• Теги
    • избранные теги
    • Компании541
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1742
      • Показать ещё
      Разное1410
      • Показать ещё
      Формат43
      Люди448
      • Показать ещё
      Международные организации118
      • Показать ещё
      Издания58
      • Показать ещё
      Показатели21
      • Показать ещё
АРМАДА
19 января, 20:29

Блицкриг Киева: смять Донбасс за неделю (Украина дала понять, что готова отбросить Минские соглашения и силой вернуть себе мятежный регион)

Тревожное совпадение: в короткий промежуток времени сразу два серьезных украинских политика заявили, что в ближайшее время будет предпринята решительная попытка вернуть Киеву неподконтрольные ему территории на Юго-Востоке. Три недели назад на эту тему высказался бывший глава военно-гражданской администрации Луганской области Георгий Тука. По его мнению, радостное для него событие случится уже в 2017 году. Иной конкретики в словах Туки не оказалось. Но 17 января этот факт сполна компенсировал министр внутренних дел Украины Арсен Аваков. Своим пограничникам он поставил задачу быть готовыми "выйти на международно признанную государственную границу в Донбассе" в течение одной-двух недель после принятия руководством Украины соответствующего решения. "Ключевая задача пограничников в этом году - готовность к деоккупации Донбасса", - распорядился министр. Такое впечатление, что и Тука, и Аваков на днях были ознакомлены с неким планом, который готов в Киеве. Иначе с чего вдруг они столь уверенно заговорили о сроках скорой "деоккупации"? Если так, следовательно, украинское политическое и военное руководство набирается решимости дать, наконец, отмашку к началу блицкрига, о необходимости и даже неизбежности которого давно говорят на Украине и политики, и военные, и эксперты. Логика их рассуждений такова: Минские соглашения совершенно очевидно неприемлемы для Киева. Поэтому давно мертвы, выполнены никогда не будут и способны служить "дорожной картой" в урегулировании конфликта только на словах. Вместе с тем, вооруженное противостояние на Юго-Востоке тянет последние соки из отдающей концы украинской экономики, заставляя тратить на вялотекущую позиционную войну до пяти процентов и без того скудного ВВП. Долго так продолжаться не может, материальные и финансовые ресурсы быстро иссякают. Если ничего не предпринимать, замерший в ожидании неизвестно чего фронт в Донбассе распадется сам собой. Что остается? Добровольно оставить в покое мятежный регион и пусть он окончательно повиснет на шее Москвы? Это давно предлагают разные не обремененные властью люди в Киеве. Вроде мечтательного киевского журналиста Дмитрия Гордона. Но любой из президентской вертикали, кто всерьез решится официально предложить то же самое, будет немедленно сметен оголтелыми шароварными "патриотами", многие из которых действительно проливали свою и чужую кровь за Юго-Восток и оружия из рук не выпустят ни за какие коврижки. Выходит, в перспективе единственное - внезапным ударом разорвать оборону армий ДНР и ЛНР, не вступая в уличные бои за крупные города, в считанные дни стремительно выйти на линию государственной границы с Российской Федерацией. А пока в Москве размышляют над характером и масштабом ответных действий, громко воззвать к мировому сообществу: "Караул! На помощь! Убивают!". Если это самое мировое сообщество решится мгновенно поставить политический или военный шлагбаум на пути разворачивающихся для контрнаступления российских войск и остановит их на полдороге, разного рода добробатами, СБУ, полицией и прочими силовыми структурами население Донбасса пропустят через фильтрационные лагеря. Оно будет "защищено" в считанные месяцы. И войне конец на условиях Киева. Заманчиво для режима Порошенко? Конечно. Вопрос - выполнимо ли? Рассуждая о возможности одним махом разрубить гордиев узел Донбасса, на Украине обычно ссылаются на успех операции "Буря", которую в похожих условиях в августе 1995 года осуществила армия Хорватии, разгромившая вооруженные силы непризнанной мировым сообществом Республики Сербская Краина (РСК). Населенной, по преимуществу, сербами. Тогда, напомню, все было кончено всего за пять суток (с 4 по 9 августа). Превосходившая хорватов в военном отношении Сербия молча понаблюдала за происходившим, ограничившись дипломатическими протестами, которые никто в мире не услышал. В боях с обеих сторон погибло сравнительно немного людей, 250 тысяч человек стали беженцами. Но спорная территория окончательно перешла под контроль Загреба. Худой или добрый, но установился мир. Действительно, чем, с точки зрения Киева, не вариант для Донбасса? Территория Сербской Краины почти такая же, как общая площадь ЛНР и ДНР (17040 и 15341 квадратный километр соответственно). Соотношение численности боевых формирований хорватов и сербов было где-то три к одному. Примерно такая же картина может быть быстро создана в Донбассе. Да, общая группировка украинских войск, участвующих в так называемой "АТО", по открытым источникам, примерно 50−70 тысяч человек. Им противостоят, как утверждают в Киеве, что-то около 40 тысяч солдат вооруженных формирований ЛНР и ДНР. Баланс, который, вроде бы, не позволяет ВСУ и мечтать о серьезном наступлении. Однако если принять во внимание, что всего сегодня на Украине под ружье поставлено 250 тысяч солдат и офицеров, группировку на Юго-Востоке Киев может в разы нарастить в считанные дни. То, что украинская армия готовится именно к наступательным боям, совершенно очевидно. Так, при увеличении общей численности ВСУ с 2014 годом вдвое, количество стволов гаубичной артиллерии увеличено в три раза. Танковые подразделения введены в штат отдельных воздушно-десантных бригад. Несколько месяцев назад в Одесской области завершено формирование новой 45-й отдельной десантно-штурмовой бригады. А всего только за 2016 год армия Украины пополнилась пятнадцатью боевыми бригадами, двумя отдельными полками и четырьмя отдельными батальонам. Дополнительно развернуты семь отдельных частей и одиннадцать батальонов оперативного, боевого, тылового и технического обеспечения. Полагаю, очевидная каждому крайняя напряженность этих государственных усилий придает дополнительную серьезность опасным прогнозам Авакова и Туки на начавшийся год. Потому что не приходится сомневаться: основная цель этой армады - Донбасс. А теперь посмотрим на другую линию фронта. И обнаружим: плотность боевых порядков здесь столь незначительна, что явно дополнительно провоцирует ВСУ на блицкриг. Не будучи посвященными в расчеты руководителей обороны ДНР и ЛНР, просто посчитаем. Общая протяженность линии соприкосновения сторон на сентябрь 2016 года, по данным бывшего министра обороны Украины генерал-полковника Евгения Марчука, составляла 426 километров. Поскольку с той поры крупных боестолкновений в "зоне АТО" не было, эта цифра просто не могла существенно измениться и к сегодняшнему дню. Если, как уже сказано, общая численность защитников Донбасса примерно 40 тысяч человек, получается, что в среднем на каждый километр фронта в обороне приходится менее сотни бойцов. Что крайне мало. Потому что по существующим в нашей армии нормативам для успешной обороны фронта такой протяженности необходимо только в первом эшелоне иметь не менее 10 полнокровных мотострелковых дивизий. Не менее, чем по 10−12 тысяч солдат и офицеров в каждой. Получается - нужны 100−120 тысяч военнослужащих. В Донбассе втрое меньше. При этом учтем, что все его защитники просто не могут находиться в одной траншее. Потому что по военной науке система обороны дивизии строится на 20−25 километров в глубину. И включает в себя полосу обеспечения, позиции боевого охранения, 3−4 оборонительных позиции, отсечные позиции, отдельные районы и узлы обороны, огневые позиции артиллерии, районы сосредоточения вторых эшелонов, противотанкового резерва и много чего еще. Если выстраивать оборону таким образом, сколько же из сотни донбассцев останется на каждом километре первой траншеи? Впрочем, следует оговориться, что в армиях республик ни мотострелковых, ни танковых дивизий нет вовсе. Эти вооруженные формирования делятся на отдельные бригады и батальоны. Но суть дела это меняет несильно. Батальонный, скажем, район обороны - это до пяти километров по фронту и до трех - в глубину. Если подытожить - в сугубо военном отношении при таком подавляющем преимуществе наступающей стороны повторить хорватскую операцию "Буря", видимо, раз плюнуть. Что же пока удерживает Киев? Полагаю - главное отличие ситуации в Республике Сербская Краина и в теперешнем Донбассе носит политический и географический характер. РСК не имела общей границы со своим союзником Сербией. Поэтому если бы Белград и захотел решительно вмешаться в происходившее в 1995 году, сделать это было затруднительно. Все совершенно не так с Донбассом. Не станем даже сравнивать боевые возможности даже одного нашего Южного военного округа и ВСУ. Они просто несопоставимы. Возьмем менее масштабный, но достаточно красноречивый факт. Вряд ли случайно в Ростовской области, у самой границы с Донбассом, в 2016 году воссоздана 150-я мотострелковая Идрицко-Берлинская ордена Кутузова дивизия. И всего через два дня после заявления Авакова, 19 января, ее многозначительно проинспектировал министр обороны РФ Сергей Шойгу. В тот же день полигон "Кадамовский" 150-й дивизии, а также железнодорожные станции погрузки и выгрузки Матвеев Курган и Хапры нашим Министерством обороны в рамках международных соглашений об укрепления мер доверия гостеприимно продемонстрированы украинской инспекционной группе. Надеюсь, увиденное впечатлило Киев. И напомнило особо разгоряченным в этом городе, каким колючим способен быть северный ветер. Да и просто Россия - не Сербия.(http://svpressa.ru/war21/...)

19 января, 20:29

Блицкриг Киева: смять Донбасс за неделю (Украина дала понять, что готова отбросить Минские соглашения и силой вернуть себе мятежный регион)

Тревожное совпадение: в короткий промежуток времени сразу два серьезных украинских политика заявили, что в ближайшее время будет предпринята решительная попытка вернуть Киеву неподконтрольные ему территории на Юго-Востоке. Три недели назад на эту тему высказался бывший глава военно-гражданской администрации Луганской области Георгий Тука. По его мнению, радостное для него событие случится уже в 2017 году. Иной конкретики в словах Туки не оказалось. Но 17 января этот факт сполна компенсировал министр внутренних дел Украины Арсен Аваков. Своим пограничникам он поставил задачу быть готовыми "выйти на международно признанную государственную границу в Донбассе" в течение одной-двух недель после принятия руководством Украины соответствующего решения. "Ключевая задача пограничников в этом году - готовность к деоккупации Донбасса", - распорядился министр. Такое впечатление, что и Тука, и Аваков на днях были ознакомлены с неким планом, который готов в Киеве. Иначе с чего вдруг они столь уверенно заговорили о сроках скорой "деоккупации"? Если так, следовательно, украинское политическое и военное руководство набирается решимости дать, наконец, отмашку к началу блицкрига, о необходимости и даже неизбежности которого давно говорят на Украине и политики, и военные, и эксперты. Логика их рассуждений такова: Минские соглашения совершенно очевидно неприемлемы для Киева. Поэтому давно мертвы, выполнены никогда не будут и способны служить "дорожной картой" в урегулировании конфликта только на словах. Вместе с тем, вооруженное противостояние на Юго-Востоке тянет последние соки из отдающей концы украинской экономики, заставляя тратить на вялотекущую позиционную войну до пяти процентов и без того скудного ВВП. Долго так продолжаться не может, материальные и финансовые ресурсы быстро иссякают. Если ничего не предпринимать, замерший в ожидании неизвестно чего фронт в Донбассе распадется сам собой. Что остается? Добровольно оставить в покое мятежный регион и пусть он окончательно повиснет на шее Москвы? Это давно предлагают разные не обремененные властью люди в Киеве. Вроде мечтательного киевского журналиста Дмитрия Гордона. Но любой из президентской вертикали, кто всерьез решится официально предложить то же самое, будет немедленно сметен оголтелыми шароварными "патриотами", многие из которых действительно проливали свою и чужую кровь за Юго-Восток и оружия из рук не выпустят ни за какие коврижки. Выходит, в перспективе единственное - внезапным ударом разорвать оборону армий ДНР и ЛНР, не вступая в уличные бои за крупные города, в считанные дни стремительно выйти на линию государственной границы с Российской Федерацией. А пока в Москве размышляют над характером и масштабом ответных действий, громко воззвать к мировому сообществу: "Караул! На помощь! Убивают!". Если это самое мировое сообщество решится мгновенно поставить политический или военный шлагбаум на пути разворачивающихся для контрнаступления российских войск и остановит их на полдороге, разного рода добробатами, СБУ, полицией и прочими силовыми структурами население Донбасса пропустят через фильтрационные лагеря. Оно будет "защищено" в считанные месяцы. И войне конец на условиях Киева. Заманчиво для режима Порошенко? Конечно. Вопрос - выполнимо ли? Рассуждая о возможности одним махом разрубить гордиев узел Донбасса, на Украине обычно ссылаются на успех операции "Буря", которую в похожих условиях в августе 1995 года осуществила армия Хорватии, разгромившая вооруженные силы непризнанной мировым сообществом Республики Сербская Краина (РСК). Населенной, по преимуществу, сербами. Тогда, напомню, все было кончено всего за пять суток (с 4 по 9 августа). Превосходившая хорватов в военном отношении Сербия молча понаблюдала за происходившим, ограничившись дипломатическими протестами, которые никто в мире не услышал. В боях с обеих сторон погибло сравнительно немного людей, 250 тысяч человек стали беженцами. Но спорная территория окончательно перешла под контроль Загреба. Худой или добрый, но установился мир. Действительно, чем, с точки зрения Киева, не вариант для Донбасса? Территория Сербской Краины почти такая же, как общая площадь ЛНР и ДНР (17040 и 15341 квадратный километр соответственно). Соотношение численности боевых формирований хорватов и сербов было где-то три к одному. Примерно такая же картина может быть быстро создана в Донбассе. Да, общая группировка украинских войск, участвующих в так называемой "АТО", по открытым источникам, примерно 50−70 тысяч человек. Им противостоят, как утверждают в Киеве, что-то около 40 тысяч солдат вооруженных формирований ЛНР и ДНР. Баланс, который, вроде бы, не позволяет ВСУ и мечтать о серьезном наступлении. Однако если принять во внимание, что всего сегодня на Украине под ружье поставлено 250 тысяч солдат и офицеров, группировку на Юго-Востоке Киев может в разы нарастить в считанные дни. То, что украинская армия готовится именно к наступательным боям, совершенно очевидно. Так, при увеличении общей численности ВСУ с 2014 годом вдвое, количество стволов гаубичной артиллерии увеличено в три раза. Танковые подразделения введены в штат отдельных воздушно-десантных бригад. Несколько месяцев назад в Одесской области завершено формирование новой 45-й отдельной десантно-штурмовой бригады. А всего только за 2016 год армия Украины пополнилась пятнадцатью боевыми бригадами, двумя отдельными полками и четырьмя отдельными батальонам. Дополнительно развернуты семь отдельных частей и одиннадцать батальонов оперативного, боевого, тылового и технического обеспечения. Полагаю, очевидная каждому крайняя напряженность этих государственных усилий придает дополнительную серьезность опасным прогнозам Авакова и Туки на начавшийся год. Потому что не приходится сомневаться: основная цель этой армады - Донбасс. А теперь посмотрим на другую линию фронта. И обнаружим: плотность боевых порядков здесь столь незначительна, что явно дополнительно провоцирует ВСУ на блицкриг. Не будучи посвященными в расчеты руководителей обороны ДНР и ЛНР, просто посчитаем. Общая протяженность линии соприкосновения сторон на сентябрь 2016 года, по данным бывшего министра обороны Украины генерал-полковника Евгения Марчука, составляла 426 километров. Поскольку с той поры крупных боестолкновений в "зоне АТО" не было, эта цифра просто не могла существенно измениться и к сегодняшнему дню. Если, как уже сказано, общая численность защитников Донбасса примерно 40 тысяч человек, получается, что в среднем на каждый километр фронта в обороне приходится менее сотни бойцов. Что крайне мало. Потому что по существующим в нашей армии нормативам для успешной обороны фронта такой протяженности необходимо только в первом эшелоне иметь не менее 10 полнокровных мотострелковых дивизий. Не менее, чем по 10−12 тысяч солдат и офицеров в каждой. Получается - нужны 100−120 тысяч военнослужащих. В Донбассе втрое меньше. При этом учтем, что все его защитники просто не могут находиться в одной траншее. Потому что по военной науке система обороны дивизии строится на 20−25 километров в глубину. И включает в себя полосу обеспечения, позиции боевого охранения, 3−4 оборонительных позиции, отсечные позиции, отдельные районы и узлы обороны, огневые позиции артиллерии, районы сосредоточения вторых эшелонов, противотанкового резерва и много чего еще. Если выстраивать оборону таким образом, сколько же из сотни донбассцев останется на каждом километре первой траншеи? Впрочем, следует оговориться, что в армиях республик ни мотострелковых, ни танковых дивизий нет вовсе. Эти вооруженные формирования делятся на отдельные бригады и батальоны. Но суть дела это меняет несильно. Батальонный, скажем, район обороны - это до пяти километров по фронту и до трех - в глубину. Если подытожить - в сугубо военном отношении при таком подавляющем преимуществе наступающей стороны повторить хорватскую операцию "Буря", видимо, раз плюнуть. Что же пока удерживает Киев? Полагаю - главное отличие ситуации в Республике Сербская Краина и в теперешнем Донбассе носит политический и географический характер. РСК не имела общей границы со своим союзником Сербией. Поэтому если бы Белград и захотел решительно вмешаться в происходившее в 1995 году, сделать это было затруднительно. Все совершенно не так с Донбассом. Не станем даже сравнивать боевые возможности даже одного нашего Южного военного округа и ВСУ. Они просто несопоставимы. Возьмем менее масштабный, но достаточно красноречивый факт. Вряд ли случайно в Ростовской области, у самой границы с Донбассом, в 2016 году воссоздана 150-я мотострелковая Идрицко-Берлинская ордена Кутузова дивизия. И всего через два дня после заявления Авакова, 19 января, ее многозначительно проинспектировал министр обороны РФ Сергей Шойгу. В тот же день полигон "Кадамовский" 150-й дивизии, а также железнодорожные станции погрузки и выгрузки Матвеев Курган и Хапры нашим Министерством обороны в рамках международных соглашений об укрепления мер доверия гостеприимно продемонстрированы украинской инспекционной группе. Надеюсь, увиденное впечатлило Киев. И напомнило особо разгоряченным в этом городе, каким колючим способен быть северный ветер. Да и просто Россия - не Сербия.(http://svpressa.ru/war21/...)

19 января, 19:58

Блицкриг Киева: смять Донбасс за неделю

Украина дала понять, что готова отбросить Минские соглашения и силой вернуть себе мятежный регион

19 января, 19:05

лидеры роста и падения на ММВБ сегодня

На 18:45 мск наблюдаются нетипичные изменения объема в акциях МегаФон ао (+2.5%, +394%), GTL ао (-2.7%, +275%), МРСК Центр (-1.8%, +201%), ГАЗПРОМ ао (-1.3%, +176%), Татнфт 3ап (-2.8%, +142%). См. таблицу. Лидеры обсуждения сегодня: № Название     Число комм-в Цена, посл Изм, % 1 ГАЗПРОМ ао 42 150.85 -1.31% 2 ФСК ЕЭС ао 36 0.21158 -3.07% 3 ИнтерРАОао 19 3.8005 -2.85% 4 АЛРОСА ао 17 100.45 -0.4% Лидеры роста сегодня: № Время Название     Цена, посл Изм, % Объем, млн руб 1 18:39:50 iЧЗПСН ао   6.52 +39.91% 83.97 2 18:47:30 РусГидро 1.0965 +4.53% 3 069.25 3 18:45:26 Система ао 24.94 +3.79% 266.29 4 18:47:30 RUSAL plc 29.67 +3.56% 33.41 5 18:45:24 МегаФон ао 626.1 +2.47% 170.19 Лидеры снижения: № Время Название     Цена, посл Изм, % Объем, млн руб 1 18:46:37 ФСК ЕЭС ао 0.21158 -3.07% 1 700.88 2 18:46:06 ИнтерРАОао 3.8005 -2.85% 1 337.36 3 18:45:28 Татнфт 3ап 225 -2.81% 77.50 4 18:45:01 ДИКСИ ао 259.6 -2.77% 90.16 5 18:39:58 GTL ао   0.464 -2.73% 13.59 Рост объемов в неликвидах: № Название     Цена, посл Изм, % Объем, млн руб Изм Объема 1 Армада   21.2 +1.92% 0.27 +7529% 2 КМЗ   409 -1.45% 1.90 +4343% 3 ТАНТАЛ ао   45.6 -1.72% 0.06 +4156% 4 ЦМТ ао   9.1 +2.82% 0.10 +3478% 5 ЦМТ ап   6.55 +1.08% 0.23 +3434% Котировки акций онлайн

19 января, 15:00

лидеры роста и падения на ММВБ сегодня

На 14:16 мск наблюдаются нетипичные изменения объема в акциях ОткрФКБ ао (+0.4%, +4 633%), ФСК ЕЭС ао (-0.8%, +985%), МРСК Центр (-3.0%, +794%), МегаФон ао (+1.7%, +562%), GTL ао (-2.3%, +431%). См. таблицу. Лидеры обсуждения сегодня: № Название     Число комм-в Цена, посл Изм, % 1 ГАЗПРОМ ао 27 148.91 -2.58% 2 ФСК ЕЭС ао 27 0.21653 -0.8% 3 АЛРОСА ао 16 101.12 +0.27% 4 ИнтерРАОао 10 3.857 -1.41% Лидеры роста сегодня: № Время Название     Цена, посл Изм, % Объем, млн руб 1 14:45:28 МегаФон ао 621.2 +1.67% 102.54 2 14:45:27 +МосЭнерго 3.003 +1.45% 161.87 3 14:45:30 Система ао 24.365 +1.39% 136.49 4 14:37:58 RUSAL plc 29.03 +1.33% 2.81 5 14:45:30 Сургнфгз-п 32.255 +1.11% 372.33 Лидеры снижения: № Время Название     Цена, посл Изм, % Объем, млн руб 1 14:45:16 Татнфт 3ап 223.6 -3.41% 32.60 2 14:44:06 МРСК Центр   0.4495 -3.02% 10.75 3 14:45:28 Татнфт 3ао 408 -2.86% 380.49 4 14:45:35 ГАЗПРОМ ао 148.91 -2.58% 4 868.46 5 14:44:46 GTL ао   0.466 -2.31% 9.76 Рост объемов в неликвидах: № Название     Цена, посл Изм, % Объем, млн руб Изм Объема 1 Промсвб ао   0.0709 -0.28% 3.36 +157716% 2 iЧЗПСН ао   5.77 +23.82% 42.68 +22030% 3 МРСК СК   22.3 +1.59% 2.79 +7890% 4 ТАНТАЛ ао   45 -3.02% 0.05 +5798% 5 Армада   21 +0.96% 0.19 +5531% Котировки акций онлайн

