• Теги
    • избранные теги
    • Разное163
      • Показать ещё
      Люди63
      • Показать ещё
      Страны / Регионы116
      • Показать ещё
      Формат1
      Международные организации5
      Издания7
      Компании13
      • Показать ещё
      Показатели3
      Сферы3
Англо-бурская война
12 января, 08:57

Конструирование самосознания. Присущий американцам национализм стал одним из наиболее важных факторов отчуждения Соединенных Штатов от своих ближайших союзников в Европе и других странах

Присущий американцам национализм стал одним из наиболее важных факторов отчуждения Соединенных Штатов от своих ближайших союзников в Европе и других странах.

11 января, 20:30

Англо-Бурские войны, борьба за независимость. История ЮАР. Часть первая.

Впервые европейцы ступили  на землю Южной Африки в 1487 году. Тогда на  торговых кораблях  приплыли португальцы из экспедиции Бартоломеу Диаша и высадились на здешний не слишком гостеприимный берег. Земля была малонаселенной, но местные воинственные дикари не показались дружелюбными. Места эти не заинтересовали торговцев  и они отправились дальше на поиски Индии.Спустя почти 200 лет голландская экспедиция Яна ван Рибека основала первую колонию на мысе Доброй Надежды 6 апреля 1652 года под названием Cape Town. Голландцы, подобно португальцам, очень быстро удостоверились, что местные племена напрочь лишены коммерческой жилки и торгово-обменным операциям предпочитают более прагматичные отношения - содрать с неосторожного белого кожу или  на худой конец - расчленить как-нибудь поэкзотичнее. Но благо дикарей было немного, что позволило со временем наладить кое - какие отношения с двумя местными племенами по принципу кнута и пряника. На протяжении двух веков 17и 18-го сюда  сплошным потоком  хлынули переселенцы из Голландии- земли  в отличие от своей родины здесь было много и хорошего качества. Сюда же в Южную Африку прибывало множество гугенотов из Франции, там как раз начались гонения и убийства еретиков.А дикари земледелием рук не пачкали, кочевые скотоводы превращали в пустыню территории, где проходили. (Кстати пустыня Сахара человеческих рук дело, подобных скотоводов.) Мало того они сами были колонистами, прибыли сюда уничтожая и ассимилируя коренные народы...В итоге идущие с севера негры столкнулись с идущими с юга европейцами. После ряда столкновений установилась граница.Поскольку кафры были воинственными племенами, то на роль рабов не годились,  а недостаток рабочий рук восполнялся завозом пленников  из Индонезии, Мадагаскара, Азии. Со временем они частично  смешались с европейцами и появились два новых  народа: южноафриканская раса цветных Cape Malays или Cape Coloured, а наиболее консервативные колонисты - фермеры составили костяк - народа буров, куда кроме голландцев и французов, влились потомки немецких переселенцев.Буры в государстве - колонии Голландии спокойно осваивали просторы Южной Африки почти полтора века, пока на горизонте не появились конкуренты в виде британской Ост-Индской компании. В 1795 году под предлогом противостояния угрозе Наполеона Бонапарта, английские регулярные войска высадились на южноафриканском побережье и захватили слабо защищенные поселения буров. В марте 1802 года после подписания Амьенского соглашения, когда Нидерланды после поражения Бонапарта стали свободными, Британия на короткое время вернула захваченное. Но  через три года  передумала и отобрала эти земли вновь под предлогом возврата долгов британской короне обанкротившейся голландской компании, что основала эту колонию...В 1815 году Венский конгресс юридически закрепил эти земли за Британией. Кто - то хочет поспорить с Владычицей морей? Нет желающих?Сначала аннексировав эти земли, они потом ещё их же и купили, правда, так хитро, что в реальности не уплатили ни копейки. Однако это дало право, Артуру Конан Дойлу, написать следующие строки в своей книге об англо-бурской войне: «В нашем обширном собрании стран, пожалуй, нет другой страны, права Британии на которую были бы так же неоспоримы, как на эту. Мы владеем ею на двух основаниях — по праву завоевания и по праву покупки».Вскоре англичане создали бурам невыносимые условия существования, запретив обучение и делопроизводство на голландском языке и объявив английский язык государственным. Плюс к этому Англия в 1833 году официально запретила рабство. Правда, «добрые» англичане назначили выкуп за каждого невольника. Но, во-первых, сам выкуп был вдвое меньше принятой цены, а во-вторых, получить его можно было только в Лондоне, и то не деньгами, а государственными облигациями, в которых слабо образованные буры просто не разбирались.К этому времени на территории Южной Африки сложилась любопытная смесь национально-рассовых отношений.Негритянское население люто ненавидело всех белых без разбора и пребывало с ними в состоянии вялотекущих военных действий. Англичане, гордые своей страной и своей нацией, обладали непомерными  имперскими амбициями и чувством превосходства над всеми не англичанами, плюс не забывали  и о коммерческих интересах Ост-индской компании. Вот что говорил небезызвестный нам Чемберлен: «Во-первых, я верую в Британскую Империю, во-вторых, я верю в британскую расу. Я верю, что британцы – величайшая из имперских рас, какие когда-нибудь знавал мир»...Буры фанатично отстаивали морально-религиозные принципы кальвинизма,  а именно глубокий индивидуализм, пасторальные образ жизни, аскетизм, самодостаточность, замкнутость .А на первом и главном месте  было представление о своей новой родине как о божьем заповеднике, в котором им, бурам, Господь доверил заботу о братьях младших по вере и разуму...Первая половина XIX века была отмечена в истории Южной Африки двумя грандиозными потрясениями.Первое связано с появлением в зулусской нации имперских амбиций. Так как  король Шака Зулу объединил разрозненные племена под своим началом, а затем приступил к методичному вырезанию неродственных соседей и захвату их территорий.Второе: это  Великий Исход - отказ буров от городской жизни в прибрежных поселениях, общественно-экономическая жизнь которых всецело подчинялась коммерческим интересам британской Империи, и поход вглубь страны в поисках свободы и независимости.Вот как описывает буров Марк Твен, посетивший юг Африки: «Буры очень набожны, глубоко невежественны, тупы, упрямы, нетерпимы, нечистоплотны, гостеприимны, честны во взаимоотношениях с белыми, жестоки по отношению к своим чёрным слугам… им совершенно всё равно, что творится в мире».Краеугольным камнем для понимания всей дальнейшей истории Южной Африки стала трагедия Пита Ретифа, одного из предводителей буров-первопроходцев , чей отряд столкнулся на бескрайних равнинах Наталя с зулуссами и их вождем Дингане. Он пригласил Ретифа с товарищами в свою резиденцию в Мгунгундлову, якобы для подписания мирного договора, а затем отдал своим воинам команду:«Убейте  этих колдунов!». Сначала   были убиты Ретиф и 70 - его соратников. А затем зулуссы внезапно напали на остальных буров бывших в лагере. Пит Ретиф, его сын, переселенцы и их  слуги, общим числом 530 человек, были растерзаны, а останки Ретифа-старшего брошены на холме на съедение диким зверям.Буры долго готовили возмездие, почти  полгода, зато каким сокрушительным оно было! 16 декабря 1838 года на берегу реки Нкоме 470 буров-первопроходцев под предводительством Андриэса Преториуса сокрушили армию зулусов в которой было по разным оценкам от 10 до 20 тысяч воинов. Результат сражения не имеет аналогов в мировой истории: трое раненых буров и три тысячи убитых зулусов! Вы спросите, а что тут такого? Толпа дикарей против обученных стрелков? А я вам отвечу, что бывало и наоборот.  К примеру в сражении у холма Излдвана 1397 английских солдат  были   уничтожены зулусами потерявшими чуть больше 3000 убитыми, выжили лишь немногие англичане попавшие в плен, даже пушки им не помогли...Четырьмя днями позже кости Пита Ретифа были собраны и захоронены по христианскому обычаю. Любопытно, что 16 декабря, свято поминаемое в годы апартеида как День Завета, празднуется и после 1994 года – правда, под другим названием: как День Примирения. Только  странно кого с кем?Как бы там ни было после битвы на Кровавой Реке буры окончательно и бесповоротно избавились от последних иллюзий по поводу возможности мирного сосуществования с племенами, населяющими Южную Африку, и обособились в двух уникальных государственных образованиях в глубине страны – Южно-Африканской Республике и Свободной Оранжевой Республике.Кто знает как сложилась бы история, но в 1870 году в Кимберли обнаружилось громадное месторождение алмазов, мимо которых британцы не могли пройти мимо ни при каких обстоятельствах.Этот булыжничек 222 грамма весом и в 1111 карат, он в три раза меньше, чем найденный тут же Кулинан 3106 карат или Серхио 3167 каратПричем обратите внимание. Бурам было не интересно это месторождение, они были земледельцами и ими оставались, но огромные потоки проходимцев, бандитов , авантюристов со всего света, а в первую очередь из Англии хлынули сюда. Одним из новоприбывших был Сесил Джон Родс, будущий основатель компании «Де Бирс», а также двух новых английских колоний, скромно названных в честь него Южной и Северной Родезией. В итоге количество копателей, стало равным коренным жителям - бурам... И разумеется под покровительством Британии эти головорезы и искатели сокровищ захотели иметь гражданство и все права какие имелись у  буров, а больше всего их бесило обложение налогами... Иностранцы всё громче стали требовать для себя гражданские права. С этой целью даже была создана правозащитная НПО «Комитет Реформ», финансируемая Сесилом Родсом и другими горнорудными королями. Забавное дополнение - требуя для себя гражданство в Трансваале, ойтландеры, однако, не желали отказываться и от британского подданства.Компания «Де Бирс» смогла стать лидером и монополистом на рынке торговли алмазами лишь после того, как получила поддержку торгового дома Ротшильдов.А новый губернатор Капской колонии Альфред шлёт в метрополию доклады, сильно преувеличивающие бедственное положение ойтландеров в Трансваале и посылает секретный доклад разведки, в котором буры выставляются в дурном свете. А тут еще обнаружили золото.Проклятое золото! В феврале 1886 года австралиец Джон Харрисон, добывавший камень для строительства здания на «Ферме Ланглахте» в южноафриканских горах Витватерсранд, случайно обнаружил породу, которую он опознал как золотоносную... Золото, добываемое в Трансваале,  шло прямиком в лондонские банки, среди владельцев которых традиционно было много евреев.Кстати, английские политики совершенно справедливо замечали, что «казначейство не получает ни единого фартинга с трансваальских или каких-нибудь иных золотых приисков». Эти доходы получали частные владельцы банков. Здесь вскоре будет добыто 40% всего мирового запаса золота!Закономерный  итог: две англо-бурских войны 1880-1881 и 1899 -  1902 годов Да, буры нанесли англичанам ряд незабываемых поражений, даже фактически выиграли первую войну, но в итоге проиграли... Да и как могли тягаться самоотверженные фермеры против обрушившейся на них всей своей мощью Британской Империи? Удивительно, что они смогли продержаться так долго ...Редьярд Киплинг (в первом ряду справа) среди военных корреспондентов в Южной Африке...А Британии чтобы победить пришлось напрячься, и даже перестроить свою военную машину...Transvaal, Transvaal, my dear land!Today you are in flame!A Boer is sitting by the treeHe's sad, he's old and lame.What's wrong with you, my good old man?And why are you so sad?I'm sorry for my people slainAnd for my fathers land.I had ten sons before this strifeAnd three of them have died,But seven others still aliveContinue bitter fight.My oldest son - grey-haired old manIn action was he killed,With no cross and no prayThey buried him in the field.My youngest boy - thirteen years oldHe said: “I’ll join you! Please!”But I was firm: “I know you’re boldBut war is not for kids!”He frowned and said:”I’ll go with youOr else I’ll go alone!I’m young and small, and that is trueBut still my hand is strong!Please, dad! You’ll never be ashamedOf me – your “little boy”!For our freedom and our landI’ll fight and die with joy!”I heard his word, I kissed his headAnd took my boy with me,And for the battlefield we leftFor our right to be.Through powder smoke he went aheadHe bravely fought and diedBlack traitor shot him in the headLike coward from behind.Transvaal, Transvaal, my dear land!Old Boer said once againMay us protect our God’s strong hand,And other honest men.Здесь появились впервые отряды снайперов и диверсионные группы, отрабатывалась тактика партизанской войны. И это далеко не все достижения буров. Кроме того возмущенные кровожадной политикой Британиии прибывали  военные добровольцы со всего мира сражаться  на стороне  буров. Иностранцы создали 13 своих отрядов. Разумеется тут отличились голландцы, французы, русские и представители других народов. Французский полковник Вильбоа-Морель, получивший звание бригадного генерала, возглавил «европейский легион», состоявший из тринадцати иностранных добровольческих отрядов. В этих отрядах воевало 650 голландцев, около 400 французов, 550 немцев, 300 американцев, 200 итальянцев, 200 ирландцев и  200 русских. Здесь впервые показали свое влияние на боевые действия скорострельные пушки и магазинные винтовки , бездымных порох и использование траншей, пулеметы максим и других систем, произошла  полная смена боевого построения и исчезновение ярких мундиров. Здесь в этих войнах родились новые способы ведения войны. К примеру англичане могут похвастаться бронепоездами, новой формой цвета хаки, а также  концентрационными лагерями и тактикой выжженной земли...Особенно  последние пара великих  достижений. Первое состояло в выжигании урожаев и фермерских домов, поголовном забое скота, отравлении рек и колодцев и первых пока еще робких экспериментов в сфере применения биологического оружия.Пленный ...Почетная пальма первенства в создании первых в истории человечества концентрационных лагерей также принадлежит Британии... За три года второй англо-бурской войны в лагерях смерти уничтожили, благодаря голоду и болезням 26 тысяч 370 человек, из которых 24 тысячи составляли дети. А всего до 200 тысяч женщин и детей оказалось в этих лагерях. Им давали отравленную муку, сыпали в пищу толченое стекло... Кроме того была опробована новинка! Формирование общественного мнения при помощи СМИ.Это была не только первая «попытка принести Свободу и Демократию» в страны, богатые полезными ископаемыми. К началу 20 века человечество уже вовсю пользовалось телеграфом, фотографией и кинематографом, а газета стала привычным атрибутом каждого дома в цивилизованных странах...Благодаря всему вышеперечисленному, обыватель по всему миру мог узнавать об изменениях военной обстановки буквально в течение нескольких часов. И не просто читать о событиях, но и видеть их на фотографиях и экранах синематографов.Уинстон Черчилль в плену у буров (крайний справа).Английские газеты, причём принадлежащие разным партиям и направлениям, писали примерно одинаковые статьи, рисующие буров дикарями, злодеями, жестокими рабовладельцами и религиозными фанатиками и  для большей наглядности, иллюстрировались красиво нарисованными картинками.Однако вряд ли стоит обвинять в развязывании войны одних только евреев-банкиров. Истерия вокруг буров легла на благодатную почву. Англичане искренне верили, что они рождены править миром и любое препятствие в реализации этого плана воспринимали как оскорбление. Существовал даже специальный термин, «джингоизм», означающий крайнюю стадию имперского шовинизма британцев.Продолжение следует...

30 декабря 2016, 15:00

Одна в трех лицах. Винтовка сержанта Йорка

Сейчас довольно популярным занятием является составление различных рейтингов, в частности – образцов военной техники. И хотя по большей части эти рейтинги имеют довольно субъективный характер, однако такая форма подачи информации повышает к ней интерес. И если бы среди стрелкового оружия составлялся рейтинг на наибольшее число названий, то эта винтовка, несомненно, претендовала бы на самые высокие места. Однако если бы рейтинг составлялся по количеству информации – все наоборот.

29 декабря 2016, 15:00

Наследие Джеймса Ли – от «Ли-Метфорда» и до «Ли-Энфильда» (окончание)

Нельзя не отметить, насколько мудрее поступает тот, кто берет все самое лучшее у других, вместо того, чтобы цепляться за худшее, но свое. Хуже этого может быть, наверное, только тот, кто все-таки так поступает, но вслух об этом не говорит, а то и просто скромно умалчивает о том, откуда у него данные приобретения. Хотя ничего зазорного в использовании чужих достижений не было и нет. Римляне, например, вообще ничего своего не придумали, разве что только бетон, но… используя кельтские кольчуги и щиты, иберийские мечи и самнитские шлемы, завоевали все Средиземноморье и заложили основы для всей последующей европейской цивилизации.

