем дело со сложной системой, своего рода “големом”, не имеющим цели и способным одновременно служить человечеству и всё разрушать на своем пути. Ибо ему неведомы этические нормы и чувства» [2].Прошло 8 лет, и оценка состояние понимания на Западе хозяйства ухудшилась. Английский экономист лорд Р. Скидельский пишет: «Вопросы зарабатывания денег по-прежнему заполняют большую часть нашей жизни и мыслей. Экономика должна быть интересна большинству людей. А на самом деле она отпугивает всех, за исключением знатоков причудливых формальных моделей. И это не потому, что в экономике важны логические аргументы, которые позволяют проверить ошибки в рассуждениях. Реальная проблема в том, что экономическая наука отрезана от общепринятого понимания того, как всё работает (или должно работать)…Хороших экономистов (и многих других хороших людей) объединяет широта образования и взглядов. Она даёт им доступ ко многим, разнообразным способам понимания экономики. Гиганты предыдущих поколений знали многое помимо экономики. … Современные же профессиональные экономисты, наоборот, не изучают практически ничего кроме экономики. Они даже не читают классические труды по своей собственной дисциплине. Об истории экономики они узнают, если это вообще происходит, из таблиц с данными. Философия, которая могла бы им объяснить ограниченность экономического метода, — для них закрытая книга. Математика, требовательная и соблазнительная, монополизировала их интеллектуальные горизонты. Экономисты — это “учёные идиоты” (idiots savants) нашего времени» [3].Погружение населения промышленных стран в невежество относительно целостности хозяйства – угроза уже всему человечеству. Россия, застрявшая «в переходном периоде», особенно уязвима. И это притом, что наука предлагает много методологических подходов.

12 июня 2016, 09:00

Михаил Полторанин: «12 июня для России не просто «черный день»...»

Черновик декларации о суверенитете РСФСР был написан еще в 1970-х годах в секретном институте под Веной, заявляет экс-зампред правительства РФ Михаил Полторанин. Занимаясь рассекречиванием документов КПСС, он узнал из первоисточников, как Андропов и Косыгин решили превратить Советский Союз в сырьевой придаток Запада. В интервью «БИЗНЕС Online» бывший ельциновский министр рассказал о том, как державе ломали экономический хребет и почему снос Ипатьевского дома помог Ельцину в его карьере.

16 мая 2016, 07:31

Александр Нагорный: Россия и избирательная кампания в США

Я, конечно, кое в чем не согласен, но в целом, достаточно интересная позиция: http://khazin.ru/khs/2339714 .

17 сентября 2015, 21:53

Конвергенция. Взаимодействие элиты СССР (России) и США

Горбачев - Ельцин - АндроповМ.С.Горбачев и Ю.В.Андропов на отдыхе в Ставропольском крае. 1978"Ставропольский край - одно из самых красивых и известных курортных мест России. Отдыхать сюда регулярно приезжали высшие партийные руководители СССР. Именно здесь М.С. Горбачев познакомился с А.Н. Косыгиным и Ю.В. Андроповым. С Андроповым у Горбачева сложились близкие и доверительные отношения. Позже Андропов назовет Горбачева «ставропольским самородком»."Вот что пишет Валерий Легостаев: «Медунов в одном из интервью рассказал, что его собственный отец работал на железнодорожной станции вместе с отцом Андропова и хорошо его знал. Медунов-старший говорил, что того звали Вэлв Либерман, и по национальности он был польский еврей, а жену - Пеней, и она тоже еврейка».В современной России и на Западе есть немало влиятельных лиц и организаций, кровно заинтересованных в сокрытии того бесспорного факта, что многолетний председатель всесильного КГБ по национальности был евреем.Почти десять месяцев в ЦК КПСС и Президиуме АН СССР решался вопрос о преемнике Иноземцева. К маю 1983 г. буквально в последний момент, возникла кандидатура — доктора исторических Наук Александра Николаевича Яковлева, профессионального партработника, а с 1973 г. посла СССР в Канаде.Как впоследствии выяснилось, кандидатура Яковлева руководителя отдела пропаганды ЦК, осмелившегося высказать собственные, не совпадавшие с сусловскими, суждения была предложена членом Политбюро, секретарем ЦК КПСС М.С. Горбачёвым.Кандидатуру Яковлева поддержал тогдашний генсек Ю.В. Андропов.В конце 1972 г. в "Литературной газете" появилась статья А.Н. Яковлева с резкой Критикой националистических тенденций в советской литературе. За публикацию этой статьи, не согласованной с Сусловым и Демичевым, Яковлев был снят с руководящей работы в ЦК КПСС и отправлен послом в Канаду, где ему довелось проработать долгих десять лет...шёл огромный, подробный список из множества фамилий «русопятствующих». Разумеется, не были забыты темы «квасного патриотизма», «шовинизма» и «антисемитизма»…“В 1953 году умер Сталин. Шелепин был одним из тех, кто вовремя сориентировался в ситуации и поставил на Хрущёва. Естественно, за этим последовал взлёт: Никита Сергеевич отчаянно нуждался в верных людях.Что касается Яковлева, то он показался Шелепину неплохим исполнителем и в дальнейшем рос вместе с шефом, который присмотрел молодого выдвиженца на «международную линию».По первой программе студенческого обмена между СССР и США» в 1958 г. в Колумбийский университет была направлена группа стажеров из четырех человек (Г. Бехтерев, О. Калугин, Ю. Снежков, А. Яковлев).”Как утверждает Вадим Алексеевич Печенев, бывший помощник К.У. Черненко, к возвращению Яковлева в Москву, со своей стороны, "приложили руку" А. Александров-Агентов, тогдашний помощник Андропова и Г. Арбатов, директор Института США и Канады.Револьд Антонов (от левого, переднего ряда), Джордж Шерри, Дэвид Рокфеллер, и Станислав Борисов; Георгий Арбатов (два справа, задний ряд) Юрий Бобраков, Уильямсбург, Вирджиния, 1979 годаИменно при нём ИМЭМО сумел оправиться от ударов, пережитых в 1982 г., а близость Яковлева к набиравшему силу Горбачёву вернула Институту пошатнувшуюся было репутацию ведущего "мозгового центра" в изучении мирохозяйственных и международно-политических проблем. Из ИМЭМО буквально потоком пошли записки и разработки, подготовленные для Ю.В. Андропова, К.У. Черненко, М.С. Горбачёва и других членов Политбюро.Однажды в партком института прислали анкету, в которой предлагалось заполнить несколько граф с указанием фамилий тех будущих руководителей института, которые заменят нынешних. Это касалось и директора института. Я решил оставить анкету без внимания из-за её предельной глупости. Но вдруг из райкома срочно запросили анкету обратно. Оказалось, что об этой затее узнал Аркадий Вольский (в то время помощник Андропова) и устроил на эту тему крупный разговор с партийным начальством городаОблегчало работу то, что за спиной института стоял Михаил Горбачёв, в то время — второе лицо в партии. Он часто звонил мне, иногда советовался, давал разные поручения, которые мы, в институте, охотно выполняли.Особенно ладно шла работа с Горбачёвым. Он постоянно звонил, иногда просто так — поговорить, чаще — по делу, с поручениями. Писали ему разные записки, включая познавательно-просветительские. По всему было видно, что он готовил себя к будущему, но тщательно это скрывал. Среди людей, которые первыми оказались в ближайшем окружении Горбачёва, на разговоры об этом будущем было наложено табу.В должности директора ИМЭМО Яковлев проработает чуть более двух лет. После того как Горбачёв в марте 1985 г. стал Генеральным секретарем ЦК КПСС, он призвал Яковлева на Старую площадь.Яковлев же познакомил Примакова с Горбачёвым, что имело далеко идущие последствия для судьбы Евгения Максимовича, который вскоре сам станет членом команды молодого Генерального секретаря и будет принимать непосредственное участие — беспрецедентный до тех пор случай для директора академического института — в формировании внешнеполитического курса СССР.В 1951 году Примаков женился на студентке Грузинского политехнического института Лауре Васильевне Харадзе (сестре Джермена Гвишиани), которая умерла от болезни сердца в 1987 году.30 сентября 1991 года Евгений Примаков возглавил Центральную службу разведки. С декабря 1991 года по январь 1996 года – директор Службы внешней разведки России.Но и желающих подставить нам ножку по разным пустякам было тоже немало, особенно со стороны московского горкома партии (Гришин).Дело в том, что какая-то часть Политбюро (Тихонов, Гришин и др.) вела атаку на рабочее окружение Брежнева, авторов его речей (Иноземцева, Арбатова, Бовина, Загладина , Александрова-Агентова, Цуканова и др.), обвиняя их в том, что они "сбивают с толку" Брежнева, протаскивают разные ревизионистские мысли, ослабляют силу партийного воздействия на Массы и государственные дела.Гришин рвался к власти. Но во всяком случае, Михаил Сергеевич Горбачев точно считал своим соперником Гришина. Не любил Гришина и Андропов. Отношения у них, что называется, не сложились. Пока Брежнев был здоров, Юрий Владимирович держал свои чувства при себе. Когда настало время делить власть, Гришин оказался лишним.Шансов стать генеральным секретарем у Виктора Гришина было немного. Он нравился только узкому кругу своих приближенных. Внеш­ность, манера вести себя выдавали в нем скучного и неинтересного человека. И наконец, Гришин был скомпрометирован громкими уголов­ными процессами.СтерлиговСтерлигов вовремя переориентировался с А.Н.Шелепина на Ю.В.Андропова, и действовал в дальнейшем по его указаниям.Работал в Управлении экономической безопасности КГБ, в УКГБ по Москве и Московской области, дослужился до звания генерал-лейтенанта. В 1982г. карьера Стерлигова приобретает новый поворот: Андропов добился разрешения Политбюро ЦК КПСС направить группу в 150 офицеров КГБ высшего звена на «укрепление» Министерства внутренних дел, откуда, под видом борьбы с коррупцией, вычищались сторонники Н.А.Щелокова. В числе этой группы офицеров оказался и Стерлигов: он стал начальником Московского управления БХСС (управления по борьбе с хищениями социалистической собственности).В 1983-1984гг. Стерлигов, по поручению Андропова, занимается «делом Мосторга» – делом о коррупции среди руководства Управления торговли Мосгорисполкома. Выяснилось, что в преступлениях – хищениях и масштабной спекуляции дефицитными продуктами были замешаны около 300 тысяч работников торговли – от начальника управления до рядовых продавцов, а цепочка коррупционных связей тянулась в Московский горком КПСС, возглавляемый В.В.Гришиным. Вероятно, Ю.Андропов на это и рассчитывал, поэтому А.