19 января, 12:26

Александр Проханов // «Завтра», №3, 19 января 2017 года

РУССКАЯ БЕЗДНАРеволюция семнадцатого года. Сто лет, как она случилась. А всё ещё слышны гулы того великого, грозного и ужасного времени. Топот копыт Первой конной. Гудки уплывающих навсегда пароходов. Грохот сталинских заводов и строек. Расстрельные рвы, плачи сирот и вдов. Железная "Линия Сталина" от Балтики до Чёрного моря. Армады германских танков, рвущихся от Смоленска к Москве. Великие битвы у стен Кремля и на волжских кручах, под Курском, Варшавой и Берлином. Обгоревшие трубы сожжённых дотла деревень и дивные города с ампирными дворцами и храмами, вставшие на пепелищах. Эскадрильи ракет, улетающих с Байконура в лазурный космос. Вся планета Земля перевёрнута, перепахана, взбита, как взбивают лежалую перину. На всех континентах полощется красное знамя. XX век — красный век. Век, когда Россия, сорвавшись с дыбы, улетела в космос. Когда великая, рождённая в России мечта овладела всем человечеством. И этот гул, это пламя, эта огненная магма с годами становились всё глуше, всё тише, темней, остывали, превращались в коросту. Так после грандиозного фейерверка всё небо наполнено огненными букетами салютов. А потом они опадают и меркнут. И вот уже в воздухе у самой земли последние искры… И они погасли. Тьма.Что сталось с Россией, когда погасла и канула великая Красная эра? Россию рассекли на десятки ломтей, разбросали в разные стороны. Великая Россия утратила треть своих территорий, откатилась на три столетия вспять. Народы, которые после Победы слились в единый советский народ, рассорились, повернулись друг к другу спиной. Русский народ стал самым большим в мире разделённым народом. Между русскими и украинцами пролегла чудовищная пропасть, хлюпающая кровью, пузырящаяся ненавистью. Великие рудники и заводы, нефтяные поля и гигантские электростанции… Одни из них превратились в руины. Другие были отторгнуты от народа, попали в руки никому не известных, возникших из-под земли карликов. Они завладели великими комбинатами, построенными трудами зэков. Стали хозяевами нефтяных городов, которые в тайге и в тундре воздвигали землепроходцы и энтузиасты-мечтатели.В культуре, на радиоволнах, в эфире, на сценах театров, на страницах газет залютовали неистовые русофобы, ненавистники русской и советской истории, глуша в народе любые побуждения к величию, к осуществлению русской мечты. Страна остановилась в развитии. Её кровь, её богатство, энергия её инженеров и учёных питают другие цивилизации. А ей самой едва хватает жизненных сил, чтобы не умереть на одре.Горстка банкиров, мерзких министров, чиновников захватила земли и леса, недра и русское небо, а огромному большинству народа оставила жалкий удел быть нищими и несчастными. И сегодня остановившаяся, так и не дождавшаяся развития Россия вскармливает злобных карликов, которые с каждым годом становятся всё ненасытнее и богаче, обрекают народ на беды и угрюмое безмолвие. Разверзается пропасть между правящими господами, ослеплёнными собственной роскошью, глухими к людским чаяниям, и народом, наскребающим последние копейки, чтобы оплатить жильё и скудный паёк и не оказаться на улице.Эту пропасть не перейти по шатким висячим мостикам лукавой пропаганды. Там, в этой пропасти, открывается тёмная русская бездна, из которой доносятся гулы столетней давности: пушек, стреляющих по Зимнему и Кремлю, взорванных падающих колоколен, едва различимые стоны из чудовищного Ипатьевского дома.После краха 1991 года, после всех унижений и мук в России вновь заработал русский реактор. Вновь в народе проснулись надежды и силы, пробудилась вековечная русская мечта. Этот реактор питает не только энергию новых оборонных заводов, не только строителей моста, переброшенного в Крым, не только предприимчивость и смекалку русских фермеров и изобретателей. Этот русский реактор работает на таинственном топливе, текущем в русскую жизнь из лучезарного неба. Он питается русской мечтой — мечтой о справедливости, братстве, любви. Мечтой о милосердии и великом откровении, в котором русскому народу открываются смыслы, во имя чего и создано человечество. Если связь между русским небом и русской землёй прервётся, если исчахнет поток, питающий русский реактор небесным топливом, реактор остановится и остынет. Или взорвётся, как страшно взорвался он сто лет назад.Революция предотвращается не силой жандармских управлений и полиции. Не лукавыми проповедями о гражданском мире и согласии. Революция предотвращается властью, направляющей скопившуюся в народе энергию в русло развития, в желоба, по которым кипящая воля народа проявляется в строительстве дворцов и заводов, университетов и храмов. С их возведением всё светлее и благороднее становятся отношения людей, всё больше среди них возвышенной человечности, народ всё ближе к сокровенной мечте об абсолютной божественной справедливости.Таковы уроки русской революции, гулы которой не умолкли и через сотню лет.

19 января, 12:01

Лошади блуждающего острова

Так уж повелось, что остров Сейбл (Sable Island) относят к самым опасным и загадочным островам мира. Находиться он в Атлантическом океане и принадлежит Канаде. Лежит на юго-восток от Галифакса (Новая Шотландия). Площадь о-ва невелика, но для понятия уникальности скажем, что длина его 42 км, а ширина… не более 1,5 км. С воздуха Сейбл напоминает какого-то огромного червя. Хотя размеры для о-ва вещь относительная… Дело в том, что Сейбл – живой остров! Живой в том смысле, что он движется! Никакой опечатки, о-в действительно двигается. Если взглянуть на старые морские карты XVI-XVII века, то можно увидеть, что размеры Сейбла гораздо больше, нежели в наши дни – 270-380 км.На протяжении почти пяти столетий название острова вселяло ужас в сердца мореплавателей, и, наконец, он снискал столь мрачную славу, что его стали называть «островом кораблекрушений», «пожирателем кораблей», «смертоносной саблей», «островом призраков», «кладбищем тысячи погибших кораблей».На Сейбле живут 5 человек, которые работают на метеорологической станции и следят за маяком. Заметим, что раньше персонал был больше и насчитывал 15-25 человек. Так как со временем опасность от Сейбла перестала исходить, контингент уменьшили.Многие называют это местечко не просто загадочным, а самое что ни есть проклятым. Поверьте, основания для такого имеются. Никто не может с точностью сказать, сколько кораблей погибло здесь. Одни называют цифру 350, другие – порядка 500. Важно то, что для многих Сейбл был последним, что они видели в жизни. «Кладбище Атлантики» — называют его моряки. Непостижимым образом, песок на берегах «живого острова» имеет свойство «подстраиваться» под цвет морских волн. Данный оптический эффект – главная причина гибели судов. Корабли (особенно в плохую погоду) на всех скоростях врезались в береговую линию, а экипаж до самого столкновения думал, что впереди только необъятный океан…Некоторым счастливчикам удавалось выжить и какое-то время они жили на о-ве. А вот у севших на мель кораблей судьба была едина – их поглощали зыбучие пески. За два месяца даже от больших судов не оставалось и следа! (отсюда и фраза «пожиратель кораблей»).До сих пор никто точно не знает, кто открыл этот злополучный кусок суши, проклятый многими поколениями мореходов. Норвежцы утверждают, что первыми наткнулись на него викинги, еще до Колумба ходившие океаном в Северную Америку. Французы считают, будто первооткрывателями Сейбла были рыбаки Нормандии и Бретани, которые в самом начале XVI века уже промышляли треску и палтуса на ньюфаундлендских отмелях. Наконец, англичане, которые после французов присовокупили остров к своим некогда обширным владениям, заявляют, что остров открыли их китобои, осевшие на берегах Новой Шотландии и Ньюфаундленда.Некоторые британские географы, говоря об этом, ссылаются на само название острова: первое значение слова «SABLE» в английском языке — «соболь». Странно, не правда ли? Ведь соболи на этом острове никогда не водились. Может быть, дело в том, что изображение острова на карте напоминает прыгающего зверька? Некоторые этимологи склонны видеть в названии острова своего рода исторический казус. Они полагают, что ранее остров обозначался на английских картах словом «SABRE» и что какой-то картограф по ошибке заменил «R» буквой «L». Кстати говоря, «SABRE», что значит «сабля», как нельзя лучше подходит к острову, действительно похожему на ятаган. Второе значение слова «SABLE» (с поэтическим оттенком) — это черный, мрачный, печальный, страшный — в применении к «острову кораблекрушений» тоже вполне объяснимо и логично.Большая часть современных географов и историков, впрочем, сходится во мнении, что Сейбл открыл французский путешественник Лери, совершивший в 1508 году плавание из Европы на «Землю Бретонцев» — полуостров, который позже англичане нарекли Акадией и еще позже — Новой Шотландией. Возможно, что правы сторонники именно этой версии, утверждающие, будто мореплаватель Лери дал новому острову французское название «SABLE». Ведь по-французски это означает «песок», а остров на самом деле только из песка и состоит.Кстати, о поэтах. Истории и «репутация» Сейбла вдохновили немало писателей, среди них такие, как Томас-Чэндлер Галибуртон, Джеймс МакДональд, Томас Х. Раддал и другие. КликабельноСеверное кладбище АтлантикиНа картах XVI столетия, изданных во Франции, Англии и Италии, длина острова оценивается в 150—200 миль, а уже в 1633 году голландский географ Иоханн Ласт, описывая Сейбл, сообщает: «…остров имеет в окружности около сорока миль, море здесь бурно и мелководно, гаваней нет, остров получил дурную славу как место постоянных кораблекрушений».Сейбл расположен в 110 милях к юго-востоку от Галифакса, близ материковой отмели — как раз в том районе, где теплый Гольфстрим встречается с холодным Лабрадорским течением. Именно это обстоятельство и привело к образованию здесь гигантской песчаной серповидной насыпи, которая когда-то простиралась до мыса Код. Геологи считают, что Сейбл — не что иное, как выступившая из-под воды вершина этого серпа.В своем нынешнем состоянии остров вытянулся с востока на запад на 24 мили. Преобладающий рельеф — дюны и песчаные холмы. Местами встречаются участки травянистой растительности. Самая высокая здесь «гора» — холм Риггин-Хилл, высотой 34 метра. В четырех милях от западной оконечности острова расположено полусоленое озеро Уоллас не более четырех метров глубиной. Хотя оно не сообщается с океаном, волны все же попадают в него, перекатываясь через дюны.Западная оконечность острова под непрерывным действием течений и волн Атлантики постепенно размывается и исчезает, а восточная — намывается, удлиняется, и таким образом остров непрерывно перемещается на восток, постепенно удаляясь от берегов Новой Шотландии. Подсчитано, что за последние двести лет Сейбл «прошагал» по океану почти десять морских миль. Известна и нынешняя скорость его передвижения — около 230 метров в год.Высота Сейбла над уровнем океана, как мы уже знаем, невелика, и поэтому с моря он почти неприметен. Только в очень погожие дни с палубы судна можно различить на горизонте узкую песчаную полоску.А ясная погода бывает здесь лишь в июле, когда неистовство океана стихает, и к острову с северной стороны можно подойти на шлюпке.Шторму на Сейбле обычно предшествует необычайно ослепительный восход солнца. Казалось бы, чудесное утро должно закончиться столь же красивым закатом. Но бог весть откуда появившаяся пелена свинцовых облаков застилает солнце, небо чернеет, и вот уже в дюнах тонко свистит ветер. Он крепчает, воет, срывает с верхушек дюн песок и гонит его через остров в океан… Из-за этого секущего песка на острове нет ни одного дерева, даже кустов. Лишь в долине между двумя грядами дюн растут чахлая трава и дикий горох.Главная опасность, которая подстерегает суда у Сейбла, — это зыбучие пески отмелей, своего рода «трясина океана». Моряки и рыбаки всерьез говорят, что они имеют свойство принимать цвет океанской воды. Зыбуны коварного острова буквально поглощают попавшие к ним в плен корабли. Достоверно известно, что оказавшиеся на отмелях Сейбла пароходы водоизмещением в пять тысяч тонн, длиной 100—120 метров полностью исчезали с глаз в течение двух-трех месяцев.Известный американский ученый Александр Грэхэм Белл поспешил на помощь французскому пароходу «Ла Бургонь», терпевшему бедствие 4 июля 1898 года близ Сейбла. Ученый был уверен, что часть людей с парохода добралась до Сейбла, ожидает там помощи. Белл на свои личные деньги организовал спасательную экспедицию, прибыл на остров и тщательно его обследовал. Увы, спасшихся после катастрофы там не оказалось. А вот тут мы подробно рассматривали и обсуждали, почему трагедия на «Ла Бургонь» - позор ФранцииВ ожидании парохода Белл прожил на острове несколько недель, поселившись в доме смотрителя маяка Бутилье и спасателя Смолкомба. В июле 1898 года Белл писал: «Барк «Крафтон Холл» сел на мель в апреле этого года. Великолепное судно казалось невредимым, если не считать, что его корпус в середине треснул. Сегодня лески поглотили жертву полностью».По сохранившимся на спасательной станции острова документам смотритель маяка Джонсон нанес на карту Сейбла места и даты гибели судов начиная с 1800 года. И выяснилось, что каждые два года здесь терпели крушение в среднем три судна.А что было до 1800 года?Движущийся и изменчивый Сейбл со времен древних викингов был постоянен только в одном: в своей непримиримой вражде к проходившим мимо судам.Исторические документы — например, многочисленные тома «Летописи кораблекрушений», морские хроники и прочие источники — позволяют судить, что и в далекие века Сейбл служил гигантским корабельным кладбищем Северной Атлантики. Здесь, под многометровой толщей песка, покоятся острогрудые челны отважных викингов, неуклюжие каракки и галеоны испанцев и португальцев, гулеты рыбаков Бретани, прочные сосновые корабли нантакетских китобоев, английские смэки, кутеры из Гуля, тяжелые трехмачтовые корабли Вест-Индской компании, изящные американские клиперы… И эта канувшая в Лету армада парусников придавлена тяжелыми корпусами затонувших пароходов, плававших под флагами всех стран мира. Одни наткнулись на него, плутая в тумане и пелене дождя, других вынесло на отмели течение, а большая часть кораблей нашла здесь последнее пристанище во время штормов.После каждого шторма Сейбл до неузнаемости меняет рельеф своей береговой линии. Лет сто назад штормы промыли в северной части Сейбла протоку: внутри острова образовалась большая гавань, которая в течение долгих лет служила рыбакам убежищем. Но однажды очередной сильный шторм закрыл вход в бухту, и в этой ловушке навечно остались две американские шхуны. Со временем бывшая гавань превратилась во внутренний пресно-соленый водоем длиной в семь миль. Сейчас озеро Уоллас служит посадочной площадкой для гидросамолетов, которые доставляют на остров почту и продукты.Иногда песчаные отмели и дюны острова, переместившись под действием океанских волн, открывают взору человека останки кораблей, исчезнувших давным-давно. Так, четверть века назад из зыбучих лесков «воскрес» прочный тиковый корпус американского клипера, который пропал без вести в прошлом столетии. А три месяца спустя над корпусом вновь выросли дюны высотой 30 метров… Время от времени обнажаются сломанные мачты и реи парусных кораблей, пароходные трубы, котлы, куски проржавевших океанских лайнеров и даже подводных лодок.Сейбл — один из самых добросовестных и щедрых поставщиков уникальных экспонатов в несуществующий музей романтических реликвий прошлого. Нынешние обитатели острова находят в дюнах ржавые якоря, мушкеты, сабли, абордажные крючья и в огромных количествах старинные монеты… В 1963 году смотритель маяка обнаружил в песке человеческий скелет, бронзовую пряжку от сапога, ствол мушкета, несколько пуль и дюжину золотых дублонов чеканки 1760 года. Позднее в дюнах нашли толстую пачку банкнотов — английских фунтов стерлингов середины прошлого века — на сумму десять тысяч.Некоторые подсчеты показывают, что стоимость покоящихся в песках Сейбла ценностей составляет по современному курсу почти два миллиона фунтов стерлингов. Это только, если учитывать суда, о которых сохранились сведения, что в момент гибели они несли на борту ценный груз.Первое «пожирание» корабля Сейблом зафиксировано в далеком 1583 году. Тогда английский корабль под названием «Delight» («Восторг»), входивший в экспедицию Хамфи Гилберта, из-за плохой видимости протаранил пески острова. Последней же катастрофой принято считать кораблекрушение в 1947 году: пароход «Manhasset» не смог избежать столкновения с о-вом. Весь экипаж был спасен. Однако, нам удалось найти информацию, согласно которой в 1999 году с песками «живого острова» «встретилась» яхта «Merrimac» (дали сбой навигационные приборы). Экипаж из трех человек не пострадал. Судьба яхты не известна.Если Вы хотите в деталях познакомиться с историей острова Сейбл, советуем почитать такие книги, как «Sable Island: its History and Phenomena» (1894, Джордж Петтерсон); «Sable Island, Fatal and Fertile Crescent» (1974) и «Sable Island Shipwrecks: Disaster and Survival at the North Atlantic Graveyard» (1994) Лиала Кэмпбелла; «Dune Adrift: The Strange Origins and Curious History of Sable Island» (2004, Марк де Виллерс).А вот есть и такая история, которая  берет свое начало в конце 30-их гг. прошлого столетия. Возле нашего Сейбла несколько дней подряд бушевала непогода, шторма были необычно сильными даже для этих мест. Гигантские волны буквально «брили» остров, снимая с него шары песка. Одному Богу известно, сколько сотен тонн смыло с берегов. Когда океан вдоволь наигрался, на о-в прибыла научная экспедиция. Она обнаружила огромную яму, в которой находилось восемь кораблей, что в разные времена были погребены в песках Сейбла. Удивлению исследователей не было края, когда среди прочих судов были обнаружены остатки …римской галеры! В научных кругах велись дебаты, откуда здесь могла появиться галера времен античности. Точку в спорах поставил океан: новая буря занесла «могилу кораблей» песком. Вопрос остается открытым по сегодняшний день…Робинзоны-каторжане и всадники-спасателиПервыми поселенцами Сейбла были потерпевшие кораблекрушение: для них этот скудный кусок суши, став причиной несчастья, служил приютом. Из обломков судов, разбросанных по кладбищу кораблей, несчастные сооружали жилища. К своему удивлению, первые робинзоны увидели в долине острова коров. Этих животных по неизвестной причине оставил француз Лери, когда впервые посетил Сейбл. Животные расплодились и одичали. Потерпевшие бедствие рыбаки могли питаться и морскими котиками, для которых здешние песчаные отмели до сих пор излюбленное лежбище. Трагедия попавших на Сейбл моряков усугублялась тем, что им неоткуда было ждать помощи: корабли избегали подходить к страшному острову, даже когда видели над ним дым сигнальных костров. На что они могли еще рассчитывать? На чужую трагедию? На то, что очередное обреченное судно принесет им вместе с обломками предметы первой необходимости и — главное! — несколько фунтов поваренной соли? Да, наверное, и на это.Иногда зарывали здесь свои клады «джентльмены удачи». Они жгли на дюнах ложные огни, чтобы заманить в ловушку корабли купцов.Сколько здесь было совершено преступлений и сколько Сейбл укрыл преступников, навсегда останется тайной. До сих пор многие суеверные жители Ньюфаундленда и Новой Шотландии считают Сейбл проклятым богом местом и обиталищем злых духов и призраков. Они так его и называют: «THE GHOST ISLAND» — «Остров призраков».В 1598 году Сейбл неожиданно превратился в… каторгу. Здесь высадили с французского корабля маркиза Де Ла Роша 48 уголовных преступников. Маркиз вообще-то намеревался основать в Новой Шотландии колонию, но после длительного шторма его корабль дал течь. Так и не добравшись до цели, Де Ла Рош повернул назад, к берегам Европы. Завидев остров, маркиз не придумал ничего другого, как высадить «лишний груз» на Сейбле, а чтобы каторжане не умерли с голоду сразу, оставил им полсотни овец. О ссыльных вспомнили лишь семь лет спустя, и король Франции подписал им помилование. Летом 1605 года посланный на Сейбл корабль доставил в Шербур одиннадцать заросших, потерявших человеческий облик, одетых в овечьи шкуры людей. Остальные, не вынеся тяжких невзгод, погибли. Удивительно, но пятеро из вернувшихся на родину попросили короля, чтобы он разрешил им вернуться на Сейбл. Генрих IV не только согласился, но и приказал снабдить их всем необходимым. Так образовалась небольшая французская колония. И когда в 1635 году возвращавшийся из Коннектикута в Англию корабль потерпел на Сейбле крушение, его экипаж был спасен и доставлен на американский материк этими французскими Робинзонами.Шли годы. До Европы все чаще стали доходить вести о кораблекрушениях возле острова Сейбл. Мореплаватели требовали у своих правительств постройки на острове маяка и спасательной станции. Но ни Франция, владевшая в то время Сейблом и потерявшая здесь в 1746 году два корабля экспедиции Д’Анвиля, ни Англия — «владычица морей», ни Голландия не захотели возиться со столь крошечной территорией. И если бы не случай…В начале 1800 года у рыбаков, обитавших на берегах Новой Шотландии, английские власти обнаружили неположенные ценности: золотые монеты, украшения, географические карты с гербом герцога Йоркского, книги из его личной библиотеки и даже мебель с тем же гербом. Простодушные рыбаки называли эти вещи «штуками с Сейбла». Оказалось, что они получали их в обмен на рыбу у поселенцев острова. Это насторожило англичан. К тому же из Новой Шотландии в Лондон не пришел корабль «Фрэнсис», а ведь на нем перевозились личные вещи герцога Йоркского!Английское адмиралтейство пришло к выводу, что после гибели «Фрэнсиса» находившийся на его борту экипаж благополучно добрался до Сейбла, но был перебит робинзонами. И вот на остров снарядили карательную экспедицию, поселенцам учинили допрос. Однако выяснилось, что людей с погибшего корабля никто не убивал. Все они исчезли в морской пучине, а островитяне были не в состоянии помочь им, ибо у них не имелось в наличии даже спасательной шлюпки.Не прошло и года, как в зыбучих песках Сейбла погиб английский корабль «Принцесса Амелия». Из более чем двухсот человек не спасся никто. Подошедший на помощь другой английский корабль опять-таки завяз в песках острова, и все, кто на нем находился, также погибли. Три потерянных на Сейбле корабля и решили дело: англичане наконец вознамерились поставить на опасном острове маяк и создать спасательную станцию. Ее служителям вменялось в обязанность оказывать помощь потерпевшим кораблекрушение и спасать имущество от морских грабителей. А в самой Англии в это время были вывешены объявления, под страхом смерти запрещавшие кому бы то ни было, кроме спасателей, селиться на острове без правительственного разрешения.То, что в 1802 году носило громкое название «спасательная станция», представляло собой крепко сбитый сарай метрах в полутораста от берега. В нем на деревянных полозьях покоился обычный китобойный вельбот. Рядом — конюшня. Нет, скакунов сюда специально не привозили. Лошади обитали здесь с давних времен, хотя никто толком не знает, откуда они появились на Сейбле. Согласно одной версии это потомки кавалерийских лошадей, которые приплыли на остров с некоего французского корабля, погибшего когда-то на отмелях. По другой версии, их привез на остров Томас Хэнкок — дядя знаменитого Джона Хэнкока, известного американского патриота времен войны за независимость Лошади Сейбла скорее напоминают крупных пони. Они очень выносливы, живут табуном, питаются осокой, диким горохом и какими-то цветами, которые растут только на Сейбле.Ежедневно четыре спасателя верхом объезжали остров вдоль полосы прибоя, следуя парами навстречу друг другу. Они искали в тумане паруса, смотрели, не выбросил ли океан обломки корабля. Вот замечено гибнущее близ острова судно… Дозорные галопом мчатся к сараю и бьют тревогу. Дежурные гребцы впрягают в упряжку четырех пони, те волоком тащат вельбот к воде. Искусно преодолев первые три волны прибоя, гребцы устремляются туда, где терпит бедствие корабль. Тем временем остальные спасатели, включая смотрителя маяка, уже скачут к месту происшествия по суше. Потом с гибнущего корабля перебрасывают на остров канат: только так можно было вырвать из пасти Сейбла попавших в беду людей.В современных лоциях сохраняется немаловажное примечание: «Если судно окажется на мели близ острова Сейбл, команде следует оставаться на борту до тех пор, пока спасательная станция не окажет помощь. Практика показывает, что все попытки спастись на шлюпках судна неизменно оканчивались человеческими жертвами».Зарегистрировано всего восемь случаев, когда судам удалось выбраться из цепких объятий острова и избежать гибели. Английский трехмачтовик «Миртл», отличавшийся очень прочной постройкой, был найден осенью 1840 года близ Азорских островов без всяких признаков команды. Расследование показало, что «Миртл» в январе того же года был выброшен штормом на отмели Сейбла. Команда, видимо, погибла при попытке высадиться на берег. Два месяца корабль оставался в плену песков, пока очередной шторм не стащил его с мели на чистую воду. Этот «Летучий голландец» проплавал в океане несколько месяцев, пока не оказался около Азорских островов.Американская рыболовная шхуна «Арно» под командованием капитана Хиггинса промышляла близ острова в в 1846 году. Шквал, неожиданно налетевший ночью, сорвал большую часть парусов и едва не опрокинул судно. На рассвете капитан понял, что течение и ветер занесли «Арно» на отмели Сейбла. Надежда оставалась только на якоря. Их отдали, вытравив с каждого клюза по 100 саженей каната. К полудню норд-вест перешел в девятибалльный шторм. Океан кипел над отмелями, как вода в котле. Шхуну несло к смертоносным бурунам. Хиггиис, не рассчитывая на зоркость и бдительность спасателей Сейбла, решил испытать судьбу. Чтобы на судне не возникла паника, он запер команду в трюме. Двух бывалых матросов поставил на баке у каждого борта и, чтобы их не смыло волной, привязал к поручням. Сам вцепился в штурвал. Шхуна с невероятной быстротой неслась к берегу. Привязанные матросы лили из бочонков в воду рыбий жир. Ветер гнал его перед носом судна в сторону острова. Этот древний и надежный способ сглаживать жиром, ворванью или нефтью гребни волн нередко и ныне применяют моряки, когда нужно сбить волнение. Буруны перебросили шхуну через песчаный бар острова, и она очутилась в безопасности, у подножия окатываемых прибоем дюн. Хотя все люди спаслись, шхуна погибла — на следующий день ее разбил шторм, и обломки «Арно» скрылись в песчаном чреве Сейбла.И это был единственный случай, когда команде не понадобилась помощь островитян.Самым, пожалуй, драматическим кораблекрушением у Сейбла была гибель американского пассажирского парохода «Штат Виргиния» 15 июля 1879 года. Этот пароход регистровой вместимостью 2500 тонн, длиной 110 метров шел из Нью-Йорка в Глазго, имея на борту 129 пассажиров и команду. Во время густого тумана пароход оказался на отмели с южной стороны острова. 120 пассажиров и команда были спасены островной службой. К именам самой маленькой спасенной девочки счастливые родители добавили четвертое — Нелли Сейбл Багли Хорд.В середине XIX века на острове построили новое здание станции, деревянный вельбот заменили железным. В 1893 году возвели еще более солидное помещение для спасателей, но сильный шторм за одну ночь разрушил его до основания.С маяками на Сейбле дело обстояло значительно хуже. Поначалу деревянное строение единственной маячной башни возвышалось в средней части острова. В 1873 году, когда, несмотря на многочисленные ремонты, башня окончательно обветшала, маяк заменили двумя новыми — металлическими, ажурной конструкции. Восточный маяк благополучно прослужил около ста лет, а вот западный пришлось менять неоднократно: ненасытный Сейбл «проглотил»… шесть своих маяков!Сейбл сегодняВ «новейшей» истории ненасытного чрева особо скорбным был год 1926-й. В августе этого года у Сейбла в один день погибли две американские шхуны — «Сильвиа Мошер» и «Сэди Никл». Первая опрокинулась на отмели, экипаж ее погиб. Вторую волны перебросили через косу острова с одного края на другой, где она также опрокинулась и была позже занесена песком. В годовое меню Сейбла, помимо других шхун, попали два парохода: канадский «Лабрадор» и английский «Гарольд Каспер».По-прежнему мимо острова каждый день проходят корабли — сотни торговых судов под флагами стран всей планеты. Капитаны, прокладывая на картах курс, стараются разминуться с островом на значительном расстоянии. И хотя в наши дни Сейбл уже не представляет такой опасности, как раньше, моряки к нему не любят приближаться. А вдруг?.. Бог их знает, эти ежедневно меняющие форму отмели…Два маяка посылают в ночь предупредительные лучи. Их свет при ясной погоде виден за 16 морских миль. Круглые сутки в эфире слышатся четкие предупредительные радиосигналы. Именно благодаря им кораблекрушения у берегов острова фактически прекратились. Последнюю жертву — большой американский пароход под названием «Манхассент» — остров поглотил в 1947 году.Сейчас Сейбл принадлежит Канаде. Он по-прежнему обитаем: здесь живут обычно 15—25 человек. Это специалисты и рабочие канадского департамента транспорта, обслуживающие гидрометеоцентр острова, радиостанцию и маяки. В их обязанности также входит спасение людей в случае кораблекрушения и оказание им помощи. Для этого они прошли специальную подготовку ив их распоряжении имеются самые современные спасательные средства. Канадские специалисты живут на острове семьями.Здесь лишь два настоящих домика — для управляющего островом и начальника радиомаяка. Остальные размещаются в «караванах» — домиках-вагончиках. Эти жилища специально проектировались с таким расчетом, чтобы противостоять разрушающему действию секущего песка. Работает и маленькая электростанция.Несколько лет назад здесь построили склад, кузницу, столярную мастерскую, общежития для потерпевших кораблекрушение (на случай, если такая неприятность произойдет) и ангар, где стоят на рельсах металлические вельботы, в любую минуту готовые к спуску на воду. Обитатели острова считают, что этим удивительным судам не страшны никакие волны, они непотопляемы и настолько остойчивы, что практически не могут опрокинуться.Из старых строений на Сейбле сохранилось лишь одно — здание прежней спасательной станции, своего рода местная достопримечательность. Станция сооружена из выброшенных на остров корабельных мачт, стеньг и рей. К стенам здания прибиты «именные доски», на которых выведены названия судов. Это как бы оставшиеся паспорта былых жертв «пожирателя кораблей».До сих пор на Сейбле живут триста диких пони. На тех, что приручены, смотрители каждый день объезжают побережье острова. Они вглядываются, не прибило ли к отмелям яхту или рыбацкое судно, не валяется ли на песке бутылка или пластмассовый контейнер с запиской, что пускают для изучения морских течений.Современные робинзоны научились разводить на Сейбле огороды и даже сады. Основная проблема — это уберечь растения от песков. Если позволяет погода, что по-прежнему бывает редко, жители острова купаются и выходят на вельботах в океан на рыбалку.Хотя департамент транспорта Канады, в чье ведение входит Сейбл, постарался создать максимум бытовых удобств для его жителей, работа у них нелегкая и опасная. Длительные штормы ураганной силы нередко не позволяют людям выходить из жилищ неделями, а то и больше. Но не это считается здесь самым тяжким. Вопрос упирается в другое — скорее психологическое, а не физическое напряжение. И действительно, жить на отдаленном, вечно окутанном туманом и терзаемом штормами острове нелегко. Но еще труднее ужиться с мыслью, что под тобой остров-кладбище, где то и дело попадаются в песке человеческие черепа и кости. Одного из робинзонов Сейбла — маячного смотрителя — пришлось снять со службы и отправить на материк. Долгие годы во время вахты его неизменно преследовали призраки шхуны «Сильвиа Мошер», той самой, что исчезла в бурунах прибоя в августе 1926 года. Старый смотритель оказался очевидцем этой драмы. Вместе с другими жителями острова он сделал все возможное, чтобы спасти тех людей.В наше время помощь погибающим в море может оказать имеющийся на Сейбле вертолет, и великий «пожиратель кораблей» практически обезврежен. За последние 30 лет не отмечено ни одного случая гибели крупного судна в его зыбучих песках. Но по-прежнему зорко вглядываются в туман моряки, проходя мимо опасного острова. Ни на минуту не смолкает грозное предупреждение радиомаяка: «Вы проходите близ острова Сейбл — кладбища Северной Атлантики».В конце 70-х годов 20 века, после прошедшего очередного шторма, из песка был виден нос американского корабля, который бесследно исчез еще в 19 веке, вместе с грузом и со всей командой. Остов корабля, на протяжении нескольких дней, был отчетливо виден с проходящих мимо судов. Как повелось, после очередного сильнейшего шторма, песок вновь похоронил в своей толще это судно.Остров Сейбл неоднократно посещали научные экспедиции. Не так все просто. «Гробница Атлантики» умеет хранить свои тайны. Попытки начать раскопки на острове оканчивались неудачей. Вырытые на острове ямы немедленно заполняла морская вода. Откуда вода в центре острова — загадка!В конце 20 века, исследователями аномальных явлений, была выдвинута довольно оригинальная и смелая гипотеза. Согласно этой гипотезе — остров Сейбл — не что иное, как инопланетный живой организм, который функционирует по непонятным и неизвестным земной науке законам. Основой жизнедеятельности этого организма является кремний, а не как у нас углерод. А кремний — это песок! Главной опасностью, подстерегающей проходящие суда, являются зыбучие пески отмелей, так называемая «трясина океана». Зыбуны острова в буквально смысле поглощают попавшие в них корабли. Известно достоверно, что суда 100 — 120 метров длиной, и водоизмещением в 5 тысяч тонн, в течение 2-3 месяцев полностью исчезали с глаз.Часто эта фотография занесенного песком корабля в интернете связывается с островом Сейбл. Но это не так. Скорее всего этому способствует прозвище острова как «кладбища кораблей Атлантики». А на самом деле этот корабль лежит в песках Намиба.Эдвард Болен – немецкое грузовое и пассажирское судно весом 2272 тонны и длинной 310 футов, севшее на мель у побережья пустыни Намиб 5 сентября 1909 года.Корабль был построен в Гамбурге в 1891 году и плавал по маршруту Гамбург – Западная Африка. Однако быстрые течения и густые туманы, характерные для побережья пустыни Намиб, явились причиной катастрофы.Попытки спасти судно, севшее на мель, не увенчались успехом, стальной трос для буксировки Эдварда Болена пришедшим на помощь судном лопнул. Пассажиры без травм пережили аварию и были эвакуированы.В настоящее время обломки корабля, ржавые и частично захороненные в песке, лежат в нескольких сотнях метров от береговой линии.источникиhttp://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5984/http://islandlife.ru/ostrova-v-okeanah/82-sable.htmlhttp://nepovtorimosti.ru/bluzhdayushhiy-ostrov-seybl/Давайте  я вам напомню про еще несколько интересных острова и их обитателей: Настоящие морские свинки на Багамах или вот Кроличий остров, а вот и зловещий Хашима: остров-призрак