07 декабря 2016, 08:57

Уинстон Черчилль — британский бульдог с сигарой и его ненависть к СССР

В 2002 году британская вещательная корпорация провела опрос, целью которого было установить, кого граждане Великобритании считают величайшим британцем в истории. Убедительную победу в опросе одержал Уинстон Черчилль (1874 — 1965). Поклонение перед личностью Черчилля было широко распространено в России в начале постсоветского периода. Однако создававшийся тогда образ Черчилля как выдающегося демократа, борца против тирании и за идеалы гуманизма к реальному британскому политику имеет мало отношения.

06 декабря 2016, 20:07

Черчилль. Часть первая.

"Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать."Знакомы ли вы с трудами Уинстона Черчилля?Большинство не знакомы... А зря. Вообще  труды великих людей прошлого стоит читать, изучать и анализировать, сравнивать данные...Черчилля, Сталина, Ленина, Маркса, Муссолини и даже Гитлера. А как много можно узнать читая переписку Сталина,Черчилля, Рузвельта,Трумена, Эттли. Очень многое происходящее сейчас становится понятным и закономерным, кроме того лучше осознаешь, что происходило ранее. В идеале, конечно, стоит читать труды в оригинале ибо при некачественном переводе и корректировке  происходит искажение и извращение мыслей авторов. Увы, далеко не каждый знает основные европейские языки или может воспользоваться талантами переводчика полиглота...Краткая история жизни Черчилля до и во время войны:Родился Уинстон в фамильном замке в Оксфордшире, а происходил он из древнего аристократического рода, восходящего к знаменитому полководцу герцогу Мальборо, его отец - Рэндольф Генри Спенсер, лорд Черчилль. (Есть утверждения, что настоящий отец Уинстона Черчилля- Берти, Принц Уэльский, будущий король Великобритании- Эдуард Седьмой...)Мать Дженни Черчилль, леди Рэндольф Черчилль, урожденная Дженни (Дженет) Джером - знаменитая красавица 2-й половины XIX века, дочь американского финансиста.Отец Черчилля был председателем Палаты общин английского парламента, и мечтал чтобы сын был юристом. Учился Уинстон в привилегированной школе Харроу весьма посредственно, затем поступил  с третьего раза и с большим трудом в военную академию Сэндхерст, окончив которую, отправился на Кубу в качестве специального корреспондента одной из лондонских газет.Также побывал в Индии; репортажи Черчилля с Кубы и из Индии составили его первую книгу «История ударного отряда „Малаканд“» (1898).В 1898 году участвовал в Суданской кампании английской армии; по итогам войны опубликовал книгу «Речная война» (1899). После выхода этой книги в качестве военного корреспондента был прикомандирован к штабу английских войск в Трансваале (ныне ЮАР) во время англо-бурской войны, попал в плен к бурам, бежал и сумел самостоятельно добраться до Португальской Восточной Африки (ныне Ангола). О своих приключениях Черчилль поведал публике в двух книгах — «От Лондона до Ледисмита через Преторию» (1900) и «Поход Иэна Хэмилтона» (1901).В 1900 году был избран в Палату общин английского парламента, вскоре порвал с консерваторами, которых поддерживал первоначально, и примкнул к либералам. В том же году опубликовал свое единственное художественное произведение — роман «Саврола». В 1905 г. получил пост второго секретаря в Министерстве по делам колоний, в 1908 г. впервые вошел в состав кабинета министров; в годы первой мировой войны был Первым лордом Адмиралтейства, то есть «главным флотоводцем» Великобритании, но после неудачной операции по захвату Дарданелл лишился этого поста. В этом году он встретил свою даму сердца и сразу женился на ней, хотя есть утверждения, что впервые он увидел ее и не рискнул пригласить на танец еще за 4 года до этого...Это жена Уинстона - Клементина Огилви Спенсер-Черчилль, баронесса Спенсер-Черчилль - талантливая, прекрасно образованная женщина. В последующем в переписке называющая мужа "мой любимый мопсик", а он в ответ "моя нежная кошечка".В 1921–1923 гг. был опубликован пятитомный труд Черчилля «Мировой кризис», посвященный Первой мировой войне и ее последствиям. В 30-ые годы, когда Черчилль продолжал заседать в парламенте и занимать различные должности в сменявших друг друга кабинетах министров, у него вышли две книги очерков — «Размышления и приключения» (1932) и «Великие современники» (1937), а также биографическая работа «Мальборо: его жизнь и деяния» (1933–1938, 4 т.).В начале Второй мировой войны вновь стал Первым лордом Адмиралтейства, а затем, в 1940 году — и премьер-министром, сменив на этом посту ушедшего в отставку Невилла Чемберлена. Как заметил один из биографов Черчилля, «его жизнь на протяжении этих пяти лет — неотъемлемая часть истории Второй мировой войны». Под непосредственным руководством Черчилля создавалась система обороны Англии, благодаря его усилиям стала работать система ленд-лиза, во многом его стараниями стал возможен военный союз Великобритании, СССР и США...Так кто же такой Черчилль?Черчилль - цепной пес Британии, с его собственных слов. Политик с большой буквы - лжец, лицемер, ханжа, циник, аристократ,  талантливый писатель и художник, военный, журналист, игрок, курильщик, алкоголик и чревоугодник... А кроме того застенчивый, робкий, нескладный, с полным отсутствием манер, брюзжащий, верный, любящий муж...«Пять-шесть сигар в день, три-четыре стакана виски и никакой физкультуры!»Мнение его менялось вместе с политическими ветрами, но кое что оставалось неизменным.Читая внимательно его мемуары можно заметить, то аристократическое презрение к ефрейторишке Гитлеру, то восхищение, то одобрение поступков лидера Германии. Возвеличивание  британской нации, и снисходительное отношение к иным народам, к примеру к  трусливым французам. Хоть и отдается дань уважения к полутора миллионам погибших в первой мировой войне защитникам Франции. И признается, что вновь основные силы Германии были на восточном фронте, а Брусиловский прорыв был спасением французов под Верденом. А может и всей войны. Вот кстати интересный момент, возможно имелось в виду именно во время Брусиловского прорыва и попыток спасти Австро-Венгрию?Утверждается, что не раз чаши весов застывали в неустойчивом равновесии и победить в войне могли совсем иные народы...Но одно главное убеждение: опасность коммунизма для Британской империи, красной нитью проходит через всю его жизнь. Когда Гитлер взращенный и вскормленный руками англо-американских капиталистов и ростовщиков, вдруг вместо атаки на СССР посмел кусать руку его кормившую, то Черчилль, не переставая ненавидеть коммунизм, всячески помогал Советской стране мечтая: "Идеальным исходом войны на Востоке был бы такой, когда последний немец убил бы последнего русского и растянулся мертвым рядом." Рандольф Черчилль. Это озвучил сын Черчилля . Почти также говорили и Рузвельт, и Трумен "Теперь надо чтобы последний русский убил последнего немца и мертвым слег рядом» (Рузвельт 22 июня 1941г.). В тоже время ему вторил Трумен: «"Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и таким образом пусть они убивают как можно больше, хотя я не хотел бы увидеть Гитлера победителем ни при каких обстоятельствах."... О, это была золотая мечта Черчилля и его соратников, им почти удалось воплотить ее в жизнь. Кстати в разных источниках есть данные, как он хотел встретиться с Гитлером, но то Гитлер не хотел или не мог встретиться, то позже Черчилль опасался себя скомпрометировать. Напомню, что его племянник часто был замечен рядом с Гитлером в 30 -ые годы... Кстати очень интересные  признания озвучил Риббентроп перед тем как его повесили, о своей встрече наедине с Черчиллем и просил очной ставки перед казнью, но ему отказали. Ну разумеется британец  в мемуарах, себя показал мудрым и предусмотрительным политиком отказавшимся от неблаговидного поведения и предательских поступков  к другим странам. Напомню, что  пронемецкие, пронацистские и профашистские настроения цвели махровым цветом в Британии. И только гениальность Сталина, и советских дипломатов смогла помешать воплощению замыслов мировой закулисы в уничтожении СССР. "Девиз британцев — бизнес несмотря ни на что."Черчилль в своих мемуарах неоднократно говорит о том, как Англия помогала возрождению военной мощи Германии, мало того  заключала с ней договоры за спиной своих союзников. Удерживала Францию от объявления войны Германии. Причем, что интересно, несмотря на то, что Черчилль уже тогда был влиятельным политиком, он всячески выгораживает себя и с грустью говорит о том, как достойные люди в правительстве Англии не замечали, что растят немецкого монстра. Кстати, когда говорит о миллиардной репарации с Германии после первой мировой войны, то  Черчилль тут же признает, что англо- американские спекулянты дали в общей сложности полуторамиллиардный кредит Германии...Он представляет это как милость и доброту мировых барыг, якобы чуть ли ни в подарок выдававших свои кредиты! О да! Мы то сейчас знаем что- такое кредит и как дорого потом он обходится. Эти кровососы высасывали все соки из Германии и контролировали страну. Именно они помогали становлению Гитлера, хотя у этого были и объективные причины, а именно унижение немецкой нации победителями. Кстати при выборах в бундестаг 2 миллиона граждан Германии голосовали за коммунистов!!! Но Гитлер в итоге вырезал руководство своих политических противников. А социалистам, которые получили почти столько же голосов в рейхстаге как и он, Гитлер с презрением бросил: Вы теперь мне больше не нужны! И взял всю полноту власти в свои руки.  Устроил ночь "длинных ножей" вырезав 7000 своих старых партийцев во главе с Ремом, ведь эти ребята были слишком левыми и их идеи  в чем - то перекликались с коммунистическими, как это ни странно звучит. Их нужно было убрать! К этому времени Гитлер нашел себе новых друзей и сторонников среди богатейших людей мира.И наступил момент когда он обладал властью большей, чем Наполеон после Аустерлица. Напоминаю все это со слов Черчилля.Кстати, Черчилль упоминает о том, что через Бенеша, Сталин получил данные о готовящемся заговоре военной верхушки и старых партийцев против него в 1937 году, а также о их связях с Германией!Напомню Англия подтолкнула Мусоллини к захвату Абиссинии. А после объявила санкции Италии. Вызвав недоумение и раздражение Муссолини, ведь он прощупывал почву по поводу своих будущих действий, а его так нагло обманули.В итоге Италия объединилась с Германией, и мало того обещала поддержать всеми своими вооруженными силами вторжение в Британию! Знаете ли вы об этом? Когда у нас вспоминают о операции "Морской лев", говорят, что Германия не могла обеспечить высадку в Британии... Сама, возможно, не могла, а если учесть транспортный и военный флот Италии? А? А тот флот, что остался у Виши?  Да объединенный флот трех или даже более стран, а кроме того  Японию тоже не забываем, мог обеспечить гарантированное  прикрытие десанта, напомню, это мог сделать даже сам по себе флот Германии, но после этого он перестал бы существовать и Гитлер не рискнул пойти вновь ва-банк. Вообщем удачная десантная операция  это 100% покорение Англии! Ну может быть шотландцы какое - то время отсиделись бы в горах.Но тут Черчиль сумел наконец направить Гитлера в нужную сторону. К тому же неожиданные удачные атаки, захват и уничтожение большей части французских кораблей англичанами. Тяжелый удар по флоту Италии и потопление их лучших кораблей...В итоге риски атаки Британии для Гитлера стали слишком велики, тот начал выполнять то, что обещал сделать еще в далекие двадцатые годы. Когда сидел в тюрьме, после попытки путча и писал" Майн камф", где подробно изложил свои идеи и главное направление расширения Германии на восток! Только на восток в союзе с Западом против Польши и СССР. Захватить территории, уничтожить лишние десятки миллионов славян, остальных сделать рабами немецких бюргеров.  В первую очередь это касалось Украинской и Беларусской ССР, а также Польши - "гиены Европы" со слов Черчилля. Большевиков загнать за Урал, после чего заключить мир.По свету ходит чудовищное количество лживых домыслов, а самое страшное, что половина из них — чистая правда.Продолжение следует...

04 декабря 2016, 08:40

«Лучше быть хвостом у Льва, чем задницей у Сталина»

Ее автор, историк Булат Султанбеков, рассказывает о том, как Красная Армия позорно сдала и триумфально вернула Казань, о других событиях и исторических персонажах, судьбоносных для Советской России. Издание скоро выйдет в свет, но очень небольшим тиражом и вряд ли будет доступно для широкого круга читателей. Поэтому автор предоставил редакции отрывок из нее специально для аудитории «БИЗНЕС Online».