Н.Стерлигов получил «карт-бланш» на дальнейшее расследование. Оно шло и после смерти Андропова: Стерлигова поддержал М,С,Горбачев.Вот и возникает вопрос: почему такие показательные процессы не устроили в областях, где ситуация была хуже, чем в Москве? Где людям совсем нечего было есть — они каждую субботу приезжали в столицу за колбасой? Но тамошние партийные секретари не были со­перниками выдвиженцу Андропова.В 1985 году произошло очередное наступление либералов во власти, и Гришина на посту первого секретаря МГК КПСС сменил Ельцин.Впоследствии Президент России Ельцин в книге «Исповедь на заданную тему» скажет: «Соглашался я на этот пост с трудом. И не потому, что боялся трудностей, я отлично понимал, что меня используют, чтобы свалить команду Гришина. Гришин, конечно, человек не высокого интеллекта, без какого-то нравственного чувства, порядочности - этого у него не было».Баталин Юрий Петрович. Нефтяник, строил первые трубопроводы в Тюмени, когда там нашли нефть и газ. Личность незаурядная, его до сих пор помнят – в Сети есть воспоминания о Баталине его соратников по тем ударным стройкам. Например, вспоминают такую вещь: в то время на Севере средняя зарплата была около 300 рублей – и это считалось в 60-е годы очень большими деньгами. Так Баталин ухитрялся тогда на своих стройках платить рабочим до 3000 рублей в месяц! Простым работягам за все годы советской власти такие оклады даже не снились – и это не потому, что другие начальники жалели казенные деньги, а Баталин был такой добрый. Просто в те годы любой директор даже за лишнюю десятку, уплаченную своим рабочим сверх положенных нормативов, легко мог попасть под суд… Видимо, у Юрия Баталина уже тогда была хорошая “крыша” над головой – его не только не посадили, но он даже сделал хорошую карьеру: в 1970 году стал заместителем министра газовой промышленности. Правда, он довольно долго был заместителем министра – до 1983 года. Но стоило прийти к власти Андропову, как в карьере Баталина произошел новый поворот: его назначили председателем Госкомтруда СССР.Кугушев в книге “Третий проект” так объясняет это неожиданное назначение: эта второстепенная контора при Юрии Андропове стала одним из важных опорных пунктов подготовки экономической реформы. Так что этот госкомитет заслуживает отдельного и подробного разговора…В 1985 году, уже при Горбачеве, Юрий Баталин сделал еще один рывок в своей карьере: его назначили заместителем Председателя Совета Министров СССР. А с августа 1986 года Баталин совмещал это высокое звание с постом председателя Госстроя СССР.Сергей Кугушев, видимо, был куратором от КГБ в этом учреждении: в 1988 году его назначили начальником управления Госстроя, что соответствовало рангу заместителя министра.Дело было так: в октябре 1987 года, как известно, Ельцина сняли с поста первого секретаря Московского горкома и вскоре вывели из Политбюро, где он был кандидатом. А в ноябре того же года Горбачев назначил Ельцина первым заместителем председателя Госстроя СССР в ранге министра – специально для Ельцина придумали такой пост. Когда-то Ельцин действительно был строителем у себя на Урале – но это было давно, до того как он перешел в партийный аппарат…Сослуживцы Бориса Ельцина по Госстрою вспоминают, что первое время Борис Николаевич был совсем убитым горем – он думал, что раз его выгнали из партийного аппарата, то теперь для него все кончено… Но постепенно Борис Ельцин как-то пришел в себя и опять активно занялся политикой - на Ельцине тогда сфокусировалось внимание всей нашей демократической общественности и всей западной прессы.Те же сослуживцы категорически заявляют, что кроме политики Борис Ельцин в Госстрое ничем другим не занимался. Ему просто некогда было, даже если бы у него вдруг проснулся интерес к строительству – но этого так и не произошло! Целый день кабинет Ельцина в Госстрое осаждали иностранные корреспонденты, неформалы и прочие демократы. А поскольку Госстрой был режимным учреждением, куда доступ был только по пропускам – то Ельцину просто отвели апартаменты на первом этаже и сделали туда отдельный вход …Большая зарплата, персональная машина с шофером, штат помощников и бесплатные апартаменты – и ничего по работе делать не нужно было, только борись за демократию!Павловский:Письмо, отправленное через Лена Карпинского, дошло Ельцину в руки. В этом еще как-то участвовал знакомый Ельцина из Свердловска, но вроде не из тех, кого он забрал в Москву. И потом была встреча не встреча — скорее, смотрины, где меня показали Борису Николаевичу. Дело было на Николиной Горе, на даче, но не у Лена. Он не сказал мне, чья это дача, большая дача. И меня, так сказать, привели в гости к неизвестному мне хозяину. Но не узнать Ельцина было трудно, хотя он ни слова не сказал, просто сидел и смотрел. А Лен чего-то в своем стиле говорил хозяину. Все они еще для меня были тогда на одно лицо как «старики», хотя, думаю, многие были помоложе меня нынешнего (смеется). А мне они казались старцами.Лен рассказывал, какой я хороший, толковый парень и какой «государственный». Мне было, честно говоря, неприятно, и я ждал, чем все закончится.Тем не менее в результате этой интриги я в конце декабря 1986 года получил бумагу, с которой пошел в милицию, и меня тут же прописали в Москве — временно. И потом я продлевал прописку каждые полгода, временная прописка у меня оставалась еще долго, несколько лет.Баталин превратил свой Госстрой в избирательный штаб Ельцина. Борис Николаевич даже разъезжал тогда за счет Госстроя по всей стране и налаживал везде связи с демократическими организациями – под видом служебных командировок!Головков Леша, Алексей Головков, ныне, к сожалению, покойный. Он тоже был в лаборатории Майменса, то есть я его знал лично, это более... ну, он младше меня был, но он был... ушел, когда началась вся эта вот, скажем так, наша демократическая революция, ушел помощником к Бурбулису. Он был личный помощник Бурбулиса Геннадия. Вы знаете, кто это такой, да. Вот. И он потом стал, когда Гайдара… Бурбулис, на самом деле, выбрал эту команду, потому что Геннадий был самый приближенный к Ельцину человек, он организовывал кампанию в Свердловске у него, поэтому он был такой... Он сам придумал себе должность — государственный секретарь, вот.Впечатление крайне странное, потому что ультраправое крыло «Памяти» внутреннее, через слово – проклятие народу-поработителю и, естественно, не американскому. Вся терминология «Памяти», полностью «коммунизм – это сионизм» и так далее и тому подобное, вот такой был странный мотор у этого дуэта, состоящего из Гайдара и Бурбулиса. Такой был ненавидящий всё, что связано с Гайдарами и Бурбулисами, теневой менеджер, который всё время ими управлял. Очевидным образом связан со спецслужбами из военной спецслужбистской семьи и так далее. Наличие Головкова рядом с ними, вообще ставило вопрос о том – а, собственно, кто хозяин? Куда ведут-то? Зачем это всё делают?Все наши ультралибералы страшно хотели Буша и называли Клинтона агентом КГБ, агентом ГРУ, агентом компартии, бог знает кем, страшной силой. Только Буша! А, чувствуя, что как-то почва ускользает из-под ног, американцы торопили реформаторов обеспечить какой-то взрыв, с очень непрозрачными целями, потому что было ясно, что реформаторы сами никак не останутся во главе этого процесса.Ельцин – Клинтон, Скоков – Буш (старший), Путин - Буш, Обама - МедведевТак всё это ехало, и ехала эта машина, но тут, как чертик из табакерки, выпрыгнул арканзасский губернатор-демократ с фамилией Билл Клинтон. При этом Арканзас очевидным образом был такой вотчиной даже не главного Рокфеллера, а Уинтропа Рокфеллера, одного из членов семьи. Клинтон начал безумно быстро набирать обороты. Никто не ждал, что старший Буш не перейдет на второй срок: он же получил тогда один срок – ему нужен был второй, в ноябре 92-го года. Лихорадочность, с которой Клинтон набирал обороты, практически, была гораздо выше по тем временам еще не так развитого пиара и всего…Как только появился Клинтон, Ельцин отёр пот со лба и сказал: «Нет уж, фигушки, никуда я не уйду, никакого Скокова не будет». Скоков обиделся, он был первым пиночетом нашего времени, он обиделся, и произошло знаменитое голосование — кто будет премьер-министром, когда был свергнут Гайдар и первое место рейтинговое получил Скоков, а третье место получил Черномырдин.Но Ельцин избрал Черномырдина, чтобы не избрать Скокова.Вот с этого момента он оказался в седле по-настоящему. Там уже никаким Гайдаром не пахло.Начался черномырдинский этап, совсем другой, по другим схемам. Американская высокая номенклатура, экономическая и политическая построила интерфейс с высокой советской номенклатурой. Возник новый альянс. Не Скоков-Буш, а Черномырдин-Гор. И этот альянс держался очень устойчиво.Его пытались скинуть. Первый раз Ельцин запланировал свой переворот, по типу указа 1400, на март. Тогда же он вывел Скокова из Совета безопасности, потому что против переворота выступили против Скоков, Руцкой, Зорькин и Хасбулатов.Потом возник указ 1400, потом пытались построить отношения не со Скоковым уже, а со Сосковцом. Потом возник Лебедь. И, наконец, к моменту, когда Клинтон ушел в небытие, а пришел Буш, возник Путин.Описание: Джордж Буш и президент Путин в Кроуфорд со студентами Date: 11/15/2001Description: George Bush, President Putin Discuss Free Market Economy Date: 5/25/2002Описание: Джордж Буш, президент России Владимир Путин сокращают ядерное оружие Дата: 5/24/2002Описание: Джордж Буш, президент России Владимир Путин заключение договора Дата Москве: 6/1/2003Описание: Джордж Буш, президент Путин обсуждают планы расширения НАТО, агрессию США в Ираке и т.д. Дата: 11/22/2002а пришёл Обама и возник Медведев, понятно да?а потом Обама остался и у Путина возникли проблемы...в самом деле подобная корреляция как это называет Кургинян "высокой номенклатуры" с американской конечно сложилась много раньше достаточно вспомнить как Никита Хрущёв жаловался Уильяму Ноксу (президент фирмы «Вестингауз» (Westinghouse Electric International)), что его старший сын старше Кеннедикаждый раз успешный этап построения интерфейса сопровождался со стороны "высокой советской номенклатуры" очень серьёзным предательством но об этом потом главная наша задача наглядно показать что перенос выборов в 2016 году на осень как и другие шаги "высокой советской номенклатуры" сегодня связаны с выборами нового президента США