19 января, 09:41

Осада Фамагусты и кожа… Марка Антонио Брагадина

Я ездил в Фамагусту не только ради того, чтобы познакомиться с Варошей – покинутым районом города, где до сих пор никто не живет, но и просто посмотреть на ее древние соборы и… крепость, уникальную по своей архитектуре и военной мощи. Известно ведь, что когда рыцари-тамплиеры продали Кипр венецианцам, те обосновались там надолго и очень прочно. А уж каких только они там твердынь не понастроили! Естественно, было очень интересно на все это посмотреть своими собственными глазами и заодно представить, как именно события той эпохи разворачивались вот именно на этих камнях. Тем более что видели тамошние камни события и впрямь, можно сказать, исторические и – более того, самым непосредственным образом связанные с другим важным событием – битвой при Лепанто, о которой очень интересная статья на ВО уже как-то раз была.

16 января, 23:47

Корабельная ударная группа Северного флота повышает градус истерики в НАТО

Александр Хроленко, обозреватель МИА "Россия сегодня"   Королевский военно-морской флот Великобритании готовится сопровождать у берегов Шотландии корабельную авианосную ударную группу Северного флота, которая возвращается из Средиземного моря в Североморск. В октябре прошлого года мы наблюдали аналогичную реакцию альянса.   Британские сторожевые корабли и подлодки при поддержке союзников по НАТО внимательно отслеживают передвижение российских кораблей. В британском ВМФ сообщили, что беспокойство вызывает также возросшая активность российских подводных лодок в водах к северу от Шотландии (конкретных примеров враждебной деятельности не приводится).   Военно-морские силы альянса выглядят уязвленными. Ранее МИД России отметил: "Была попытка давления на Испанию с тем, чтобы помешать заходу наших военных кораблей в испанские порты. Те, кто это делают, являются пособниками ИГИЛ (запрещена в РФ — Ред.)… потому что российская группировка направлялась в Сирию для борьбы с терроризмом".   Минобороны РФ предусматривало возможность по согласованию с испанской стороной делового визита отдельных кораблей авианосной группы в порт Сеута на северном побережье Африки. Однако испанцы дали понять, что испытывают давление со стороны США и НАТО, поэтому заход российских кораблей нецелесообразен. Североморцы не имеют проблем с топливом и продовольствием, корабельная ударная группа вполне автономна.   Но почему командование ВМС НАТО так заметно нервничает в Атлантике?   "Непобедимая армада" лишь сопровождает   Долгосрочная стратегия Запада предусматривает глобальное доминирование и ослабление потенциальных конкурентов во всех ключевых точках. Однако ВМФ России не первый год доказывает дальними походами и полетами, что вернулся в Мировой океан всерьез и надолго. Постоянное присутствие российских боевых кораблей в стратегически важных районах планеты чрезвычайно беспокоит США и их союзников, которые откровенно претендуют на мировое господство. Практика борьбы с боевиками террористических организаций на Ближнем Востоке господство Запада не подтверждает.   Американские ВМС имеют глобальные планы в области противоракетной обороны, серьёзную группировку военных спутников на орбите Земли. И все-таки сегодня самый вооруженный, защищенный и могущественный надводный ракетный корабль в мире — российский тяжелый атомный ракетный крейсер (ТАРКР) "Пётр Великий". И натовская "непобедимая армада" может лишь сопровождать его у побережья Шотландии.   Дежурная шумиха в западных СМИ относительно дыма из трубы тяжелого авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов" и прочие "насмешки недостойных над достойным" погоды не делают. Пока альянс буксует в песках Ближнего Востока, ВМФ России постепенно захватывает контроль над Атлантикой, не говоря уже о Средиземноморье.   Россия строит самые современные подводные лодки, присутствие которых в Мировом океане очень беспокоит США и НАТО, заставляет менять стратегию, продвигаясь к российским границам по суше и по внутренним морям.   Новые войсковые формирования и ракетные комплексы на Западе России охлаждают горячие головы в Вашингтоне и Брюсселе. Гиперзвуковая стратегия свидетельствует об отсутствии технологических ограничений в разработке новых видов и систем российского оружия. В сложившейся геополитической ситуации альянсу по силам лишь имитировать могущество и совершать мелкие пакости.   Операция — не демонстрация   На Западе принято оценивать усилия России на Ближнем Востоке исключительно как демонстрацию военной мощи. Однако ВКС и ВМФ России на сирийском направлении действуют против международных террористических группировок — по просьбе законного правительства САР, на основании норм международного права. Американская коалиция в регионе не может предъявить миру аналогичную легитимность либо эффективность.   Корабельная группа во главе с тяжелым атомным ракетным крейсером "Петр Великий" покинула Североморск в середине октября 2016 года. И уже 15 ноября 2016 года Минобороны РФ сообщило о первом в истории боевом применении авиации ТАКР "Адмирал Кузнецов". В войсковой операции на территории Сирии задействовали более 40 единиц палубной авиации ТАРКР "Пётр Великий", ТАКР "Адмирал Кузнецов", другие корабли Северного флота, прежде всего, обеспечили усиление группировки ВКС России и разгром вооруженных террористических формирований в Сирии, освобождение Алеппо. Никаких демонстраций. Боевая задача выполнена. Подведение итогов — в Североморске.   Корабельная ударная группа вышла в Атлантический океан, и все же постоянное оперативное объединение ВМФ России — Средиземноморская эскадра — может быть в любое время усилено боевыми кораблями Балтийского, Черноморского, Тихоокеанского флотов.   После планового сокращения российской группировки войск в Сирии у России останется в этой стране два стратегических военных объекта: российская авиагруппа на аэродроме "Хмеймим" (полноценная авиабаза) и модернизированный пункт материально-технического обеспечения ВМФ в городе Тартус.   Между тем, открываются новые перспективы. За постоянное присутствие ВМФ России в Средиземноморье выступают Сирия, Египет, Ливия, Тунис. Ранее Минобороны РФ анонсировало возможное возвращение военных баз в Египет, на Кубу и во Вьетнам. Зачем нам это надо?   С конца XX века Россия проводила миролюбивую политику, а на Западе это воспринимали как слабость и капитуляцию. В эти же годы военные операции США и НАТО всё чаще стали проводиться без санкции ООН: Сербия — 1995 и 1999, Афганистан — 2001, Ирак — 2003, Пакистан, Йемен, Сомали — 2002. Уместно вспомнить и некоторые сомнительные операции, санкционированные ООН: Ирак — 1991, Сомали — 1993, Ливия — 2011. Такая статистика говорит любой суверенной стране: на пути в светлое будущее надо надеяться не на благорасположение Запада, а на собственные вооруженные силы.   ВМФ — основа морского потенциала России, и военно-морская деятельность — высший государственный приоритет. Россия вернулась на Ближний Восток, и это сразу ощутил 6-й флот США. И корабельная ударная группа Северного флота ещё не раз придет в Средиземноморье.   Источник:  РИА новости 16.01.2017 Tweet январь 2017

15 января, 06:00

Зажгли на Новый год

Если-бы кто-то решил провести конкурс на самый эффектный и зажигательный новогодний фейерверк, то, пожалуй, главным претендентом на победу стало бы командование Люфтваффе, организовавшее утром 1 января 1945 года массированный авиаудар по англо-американским аэродромам в Бельгии, Голландии и Франции. Расчет был на то, что после бурного празднования союзники вряд ли сумеют сохранить бдительность и боеспособность. Однако этот расчет не оправдался.