01 декабря 2016, 00:02

Журнал «Нива» о дуэли М.Ю. Лермонтова

Всегда интересно, когда ты сидишь в архиве, и тебе приносят желтый засаленный документ, первым читателем которого ты становишься, или в библиотеке, открывая журнал более чем вековой давности, натыкаешься на интересный материал на тему, к которой интерес не потерян и поныне. Одна из таких тем – роковая дуэль Лермонтова с Мартыновым (о которой на ВО, кстати, был мой материал, правда, не столько о ней, сколько о военной карьере Лермонтова вообще). Написано о ней много, но… все, что написано сегодня, это лишь перепись того, что было написано когда-то. Поэтому можно понять мою радость, когда, просматривая журнал «Нива» на предмет поиска материалов про англо-бурскую войну, я неожиданно наткнулся на статью о дуэли офицера М.Ю. Лермонтова. Причем из материала было ясно, что сначала он был опубликован в «Русском Обозрении», а затем уже перепечатан «Нивой». Вот это как раз тот случай, когда мы приближаемся к информационным истокам. Ведь чего только не писали в советское время про эту дуэль. И что это царь приказал его убить, и что стрелял-то снайпер с горы, и что все это за стихотворение «Смерть поэта» (долго же царь ждал, чтобы свести с ним счеты), словом – «обличитель самодержавия пал от пули сатрапа». Но в 1899 году на все это смотрели иначе, политизации этого события не было. Вот почему, думается, будет интересно узнать о том, как все это было с подачи одного из самых популярных журналов Российской империи. Естественно, из текста убраны «яти» и «фита», иначе бы он вообще не читался бы, но стиль и орфография в основном сохранены. Итак, представим на минуту, что сейчас 1899 год, и мы… сидим и читаем журнал «Нива».Современный памятник на месте дуэли М.Ю. Лермонтова. Место дуэли определила в 1881 году специальная комиссия.«Более полувека прошло со дня роковой дуэли Лермонтова с Мартыновым; но до сих пор ни истинной причины, ни настоящего повода этого трагического происшествия не было доподлинно известно русской публике. Сын Николая Соломоновича Мартынова, несшего на себе полвека тяжкое прозвище убийцы Лермонтова, рассказывает в Русском Обозрении, со слов своего покойного отца, настоящую историю этой дуэли.Здесь подробные выписки из этой статьи, которая, конечно, не может не заинтересовать читателей Нивы.Мартынов при жизни всегда находился под гнётом угрызений совести своей, терзавшей его воспоминаниями об его несчастной дуэли, о которой говорить он вообще не любил, и лишь в Страстную неделю, а также 15-го июля, в годовщину своего поединка, он иногда рассказывал более или менее подробно историю его.Семейство Мартынова, живя постоянно в Москве и имея так же, как и бабка Лермонтова, Арсеньева, имения в Пензенской губернии, давно находилось в прекрасных отношениях с семьёй поэта с материнской стороны. Неудивительно поэтому, что Михаил Юрьевич Лермонтов, живя в Москве в конце двадцатых и в начале тридцатых годов, часто посещал дом отца Мартынова, у которого познакомился с его дочерьми, причём одна из них, Наталья Соломоновна, впоследствии графиня Де-Турдоне, ему очень понравилась.Домик поэта в ПятигорскеВ 1837 г. судьба опять свела поэта с Мартыновым на Кавказе, куда Лермонтов был сослан, как известно, за стихи свои «На смерть Пушкина», а Мартынов перевёлся волонтёром от кавалерградского полка. Летом этого года в Пятигорск на воды приехал больной отец его в сопровождении всей семьи своей, в том числе и Натали, которая в то время была 18-летней и выросла пышной красавицей.Как-то в конце сентября приезжает Мартынов в отряд Лермонтова, который, вынув из бумажника 300 р. ассигнациями, объяснил ему, что деньги эти присланы ему из Пятигорска его отцом, и находились вместе с письмом Натали в большом конверте, который хранился в чемодане, украденном у него в г. Тамани цыганкой. «За кого ты меня принимаешь, Лермонтов, чтобы я согласился принять от тебя деньги, которые у тебя украли, - не знаю, но денег этих я у тебя не возьму, и мне их не нужно», отвечал Мартынов. «И я их у себя оставить тоже не могу, и если ты от меня их не примешь, то я их подарю от твоего имени песенникам твоего полка», отвечал Лермонтов, и тут же, с согласия Мартынова, послал за песенниками, которым они, выслушав лихую казацкую песню, от имени Мартынова передали эти деньги.Мартынов 5 октября 1837 г. писал своему отцу: «Триста рублей, которые вы мне послали через Лермонтова, получил, но писем никаких, потому что его обокрали в дороге и деньги эти, вложенные в письмо, также пропали; но он, само собой разумеется, отдал мне свои». В письме этом, как видно, Мартынов, не желая, вероятно, встревожить отца известием, что денег от Лермонтова он не принял и что он сам сидит без гроша, скрыл от него это обстоятельство. При личном свидании со своим отцом и сестрами Мартынов от них узнал, что Лермонтов, живя в Пятигорске и ежедневно видясь с ними, как-то объявил им, что идёт в отряд, где увидится с ним, а потом просил Наталью Соломоновну послать с ним письмо к брату. Та согласилась и, вложив в большой конверт свой пятигорский дневник и письмо к брату, передала его своему отцу, спросив его, не желает ли он что-нибудь от себя прибавить. «Хорошо, принеси мне свое письмо, и я, быть может, ещё что-нибудь от себя припишу», отвечал отец, который знал, что сын в отряде может нуждаться в деньгах, и вложил в своё письмо триста рублей ассигнациями, причём ни дочери своей, ни Лермонтову об этом ни слова не сказал. «Я думаю», сказал отец Мартынова, «что если Лермонтов узнал, что в письмо было вложено триста рублей, то он письмо это вскрыл». По его мнению, Лермонтов, подстрекаемый любопытством, хотел узнать, какого о нём мнения любимая им девушка, для которой он в том же году написал одно из стихотворений под заголовком «Я, Матерь Божья, ныне с молитвою» и т.д., вскрыл письмо и, найдя в нём 300 рублей, о которых его не предупредили, и, видя невозможность скрыть сделанных поступков, придумал рассказ о похищении у него цыганкой в Тамани шкатулки, а сами деньги принёс Мартынову.Впоследствии, в 1840 г., Лермонтов в своё оправдание поместил в «Героя нашего времени» отдельную повесть «Тамань», в которой и описал это происшествие.Как бы то ни было, после этого случая Лермонтов, чувствуя себя вполне перед Мартыновым виноватым и желая в этом поступке признаться, стал всячески надоедать ему своими сарказмами, так что тот однажды в тесном товарищеском кружке предупредил его, что его слова он выносить может лишь у себя дома или в кругу товарищей, но не в дамском обществе; Лермонтов тут прикусил губу и отошёл, не сказав ни слова.А вот это обстановка одной из комнат этого жилища.Некоторое время он действительно перестал досаждать Мартынову своими ядовитыми насмешками, но затем забыл его предупреждение и снова принялся за старое.Летом 1841 г. Мартынов, выйдя в отставку на время службы, приехал в Пятигорск, куда в то время собралась вся «jeunesse doree», служившая из Кавказа, а также приезжие из России. Время проводили они весело: были балы, рауты, карнавалы и другие увеселения ежедневно.Из барышень особенно привлекали внимание молоденькие девицы Верзилины, дочери пятигорского старожила Верзилина. Между ними особенно отличалась своей красотой и остроумием Эмилия Александровна.Как-то, в последних числах июня или в первых числах июля, на вечере у Верзилиных Лермонтов и Мартынов как обыкновенно, ухаживали за Эмилией Александровной.Мартынов имел привычку браться рукой за кинжал, обязательную принадлежность кавказского казачьего костюма, который он, только что пришедший из Гребенского полка, продолжал носить.Гостиная в доме Верзилиных, где это все и случилось…Поговорив некоторое время с Эмилией Александровной, Мартынов отошёл на несколько шагов от неё, и, по обыкновению, взялся за рукоятку кинжала, причём тут же услыхал насмешливые слова Лермонтова госпоже Верзилиной «Apres quoi Martynow croit de son devoir de se mettre en position» (После чего Мартынов считает себя обязанным вернуть позицию.) Мартынов ясно услышал эти слова, но, будучи человеком благовоспитанным и не желая поднимать историю в семейном доме, смолчал и Лермонтову не сказал ни единого слова, так что, по словам Васильчикова, никто из присутствовавших его столкновения с Лермонтовым не заметил, но зато при выходе из дома Верзилиных он взял Лермонтова под руку на бульваре и пошёл с ним дальше. «Je vous ai prevenu, Lermontow, que je ne souffrirais plus vos sarcasmes dans le monde, et cependant vous recommencez de nouveau" ("Я тебя предупреждал, Лермонтов, что я не намерен более переносить в обществе твоих ядовитых насмешек, однако ты берёшься за старое), сказал ему Мартынов по-французски, причём добавил по-русски спокойным тоном: «Я тебя заставлю перестать». - «Но ведь ты знаешь, Мартынов, что я дуэли не боюсь и от неё никогда не откажусь», отвечал Лермонтов с желчью. «Ну, в таком случае завтра у вас будут мои секунданты», сказал Мартынов и отправился к себе домой, куда в тот же вечер пригласил своего приятеля лейб-гусарского офицера Глебова, которого просил на другое утро, чем свет, съездить к Лермонтову и передать ему формальный вызов на дуэль. Глебов, вернувшись от Лермонтова, сообщил Мартынову, что он его принял и что Лермонтов официальным секундантом своим избрал князя Александра Илларионовича Васильчикова.Поединок был назначен на 15-е июля 1841 года в 6 с половиной часов вечера, у подошвы горы Машук, в полуверсте от Пятигорска.Хотя Мартынову было прекрасно известно, что Лермонтов превосходно владел пистолетом, из которого он стрелял почти без промаха, а Мартынов сам, как вполне удостоверено секундантом Глебовым, вовсе стрелять не умел,... тем не менее он с беззаботностью молодости - ему было всего 25 лет, на исходе пятого часа велел оседлать своего рысака, а беговые дрожки свои он уступил секунданту своему Глебову.Гостиная в дома А.А. Алябьева – автора знаменитого «Соловья». Тогда так жили примерно все люди соответствующего сословия.День был до крайности душный и жаркий: в воздухе чувствовалось приближение грозы. Прибыв с Глебовым на место дуэли одновременно с Лермонтовым и Васильчиковым, они застали там секундантов – Трубецкого и Столыпина и много других общих пятигорских знакомых, числом до сорока человек.Имея в виду, что столкновение Мартынова с Лермонтовым произошло, как сказано выше, около 29-ого июня, а сама дуэль имела место почти через две недели, понятно, что весть о ней успела распространиться уже по всему Пятигорску. О присутствии зрителей Глебов и Васильчиков на суде не проронили ни слова, чтобы не подвергнуть их ответственности на допущение дуэли и за недонесение о ней.Барьер был определён секундантами на пятнадцать шагов, причём с обеих сторон была положена груда камней, а от него, на десять шагов каждый, были поставлены дуэлянты, которые имели право стрелять со своего места или подойдя к барьеру.Противникам дали в руки по пистолету, и один из секундантов махнул платком в знак того, что дуэль началась. Лермонтов стоял в рейтузах и красной канаусовой рубашке, и с кажущейся или действительной беззаботностью стал есть вишни и выплёвывать косточки. Он стоял на своём месте, прикрываясь рукой и пистолетом, и наведя последний прямо на Мартынова.Прошла минута, показавшая, как бывает в подобных случаях, всем присутствующим вечностью. Ни Лермонтов, ни Мартынов не стреляли и стояли на своих местах. Секунданты и присутствующие начали ёжиться и вполголоса делать между собой замечания, которые отчасти долетали до слуха Мартынова. «Надо же кончать», сказал кто-то, «мы и так насквозь промокли». Мартынов быстрыми шагами подошёл к барьеру, навёл пистолет на Лермонтова и выстрелил...Когда дым рассеялся, он увидел Лермонтова лежащим на земле неподвижным. Тело его подёргивалось лёгкими судорогами, и когда Мартынов бросился с ним прощаться, Лермонтов был уже мёртв.С места дуэли Мартынов поехал к коменданту, которому и объявил о несчастном событии. Комендант велел арестовать его и обоих секундантов, и началось следствие, в начале которого Мартынов узнал от Глебова, что Лермонтов во время переговоров относительно условий дуэли говорил своему секунданту Васильчикову: «Нет, я сознаю себя настолько виновным перед Мартыновым, что, чувствую, рука моя на него не поднимется». Намекал ли тут Лермонтов на вскрытие письма или на нелепость своей выходки на вечере у Верзилиных, Мартынову осталось неизвестно, но сын его доныне живо помнит слова отца: «Передай мне об этих словах Васильчиков или кто другой, я Лермонтову протянул бы руку примирения, и нашей дуэли, конечно, не было бы».Мартынов, проведя всю предшествующую жизнь свою на военной службе, ходатайствовал о том, чтобы предали его военному, а не гражданскому суду.Просьба его была уважена, и сентенцией пятигорского военного суда Мартынов был приговорён к лишению чинов и всех прав состояния, каковая сентенция сперва была смягчена начальником левого фланга, затем главнокомандующим на Кавказе, военным министром и, наконец, государем императором Николаем I, который 3-го января 1842 года положил следующую резолюцию: «Майора Мартынова выдержать в крепости три месяца, а затем предать его церковному покаянию».Года за два до своей смерти генерал Вельяминов передавал второму сыну Мартынова, что император Николай I, проводивший обыкновенно лето в Петергофе, где Вельяминов в 1841 г. находился в камерах-пажах, и имевший обыкновение в праздничные дни собирать у себя после обеда всех присутствовавших лиц свиты своей, которым сообщал наиболее интересные известия им полученные, высказал про смерть Лермонтова следующее: «Сегодня я получил грустное известие: поэт наш Лермонтов, подаривший России такие великие надежды, убит на поединке. Россия в нём многое потеряла»».Вячеслав Шпаковский ©

28 ноября 2016, 06:02

Журнал «Нива» о дуэли М.Ю. Лермонтова

Всегда интересно, когда ты сидишь в архиве, и тебе приносят желтый засаленный документ, первым читателем которого ты становишься, или в библиотеке, открывая журнал более чем вековой давности, натыкаешься на интересный материал на тему, к которой интерес не потерян и поныне. Одна из таких тем – роковая дуэль Лермонтова с Мартыновым (о которой на ВО, кстати, был мой материал, правда, не столько о ней, сколько о военной карьере Лермонтова вообще). Написано о ней много, но… все, что написано сегодня, это лишь перепись того, что было написано когда-то. Поэтому можно понять мою радость, когда, просматривая журнал «Нива» на предмет поиска материалов про англо-бурскую войну, я неожиданно наткнулся на статью о дуэли офицера М.Ю. Лермонтова. Причем из материала было ясно, что сначала он был опубликован в «Русском Обозрении», а затем уже перепечатан «Нивой». Вот это как раз тот случай, когда мы приближаемся к информационным истокам. Ведь чего только не писали в советское время про эту дуэль. И что это царь приказал его убить, и что стрелял-то снайпер с горы, и что все это за стихотворение «Смерть поэта» (долго же царь ждал, чтобы свести с ним счеты), словом – «обличитель самодержавия пал от пули сатрапа». Но в 1899 году на все это смотрели иначе, политизации этого события не было. Вот почему, думается, будет интересно узнать о том, как все это было с подачи одного из самых популярных журналов Российской империи. Естественно, из текста убраны «яти» и «фита», иначе бы он вообще не читался бы, но стиль и орфография в основном сохранены. Итак, представим на минуту, что сейчас 1899 год, и мы… сидим и читаем журнал «Нива».

23 ноября 2016, 05:54

Надувной танк, спрятанный Кремль и другие хитрости в истории камуфляжа

Наполеоновские войны, войны в Европе, Крымская война, русско-турецкие войны, колониальные войны — это не только крупнейшие в истории случаи агрессии, но и двигатель прогресса в области вооружения. В этот же период получило начало развитие главного инструмента партизанской войны — камуфляжа.

18 ноября 2016, 19:00

Откуда пошло выражение англичанка гадит?

В разных интерпретациях и много раз приходилось слышать это выражение. Можно было бы назвать его цитатой, но чьей? Изначально выражение приписывалось молвой А.В. Суворову, обозначающее суть дипломатических, экономических, шпионских и пропагандистских действий Великобритании. Наиболее широкое распространение получило в XIX веке, когда под "англичанкой" стала пониматься не просто Англия, но и королева лично.  России всегда приходилось […]