15 июля 2015, 21:55

101 год со дня рождения могильщика СССР

Почему я считал Андропова шпионом...Вердыш А.В.Это сейчас стали известны подробности истиной биографии Юрия Андропова. И его еврейское происхождение, и фамилия - то ли Урия Либерман, то ли Флекенштейн. И происхождения он вполне не пролетарского - папа ювелир, мама - из торгового сословия. А вот в период моей активной жизни мы того не ведали, конечно.Я, после службы в инженерных войсках на диком Севере, прослужил в органах МВД СССР всю жизнь на таком же диком Азиатском Юге и Прикаспийском регионе, причём на оперативной -розыскной(20 лет),следственной ( 5 лет) и управленческо - аналитической работе (около 30 лет). Бывало что дважды в сутки едва - едва жив останешься, а уж когда проходило 3- 5 дней без травм и угроз для жизни, то это считалось отдыхом. А отдых был большую часть моей жизни - 3-4 часа сна на стульях или в машине, без выходных и какого - либо личного времени. Ни разу в жизни я не был в санатории или в самом вшивом доме отдыха. Зарплату нам платили копеечную. То есть была беспросветная, полная опасностей и лишений, жуткая жизнь, наполненная кровью и трупным смрадом. Только Божья Воля спасала меня от пуль, ножей, и вытаскивала трижды с того света, в отличие от множества тех моих соратников, кому не повезло (Царство Им Небесное…).В 70- е годы КГБ возглавлял Юрий Андропов. По всем секретным и гласным документам, мы должны были взаимодействовать с органами КГБ, обмениваться агентурно - оперативной информацией, но это была улица с односторонним движением. Я будучи руководителем оперативного подразделения, тратил время на добросовестное представление в КГБ имеющейся агентурной информацией, рисковал своей жизнью и жизнью подчинённых помогая в реализации планов этой конторы, однако ни разу !!! за мою службу от органов КГБ не получил от них какую - либо полезную информацию по раскрытию страшных преступлений или розыску опасных преступников.Про помощь КГБ в силовых операциях, это вообще еврейский анекдот. Вот типичный пример. Нахожусь в командировке в Кульсарах (пустыня Кара-кум). 1989 год, жара 50 градусов, пыльная буря. По ВЧ с МВД поступило указание, чтобы я организовал перехват двух КАМАЗов с оружием и боевиками едущими к нам со стороны ст. Бейнеу.Дело паршивое. Городок восточный, закоулки, видимость 3 метра. Опасность захвата заложников в городе, при попытке их задержания, безвинные жертвы. Кто бывал в подобных ситуациях - понимает моё настроение. Организую местный горотдел МВД. Начальник, азербайджанец, сразу с сердцем слёг- срочно заболел, бедный. Людей, для правильного перехвата не хватает катастрофически. Чтобы избежать жертв среди мирного населения, решил начать операцию на мосту через речку Эмба (глубина 1,5 метра). Майор МВД, чеченец Алик, занял позицию, в лоб, с пулемётом, я сам с группой решил пристроится к террористам в колонну сзади на гражданской машине и когда они въедут на мост, дать команду на огонь Алику. Но надо было справа и слева от моста всё перекрыть, чтобы они не ушли ( видимости ведь не было из-за пыльной бури), а люди уже везде задействованы. Прокурор местный, казах, сам попросился участвовать в бою и попросил дать ему оружие. Я ему дал автомат ППШ( без патрон) из конфиската и использовал его как посыльного и свидетеля будущих действий. Он же мне подсказал, что можно задействовать отдел КГБ. Приехал к ним. Весь отдел КГБ сидит в секретном блиндаже, где находилась опертехника. Говорю: "Бери оружие и ребят своих, помогите хотя бы оцепить территорию боя". Отказывается. Настаиваю. Связывается со своим начальством - отказ. Прокурор не выдерживает и говорит: "В соответствии с Законом я сейчас возбуждаю уголовное дело по факту бездействия власти в чрезвычайных обстоятельствах и за саботаж и арестую всю вашу контору…". Начальник КГБ струсил и согласился участвовать в оцеплении, но на расстоянии исключающем ранение его сотрудников. Плюнул я и согласился… Этот эпизод очередной раз, и окончательно, поставил точку в моей голове о дееспособности органов КГБ вообще.В 70-е, во время очередного партсъезда, был показательный случай. В организации украли множительную технику строгого учёта. Ясное дело, паника, до небес. Всех партия пахать на это дело бросила. Работали параллельно: наша опергруппа и группа КГБ.Мы в три дня всё нашли и посадили группу преступников. Гебешная группа и близко не подошла к раскрытию, зато активно рассовывала "жуков" в наши помещения и их "наружка" не отцеплялась от нас в надежде хоть что-то поиметь, вызывая раздражение своей тупостью. Была одна странность. Именно при Андропове из КГБ убрали офицеров-фронтовиков. Они у нас в МВД так потом и дослуживали, были моими учителями. С почтением вспоминаю бывших резидентов в восточных странах А. и С., фронтовых разведчиков К. и Ж. и многих других. Они были люди Сталинской эпохи, патриоты, не щадившие ни себя ни других ради Долга. Их высокий профессионализм и жизненный опыт почему-то в органах КГБ оказался не востребован. Но мы про это тогда не задумывались, считая, что руководству виднее. Кого же брали на службу в органы КГБ при Андропове?В этот период происходило укрепление торгово - распределительной мафии. В значительной степени в ней состояли представители еврейской диаспоры. Эти люди "сидели" на всякого рода дефиците (который сами и создавали искусственно), занимались организованными хищениями, организовывали "теневую экономику". Фактически родился новый класс паразитов. Причём они активно начали влиять и на власть, фактически управлять гос. органами. Органы УБХСС очень быстро поняли, кто стоит за всей этой паразитной и могучей структурой и переключились на выявление мелких экономических преступлений совершаемых продавцами, мелкими завскладами, начальниками цехов и т. п. Самоустранились. На руководителей мафии они даже не смели плохо посмотреть, не то, что заниматься их разработкой. Вот некоторые примеры, как устранялись руководители органов по борьбе с экономическими преступлениями.Участник ВОВ, начальник ОБХСС УВД Целиноградской области подполковник Белоусов активно начал разрабатывать организованную преступную группу в пищевой промышленности. Из КГБ официально поступили руководству УВД данные о том, что он сын расстрелянного "врага народа". Белоусова сняли с должности несмотря на заслуги. Когда же его уже добивали, пытаясь исключить из партии, наши хлопцы раскопали официальный документ о том, что на самом деле отец Белоусов был деревенским кузнецом и его просто убили на допросе в НКВД за то, что оторвалась подкова на лошади начальника районного отдела НКВД, которую он подковал. Сие обстоятельство спасло Белоусова, но его всё равно от расследований отстранили и назначили командовать лабораторией продуктов МВД, где он подозрительно быстро умер. Причём от белокровия вызванного радиацией !!!. Расследование, начатое им, естественно, было спущено на тормозах. Новый начальник ОБХСС Дихтярь просто пресекал всякие попытки борьбы с мафией, был в почёте у "соседей" из КГБ и стал орденоносным и очень- очень обеспеченным генералом. Всю его карьеру КГБ и торговая мафия обеспечивали за былые заслуги перед ними.Мой друг, подполковник Яков Пешков, будучи начальником ОБХСС начал сажать вино-водочную мафию и дошёл до самых её партийных верхов. Я думаю, реакция на его бурную деятельность понятна. КГБ начал его разрабатывать как китайского шпиона - не вышло. Тогда его признали психбольным и выгнали из органов МВД.Заключение дала главный психиатр- жена видного агента КГБ, секретаря горкома партии(он сейчас руководит кадрами в Москве-уважаемый, до невозможности). Яша, будучи после увольнения военруком в школе, прошёл мед. комиссию на лётчика, поступил в аэроклуб, летал на самолётах. Получив официальное медицинское заключение о том, что его здоровье получше, чем у руководителей системы, тем не менее, сумел восстановиться в органах МВД только после перестройки и то, когда я лично попросил о содействии тогдашнего начальника УБЭП МВД РК Сулейменова.Начальника УБЭП подполковника Алексея Уткова сняли с должности после того, как он задержал при получении взятки судью Ким, муж которой был подполковником КГБ.В этот же период на работу в КГБ и УБЭП начали набирать детей руководителей торговой мафии. Странная кадровая политикапривела к тому,что они заняли практически все руководящие и контрольные должности. Ну и наработали, конечно, в чём быстро убедились и рядовые граждане в 90е годы.Всех сотрудников КГБ, которые пытались указать на проблемы, быстренько убирали со службы, в том числе, "досрочно" отправляя на пенсию. Те, кто беспрекословно поддерживал андроповскую линию также шустро росли по службе.Например, Антисионистский комитет возглавляемый евреем -генералом Драгунским помимо демонстрации борьбы с сионизмом еще являлся фильтром для некоторых сотрудников КГБ. По роду деятельности сотрудник знакомится с "антисемитской" литературой, и тут наступает самое главное: устоит он или не устоит перед мощным напором "идеологов антисемитизма", примет их точку зрения или отбросит как бред? А внедренные стукачи отслеживали степень стойкости, задавали наводящие вопросы, восхищаясь прочитанным. Так они чистили свои стройные ряды… Имитируя кипучую деятельность, КГБ пиарил себя в СМИ, утверждая в головах людей миф о том, что это единственная полезная и чистая гос. структура. Оклады у них были больше, чем у таких же офицеров других спецслужб, льгот было не меряно, защита социально- правовая и техническое обеспечение - лучшее в СССР. Какой только ерундой они не занимались, чтобы потратить средства бюджета и нанести вред стране. И гнобили, бессмысленно, жалких, ни кому не опасных, диссидентов и сектантов, и контролировали правильность идеологических занятий в армии и МВД, и десятками лет разрабатывали какого- нибудь слесаря Васю за то, что по пьяни плюнул на портрет Брежнева.Вместе с тем они убивали и вытесняли из руководства страной действительно умных и полезных руководителей и учёных. Так, например, Петра Машерова - руководителя Беларуси, чтобы он не составляя конкуренцию для прихода к власти в СССР самого Андропова или учёного - ядерщика и его жену в закрытом городе Степногорске, чтобы его изобретения по добыче и переработке урана не были использованы для блага государства, или генерала Гусева, чтобы не выплыли их тайны. Именно при участии андроповцев были отстранены от власти руководители нового поколения: Мазуров, Косыгин и прочие. Зато помогли удрать в США руководителю секретной лаборатории химического оружия, где он сейчас делает то же самое, но уже против нас. Никакой действительно полезной агентурно - оперативной работой по борьбе с враждебной СССР силой органы КГБ не занимались. Как только начался шухер на Кавказе, быстро выяснилось, что у них нет никакой полезной агентуры в бандах террористов, в среде их спонсоров. Последствия теперь хорошо известны.В заслугу Андропову ставят узбекское "хлопковое" дело. Миф. Просто еврейская мафия наказала конкурентов - южную мафию. Вот и вся борьба ( по телевизору, в исполнении Гдляна и Иванова). Заодно вызвали чувство обиды у южных казахов и узбеков, что было необходимо всей этой шайке.Наведение порядка, в виде патрулей в декабре 1982 года в банях, кинотеатрах, престижных парикмахерских и магазинах отменённое, уже в январе 83-го года - типичная, затратно - бессмысленная акция для того, чтобы советские люди возмутились и перестали уважать власть. Для этого также выпускали ужасно противную водку, которую в народе так и называли: "Андроповка".Это была не глупость, а продуманная андроповцами провокация. Они потом также создали рост цен, талонную систему и умело довели экономику до ручки. Эти же цели - уничтожения осуществлял и назначенный министром МВД друг Андропова - Федорчук. Он не только уволил многих профессионалов сыщиков и следователей, но и лично угробил созданную нами эффективную электронную базу данных с огромным массовом сведений о преступном мире. Восстановить это уже нельзя было никогда. В этот период вместо работы было сплошное издевательство. Федорчук вообще ни на что, кроме разрушения был не способен.Похоже, что ему не была известна специфика оперативной работы МВД и он, в отличие от Щелокова, не понимал особенности менталитета в МВД.Вот почему органы МВД пришли к перестройке обезоруженными. СССР защищали только сотрудники среднего звена МВД. Все другие силовые структуры оказались парализованными под чутким андроповским руководством, ещё раньше.О том, что Андропов агент ЦРУ или МОССАД, разговоры среди оперативных работников были уже в 1983 году. Вся его политика с начала 70х годов в основном соответствовала стратегии оперативной работы ЦРУ в нашей стране. За это ему конечно надо ставить памятник, но не на Лубянке, а в Ленгли или в Тель -Авиве.Эту статью я написал десять лет назад. Много нелестного выслушал от ветеранов КГБ СССР в свой адрес. Вплоть до угроз физического устранения, типа: руки у нас длинные... Не на того, мудаки, напали!!Во что появилось в Интернете после моей статьи:http://www.ic-xc-nika.ru/texts/2008/jun/n220.htmlhttp://www.polemics.ru/articles/?articleID=13838&hideText=0&itemPage=1http://varjag-2007.livejournal.com/933406.htmlПотом полковник Любимов написал своё (почти художественное ) произведение "Голгофа", где обрисовал зловещую роль Андропова в жизни СССР.А вот выдержка из главного свидетеля- соратника Андропова - Председателя КГБ Федорчука:— В этом контексте очень интересно было бы знать ваше мнение о Юрии Андропове, многолетнем председателе КГБ СССРс имиджем либерального интеллектуала, знающего иностранные языки, увлекающегося искусством и даже якобы тайнопокровительствующего некоторым писателям, артистам.— Мое мнение о нем резко отрицательное.— Почему?— Вопреки сложившемуся среди интеллигенции положительному о нем мнении очень много для развала Союза вольно илиневольно сделал именно он.— Я в шоке.— А почему? Вы ожидали от меня в его адрес осанну?— Да нет, пожалуй. Подозревал, что ваше мнение о нем будет неоднозначным. Просто не ожидал, что оно будет столь резким.— Вот вы приехали из Украины и наверняка захотите спросить меня о диссидентах — как, почему и кто их сажал?Андропов требовал, чтобы мы сажали— Этот вопрос действительно многих волнует. Меня же очень интересует еще и другое — как так получилось, что этирепрессии только ускорили развал Союза?— Когда я был председателем КГБ Украины, председатель КГБ СССР Андропов требовал, чтобы мы ежегодно в Украине сажали10 — 15 человек. И мне стоило невероятных усилий, вплоть до конфиденциальных обращений к Брежневу, чтобы количествоукраинских диссидентов ежегодно ограничивалось двумя-тремя людьми. К тому же Андропов лично следил за ходом следствияпо делам некоторых украинских диссидентов. Иногда задавал направление. Можете себе представить? А потом с помощьюнекоторых писателей во всем виноватым сделали КГБ Украины, Федорчука, которые якобы выслуживались перед Москвой.— Когда думаю о диссидентах, сразу же вспоминается известное выражение Алена Даллеса, многолетнего шефа ЦРУ,из его книги «ЦРУ против КГБ», когда он говорит, что нам, американцам, очень выгодно, что в СССР естьполитзаключенные, и мы должны их всячески поддерживать, чтобы, когда они будут освобождены, у них были четковыраженные антисоветские позиции. Еще важно, пишет Даллес, чтобы освобождение диссидентов совпало с тем временем,когда мы с помощью наших друзей в СССР приведем к власти либерального лидера и тот затеет преобразования.Не может не удивлять то, что события в СССР времен перестройки развивались в точности по плану Даллеса.— Да в том-то и дело.— И в связи с этим вопрос: а как же интеллектуал Андропов? Он что — не понимал чего-то?— Все он понимал. Более того, он содействовал реализации этих планов. Вы, наверное, обратили внимание, что в тюрьмысажали в основном писателей-государственников, за границу высылались либералы, такие, как Аксенов, Бродский, Буковский.Некоторые деятели культуры были вроде бы полузапрещенные. На самом деле Андропов им тайно покровительствовал,оберегал их, создавал о них соответствующее положительное общественное мнение.— Вы могли бы назвать этих деятелей?— Пожалуйста. Это Высоцкий, Любимов, некоторые другие. А чего стоит его странная дружба с Евгением Евтушенко?Ведь доходило до курьезов. Бывало, пьяный Евтушенко в кругу друзей-писателей демонстративно звонил Андроповупо прямому телефону.А мутная история с Солженицыным? Подумайте: как сельский учитель, отсидевший в тюрьме, смог получить в распоряжениетайные архивы НКВД? Причем в его книгах многие документы банально фальсифицированы, размах репрессий многократнопреувеличен. То, как лично Андропов руководил операцией по выезду Солженицына в США, — это отдельная история.Спрашивается — а зачем? Чтобы он там, в США, без малейших затруднений продолжал своими книгами разрушать Союз?Так кто, если не Андропов, содействовал развалу Союза?Брежнев своим преемником хотел видеть Щербицкого— Весной 1982 года, за полгода до смерти Брежнева, Андропов стал секретарем ЦК КПСС, а на освободившееся местопредседателя КГБ СССР были назначены вы. Это назначение произошло по инициативе Андропова?— Нет. Он меня ненавидел так же, как и я его.http://verdysh.narod.ru/a/androp.htmlP.S. Когда-то я очень уважал Андропова, но по мере информированности мое мнение он нем стало меняться. Конечно бумага все стерпит,а интернет тем более, я никогда не был склонен безоглядно верить написанному и сказанному, но есть одна реальная вещь органы КГБ не предотвратили распада великой страны,а он был многолетним председателем этого заведения. Так, что:Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные: По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы? Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые: Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые. Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь. Итак по плодам их узнаете их. Матфея 7:15-20 via

29 июня 2015, 14:00

Андропов как отец перестройки

Среди исторических личностей, оставивших заметный след в новейшей истории нашей страны, да к тому же ещё и собственно Карелии, не последнее место занимает Юрий Владимирович Андропов, родившийся 101 год назад 15 (2 по ст. стилю) июня 1914 года. Говорить, а уж тем более писать об Ю.В. Андропове, как и о каждой незаурядной, неординарной личности сложно. […]

20 марта 2015, 16:41

Саманта Смит, девочка с медали.