14 января, 13:00

Почему НАТО не создаст "Армату"

Общее количество мифов и материалов непонятного происхождения о якобы ненадёжности советских танков и их общей непригодности для войны за несколько десятков лет подсчитать невозможно. Какими только словами советские танки не обзывались: "повозки", "печки" и другие полуцензурные прозвища. Однако, несмотря на злорадство и ехидные насмешки, ни одному западному танку звания "самого массового танка современности" и "самого воюющего танка в мире" достичь так и не удалось. Советские же машины, напротив, распродавались, как надёжные бюджетные иномарки, в десятки государств. Танк Т-72 в этом смысле является образцово-показательным, ведь именно он на протяжении почти 45 лет удерживает звание самого популярного танка в мире. Более 40 государств закупили эту машину. Доподлинно неизвестно, где и кем именно был рождён миф о ненадёжности и плохой защищённости этого танка, но именно на плохую защищённость опирались все зарубежные и многие отечественные критики Т-72. Комментируя Лайфу историю с мифами вокруг Т-72, военный эксперт, кандидат военных наук Сергей Суворов подробно объяснил, где правда в истории с истерикой вокруг мифической ненадёжности советских (и российских, как следствие) машин.  Мифы эти рождаются потому, что при пробитии брони противотанковым (ПТ) боеприпасом танк сгорает с отрывом башни после детонации боекомплекта. Якобы во вражеских танках боекомплект отделён от обитаемого отделения и размещён в замане на корме башни. Который, в свою очередь, отделён перегородкой от обитаемого отделения. Но это не совсем так, точнее совсем не так Вся проблема заключается в том, что размещение боекомплекта в автомате заряжания в советских танках внутри боевого отделения создаёт пожароопасность. При пробитии брони кумулятивной струёй ПТ боеприпаса или раскалёнными осколками брони, в результате пробития брони ПТ боеприпасом кинетического действия есть высокая вероятность воспламенения частично сгорающих гильз метательных зарядов выстрелов внутри боеукладки. Как следствие — пожар, приводящий к детонации части или всего боекомплекта и срыву башни с корпуса. Сама машина в этом случае восстановлению не подлежит, а экипаж гарантированно гибнет. Однако когда начинается разговор про зарубежные танки и пожароопасность боекомплектов, уязвимость боекомплекта зарубежные эксперты обычно упускают. Тем не менее лишь часть боекомплекта укрыта в специальном отсеке, а остальные выстрелы (это от 20 до 50%) размещены в обитаемом отделении в корпусе танка. По такой схеме боеприпасы размещены во всех современных зарубежных танках: в американском М1"Абрамс", французском "Леклерке", немецком "Леопарде-2", израильской "Меркаве". На всех зарубежных танках со 120-мм пушкой унитарные выстрелы, как и в российских (советских) танках, тоже имеют частично сгорающую (пожароопасную) гильзу. Говоря простым языком, если броня любого зарубежного танка будет пробита — гореть он будет не хуже советского. Как и в случае с советскими танками, повреждение боекомплекта разрушит танк полностью, а экипаж погибнет. Помимо того что боеукладки советских (российских) танков и зарубежных значительно отличаются по составу, ещё одно важное обстоятельство зарубежные эксперты часто путают с показателем надёжности. Все зарубежные танки значительно тяжелее советских и российских, и масса их башни в два, а в некоторых случаях и в три раза больше, чем масса башни танка Т-72. Именно по этим причинам башни большинства зарубежных танков не отлетают при взрыве. Проще говоря, один и тот же результат при повреждении машины зарубежные эксперты долгое время выдавали за слабость советских и, как следствие, за преимущество собственных машин. Однако и тяжёлые танки не застрахованы от срыва башни. В израильских танках "Меркава" выстрелы размещены в специальных пожаробезопасных контейнерах, однако даже в этом случае пробитие брони и детонация боекомплекта вызывают срыв башни. Относительно советских машин зарубежные танковые "спецы" лукавят ещё и потому, что Т-72 до сих пор остаётся самой воюющей машиной в мире. Статистически используется и повреждается в бою танков Т-72 в несколько раз больше, чем американских М1 "Абрамс" за весь период их эксплуатации.  Динозавры с толстой бронёй Долгие десятилетия конструкция и облик зарубежных танков не менялись. Как и прежде, основной упор в разработке и создании зарубежных боевых машин делается на толстую многослойную броню в лобовой части корпуса и усиленную защиту башни. Кстати, зарубежные конструкторы и разработчики даже сейчас, спустя десятилетия после завершения холодной войны, создают танки с массивной лобовой бронёй, будто уверены, что вторжение русских и бросок через всю Европу к Ла-Маншу обязательно состоятся. Однако методы ведения войны серьёзно изменились, и пока зарубежные производители продают незадачливым клиентам пакеты по модернизации машин, европейские танки потихоньку начинают гореть на поле боя. Многие из теоретиков, конечно, могут возразить, мол, уровень защищённости всё равно остаётся высоким. Однако уничтожение немецких "Леопардов", принадлежащих Вооружённым силам Турции, говорит о том, что никакого толка в толстой комбинированной лобовой броне в нынешних условиях нет. Армады русских танков не идут к Ла-Маншу, зато террористы гоняют европейскую технику в хвост и в гриву. Подобный просчёт касается не только европейских, но и, конечно, американских танков. Последние наихудшим образом показали себя и в Ираке, пасуя перед противотанковыми гранатомётами разработки начала 60-х годов прошлого столетия, и в недавно вспыхнувшей войне в Йемене. Саудовские танки повстанцами-хуситами пробивались в самое, как считалось до недавнего времени, защищённое место — башню. Учитывая, что боковая проекция башни защищена не хуже лобовой, у специалистов вызывает недоумение подрыв танков американского производства советскими противотанковыми ракетами, которые помнят ещё товарища Брежнева. Брешь в самоуверенности западных экспертов за минувшие десятилетия пробивалась такое количество раз, что признание уязвимости собственных машин должно было стать вещью обычной, ожидаемой. Но этого не случилось. Не появилось у американских производителей бронетехники и комплексов активной защиты. Полностью работоспособная система с датчиками и компьютером, выстреливающая шрапнельный боеприпас навстречу вражескому снаряду или ракете, сейчас есть только у израильтян. По слухам, именно израильская система активной защиты "Трофи" была выбрана для установки на некоторое количество американских М1, но воз и ныне там. Но, главное, зарубежная бронетехника лишена идеальных условий для работы. Для некоторых любителей бронетехники, изучавших опыт бронетанковых бригад ВС США в Ираке давно не является сюрпризом рецепт успешной работы американской наземной техники. Многочисленные споры в Интернете на тему превосходства американских "Абрамсов" в большинстве своём ведутся без учёта одного важного обстоятельства. Выходить на оперативный простор американским танкистам помогала штурмовая авиация, самолёты которой "утюжили" позиции иракских механизированных бригад. Уже потом, когда значительный урон танковым соединениям противника был нанесён, американские танки выдвигались вперёд и добивали врага. И тогда, и сейчас ценность толстой лобовой брони и наглухо забронированные боковые проекции башни и корпуса по западным лекалам вызывали массу вопросов. Но мировое танкостроение, к сожалению или к счастью, больше не увидит новых "Абрамсов", построенных с учётом передовых технологий. От бронетанкового завода "Детройтский арсенал" не осталось и камня на камне. Специалисты говорят, что смена американской стратегии и переработка военной доктрины не предполагают использования большого количества танков, и в духе реформ упор будет сделан на более лёгкие и быстроходные машины. Те несколько тысяч машин, что покрываются ржавчиной на базах хранения, будут постепенно распределяться по мере их востребованности. Время "динозавров" с толстенной бронёй и массой больше 60 тонн безвозвратно уходит, но ничего другого им на замену западная школа танкостроения пока не предложила. Стратегический успех Читая многочисленные западные статьи с аналитикой и заголовками "Почему Т-72/90 обречён на вымирание", большинство представителей отечественного ВПК, так или иначе связанных с Уралвагонзаводом и профильным КБ, едва сдерживают смех. Специалисты отмечают, что Т-72 и переработанные танки на его платформе были готовы к современным войнам задолго до того, как американцы вторглись в Афганистан и Ирак, а на Ближнем Востоке появились боевики ИГИЛ*. Ветеран двух чеченских войн, танкист Сергей Доброселов в интервью Лайф рассказал, что юркий и надёжный Т-72 в период работы федеральных войск в Грозном выдерживал такие нагрузки и повреждения, какие зарубежным машинам даже не снились. Толщина брони в боевой машине никакой роли не играет. Важен её состав, структура, схема размещения и много чего ещё. Если это заложено на этапе проектирования, если работы по созданию комплекса защиты были проведены надлежащим образом, то танк должен выживать в самых сложных условиях, когда по нему работают сразу с нескольких направлений Сергей Доброселов Здесь отдельно стоит вспомнить историю с российским Т-72Б1, принимавшим участие в отражении атаки боевиков на Дагестан в 99-м. Тогда в непростых горных условиях знаменитая машина с динамической защитой и надписью на стволе орудия "Выходи — поговорим" выдержала до 12 попаданий из РПГ и других средств поражения, но ушла с места боя своим ходом. Осмотр машины, дымящей и грохочущей всеми механизмами, показал, что ни моторно-трансмиссионное отделение, ни элементы ходовой, ни прицельные приспособления критических повреждений не имели, и после небольшого ремонта экипаж танка снова начал его эксплуатацию. Надёжность машины подтверждает собеседник Лайфа, военный эксперт Сергей Суворов, опубликовавший монографию "Т-72: вчера, сегодня, завтра". По словам Суворова, во многих странах мира, куда поставлялся Т-72, не всегда соблюдается режим рекомендованного обслуживания. Однако даже при том, что иногда на экспортных Т-72 танкисты страны-эксплуатанта воюют крайне бестолково и без каких-либо капремонтов, техника не подводит и не ломается. Показательным в этом смысле является и текущий опыт применения Т-72 танкистами Сирийской Арабской Республики. На многочисленных видеозаписях с мест событий в городских кварталах передвигаются внешне совершенно убитые Т-72. Специалисты иронизируют и замечают, что внешность в бою не главное. Технически такие танки исправны, и даже сдуру сломать такую машину очень тяжело. В случае повреждения и потери хода вскрывается ещё одно достоинство отечественной техники — ремонтопригодность. По мнению экспертов, поменять двигатель Т-72 или Т-90 в полевых условиях за короткое время можно силами экипажа, а чтобы поменять мотор американскому "Абрамсу" или французскому "Леклерку", нужно вызывать эвакуатор. По мнению военного эксперта Сергея Суворова, многое из того, что сегодня (или в недалёком прошлом) было реализовано на зарубежных машинах, советская танковая школа давно прошла. Уникальность текущей ситуации в том, что благодаря постоянной боязни "агрессии с Востока" зарубежная школа танкостроения потеряла баланс в процессе создания надёжных и мощных танков. При этом первое же применение тех же немецких "Леопардов-2", пусть и не самой свежей модификации, подтвердило ошибки европейских разработчиков. Российская школа, напротив, учла результаты работы танков в первой и второй чеченских войнах, а уже в Сирии российский Т-90 окончательно закрыл вопрос с защищённостью, выдержав попадание современной американской противотанковой ракеты комплекса TOW-2. Эксперты объясняют, что Уралвагонзавод и конструкторские бюро не только долгие годы строили танки, способные воевать в любой обстановке, но и принесли эту традицию в семейство бронемашин "Армата". По мнению многих, уровень комплексной защищённости танка Т-14 даже приблизительно не стоит сравнивать с танками предыдущих поколений. Единственная машина четвёртого поколения бронетехники создавалась и строилась с учётом не только передовых технологий пассивной защиты, но и достижений в области средств активной обороны. Близкие к УВЗ источники утверждают, что при создании танка был выбран единственный верный принцип создания сухопутной бронированной техники: "Не подставляться и мгновенно отвечать". Согласно экспертным оценкам, чтобы создать конкурента российскому Т-14, зарубежным производителям понадобится около 10 лет. Однако конкурировать с российской машиной сможет один единственный производитель — франко-германский концерн, образованный в результате слияния французской компании "Некстер" (Nexter) и немецкой "Краусс-Маффай Вегман". Американского производителя из уравнения можно смело убирать, ведь в данный момент на территории США нет главного — площадки и мощностей по серийному производству машин. Эксперты не исключают, что оставив сложные и дорогие попытки создать конкурента для "Арматы", зарубежные производители могут пойти другим путём. Сергей Суворов полагает, к примеру, что Запад может сосредоточить усилия не на создании ответа "Армате", а на создании эффективных средств, способных уничтожить русский танк. История, как известно, циклична. Много лет назад зарубежные эксперты брызгали слюной, пока Т-72 делал работу по всему миру. Линейка новых танков Т-90 в оценке западных специалистов ничего не изменила, и даже живучесть российской машины под огнём TOW-2 не повлияла на количество язвительных статеек в западных изданиях. С "Арматой" будет примерно та же ситуация, при которой отсутствие конкурентов за рубежом западными экспертами будет подаваться под видом "стратегического решения", а машина тем временем будет доводиться до ума и постоянно совершенствоваться. В заключение стоит отметить, что конечную оценку тому или иному продукту всегда даёт потребитель, а задокументированные негативные отзывы об эксплуатации Т-72 найти чрезвычайно тяжело. Советская промышленность создала уникальную технологию, а промышленность российская собрала "все сливки в один стакан". Теперь всем остальным придётся либо подтягиваться до уровня, который задали российские инженеры, либо заворачиваться в тяжёлую многослойную броню и ползти на танковое кладбище. *Организация запрещена в РФ по решению Верховного суда.

10 января, 19:05

лидеры роста и падения на ММВБ сегодня

На 18:45 мск наблюдаются нетипичные изменения объема в акциях ТМК ао (-0.1%, +3 242%), GTL ао (+2.7%, +679%), +МосЭнерго (+5.4%, +559%), Система ао (-0.3%, +541%), Юнипро ао (+0.7%, +509%). См. таблицу. Лидеры роста сегодня: № Время Название     Цена, посл Изм, % Объем, млн руб 1 18:46:13 ТГК-1 0.01632 +9.2% 176.61 2 18:47:00 Распадская 83.97 +5.62% 611.71 3 18:47:12 +МосЭнерго 2.65 +5.39% 110.97 4 18:47:28 ОГК-2 ао 0.547 +3.66% 110.07 5 18:47:28 Аэрофлот 148.07 +3.45% 602.63 Лидеры снижения: № Время Название     Цена, посл Изм, % Объем, млн руб 1 18:46:37 Магнит ао 10534 -2.63% 3 711.70 2 18:47:11 ИнтерРАОао 4.0905 -1.43% 778.14 3 18:45:27 МТС-ао 255.7 -1.04% 478.34 4 18:45:20 ФСК ЕЭС ао 0.20424 -0.85% 301.12 5 18:45:10 М.видео 374.6 -0.5% 64.28 Рост объемов в неликвидах: № Название     Цена, посл Изм, % Объем, млн руб Изм Объема 1 Армада 21.3 +4.93% 1.23 +67076% 2 Русгрэйн 12.8 +1.59% 0.03 +6262% 3 Возрожд-ао 744 -0.8% 0.03 +4068% 4 МагадЭн ао 3.04 -2.25% 0.31 +3253% 5 СЗПароход 260 -0.38% 0.08 +2789% Котировки акций онлайн