16 ноября 2016, 15:30

“Осада Жадовиля” - история непризнанного подвига

Эта история началась в Конго в 1961 году, и главными ее героями стали солдаты одной из пехотных рот Ирландской армии. Рассказ о том, как маленькие герои становятся заложниками большой политики. Компания Netflix выпустила в этом году художественный фильм “Осада Жадовиля”, которому, конечно, не снискать славы “Спасения рядового Райана”, но, в отличие от последнего, он рассказывает реальную историю ирландских солдат и их командира, которые не получили признания на родине и только в двадцать первом веке добились пересмотра событий тех дней.  Рота А была направлена на юг Конго в сентябре 1961 года. Страна только что получила независимость, будучи до этого бельгийской колонией. Вспыхнувшие противоречия между всенародно избранным социалистическим правительством, которое возглавил премьер-министр Патрис Лумумба, и владельцами шахт - местной буржуазной элитой, вылились в убийство Лумумбы. Ирландская пехота оказалась в “центре циклона” в результате политического сговора - на месте нужны были “нейтралы”, а Ирландия не входила ни в НАТО, ни в Варшавский договор, а так как обе организации были очень заинтересованы в уране, никеле и меди, которые добывались на юге Конго, то именно рота с Изумрудного острова оказалась в горнорудном районе Катанги, в городке Жадовиль. Оказавшись на месте, командир роты Пат Куинлан пришел к выводу, что позиция выпала ему - хуже не бывает. Кирпичное трехэтажное здание - то ли школа, то ли тюрьма, и набор разного калибра сараев. У роты имелось, кроме личного оружия, пара тяжелых (они много весили, поэтому и назывались “тяжелые”) пулеметов, и три легких миномета. Лопаты есть? Это был первый вопрос Куинлана адресованный старшине роты. Лопаты нашлись, и рота начала закапываться в землю. Люди впервые столкнулись с такой стороной солдатской жизни, как рытье окопов на тридцати градусной жаре. Оказалось, например, что в вырытые траншеи с удовольствием заползают змеи, чтобы скрыться от палящего солнца. Это вызвало немалую панику - дело в том, что на острове Ирландия нет змей, и солдаты реагировали на пресмыкающихся очень эмоционально. Легенда Буквально на следующий день, 13 сентября, когда личный состав рот собрался на молебен, к позициям Куинлана вышли несколько десятков ополченцев и местных жандармов. Ирландцы, как верные католики, пели гимны, и готовились к вкушению тела господня, когда раздался первый выстрел этой, без преувеличения, величайшей битвы в истории Ирландских сил обороны. Сержант Билли Риди, заметивший в окружающих Жадовиль джунглях движение, выстрелом нарушил течение мессы. Рота бросилась по окопам, и начался первый день тяжелейшего боя. Только в ходе первого дня ирландцам пришлось пережить, но они с честью держались, и, нанеся, противнику ощутимые потери, так и не сдали ни пяди земли. Пат Куинлан в исполнении Джейми Дорнана (кадр из фильма) Первый день осады ознаменовался подлянкой со стороны наемников. Под видом эвакуации раненых с поля боя, они разместили в зарослях травы станковый пулемет. Когда машины с красными крестами покинули подступы к Жадовиллю, по позициям роты А начали вести огонь минометы, смонтированные на джипах, и 75-миллиметровое пехотное орудие французского производства. Впрочем, из-за точного огня ирландцев пехотный напор снова захлебнулся. Введя в бой свои минометы миротворцы успешно поразили вражеские огневые точки. Джипы вместе со снарядами и топливом полыхнули так, что в очередной раз деморализованные наемники отошли. Силы нападающих, по нынешней оценке на протяжении всех шести дней битвы, оцениваются в 3 - 5 тысяч. Наемники, были разные, настоящий коктейль. Основу их числа составляли местные туземцы вооруженные чем угодно - непонятно как попавшим еще в Бельгийское Конго оружием армии Роммеля, винтовками английской армии конца девятнадцатого века (Ли-Энфилд) собравшимися до Конго еще с англо-бурской войны. Ирландцы тоже оказались в интересной ситуации - голубые каски бойцов ООН оказались пластиковыми. Надевать их в бой было опаснее, нежели голубой берет миротворца. Кроме того, в состав наемных сил, которые считались охраной шахт, входило определенное количество бельгийцев и французов. Все они обладали опытом боевых действий, многие из них были бывшими членами Французского иностранного легиона, структуры, как минимум имеющей репутацию сомнительную. Местное ополчение и жандармы действовали под руководством белых наемников (кадр из фильма) Имея ограниченное количество боеприпасов, командир запросил поддержки. В ней было отказано. Остальные силы ООН были заняты в захвате катангийской радиостанции. В ходе штурма здания были убиты несколько десятков гражданских. Операция по обеспечению мира в Катанге стремительно превратилась в операцию по принуждению к этому самому миру. Пат Куинлан направляет в штаб сил объединенных наций радиограмму, в которой говорится - “Мы будем биться до последнего патрона, пришлите нам виски”. На протяжении всех пяти дней осады, объединенный контингент состоявший из индийских, шведских и голландских сил не мог прорваться к осажденным. На мосту через реку Луфиру, повстанцы довольно основательно окопались. Используя тяжелые пулеметы, они не дали подкреплению переправиться, при этом ранив несколько человек. Схема обороны укрепленного пункта На пятый день, не сумев выторговать подходящих условий для перемирия, Куинлан вынужден был сдаться. Надо отметить, что ситуация действительно была безнадежной для ирландского офицера и его людей. Все дни осады солдаты питались только после заката и перед восходом. Полопавшиеся в постройках трубы канализации сделали опасность эпидемии крайне высокой, патроны были фактически на исходе. И это не учитывая того, что катангийские силы окружили Жадовиль плотным кольцом, и имели в распоряжении реактивный учебно-боевой штурмовик! Забвение Примерно в середине октября 1961 года, солдаты роты “А” были в полном составе освобождены. За пять дней осады Квинлан не потерял ни одного человека, и нанес потери противнику, который исчислялись сотнями убитых. На родине их не примут как героев. Считалось, что участие в тех событиях лучше было даже не упоминать в разговоре с другими офицерами. Не известно, что послужило причиной, то ли факт сдачи, то ли политические и командные ошибки, совершенные в то время “наверху”, но командование замело все дело под сукно. Ни один из участников осады не получил награды, даже, не смотря на то, что Пат Куинлан представил сразу нескольких бойцов к высшей декорации Ирландских Вооруженных Сил - Military Medal for Gallantry. Только в 2004 году офис министра обороны страны согласился пересмотреть события в Конго. По итогам этого пересмотра Куинлан и его люди были полностью освобождены от обвинений в не подобающем для солдата поведении. На территории казарм в Атлоне был установлен памятный камень, а Конголезскую комнату Ирландской школы вооруженных сил ООН украшает портрет Куинлана. Автор: Алексей Иванов

27 октября 2016, 10:53

Англо-трансваальская война в иллюстрациях журнала «Нива»

В детстве мне очень повезло, как я это теперь понимаю, в том, что родился я в большом старинном доме постройки 1882 года, и был при нем огромный сам, много всяких сараев, а в них чего только не было. Старые учебники истории, связанные в аккуратные пачки, журналы «Огонек» и «Техника-молодежи» 1943 года, за досками в сарае отыскался штык-тесак к винтовке «Гра» 1874 г., у деда под дождевиком висел «Винчестер» мод. 1895 г. Словом, для мальчишки это была сокровищница. Были и совсем древние вещи: керосиновые лампы фирма «Матадор» с колпаками работы в стиле Бернара Палисси, «Библия в картинках Густава Доре» и множество подшивок журнала «Нива». С этих-то изданий я и учился рисовать, но… не всегда удачно! Нарисовал битву из Доре, а книга — раз, и куда-то исчезла. «Где книга?» А мне отвечают, что сдали ее в «Букинист», потому «как ты вот из нее рисуешь, будешь ребятам пояснять, что нарисовал, они дома расскажут, а… люди скажут: «В семье у Таратыновых библию читают! А у нас семья коммунистов!» Доводы мои силы не возымели, но зато уж из «Нивы» я рисовать мог сколько угодно. Однако, став постарше, я заодно стал и глупее, и тоже все эти толстые тома сдал в «Букинист», хотя с детства был убежден, что буду историком, «как мама».

27 октября 2016, 06:01

Англо-трансваальская война в иллюстрациях журнала «Нива»

В детстве мне очень повезло, как я это теперь понимаю, в том, что родился я в большом старинном доме постройки 1882 года, и был при нем огромный сам, много всяких сараев, а в них чего только не было. Старые учебники истории, связанные в аккуратные пачки, журналы «Огонек» и «Техника-молодежи» 1943 года, за досками в сарае отыскался штык-тесак к винтовке «Гра» 1874 г., у деда под дождевиком висел «Винчестер» мод. 1895 г. Словом, для мальчишки это была сокровищница. Были и совсем древние вещи: керосиновые лампы фирма «Матадор» с колпаками работы в стиле Бернара Палисси, «Библия в картинках Густава Доре» и множество подшивок журнала «Нива». С этих-то изданий я и учился рисовать, но… не всегда удачно! Нарисовал битву из Доре, а книга — раз, и куда-то исчезла. «Где книга?» А мне отвечают, что сдали ее в «Букинист», потому «как ты вот из нее рисуешь, будешь ребятам пояснять, что нарисовал, они дома расскажут, а… люди скажут: «В семье у Таратыновых библию читают! А у нас семья коммунистов!» Доводы мои силы не возымели, но зато уж из «Нивы» я рисовать мог сколько угодно. Однако, став постарше, я заодно стал и глупее, и тоже все эти толстые тома сдал в «Букинист», хотя с детства был убежден, что буду историком, «как мама».

22 октября 2016, 19:38

Александр Проханов // «Facebook», 22 октября 2016 года

Невзороф.Liveглавы из нового романаГлава ???. Как Глебыч в кота превратилсяРаз вышел спор между Невзорофым и экономистом Евгением Ясиным: кто есть первый экономист на Руси. Ясин утверждал, что первым является он, Ясин. Невзороф же настаивал на том, что первым является экономист Мау. Невзороф не знал, что Евгений Ясин — злой волшебник и чародей, потому перечил ему и дерзил, за что Ясин превратил Невзорофа в кота. Невзороф хотел произнести "Мау", а произнёс "мяу" и упал на четыре лапы, подняв хвост трубой. Ясин же сказал ему: "Быть тебе котом, покуда благородная, светлая ликом дама не поцелует тебя под хвост, и тогда ты вновь превратишься в человека".Ясин ушёл из студии "Эха Москвы", а Невзороф в обличии кота остался. Ему стало не по себе и очень тоскливо. Он начал драть когтями стулья и кресла, расставленные в студии, а также метить всех, кто там находился. Он пометил Ольгу Бычкову, Ольгу Журавлёву, пометил Оксану Чиж и Майю Пешкову. Потом пошёл по другим кабинетам и пометил Юрия Кобаладзе, Сергея Бутмана, а также пришедшую на эфир Наталью Ивановну Басовскую. Алексей Венедиктов невзлюбил приблудного кота, он сам любил всех помечать и вышвырнул кота из редакции "Эха" на Новый Арбат.Кот Невзороф оказался на улице без тепла, без корма, без почитателей. И стало ему голодно и тоскливо. Однако на заднем дворе ресторана "Барашка", что открыли на Новом Арбате предприимчивые азербайджанцы, находились мусорные баки со множеством вкусных объедков. Невзороф, прыгнув в бак, уже хотел полакомиться чудесным шашлычком и люля-кебабом, отведать долмы, съесть кусочек красной рыбки, как вдруг на него набросились другие коты и кошки. Он не знал, что здесь, на помойке, обитала "семья". Здесь были кот Юмашев и кошка Татьяна Дьяченко, драные, побитые в драках коты Александр Стальевич Волошин и пресс-секретарь Ястржембский, а также немолодая печального вида кошка Наина Иосифовна. Помойка принадлежала этой семье, и она не подпускала к ней посторонних. Завязалась короткая схватка кота Невзорофа с котом Георгием Сатаровым, Сатарову подсобили кот Юмашев, кот Ястржембский. И кот Невзороф, получив изрядную трёпку, покинул чужую помойку.Потрёпанный Невзороф, как изгнанник, брёл одиноко арбатскими переулками и вдруг попал в руки молодых естествоиспытателей. Они захватили его и принесли в свою лабораторию, где занимались экспериментами над живыми организмами. Молодые естествоиспытатели проводили опыты над животными, меняя их продовольственную корзину. Они решили превратить кота Невзорофа в мышь, изъяв из его продовольственной корзины мясо и рыбу и оставив одну лишь крупу. Они ссыпали в кормушку Невзорофа крупу и наблюдали, не превратится ли Александр Глебович в мышь. Кроме Невзорофа в лаборатории находились крупные животные: слон, верблюд, бегемот, а в аквариуме плавал гренландский кит. Их всех кормили крупой, наблюдая, как посредством крупы меняется биологический вид. Невзороф с отвращением смотрел на крупу, не ел её и поэтому не превращался в мышь. Другие животные, которые были политическими тяжеловесами и возглавляли крупные политические партии, с остервенением ели крупу, и хотя не превращались в другие виды, но резко уменьшались в размерах. К концу эксперимента слон превратился в слонёнка, верблюд в верблюжонка, бегемот в бегемотика, кит в китёнка, и в таком виде их вернули в политические партии, и те продолжали быть долгожителями, но только маленького размера. Кроме этого там находились японец и тайванец. Их тоже кормили крупой, и они превратились в япончика и тайванчика. Отощавшему Невзорофу удалось убежать от молодых естествоиспытателей. Но он недолго находился на свободе и попал в руки дрессировщику Куклачёву.У Куклачёва было много разных кошек. Он готовился к гастролям в Израиль и отдавал кошкам команды на иврите. Кошки не знали иврита. Некоторые из них немножко говорили на идиш, но этого было явно недостаточно. Куклачёв учил Невзорофа ходить на передних лапах, висеть на турнике, прицепившись к нему хвостом, танцевать "семь-сорок", смеяться шуткам Жванецкого, петь под гитару вместе с Нателлой Болтянской песни о холокосте, изображать банковского служащего и разменивать стодолларовые купюры, писать романы Улицкой, играть на скрипке у Спивакова в "Виртуозах Москвы", работать послом Израиля в России, ездить на танке "Меркава", участвовать в палестино-израильских переговорах. Других кошек Куклачёв обучал подобным же вещам. Он бережно обращался со своими питомцами, никогда, как братьев меньших, не бил их по голове, а только травил собаками. Вся труппа Куклачёва уехала в Израиль, а Невзорофа задержали на границе, потому что однажды в обществе страшных мужиков из газеты "Завтра" он выразил симпатии к ХАМАС.Оставшись без работы, Невзоров думал, чем бы себя занять. И, перебредая от помойки к помойке, заводя дружбу со множеством бездомных кошек, решил организовать кошачье "Эхо Москвы". Программу "Персонально ваш" вела хромая кошка, чем-то напоминавшая Ольгу Бычкову. Программу "Особое мнение" вела милая смазливая кошечка, уставшая от домогательств котов, очень похожая на Ольгу Журавлёву. Программу "Цена победы" и "Цена революции" вёл матёрый котище с обглоданными ушами и облезлым хвостом, знатный боец, похожий на Виталия Дымарского. Программу "Дифирамб" вела глухая кошка, помнящая ещё Сергея Есенина и очень похожая на Ксению Ларину. Программу "Всё так" вёл горбатый когтистый котяра, ничем не напоминавший Наталью Ивановну Басовскую. Они собирались ночью в московском дворе и, едва гасло в домах последнее окно, начинали свои передачи. Они истошно мяукали, непрерывно стенали, шипели, заунывно подпевали, жаловались заокеанским кошкам, что в России жить невозможно. Здесь нет комфортабельных помоек, права кошек постоянно ущемляются силовиками-собаками, несменяемость российской власти приводит к деградации общества. И эта деградация в первую очередь относится к обществу "Мемориал". Они просили заокеанских кошек оказать давление на российскую власть с тем, чтобы она перестала считать "Левада-центр" иностранным агентом и открыла кошкам русского простонародья доступ к элитным университетам Лондона и Америки. От этого жалобного воя жители соседних домов открывали окна и лили на кошек кипяток, серную кислоту, кидали в них горячими утюгами, обдавали нечистотами, выбрасывали на них диваны, старые телевизоры, скелеты, годовые подшивки журнала "Дилетант", старые паровозы, гробницы викингов, а также то, что когда-то было Лесей Рябцевой и стало достоянием светской хроники журнала "Плейбой".Кошки были вынуждены покинуть облюбованный двор, и свободолюбивое "Эхо Москвы" перестало существовать. Невзороф, ещё будучи человеком и посещая "Эхо Москвы", знал, что главный редактор "Эха" Алексей Алексеевич Венедиктов любит бывать в Лондоне, и теперь, став котом, Невзороф решил, подобно Венедиктову, отправиться в Лондон. Имея отличные связи с Министерством иностранных дел, а именно с Марией Захаровой, Невзороф без труда перебрался из Москвы в Лондон, используя для этого дипломатическую почту.Лондон встретил его дождями и туманом, показался негостеприимным, ибо лондонские коты и кошки были большими снобами, и их английский юмор казался Невзорофу слишком вычурным, они не понимали грубоватых русских шуток, в которых кто-то кого-то постоянно наяривал. Однако очень скоро Невзороф приобрёл немалый вес в лондонском обществе. Дело в том, что когда он был в Венеции и в картинной галерее Уффици, созерцая дивную картину Леонардо да Винчи, сидел перед нею, поджав хвост, кто-то из посетителей сделал снимок. Снимок обошёл интернет и назывался "Кот да Винчи". Прослыв интеллектуалом и меценатом, Невзороф смог проникнуть в Виндзорский дворец. Он благополучно прошёл мимо гвардии, которая в медвежьих шапках дремала на посту, уложив на плечо мушкеты времён англо-бурской войны.Королева Елизавета была окружена любимыми придворными, такими же древними, как она сама. Ей нездоровилось, и, лёжа в постели, она принимала оздоровительные процедуры. Лорд-хранитель печати, 104–летний старичок, приносил королеве кислородные подушки, и та припадала к ним устами и вдыхала живительный кислород. Невзороф, оказавшись под руками лорда-хранителя печати, был схвачен им в качестве кислородной подушки и отнесён в опочивальню королевы. Королева, потеряв остроту зрения ещё во времена сражения за Ла-Манш, взяла Невзорофа, уткнулась губами ему под хвост и стала вдыхать кислород. Это и было поцелуем достойной, хорошо воспитанной, с аристократическими корнями дамы, о которой говорил злой колдун и волшебник Евгений Ясин.Невзороф тут же превратился в человека, однако, оказавшись в опочивальне старой дамы, растерялся и, глядя на кружевной чепец королевы, сказал, что прибыл гонцом из Санкт-Петербурга и привёз ей поклон от её русского родственника императора Николая II. На что королева томно поинтересовалась, правда ли, что у её кузена Николя не всё гладко на русско-японском фронте.Невзороф покинул Виндзорский дворец, который с этих пор стал называться Невзорским, и отправился гулять по Лондону. Он не совсем ещё отделался от своих кошачьих привычек и стал метить все лондонские памятники. Он пометил памятник Веллингтону, памятник королю Ричарду Львиное сердце, памятник Черчиллю. Он думал, что бы ещё пометить, когда к нему подошёл полисмен и вежливо сказал: "Сэр, вы не могли бы пройти вон к тем кустам?" Невзороф повиновался и обнаружил в кустах мышь. Он не мог удержаться от кошачьего инстинкта и погнался за мышью. Мышь бежала по Трафальгарской площади. И Невзороф — за ней. Мышь бежала по Даунинг-стрит. И Невзороф — за ней. Мышь бежала по Пикадилли, и Невзороф — за ней. Они перескочили по мосту Темзу, оказались в предместьях, но Невзороф не отставал от мыши. Наконец они оказались на загородной вилле Бориса Березовского, где когда-то гостил Невзороф. В поместье было всё как прежде: великолепный замок, огромный английский газон, пруд, где жили казарки, и сам Борис Абрамович приветливо встретил гостя. Они сидели на террасе, любовались газоном и пили валерьяновые капли, которые Невзороф по своей кошачьей привычке заказал бармену. Опустошив четвёртую рюмку, он сказал: "Борис, настало время отрыть тот клад, который мы закопали с тобой 10 лет назад. Сейчас в мире трудные времена, идёт кризис, и сокровища не помешали бы нам".Клад, который они зарыли на краю английского газона, содержал в себе скифское золото, зороастрийское золото, бриллиант "Шах", похищенный из московского Алмазного фонда. Там находился золотой павлин из Эрмитажа, несколько золотых слитков из Форт‑Нокса, а также рука Соньки Золотой ручки. Они взяли лопаты и пошли на край английского газона, где у дерева был зарыт их клад. Невзороф копал, покуда лопата не ударила во что-то твёрдое. Раскопав яму, Невзороф вытащил солидный сундучок. Когда сундучок был открыт, то оказался пуст, и в нём лежала записка, написанная страшным мужиком из газеты "Завтра": "Какие же вы мудаки". Невзороф горевал недолго. Он вернулся на родину, в Россию, где почти все жили бедно. И он, как человек из народа, стал коротать свои дни, не роскошествуя, но достойно.продолжение