Оригинал взят у vionwhitcomb в Саманта Смит, девочка с медали.Саманта Рид Смит (Samantha Reed Smith; 29 июня 1972, США) — американская школьница из штата Мэн, ставшая всемирно известной благодаря письму, которое она написала только что ставшему председателем Президиума Верховного Совета и генеральным секретарем ЦК КПСС Ю. В. Андропову в самый разгар холодной войны.Dear Mr. Andropov,My name is Samantha Smith. I am ten years old. Congratulations on your new job. I have been worrying about Russia and the United States getting into a nuclear war. Are you going to vote to have a war or not? If you aren't please tell me how you are going to help to not have a war. This question you do not have to answer, but I would like to know why you want to conquer the world or at least our country. God made the world for us to live together in peace and not to fight.Sincerely,Samantha Smith"Приглашаю тебя, если пустят родители, приехать к нам, лучше всего — летом. Узнаешь нашу страну, встретишься со сверстниками, побываешь в интернациональном лагере детворы — в Артеке на море. И сама убедишься: в Советском Союзе все — за мир и дружбу между народами." (из письма Андропова Саманте)Саманта с родителями выехали в СССР 7 июля 1983 года. В аэропорту её встречало много людей, неравнодушных к событию и политике. В Москве семья жила в гостинице «Советская».За две недели, проведённые семьёй Смит в Советском Союзе, посол доброй воли Саманта посетила Москву, Ленинград и главный пионерский лагерь «Артек» в Крыму. В лагере «Артек» руководство готовилось к приёму Саманты: достроили столовую, подготовили самую лучшую комнату. По предложению сверстников она надела и носила пионерскую форму. Форма ей очень понравилась, и она увезла её с собой. В лагере она соблюдала обычный распорядок дня, как и все советские дети. Хотя тяжело больной Андропов так и не встретился с Самантой, они разговаривали по телефону.Саманту развлекали, как могли.Саманта Смит и её отец погибли в авиакатастрофе 25 августа 1985 года (en:Bar Harbor Airlines Flight 1808).Полёт проходил в сложных метеоусловиях, и из-за плохой видимости при посадке пилот небольшого двухмоторного самолёта Beechcraft 99 промахнулся мимо взлетно-посадочной полосы.Гибель знаменитой девочки многие в США связывали с деятельностью КГБ, в СССР, наоборот, с ЦРУ.Тела Саманты и её отца были погребены недалеко от Хоултона (Houlton), где она родилась.В 1989 году Комитетом защиты мира была учреждена Медаль Четырёх Девочек (Тани Савичевой, Анны Франк, Садако Сасаки и Саманты Смит), вручаемая борцам за счастье детей и авторам лучших художественных произведений, под девизом «Мир — детям мира!».

21 февраля 2015, 00:43

Андроповская шарашка

12 февраля в НИЦ «Мемориал» в Петербурге состоялось обсуждение доклада немецкого историка Анке Гизен «Расколотая память: отражение конфликта вокруг Мемориального центра “Пермь-36”», в котором она рассмотрела общественно-политическое противостояние вокруг музея в российских и мировых СМИ и порассуждала о его корнях.Сам доклад мы рассмотрим подробнее как-нибудь в другой раз. Здесь же хотелось бы обратить внимание на некоторые показательные моменты обсуждения этого доклада собравшейся антисоветской аудиторией.Во-первых, чтобы ещё раз показать значимость проблемы «Перми-36», хочу привести ответ Анке Гизен на вопрос, насколько мощным был отклик на события вокруг «Перми-36» за рубежом. Госпожа Гизен ответила, что в Германии летом отклик был велик и что даже министр иностранных дел Германии Штайнмайер «уже занимается судьбой музея». С одной стороны, диссиденты-националисты-бандеровцы (или, как они сами себя называют, «украинские интеллектуалы») пишут письма губернатору Пермского края с требованием вернуть музей в прежний вид. С другой, вот МИД Германии, оказывается, обеспокоен. Осталось только Обаме выступить для полного комплекта.В связи с жалобами АНО «Пермь-36» на сюжеты НТВ, которые резко осудила Общественная коллегия по жалобам на прессу (в составе Сванидзе, Никитинского, Лошака и т.д.), хотелось бы остановиться на постоянном употреблении сторонниками музея криминального жаргона в адрес бывших сотрудников колонии. Так, некая женщина, начавшая задавать интересный, в общем-то, вопрос, проводились ли в крае исследования общественного мнения о музее, скатилась к подзаборному заявлению: «Я понимаю, что там фактически бунт вертухаев». Во-первых, она, не видя исследований, делает выводы. Во-вторых, это что, вот это сообщество будет плакаться, что их кто-то несправедливо оскорбляет? Она ведь там не одна такая, после неё так же выражался и член «Мемориала» А.Ю.Даниэль и другие. Напомню, что программный директор либерального шабаша «Пилорама 2012» Нина Соловей вообще заявила следующее: «Вместо того, чтобы покаяться и стыдиться за содеянное, эти вертухаи и ублюдки еще интервью дают… давать интервью вертухаям, брать это интервью и все это опубликовывать – верх мерзости и гореть им вместе с этой газетенкой в аду» (это про интервью бывшего сотрудника 35-й колонии Владимира Кургузова газете «АиФ – Пермь»).Кстати, смешно, но существует версия, что изначально «вертухаями» назывались как раз заключенные. Но не все, а привлечённые для охраны лагерей и надзора за своими коллегами по отсидке внутри лагеря. В условиях катастрофического недокомплекта аттестованных кадров в 1930-х годах такая практика существовала. Штука не новая и придумана не у нас, а в США, где продолжалась минимум до 1970-х.На этом оскорбления не закончились. Некий гражданин в очках бодро сравнил ветеранов ФСИН с фашистами. Хорошее, говорит, сравнение для Германии — представьте, мол, что «германские фашисты в первом-втором поколении потребовали бы закрыть [музеи] Дахау или Освенцим, потому что это оскорбляет их честь и достоинство». Антисоветская тусовка на этих словах заволновалась, но не от самой аналогии, а, судя по всему, сочтя неучтивым напоминание немецкой гостье о тёмных страницах её истории. Надо, кстати, отдать ей должное, она это сравнение отвергла.Дальше докладчица из Германии и местная диссида увлеченно обсуждали, кто на какие деньги позарился и какие тайные финансовые мотивы движут «Сутью времени» и «объединением бывших надзирателей» (это они по безответной и безучастной Организации ветеранов ФСИН так проехались, интересно?). Всё время задаюсь вопросом: они не понимают разве, что этим бредом лишь обозначают собственную иерархию мотивов и ценностей? Я вот, напротив, совершенно не воспринимаю руководство АНО как «наемников». Давно считаю, что эти люди искренне и бескорыстно ненавидят историю своей страны.Постепенно антисоветчина расслабилась, и начались откровения.Так, А.Ю.Даниэль рассказал, как «в период Игумнова Шмыров с Калихом пинком открывали дверь в кабинет губернатора». Он же заявил, что дорогу от Перми до Чусового построили «не куда-нибудь, а к музею». К вопросу о масштабах явления.Его собеседник из числа сидельцев 36-й колонии Н.Н.Браун, открывавший своим выступлением «Пилораму-2005», не скрываясь в кружке единомышленников, поведал, что «всё, что было на Пилораме, — было антипутинским». Какая прелесть, это за бюджетный-то счет. Причем тут надо понимать, что в контексте обсуждения «антипутинский» означает «антигосударственный», они же там с системой боролись, как всегда. Проще говоря, речь идет о тусовке сторонников российского майдана. О чем мы неоднократно говорили, анализируя программу форума.Наконец я подхожу к самому яркому моменту. Войдя в раж, Браун начал вещать нечто такое, что следует процитировать полностью:Из интервью администрации и надзирателей следует (тут важна интонация, это произнесено как «это не мы выдумали» — прим. автора),  что у нас была идеальная этика, т.е. мы друг друга называли на «Вы», говорили друг другу «Пожалуйста» и т.д. («Это правда!» — подхватывает другой сиделец из зала — прим. автора). Со всеми: карателями, бандеровцам, офицерами СС — в этом смысле был идеальный климат. А где же эта «конфликтность»!? Однажды при мне один из тех, кто мало-мало совсем сидел на 36-й зоне, стал рассказывать, как он там «страдал» и «мучился». («Чего это он там страдал?» — снова прерывает рассказчика другой сиделец — прим. автора). Мне даже как-то стало не по себе, потому что вообще это какие-то фантазии. Я хочу сказать, что адекватная обстановка была такая: они в конечном итоге исполняли то, что им было приказано, а мы исполняли то, что являлось нашим заданием в связи с нашими убеждениями, чтобы борьба с коммунистическим режимом завершилась его поражением. Там все свои роли распределили, они знали: кто с оружием в руках, кто идеологически «вооружен» — это наше было поколение. Этому, кстати, очень радовались те, кто с оружием в руках воевал с советской властью, что мы уже приходим такие грамотные, подкованные, готовые не сдавать позиций и победить. Они были счастливы до того, что у некоторых были слёзы на глазах!Во-первых, заключенные утверждают, что с ними обращались вежливо, и опровергают «фантазии» о страданиях и мучениях. Это уже не наши рассуждения на основе анализа документов, регламентирующих содержание заключенных, и не многочисленные свидетельства ветеранов МВД и ФСИН — это слова самих заключенных. Кстати, не единственные. Можно, например, вспомнить яркое свидетельство Витольда Абанькина, также сидевшего в 36-й колонии, высказанное на «Пилораме-2010»:Когда из жилой зоны в рабочую везли еду нам… и когда солдаты мешали борщ, они говорили: «Вот политических как кормят хорошо». Мы им говорили: «Так в чем дело? Скажи, что Брежнев дурак, и будешь также кушать».Во-вторых, «они были счастливы» сказано про карателей, бандеровцев и прочих врагов, «кто с оружием в руках воевал с советской властью». Задумайтесь: все эти фашистские прихвостни времен ВОВ были осчастливлены подселением к ним молодых «грамотных и подкованных» антисоветчиков. И это тоже не единственное подобное свидетельство. Вот, например, что заявил член правления «Перми-36» (также сидевший в этой колонии) и председатель российского «Мемориала» С.А.Ковалев:Самый большой контингент были литовские, латвийские и эстонские «лесные братья» и западно-украинское сопротивление — т.н. «бандеровцы», как теперь их называют и клянут… И в общем я вам скажу, это были очень хорошие люди. Тот же Балис Гаяускас — участник литовского сопротивления. Да я знаю многих: [неразборчиво], Йонас Каджионис и украинцы-западники — это были замечательные люди. Вот такая судьба. Навешали им бог знает чего: и зверства, и жестокости, и разное прочее. А они воевали за свою Родину, она у них была своя, а не навязанная. Ну, и вот такие, как я, — вот вам весь контингент.А вот откровение ещё одного сидельца «Перми-36» Левка Лукьяненки:Я жил в заключении с тремя поколениями борцов за свободу и независимость Украины. Это прежде всего поколение националистов ОУН-УПА, которое воевало за независимость Украины против всех захватчиков вплоть до 1956 года; далее — поколение промежуточного десятилетия, которое само состояло из двух течений — молодежь , которая считала себя продолжателями бандеровского национально-освободительного движения и преимущественно думала о подпольной борьбе и оружии, и основатели и сторонники мирной борьбы за независимость Украины на основе права наций на самоопределение, зафиксированного в международном праве и конституциях СССР и УССР; и наконец, поколение шестидесятников и участников Украинской группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений (УГС).Директор АНО «Пермь-36» Шмыров пытался на брифинге в декабре 2012 выдать факт такого перемешивания контингента за давление на политических — дескать, военные преступники (престарелые уже, ага) должны были их «прессовать». Но сами-то политические свидетельствуют, что между ними и военными преступниками были уважение и идеологическая близость!Случайно ли это? Давайте добавим сюда свидетельства из трех совершенно разных источников.Сперва я напомню недавно опубликованную в федеральной газете «Суть времени» книгу С.Е.Кургиняна «Красная весна», где он пишет, что развал СССР организовала группа высокопоставленных советских спецслужбистов, которая для реализации этого плана начала опекать антисоветчиков всех мастей. Не буду вдаваться во все подробности проекта, целей и мотивов этой группы, которые изложены в книге. Скажу только, что, по словам Кургиняна, возглавлял проект Юрий Андропов, а одну из главных ролей играл Филипп Бобков. В целом же указанная спецслужбистская элитная группа состояла преимущественно из членов 5-го управления КГБ (конечно же, речь идет о некотором влиятельном меньшинстве, а не обо всем комитете в целом).Данную концепцию Кургинян озвучивал давно и не раз. И вот недавно бывший сотрудник КГБ СССР А.Н.Чащин в своей книге «Государственные преступники в колониях Пермской области. ИТК-35, ИТК-36, ИТК-37» рассказал, что пермские колонии (35-я, 36-я и 37-я) были созданы по личной инициативе… Андропова и Бобкова.Наконец, другой бывший сотрудник КГБ (в последствие генерал-майор ФСБ и куратор Стрелкова, кстати) Г.Н. Тендетник в интервью на сайте «Независимое военное обозрение» всё сказал открытым текстом:Демократическая революция 1991 года, все эти демсоюзы и прочее. Это на 50% —действующая агентура 5-го управления КГБ, управления «З» (Защита конституционного строя. — «НВО»). Им сказали: «Все, ребята, демократия пришла. Мы вас отпускаем». А мы же брали самых умных, смелых, красивых, интересных. Естественно, они же и возглавили этот процесс. Но уже не под нашим руководством.Так что же получается? Андропов с Бобковым организовали диссидентскую шарашку под названием «Пермь-36», в которой создали все условия для роста и развития будущих кадров перестройки и новой власти? Безупречное отношение администрации, возможность выписывать и получать раньше всех в стране журналы и литературу, возможность писать и изучать иностранные языки, общаться и обмениваться опытом с единомышленниками и… соседство с военными преступниками, которых многие политические воспринимали (см. откровения выше) как героев, идейных предшественников, авторитетов в деле борьбы с советской властью и т.д.Понятно теперь становится, что для антисоветчины, расползшейся из пермских колоний по всему свету, «Пермь-36» — это не место тяжких воспоминаний, а священная альма-матер. И когда они в 2012-м затевали проект с открытием учебного центра для депутатов, чиновников, журналистов и общественников, когда они проводили свои «пилорамные» шабаши, — это ведь были по сути попытки восстановить андроповскую шарашку в её прежнем качестве! С соответствующими последствиями для страны.Олесь Гончар