Выбор редакции
04 января, 11:01

Красные машины смерти. Мифы и правда о советских танках

Летом 1944 года в Белоруссии 3-й гвардейский мехкорпус прорвался к городку Сенно. В окрестностях танкистам и мотострелкам открылось необычное зрелище: поля были уставлены остовами подбитых танков. Их были десятки и сотни. Неказистые Т-26, элегантные БТ, устрашающие монстры КВ-2. Это были следы крупного танкового сражения лета 1941-го, когда два советских мехкорпуса разбились о позиции вырвавшейся далеко вперёд 3-й танковой группы Германа Гота. Теперь их боевые машины остались в белорусских полях напоминанием о цене, которую пришлось заплатить танковым войскам РККА за превращение в могучую машину смерти, способную взять Берлин и выиграть мировую войну. Шатающийся колосс. Танковые войска в начале войны В 90-е годы сведения о численности довоенного танкового парка Красной армии повергли любителей в состояние шока. 26 тысяч боевых машин казались армадой, которая должна была истребить любого противника. Однако, как известно, лето и осень 1941 года стали моментом крупнейшей военной катастрофы нашей страны, а множество боевых машин исчезло в пламени боёв, не оказав явного влияния на ход войны. Почему же такая мощь не помогла разгромить вермахт? Перед войной руководство СССР рассматривало танковые войска как приоритетное направление военного строительства. Предполагалось, что механизированные части станут основной ударной силой в будущей войне. Начало Второй мировой подтверждало этот тезис. "Панцеры" вермахта действительно эффектно управлялись сначала с Польшей, затем, даже с неожиданной лёгкостью, - с Францией. СССР был одной из стран, находящихся в авангарде танкостроения. Огромная сухопутная граница предполагала необходимость иметь мощные сухопутные войска для её защиты. Подобно тому, как Британия строила массу боевых кораблей для обороны своих морских коммуникаций, СССР оказался перед необходимостью создать крупные хорошо вооружённые сухопутные силы. Это была теория. Практика, как обычно, внесла свои коррективы. В течение 30-х годов бронетанковые войска переживали бурный рост, однако не было единого мнения по поводу того, как должны выглядеть танковые войска. В течение всех 30-х годов их сотрясали реорганизации. В 1939 году было решено, что танковые корпуса, имеющиеся в войсках, слишком громоздки в управлении и подлежат замене на бригады и полки поддержки пехоты и моторизованные дивизии. Вдобавок разведка регулярно поставляла сведения о происходящем на фронтах новой мировой войны, отдававшие безумием. В сводках появлялись то массовые, многотысячные десанты под Роттердамом, то атаки тяжёлых танков (которых у вермахта не имелось). Однако даже при такой интерпретации французского опыта был сделан правильный вывод: стране нужны мощные подвижные соединения. В результате к жизни были вызваны механизированные корпуса, которым и предстояло пойти в бой летом 1941 года. Это был шаг в правильном направлении, но здесь Генштаб СССР набил все те шишки, которые набивали и другие страны, организовавшие себе танковые войска. Мехкорпуса оказались исключительно громоздкими формированиями. Они располагали огромным количеством танков... но и всё. Мехкорпуса обладали очень слабой мотопехотой, которая должна, по идее, поддерживать танки, бороться с противотанковой артиллерией, закреплять успех бронированных машин. Собственная артиллерия также была слаба, что ограничивало возможности для артиллерийской дуэли. Что ещё хуже, мехкорпуса обладали крайне слабым тылом. И здесь сказались уже пороки промышленности. Промышленность Советского Союза фактически создавалась в 30-е годы. Однако за 10-20 лет нереально создать индустрию, которая сможет догнать ведущие промышленные державы мира. За бурный рост промышленного производства неизбежно приходилось платить самыми разными перекосами и проблемами. Для начала, советская промышленность могла производить только достаточно узкий спектр техники. Если с боевыми машинами она справлялась, то вспомогательной техники производилось чрезвычайно мало. Оснащение связных, ремонтных, снабженческих подразделений вермахта оставалось предметом зависти советских военных очень долгое время. Вдобавок РККА располагала очень ограниченным парком автомобилей. В случае войны транспорт предполагалось мобилизовать из народного хозяйства. В результате мехкорпуса предвоенного формирования пошли на войну, испытывая огромные проблемы с подвозом боеприпасов, запчастей, топлива. Часто запчастей просто не имелось и подвозить было нечего. Между тем последний фактор сильно снижал боевую ценность всех танковых войск. Техника фактически не списывалась в течение долгого срока, поэтому многие машины оказывались небоеспособными ещё до войны. Часто даже формально боеготовые танки могли пойти в бой после короткого ремонта... для которого не имелось каких-то простейших деталей вроде запасных траков, колёс, коробок передач и т.д. Главное автобронетанковое управление РККА перед войной метало молнии: Сдача запасных частей к дизелям идёт неудовлетворительно... Ввиду плохой поставки дизель-моторов большое количество танков БТ-7M небоеспособно. Завод № 75 отказывается от определения в договоре помесячных и поквартальных поставок, что делает совершенно невозможным планирование ремонтов танков. Со стороны Наркомата соответственных указаний заводу № 75 не дано... Т-26 - завод № 174 (...) Заводом № 174 не выдерживаются сроки поставки по договорам. Совершенно плохо сдаются дефицитные детали: цилиндры, нижние половины картера мотора, направляющие втулки клапанов, венцы ведущих колёс, нижние катки, бандажи нижних катков и др... Танковые войска испытывают в настоящее время большую потребность в запчастях и агрегатах, особенно по остродефицитной номенклатуре. Неоднократные обращения ГАБТУ КА в НКСМ не нашли должного решения по вышеизложенным вопросам. Процитированный документ увидел свет за три дня до войны. Другая проблема была общей для всей РККА. Взрывной рост количества соединений и техники требовал множества экипажей и командиров всех уровней. Для обучения квалифицированных экипажей требовались ресурсы, которых небогатое государство дать не могло. Плохая выучка советских солдат и офицеров не была следствием какого-то намеренного небрежения боевой подготовкой: страна просто не могла дать достаточно топлива, боеприпасов и опять-таки запчастей, чтобы обучать каждого солдата так, как следует. Все эти проблемы накладывались одна на другую. Низкий уровень выучки приводил к частым поломкам из-за ошибок эксплуатации техники, исправить эти поломки не могли по причине нехватки запчастей, в свою очередь, недостаток запчастей не позволял интенсивно тренировать экипажи... Любое оборудование для обслуживания техники находилось в остром дефиците, включая совершенно необходимое, вроде топливозаправщиков. Наконец, сказывались организационные пороки: мехкорпусами РККА было крайне трудно управлять, а снабжать их всем необходимым просто невозможно. В таком состоянии бронетанковые войска РККА вступили в крупнейшую войну в мировой истории. Очень быстро все недостатки довоенного строительства выплыли наружу. Значительная часть имевшихся на бумаге танков так и не смогла нигде повоевать из-за износа и нехватки запчастей. Однако и успевшие вступить в бой пришли на поле сражения для того, чтобы там погибнуть. В течение лета мехкорпуса были практически полностью разгромлены. Контрудары начинались по-разному, а заканчивались одинаково. Слабая разведка, захват части исходных позиций противником, танки без поддержки, исчерпание топлива, исчерпание боеприпасов, разгром. "Неуязвимые" КВ и Т-34 выбивались удивительно разнообразными способами, начиная от тяжёлых пехотных орудий, гаубиц и зениток на прямой наводке и заканчивая немецкой пехотой с гранатами и зарядами взрывчатки или ударами с воздуха. Вермахт обладал превосходной "многослойной" противотанковой обороной, с отлично отлаженным взаимодействием разных родов оружия. Противостоять этой военной машине было пока крайне сложно. Однако нельзя сказать, что от мехкорпусов вовсе не было никакого толку. Именно их контратаки позволили, например, вырваться из окружения в Белоруссии остаткам попавших в ловушку войск. На Украине выявилась не слишком приятная ситуация: пехотные командиры постоянно норовили подчинить себе мехкорпуса и поддержать небольшими группами танков свою пехоту. Это лишало командование ценных мобильных соединений, но надо отдать должное: часто именно танки позволяли сохранить целостность фронта и не давали ему развалиться. При этом крайне малая часть техники попала в руки вермахта исправной - впоследствии немцы использовали лишь незначительное количество советских машин. За счёт огромных потерь танков было куплено хотя бы небольшое сокращение потерь стрелковых дивизий - обратим внимание, что в июне и июле, когда мехкорпуса оставались на ногах, окружений было сравнительно немного, причём почти все - на западном направлении, но не на Украине, где находилась крупнейшая механизированная группировка РККА. Механизированные корпуса образца 41-го года позволили фронту по крайней мере не рухнуть на всём протяжении сразу. Выбиваемые сотнями, иногда сотнями в день, советские танки позволяли несколько уменьшать замах клещей, а иногда - просто срывать окружения. Юго-Западный фронт мог быть разгромлен ещё на линии западной границы, если бы не самоубийственные атаки под Дубно. Кстати, по итогам летней кампании 41-го легко дать ответ на вопрос "Зачем СССР столько танков?". Стальные коробки позволяли хоть как-то поддерживать пехоту и компенсировать её слабость. Как только они исчезли, ситуация резко изменилась от плохого к худшему. Тяжелейшие потери в боях и в целом провальный опыт войны уже в середине июля привели Ставку ВГК к спорному решению. Мехкорпуса были полностью расформированы до начала сентября. Вместо них приказом от 12 августа 1941-го формировалось 120(!) отдельных танковых бригад. Бригада, притом что это, конечно, более компактное формирование, имела неустранимый недостаток: она была слишком малочисленна и не могла выступать как самостоятельное соединение, не могла решать оперативных задач. Поединок с дивизией вермахта стал бы для неё фатальным, о глубоких прорывах такими силами и мечтать не приходилось. Это крупное формирование - но, увы, только для поля боя. Решение о расформировании мехкорпусов и тотальном переходе на бригады стало одной из крупнейших ошибок Ставки за всю Великую Отечественную. Да, психологически было очень тяжело видеть, как контрудары проваливаются один за другим. Однако эффект от существования мехкорпусов оказался по факту очень значительным. Это не совсем чётко отрефлексировано, но наиболее страшный урон в людях РККА понесла не в июне и июле под внезапным ударом, а осенью, когда война уже шла какое-то время. Между тем крупнейшие военные катастрофы нашей страны всех времён - это Киевский котёл в сентябре и Вяземско-Брянский в октябре. Весь этот кошмар обрамлялся крупными окружениями на Луге в конце августа, под Мелитополем в начале октября, более мелкими котлами. С одной стороны, такой разгром обусловлен общим изнурением РККА, психологическим надломом, большими потерями ранее. С другой, теперь некому было уменьшить масштабы трагедий, некому было хоть как-то прикрыть избиваемую пехоту. Осень 41-го, когда у РККА были танки, но не было танковых войск, стала худшим временем во всей истории войны. Контрнаступление под Москвой дало по крайней мере передышку, возможность оглянуться вокруг и исправить ошибки. Время возмужания. Кампании 1942-1943 годов Недостатки "бригадной ереси" стали очевидны уже к концу битвы под Москвой. Да, русские добились множества тактических успехов, да, где-то немецкие гарнизоны оказывались окружены. Но в целом немцы удержались в шажке от катастрофы. Особенно обидным оказалось положение под Ржевом: атаки затихли из-за полного истощения войск, когда оставалось перекусить буквально последнюю артерию снабжения 9-й армии вермахта. Ржев мог стать местом не долгих кровопролитных мучений, а величайшего успеха зимней кампании - но не стал. Сделать последний шаг могли помочь как раз танковые корпуса, но именно их-то у нас и не было. Да, лето 41-го выявило сокрушительную и обидную истину: РККА не имела достаточно квалифицированных командиров, чтобы управлять крупными танковыми силами. Однако теперь Ставка осознала, что победить дракона можно только имея собственного, и принялась восстанавливать ударный потенциал. Ошибку 41-го предстояло исправить. Весной 1942 года на Юго-Западном фронте появились танки с необычной литерой на борту: КС. Это были первые прибывающие на фронт части танковых корпусов. Советские подвижные соединения имели одну необычную особенность. Фактически корпуса РККА соответствовали по численности немецким дивизиям, армии - корпусам. В этом был свой смысл. Дело в том, что Ставка летом 1941-го насмотрелась на пехотных начальников, своей волей подчиняющих танковые дивизии и мехкорпуса себе. Поэтому командиры танковых и механизированных корпусов нового поколения имели более высокие звания, чем их коллеги в пехоте, и само название соединений подчёркивало их более высокий статус. Таким образом предполагалось заранее пресечь в зародыше попытки пехотных начальников без предварительной договорённости с высшими штабами прибирать к рукам драгоценные подвижные соединения. Новые формирования выглядели куда более сбалансированными, чем мехкорпуса 41-го. Они обладали лучшей управляемостью, располагали пристойными мотострелковыми группами, были значительно лучше обеспечены транспортом и, в отличие от отдельных бригад, объединены корпусным штабом, имея общий развитый тыл. Словом, всё это позволяло надеяться на успех в грядущем сражении. Предстояло окружить крупную немецкую группировку в районе Харькова, и это самая очевидная и логичная задача для подвижных соединений. Помимо корпусов для участия в наступлении выделялась целая россыпь танковых бригад. Русские неплохо подготовились к этой битве. Тем горше оказалось разочарование. Русские создали себе инструмент маневренной войны, но ещё не научились им владеть. Сражение развивалось остро для немецких войск: фронт был прорван в двух местах. Однако в решающий момент маршал Тимошенко промедлил с вводом в бой собственной ударной силы - тех самых танковых корпусов. Быстрое продвижение в тыл немцам, скорее всего, вызвало бы обвал обороны. Собственно, на немецкой стороне фронта уже началась тихая паника: командующий группой армий "Юг" фон Бок хотел просто закрыть одну из двух брешей своими подвижными резервами. Однако начальник штаба сухопутных войск Гальдер скрутил фон Бока в бараний рог и заставил нанести удар во фланг наступающим. В этот момент танковые корпуса ЮЗФ уже пробивались вперёд. Слишком поздно: немцы вели своё наступление быстрее, чем русские своё. Нехватка сначала решимости, а затем скорости оказалась фатальной. Ударная группировка Юго-Западного фронта едва не окружила части вермахта перед собой, но вместо этого оказалась в окружении сама и погибла почти в полном составе. Харьков - оглушительное и очень обидное поражение РККА и её танкистов. В первую очередь горестно, что это была необязательная катастрофа. Одно вовремя принятое правильное решение могло - должно было - полностью изменить расклад. Однако в очередной победе вермахта уже проглядывали признаки будущих неприятностей: русские не добились результата, на который рассчитывали, но побывали в шаге от успеха. Это, конечно, не могло утешить сотни тысяч погибших или попавших в плен людей. Как бы то ни было, насчёт применения танковых войск в Ставке сделали правильные выводы. 1942-й стал годом массового формирования танковых и механизированных корпусов новой модели. Уже летом 42-го они пошли в бой. Структура по-прежнему не устоялась, у командиров было мало опыта применения крупных подвижных соединений, тем не менее они сыграли свою роль в крупных баталиях этой жесточайшей кампании. Тем летом немцы использовали модернизированные Pz-4 и штурмовые орудия, уже не уступавшие Т-34 и КВ по уровню защищённости и огневой мощи. К тому же из-за эвакуации заводов на восток советские танковые войска оказались в критическом положении. На фронт массово отправлялись "мобилизационные" лёгкие танки Т-60 с откровенно убогими боевыми возможностями, в состав ленд-лизовской техники в изобилии входили монстры вроде "Генерала Ли", получившие невесёлое фронтовое прозвище "братская могила". Наконец, качество выпускаемых Т-34 находилось ниже всякой критики: завод в Сталинграде скоро должен был оказаться на линии огня, поэтому на технологию производства уже махнули рукой, стараясь произвести машины, хотя бы способные своим ходом добраться до фронта. В глубоком тылу положение дел было далеко не всегда лучше. Переход к станку стариков, женщин и подростков - это, безусловно, трудовой подвиг, однако это была, конечно, неважная замена квалифицированным рабочим, ушедшим на фронт, - и это обстоятельство разительно сказывалось на качестве продукции, в том числе танков и особенно запчастей к ним и боеприпасов. В том же, что касается тактического мастерства, немцы по-прежнему серьёзно превосходили русских. Операцию "Блау" - немецкое наступление на Кавказ и Сталинград - пытались остановить серией контрударов танковых армий. Поначалу эффект вызывал мрачное ощущение дежавю: на наступающих плескали танками как водой. Выучка противника находилась на, как казалось, недосягаемом уровне, а индустриальные возможности Третьего рейха превосходили советские радикально: хотя бы снести противника шквалом огня удавалось крайне редко, в то время как вермахт прокладывал себе дорогу, непрерывно выпуская тысячи тонн снарядов. Тем более советские танкисты, к сожалению, сами постоянно облегчали противнику задачу. Да, мотопехота и кое-какая артиллерия в танковых корпусах появилась, но это ещё не значит, что с ними уже научились взаимодействовать. И в 1942-м, и позднее, в 1943-м, регулярно воспроизводилась одна и та же ситуация: танки без пехоты, пехота без прикрытия, артиллерия не попадает в цель или попадает не туда, и все вместе действуют без должной разведки. Однако даже в таком виде эффект изменений постепенно проявлялся. Осенью 41-го удачные прорывы окружённых частей РККА случались крайне редко. Летом 42-го успешное вытаскивание окруженцев из котлов происходило не всегда, но случалось, и достигался этот эффект часто именно благодаря танковым корпусам. К таким случаям относится, например, окружение "группы Журавлёва" из нескольких стрелковых дивизий на подступах к Сталинграду. Их вытащил оттуда контрудар 13-го танкового корпуса. Вообще, летом под Сталинградом танкисты сыграли более чем значимую роль. Именно сыпавшиеся на немцев контрудары не позволили въехать в город прежде, чем пехота развернёт оборону по улицам. Вермахт наступал на крупный индустриальный центр, и навстречу ему шёл поток "тридцатьчетвёрок" со Сталинградского тракторного завода. Выпуск техники в городе прекратился, только когда цеха были разрушены воздушными и артиллерийскими ударами. Ну а осенью танковые войска впервые заявили о себе как о средстве перелома всей войны. В операции "Уран", окончившейся окружением 6-й армии вермахта во главе с Паулюсом, участвовали россыпь механизированных корпусов новой волны и 5-я танковая армия. Именно её прорыв оказался особенно сокрушительным: разрушив занимаемую румынами линию фронта, армия вышла в податливый тыл немецких войск. Специфика глубоких прорывов состояла в том, что, идя по тылам, танкисты собирали огромные толпы пленных и горы трофеев. Армия индустриальной эпохи более чем наполовину состоит из тыловиков, не имеющих ни тактической подготовки, ни боевого духа, ни часто даже оружия. Котёл кроме прерывания путей подвоза страшен тем, что множество тыловиков оказывается на передовой, не умея и не имея чем защищаться. Именно такие люди в основном составляли колонны пленных до горизонта осенью 1941-го года, и именно они теперь попадали в плен уже к русским. Перед операцией "Уран" Василий Вольский, командир одного из мехкорпусов южной "клешни", подал выше записку, согласно которой войска недостаточно готовы к операции и она может завершиться катастрофой. Как выяснилось, Василий Тимофеевич несколько недооценил себя и своих людей: его корпус после прорыва обороны взял 7 тысяч пленных ценой потери всего 16 человек убитыми. Такое произошло по прозаической причине: после прорыва первых рубежей начался массовый угон в плен стройбатов, персоналов складов, полиции, водителей. Может показаться, что нет ничего героического в захвате растерянных связистов и ремонтников, но именно такие удары наносят наиболее сокрушительный урон. Сталинград и серия связанных с ним сражений - первый звёздный час советских танковых войск. В цепочке окружений погибли основные силы неприятельской группы армий "Б". Русские почувствовали вкус молниеносной войны и не собирались останавливаться на достигнутом. В конце зимы контрудар вермахта под Харьковом отбросил наступающие войска на несколько десятков километров, но это наступление оказалось в большей степени эффектным, чем действительно сокрушительным. Фронт стабилизировался до лета. Крупнейшее танковое сражение в мировой истории - битву под Курском - танкисты РККА ожидали в сложном положении. С одной стороны, Сталинград излечил их от комплекса неполноценности. Налицо имелись многочисленные, уже неплохо вооружённые силы. С другой стороны, быстрый рост числа танковых и механизированных корпусов - притом что бригады и полки поддержки пехоты никуда не девались - привёл к тому, что опытных солдат и особенно командиров по-прежнему не хватало. Люди, возглавлявшие зимой корпуса, теперь получили под начало армии. К тому же советские танкисты окончательно утратили преимущество в качестве матчасти: вермахт использовал "зоопарк" новейшей бронетехники, в частности "Тигры" и "Пантеры". Старые Т-34 уже очевидно не отвечали требованиям времени, но многие бригады только мечтать могли хотя бы о Т-34, по-прежнему воюя на лёгких машинах. Вдобавок моторизация РККА по-прежнему шла медленно даже в танковых войсках. Многие мотострелковые части были "мото-" очень условно. Все эти обстоятельства привели к тяжелейшим потерям под Курском и впоследствии в кампании на Украине. Так, 1-я танковая армия Катукова в операции "Румянцев" - контрнаступлении под Курском - потеряла 180% техники. Это невероятно тяжёлые потери: за три недели состав армии обновился почти дважды. Было, впрочем, одно огромное отличие от первых двух летних кампаний. Если сейчас речь шла об огромной цене успехов, летом 41-го и 42-го РККА доставалась в основном огромная цена поражений. Отшлифовать навыки маневренной войны ещё только предстояло. Однако направление было выбрано правильное. Одним из важных, но не сразу отслеженных изменений стало накопление опытных солдат и командиров. Общая оперативная обстановка была такова, что армии всё-таки не выбивались поголовно, а раненые не оставались в котлах на милость врага, а возвращались в строй через какое-то время. К тому же надо отметить, что командование РККА в целом и Автобронетанковое управление в частности были безумно самокритичны, и после каждого проигранного сражения следовала масса предложений по исправлению ситуации. Наконец, наладившееся снабжение боеприпасами и топливом позволило не только тратить всё это на поле боя, но и активнее расходовать на обучение новых призывников. За 1943 год и в кампании зимы и весны 1944-го устоялась структура танковых и механизированных корпусов, танковых армий, командиры получили бесценный опыт и смогли его передать дальше. Конечно, сказать проще, чем сделать, и, к великому сожалению, почти всегда этот опыт начинался с братских могил под какой-то безвестной деревушкой. Однако другого способа получить достаточное количество квалифицированных командиров для СССР просто не существовало. Тем не менее к весне 1944 года РККА и её танковые войска были готовы нанести серию нокаутирующих ударов своим недавним мучителям. Мечи Немезиды. Финал войны Весной 1944 года на фронте началось наступление, почти не останавливавшееся до конца войны. В течение короткого времени германская линия обороны рухнула практически повсюду. Разумеется, танковые и механизированные войска сыграли в этом процессе одну из первых скрипок. Русские так и не создали полных аналогов немецких танковых армий 1941 года. Однако в течение кампании 1944 года они окончательно отшлифовали исключительно гибкую систему устройства танковых и механизированных войск и уже не меняли её до лета 1945-го. Высшим объединением для них была танковая армия, которых в кампании 44-го года участвовало шесть. В них была собрана примерно треть всей бронетехники. Каждая армия состояла из 1-2 танковых и 1-2 механизированных корпусов, а также частей усиления. К примеру, 2-я гвардейская танковая армия Богданова к концу Висло-Одерской операции в начале февраля 1945-го включала два танковых корпуса, мехкорпус, отдельный тяжёлый танковый полк на ИС-2, отдельную лёгкую артиллерийскую бригаду, два мотоциклетных батальона и отдельный мотострелковый батальон осназ. Что всё это означает? В руках у командующего армией Семёна Богданова находились три самостоятельных соединения, способных выполнять частные задачи, плюс резерв, включающий тяжёлые танки и артиллерию, которые он мог положить на весы в нужный момент, и, наконец, дополнительные боевые единицы для решения разведывательных и специальных задач. Причём танковые и механизированные корпуса при необходимости сами легко раскладывались на отдельные боевые группы: каждая бригада имела всё необходимое для решения обычных задач, а в случае надобности её легко могли поддержать артиллеристы или убойный аргумент в лице тяжёлых танков. Этажом ниже находились отдельные танковые и механизированные корпуса. Их включали в состав общевойсковых армий. Казалось бы, распыление сил. Однако в действительности такой приём резко повышал опасность для вермахта даже обычной пехоты. Армейские командиры не раздёргивали драгоценные подвижные соединения, как в 41-м, а получали на руки готовые мощные подвижные отряды. Такой корпус в острый момент наступления мог как чёрт из табакерки выскочить из-за спин пехотинцев и превратить локальную неудачу немцев в катастрофу. Классика таких операций - это, например, прорыв 9-го танкового корпуса генерала Бориса Бахарова летом 44-го в тыл немецкой 9-й армии под Бобруйском. Корпус придали 3-й армии и ввели в бой, когда наступление было забуксовало. Бахаров, опытнейший командир, воевавший с лета 41-го, быстро доломал немецкие редуты, а дальше принял дерзкое самостоятельное решение и сорвал джекпот. Его корпус одним рывком занял мосты через Березину, отрезав на восточном берегу сразу несколько немецких дивизий, причём немецкий танковый резерв оказался разрезан по живому и как единое целое больше не воевал. В результате разумной и вовремя проявленной инициативы нарождающийся Бобруйский котёл сразу же оказался рассечён пополам. В течение нескольких дней отдельный котёл восточнее Березины был уничтожен. Если бы в РККА все подвижные соединения собирались в танковых армиях, этот успех был бы просто нереален: пехота не смогла бы успеть за стальной лавиной, летящей к Березине. Борис Бахаров, к сожалению, погиб всего через пару недель после своего главного триумфа. Наконец, существовало и более мелкое дробление подвижных войск РККА. Танковые бригады, отдельные танковые и самоходные полки никуда не девались и насчитывали в общей сложности несколько тысяч боевых машин. Отдельная танковая бригада насчитывала по 65 танков, что делало её уже достаточно веской силой на тактическом уровне, отдельный полк включал 21 танк. Конечно, бригада или полк - это не то соединение, которое можно послать в глубокий прорыв, их задачей было не развитие успеха в глубину, а усиление удара своих "подопечных". Причём свои мотострелки и сапёры обязательно присутствовали в этих отдельных частях, то есть в отрыве от стрелковых дивизий танкисты или самоходчики не делались беспомощными. Вообще, отлаженное взаимодействие с пехотой и артиллерией позволяло делать многие, казалось бы, рискованные вещи, например успешно действовать танками в городах. При грамотной поддержке пехоты разрекламированные "фаустники" просто погибали на своих чердаках под градом пуль стрелков сопровождения. В чём состояла суть всех этих преобразований? Командир любого уровня, начиная от стрелкового корпуса или даже дивизии, получал в свои руки широкий набор инструментов для работы. Если пехота не справлялась, её оперативно поддерживали танками и самоходками. Если наклёвывался прорыв, то командующий общевойсковой армией мог не тратить времени на согласование манёвров со ставкой, не упускать момент - он просто использовал собственные силы для быстрого рывка в нужную сторону. Наконец, в распоряжении командующих танковыми армиями и фронтами, в которые они входили, находился настоящий конструктор. По необходимости комфронта мог быстро и легко усилить противотанковый, зенитный компонент, добавить лёгкие мобильные части для рейдов, тяжёлую технику для прорыва, словом, не тратя времени, подогнать своё войско под решение конкретной задачи. В случае необходимости одна часть войск могла сдерживать неприятельский контрудар, другая - решать основную задачу по принципу "а Васька слушает да ест". К примеру, летом 44-го Минск был освобождён именно таким манёвром: пока немцы танковым кулаком успешно сдерживали атаки на шоссе, ведущем в белорусскую столицу с северо-востока, отдельный танковый корпус промчался в обход самого поля боя и въехал в Минск, почти не встретив сопротивления. Лобовая драка на шоссе мгновенно стала бессмысленной, а полевой армии вермахта восточнее Минска был поставлен мат: всего через неделю она капитулировала в кольце. Танковые войска 42-го и 43-го годов были кувалдой, которую обрушивали на противника, но в последние 12 месяцев войны это была скорее стая стремительных смертоносных хищников, способных к впечатляющей координации усилий. Танковые корпуса и армии сходились, расходились, маневрировали подчас по удивительно затейливым маршрутам, сея в тылу неприятеля панику и собирая орды пленных. К примеру, незамеченным шедевром оперативного искусства стала Померанская операция весной 1945-го. В ней участвовали две танковые армии - 1-я Катукова и 2-я Богданова - и несколько отдельных частей. Сначала танкисты вырвались на берег Балтийского моря, попутно оставив в котлах несколько отдельных немецких частей, затем армия Богданова "крюком" зацепила фланг корпуса СС к западу от себя, для чего ей пришлось, по сути, сделать петлю, а армия Катукова атаковала вообще в направлении на восток и вырвалась на Гдыню с запада вдоль побережья. Проделав все эти эволюции в весенней грязи, армии вернулись на Одер, чтобы поучаствовать в штурме Берлина. Такая операция требовала чрезвычайно хорошо организованной логистики и чёткой дисциплины. Не следует думать, что учились только генералы. Победы 44-45-го, "восстановление симметрии ужасов", по выражению Дэвида Гланца, стали возможными также и потому, что тактические командиры и солдаты оказывались в состоянии реализовать даже самые сложные манёвры, а в острой ситуации показывали впечатляющие навыки тактической импровизации. Скажем, зимой 45-го у польской деревеньки Лисув отряд уральских танкистов устроил неожиданное избиение батальону "Королевских тигров": узнав от пленного, что на подходе тяжёлые танки, русские на месте сымпровизировали засаду, окончившуюся избиением противника и гибелью командира неприятельского батальона. Что интересно, все эти отрадные ужасы устраивались противнику на не самой совершенной технике. По иронии судьбы величайшие победы РККА одержала, располагая менее технически совершенными, чем у противника, боевыми машинами. В боевых порядках можно было даже зимой 45-го встретить ленд-лизовские "Валентайны", которые уже в 42-м смотрелись не слишком убедительно. Основная масса советских боевых машин обладала просто приемлемыми характеристиками. При этом целые семейства техники имелись только в виде поставок по ленд-лизу или трофеев. РККА не имела своего БТР, не имела вообще никаких самоходных гаубиц, отсутствие достаточно мощных скоростных тягачей неизбежно ограничивало поддержку танкистов только лёгкой артиллерией. Этот недостаток был продолжением достоинств: промышленность могла наращивать выпуск основных видов техники в ущерб разнообразию. С другой стороны, именно гигантские размеры нашего "зоопарка" и возможность постоянно его обновлять позволяли организационные экзерсисы. В конечном итоге концепция строительства танковых войск конца войны оправдалась. Путь к успеху не был усыпан розами, и может быть, главным достижением советских танкистов - от рядовых до маршалов - стала именно способность непрерывно, потом и кровью повышать уровень своих боевых навыков, подгонять технику и тактику под имеющийся личный состав, разрабатывать новые тактические приёмы даже в темнейшие моменты кампаний 1941 и 1942 годов, когда противник казался непобедимым, когда любое новое сражение приносило горы трупов при скромных результатах. Нельзя сказать, что положение генералов здесь было радикально лучше, чем положение обычного солдата. Танасчишин, Бахаров, Хацкилевич, Лизюков - очень многие командиры корпусов и армий разделили судьбу своих погибших или раненых на войне подчинённых. В итоге пот, кровь и непрерывное напряжение ума дали плоды. В течение войны танкисты РККА прошли путь от постоянного падения в нокдаун через грубую, но мощную силу к армии, находящейся в авангарде мирового военного искусства. Автор: Евгений Норин(https://life.ru/t/%D1%82%...)