12 октября 2016, 05:11

Как началась Вторая Англо-бурская война. К 117-летию начала боевых действий

12 октября 1899 года бурские республики Южной Африки объявили войну Великобритании. Так официально началась Вторая Англо-бурская война. Как известно, Великобритания давно мечтала об установлении полного контроля над всей территорией Южной Африки. Несмотря на то, что первыми осваивать территорию современной ЮАР начали голландцы, Великобритания рассматривала этот регион как крайне важный для своих стратегических интересов. Прежде всего Лондон нуждался в контроле над южноафриканским побережьем потому, что мимо него проходил морской путь в Индию — крупнейшую и важнейшую британскую колонию.

10 октября 2016, 05:15

Великобритания. Преступления против человечности

Нынешние либералы любят порассуждать о Российской империи, как о «тюрьме народов», а о СССР, как о гигантском ГУЛаге. При этом как-то не упоминают, что любимый всевозможными западниками Лондон, Британская империя была одним из самых кровожадных и зверских государственных образований за всю историю человечества. Даже гитлеровский Третий рейх и испанские конкистадоры столько крови не пролили. Всего несколько примеров британских массовых зверств:

05 октября 2016, 23:07

Англичане поставили шпионаж на профессиональную основу

Как британская разведка вела борьбу с Россией в период Первой мировой войны

05 октября 2016, 23:00

ВГТРК «Россия 24». Вести в 23:00 с Максимом Киселевым 05.10.2016. «Колониальная память британцев»

Опубликовано: ВГТРК «Россия». ВЕСТИ. 05.10.2016. Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов в студии рассуждает о колониальной памяти британцев: об уничтожении 10% населения бурских республик в впервые созданных концентрационных лагерях во время второй англо бурской войны 1899-1902 гг. [22:16-25:18]. Чем зарабатывают деньги боевики группировки БАДР, к которым собиралась на ПМЖ Варвара Караулова, а теперь может сесть на 10 лет? На войне о правах человека — забыть: почему именно сейчас такое право получат британские солдаты? Тест на идиотизм: когда в России лишать водительских прав будут психиатры? Сможет ли Крым вернуть из Голландии «Золото скифов», решат голландцы.

23 сентября 2016, 08:52

Диалог наций или съезд сепаратистов

В это воскресенье в Москве открывается второй по счёту международный конгресс «Диалог наций. Право народов на самоопределение и строительство многополярного мира». Выглядит это следующим образом: представители различных оппозиционных партий разных стран собираются обсудить собственную независимость. Здесь каталонцы и североирландцы, шотландцы и курды, берберы, пуэрториканцы, жители Гавайи и Италии. Ожидаются даже представители Техаса и Калифорнии. Как к этому отнестись? С одной стороны, их можно понять. Северная Ирландия с 1916 г. пытается выйти из состава Великобритании. Ибо не хотят гордые ирландцы от кого-то зависеть, да и англиканская церковь всегда притесняла католиков.