17 июня 2014, 10:18

Юрий Андропов. Терра инкогнита. Документальный фильм

Юрий Андропов. Терра инкогнита. Документальный фильм Выпуск от 15.06.2014 Вот уже 30 лет Юрия Андропова нет с нами. Но почему до сих пор о нем пишут книги, снимают фильмы? Что вызывает такой интерес? Что осталось в его биографии нераскрытым? Этот фильм - об абсолютно неизвестных страницах жизни Юрия Владимировича Андропова. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписывайтесь на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV АвтоВести - http://bit.ly/AvtoVesti Эксклюзив - http://bit.ly/ExclusiveRussia24 Большой тест-драйв со Стиллавиным - http://bit.ly/Bolshoi_TestDrive Свежие новости - http://bit.ly/ActualRussia Hi-Tech - http://bit.ly/Hi-TecH Путешествия - http://bit.ly/Puteshestviya ProРоссию - http://bit.ly/ProRossiu Утро России - http://bit.ly/UtroRussia24 Наука - http://bit.ly/Наука2_0 Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Познавательные фильмы - http://bit.ly/EducationalFilms

26 мая 2014, 01:57

"Что делать?" Хрущёв и Андропов: альтернативы развития советской истории.

Эфир: 25.05.2014 . Выпуск 384. Автор и ведущий - Виталий Третьяков Участники: Жуков Юрий Николаевич, историк Барсенков Александр Сергеевич, историк Зудин Алексей Юрьевич, историк Костырченко Геннадий Васильевич, историк Андреев Дмитрий Александрович, историк

25 мая 2014, 18:58

В ЖК ИНТЕЛРОС ОЧЕРЕДНОЙ НОМЕР ЖУРНАЛА «СВОБОДНАЯ МЫСЛЬ»

Свободная мысль №1, 2014 Международный общественный журнал В выпуске: • Юлий ЛОБАСТОВ. Диалектика свободы • Наталья АВДОНИНА. От Сайгона до Кабула • Ирина ВАСИЛЕНКО. Создавая образ России • Борис МАРТЫНОВ. Бразилия на мировой арене • Игорь АНДРЕЕВ, Лионелла НАЗАРОВА. Электронная западня • Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ. Юрий Андропов: легенды и факты • Александр ТРУХИН. Сотрудничество Китая с арабскими странами • Александр БУЗГАЛИН. Поздний капитализм: капитал, рабочий, креатор И другие публикации

14 ноября 2012, 13:13

Андропов нарушил правило "не буди лихо, пока оно тихо"

На этой неделе исполняется 30 лет со дня избрания главы КГБ Юрия Андропова генсеком ЦК КПСС. После смерти Брежнева 12 ноября 1982 года решением пленума ЦК КПСС он был избран на руководящий пост в стране. Андропов явился одним из самых загадочных и противоречивых деятелей СССР, последствия деятельности которого продолжают вызывать бурные споры, поскольку, так или иначе, во многом именно тогда был запущен процесс развала империи. О его роли в истории, о созданном им слое "коммерциализированных чекистов" и якобы имевшем место "плане Андропова" Накануне.RU рассказал историк Андрей Фурсов. Вопрос: Как Вы думаете, почему сейчас так обострилась дискуссия вокруг результатов крайне непродолжительного правления Андропова, ведь еще недавно было принято считать, что генеральный секретарь Андропов – это старый больной человек и один из эпизодов в главе учебника "геронтократия в СССР", но не более? Есть ли смысл так пристально изучать период правления Андропова? Андрей Фурсов: О фигуре Андропова имеет смысл говорить, как и вообще о советской истории и о нашей истории последних 40 лет. Самое главное, в эти годы, в 60-е и 70-е, вызрели и сформировались силы, в интересах которых была начата "перестройка", и Андропов имел к ним самое непосредственное отношение. Жизнь 60-70-хх годов - штука потрясающе увлекательная. При этом, надо отметить, что там было много смертей, убирались противники Андропова, например, первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Машеров, который при странных обстоятельствах погиб за десять дней до того, как он должен был сменить Косыгина в его должности. Вопрос: Кто такой Андропов, как Вы считаете? Масса версий появилась сейчас, разброс колоссальный: от зловещего демиурга разрушения СССР, до человека, у которого был идеальный план спасения Советского Союза, реализовать который ему помешала смерть. При этом не меньше противоречий и в самом плане Андропова, который никто в глаза не видел: одни считают, что это был "китайский вариант", другие говорят, что план Андропова – это есть план Путина. Какое Ваше мнение? Андрей Фурсов: У Андропова, безусловно, были идеи реформирования СССР, тем более, что он действительно собирался править страной. И, несмотря на то, что у него было достаточно плохое здоровье, он вряд ли предполагал, что через год умрет. Для того же, чтобы начать правление, было необходимо реформирование страны. И вот тут возникает основная проблема, поскольку как раз четкого плана у Андропова-то и не было. У него были некоторые идеи и противоречивая схема. Сейчас из различных воспоминаний можно часть этих идей реконструировать и попытаться понять схему. Так, одна из этих идей была в том, чтобы силами КГБ, силами чекистов взять под контроль экономику, ужесточить контроль над населением и партийной верхушкой, ограничить коррупцию и провести экономические реформы, которые приблизят СССР к Западу, тем самым обеспечить развитие системы. Кстати, о том, что Андропов не собирался конфликтовать с Западом, свидетельствует фраза, произнесенная им на одном из первых выступлений. Он сказал нечто странное и наивное для главы КГБ, я за точную цитату не ручаюсь, но звучало это как-то так: "Пусть империалисты знают, что если они нас не тронут, мы их не тронем". Хотя ясно было, что империалисты не оставят СССР в покое, пока он существовал, поскольку СССР был экономическим, социальным и политическим конкурентом. Вопрос: Но все пошло не так, потому что Андропов умер? Андрей Фурсов: Да, вышло по-другому, но не по этой причине. Оказалось, что Андропов до конца не понимал уровень разложения системы и верхушки, прежде всего, и после его смерти этот слой "коммерциализированных чекистов" или "эконом-чекистов", как я их называю, тот слой, на который он рассчитывал, внутри страны пошел на союз с той частью номенклатуры, которая хотела превратиться в собственников, и с воротилами теневой экономики, а вне страны они заключили альянс с иностранным капиталом. Нужно отметить, что уже в первой половине 80-х годов был создан целый ряд предприятий за рубежом, который вел аккумуляцию средств и капиталов, и эти фирмы, насколько я знаю, до сих пор функционируют. Есть мифы, которые создавались в "перестройку" западной пропагандой, перестроечной шпаной и прямыми врагами Советского Союза, о том, что крушение СССР было запрограммировано экономически или определено гонкой вооружений. Их не нужно воспринимать всерьез, но надо понимать, что советский правящий слой в 70-е годы очень четко ощутил, что он вот-вот может оказаться собственником и стал осознано подталкивать реформы в стране в этом направлении. Они не учли одного, что превращение в собственников будет означать развал СССР. Связано это было с тем, что они очень плохо представляли страну, в которой живут. Андропов однажды сказал: "Мы не знаем общества, в котором живем и трудимся". Говоря это, Андропов, видимо, имел в виду и себя. Но, что еще хуже, руководство страны не понимало не только свое Отечество, но и мир, в котором живут. Вопрос: Получается, что смерть Андропова никак не повлияла на процесс? Помимо озвученной вами связи "эконом-чекистов" с желающей превратиться в собственников частью номенклатуры, остаются вопросы и о том, каким образом нынешними олигархами стали совершенно определенные люди, почему не был арестован Ельцин в 1991-м. Андрей Фурсов: Трудно сказать, что было бы, если бы Андропов остался жив. Я думаю, этот процесс пошел бы так же, как он и шел, и Андропова либо отправили бы в отставку, либо с ним случилось бы то, что случилось с Черненко: поел бы рыбки и отравился, либо разбился бы на автомобиле. Но в любом случае, Андропов инициировал тот процесс, которым ни он, ни тогдашний КГБ управлять не мог и не мог его контролировать. Слишком сильные социальные кластеры и слои общества оказались заинтересованы в компромиссном варианте, когда все заинтересованные стороны: "эконом-чекисты", номенклатура и теневые воротилы превратились бы в собственников. Иными словами, можно сказать, что Андропов нарушил железное правило: "Не буди лихо, пока оно тихо". "Лихо", разбуженное Андроповым, должно было контролировать процесс, но вдруг "лихо" решило просто договориться с теми, кого должно было контролировать, включившись в процесс, чтобы затем принять участие в приватизации. Вопрос: Давайте поговорим об "эконом-чекистах", что это за класс такой? Андрей Фурсов: Это не класс, а слой. Это люди, которые, по косвенным данным, готовились (хотя прямых доказательств нет) для решения неких масштабных внешнеэкономических задач. Выведение активов, создание капитала, который бы работал на страну, проникая и захватывая иностранные рынки и успешно конкурируя за рубежом. С конца 50-х годов СССР интенсивно продавал нефть за рубеж по дешевым ценам, в результате в течение 60-х годов сложился целый номенклатурный слой и слой сотрудников КГБ, курирующих процесс, который был заинтересован в расширении торговых контактов с Западом, увеличении объемов продажи сырья, и вот этот слой сыграл огромную роль в ходе "перестройки". Не надо забывать и о тех директорах, которые обогатились в ходе косыгинской реформы, приобрели средства, затем превратившиеся в капитал. Иными словами, шел процесс разложения советского общества, и Андропов предполагал, что сможет его контролировать, направив в определенное русло, но история распорядилась иначе, отведя ему слишком короткий срок, хотя, повторюсь, даже если бы он остался жив, думаю, он не совладал бы с процессами, которые он вызвал к жизни. Вопрос: Многие относят к ним и Гайдара с Чубайсом и остальную когорту младореформаторов. Как Вы считаете, если основания полагать, что все эти творческие научные кружки для экономистов в 80-х, о которых любит вспоминать Чубайс, например, проводились с санкции Андропова и под присмотром КГБ? Андрей Фурсов: Я думаю, что это вполне возможно. Представьте, что есть Андропов, который решает запускать реформы. Кто