04 января, 11:01

Красные машины смерти. Мифы и правда о советских танках

Летом 1944 года в Белоруссии 3-й гвардейский мехкорпус прорвался к городку Сенно. В окрестностях танкистам и мотострелкам открылось необычное зрелище: поля были уставлены остовами подбитых танков. Их были десятки и сотни. Неказистые Т-26, элегантные БТ, устрашающие монстры КВ-2. Это были следы крупного танкового сражения лета 1941-го, когда два советских мехкорпуса разбились о позиции вырвавшейся далеко вперёд 3-й танковой группы Германа Гота. Теперь их боевые машины остались в белорусских полях напоминанием о цене, которую пришлось заплатить танковым войскам РККА за превращение в могучую машину смерти, способную взять Берлин и выиграть мировую войну. Шатающийся колосс. Танковые войска в начале войны В 90-е годы сведения о численности довоенного танкового парка Красной армии повергли любителей в состояние шока. 26 тысяч боевых машин казались армадой, которая должна была истребить любого противника. Однако, как известно, лето и осень 1941 года стали моментом крупнейшей военной катастрофы нашей страны, а множество боевых машин исчезло в пламени боёв, не оказав явного влияния на ход войны. Почему же такая мощь не помогла разгромить вермахт? Перед войной руководство СССР рассматривало танковые войска как приоритетное направление военного строительства. Предполагалось, что механизированные части станут основной ударной силой в будущей войне. Начало Второй мировой подтверждало этот тезис. "Панцеры" вермахта действительно эффектно управлялись сначала с Польшей, затем, даже с неожиданной лёгкостью, - с Францией. СССР был одной из стран, находящихся в авангарде танкостроения. Огромная сухопутная граница предполагала необходимость иметь мощные сухопутные войска для её защиты. Подобно тому, как Британия строила массу боевых кораблей для обороны своих морских коммуникаций, СССР оказался перед необходимостью создать крупные хорошо вооружённые сухопутные силы. Это была теория. Практика, как обычно, внесла свои коррективы. В течение 30-х годов бронетанковые войска переживали бурный рост, однако не было единого мнения по поводу того, как должны выглядеть танковые войска. В течение всех 30-х годов их сотрясали реорганизации. В 1939 году было решено, что танковые корпуса, имеющиеся в войсках, слишком громоздки в управлении и подлежат замене на бригады и полки поддержки пехоты и моторизованные дивизии. Вдобавок разведка регулярно поставляла сведения о происходящем на фронтах новой мировой войны, отдававшие безумием. В сводках появлялись то массовые, многотысячные десанты под Роттердамом, то атаки тяжёлых танков (которых у вермахта не имелось). Однако даже при такой интерпретации французского опыта был сделан правильный вывод: стране нужны мощные подвижные соединения. В результате к жизни были вызваны механизированные корпуса, которым и предстояло пойти в бой летом 1941 года. Это был шаг в правильном направлении, но здесь Генштаб СССР набил все те шишки, которые набивали и другие страны, организовавшие себе танковые войска. Мехкорпуса оказались исключительно громоздкими формированиями. Они располагали огромным количеством танков... но и всё. Мехкорпуса обладали очень слабой мотопехотой, которая должна, по идее, поддерживать танки, бороться с противотанковой артиллерией, закреплять успех бронированных машин. Собственная артиллерия также была слаба, что ограничивало возможности для артиллерийской дуэли. Что ещё хуже, мехкорпуса обладали крайне слабым тылом. И здесь сказались уже пороки промышленности. Промышленность Советского Союза фактически создавалась в 30-е годы. Однако за 10-20 лет нереально создать индустрию, которая сможет догнать ведущие промышленные державы мира. За бурный рост промышленного производства неизбежно приходилось платить самыми разными перекосами и проблемами. Для начала, советская промышленность могла производить только достаточно узкий спектр техники. Если с боевыми машинами она справлялась, то вспомогательной техники производилось чрезвычайно мало. Оснащение связных, ремонтных, снабженческих подразделений вермахта оставалось предметом зависти советских военных очень долгое время. Вдобавок РККА располагала очень ограниченным парком автомобилей. В случае войны транспорт предполагалось мобилизовать из народного хозяйства. В результате мехкорпуса предвоенного формирования пошли на войну, испытывая огромные проблемы с подвозом боеприпасов, запчастей, топлива. Часто запчастей просто не имелось и подвозить было нечего. Между тем последний фактор сильно снижал боевую ценность всех танковых войск. Техника фактически не списывалась в течение долгого срока, поэтому многие машины оказывались небоеспособными ещё до войны. Часто даже формально боеготовые танки могли пойти в бой после короткого ремонта... для которого не имелось каких-то простейших деталей вроде запасных траков, колёс, коробок передач и т.д. Главное автобронетанковое управление РККА перед войной метало молнии: Сдача запасных частей к дизелям идёт неудовлетворительно... Ввиду плохой поставки дизель-моторов большое количество танков БТ-7M небоеспособно. Завод № 75 отказывается от определения в договоре помесячных и поквартальных поставок, что делает совершенно невозможным планирование ремонтов танков. Со стороны Наркомата соответственных указаний заводу № 75 не дано... Т-26 - завод № 174 (...) Заводом № 174 не выдерживаются сроки поставки по договорам. Совершенно плохо сдаются дефицитные детали: цилиндры, нижние половины картера мотора, направляющие втулки клапанов, венцы ведущих колёс, нижние катки, бандажи нижних катков и др... Танковые войска испытывают в настоящее время большую потребность в запчастях и агрегатах, особенно по остродефицитной номенклатуре. Неоднократные обращения ГАБТУ КА в НКСМ не нашли должного решения по вышеизложенным вопросам. Процитированный документ увидел свет за три дня до войны. Другая проблема была общей для всей РККА. Взрывной рост количества соединений и техники требовал множества экипажей и командиров всех уровней. Для обучения квалифицированных экипажей требовались ресурсы, которых небогатое государство дать не могло. Плохая выучка советских солдат и офицеров не была следствием какого-то намеренного небрежения боевой подготовкой: страна просто не могла дать достаточно топлива, боеприпасов и опять-таки запчастей, чтобы обучать каждого солдата так, как следует. Все эти проблемы накладывались одна на другую. Низкий уровень выучки приводил к частым поломкам из-за ошибок эксплуатации техники, исправить эти поломки не могли по причине нехватки запчастей, в свою очередь, недостаток запчастей не позволял интенсивно тренировать экипажи... Любое оборудование для обслуживания техники находилось в остром дефиците, включая совершенно необходимое, вроде топливозаправщиков. Наконец, сказывались организационные пороки: мехкорпусами РККА было крайне трудно управлять, а снабжать их всем необходимым просто невозможно. В таком состоянии бронетанковые войска РККА вступили в крупнейшую войну в мировой истории. Очень быстро все недостатки довоенного строительства выплыли наружу. Значительная часть имевшихся на бумаге танков так и не смогла нигде повоевать из-за износа и нехватки запчастей. Однако и успевшие вступить в бой пришли на поле сражения для того, чтобы там погибнуть. В течение лета мехкорпуса были практически полностью разгромлены. Контрудары начинались по-разному, а заканчивались одинаково. Слабая разведка, захват части исходных позиций противником, танки без поддержки, исчерпание топлива, исчерпание боеприпасов, разгром. "Неуязвимые" КВ и Т-34 выбивались удивительно разнообразными способами, начиная от тяжёлых пехотных орудий, гаубиц и зениток на прямой наводке и заканчивая немецкой пехотой с гранатами и зарядами взрывчатки или ударами с воздуха. Вермахт обладал превосходной "многослойной" противотанковой обороной, с отлично отлаженным взаимодействием разных родов оружия. Противостоять этой военной машине было пока крайне сложно. Однако нельзя сказать, что от мехкорпусов вовсе не было никакого толку. Именно их контратаки позволили, например, вырваться из окружения в Белоруссии остаткам попавших в ловушку войск. На Украине выявилась не слишком приятная ситуация: пехотные командиры постоянно норовили подчинить себе мехкорпуса и поддержать небольшими группами танков свою пехоту. Это лишало командование ценных мобильных соединений, но надо отдать должное: часто именно танки позволяли сохранить целостность фронта и не давали ему развалиться. При этом крайне малая часть техники попала в руки вермахта исправной - впоследствии немцы использовали лишь незначительное количество советских машин. За счёт огромных потерь танков было куплено хотя бы небольшое сокращение потерь стрелковых дивизий - обратим внимание, что в июне и июле, когда мехкорпуса оставались на ногах, окружений было сравнительно немного, причём почти все - на западном направлении, но не на Украине, где находилась крупнейшая механизированная группировка РККА. Механизированные корпуса образца 41-го года позволили фронту по крайней мере не рухнуть на всём протяжении сразу. Выбиваемые сотнями, иногда сотнями в день, советские танки позволяли несколько уменьшать замах клещей, а иногда - просто срывать окружения. Юго-Западный фронт мог быть разгромлен ещё на линии западной границы, если бы не самоубийственные атаки под Дубно. Кстати, по итогам летней кампании 41-го легко дать ответ на вопрос "Зачем СССР столько танков?". Стальные коробки позволяли хоть как-то поддерживать пехоту и компенсировать её слабость. Как только они исчезли, ситуация резко изменилась от плохого к худшему. Тяжелейшие потери в боях и в целом провальный опыт войны уже в середине июля привели Ставку ВГК к спорному решению. Мехкорпуса были полностью расформированы до начала сентября. Вместо них приказом от 12 августа 1941-го формировалось 120(!) отдельных танковых бригад. Бригада, притом что это, конечно, более компактное формирование, имела неустранимый недостаток: она была слишком малочисленна и не могла выступать как самостоятельное соединение, не могла решать оперативных задач. Поединок с дивизией вермахта стал бы для неё фатальным, о глубоких прорывах такими силами и мечтать не приходилось. Это крупное формирование - но, увы, только для поля боя. Решение о расформировании мехкорпусов и тотальном переходе на бригады стало одной из крупнейших ошибок Ставки за всю Великую Отечественную. Да, психологически было очень тяжело видеть, как контрудары проваливаются один за другим. Однако эффект от существования мехкорпусов оказался по факту очень значительным. Это не совсем чётко отрефлексировано, но наиболее страшный урон в людях РККА понесла не в июне и июле под внезапным ударом, а осенью, когда война уже шла какое-то время. Между тем крупнейшие военные катастрофы нашей страны всех времён - это Киевский котёл в сентябре и Вяземско-Брянский в октябре. Весь этот кошмар обрамлялся крупными окружениями на Луге в конце августа, под Мелитополем в начале октября, более мелкими котлами. С одной стороны, такой разгром обусловлен общим изнурением РККА, психологическим надломом, большими потерями ранее. С другой, теперь некому было уменьшить масштабы трагедий, некому было хоть как-то прикрыть избиваемую пехоту. Осень 41-го, когда у РККА были танки, но не было танковых войск, стала худшим временем во всей истории войны. Контрнаступление под Москвой дало по крайней мере передышку, возможность оглянуться вокруг и исправить ошибки. Время возмужания. Кампании 1942-1943 годов Недостатки "бригадной ереси" стали очевидны уже к концу битвы под Москвой. Да, русские добились множества тактических успехов, да, где-то немецкие гарнизоны оказывались окружены. Но в целом немцы удержались в шажке от катастрофы. Особенно обидным оказалось положение под Ржевом: атаки затихли из-за полного истощения войск, когда оставалось перекусить буквально последнюю артерию снабжения 9-й армии вермахта. Ржев мог стать местом не долгих кровопролитных мучений, а величайшего успеха зимней кампании - но не стал. Сделать последний шаг могли помочь как раз танковые корпуса, но именно их-то у нас и не было. Да, лето 41-го выявило сокрушительную и обидную истину: РККА не имела достаточно квалифицированных командиров, чтобы управлять крупными танковыми силами. Однако теперь Ставка осознала, что победить дракона можно только имея собственного, и принялась восстанавливать ударный потенциал. Ошибку 41-го предстояло исправить. Весной 1942 года на Юго-Западном фронте появились танки с необычной литерой на борту: КС. Это были первые прибывающие на фронт части танковых корпусов. Советские подвижные соединения имели одну необычную особенность. Фактически корпуса РККА соответствовали по численности немецким дивизиям, армии - корпусам. В этом был свой смысл. Дело в том, что Ставка летом 1941-го насмотрелась на пехотных начальников, своей волей подчиняющих танковые дивизии и мехкорпуса себе. Поэтому командиры танковых и механизированных корпусов нового поколения имели более высокие звания, чем их коллеги в пехоте, и само название соединений подчёркивало их более высокий статус. Таким образом предполагалось заранее пресечь в зародыше попытки пехотных начальников без предварительной договорённости с высшими штабами прибирать к рукам драгоценные подвижные соединения. Новые формирования выглядели куда более сбалансированными, чем мехкорпуса 41-го. Они обладали лучшей управляемостью, располагали пристойными мотострелковыми группами, были значительно лучше обеспечены транспортом и, в отличие от отдельных бригад, объединены корпусным штабом, имея общий развитый тыл. Словом, всё это позволяло надеяться на успех в грядущем сражении. Предстояло окружить крупную немецкую группировку в районе Харькова, и это самая очевидная и логичная задача для подвижных соединений. Помимо корпусов для участия в наступлении выделялась целая россыпь танковых бригад. Русские неплохо подготовились к этой битве. Тем горше оказалось разочарование. Русские создали себе инструмент маневренной войны, но ещё не научились им владеть. Сражение развивалось остро для немецких войск: фронт был прорван в двух местах. Однако в решающий момент маршал Тимошенко промедлил с вводом в бой собственной ударной силы - тех самых танковых корпусов. Быстрое продвижение в тыл немцам, скорее всего, вызвало бы обвал обороны. Собственно, на немецкой стороне фронта уже началась тихая паника: командующий группой армий "Юг" фон Бок хотел просто закрыть одну из двух брешей своими подвижными резервами. Однако начальник штаба сухопутных войск Гальдер скрутил фон Бока в бараний рог и заставил нанести удар во фланг наступающим. В этот момент танковые корпуса ЮЗФ уже пробивались вперёд. Слишком поздно: немцы вели своё наступление быстрее, чем русские своё. Нехватка сначала решимости, а затем скорости оказалась фатальной. Ударная группировка Юго-Западного фронта едва не окружила части вермахта перед собой, но вместо этого оказалась в окружении сама и погибла почти в полном составе. Харьков - оглушительное и очень обидное поражение РККА и её танкистов. В первую очередь горестно, что это была необязательная катастрофа. Одно вовремя принятое правильное решение могло - должно было - полностью изменить расклад. Однако в очередной победе вермахта уже проглядывали признаки будущих неприятностей: русские не добились результата, на который рассчитывали, но побывали в шаге от успеха. Это, конечно, не могло утешить сотни тысяч погибших или попавших в плен людей. Как бы то ни было, насчёт применения танковых войск в Ставке сделали правильные выводы. 1942-й стал годом массового формирования танковых и механизированных корпусов новой модели. Уже летом 42-го они пошли в бой. Структура по-прежнему не устоялась, у командиров было мало опыта применения крупных подвижных соединений, тем не менее они сыграли свою роль в крупных баталиях этой жесточайшей кампании. Тем летом немцы использовали модернизированные Pz-4 и штурмовые орудия, уже не уступавшие Т-34 и КВ по уровню защищённости и огневой мощи. К тому же из-за эвакуации заводов на восток советские танковые войска оказались в критическом положении. На фронт массово отправлялись "мобилизационные" лёгкие танки Т-60 с откровенно убогими боевыми возможностями, в состав ленд-лизовской техники в изобилии входили монстры вроде "Генерала Ли", получившие невесёлое фронтовое прозвище "братская могила". Наконец, качество выпускаемых Т-34 находилось ниже всякой критики: завод в Сталинграде скоро должен был оказаться на линии огня, поэтому на технологию производства уже махнули рукой, стараясь произвести машины, хотя бы способные своим ходом добраться до фронта. В глубоком тылу положение дел было далеко не всегда лучше. Переход к станку стариков, женщин и подростков - это, безусловно, трудовой подвиг, однако это была, конечно, неважная замена квалифицированным рабочим, ушедшим на фронт, - и это обстоятельство разительно сказывалось на качестве продукции, в том числе танков и особенно запчастей к ним и боеприпасов. В том же, что касается тактического мастерства, немцы по-прежнему серьёзно превосходили русских. Операцию "Блау" - немецкое наступление на Кавказ и Сталинград - пытались остановить серией контрударов танковых армий. Поначалу эффект вызывал мрачное ощущение дежавю: на наступающих плескали танками как водой. Выучка противника находилась на, как казалось, недосягаемом уровне, а индустриальные возможности Третьего рейха превосходили советские радикально: хотя бы снести противника шквалом огня удавалось крайне редко, в то время как вермахт прокладывал себе дорогу, непрерывно выпуская тысячи тонн снарядов. Тем более советские танкисты, к сожалению, сами постоянно облегчали противнику задачу. Да, мотопехота и кое-какая артиллерия в танковых корпусах появилась, но это ещё не значит, что с ними уже научились взаимодействовать. И в 1942-м, и позднее, в 1943-м, регулярно воспроизводилась одна и та же ситуация: танки без пехоты, пехота без прикрытия, артиллерия не попадает в цель или попадает не туда, и все вместе действуют без должной разведки. Однако даже в таком виде эффект изменений постепенно проявлялся. Осенью 41-го удачные прорывы окружённых частей РККА случались крайне редко. Летом 42-го успешное вытаскивание окруженцев из котлов происходило не всегда, но случалось, и достигался этот эффект часто именно благодаря танковым корпусам. К таким случаям относится, например, окружение "группы Журавлёва" из нескольких стрелковых дивизий на подступах к Сталинграду. Их вытащил оттуда контрудар 13-го танкового корпуса. Вообще, летом под Сталинградом танкисты сыграли более чем значимую роль. Именно сыпавшиеся на немцев контрудары не позволили въехать в город прежде, чем пехота развернёт оборону по улицам. Вермахт наступал на крупный индустриальный центр, и навстречу ему шёл поток "тридцатьчетвёрок" со Сталинградского тракторного завода. Выпуск техники в городе прекратился, только когда цеха были разрушены воздушными и артиллерийскими ударами. Ну а осенью танковые войска впервые заявили о себе как о средстве перелома всей войны. В операции "Уран", окончившейся окружением 6-й армии вермахта во главе с Паулюсом, участвовали россыпь механизированных корпусов новой волны и 5-я танковая армия. Именно её прорыв оказался особенно сокрушительным: разрушив занимаемую румынами линию фронта, армия вышла в податливый тыл немецких войск. Специфика глубоких прорывов состояла в том, что, идя по тылам, танкисты собирали огромные толпы пленных и горы трофеев. Армия индустриальной эпохи более чем наполовину состоит из тыловиков, не имеющих ни тактической подготовки, ни боевого духа, ни часто даже оружия. Котёл кроме прерывания путей подвоза страшен тем, что множество тыловиков оказывается на передовой, не умея и не имея чем защищаться. Именно такие люди в основном составляли колонны пленных до горизонта осенью 1941-го года, и именно они теперь попадали в плен уже к русским. Перед операцией "Уран" Василий Вольский, командир одного из мехкорпусов южной "клешни", подал выше записку, согласно которой войска недостаточно готовы к операции и она может завершиться катастрофой. Как выяснилось, Василий Тимофеевич несколько недооценил себя и своих людей: его корпус после прорыва обороны взял 7 тысяч пленных ценой потери всего 16 человек убитыми. Такое произошло по прозаической причине: после прорыва первых рубежей начался массовый угон в плен стройбатов, персоналов складов, полиции, водителей. Может показаться, что нет ничего героического в захвате растерянных связистов и ремонтников, но именно такие удары наносят наиболее сокрушительный урон. Сталинград и серия связанных с ним сражений - первый звёздный час советских танковых войск. В цепочке окружений погибли основные силы неприятельской группы армий "Б". Русские почувствовали вкус молниеносной войны и не собирались останавливаться на достигнутом. В конце зимы контрудар вермахта под Харьковом отбросил наступающие войска на несколько десятков километров, но это наступление оказалось в большей степени эффектным, чем действительно сокрушительным. Фронт стабилизировался до лета. Крупнейшее танковое сражение в мировой истории - битву под Курском - танкисты РККА ожидали в сложном положении. С одной стороны, Сталинград излечил их от комплекса неполноценности. Налицо имелись многочисленные, уже неплохо вооружённые силы. С другой стороны, быстрый рост числа танковых и механизированных корпусов - притом что бригады и полки поддержки пехоты никуда не девались - привёл к тому, что опытных солдат и особенно командиров по-прежнему не хватало. Люди, возглавлявшие зимой корпуса, теперь получили под начало армии. К тому же советские танкисты окончательно утратили преимущество в качестве матчасти: вермахт использовал "зоопарк" новейшей бронетехники, в частности "Тигры" и "Пантеры". Старые Т-34 уже очевидно не отвечали требованиям времени, но многие бригады только мечтать могли хотя бы о Т-34, по-прежнему воюя на лёгких машинах. Вдобавок моторизация РККА по-прежнему шла медленно даже в танковых войсках. Многие мотострелковые части были "мото-" очень условно. Все эти обстоятельства привели к тяжелейшим потерям под Курском и впоследствии в кампании на Украине. Так, 1-я танковая армия Катукова в операции "Румянцев" - контрнаступлении под Курском - потеряла 180% техники. Это невероятно тяжёлые потери: за три недели состав армии обновился почти дважды. Было, впрочем, одно огромное отличие от первых двух летних кампаний. Если сейчас речь шла об огромной цене успехов, летом 41-го и 42-го РККА доставалась в основном огромная цена поражений. Отшлифовать навыки маневренной войны ещё только предстояло. Однако направление было выбрано правильное. Одним из важных, но не сразу отслеженных изменений стало накопление опытных солдат и командиров. Общая оперативная обстановка была такова, что армии всё-таки не выбивались поголовно, а раненые не оставались в котлах на милость врага, а возвращались в строй через какое-то время. К тому же надо отметить, что командование РККА в целом и Автобронетанковое управление в частности были безумно самокритичны, и после каждого проигранного сражения следовала масса предложений по исправлению ситуации. Наконец, наладившееся снабжение боеприпасами и топливом позволило не только тратить всё это на поле боя, но и активнее расходовать на обучение новых призывников. За 1943 год и в кампании зимы и весны 1944-го устоялась структура танковых и механизированных корпусов, танковых армий, командиры получили бесценный опыт и смогли его передать дальше. Конечно, сказать проще, чем сделать, и, к великому сожалению, почти всегда этот опыт начинался с братских могил под какой-то безвестной деревушкой. Однако другого способа получить достаточное количество квалифицированных командиров для СССР просто не существовало. Тем не менее к весне 1944 года РККА и её танковые войска были готовы нанести серию нокаутирующих ударов своим недавним мучителям. Мечи Немезиды. Финал войны Весной 1944 года на фронте началось наступление, почти не останавливавшееся до конца войны. В течение короткого времени германская линия обороны рухнула практически повсюду. Разумеется, танковые и механизированные войска сыграли в этом процессе одну из первых скрипок. Русские так и не создали полных аналогов немецких танковых армий 1941 года. Однако в течение кампании 1944 года они окончательно отшлифовали исключительно гибкую систему устройства танковых и механизированных войск и уже не меняли её до лета 1945-го. Высшим объединением для них была танковая армия, которых в кампании 44-го года участвовало шесть. В них была собрана примерно треть всей бронетехники. Каждая армия состояла из 1-2 танковых и 1-2 механизированных корпусов, а также частей усиления. К примеру, 2-я гвардейская танковая армия Богданова к концу Висло-Одерской операции в начале февраля 1945-го включала два танковых корпуса, мехкорпус, отдельный тяжёлый танковый полк на ИС-2, отдельную лёгкую артиллерийскую бригаду, два мотоциклетных батальона и отдельный мотострелковый батальон осназ. Что всё это означает? В руках у командующего армией Семёна Богданова находились три самостоятельных соединения, способных выполнять частные задачи, плюс резерв, включающий тяжёлые танки и артиллерию, которые он мог положить на весы в нужный момент, и, наконец, дополнительные боевые единицы для решения разведывательных и специальных задач. Причём танковые и механизированные корпуса при необходимости сами легко раскладывались на отдельные боевые группы: каждая бригада имела всё необходимое для решения обычных задач, а в случае надобности её легко могли поддержать артиллеристы или убойный аргумент в лице тяжёлых танков. Этажом ниже находились отдельные танковые и механизированные корпуса. Их включали в состав общевойсковых армий. Казалось бы, распыление сил. Однако в действительности такой приём резко повышал опасность для вермахта даже обычной пехоты. Армейские командиры не раздёргивали драгоценные подвижные соединения, как в 41-м, а получали на руки готовые мощные подвижные отряды. Такой корпус в острый момент наступления мог как чёрт из табакерки выскочить из-за спин пехотинцев и превратить локальную неудачу немцев в катастрофу. Классика таких операций - это, например, прорыв 9-го танкового корпуса генерала Бориса Бахарова летом 44-го в тыл немецкой 9-й армии под Бобруйском. Корпус придали 3-й армии и ввели в бой, когда наступление было забуксовало. Бахаров, опытнейший командир, воевавший с лета 41-го, быстро доломал немецкие редуты, а дальше принял дерзкое самостоятельное решение и сорвал джекпот. Его корпус одним рывком занял мосты через Березину, отрезав на восточном берегу сразу несколько немецких дивизий, причём немецкий танковый резерв оказался разрезан по живому и как единое целое больше не воевал. В результате разумной и вовремя проявленной инициативы нарождающийся Бобруйский котёл сразу же оказался рассечён пополам. В течение нескольких дней отдельный котёл восточнее Березины был уничтожен. Если бы в РККА все подвижные соединения собирались в танковых армиях, этот успех был бы просто нереален: пехота не смогла бы успеть за стальной лавиной, летящей к Березине. Борис Бахаров, к сожалению, погиб всего через пару недель после своего главного триумфа. Наконец, существовало и более мелкое дробление подвижных войск РККА. Танковые бригады, отдельные танковые и самоходные полки никуда не девались и насчитывали в общей сложности несколько тысяч боевых машин. Отдельная танковая бригада насчитывала по 65 танков, что делало её уже достаточно веской силой на тактическом уровне, отдельный полк включал 21 танк. Конечно, бригада или полк - это не то соединение, которое можно послать в глубокий прорыв, их задачей было не развитие успеха в глубину, а усиление удара своих "подопечных". Причём свои мотострелки и сапёры обязательно присутствовали в этих отдельных частях, то есть в отрыве от стрелковых дивизий танкисты или самоходчики не делались беспомощными. Вообще, отлаженное взаимодействие с пехотой и артиллерией позволяло делать многие, казалось бы, рискованные вещи, например успешно действовать танками в городах. При грамотной поддержке пехоты разрекламированные "фаустники" просто погибали на своих чердаках под градом пуль стрелков сопровождения. В чём состояла суть всех этих преобразований? Командир любого уровня, начиная от стрелкового корпуса или даже дивизии, получал в свои руки широкий набор инструментов для работы. Если пехота не справлялась, её оперативно поддерживали танками и самоходками. Если наклёвывался прорыв, то командующий общевойсковой армией мог не тратить времени на согласование манёвров со ставкой, не упускать момент - он просто использовал собственные силы для быстрого рывка в нужную сторону. Наконец, в распоряжении командующих танковыми армиями и фронтами, в которые они входили, находился настоящий конструктор. По необходимости комфронта мог быстро и легко усилить противотанковый, зенитный компонент, добавить лёгкие мобильные части для рейдов, тяжёлую технику для прорыва, словом, не тратя времени, подогнать своё войско под решение конкретной задачи. В случае необходимости одна часть войск могла сдерживать неприятельский контрудар, другая - решать основную задачу по принципу "а Васька слушает да ест". К примеру, летом 44-го Минск был освобождён именно таким манёвром: пока немцы танковым кулаком успешно сдерживали атаки на шоссе, ведущем в белорусскую столицу с северо-востока, отдельный танковый корпус промчался в обход самого поля боя и въехал в Минск, почти не встретив сопротивления. Лобовая драка на шоссе мгновенно стала бессмысленной, а полевой армии вермахта восточнее Минска был поставлен мат: всего через неделю она капитулировала в кольце. Танковые войска 42-го и 43-го годов были кувалдой, которую обрушивали на противника, но в последние 12 месяцев войны это была скорее стая стремительных смертоносных хищников, способных к впечатляющей координации усилий. Танковые корпуса и армии сходились, расходились, маневрировали подчас по удивительно затейливым маршрутам, сея в тылу неприятеля панику и собирая орды пленных. К примеру, незамеченным шедевром оперативного искусства стала Померанская операция весной 1945-го. В ней участвовали две танковые армии - 1-я Катукова и 2-я Богданова - и несколько отдельных частей. Сначала танкисты вырвались на берег Балтийского моря, попутно оставив в котлах несколько отдельных немецких частей, затем армия Богданова "крюком" зацепила фланг корпуса СС к западу от себя, для чего ей пришлось, по сути, сделать петлю, а армия Катукова атаковала вообще в направлении на восток и вырвалась на Гдыню с запада вдоль побережья. Проделав все эти эволюции в весенней грязи, армии вернулись на Одер, чтобы поучаствовать в штурме Берлина. Такая операция требовала чрезвычайно хорошо организованной логистики и чёткой дисциплины. Не следует думать, что учились только генералы. Победы 44-45-го, "восстановление симметрии ужасов", по выражению Дэвида Гланца, стали возможными также и потому, что тактические командиры и солдаты оказывались в состоянии реализовать даже самые сложные манёвры, а в острой ситуации показывали впечатляющие навыки тактической импровизации. Скажем, зимой 45-го у польской деревеньки Лисув отряд уральских танкистов устроил неожиданное избиение батальону "Королевских тигров": узнав от пленного, что на подходе тяжёлые танки, русские на месте сымпровизировали засаду, окончившуюся избиением противника и гибелью командира неприятельского батальона. Что интересно, все эти отрадные ужасы устраивались противнику на не самой совершенной технике. По иронии судьбы величайшие победы РККА одержала, располагая менее технически совершенными, чем у противника, боевыми машинами. В боевых порядках можно было даже зимой 45-го встретить ленд-лизовские "Валентайны", которые уже в 42-м смотрелись не слишком убедительно. Основная масса советских боевых машин обладала просто приемлемыми характеристиками. При этом целые семейства техники имелись только в виде поставок по ленд-лизу или трофеев. РККА не имела своего БТР, не имела вообще никаких самоходных гаубиц, отсутствие достаточно мощных скоростных тягачей неизбежно ограничивало поддержку танкистов только лёгкой артиллерией. Этот недостаток был продолжением достоинств: промышленность могла наращивать выпуск основных видов техники в ущерб разнообразию. С другой стороны, именно гигантские размеры нашего "зоопарка" и возможность постоянно его обновлять позволяли организационные экзерсисы. В конечном итоге концепция строительства танковых войск конца войны оправдалась. Путь к успеху не был усыпан розами, и может быть, главным достижением советских танкистов - от рядовых до маршалов - стала именно способность непрерывно, потом и кровью повышать уровень своих боевых навыков, подгонять технику и тактику под имеющийся личный состав, разрабатывать новые тактические приёмы даже в темнейшие моменты кампаний 1941 и 1942 годов, когда противник казался непобедимым, когда любое новое сражение приносило горы трупов при скромных результатах. Нельзя сказать, что положение генералов здесь было радикально лучше, чем положение обычного солдата. Танасчишин, Бахаров, Хацкилевич, Лизюков - очень многие командиры корпусов и армий разделили судьбу своих погибших или раненых на войне подчинённых. В итоге пот, кровь и непрерывное напряжение ума дали плоды. В течение войны танкисты РККА прошли путь от постоянного падения в нокдаун через грубую, но мощную силу к армии, находящейся в авангарде мирового военного искусства. Автор: Евгений Норин(https://life.ru/t/%D1%82%...)