19 сентября 2016, 21:01

Генерал контрразведки против мировых банкиров

(В статье представлены труды А.Д. Нечволодова, С.Ф.Шарапова)Доклад Валентина Катасонова на заседании Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова 3 апреля 2014 года …Второв ЛеонидБиография.Биографические сведения о Нечволодове не очень подробные. Александр Дмитриевич происходит из семьи военных. Его отец генерал-майор Дмитрий Иванович Нечволодов, дворянин Екатеринославской губернии, участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., был соратником генерала Скобелева. У Александра Дмитриевича был брат Михаил. Михаил Дмитриевич Нечволодов (1867-1951) — герой первой мировой войны, закончил военную службу в звании генерал-майора, кавалер многих боевых наград, после революции оказался в эмиграции. Оба брата окончили свой жизненный путь во Франции.Вернемся к Александру. Он с детства определил, что будет военным. Закончил 2-ю Санкт-Петербургскую военную гимназию. После гимназии поступил в 3-е Александровское военное училище. Прервав обучение в училище, Александр пошел служить вольноопределяющимся в лейб-гвардии Павловский полк. Молодой человек оказался очень способным, сумел сдать в возрасте 19 лет экстерном экзамены за полный курс военного училища. Летом 1883 года ему было присвоено первое офицерское звание подпрапорщика, а через месяц — звание прапорщика. В 1889 году окончил Николаевскую Академию Генерального штаба (по первому разряду). После академии его служба была связана с военной контрразведкой. Социально-политическая обстановка в России в конце 19 века была неспокойной. Возникали террористические и подпольные революционные группировки, пытавшиеся дестабилизировать ситуацию в стране.В этих целях они широко использовали оружие. Значительная часть этого оружия попадала к этим антигосударственным элементам из арсеналов и складов русской армии. Революционеры и террористы вербовали своих агентов среди офицеров и рядового состава, которые за деньги и/или по убеждениям крали казенное оружие и передавали его смутьянам. Кстати, очень похоже на то, что мы наблюдаем на Украине в наше время (тысячи стволов в руках членов «правого сектора», которые были выкрадены из воинских частей). Нечволодов выявлял предателей в воинских подразделениях, пресек кражи большого количества оружия. В дальнейшем Александр Дмитриевич занялся таким направлением, как контрабанда оружия из-за границы. Он вышел на крупных заграничных поставщиков. Для себя он тогда сделал открытие, что все эти поставщики были связаны с зарубежными масонскими кругами и крупным банковским капиталом. Что террористические операции на территории Российской империи не были хаотическими и разрозненными, а планировались из единых центров, а эти центры создавались и контролировались крупным капиталом, прежде всего банкирами. В это время у Александра Дмитриевича появляется интерес к углубленному изучению мировой финансовой системы, а также мирового масонства.В 1903-1905 гг. был военным агентом в Корее. Следующей вехой жизненного пути Нечволодова стало его участие в русско-японской войне. Состоял при штабе наместника на Дальнем Востоке. Занимался организацией разведки в штабе Маньчжурской армии.Важным событием в жизни не только лично Нечволодова, но и России стал выход в свет в конце мая 1906 года небольшой книги (немного более 100 страниц), принадлежавшей перу Александра Дмитриевича. Она называлась «От разорения к достатку». Это главное экономическое произведение Нечволодова. Ниже мы о нем будем говорить подробно. Здесь же отметим, что книга вызвала бурную реакцию как в Санкт-Петербурге (где вышла работа), так и далеко за его пределами. «Просвещенная» публика столицы, зараженная идеями либерализма и западными теориями, набросилась на автора работы, обвиняя его в различных «фобиях», консерватизме. Это очень похоже на реакцию современных российских либералов, которые любые исследования, касающиеся планов и практической деятельности мировой закулисы, называют «теориями заговоров» и всячески их высмеивают. А вот представители патриотических кругов России благодаря работе «От разорения к достатку» узнали о малоизвестном офицере Генерального штаба Российской Армии, который блестяще разбирался в мировой ситуации, финансах и квалифицированно определил угрозы будущему Российской империи. Они даже предложили Александру Дмитриевичу стать почетным председателем Союза Русского Народа (СРН), но Нечволодов отказался. Говорят, что сделал он это потому, что ряды СРН были сильно заражены людьми, которые были носителями «бытового антисемитизма». По мнению генерала, это наносило большой вред монархическому и патриотическому движению России.В феврале 1907 года полковника Генерального штаба Нечволодова потихоньку переводят из Петербурга в Николаевскую губернию, где он принимает командование 58-м полком. Там он служит более двух лет, а затем (когда страсти по поводу книги «От разорения к достатку» улеглись) его как ценного специалиста и разведчика возвращают в Генеральный штаб. Он получает звание генерал-майора. В 1910 году его командируют в Швецию и Норвегию, где он изучает масонские организации, их связи с российским революционным подпольем, организацию банковской и денежной системы, источники и схемы зарубежного финансирования антигосударственных сил в России. После возвращения из командировки (с 12 мая 1910 г.) Нечволодова назначают командиром 2-й пехотной бригады 4-й пехотной дивизии (с 12.05.1910). Вскоре после начала первой мировой войны, в сентябре 1914 года его представили к увольнению, но по ходатайству генерала Рузского Нечволодов продолжил службу в действующей армии. В 1915-1917 гг. командовал 19-й пехотной дивизией, в мае 1915 года получил звание генерал-лейтенанта. За участие в боевых операциях получил Орден Святого Георгия 4-й степени, заслуживший его в бою, командуя бригадой.С приходом к власти Временного правительства был отстранен от командования дивизией. Участник Белого движения. Эмигрировал. Оставшуюся часть жизни Александр Дмитриевич жил в Париже. Работал в правой газете «Либр пароль« и эмигрантском издательстве «Долой зло!». Писал о связях зарубежных масонов и банкиров-евреев с революционным движением в России, в частности, о подрывной деятельности банкира Якоба Шиффа. А. Д. Нечволодов принял участие в первом переводе на французский язык «Сионских протоколов«. На Бернском процессе 1930-х годов по делу о «Сионских протоколах» А. Д. Нечволодов выступил экспертом со стороны защиты.А.Д. Нечволодов всю жизнь был холостяком, в 1896 года усыновил годовалого мальчика. О приемном сыне сведений нет. Наверное, заслуживает внимания следующий эпизод из жизни А.Д. Нечволодова в Париже. В 1928 году на одном из монархических собраний Александр Дмитриевич отказался пожать руку генерал-лейтенанту А.С. Лукомскому, публично заявив, что именно этот генерал несет прямую ответственность за отречение Государя Николая Александровича в 1917 году. Дело едва не дошло до дуэли. Еще ранее, в 1917 году подобные стычки после февральской революции происходили у Нечволодова с А. Гучковым и генералом Рузским. В отличие от значительной части Белого движения генерал-лейтенант Нечволодов был ярко выраженным монархистом, февральскую революцию 1917 года он не принял. Похоронен Александр Дмитриевич на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.А.Д. Нечволодов как историк.О генерале Нечволодове чаще вспоминают как об историке. Александр Дмитриевич был действительным членом Императорского русского военно-исторического общества. Увлечение историей началось очень рано. Своим учителем А.Д. Нечволодов считал известного русского историка Ивана Егоровича Забелина (1820-1908). В тридцать лет Александр Дмитриевич уже выпустил первую свою книгу по военной истории. Она называлась «Очерк явлений войны в представлении полководца по письмам Наполеона за лето и осень 1813 года» (Варшава, 1894). Были публикации Нечволодова на исторические темы в периодических изданиях. Нечволодов как историк известен, прежде всего, своим фундаментальным трудом «Сказания о русской земле». По некоторым данным, издание первой части «Сказаний» увидело свет в 1909 году в Николаеве, когда Александр Дмитриевич еще командовал 58-м полком. Судя по некоторым источникам, идея написания всеохватывающего труда по русской истории А. Нечволодову была подсказана Государем Николаем II во время их разговора на одном из официальных приемов после возвращения Александра Дмитриевича из Николаевской губернии в столицу. Царь сказал Александру Дмитриевичу, что в России существует большая потребность в доступном и национально ориентированном учебнике по истории, что книги Н. Карамзина по русской истории безнадежно устарели. К 300-летию дома Романовых была издана полная четырехтомная версия «Сказаний».Напомню названия томов:1. С древнейших времен до расцвета русского могущества при Ярославле Мудром.2. Разделения власти на Руси при сыновьях Ярослава Мудрого до конца великого княжения Димитрия Иоанновича Донского.3. Образование Московского государства при преемниках Димитрия Иоанновича Донского.4. Иоанн Грозный и смутное время. Избрание на царство Михаила Феодоровича Романова.Между прочим, «Сказания» — любимая книга святых царственных страстотерпцев. После выхода «Сказаний» император Николай Александрович сказал: «Вот, наконец, та книга русской истории, которую наш народ так долго ждал». Царь читал её вслух всей Семье за обедом, книга была с Семьей до последних дней жизни страстотерпцев. Вскоре после появления на свет полного труда А.Д.Нечволодова по русской истории подоспели февральская и октябрьская революции 1917 года, на многие десятилетия «Сказания о русской земле» оказались в забвении. Имя русского генерала советским историкам было неизвестно. Книга А.Д.Нечволодова была строго запрещена. Хотя бы потому, что имела ярко выраженную монархическую направленность. Уже не приходится говорить о некоторых интерпретациях страниц отечественной истории. Например, в «Сказаниях» подробно раскрывается «хазарский сюжет», который советская историческая наука трактовала как «антисемитизм».Сегодня «Сказания» уже неоднократно издавались (переиздания юбилейного выпуска 1913 года), работа может быть использована как учебник в школах и как книга для чтения. Президент Российской Федерации В.В. Путин даже рекомендовал «Сказания» в качестве учебного пособия по истории для кадетских училищ. В этой книге Нечволодов проявил себя и как историк, и как прекрасный литератор, и как специалист по военному делу, и как глубокий экономист.А.Д. Нечволодов как знаток мира финансов.О том, что Нечволодов был не только военным и историком, но также экономистом, знают немногие. А между тем он не просто разбирался в экономике, он был блестящим ее знатоком. Об этом свидетельствует небольшая книга (почти брошюра, немного более 100 страниц), которая называется «От разорения к достатку». Вышла она в 1906 году в Санкт-Петербурге и наделала тогда много шуму не только в столице, но и во всей России. Некоторые положения указанной работы были углублены в брошюре под названием «Русские деньги», которая вышла годом позже. В наше время, к сожалению, «Русские деньги» остаются библиографической редкостью[1]. В последние годы жизни Нечволодов работал над рукописью «Революционные финансы. История главного еврейского банка и его мировое господство», собрал для нее около 250 редких фотографий. Труды А.Д. Нечволодова по финансам периода его эмигрантской жизни нам неизвестны. Они хранятся в зарубежных архивах, в частности, в США (Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле).Кое-какие моменты, относящиеся к финансовой тематике, присутствуют в книге А. Нечволодова, которая называется «Император Николай II и евреи. Очерк о русской революции и ее связях с всемирной деятельностью современного иудаизма». Книга была написана генералом в эмиграции на французском языке, опубликована в 1924 году в Париже. Особый интерес с точки зрения понимания международных финансов представляет первая глава, которая называется «Яков Шифф». В ней подробно описывается роль американо-еврейского банковского капитала в финансировании революционных сил в России. Отмечается, что идейным и политическим лидером американо-еврейского капитала был Яков Шифф. Показана его личная роль в организации экономических санкций против России (денонсация российско-американского торгового договора 1832 года в 1911 году). Нечволодов, как мы отметили, был участником русско-японской войны 1904-1905 гг., он изучал потаенные пружины, которые двигали Японию к войне против нашей страны. Решающая роль в подталкивании «страны восходящего солнца» к войне сыграл все тот же Яков Шифф, который организовал предоставление двух синдицированных кредитов Японии. В 2012 году книга «Император Николай II и евреи» была издана на русском языке в Москве Институтом русском цивилизации[2].Нечволодов рассматривал книгу «Император Николай II и евреи» как первую в серии. Он планировал издать еще три тома:«Россия и евреи — от французской революции 1789 года до русской революции 1905 года»;«Евреи и Великая война»;«Убийство императора Николая II евреями».К сожалению, генерал не успел выполнить этот замысел. Вместе с тем в архивах за границей остается еще много неизданных рукописей генерала.Прошло более века с момента выхода этих работ, но они не только не устарели, но, наоборот, содержащиеся в них выводы приобретают чрезвычайную актуальность. О чем работы? Во-первых, о мире денег и о банкирах. Во-вторых, о золоте как «ядре» мира денег. В-третьих, о России, которая в конце 19 века оказалась втянутой в мир золотых денег. В-четвертых, о путях выхода России из того «золотого капкана», в котором она оказалась.Сразу отметим, что А.Д. Нечволодов был не единственным русским мыслителем и патриотом, который видел опасность в золотой валюте.Его оценки совпадали, например, с взглядами известного русского экономиста Сергея Федоровича Шарапова (1856-1911), написавшего еще в 1895 году свой бессмертный труд «Бумажный рубль».В этот же ряд можно поставить Георгия Васильевича Бутми (1856-1917), автора книги «Капиталы и долги» (1898), сборника статей и речей «Золотая валюта» (1906) и других работ.А.Д. Нечволодов как разоблачитель лукавства английской политической экономии.Для понимания того, что такое золотая валюта, Нечволодов дает краткий обзор истории становления золотого стандарта в Европе. В любом учебнике по экономике можно прочитать, что золотой стандарт начался с Англии. Также известно, что именно в Англии произошла первая промышленная революция. Но вот тонкий момент, на который обращает внимание Нечволодов: классик английской политической экономии Адам Смит (1723-1790) был сторонником не золотых, а бумажных (причем неразменных на золото) денег. Впрочем, об этом мы можем узнать не только из знаменитого произведения А. Смита «Богатство народов»[3], но также из бессмертной поэмы А.С. Пушкина «Евгений Онегин»:Зато читал Адама Смита,И был глубокий эконом,То есть умел судить о том,Как государство богатеет,И как живет, и почемуНе нужно золота ему,Когда простой продукт имеет.Вот что пишет Нечволодов по поводу приверженности Адама Смита бумажным деньгам: «Даже Адам Смит, называющий грабителями всех государей средних веков, за то, что они, вынужденные увеличить количество денежных знаков в своих государствах, поневоле прибегали к перечеканке монет с уменьшением в них содержания драгоценного металла, во второй части своего труда доказывает на стр. 30-37 всю благодетельность увеличения денежных знаков страны вдвое, путем выпуска частными банкирами бумажных денег, которые они давали бы в долг на проценты».Второй тонкий момент, мимо которого проходят многие историки и экономисты: промышленная революция в Англии совершалась с помощью бумажных, а не золотых денег. Нечволодов эту мысль формулирует еще более жестко: если бы Англия имела золотую валюту, то никакой промышленной революции там не состоялось бы. Заслуга введения неразменных бумажных денег принадлежала Уильяму Питту младшему (1759-1806), который занимал ключевые позиции в правительстве Великобритании в последние два десятилетия XVIII века и в начале XIX века (министр финансов в 1782-1783 гг., премьер-министр Великобритании в 1783-1801, 1804-1806 гг.).Кстати, переход Англии к бумажным деньгам был в немалой степени спровоцирован Наполеоном Бонапартом, который организовал континентальную блокаду британских островов. Во многих учебниках эта блокада датируется периодом 1806-1814 гг., однако первые меры по бойкоту английских товаров были приняты Конвентом Франции еще в 1793 году.Свежее прочтение истории английского капитализма (с учетом тех акцентов, которые сделаны Нечволодовым) крайне полезно для современной России. Уроки более чем двухвековой давности подсказывают нам, что те санкции, которые нам сегодня пытается выставлять Запад (в связи с событиями на Украине и присоединением Крыма к Российской Федерации) надо воспринимать как благо. Божий Промысел подталкивает нас к тому, чтобы мы отказались от накопления долларов, под запасы которых центральный банк осуществляет выпуск рублей, а перешли бы к эмиссии бумажного рубля, не зависящего от иностранной валюты. А создав суверенную денежную систему, основанную на бумажном рубле, приступили бы к восстановлению нашей промышленности (второй индустриализации).А вот другой классик английской политической экономии Давид Рикардо (1772-1823) не только склонялся к золотой валюте, но даже дал развернутое теоретическое обоснование ее преимуществ по сравнению с бумажными деньгами[4]. В чем дело? — Дело в том, что Адам Смит и Давид Рикардо жили в разное время, ситуация в стране кардинально изменилась. Что же нового произошло во времена Давида Рикардо? Это было уже время после наполеоновских войн. На небосклоне финансового мира появились Ротшильды, которые сказочно обогатились на этих войнах. При этом они сумели сосредоточить в своих руках большую часть европейского золота. Но драгоценный металл, по замыслу Ротшильдов, не должен лежать мертвым грузом, он должен стать капиталом и приносить прибыль. Для этого надо обеспечить постоянный спрос на золото. А для этого, в свою очередь, обществу необходимо внушить, что самыми лучшими деньгами является золото, которое идеально можно выполнять не только функцию накопления (образования сокровищ), но также функции меры стоимости (всеобщий эквивалент), средства платежа и средства обращения (обмена). Сначала появилось «научное» обоснование золотых денег, а затем последовали шаги по практическому внедрению золотого стандарта.Говоря о метаморфозах английской политической экономии, можно добавить еще такую деталь: Давид Рикардо был в первую очередь не кабинетным ученым, а биржевым спекулянтом. Видимо, также как Ротшильды наш «политэконом» на войнах и биржевых спекуляциях «заработал» немало золота. Кроме того, Давид Рикардо был лично знаком с Натаном Ротшильдом.О «тайне золота».Золотой стандарт — денежная система, которая предусматривает использование золота не только и не столько как непосредственного средства обращения (золотые монеты), сколько как средства обеспечения бумажных денежных знаков (банкнот), выпускаемых центральным банком. Золотой стандарт предусматривает фиксированный процент покрытия эмиссии бумажных денежных знаков драгоценным металлом, который находится в резервах центрального банка. Сторонники золотого стандарта обосновывают необходимость его использования тем, что, мол, такая денежная система гарантирует защиту от злоупотреблений властей «печатным станком» и обеспечивает доверие общества к денежным знакам.Многие представляют, что золотой стандарт — такая денежная система, при которой бумажные деньги во внутреннем обращении заменяются металлическими монетами, а в международных расчетах обращаются стандартные слитки золота. Такие представления были распространены и в России в конце 19 века. Нечволодов многократно подчеркивает, что главной особенностью золотого стандарта является то, что «желтый металл» становится узаконенной мерой стоимости, неким универсальным измерителем стоимости. Однако это далеко не металлическая линейка (именно такое представление о золоте пытается сформировать К. Маркс в «Капитале», называя его «всеобщим эквивалентом стоимости»). Скорее, как отмечает Нечволодов, это «резиновый» измеритель, он очень выгоден хозяевами золота. Трудно придумать более ненадежный эталон стоимости. Ведь издержки на добычу физической единицы металла сильно зависят от природно-географических условий добычи. К тому же в отличие от остальных продуктов труда золото является неуничтожимым продуктом. Нечволодов говорит, что все другие товары потребляются после их производства (например, хлеб) или амортизируются (даже египетские пирамиды). Поэтому стоимость 1 грамма денежного золота, добытого много сотен или тысяч лет назад надо умножить на количество операций, осуществленных с этим золотом. Стоимость 1 грамма будет уходить в бесконечность. Уж никак нельзя считать, что его стоимость равняется количеству часов труда работника, который его добывал. Маркс все эти тонкости и сомнения обошел стороной. И это понятно, потому что классик выполнял социальный заказ Ротшильдов.Нечволодов обратил внимание на то, что хотя большая часть золота была сосредоточена в руках небольшой кучки мировых банкиров, доля золота в общем их богатстве была незначительна. Золото играло роль своеобразного «магнита», притягивавшего богатства всего мира. Нечволодов обратил внимание, что в начале ХХ века сумма денежных обязательств всех государств мировым банкирам в два раза превышала стоимость всего золота, находившегося на планете.Весь мир экономики можно представить в виде двух частей, или полюсов. Один полюс — все продукты труда, товары, создаваемые человечеством. Другой полюс — золото, находящееся в руках банкиров. Между этими полюсами существует в каждый момент времени равновесие, паритет. Запас золота почти не увеличивается. По такой естественной причине, как ограниченность драгоценного металла в мире. А вот производство товаров растет, физические масштабы продуктов живого труда увеличиваются каждый год под влиянием демографического роста, технического прогресса и других причин. В результате покупательная способность каждого грамма, каждой унции драгоценного металла автоматически возрастает. Таков принцип действия «золотого магнита», такова «тайна золота» в простом и понятном изложении генерала Нечволодова.А.Д. Нечволодов о разрушительных последствиях введения золотого стандарта в Европе.Но, несмотря на казалось бы убедительную «научную» аргументацию, власти всех стран достаточно настороженно отнеслись к идее введения золотого стандарта. Первой золотую валюту ввела Англия в 1821 году. Это неудивительно, поскольку Ротшильды в лице Натана Ротшильда, захватившего контроль над Банком Англии, имели в этой стране безграничное влияние. Это произошло на пике промышленной революции. Еще лет тридцать по инерции в Англии продолжалось промышленное развитие, хотя страна постепенно стала терять позиции «мировой мастерской», сальдо торгового баланса стало ухудшаться, наметился отток золота из страны. Особенно экономическое положение Англии ухудшилось, когда в 1840-х гг. были отменены так называемые «хлебные законы», которые устанавливали заградительные пошлины для защиты внутреннего рынка. Началась эпоха фритредерства. В 1857 году Англия столкнулась с банковским кризисом, начался мощный отток золота. Остановить его удалось только благодаря повышению процентных ставок по банковским депозитам. Деньги внутри английской экономики стали крайне дорогими, в этот момент началось медленное умирание английской промышленности, Лондон стал превращаться в международный финансовый центр, английский капитализм стал приобретать признаки паразитического капитализма. Так вкратце Нечволодов описал историю английского капитализма, увязав ее с золотым стандартом.Еще более драматичными были последствия введения золотого стандарта в континентальной Европе. В 1870-1871 гг. произошла франко-прусская война, которая завершилась победой Пруссии и созданием единого германского государства под руководством «железного» канцлера Бисмарка. Правильнее его назвать «золотым», потому что он инициировал введение золотой марки в 1873 году. Обеспечением ее стало золото, которое Германия получила в виде контрибуции от побежденной Франции — всего 5 млрд. золотых франков. Тут повествование Нечволодова об истории перехода Германии к золотой валюте хочется дополнить сведениями, которые мы находим в работах единомышленника и современника Александра Дмитриевича — С.Ф. Шарапова. Сергей Федорович раскрывает некоторые пикантные детали франко-прусской войны. Эти детали показывают, что война была дьявольским проектом Ротшильдов. Бисмарк находился под их влиянием. Они предложили ему сделку, от которой тот не мог отказаться: единая Германия в обмен на золотую валюту. Благодаря не рекламируемой поддержке Ротшильдов Бисмарк одержал без особого труда победы над Францией. Франция была разорена, платить миллиардные контрибуции золотом она была не в состоянии. Опять помогли Ротшильды, которые в Европе организовали заем в пользу поверженной Франции, а собранное золото она передала только что созданному Второму Рейху. А тот не мог не выполнить обещание, данное Ротшильдам. То есть ввести золотую марку.После Германии в Европе и в мире начался бурный процесс перехода к золотому стандарту многих стран. Везде такой переход сопровождался хитростью, раздачей обещаний, иногда угрозами. Не везде Ротшильдам удавалось добиться успеха с первого раза. Например, в Североамериканских Соединенных Штатах борьба за золотой стандарт велась более 30 лет, золотая валюта там утвердилась лишь в 1900 году. Японию удалось сломить лишь в 1897 году.А.Д. Нечволодов обладал удивительной способностью увязывать события финансовой жизни с событиями политическими. Взять, к примеру, ту же Японию. «Добровольно-принудительное» принятие «страной восходящего солнца» золотого стандарта сразу же обострило ее экономическое положение. Это помогло мировым банкирам подтолкнуть Японию к подготовке войны со своими соседями (Россией, Кореей, Китаем). «Страна восходящего солнца» надеялась выйти из тяжелого экономического положения, рассчитывая на захват территорий, рынков сбыта и получение контрибуций. Великобритания также развязывала войны в целях получения золота. Так, она инициировала в 19 веке опиумные войны против Китая. Таким образом, Великобритания рассчитывала выкачать из «поднебесной» накопившееся за многие века драгоценный металл в обмен на наркотическое зелье. В конце 19 века Лондон начал англо-бурскую войну с целью установить эффективный контроль над запасами золота в Южной Африке. За опиумными войнами и англо-бурской войной стояли Ротшильды.В учебниках по экономической истории упоминается, что с 1873 года в Европе началась экономическая депрессия. Однако при этом редко упоминается, что завершилась она лишь через 23 года, в 1896 году. Это была Великая депрессия, даже более продолжительная по сравнению с той, которая началась на Западе с паники на нью-йоркской фондовой бирже в октябре 1929 года. Нечволодов подчеркивает, что депрессия 1873-1896 гг. была вызвана исключительно массовым переходом стран на золотую валюту. Разрушительные последствия золотой валюты были налицо. Нечволодов собрал большое количество статистического материала, показывавшего сжатие денежной массы, рост безработицы, дефляцию цен, увеличение банкротств. Впрочем, это было время, когда хозяева золота несказанно обогащались на кризисе и депрессии. В.И. Ленин в своей работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916 г.) назвал последние три десятилетия 19 века периодом перехода капитализма в его высшую, монополистическую стадию. Он также отметил повышение внешней агрессивности, склонности к аннексиям и войнам зрелого, монополистического капитализма. С выводами Ленина трудно не согласиться (впрочем, это были выводы, заимствованные им из авторитетных иностранных источников — работ К. Каутского, Р. Гильфердинга, Дж. Гобсона и др.). Но при этом Ленин умудрился не заметить связи происходивших трансформаций капитализма с повальным введением западными странами золотых валют.О денежной реформе С. Витте, обмане народа и предательстве элиты.Итак, Нечволодов дал обзор экономической депрессии в странах Европы в последние десятилетия 19 века. Тем удивительнее, что Россия в конце XIX века на всех парах мчалась к золотому рублю. Нечволодов объясняет этот печальный феномен рядом причин. Во-первых, предательством многих представителей правящей верхушки Российской империи, которые фактически были агентами влияния, действовавшими в интересах клана Ротшильдов. Главным агентом влияния Нечволодов и другие русские патриоты называли тогдашнего министра финансов С.Ю. Витте. Он был тесно связан с масонскими ложами и мировыми банкирами Запада. С.Ю. Витте вел подрывную работу против России по многим направлениям. Но, пожалуй, главным была подготовка по введению в России золотого рубля.Во-вторых, смутным представлением большей части простого народа о том, что такое деньги, банки, золото. Это было неудивительно, т.к. значительная часть населения России была неграмотна, не умела ни читать, ни писать.В-третьих, тем, что большая часть «образованного» общества была «отравлена» разного рода экономическими теориями, которые убеждали, что настоящими деньгами может быть только золото. И тут немалую роль сыграла не только английская политическая экономия в лице Давила Рикардо, но также марксизм. В «Капитале» Маркса красной нитью проходит мысль, что золото и только золото годится на роль денег как всеобщего эквивалента. На том основании, что, мол, золото имеет устойчивую внутреннюю стоимость, которая выражается затратами общественно необходимого труда. Нечволодов в своей работе дал убедительную критику этого лукавого положения марксизма. Он показал, что как раз золото (по сравнению со многими другими товарами) является тем товаром, затраты на производство которого подвержены сильным колебаниям. Эти затраты определяются геологическими условиями залегания металла. Можно также вспомнить революцию цен, которая началась в Европе в эпоху Великих географических открытий, когда из Америки хлынули большие количества золота.(...)Окончание здесь:https://cont.ws/post/373206