должен был готовить кадры для реформ и находить их? Естественно, это делает КГБ, как самое информированное ведомство. Более того, я не вижу в самой этой задумке ничего плохого и порочного. Этим людям совершенно необязательно было знать, кто их готовит и кто проводит их отбор. Это нормальный рабочий процесс. Другое дело, что с развитием ситуации инициативу перехватили наши противники на Западе, и те люди, которых обучали и готовили в западных учебных заведениях, для того, чтобы они проводили реформы в интересах СССР, вдруг стали проводить реформу, работающую на разрушение СССР. И тут нет конспирологии никакой. Это нормально, когда специалистов посылают учиться за границу. С другой стороны, те люди, которые уехали учиться в институт прикладных системных исследований в Вене, не понимали, что большинство западных методов не годится для СССР, и более того, их внедрение приведет к разрушению СССР. Это лишний раз напоминает нам о том, насколько значительная часть верхушки СССР и даже часть верхушки КГБ, которые вовсе не хотели разрушения своей страны, не представляли, как устроен мир, насколько провинциально и местечково было их сознание. Вопрос: Тогда хочется понять, в какой момент главной идеологией младореформаторов стала ультралиберальная платформа, почему именно на нее пал выбор? Андрей Фурсов: Для того, чтобы ответить на ваш вопрос, нужно хорошо представлять себе расклад сил в верхушке СССР на рубеже 70-х - 80-х гг. Я думаю, что ультралиберализм как идеологическое течение пришелся по душе тем, кто собирался превратиться в собственников, своим радикализмом, своим жестким отношением к населению, ведь очень трудно было перераспределить общественный пирог, присвоив то, что 70 лет строило все население. Давайте вспомним, как развилась доктрина в период "перестройки". Сначала говорили: "Больше демократии, больше социализма!" Потом: "Больше рынка, больше социализма". Потом, когда после критики сталинизма началась критика социализма, был отброшен и сам социализм и было провозглашено: "Даешь больше рынка!" Те люди, которые проводили приватизацию и разрушение СССР, конечно, никакие не либералы, просто ультралиберализм стал наиболее адекватной, по их мнению, идеологической установкой под процесс ограбления страны. Вот и все. Вопрос: Получается, что скоропостижный уход Андропова из жизни выпустил на волю эти кадры, которые стали просто делать то, чему научились, но уже преследуя личный интерес, а не государственный. Может быть, будь он жив, все пошло бы по-другому? Андрей Фурсов: Я думаю, что в какой-то момент включился бы тот же сценарий, что и во время косыгинских реформ. После запуска этих реформ наверху поняли, что их результат опасен для системы: люди наверху догадались, что они растят целый слой граждан на среднем уровне, который будет обладать деньгами и сможет эти деньги конвертировать во власть. У Брежнева еще было время дать задний ход. Проживи Андропов еще немного – и он оказался бы перед дилеммой: вводить сталиниский режим или отпускать вожжи. Но этот же сформированный слой не дал бы Андропову запустить неосталинизм, а я не думаю, что у Андропова хватило бы сил противодействовать этому слою. Горбачев же сделал то, что как раз можно назвать "отпустить вожжи", дав "зеленый свет" новому классу собственников. Вопрос: Инициировал его восхождение в свое время, как известно, тоже Андропов. При этом еще XX съезд покончил с идеологией, что осложнило работу с номенклатурой, так? Андрей Фурсов: Нельзя сказать, что идеологию убил XX съезд, идеологию убило перерождение номенклатуры, а XX съезд и в еще большей степени XXII съезд зафиксировали это положение. Они осудили культ личности, а вот съезд в 1961 году, где была принята новая программа КПСС, вбил последний гвоздь в гроб СССР, было записано, что главное – это удовлетворения растущих материальных потребностей советских граждан. В качестве критерия выполнения функции КПСС была введена вульгарно-материалистическая, рыночная категория, после этого СССР стал превращаться в мещанское, мелкобуржуазное общество. Вопрос: Был ли Андропов сознательным застрельщиком развала Союза или он пытался его спасти? Андрей Фурсов: Сложно в социальных процессах выделить роль личности. Да, личность роль играет, но Андропов крупной личностью не был, как пытаются представить его помощники Андропова, которые серьезную роль играли в период "перестройки" и после нее. Да, он пытался что-то сделать, но еще раз отмечу, большая их часть пошла во вред советскому обществу. Знаете, если говорить исторически и эволюционно, то в советском обществе процессы развивались именно так, как предсказывал Сталин, который утверждал, что классовая борьба по мере строительства социализма будет усиливаться. Во времена "перестройки" над ним смеялись, говорили, что якобы он имел в виду кулаков, однако сейчас ясно, что Сталин говорил о номенклатуре, которая превратилась в буржуазию. События, которые произошли у нас в 80-е, вытекали логически из тенденций 60-х годов. На рубеже 60-х - 70-х годов СССР столкнулся со структурным кризисом, но структурный кризис еще не означает автоматического слома системы. К слому системы привел Горбачев и те силы, о которых я говорю. В этой ситуации Андропов стал катализатором процесса крушения СССР. Но я не думаю, что он сам хотел этого. Он хотел власти в стране, которая должна была быть реформирована в соответствии с некими идеями. Грустная ирония есть в том, что СССР, скорее, пал жертвой отсутствия плана Андропова, а не его наличия. В результате бесконечных и беспорядочных барахтаний и шараханий Андропов ускорил падение СССР, за что и любим либералами. Вопрос: И спецслужбами. Сейчас модно стало говорить, что план Путина – это и есть план Андропова, а план последнего сравнивать с китайским вариантом развития. Андрей Фурсов: План Андропова – не план Путина. Потому что и у Путина нет плана. То, что реализовывается у нас последние 10 лет, более всего напоминает процесс стихийный, чем что-то спланированное. Если же сравнивать с китайским вариантом, надо сказать, что российской и советской бюрократии до китайской, которой более 3-х тысяч лет, очень далеко. Китайцы делают все с дальним планированием. У китайцев действительно был план, у Андропова же был некий набор краткосрочных идей, непонимание структуры и почвы, на которую попадут эти идеи. Механизм же, который запустил в итоге Андропов, привел к абсолютно противоположным результатам. И, кстати, далеко не все службисты его любят. Андропов долго был председателем КГБ. Возглавив страну, он вернул ведомству полномочия, утраченные после смерти Берии. Если помните, в 53 году после переворота МГБ было переименовано в комитет государственной безопасности (КГБ) при совете министров. Андропов вывел КГБ из подчиненного положения, отменив формулировку "при совете министров". За это он снискал добрую память сослуживцев, и с точки зрения ведомства понятно, почему люди ему благодарны, но, к сожалению, для этих людей часто сливаются в одно интересы ведомства и интересы страны. Вопрос: И Вы не видите никаких параллелей между политикой Андропова и современной Россией? Часто можно услышать, что все в стране пронизано чекистами, они управляют армией, финансами, промышленностью – это ли не сбывшаяся мечта Андропова – птенцы его гнезда взяли власть? Андрей Фурсов: Во-первых, те люди, которые взяли страну в 90-е годы, конечно, уже не птенцы гнезда Андропова, а птенцы тех гнезд, которые возникли после Андропова. Эти люди – продукт разрушившейся машины КГБ. Нет, я не вижу никаких параллелей. Но если хотите сравнения, есть еще более сильная параллель. КГБ демонстративно организовал либеральное диссидентское движение, потому что оно было менее всего опасно (больше всего Андропов ненавидел русских националистов, называл "руссистами" и душил их всерьез) и КГБ стимулировало их организацию, чтобы показать степень накала борьбы. Аналогично вела себя царская охранка на рубеже веков. В конце XIX века охранка перестала сильно давить революционеров, а стала давать им возможность расширяться. Преследовалось две цели, с одной стороны ведомство доказывало свою нужность царю, а с другой использовало революционное движение в своих целях, потому что провокаторы в среде революционеров прямо работали в целях элиты. Например, Витте ненавидел Плеве и через три звена организовал его убийство революционерами. Вопрос: Как итог, как бы Вы оценили Андропова как историческую фигуру? Андрей Фурсов: У меня, скорее, отрицательное отношение к Андропову, чем положительное. Хотя, мне кажется, что к позднесоветской верхушке просто трудно относиться иначе. Пусть и вызывают ностальгию брежневские времена, обманывать себя не нужно, нужно помнить, что вся та мерзость и плесень, которая вылезла на свет в годы "перестройки", возникла и подспудно развивались в брежневское время. Я не ругаю Андропова, ругать исторических деятелей бессмысленно, надо пытаться понять их действия. Знаете, на кого был похож Андропов? Был такой фильм "Операция "Ы", там в одной сцене Вицин пытается достать горшок из-под массы других горшков, он берет самый нижний, и рушит всю конструкцию. Вот - это и есть моя главная претензия к Андропову, он просто вынул самый нижний горшок, из вполне хороших побуждений и желаний. Многие говорят, что Андропов хотел разрушить Советский Союз - ничего подобного. Он хотел управлять СССР и понимал, что для этого нужны реформы. Но в меру своего понимания он сделал то, что сокрушило Союз, например, в меру своего понимания отобрал самых коррумпированных людей для того, чтобы они стали проводниками его идей, но он умер - и этих людей перехватили другие - Запад. И это было понятно сразу - у этих людей был узкий провинциальный кругозор областного уровня, у них не было самостоятельного мышления, и они действительно были сильно коррумпированы. Андропов действовал недальновидно, он был тактик, но не стратег, как раз стратегического плана реформ-то у него и не было. Не было плана Андропова.