04 января, 10:30

Красные машины смерти. Мифы и правда о советских танках

Летом 1944 года в Белоруссии 3-й гвардейский мехкорпус прорвался к городку Сенно. В окрестностях танкистам и мотострелкам открылось необычное зрелище: поля были уставлены остовами подбитых танков. Их были десятки и сотни. Неказистые Т-26, элегантные БТ, устрашающие монстры КВ-2. Это были следы крупного танкового сражения лета 1941-го, когда два советских мехкорпуса разбились о позиции вырвавшейся далеко вперёд 3-й танковой группы Германа Гота. Теперь их боевые машины остались в белорусских полях напоминанием о цене, которую пришлось заплатить танковым войскам РККА за превращение в могучую машину смерти, способную взять Берлин и выиграть мировую войну. В 90-е годы сведения о численности довоенного танкового парка Красной армии повергли любителей в состояние шока. 26 тысяч боевых машин казались армадой, которая должна была истребить любого противника. Однако, как известно, лето и осень 1941 года стали моментом крупнейшей военной катастрофы нашей страны, а множество боевых машин исчезло в пламени боёв, не оказав явного влияния на ход войны. Почему же такая мощь не помогла разгромить вермахт? Перед войной руководство СССР рассматривало танковые войска как приоритетное направление военного строительства. Предполагалось, что механизированные части станут основной ударной силой в будущей войне. Начало Второй мировой подтверждало этот тезис. "Панцеры" вермахта действительно эффектно управлялись сначала с Польшей, затем, даже с неожиданной лёгкостью, — с Францией. СССР был одной из стран, находящихся в авангарде танкостроения. Огромная сухопутная граница предполагала необходимость иметь мощные сухопутные войска для её защиты. Подобно тому, как Британия строила массу боевых кораблей для обороны своих морских коммуникаций, СССР оказался перед необходимостью создать крупные хорошо вооружённые сухопутные силы. Это была теория. Практика, как обычно, внесла свои коррективы. В течение 30-х годов бронетанковые войска переживали бурный рост, однако не было единого мнения по поводу того, как должны выглядеть танковые войска. В течение всех 30-х годов их сотрясали реорганизации. В 1939 году было решено, что танковые корпуса, имеющиеся в войсках, слишком громоздки в управлении и подлежат замене на бригады и полки поддержки пехоты и моторизованные дивизии. Вдобавок разведка регулярно поставляла сведения о происходящем на фронтах новой мировой войны, отдававшие безумием. В сводках появлялись то массовые, многотысячные десанты под Роттердамом, то атаки тяжёлых танков (которых у вермахта не имелось). Однако даже при такой интерпретации французского опыта был сделан правильный вывод: стране нужны мощные подвижные соединения. В результате к жизни были вызваны механизированные корпуса, которым и предстояло пойти в бой летом 1941 года. Это был шаг в правильном направлении, но здесь Генштаб СССР набил все те шишки, которые набивали и другие страны, организовавшие себе танковые войска. Мехкорпуса оказались исключительно громоздкими формированиями. Они располагали огромным количеством танков… но и всё. Мехкорпуса обладали очень слабой мотопехотой, которая должна, по идее, поддерживать танки, бороться с противотанковой артиллерией, закреплять успех бронированных машин. Собственная артиллерия также была слаба, что ограничивало возможности для артиллерийской дуэли. Что ещё хуже, мехкорпуса обладали крайне слабым тылом. И здесь сказались уже пороки промышленности. Промышленность Советского Союза фактически создавалась в 30-е годы. Однако за 10–20 лет нереально создать индустрию, которая сможет догнать ведущие промышленные державы мира. За бурный рост промышленного производства неизбежно приходилось платить самыми разными перекосами и проблемами. Для начала, советская промышленность могла производить только достаточно узкий спектр техники. Если с боевыми машинами она справлялась, то вспомогательной техники производилось чрезвычайно мало. Оснащение связных, ремонтных, снабженческих подразделений вермахта оставалось предметом зависти советских военных очень долгое время. Вдобавок РККА располагала очень ограниченным парком автомобилей. В случае войны транспорт предполагалось мобилизовать из народного хозяйства. В результате мехкорпуса предвоенного формирования пошли на войну, испытывая огромные проблемы с подвозом боеприпасов, запчастей, топлива. Часто запчастей просто не имелось и подвозить было нечего. Между тем последний фактор сильно снижал боевую ценность всех танковых войск. Техника фактически не списывалась в течение долгого срока, поэтому многие машины оказывались небоеспособными ещё до войны. Часто даже формально боеготовые танки могли пойти в бой после короткого ремонта… для которого не имелось каких-то простейших деталей вроде запасных траков, колёс, коробок передач и т.д. Главное автобронетанковое управление РККА перед войной метало молнии: Сдача запасных частей к дизелям идёт неудовлетворительно… Ввиду плохой поставки дизель-моторов большое количество танков БТ-7M небоеспособно. Завод № 75 отказывается от определения в договоре помесячных и поквартальных поставок, что делает совершенно невозможным планирование ремонтов танков. Со стороны Наркомата соответственных указаний заводу № 75 не дано… Т-26 — завод № 174 (…) Заводом № 174 не выдерживаются сроки поставки по договорам. Совершенно плохо сдаются дефицитные детали: цилиндры, нижние половины картера мотора, направляющие втулки клапанов, венцы ведущих колёс, нижние катки, бандажи нижних катков и др… Танковые войска испытывают в настоящее время большую потребность в запчастях и агрегатах, особенно по остродефицитной номенклатуре. Неоднократные обращения ГАБТУ КА в НКСМ не нашли должного решения по вышеизложенным вопросам. Процитированный документ увидел свет за три дня до войны. Другая проблема была общей для всей РККА. Взрывной рост количества соединений и техники требовал множества экипажей и командиров всех уровней. Для обучения квалифицированных экипажей требовались ресурсы, которых небогатое государство дать не могло. Плохая выучка советских солдат и офицеров не была следствием какого-то намеренного небрежения боевой подготовкой: страна просто не могла дать достаточно топлива, боеприпасов и опять-таки запчастей, чтобы обучать каждого солдата так, как следует. Все эти проблемы накладывались одна на другую. Низкий уровень выучки приводил к частым поломкам из-за ошибок эксплуатации техники, исправить эти поломки не могли по причине нехватки запчастей, в свою очередь, недостаток запчастей не позволял интенсивно тренировать экипажи… Любое оборудование для обслуживания техники находилось в остром дефиците, включая совершенно необходимое, вроде топливозаправщиков. Наконец, сказывались организационные пороки: мехкорпусами РККА было крайне трудно управлять, а снабжать их всем необходимым просто невозможно. В таком состоянии бронетанковые войска РККА вступили в крупнейшую войну в мировой истории. Очень быстро все недостатки довоенного строительства выплыли наружу. Значительная часть имевшихся на бумаге танков так и не смогла нигде повоевать из-за износа и нехватки запчастей. Однако и успевшие вступить в бой пришли на поле сражения для того, чтобы там погибнуть. В течение лета мехкорпуса были практически полностью разгромлены. Контрудары начинались по-разному, а заканчивались одинаково. Слабая разведка, захват части исходных позиций противником, танки без поддержки, исчерпание топлива, исчерпание боеприпасов, разгром. "Неуязвимые" КВ и Т-34 выбивались удивительно разнообразными способами, начиная от тяжёлых пехотных орудий, гаубиц и зениток на прямой наводке и заканчивая немецкой пехотой с гранатами и зарядами взрывчатки или ударами с воздуха. Вермахт обладал превосходной "многослойной" противотанковой обороной, с отлично отлаженным взаимодействием разных родов оружия. Противостоять этой военной машине было пока крайне сложно. Однако нельзя сказать, что от мехкорпусов вовсе не было никакого толку. Именно их контратаки позволили, например, вырваться из окружения в Белоруссии остаткам попавших в ловушку войск. На Украине выявилась не слишком приятная ситуация: пехотные командиры постоянно норовили подчинить себе мехкорпуса и поддержать небольшими группами танков свою пехоту. Это лишало командование ценных мобильных соединений, но надо отдать должное: часто именно танки позволяли сохранить целостность фронта и не давали ему развалиться. При этом крайне малая часть техники попала в руки вермахта исправной — впоследствии немцы использовали лишь незначительное количество советских машин. За счёт огромных потерь танков было куплено хотя бы небольшое сокращение потерь стрелковых дивизий — обратим внимание, что в июне и июле, когда мехкорпуса оставались на ногах, окружений было сравнительно немного, причём почти все — на западном направлении, но не на Украине, где находилась крупнейшая механизированная группировка РККА. Механизированные корпуса образца 41-го года позволили фронту по крайней мере не рухнуть на всём протяжении сразу. Выбиваемые сотнями, иногда сотнями в день, советские танки позволяли несколько уменьшать замах клещей, а иногда — просто срывать окружения. Юго-Западный фронт мог быть разгромлен ещё на линии западной границы, если бы не самоубийственные атаки под Дубно. Кстати, по итогам летней кампании 41-го легко дать ответ на вопрос "Зачем СССР столько танков?". Стальные коробки позволяли хоть как-то поддерживать пехоту и компенсировать её слабость. Как только они исчезли, ситуация резко изменилась от плохого к худшему. Тяжелейшие потери в боях и в целом провальный опыт войны уже в середине июля привели Ставку ВГК к спорному решению. Мехкорпуса были полностью расформированы до начала сентября. Вместо них приказом от 12 августа 1941-го формировалось 120(!) отдельных танковых бригад. Бригада, притом что это, конечно, более компактное формирование, имела неустранимый недостаток: она была слишком малочисленна и не могла выступать как самостоятельное соединение, не могла решать оперативных задач. Поединок с дивизией вермахта стал бы для неё фатальным, о глубоких прорывах такими силами и мечтать не приходилось. Это крупное формирование — но, увы, только для поля боя. Решение о расформировании мехкорпусов и тотальном переходе на бригады стало одной из крупнейших ошибок Ставки за всю Великую Отечественную. Да, психологически было очень тяжело видеть, как контрудары проваливаются один за другим. Однако эффект от существования мехкорпусов оказался по факту очень значительным. Это не совсем чётко отрефлексировано, но наиболее страшный урон в людях РККА понесла не в июне и июле под внезапным ударом, а осенью, когда война уже шла какое-то время. Между тем крупнейшие военные катастрофы нашей страны всех времён — это Киевский котёл в сентябре и Вяземско-Брянский в октябре. Весь этот кошмар обрамлялся крупными окружениями на Луге в конце августа, под Мелитополем в начале октября, более мелкими котлами. С одной стороны, такой разгром обусловлен общим изнурением РККА, психологическим надломом, большими потерями ранее. С другой, теперь некому было уменьшить масштабы трагедий, некому было хоть как-то прикрыть избиваемую пехоту. Осень 41-го, когда у РККА были танки, но не было танковых войск, стала худшим временем во всей истории войны. Контрнаступление под Москвой дало по крайней мере передышку, возможность оглянуться вокруг и исправить ошибки. Недостатки "бригадной ереси" стали очевидны уже к концу битвы под Москвой. Да, русские добились множества тактических успехов, да, где-то немецкие гарнизоны оказывались окружены. Но в целом немцы удержались в шажке от катастрофы. Особенно обидным оказалось положение под Ржевом: атаки затихли из-за полного истощения войск, когда оставалось перекусить буквально последнюю артерию снабжения 9-й армии вермахта. Ржев мог стать местом не долгих кровопролитных мучений, а величайшего успеха зимней кампании — но не стал. Сделать последний шаг могли помочь как раз танковые корпуса, но именно их-то у нас и не было. Да, лето 41-го выявило сокрушительную и обидную истину: РККА не имела достаточно квалифицированных командиров, чтобы управлять крупными танковыми силами. Однако теперь Ставка осознала, что победить дракона можно только имея собственного, и принялась восстанавливать ударный потенциал. Ошибку 41-го предстояло исправить. Весной 1942 года на Юго-Западном фронте появились танки с необычной литерой на борту: КС. Это были первые прибывающие на фронт части танковых корпусов. Советские подвижные соединения имели одну необычную особенность. Фактически корпуса РККА соответствовали по численности немецким дивизиям, армии — корпусам. В этом был свой смысл. Дело в том, что Ставка летом 1941-го насмотрелась на пехотных начальников, своей волей подчиняющих танковые дивизии и мехкорпуса себе. Поэтому командиры танковых и механизированных корпусов нового поколения имели более высокие звания, чем их коллеги в пехоте, и само название соединений подчёркивало их более высокий статус. Таким образом предполагалось заранее пресечь в зародыше попытки пехотных начальников без предварительной договорённости с высшими штабами прибирать к рукам драгоценные подвижные соединения. Новые формирования выглядели куда более сбалансированными, чем мехкорпуса 41-го. Они обладали лучшей управляемостью, располагали пристойными мотострелковыми группами, были значительно лучше обеспечены транспортом и, в отличие от отдельных бригад, объединены корпусным штабом, имея общий развитый тыл. Словом, всё это позволяло надеяться на успех в грядущем сражении. Предстояло окружить крупную немецкую группировку в районе Харькова, и это самая очевидная и логичная задача для подвижных соединений. Помимо корпусов для участия в наступлении выделялась целая россыпь танковых бригад. Русские неплохо подготовились к этой битве. Тем горше оказалось разочарование. Русские создали себе инструмент маневренной войны, но ещё не научились им владеть. Сражение развивалось остро для немецких войск: фронт был прорван в двух местах. Однако в решающий момент маршал Тимошенко промедлил с вводом в бой собственной ударной силы — тех самых танковых корпусов. Быстрое продвижение в тыл немцам, скорее всего, вызвало бы обвал обороны. Собственно, на немецкой стороне фронта уже началась тихая паника: командующий группой армий "Юг" фон Бок хотел просто закрыть одну из двух брешей своими подвижными резервами. Однако начальник штаба сухопутных войск Гальдер скрутил фон Бока в бараний рог и заставил нанести удар во фланг наступающим. В этот момент танковые корпуса ЮЗФ уже пробивались вперёд. Слишком поздно: немцы вели своё наступление быстрее, чем русские своё. Нехватка сначала решимости, а затем скорости оказалась фатальной. Ударная группировка Юго-Западного фронта едва не окружила части вермахта перед собой, но вместо этого оказалась в окружении сама и погибла почти в полном составе. Харьков — оглушительное и очень обидное поражение РККА и её танкистов. В первую очередь горестно, что это была необязательная катастрофа. Одно вовремя принятое правильное решение могло — должно было — полностью изменить расклад. Однако в очередной победе вермахта уже проглядывали признаки будущих неприятностей: русские не добились результата, на который рассчитывали, но побывали в шаге от успеха. Это, конечно, не могло утешить сотни тысяч погибших или попавших в плен людей. Как бы то ни было, насчёт применения танковых войск в Ставке сделали правильные выводы. 1942-й стал годом массового формирования танковых и механизированных корпусов новой модели. Уже летом 42-го они пошли в бой. Структура по-прежнему не устоялась, у командиров было мало опыта применения крупных подвижных соединений, тем не менее они сыграли свою роль в крупных баталиях этой жесточайшей кампании. Тем летом немцы использовали модернизированные Pz-4 и штурмовые орудия, уже не уступавшие Т-34 и КВ по уровню защищённости и огневой мощи. К тому же из-за эвакуации заводов на восток советские танковые войска оказались в критическом положении. На фронт массово отправлялись "мобилизационные" лёгкие танки Т-60 с откровенно убогими боевыми возможностями, в состав ленд-лизовской техники в изобилии входили монстры вроде "Генерала Ли", получившие невесёлое фронтовое прозвище "братская могила". Наконец, качество выпускаемых Т-34 находилось ниже всякой критики: завод в Сталинграде скоро должен был оказаться на линии огня, поэтому на технологию производства уже махнули рукой, стараясь произвести машины, хотя бы способные своим ходом добраться до фронта. В глубоком тылу положение дел было далеко не всегда лучше. Переход к станку стариков, женщин и подростков — это, безусловно, трудовой подвиг, однако это была, конечно, неважная замена квалифицированным рабочим, ушедшим на фронт, — и это обстоятельство разительно сказывалось на качестве продукции, в том числе танков и особенно запчастей к ним и боеприпасов. В том же, что касается тактического мастерства, немцы по-прежнему серьёзно превосходили русских. Операцию "Блау" — немецкое наступление на Кавказ и Сталинград — пытались остановить серией контрударов танковых армий. Поначалу эффект вызывал мрачное ощущение дежавю: на наступающих плескали танками как водой. Выучка противника находилась на, как казалось, недосягаемом уровне, а индустриальные возможности Третьего рейха превосходили советские радикально: хотя бы снести противника шквалом огня удавалось крайне редко, в то время как вермахт прокладывал себе дорогу, непрерывно выпуская тысячи тонн снарядов. Тем более советские танкисты, к сожалению, сами постоянно облегчали противнику задачу. Да, мотопехота и кое-какая артиллерия в танковых корпусах появилась, но это ещё не значит, что с ними уже научились взаимодействовать. И в 1942-м, и позднее, в 1943-м, регулярно воспроизводилась одна и та же ситуация: танки без пехоты, пехота без прикрытия, артиллерия не попадает в цель или попадает не туда, и все вместе действуют без должной разведки. Однако даже в таком виде эффект изменений постепенно проявлялся. Осенью 41-го удачные прорывы окружённых частей РККА случались крайне редко. Летом 42-го успешное вытаскивание окруженцев из котлов происходило не всегда, но случалось, и достигался этот эффект часто именно благодаря танковым корпусам. К таким случаям относится, например, окружение "группы Журавлёва" из нескольких стрелковых дивизий на подступах к Сталинграду. Их вытащил оттуда контрудар 13-го танкового корпуса. Вообще, летом под Сталинградом танкисты сыграли более чем значимую роль. Именно сыпавшиеся на немцев контрудары не позволили въехать в город прежде, чем пехота развернёт оборону по улицам. Вермахт наступал на крупный индустриальный центр, и навстречу ему шёл поток "тридцатьчетвёрок" со Сталинградского тракторного