20 октября 2014, 10:10

Забытый основатель русской геополитики

Одним из забытых политологов, пытающихся заложить эту новую науку в России еще в начале XIX века является А.Е. Вандам. Под странно звучащей европейской фамилией скрывается офицер генерального штаба российской армии, боевой генерал, военный разведчик, герой англо-бурской войны, путешественник и исследователь Алексей Ефимович Едрихин. Его судьба сама по себе удивительна и могла бы стать отличным сценарием для исторического приключенческого фильма. А.Е. Едрихин родился 17 марта 1867 г. в Минской губернии в многодетной семье отставного рядового солдата. В семнадцать лет А.Е. Едрихин поступил вольноопределяющимся в 120-й Серпуховской полк. Что любопытно, при определении его в армию он показал минимальный из возможного уровень образования, ниже четырех классов, то есть буквально только умел читать и считать. Тем не менее уже через два года А.Е. Едрихин поступает в Виленское юнкерское пехотное училище, которое оканчивает в 1888 г. Вопреки всем трудностям в 1897 г. поручик (за 11 лет он продвинулся всего лишь на два звания!) А.Е. Едрихин успешно выдержал все экзамены (два из них по иностранным языкам) и поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. А уже через два года обучения поручик Едрихин пишет рапорт о своем желании отправиться на фронт англо-бурской войны в качестве добровольца. Рапорт был утвержден самим военным министром Куропаткиным. Именно с этого времени начинается взлет карьеры обер-офицера Генерального штаба А.Е. Едрихина. Судя по всему, поездка в Африку была его первой миссией в качестве военного разведчика. В этой поездке проявляется и его талант исследователя. Он публикует в газете «Новое время» свои «Письма о Трансваале» под псевдонимом А.Е. Вандам. И. Образцов, исследовавший биографию Едрихина, считает, что столь странная фамилия была выбрана в честь генерала наполеоновских войн Вандама или же одного из героев англо-бурской войны коменданта Йоханнесбургской конной полиции Ван Дамма. Как бы то ни было, все будущие труды А.Е. Едрихина выходили под этой фамилией. В дальнейшем А.Е. Едрихин служил в Интендантском управлении Генерального штаба, под которым в то время скрывалась российская военная разведка, позже – непосредственно перед началом Русско-японской войны – военным агентом в Китае (назначение на эту должность требовало обязательного знания китайского языка). Первую мировую войну он встретил полковником Генерального штаба в Киевском военном округе. А.Е. Едрихин от начала до конца прошел всю войну, а в 1917 г. был произведен в чин генерал-майора. Революционные изменения он не принял, но и его участие в «белом движении» не было долгим. В 1919 г. он эмигрировал, и в 1933 г. умер на чужбине, в Таллине, где и был похоронен на русском кладбище при церкви св. Александра Невского. А.Е. Едрихина можно смело назвать одним из первых русских исследователей в области геополитики и теории военной международной безопасности. Написано и издано им было сравнительно немного – в 1912 г. в типографии А.С. Суворина в Санкт-Петербурге была опубликована его книга «Наше положение», спустя еще год там же – «Величайшее из искусств. Обзор современного международного положения в свете высшей стратегии». В обеих работах автор раскрывает логику и системный характер действий государств на международной арене, продиктованный их базовыми постоянными национальными интересами. Используя в первую очередь метод исторического обзора, Едрихин пытается определить цели и задачи государства Российского, а также силы, противостоящие претворению в жизнь наших национальных интересов. Особенное значение и вес этим работам придает стремление автора выделить высшие геополитические закономерности в развитии международных отношений. Взаимозависимость и противостояние государств Едрихин пытается объяснить неким эволюционным законом выживания сильнейшего и гибели слабейшего в историческом процессе: «… как бой представляет собой только один из скоротечных актов длящейся обыкновенно годами войны, так и война есть не что иное, как – кратковременный акт никогда не прекращающейся борьбы за жизнь. Отсюда логически следует, что для ведения борьбы за жизнь необходимо особое искусство – высшая стратегия или политика» Автор отталкивается прежде всего от географического фактора – расположения государств на карте мира, обеспеченности их всеми видами необходимых ресурсов, климатическими условиями и т.п. По сути, можно говорить о том, что Едрихин первым из российских авторов начал применять геостратегический анализ международных отношений. «…Своим географическим положением русский народ обречен на замкнутое, бедное, а вследствие этого и неудовлетворительное существование. Неудовлетворенность его выразилась в никогда не ослабевавшем в народных массах инстинктивном стремлении «к солнцу и теплой воде», а последнее, в свою очередь, совершенно ясно определило положение Русского государства на театре борьбы за жизнь… Великая Северная Держава имеет… всего лишь один фронт, обращенный к югу и простирающийся от устья Дуная до Камчатки». Именно на этом «фронте борьбы за жизнь» Россия столкнулась с теми силами, интересам которых противоречило продвижение русского народа. Едрихин на основании географии и исторического инстинктивного стремления русского народа в течение четырехсот лет определяет его цель. «Сама судьба начала направлять нас к тому же «Востоку»… Провидение зажгло на Амуре такой сильный маяк, свет которого сразу же сделался виден всей России, и этим ясно сказало нам «вот ваша дорога!». Едрихин не жалеет красок при описании подвигов и провалов русских деятелей, сознательно или же бессознательно, но увидевших это историческое направление продвижения России – Обухова, Пояркова, Хабарова, Степанова, Зиновьева, Головина, Путятина, Невельского, Баранова и многих других. Едрихин утверждает, что именно «наше положение» толкало нас на восток, но возможность эта не была понята и осознана нами к «тому важному историческому моменту, когда арена была еще свободна». «Закончив наше наступление через Сибирь выходом к Желтому морю, Россия могла бы сделаться такой же морской державой на Тихом океане, как Англия на Атлантическом, и такими же покровителями Азии, как англосаксы Соединенных штатов – Американского материка». Определив ареал российских национальных интересов, максимально объективно оценив действия нашего государства на театре борьбы за жизнь, автор переходит и к описанию тех государств, которым исторически и географически предначертано было быть нашими противниками. Более того, Едрихин не только описывает мотивы действий противостоящих России сил, но и анализирует причины их побед и наших неудач. Что примечательно, автор не скрывает своей патриотической позиции, но одновременно с этим старается быть максимально объективным по отношению к историческим событиям. Генерал Едрихин как исследователь осознает, что именно геостратегический фактор межгосударственных отношений предопределил вечное противостояние, а закономерное стремление оказаться победителем, свойственное абсолютно любому государству и нации, сделало «англосаксов» врагами российских интересов. «Заводить тихоокеанский флот, как этого настойчиво домогались Шелехов и Баранов, обязывавшиеся дать ему отличную стоянку на Гавайских островах, считалось лишним, ибо по тогдашнему нашему мнению Великий океан был и на веки веков должен был остаться мертвой и никому ненужной пустыней. Но вот пришли англосаксы, отняли у нас наши тихоокеанские пастбища, и мы отошли на Камчатку. Затем те же англосаксы направились к Китаю и начали ломать окна и двери нашего соседа. На этот шум мы спустились к Амуру и, сняв с плеч котомку, уселись в ожидании новых событий». Тем не менее, по мнению Едрихина, у англосаксов нет более опасного противника, чем русский народ. Именно Россия может и должна помешать им распространить свое абсолютное господство на весь мир. «…в бою под Манилой зашедшие с юга Азии англо-саксы направляли свои орудия через головы уже повергнутых ими испанцев против великой славянской державы и открывали борьбу, которая к середине XX столетия должна будет закончиться торжеством англосаксонской расы на всем земном шаре… Главным противником англосаксов на пути к мировому господству является русский народ». В качестве основных условий реализации национальных интересов на международной арене в полном объеме Едрихин указывает на: ❏ Географическое положение государства. ❏ Обеспеченность стратегически важными ресурсами. ❏ Четкое определение направления геостратегического развития. ❏ Поддержание единого политического курса даже при смене правителей и правительств. «В более трудной и требующей большего искусства, чем война, борьбе за жизнь, народ представляет собой армию, в которой каждый человек борется по собственной стратегии и тактике. Но правительство, как главнокомандующий своего народа, обязано: во-первых, внимательно следить за тем, в какую сторону направляется народная предприимчивость; во-вторых, всесторонне и хорошо изучив театр борьбы, безошибочно определять, какое из направлений наиболее выгодно для интересов всего государства; и, В-третьих, с помощью находящихся в его распоряжении средств умело устранять встречаемые народом на его пути препятствия». Именно такими качествами «англосакских» правительств, как политическая и стратегическая «дальнозоркость», последовательность в реализации принятого курса, А.Е. Едрихин объясняет превосходство наших противников над нами на театре «борьбы за жизнь». Что любопытно, описывая планирование действий государств на международной арене, автор первым, намного раньше З. Бжезинского проводит параллель с шахматной доской. «Простая справедливость требует признания за всемирными завоевателями и нашими жизненными соперниками англосаксами одного неоспоримого качества – никогда и ни в чем наш хваленый инстинкт не играет у них роли добродетельной Антигоны. Внимательно наблюдая жизнь человечества в целом и оценивая каждое событие по степени влияния его на их собственные дела, они неустанной работой мозга развивают в себе способность на огромное расстояние во времени и пространстве видеть и почти осязать … в искусстве борьбы за жизнь, т.е. политике, эта способность дает им все преимущества гениального шахматиста над посредственным игроком. Испещренная океанами, материками и островами земная поверхность является для них своего рода шахматной доской, а тщательно изученные в своих основных свойствах и духовных качествах своих правителей народы – живыми фигурами и пешками, которыми они двигают с таким расчетом, что их противник, видящей в каждой пешке самостоятельного врага, в конце концов, теряется в недоумении, когда им был сделан роковой ход, приведший к проигрышу партии?». Касаясь вопроса взаимоотношений России с другими государствами, Едрихин приходит к выводу, что наиболее прочной базой для партнерства является опять же противостояние экспансии англосаксонской цивилизации. Поэтому роль наших союзников он отводит Германии на Западе и Китаю на Востоке, связывая это, во-первых, с тем, что все три страны вынуждены постоянно отстаивать свое право на расширение жизненного пространства, а, во-вторых, с тем, что это страны «единого континента», которые своим географическим расположением обречены быть противовесом «островным» англосаксам. «Китай, после своих разнообразных опытов с англичанами и американцами, смело мог бы сказать теперь – «плохо иметь англосакса врагом, но не дай Бог иметь его другом!». Можно спорить о политических позициях и выводах генерала А.Е. Вандама (Едрихина), но абсолютно бесспорным является то, что его работы по праву могли стать базовыми для развития в России собственного представления о науке геополитики еще в начале XX в. Кажется невероятным, насколько глубоко и точно автором были предсказаны такие исторические события и процессы, как Первая и Вторая мировые войны, холодная война. Труды А.Е. Едрихина были нами незаслуженно забыты, сегодня они уже не являются «прогностическими», но их методологическая база, широкоохватность и многогранность обязывают сегодняшних российских экспертов-международников почтить их своим вниманием. via Материал из: Генерал А.Е. Вандам – Забытый основатель русской геополитики, Понамарев С.В., Индекс безопасности. 2007. Т. 13. № 1. 