14 ноября 2012, 13:13

Андропов нарушил правило "не буди лихо, пока оно тихо"

На этой неделе исполняется 30 лет со дня избрания главы КГБ Юрия Андропова генсеком ЦК КПСС. После смерти Брежнева 12 ноября 1982 года решением пленума ЦК КПСС он был избран на руководящий пост в стране. Андропов явился одним из самых загадочных и противоречивых деятелей СССР, последствия деятельности которого продолжают вызывать бурные споры, поскольку, так или иначе, во многом именно тогда был запущен процесс развала империи. О его роли в истории, о созданном им слое "коммерциализированных чекистов" и якобы имевшем место "плане Андропова" Накануне.RU рассказал историк Андрей Фурсов. Вопрос: Как Вы думаете, почему сейчас так обострилась дискуссия вокруг результатов крайне непродолжительного правления Андропова, ведь еще недавно было принято считать, что генеральный секретарь Андропов – это старый больной человек и один из эпизодов в главе учебника "геронтократия в СССР", но не более? Есть ли смысл так пристально изучать период правления Андропова? Андрей Фурсов: О фигуре Андропова имеет смысл говорить, как и вообще о советской истории и о нашей истории последних 40 лет. Самое главное, в эти годы, в 60-е и 70-е, вызрели и сформировались силы, в интересах которых была начата "перестройка", и Андропов имел к ним самое непосредственное отношение. Жизнь 60-70-хх годов - штука потрясающе увлекательная. При этом, надо отметить, что там было много смертей, убирались противники Андропова, например, первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Машеров, который при странных обстоятельствах погиб за десять дней до того, как он должен был сменить Косыгина в его должности. Вопрос: Кто такой Андропов, как Вы считаете? Масса версий появилась сейчас, разброс колоссальный: от зловещего демиурга разрушения СССР, до человека, у которого был идеальный план спасения Советского Союза, реализовать который ему помешала смерть. При этом не меньше противоречий и в самом плане Андропова, который никто в глаза не видел: одни считают, что это был "китайский вариант", другие говорят, что план Андропова – это есть план Путина. Какое Ваше мнение? Андрей Фурсов: У Андропова, безусловно, были идеи реформирования СССР, тем более, что он действительно собирался править страной. И, несмотря на то, что у него было достаточно плохое здоровье, он вряд ли предполагал, что через год умрет. Для того же, чтобы начать правление, было необходимо реформирование страны. И вот тут возникает основная проблема, поскольку как раз четкого плана у Андропова-то и не было. У него были некоторые идеи и противоречивая схема. Сейчас из различных воспоминаний можно часть этих идей реконструировать и попытаться понять схему. Так, одна из этих идей была в том, чтобы силами КГБ, силами чекистов взять под контроль экономику, ужесточить контроль над населением и партийной верхушкой, ограничить коррупцию и провести экономические реформы, которые приблизят СССР к Западу, тем самым обеспечить развитие системы. Кстати, о том, что Андропов не собирался конфликтовать с Западом, свидетельствует фраза, произнесенная им на одном из первых выступлений. Он сказал нечто странное и наивное для главы КГБ, я за точную цитату не ручаюсь, но звучало это как-то так: "Пусть империалисты знают, что если они нас не тронут, мы их не тронем". Хотя ясно было, что империалисты не оставят СССР в покое, пока он существовал, поскольку СССР был экономическим, социальным и политическим конкурентом. Вопрос: Но все пошло не так, потому что Андропов умер? Андрей Фурсов: Да, вышло по-другому, но не по этой причине. Оказалось, что Андропов до конца не понимал уровень разложения системы и верхушки, прежде всего, и после его смерти этот слой "коммерциализированных чекистов" или "эконом-чекистов", как я их называю, тот слой, на который он рассчитывал, внутри страны пошел на союз с той частью номенклатуры, которая хотела превратиться в собственников, и с воротилами теневой экономики, а вне страны они заключили альянс с иностранным капиталом. Нужно отметить, что уже в первой половине 80-х годов был создан целый ряд предприятий за рубежом, который вел аккумуляцию средств и капиталов, и эти фирмы, насколько я знаю, до сих пор функционируют. Есть мифы, которые создавались в "перестройку" западной пропагандой, перестроечной шпаной и прямыми врагами Советского Союза, о том, что крушение СССР было запрограммировано экономически или определено гонкой вооружений. Их не нужно воспринимать всерьез, но надо понимать, что советский правящий слой в 70-е годы очень четко ощутил, что он вот-вот может оказаться собственником и стал осознано подталкивать реформы в стране в этом направлении. Они не учли одного, что превращение в собственников будет означать развал СССР. Связано это было с тем, что они очень плохо представляли страну, в которой живут. Андропов однажды сказал: "Мы не знаем общества, в котором живем и трудимся". Говоря это, Андропов, видимо, имел в виду и себя. Но, что еще хуже, руководство страны не понимало не только свое Отечество, но и мир, в котором живут. Вопрос: Получается, что смерть Андропова никак не повлияла на процесс? Помимо озвученной вами связи "эконом-чекистов" с желающей превратиться в собственников частью номенклатуры, остаются вопросы и о том, каким образом нынешними олигархами стали совершенно определенные люди, почему не был арестован Ельцин в 1991-м. Андрей Фурсов: Трудно сказать, что было бы, если бы Андропов остался жив. Я думаю, этот процесс пошел бы так же, как он и шел, и Андропова либо отправили бы в отставку, либо с ним случилось бы то, что случилось с Черненко: поел бы рыбки и отравился, либо разбился бы на автомобиле. Но в любом случае, Андропов инициировал тот процесс, которым ни он, ни тогдашний КГБ управлять не мог и не мог его контролировать. Слишком сильные социальные кластеры и слои общества оказались заинтересованы в компромиссном варианте, когда все заинтересованные стороны: "эконом-чекисты", номенклатура и теневые воротилы превратились бы в собственников. Иными словами, можно сказать, что Андропов нарушил железное правило: "Не буди лихо, пока оно тихо". "Лихо", разбуженное Андроповым, должно было контролировать процесс, но вдруг "лихо" решило просто договориться с теми, кого должно было контролировать, включившись в процесс, чтобы затем принять участие в приватизации. Вопрос: Давайте поговорим об "эконом-чекистах", что это за класс такой? Андрей Фурсов: Это не класс, а слой. Это люди, которые, по косвенным данным, готовились (хотя прямых доказательств нет) для решения неких масштабных внешнеэкономических задач. Выведение активов, создание капитала, который бы работал на страну, проникая и захватывая иностранные рынки и успешно конкурируя за рубежом. С конца 50-х годов СССР интенсивно продавал нефть за рубеж по дешевым ценам, в результате в течение 60-х годов сложился целый номенклатурный слой и слой сотрудников КГБ, курирующих процесс, который был заинтересован в расширении торговых контактов с Западом, увеличении объемов продажи сырья, и вот этот слой сыграл огромную роль в ходе "перестройки". Не надо забывать и о тех директорах, которые обогатились в ходе косыгинской реформы, приобрели средства, затем превратившиеся в капитал. Иными словами, шел процесс разложения советского общества, и Андропов предполагал, что сможет его контролировать, направив в определенное русло, но история распорядилась иначе, отведя ему слишком короткий срок, хотя, повторюсь, даже если бы он остался жив, думаю, он не совладал бы с процессами, которые он вызвал к жизни. Вопрос: Многие относят к ним и Гайдара с Чубайсом и остальную когорту младореформаторов. Как Вы считаете, если основания полагать, что все эти творческие научные кружки для экономистов в 80-х, о которых любит вспоминать Чубайс, например, проводились с санкции Андропова и под присмотром КГБ? Андрей Фурсов: Я думаю, что это вполне возможно. Представьте, что есть Андропов, который решает запускать реформы. Кто должен был готовить кадры для реформ и находить их? Естественно, это делает КГБ, как самое информированное ведомство. Более того, я не вижу в самой этой задумке ничего плохого и порочного. Этим людям совершенно необязательно было знать, кто их готовит и кто проводит их отбор. Это нормальный рабочий процесс. Другое дело, что с развитием ситуации инициативу перехватили наши противники на Западе, и те люди, которых обучали и готовили в западных учебных заведениях, для того, чтобы они проводили реформы в интересах СССР, вдруг стали проводить реформу, работающую на разрушение СССР. И тут нет конспирологии никакой. Это нормально, когда специалистов посылают учиться за границу. С другой стороны, те люди, которые уехали учиться в институт прикладных системных исследований в Вене, не понимали, что большинство западных методов не годится для СССР, и более того, их внедрение приведет к разрушению СССР. Это лишний раз напоминает нам о том, насколько значительная часть верхушки СССР и даже часть верхушки КГБ, которые вовсе не хотели разрушения своей страны, не представляли, как устроен мир, насколько провинциально и местечково было их сознание. Вопрос: Тогда хочется понять, в какой момент главной идеологией младореформаторов стала ультралиберальная платформа, почему именно на нее пал выбор? Андрей Фурсов: Для того, чтобы ответить на ваш вопрос, нужно хорошо представлять себе расклад сил в верхушке СССР на рубеже 70-х - 80-х гг. Я думаю, что ультралиберализм как идеологическое течение пришелся по душе тем, кто собирался превратиться в собственников, своим радикализмом, своим жестким отношением к населению, ведь очень трудно было перераспределить общественный пирог, присвоив то, что 70 лет строило все население. Давайте вспомним, как развилась доктрина в период "перестройки". Сначала говорили: "Больше демократии, больше социализма!" Потом: "Больше рынка, больше социализма". Потом, когда после критики сталинизма началась критика социализма, был отброшен и сам социализм и было провозглашено: "Даешь больше рынка!" Те люди, которые проводили приватизацию и разрушение СССР, конечно, никакие не либералы, просто ультралиберализм стал наиболее адекватной, по их мнению, идеологической установкой под процесс ограбления страны. Вот и все. Вопрос: Получается, что скоропостижный уход Андропова из жизни выпустил на волю эти кадры, которые стали просто делать то, чему научились, но уже преследуя личный интерес, а не государственный. Может быть, будь он жив, все пошло бы по-другому? Андрей Фурсов: Я думаю, что в какой-то момент включился бы тот же сценарий, что и во время косыгинских реформ. После запуска этих реформ наверху поняли, что их результат опасен для системы: люди наверху догадались, что они растят целый слой граждан на среднем уровне, который будет обладать деньгами и сможет эти деньги конвертировать во власть. У Брежнева еще было время дать задний ход. Проживи Андропов еще немного – и он оказался бы перед дилеммой: вводить сталиниский режим или отпускать вожжи. Но этот же сформированный слой не дал бы Андропову запустить неосталинизм, а я не думаю, что у Андропова хватило бы сил противодействовать этому слою. Горбачев же сделал то, что как раз можно назвать "отпустить вожжи", дав "зеленый свет" новому классу собственников. Вопрос: Инициировал его восхождение в свое время, как известно, тоже Андропов. При этом еще XX съезд покончил с идеологией, что осложнило работу с номенклатурой, так? Андрей Фурсов: Нельзя сказать, что идеологию убил XX съезд, идеологию убило перерождение номенклатуры, а XX съезд и в еще большей степени XXII съезд зафиксировали это положение. Они осудили культ личности, а вот съезд в 1961 году, где была принята новая программа КПСС, вбил последний гвоздь в гроб СССР, было записано, что главное – это удовлетворения растущих материальных потребностей советских граждан. В качестве критерия выполнения функции КПСС была введена вульгарно-материалистическая, рыночная категория, после этого СССР стал превращаться в мещанское, мелкобуржуазное общество. Вопрос: Был ли Андропов сознательным застрельщиком развала Союза или он пытался его спасти? Андрей Фурсов: Сложно в социальных процессах выделить роль личности. Да, личность роль играет, но Андропов крупной личностью не был, как пытаются представить его помощники Андропова, которые серьезную роль играли в период "перестройки" и после нее. Да, он пытался что-то сделать, но еще раз отмечу, большая их часть пошла во вред советскому обществу. Знаете, если говорить исторически и эволюционно, то в советском обществе процессы развивались именно так, как предсказывал Сталин, который утверждал, что классовая борьба по мере строительства социализма будет усиливаться. Во времена "перестройки" над ним смеялись, говорили, что якобы он имел в виду кулаков, однако сейчас ясно, что Сталин говорил о номенклатуре, которая превратилась в буржуазию. События, которые произошли у нас в 80-е, вытекали логически из тенденций 60-х годов. На рубеже 60-х - 70-х годов СССР столкнулся со структурным кризисом, но структурный кризис еще не означает автоматического слома системы. К слому системы привел Горбачев и те силы, о которых я говорю. В этой ситуации Андропов стал катализатором процесса крушения СССР. Но я не думаю, что он сам хотел этого. Он хотел власти в стране, которая должна была быть реформирована в соответствии с некими идеями. Грустная ирония есть в том, что СССР, скорее, пал жертвой отсутствия плана Андропова, а не его наличия. В результате бесконечных и беспорядочных барахтаний и шараханий Андропов ускорил падение СССР, за что и любим либералами. Вопрос: И спецслужбами. Сейчас модно стало говорить, что план Путина – это и есть план Андропова, а план последнего сравнивать с китайским вариантом развития. Андрей Фурсов: План Андропова – не план Путина. Потому что и у Путина нет плана. То, что реализовывается у нас последние 10 лет, более всего напоминает процесс стихийный, чем что-то спланированное. Если же сравнивать с китайским вариантом, надо сказать, что российской и советской бюрократии до китайской, которой более 3-х тысяч лет, очень далеко. Китайцы делают все с дальним планированием. У китайцев действительно был план, у Андропова же был некий набор краткосрочных идей, непонимание структуры и почвы, на которую попадут эти идеи. Механизм же, который запустил в итоге Андропов, привел к абсолютно противоположным результатам. И, кстати, далеко не все службисты его любят. Андропов долго был председателем КГБ. Возглавив страну, он вернул ведомству полномочия, утраченные после смерти Берии. Если помните, в 53 году после переворота МГБ было переименовано в комитет государственной безопасности (КГБ) при совете министров. Андропов вывел КГБ из подчиненного положения, отменив формулировку "при совете министров". За это он снискал добрую память сослуживцев, и с точки зрения ведомства понятно, почему люди ему благодарны, но, к сожалению, для этих людей часто сливаются в одно интересы ведомства и интересы страны. Вопрос: И Вы не видите никаких параллелей между политикой Андропова и современной Россией? Часто можно услышать, что все в стране пронизано чекистами, они управляют армией, финансами, промышленностью – это ли не сбывшаяся мечта Андропова – птенцы его гнезда взяли власть? Андрей Фурсов: Во-первых, те люди, которые взяли страну в 90-е годы, конечно, уже не птенцы гнезда Андропова, а птенцы тех гнезд, которые возникли после Андропова. Эти люди – продукт разрушившейся машины КГБ. Нет, я не вижу никаких параллелей. Но если хотите сравнения, есть еще более сильная параллель. КГБ демонстративно организовал либеральное диссидентское движение, потому что оно было менее всего опасно (больше всего Андропов ненавидел русских националистов, называл "руссистами" и душил их всерьез) и КГБ стимулировало их организацию, чтобы показать степень накала борьбы. Аналогично вела себя царская охранка на рубеже веков. В конце XIX века охранка перестала сильно давить революционеров, а стала давать им возможность расширяться. Преследовалось две цели, с одной стороны ведомство доказывало свою нужность царю, а с другой использовало революционное движение в своих целях, потому что провокаторы в среде революционеров прямо работали в целях элиты. Например, Витте ненавидел Плеве и через три звена организовал его убийство революционерами. Вопрос: Как итог, как бы Вы оценили Андропова как историческую фигуру? Андрей Фурсов: У меня, скорее, отрицательное отношение к Андропову, чем положительное. Хотя, мне кажется, что к позднесоветской верхушке просто трудно относиться иначе. Пусть и вызывают ностальгию брежневские времена, обманывать себя не нужно, нужно помнить, что вся та мерзость и плесень, которая вылезла на свет в годы "перестройки", возникла и подспудно развивались в брежневское время. Я не ругаю Андропова, ругать исторических деятелей бессмысленно, надо пытаться понять их действия. Знаете, на кого был похож Андропов? Был такой фильм "Операция "Ы", там в одной сцене Вицин пытается достать горшок из-под массы других горшков, он берет самый нижний, и рушит всю конструкцию. Вот - это и есть моя главная претензия к Андропову, он просто вынул самый нижний горшок, из вполне хороших побуждений и желаний. Многие говорят, что Андропов хотел разрушить Советский Союз - ничего подобного. Он хотел управлять СССР и понимал, что для этого нужны реформы. Но в меру своего понимания он сделал то, что сокрушило Союз, например, в меру своего понимания отобрал самых коррумпированных людей для того, чтобы они стали проводниками его идей, но он умер - и этих людей перехватили другие - Запад. И это было понятно сразу - у этих людей был узкий провинциальный кругозор областного уровня, у них не было самостоятельного мышления, и они действительно были сильно коррумпированы. Андропов действовал недальновидно, он был тактик, но не стратег, как раз стратегического плана реформ-то у него и не было. Не было плана Андропова.

14 ноября 2012, 13:13

Андропов нарушил правило "не буди лихо, пока оно тихо"

На этой неделе исполняется 30 лет со дня избрания главы КГБ Юрия Андропова генсеком ЦК КПСС. После смерти Брежнева 12 ноября 1982 года решением пленума ЦК КПСС он был избран на руководящий пост в стране. Андропов явился одним из самых загадочных и противоречивых деятелей СССР, последствия деятельности которого продолжают вызывать бурные споры, поскольку, так или иначе, во многом именно тогда был запущен процесс развала империи. О его роли в истории, о созданном им слое "коммерциализированных чекистов" и якобы имевшем место "плане Андропова" Накануне.RU рассказал историк Андрей Фурсов. Вопрос: Как Вы думаете, почему сейчас так обострилась дискуссия вокруг результатов крайне непродолжительного правления Андропова, ведь еще недавно было принято считать, что генеральный секретарь Андропов – это старый больной человек и один из эпизодов в главе учебника "геронтократия в СССР", но не более? Есть ли смысл так пристально изучать период правления Андропова? Андрей Фурсов: О фигуре Андропова имеет смысл говорить, как и вообще о советской истории и о нашей истории последних 40 лет. Самое главное, в эти годы, в 60-е и 70-е, вызрели и сформировались силы, в интересах которых была начата "перестройка", и Андропов имел к ним самое непосредственное отношение. Жизнь 60-70-хх годов - штука потрясающе увлекательная. При этом, надо отметить, что там было много смертей, убирались противники Андропова, например, первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Машеров, который при странных обстоятельствах погиб за десять дней до того, как он должен был сменить Косыгина в его должности. Вопрос: Кто такой Андропов, как Вы считаете? Масса версий появилась сейчас, разброс колоссальный: от зловещего демиурга разрушения СССР, до человека, у которого был идеальный план спасения Советского Союза, реализовать который ему помешала смерть. При этом не меньше противоречий и в самом плане Андропова, который никто в глаза не видел: одни считают, что это был "китайский вариант", другие говорят, что план Андропова – это есть план Путина. Какое Ваше мнение? Андрей Фурсов: У Андропова, безусловно, были идеи реформирования СССР, тем более, что он действительно собирался править страной. И, несмотря на то, что у него было достаточно плохое здоровье, он вряд ли предполагал, что через год умрет. Для того же, чтобы начать правление, было необходимо реформирование страны. И вот тут возникает основная проблема, поскольку как раз четкого плана у Андропова-то и не было. У него были некоторые идеи и противоречивая схема. Сейчас из различных воспоминаний можно часть этих идей реконструировать и попытаться понять схему. Так, одна из этих идей была в том, чтобы силами КГБ, силами чекистов взять под контроль экономику, ужесточить контроль над населением и партийной верхушкой, ограничить коррупцию и провести экономические реформы, которые приблизят СССР к Западу, тем самым обеспечить развитие системы. Кстати, о том, что Андропов не собирался конфликтовать с Западом, свидетельствует фраза, произнесенная им на одном из первых выступлений. Он сказал нечто странное и наивное для главы КГБ, я за точную цитату не ручаюсь, но звучало это как-то так: "Пусть империалисты знают, что если они нас не тронут, мы их не тронем". Хотя ясно было, что империалисты не оставят СССР в покое, пока он существовал, поскольку СССР был экономическим, социальным и политическим конкурентом. Вопрос: Но все пошло не так, потому что Андропов умер? Андрей Фурсов: Да, вышло по-другому, но не по этой причине. Оказалось, что Андропов до конца не понимал уровень разложения системы и верхушки, прежде всего, и после его смерти этот слой "коммерциализированных чекистов" или "эконом-чекистов", как я их называю, тот слой, на который он рассчитывал, внутри страны пошел на союз с той частью номенклатуры, которая хотела превратиться в собственников, и с воротилами теневой экономики, а вне страны они заключили альянс с иностранным капиталом. Нужно отметить, что уже в первой половине 80-х годов был создан целый ряд предприятий за рубежом, который вел аккумуляцию средств и капиталов, и эти фирмы, насколько я знаю, до сих пор функционируют. Есть мифы, которые создавались в "перестройку" западной пропагандой, перестроечной шпаной и прямыми врагами Советского Союза, о том, что крушение СССР было запрограммировано экономически или определено гонкой вооружений. Их не нужно воспринимать всерьез, но надо понимать, что советский правящий слой в 70-е годы очень четко ощутил, что он вот-вот может оказаться собственником и стал осознано подталкивать реформы в стране в этом направлении. Они не учли одного, что превращение в собственников будет означать развал СССР. Связано это было с тем, что они очень плохо представляли страну, в которой живут. Андропов однажды сказал: "Мы не знаем общества, в котором живем и трудимся". Говоря это, Андропов, видимо, имел в виду и себя. Но, что еще хуже, руководство страны не понимало не только свое Отечество, но и мир, в котором живут. Вопрос: Получается, что смерть Андропова никак не повлияла на процесс? Помимо озвученной вами связи "эконом-чекистов" с желающей превратиться в собственников частью номенклатуры, остаются вопросы и о том, каким образом нынешними олигархами стали совершенно определенные люди, почему не был арестован Ельцин в 1991-м. Андрей Фурсов: Трудно сказать, что было бы, если бы Андропов остался жив. Я думаю, этот процесс пошел бы так же, как он и шел, и Андропова либо отправили бы в отставку, либо с ним случилось бы то, что случилось с Черненко: поел бы рыбки и отравился, либо разбился бы на автомобиле. Но в любом случае, Андропов инициировал тот процесс, которым ни он, ни тогдашний КГБ управлять не мог и не мог его контролировать. Слишком сильные социальные кластеры и слои общества оказались заинтересованы в компромиссном варианте, когда все заинтересованные стороны: "эконом-чекисты", номенклатура и теневые воротилы превратились бы в собственников. Иными словами, можно сказать, что Андропов нарушил железное правило: "Не буди лихо, пока оно тихо". "Лихо", разбуженное Андроповым, должно было контролировать процесс, но вдруг "лихо" решило просто договориться с теми, кого должно было контролировать, включившись в процесс, чтобы затем принять участие в приватизации. Вопрос: Давайте поговорим об "эконом-чекистах", что это за класс такой? Андрей Фурсов: Это не класс, а слой. Это люди, которые, по косвенным данным, готовились (хотя прямых доказательств нет) для решения неких масштабных внешнеэкономических задач. Выведение активов, создание капитала, который бы работал на страну, проникая и захватывая иностранные рынки и успешно конкурируя за рубежом. С конца 50-х годов СССР интенсивно продавал нефть за рубеж по дешевым ценам, в результате в течение 60-х годов сложился целый номенклатурный слой и слой сотрудников КГБ, курирующих процесс, который был заинтересован в расширении торговых контактов с Западом, увеличении объемов продажи сырья, и вот этот слой сыграл огромную роль в ходе "перестройки". Не надо забывать и о тех директорах, которые обогатились в ходе косыгинской реформы, приобрели средства, затем превратившиеся в капитал. Иными словами, шел процесс разложения советского общества, и Андропов предполагал, что сможет его контролировать, направив в определенное русло, но история распорядилась иначе, отведя ему слишком короткий срок, хотя, повторюсь, даже если бы он остался жив, думаю, он не совладал бы с процессами, которые он вызвал к жизни. Вопрос: Многие относят к ним и Гайдара с Чубайсом и остальную когорту младореформаторов. Как Вы считаете, если основания полагать, что все эти творческие научные кружки для экономистов в 80-х, о которых любит вспоминать Чубайс, например, проводились с санкции Андропова и под присмотром КГБ? Андрей Фурсов: Я думаю, что это вполне возможно. Представьте, что есть Андропов, который решает запускать реформы. Кто должен был готовить кадры для реформ и находить их? Естественно, это делает КГБ, как самое информированное ведомство. Более того, я не вижу в самой этой задумке ничего плохого и порочного. Этим людям совершенно необязательно было знать, кто их готовит и кто проводит их отбор. Это нормальный рабочий процесс. Другое дело, что с развитием ситуации инициативу перехватили наши противники на Западе, и те люди, которых обучали и готовили в западных учебных заведениях, для того, чтобы они проводили реформы в интересах СССР, вдруг стали проводить реформу, работающую на разрушение СССР. И тут нет конспирологии никакой. Это нормально, когда специалистов посылают учиться за границу. С другой стороны, те люди, которые уехали учиться в институт прикладных системных исследований в Вене, не понимали, что большинство западных методов не годится для СССР, и более того, их внедрение приведет к разрушению СССР. Это лишний раз напоминает нам о том, насколько значительная часть верхушки СССР и даже часть верхушки КГБ, которые вовсе не хотели разрушения своей страны, не представляли, как устроен мир, насколько провинциально и местечково было их сознание. Вопрос: Тогда хочется понять, в какой момент главной идеологией младореформаторов стала ультралиберальная платформа, почему именно на нее пал выбор? Андрей Фурсов: Для того, чтобы ответить на ваш вопрос, нужно хорошо представлять себе расклад сил в верхушке СССР на рубеже 70-х - 80-х гг. Я думаю, что ультралиберализм как идеологическое течение пришелся по душе тем, кто собирался превратиться в собственников, своим радикализмом, своим жестким отношением к населению, ведь очень трудно было перераспределить общественный пирог, присвоив то, что 70 лет строило все население. Давайте вспомним, как развилась доктрина в период "перестройки". Сначала говорили: "Больше демократии, больше социализма!" Потом: "Больше рынка, больше социализма". Потом, когда после критики сталинизма началась критика социализма, был отброшен и сам социализм и было провозглашено: "Даешь больше рынка!" Те люди, которые проводили приватизацию и разрушение СССР, конечно, никакие не либералы, просто ультралиберализм стал наиболее адекватной, по их мнению, идеологической установкой под процесс ограбления страны. Вот и все. Вопрос: Получается, что скоропостижный уход Андропова из жизни выпустил на волю эти кадры, которые стали просто делать то, чему научились, но уже преследуя личный интерес, а не государственный. Может быть, будь он жив, все пошло бы по-другому? Андрей Фурсов: Я думаю, что в какой-то момент включился бы тот же сценарий, что и во время косыгинских реформ. После запуска этих реформ наверху поняли, что их результат опасен для системы: люди наверху догадались, что они растят целый слой граждан на среднем уровне, который будет обладать деньгами и сможет эти деньги конвертировать во власть. У Брежнева еще было время дать задний ход. Проживи Андропов еще немного – и он оказался бы перед дилеммой: вводить сталиниский режим или отпускать вожжи. Но этот же сформированный слой не дал бы Андропову запустить неосталинизм, а я не думаю, что у Андропова хватило бы сил противодействовать этому слою. Горбачев же сделал то, что как раз можно назвать "отпустить вожжи", дав "зеленый свет" новому классу собственников. Вопрос: Инициировал его восхождение в свое время, как известно, тоже Андропов. При этом еще XX съезд покончил с идеологией, что осложнило работу с номенклатурой, так? Андрей Фурсов: Нельзя сказать, что идеологию убил XX съезд, идеологию убило перерождение номенклатуры, а XX съезд и в еще большей степени XXII съезд зафиксировали это положение. Они осудили культ личности, а вот съезд в 1961 году, где была принята новая программа КПСС, вбил последний гвоздь в гроб СССР, было записано, что главное – это удовлетворения растущих материальных потребностей советских граждан. В качестве критерия выполнения функции КПСС была введена вульгарно-материалистическая, рыночная категория, после этого СССР стал превращаться в мещанское, мелкобуржуазное общество. Вопрос: Был ли Андропов сознательным застрельщиком развала Союза или он пытался его спасти? Андрей Фурсов: Сложно в социальных процессах выделить роль личности. Да, личность роль играет, но Андропов крупной личностью не был, как пытаются представить его помощники Андропова, которые серьезную роль играли в период "перестройки" и после нее. Да, он пытался что-то сделать, но еще раз отмечу, большая их часть пошла во вред советскому обществу. Знаете, если говорить исторически и эволюционно, то в советском обществе процессы развивались именно так, как предсказывал Сталин, который утверждал, что классовая борьба по мере строительства социализма будет усиливаться. Во времена "перестройки" над ним смеялись, говорили, что якобы он имел в виду кулаков, однако сейчас ясно, что Сталин говорил о номенклатуре, которая превратилась в буржуазию. События, которые произошли у нас в 80-е, вытекали логически из тенденций 60-х годов. На рубеже 60-х - 70-х годов СССР столкнулся со структурным кризисом, но структурный кризис еще не означает автоматического слома системы. К слому системы привел Горбачев и те силы, о которых я говорю. В этой ситуации Андропов стал катализатором процесса крушения СССР. Но я не думаю, что он сам хотел этого. Он хотел власти в стране, которая должна была быть реформирована в соответствии с некими идеями. Грустная ирония есть в том, что СССР, скорее, пал жертвой отсутствия плана Андропова, а не его наличия. В результате бесконечных и беспорядочных барахтаний и шараханий Андропов ускорил падение СССР, за что и любим либералами. Вопрос: И спецслужбами. Сейчас модно стало говорить, что план Путина – это и есть план Андропова, а план последнего сравнивать с китайским вариантом развития. Андрей Фурсов: План Андропова – не план Путина. Потому что и у Путина нет плана. То, что реализовывается у нас последние 10 лет, более всего напоминает процесс стихийный, чем что-то спланированное. Если же сравнивать с китайским вариантом, надо сказать, что российской и советской бюрократии до китайской, которой более 3-х тысяч лет, очень далеко. Китайцы делают все с дальним планированием. У китайцев действительно был план, у Андропова же был некий набор краткосрочных идей, непонимание структуры и почвы, на которую попадут эти идеи. Механизм же, который запустил в итоге Андропов, привел к абсолютно противоположным результатам. И, кстати, далеко не все службисты его любят. Андропов долго был председателем КГБ. Возглавив страну, он вернул ведомству полномочия, утраченные после смерти Берии. Если помните, в 53 году после переворота МГБ было переименовано в комитет государственной безопасности (КГБ) при совете министров. Андропов вывел КГБ из подчиненного положения, отменив формулировку "при совете министров". За это он снискал добрую память сослуживцев, и с точки зрения ведомства понятно, почему люди ему благодарны, но, к сожалению, для этих людей часто сливаются в одно интересы ведомства и интересы страны. Вопрос: И Вы не видите никаких параллелей между политикой Андропова и современной Россией? Часто можно услышать, что все в стране пронизано чекистами, они управляют армией, финансами, промышленностью – это ли не сбывшаяся мечта Андропова – птенцы его гнезда взяли власть? Андрей Фурсов: Во-первых, те люди, которые взяли страну в 90-е годы, конечно, уже не птенцы гнезда Андропова, а птенцы тех гнезд, которые возникли после Андропова. Эти люди – продукт разрушившейся машины КГБ. Нет, я не вижу никаких параллелей. Но если хотите сравнения, есть еще более сильная параллель. КГБ демонстративно организовал либеральное диссидентское движение, потому что оно было менее всего опасно (больше всего Андропов ненавидел русских националистов, называл "руссистами" и душил их всерьез) и КГБ стимулировало их организацию, чтобы показать степень накала борьбы. Аналогично вела себя царская охранка на рубеже веков. В конце XIX века охранка перестала сильно давить революционеров, а стала давать им возможность расширяться. Преследовалось две цели, с одной стороны ведомство доказывало свою нужность царю, а с другой использовало революционное движение в своих целях, потому что провокаторы в среде рев