12 августа 2014, 23:46

Англо-бурская война: «коммандос» против армейского порядка

Партизанская тактика позволила бурам побеждать британцев, воевавших по старым, уже изжившим себя военным канонам   Генерал Пит Арнольд Кронье во время Англо-бурской войны и возглавляемый им отряд бурских коммандос. Трансвааль, Южная Африка.Англо-бурская война стала первым конфликтом нового типа. Именно там впервые массово были применены бездымный порох, шрапнель, пулеметы, униформа защитного цвета (хаки) и бронепоезда. Вместе с блокгаузами входит в обращение и колючая проволока, используется рентген для нахождения пуль и осколков у раненых солдат. Создаются специальные подразделения снайперов, а сама тактика буров — боевые действия мелкими мобильными отрядами — станет позднее основой для формирования групп спецназа.В этой войне будет пленен и совершит дерзкий побег молодой корреспондент Уинстон Черчилль — Первый лорд Адмиралтейства в годы Первой мировой войны. Будущий председатель Госдумы Александр Гучков, вместе с другими иностранными добровольцами, будет сражаться в рядах буров, а молодой юрист Махатма Ганди возглавит индийский санитарный отряд и получит от британцев золотую звезду за храбрость. Сама война ровно за 100 лет до военной операции НАТО в Югославии станет одним из первых конфликтов, мотивированных защитой «прав и свобод человека» и защитой «ценностей цивилизованного сообщества».Предыстория конфликтаГолландская Ост-Индская компания завозила колонистов из Нидерландов для освоения и управления своими землями на юге Африки. После наполеоновских войн эти территории окончательно переходят к Великобритании, которая лишает потомков голландских и французских колонистов, сформировавших позднее бурский народ, самоуправления, возможности получать образование на родном языке и навязывает им свои идеологические установки.В знак протеста многие буры покидают благодатные края Капской колонии. Двигаясь на север, они совершают великий трек, или большое переселение, в результате которого, не без конфликтов, занимают территорию местных племен и основывают несколько государств. Однако все это происходит под неусыпным оком «большого британского брата». В 1867 году на границе Оранжевой республики и Капской колонии обнаруживается крупнейшее в мире месторождение алмазов. Позднее здесь возникнет компания Дэ Бирс — алмазная империя британского колониального романтика и капиталиста Сесила Джона Родса (в честь него была названа Родезия), который в 1890-х годах занял пост премьер-министра Капской колонии и являлся одним из сторонников «ястребиной политики» в отношениях с бурскими республиками. Сесиль Родс стремился расширить сеть британских владений в Африке «от Каира до Кейптауна», вынашивая идею постройки трансафриканской железной дороги, и независимые бурские государства мешали этим планам самим фактом своего существования.   Сесил Джон Родс и его партнер Альфред Бейт. 1901 год.  В результате первой войны между бурами и Англией 1880–1881 годов заключаются соглашения, которые содержат ряд запутанных правовых норм о сюзеренитете Британии над Трансваалем — в частности, в эти соглашения был включен пункт об обязательном одобрении английской королевой всех договоров, заключаемых правительством Трансвааля с другими государствами или нациями.Однако основные проблемы начинаются в конце 1880-х годов и связаны они были с обнаружением на территории бурских государств огромных залежей золота. Его добыча довольно затруднительна, так как требует особых инструментов, навыков и инвестиций, поэтому буры, преимущественно занятые выпасом скота, были не в состоянии этим заниматься. В страну прибывают десятки тысяч ойтландеров — пионеров британской экспансии. За считанные годы в бурских колониях появляются целые города, населенные иностранцами. Начинается период внутренней напряженности между «понаехавшими» и «местными».Активная добыча полезных ископаемых увеличивает чиновничий аппарат и расходы бюджета. Правительство президента Трансвааля Пауля Крюгера в целях пополнения казны идет на выдачу концессий иностранным компаниям и предпринимателям. Памятуя об английской угрозе, концессии старались выдавать кому угодно, но только не британцам. Тогда британские колониальные власти в Южной Африке, провоцируемые оставшимися не у дел дельцами, вспоминают о праве королевы на сюзеренитет Трансвааля и требуют предоставить гражданские права британцам, живущим в Трансваале. Разумеется, буры не желают давать избирательные права ойтландерам, справедливо опасаясь за будущее своих государств, так как последние совершенно открыто выступают проводниками британской политики. Так, во время приезда Пауля Крюгера в Йоханнесбург встречающая его толпа ойтландеров запела гимн Великобритании God save the Queen и демонстративно сорвала флаг Трансвааля.Нельзя сказать, что буры не пытались инкорпорировать ойтландеров в свое общество. Постепенно проводились реформы, допускавшие трудовых мигрантов к решению государственных вопросов, в частности, была создана вторая палата парламента (нижний фолксраад) Трансвааля, куда могли быть избраны представители натурализовавшихся ойтландеров, в то время как первая палата формировалась только из урожденных граждан республики. Однако постоянные интриги ойтландеров и их влиятельных покровителей вроде Сесила Родса не способствовали наступлению разрядки.  Президент Трансвааля Пауль Крюгер (Стефанус Йоханнес Паулус Крюгер). Около 1895 года.  Последней точкой кипения стал инцидент, получивший позднее известность как рейд Джеймсона — вторжение отряда родезийских и бечуаналендских полицейских в Йоханнесбург, организованное Родсом с целью поднять восстание ойтландеров против правительства Крюгера. Перед вторжением были организованы массовые акции протеста против бурского правительства, в ходе которых в ультимативной форме был инициирован список претензий. Однако никакой поддержки мятежникам со стороны населения Йоханнесбурга оказано не было. Справедливо опасаясь армии буров и видя решение своих проблем в войне, которую должно вести правительство «Ее Величества», поселенцы не хотели рисковать своими жизнями. Мятеж был подавлен, а сам его предводитель доктор Джеймсон арестован.Сторонам становится очевидно, что решить их противоречия может только большая война. Британцы вовсю раскручивают пропагандистскую кампанию о якобы беспрецедентном давлении на британских граждан, которые лишены фундаментальных человеческих и гражданских прав. Одновременно с этим на границе бурских колоний наращивается британский военный контингент. Правительство Трансвааля не остается в стороне и начинает закупки современного оружия, строит оборонительные сооружения, подписывает военный союз с братской Оранжевой республикой.Необходимо сказать пару слов о бурском ополчении. Вопреки господствовавшим в то время военным доктринам, армия буров не имела деления на корпуса, бригады или же роты. Армия буров вообще не была знакома с военными доктринами и военной наукой. Существовали отряды коммандос, которые могли состоять из дюжины или тысячи человек. Бурские коммандос не признавали никакой воинской дисциплины, они даже отказывались именоваться солдатами, видя в этом оскорбление их достоинства, так как солдаты, по их мнению, сражаются за деньги, а они — граждане (бюргеры), которые всего лишь выполняют свои обязанности по защите страны.Не имели бурские коммандос и военной униформы; за исключением артиллеристов и нескольких отрядов, состоящих из буров-горожан, бюргеры воевали в той же одежде, что использовалась ими в мирное время. Демократичный дух буров пронизывал все общество, и армия не была исключением. Все решалось голосованием: от выборов офицеров до принятия военного плана предстоящей кампании, и каждый боец имел право голоса наравне с офицером или генералом. Бурские генералы не сильно отличались от рядовых бойцов, военного образования не было ни у тех, ни у других, поэтому очень часто они менялись местами: боец мог стать генералом, а генерал легко мог быть разжалован до рядового бойца.В бою бюргер не следовал за офицером, не исполнял его указов, а действовал сообразно обстановке и по своему усмотрению. Поэтому гибель офицера ничего не меняла, бюргер был сам себе офицер, а если надо, то и генерал. Роль офицеров была проста — координировать действия бюргеров и помогать им советом, но не более. В традиционной армии солдат привык подчиняться офицеру и действовать только при наличии соответствующего приказа, таким образом, гибель последнего лишала подразделение управления и сковывала бойцов.Именно этот анархистский дух и был причиной побед и поражений армии буров.Война После провала рейда Джеймсона стороны перешли к военным приготовлениям, британцы начали концентрацию войск на границе с бурскими республиками, войска со всех британских колоний стягивались в Южную Африку. Президент Трансвааля Пауль Крюгер направил ультиматум, требуя в течение 48 часов прекратить военные приготовления против бурских республик, а все спорные вопросы между странами урегулировать при помощи третейского суда. Англичане отвергли ультиматум и 11 октября 1899 года отряды бурского ополчения перешли границу британских провинций Наталь и Капской колонии. Война началась.Отсутствие четких планов кампании, дрязги между бурскими генералами, а также затянувшаяся осада некоторых ключевых городов, в частности Кимберли — города, в котором укрылся сам Сесиль Родс, и Мафекинга, обороной которого руководил основатель скаутского движения полковник Баден-Пауэл, сковали основные силы буров, и они оказались неспособны развивать дальнейшее наступление. Точнее, они просто не знали, что им делать. Исторический шанс занять Капскую колонию и возбудить местных буров против англичан был безвозвратно утерян, а инициатива закономерно перешла к британцам, заметно увеличившим и усилившим свой контингент в регионе.Уже первые недели войны показывают сравнительную отсталость британской армии и ее неспособность эффективно сражаться с бурскими коммандос, использующими технически более продвинутое оружие, воюющими вообще без униформы, в землистого цвета костюмах, сливающихся с окружающей местностью. Сама британская военная форма ярко-красного цвета, которая помогала в гуще боя мгновенно определить, кто рядом с тобой (друг или враг) после революционных усовершенствований огнестрельного оружия, улучшивших точность и дальность стрельбы, делала солдата превосходной мишенью для вражеского снайпера. Кроме того, благодаря улучшениям точности стрельбы увеличиваются маневренность войск (отстрелялся и отошел) и расстояние прицельного огня по солдатам противника. Колонны, в которые традиционно строились солдаты всех европейских армий, уже не выполняли своих изначальных функций. На смену колоннам приходят стрелковые цепи, позволяющие более эффективно вести огонь по противнику, что также заметно уменьшает и собственные потери.  Джон Дентон Пинкстон Френч, 1-й граф Ипрский, виконт Ипрский и Хайлейкский. Около 1915 года.  Военная форма цвета хаки была впервые введена (как эксперимент) для отдельных подразделений британских колониальных войск в Индии во второй половине XIX века. Как всегда, главными противниками перехода на новую униформу стали консервативные британские военные, не желавшие менять сложившуюся форму, однако потери от использования классической униформы говорили сами за себя и военные уступили. Великобритания навсегда отказалась от ярко-красной униформы. Новое обмундирование британской армии стало культовым для военных всего мира вплоть до настоящего времени; так, классический английский военный мундир стал называться френчем, по имени британского генерала Джона Френча, одного из участников войны в Южной Африке. В годы Первой мировой Френч возглавит британские экспедиционные войска во Франции.Повышая качественную составляющую, британцы не забывали и о количественной. К концу 1899 года общая численность британских войск в регионе достигает 120 тысяч, затем, постоянно повышаясь к концу войны, доходит до 450 тысяч. Что касается бурского ополчения, то за всю войну его численность вряд ли могла превысить 60 тысяч бойцов.Постепенно англичане оттесняют коммандос из капской колонии и Наталя, перенося войну на землю Оранжевой республики и Трансвааля, буры теряют все крупные города — начинается партизанская война.ДобровольцыГоворя о бурской войне, невозможно не упомянуть об иностранных добровольцах. В литературе (особенно британской) участие иностранцев в бурской войне заметно преувеличено. Несмотря на то что некоторые отдельные добровольцы оказали действительно неоценимую помощь бурским войскам, в целом заметного следа они не оставили. Более того, подчас они только мешали бурскому командованию, пытаясь научить буров правилам ведения войны, тогда как последние считали свою тактику и стратегию максимально эффективной в данных условиях и не прислушивались к словам заезжих экспертов.Первым таким отрядом стал Германский легион, почти полностью разгромленный в битве под Эландслаагте. После этого поражения буры долгое время не разрешали создание национальных добровольческих отрядов, и только ухудшение ситуации на фронтах изменило их позицию. В итоге были сформированы отряды из американских, французских, ирландских, немецких, голландских добровольцев.Русские добровольцы, многие из которых были жителями Йоханнесбурга, воевали в составе бурских коммандос. Одно время действовал и Русский отряд под командованием капитана Ганецкого, но русским отряд был только по названию. Из примерно 30 человек сражавшихся в отряде русских было менее трети.Кроме русских йоханнесбуржцев были и добровольцы, прибывшие напрямую из России, общество которой поддерживало буров. Больше всего отличился подполковник Евгений Максимов, который благодаря своим заслугам дослужился до звания «боевой генерал», а во время боев в Оранжевой республике стал даже заместителем командира всех иностранных добровольцев — Вильбуа Мореля. Впоследствии «боевой генерал» Максимов будет тяжело ранен и эвакуирован в Россию, свою смерть он встретит в 1904 году уже во время русско-японской войны.Стоит также отметить и итальянских добровольцев капитана Ричиарди, которые, впрочем, воспринимались бурами скорее как грабительская шайка, нежели боевой отряд. Сам капитан Ричиарди стал известен тем, что, проводя обыск у плененного Уинстона Черчилля, обнаружил у него запрещенную Гаагской конвенцией пулю «дум-дум». Именно в ходе бурской войны Уинстон Черчилль стал широко известен британской публике, благодаря своему пленению и побегу. Позднее, в возрасте 26 лет, он будет избран в британский парламент. Кстати, пули «дум-дум» британцы и дальше будут использовать, несмотря на их официальный запрет на Гаагской мирной конференции в 1899 году.  Уинстон Черчилль на лошади во время работы журналистом в Южной Африке. 1896 год. Опуская многочисленные грабежи и разбои, учиненные этим формированием, необходимо отметить значительный вклад итальянцев в осуществление диверсионной войны. Они изрядно помогли бурам, прикрывая их отступление посредством взрывов мостов и нападением на британские части для отвлечения внимания последних.Концентрационные лагеря для партизанУже к осени 1900 года, после разгрома основных подразделений бурского ополчения и перенесения войны в бурские республики, война переходит в партизанскую фазу, которая продлится два года. Рейды бурских партизан причиняли британцам значительные потери. Тактическое превосходство благодаря хорошему знанию местности и лучшей индивидуальной подготовке бойцов оставалось у буров вплоть до конца войны, но это не могло компенсировать подавляющее превосходство англичан в людях и вооружении. Кроме того, британцы использовали множество ноу-хау, среди которых печально известные концентрационные лагеря.В них сгонялось гражданское население, чьи фермы британцами сжигались, а скот и посевы уничтожались. По иронии, эти лагеря назывались refugee camps — лагеря для беженцев. Затем в них стали отправлять те семьи, что помогали бурскому сопротивлению продовольствием, медикаментами и т.п. Всего в концлагерях было собрано около 200 тысяч человек — примерно 120 тысяч буров и 80 тысяч черных африканцев, для которых были созданы отдельные лагеря.Во всех без исключения лагерях царили антисанитарные условия, питание узникам поставлялось нерегулярно, около четверти обитателей этих лагерей погибло, из них подавляющее большинство — женщины и дети. Мужчин англичане отправляли в заключение в другие колонии: в Индию, на Цейлон и т.п.Другим элементом контр-партизанской войны стало широкомасштабное использование блокгаузов. Буры, используя классическую партизанскую тактику, совершали глубокие рейды в тыл врага, разрушали коммуникации, проводили диверсии, нападали на гарнизоны, уничтожали небольшие отряды британцев и безнаказанно уходили.Для противодействия такой активности было решено покрыть территорию бурских государств целой сетью блокгаузов. Блокгауз — это небольшой укрепленный пункт, задействованный в прикрытии наиболее важных направлений или объектов.Бурский генерал Христиан Девет так описывал это новшество: «Многие из них были сложены из камня, имели обыкновенно круглую форму, иногда же четырехугольную и даже многогранную. В стенах были сделаны отверстия для стрельбы в расстоянии шести футов одно от другого и четырех футов от земли. Крыша была железная».Всего было построено около восьми тысяч блокгаузов. Британцы начали использовать телефонную связь на фронте, и многие блокгаузы снабжались телефонами на случай нападения коммандос. При обрыве телефонных проводов персонал блокгауза сообщал о нападении с помощью сигнальной ракеты.Свою роль в победе над бурскими партизанами, активно атакующими британские пути сообщения, сыграло использование бронепоездов. Эти «блокгаузы на колесах» состояли из вагонов двух типов — открытых без крыш и с крышами. Использовались также обычные вагоны с бортами, которые изготовляли из стальных листов с амбразурами.Укрытие паровозов делали двух типов — либо из стальных канатов, либо из стальных же листов. Обычно бронепоезд состоял из трех-четырех вагонов. Боевая рубка командира бронепоезда размешалась в тендере паровоза. Для маскировки такой поезд раскрашивали под цвет местности. Очень важно было обеспечить осмотр местности с бронепоезда. Для этого использовали специальные наблюдательные вышки или даже воздушные шары. Воздушный шар крепили к поезду тросом, который наматывался на вал лебедки.  Бронепоезд британской армии. Между 1899 и 1902 годами. Южная Африка.  Финал и итоги войныПонимая, что на карте стоит уже не просто поражение в войне, а гибель целого народа, бурские полевые командиры были вынуждены заключить 31 мая 1902 года мирный договор. Согласно нему бурские республики становились частью Британской империи, получая взамен право на широкое самоуправление и три миллиона фунта стерлингов в качестве компенсации за фермы, сожженные британцами во время войны.Магия даты 31 мая еще не раз скажется на англо-бурских взаимоотношениях: 31 мая 1910 году Трансвааль и Оранжевая объединяются с Капской колонией и Наталем в британский доминион Южно-Африканский Союз (ЮАС), а 31 мая 1961 года ЮАС становится полностью независимым государством — Южно-Африканской Республикой.Никто из британских генералов и военных аналитиков не подозревал, что война продлится так долго и унесет столько жизней британских солдат (около 22 тысяч человек — против восьми тысяч погибших у буров), ведь противником британской империи была «кучка невежественных фермеров», как это объявлялось английской пропагандой. Самое интересное, что именно отсутствие профессиональной военной подготовки и базовых представлении об основах военной тактики и стратегии позволяло бурам побеждать британцев, воевавших по старым, уже изжившим себя военным канонам.Однако отсутствие стратегического плана ведения войны не позволило бурскому ополчению добиться победы, хотя время начала боевых действий было выбрано очень удачно и британских сил в регионе было недостаточно для отражения нападения. Буры, не имея дисциплины, должного уровня организации и четких планов военной кампании, не сумели воспользоваться плодами своих ранних побед, а лишь затягивали войну к выгоде британской стороны, сумевшей сконцентрировать необходимое число войск и добиться как качественного, так и численного преимущества над противником.Война в Африке, наряду с последующими марокканским кризисом 1905 и 1911 годов и боснийским кризисом 1908 года, имела все шансы стать мировой войной, так как в очередной раз обнажила противоречия между великими державами. Буры и их неравная борьба вызывали симпатию не только в странах-конкурентах Великобритании, таких как Германия, США или Россия, но и в самом туманном Альбионе. Благодаря англичанке Эмили Хобхаус в Великобритании узнали про концентрационные лагеря и жестокое обращение с гражданским населением в Южной Африке, авторитет страны оказался серьезно подорван.В 1901 году, немного не дожив до окончания войны,в Южной Африке, умирает легендарная королева Виктория, правившая страной 63 года, а вместе с ней — и сравнительно благополучная викторианская эпоха. Наступает время великих войн и потрясений. источник