завода. Выпуск техники в городе прекратился, только когда цеха были разрушены воздушными и артиллерийскими ударами. Ну а осенью танковые войска впервые заявили о себе как о средстве перелома всей войны. В операции "Уран", окончившейся окружением 6-й армии вермахта во главе с Паулюсом, участвовали россыпь механизированных корпусов новой волны и 5-я танковая армия. Именно её прорыв оказался особенно сокрушительным: разрушив занимаемую румынами линию фронта, армия вышла в податливый тыл немецких войск. Специфика глубоких прорывов состояла в том, что, идя по тылам, танкисты собирали огромные толпы пленных и горы трофеев. Армия индустриальной эпохи более чем наполовину состоит из тыловиков, не имеющих ни тактической подготовки, ни боевого духа, ни часто даже оружия. Котёл кроме прерывания путей подвоза страшен тем, что множество тыловиков оказывается на передовой, не умея и не имея чем защищаться. Именно такие люди в основном составляли колонны пленных до горизонта осенью 1941-го года, и именно они теперь попадали в плен уже к русским. Перед операцией "Уран" Василий Вольский, командир одного из мехкорпусов южной "клешни", подал выше записку, согласно которой войска недостаточно готовы к операции и она может завершиться катастрофой. Как выяснилось, Василий Тимофеевич несколько недооценил себя и своих людей: его корпус после прорыва обороны взял 7 тысяч пленных ценой потери всего 16 человек убитыми. Такое произошло по прозаической причине: после прорыва первых рубежей начался массовый угон в плен стройбатов, персоналов складов, полиции, водителей. Может показаться, что нет ничего героического в захвате растерянных связистов и ремонтников, но именно такие удары наносят наиболее сокрушительный урон. Сталинград и серия связанных с ним сражений — первый звёздный час советских танковых войск. В цепочке окружений погибли основные силы неприятельской группы армий "Б". Русские почувствовали вкус молниеносной войны и не собирались останавливаться на достигнутом. В конце зимы контрудар вермахта под Харьковом отбросил наступающие войска на несколько десятков километров, но это наступление оказалось в большей степени эффектным, чем действительно сокрушительным. Фронт стабилизировался до лета. Крупнейшее танковое сражение в мировой истории — битву под Курском — танкисты РККА ожидали в сложном положении. С одной стороны, Сталинград излечил их от комплекса неполноценности. Налицо имелись многочисленные, уже неплохо вооружённые силы. С другой стороны, быстрый рост числа танковых и механизированных корпусов — притом что бригады и полки поддержки пехоты никуда не девались — привёл к тому, что опытных солдат и особенно командиров по-прежнему не хватало. Люди, возглавлявшие зимой корпуса, теперь получили под начало армии. К тому же советские танкисты окончательно утратили преимущество в качестве матчасти: вермахт использовал "зоопарк" новейшей бронетехники, в частности "Тигры" и "Пантеры". Старые Т-34 уже очевидно не отвечали требованиям времени, но многие бригады только мечтать могли хотя бы о Т-34, по-прежнему воюя на лёгких машинах. Вдобавок моторизация РККА по-прежнему шла медленно даже в танковых войсках. Многие мотострелковые части были "мото-" очень условно. Все эти обстоятельства привели к тяжелейшим потерям под Курском и впоследствии в кампании на Украине. Так, 1-я танковая армия Катукова в операции "Румянцев" — контрнаступлении под Курском — потеряла 180% техники. Это невероятно тяжёлые потери: за три недели состав армии обновился почти дважды. Было, впрочем, одно огромное отличие от первых двух летних кампаний. Если сейчас речь шла об огромной цене успехов, летом 41-го и 42-го РККА доставалась в основном огромная цена поражений. Отшлифовать навыки маневренной войны ещё только предстояло. Однако направление было выбрано правильное. Одним из важных, но не сразу отслеженных изменений стало накопление опытных солдат и командиров. Общая оперативная обстановка была такова, что армии всё-таки не выбивались поголовно, а раненые не оставались в котлах на милость врага, а возвращались в строй через какое-то время. К тому же надо отметить, что командование РККА в целом и Автобронетанковое управление в частности были безумно самокритичны, и после каждого проигранного сражения следовала масса предложений по исправлению ситуации. Наконец, наладившееся снабжение боеприпасами и топливом позволило не только тратить всё это на поле боя, но и активнее расходовать на обучение новых призывников. За 1943 год и в кампании зимы и весны 1944-го устоялась структура танковых и механизированных корпусов, танковых армий, командиры получили бесценный опыт и смогли его передать дальше. Конечно, сказать проще, чем сделать, и, к великому сожалению, почти всегда этот опыт начинался с братских могил под какой-то безвестной деревушкой. Однако другого способа получить достаточное количество квалифицированных командиров для СССР просто не существовало. Тем не менее к весне 1944 года РККА и её танковые войска были готовы нанести серию нокаутирующих ударов своим недавним мучителям.   Весной 1944 года на фронте началось наступление, почти не останавливавшееся до конца войны. В течение короткого времени германская линия обороны рухнула практически повсюду. Разумеется, танковые и механизированные войска сыграли в этом процессе одну из первых скрипок. Русские так и не создали полных аналогов немецких танковых армий 1941 года. Однако в течение кампании 1944 года они окончательно отшлифовали исключительно гибкую систему устройства танковых и механизированных войск и уже не меняли её до лета 1945-го. Высшим объединением для них была танковая армия, которых в кампании 44-го года участвовало шесть. В них была собрана примерно треть всей бронетехники. Каждая армия состояла из 1–2 танковых и 1–2 механизированных корпусов, а также частей усиления. К примеру, 2-я гвардейская танковая армия Богданова к концу Висло-Одерской операции в начале февраля 1945-го включала два танковых корпуса, мехкорпус, отдельный тяжёлый танковый полк на ИС-2, отдельную лёгкую артиллерийскую бригаду, два мотоциклетных батальона и отдельный мотострелковый батальон осназ. Что всё это означает? В руках у командующего армией Семёна Богданова находились три самостоятельных соединения, способных выполнять частные задачи, плюс резерв, включающий тяжёлые танки и артиллерию, которые он мог положить на весы в нужный момент, и, наконец, дополнительные боевые единицы для решения разведывательных и специальных задач. Причём танковые и механизированные корпуса при необходимости сами легко раскладывались на отдельные боевые группы: каждая бригада имела всё необходимое для решения обычных задач, а в случае надобности её легко могли поддержать артиллеристы или убойный аргумент в лице тяжёлых танков. Этажом ниже находились отдельные танковые и механизированные корпуса. Их включали в состав общевойсковых армий. Казалось бы, распыление сил. Однако в действительности такой приём резко повышал опасность для вермахта даже обычной пехоты. Армейские командиры не раздёргивали драгоценные подвижные соединения, как в 41-м, а получали на руки готовые мощные подвижные отряды. Такой корпус в острый момент наступления мог как чёрт из табакерки выскочить из-за спин пехотинцев и превратить локальную неудачу немцев в катастрофу. Классика таких операций — это, например, прорыв 9-го танкового корпуса генерала Бориса Бахарова летом 44-го в тыл немецкой 9-й армии под Бобруйском. Корпус придали 3-й армии и ввели в бой, когда наступление было забуксовало. Бахаров, опытнейший командир, воевавший с лета 41-го, быстро доломал немецкие редуты, а дальше принял дерзкое самостоятельное решение и сорвал джекпот. Его корпус одним рывком занял мосты через Березину, отрезав на восточном берегу сразу несколько немецких дивизий, причём немецкий танковый резерв оказался разрезан по живому и как единое целое больше не воевал. В результате разумной и вовремя проявленной инициативы нарождающийся Бобруйский котёл сразу же оказался рассечён пополам. В течение нескольких дней отдельный котёл восточнее Березины был уничтожен. Если бы в РККА все подвижные соединения собирались в танковых армиях, этот успех был бы просто нереален: пехота не смогла бы успеть за стальной лавиной, летящей к Березине. Борис Бахаров, к сожалению, погиб всего через пару недель после своего главного триумфа. Наконец, существовало и более мелкое дробление подвижных войск РККА. Танковые бригады, отдельные танковые и самоходные полки никуда не девались и насчитывали в общей сложности несколько тысяч боевых машин. Отдельная танковая бригада насчитывала по 65 танков, что делало её уже достаточно веской силой на тактическом уровне, отдельный полк включал 21 танк. Конечно, бригада или полк — это не то соединение, которое можно послать в глубокий прорыв, их задачей было не развитие успеха в глубину, а усиление удара своих "подопечных". Причём свои мотострелки и сапёры обязательно присутствовали в этих отдельных частях, то есть в отрыве от стрелковых дивизий танкисты или самоходчики не делались беспомощными. Вообще, отлаженное взаимодействие с пехотой и артиллерией позволяло делать многие, казалось бы, рискованные вещи, например успешно действовать танками в городах. При грамотной поддержке пехоты разрекламированные "фаустники" просто погибали на своих чердаках под градом пуль стрелков сопровождения.  В чём состояла суть всех этих преобразований? Командир любого уровня, начиная от стрелкового корпуса или даже дивизии, получал в свои руки широкий набор инструментов для работы. Если пехота не справлялась, её оперативно поддерживали танками и самоходками. Если наклёвывался прорыв, то командующий общевойсковой армией мог не тратить времени на согласование манёвров со ставкой, не упускать момент — он просто использовал собственные силы для быстрого рывка в нужную сторону. Наконец, в распоряжении командующих танковыми армиями и фронтами, в которые они входили, находился настоящий конструктор. По необходимости комфронта мог быстро и легко усилить противотанковый, зенитный компонент, добавить лёгкие мобильные части для рейдов, тяжёлую технику для прорыва, словом, не тратя времени, подогнать своё войско под решение конкретной задачи. В случае необходимости одна часть войск могла сдерживать неприятельский контрудар, другая — решать основную задачу по принципу "а Васька слушает да ест". К примеру, летом 44-го Минск был освобождён именно таким манёвром: пока немцы танковым кулаком успешно сдерживали атаки на шоссе, ведущем в белорусскую столицу с северо-востока, отдельный танковый корпус промчался в обход самого поля боя и въехал в Минск, почти не встретив сопротивления. Лобовая драка на шоссе мгновенно стала бессмысленной, а полевой армии вермахта восточнее Минска был поставлен мат: всего через неделю она капитулировала в кольце. Танковые войска 42-го и 43-го годов были кувалдой, которую обрушивали на противника, но в последние 12 месяцев войны это была скорее стая стремительных смертоносных хищников, способных к впечатляющей координации усилий. Танковые корпуса и армии сходились, расходились, маневрировали подчас по удивительно затейливым маршрутам, сея в тылу неприятеля панику и собирая орды пленных. К примеру, незамеченным шедевром оперативного искусства стала Померанская операция весной 1945-го. В ней участвовали две танковые армии — 1-я Катукова и 2-я Богданова — и несколько отдельных частей. Сначала танкисты вырвались на берег Балтийского моря, попутно оставив в котлах несколько отдельных немецких частей, затем армия Богданова "крюком" зацепила фланг корпуса СС к западу от себя, для чего ей пришлось, по сути, сделать петлю, а армия Катукова атаковала вообще в направлении на восток и вырвалась на Гдыню с запада вдоль побережья. Проделав все эти эволюции в весенней грязи, армии вернулись на Одер, чтобы поучаствовать в штурме Берлина. Такая операция требовала чрезвычайно хорошо организованной логистики и чёткой дисциплины. Не следует думать, что учились только генералы. Победы 44–45-го, "восстановление симметрии ужасов", по выражению Дэвида Гланца, стали возможными также и потому, что тактические командиры и солдаты оказывались в состоянии реализовать даже самые сложные манёвры, а в острой ситуации показывали впечатляющие навыки тактической импровизации. Скажем, зимой 45-го у польской деревеньки Лисув отряд уральских танкистов устроил неожиданное избиение батальону "Королевских тигров": узнав от пленного, что на подходе тяжёлые танки, русские на месте сымпровизировали засаду, окончившуюся избиением противника и гибелью командира неприятельского батальона. Что интересно, все эти отрадные ужасы устраивались противнику на не самой совершенной технике. По иронии судьбы величайшие победы РККА одержала, располагая менее технически совершенными, чем у противника, боевыми машинами. В боевых порядках можно было даже зимой 45-го встретить ленд-лизовские "Валентайны", которые уже в 42-м смотрелись не слишком убедительно. Основная масса советских боевых машин обладала просто приемлемыми характеристиками. При этом целые семейства техники имелись только в виде поставок по ленд-лизу или трофеев. РККА не имела своего БТР, не имела вообще никаких самоходных гаубиц, отсутствие достаточно мощных скоростных тягачей неизбежно ограничивало поддержку танкистов только лёгкой артиллерией. Этот недостаток был продолжением достоинств: промышленность могла наращивать выпуск основных видов техники в ущерб разнообразию. С другой стороны, именно гигантские размеры нашего "зоопарка" и возможность постоянно его обновлять позволяли организационные экзерсисы. В конечном итоге концепция строительства танковых войск конца войны оправдалась. Путь к успеху не был усыпан розами, и может быть, главным достижением советских танкистов — от рядовых до маршалов — стала именно способность непрерывно, потом и кровью повышать уровень своих боевых навыков, подгонять технику и тактику под имеющийся личный состав, разрабатывать новые тактические приёмы даже в темнейшие моменты кампаний 1941 и 1942 годов, когда противник казался непобедимым, когда любое новое сражение приносило горы трупов при скромных результатах. Нельзя сказать, что положение генералов здесь было радикально лучше, чем положение обычного солдата. Танасчишин, Бахаров, Хацкилевич, Лизюков — очень многие командиры корпусов и армий разделили судьбу своих погибших или раненых на войне подчинённых. В итоге пот, кровь и непрерывное напряжение ума дали плоды. В течение войны танкисты РККА прошли путь от постоянного падения в нокдаун через грубую, но мощную силу к армии, находящейся в авангарде мирового военного искусства.

03 января, 07:57

Про терпил в $ против РУБЛЯ

Сейчас рубят бабло на свопах в рубле... и лонге нефти... Вы думаете ВВП съездил в Японию просто так? При встрече была достигнута договоренность что пенсионные фонды Японии выкупят ОФЗ Р.Ф и облигации НК «Роснефть» у инсайдеров Объём пройдёт около 2 трлн. рублей... Сделки будут проводить не по рынку, а пройдут вне рынка... так что ожидать движений на рынке по этому поводу не стоит Произойдёт обыкновенный перелив т.е кто покупал в декабре 2016 года продаст японским фондам... Сделка намечена в первой половине февраля 2017 года Инсайдеры получат около 35 млрд. $ от японских фондов... Когда начнётся панический обвал цены на нефть в марте 2017 года а дальше паника на сырьевых рынках будет только нарастать из-за ужесточения ДКП Банком Китая а также введение санкций США против ВЭБ ЦБР будет ужесточать ДКП а инсайдеры будут реализовывать 35 млрд.$ по рынку в марте и апреле 2017 года и покупать ОФЗ Р.Ф у нерезов продающих на панике… В середине февраля 2017 года США и ЕС введут новые санкции против гос. компаний Р.Ф ВЭБ начнёт продавать свой пакет акций Газпрома по рынку И лишь в марте 2017 года произойдёт форс мажор Иран порвёт договоренности и направит армаду супер танкеров к портам продавать нефть по любой цене т.к Иран не сокращал добычу нефти а накапливал её в супер танкерах И лишь в марте 2017 года начнётся паника на валютном рынке Р.Ф и только тогда начнётся девальвация рубля и панический выход нерезов из ОФЗ Вы на депозите в рублях в банке за январь и февраль 2017 года больше заработаете чем держа $ как терпилы... Время не купишь! P.S Почему $50 за баррель? потому что это значение является себестоимостью добычи сланцевой нефти в США При увеличении добычи сланцевой нефти в США себестоимость добычи будет возрастать... Только при цене на нефть выше $60 в США начнётся реальное увеличение добычи сланцевой нефти Поэтому С.А и Р.Ф сократят добычу нефти в начале 2017 года больше заявленных объёмов на встрече! Просто тупо с февраля 2017 года С.А Иран и Р.Ф перестанут отгружать добытую нефть Начнётся резкое сокращение запасов нефти в США и ЕС Удачи!

01 января, 06:00

Туполевский бриллиант

22 декабря 1930 года впервые поднялся в воздух самолет ТБ-3 (АНТ-6), ставший одним из наивысших достижений довоенного советского авиастроения. Первый серийный цельнометаллический четырехмоторный бомбардировщик, сделанный по схеме свободнонесущего моноплана, одновременно являлся одним из крупнейших в мире самолетов на тот момент. С его появлением СССР уверенно вошел в число ведущих авиационных держав.

31 декабря 2016, 23:06

Не новогоднее

Японцы были уверены, что обосновались в Маньчжурии навечно, а потому они не только выкачивали оттуда природные ресурсы, но и приложили немало усилий к ее экономическому развитию. За 10 лет там был создан "резервный индустриальный центр" Империи Ямато. Его основу составлял огромный металлургический комбинат "Сёва Стил Уоркс", построенный в городе Аньшань. В 1943 году в его печах было выплавлено 1,3 миллиона тонн чугуна и стали - чуть меньше половины от общего объема выплавки черных металлов в самой Японии.Кроме того, японцы успели построить в Маньчжурии крупный подшипниковый завод, вагонно-локомотивный завод в Дайрене, оружейный завод в Харбине, Фушуньский и Сыпинский заводы синтетического бензина, а также - ряд других стратегических предприятий.Особое место среди них занимал Мукденский авиационный завод "Мансю", который специализировался на выпуске двухместных учебно-тренировочных истребителей Накадзима Ки-79. За несколько лет их было построено около тысячи и на них учились летать едва ли не все пилоты японской армейской авиации времен войны.В 1944 году завод оснастили современным оборудованием и перепрофилировали для выпуска новых скоростных и хорошо вооруженных истребителей Накадзима Ки-84 "Хаяте" - пожалуй, лучших японских истребителей на тот момент. Осенью эти машины начали выходить из сборочного цеха. А вскоре им пришлось вступить в бой, защищая родной завод.Американцы пристально следили за развитием Маньчжурского индустриального комплекса. Разумеется, они мечтали о том, чтобы его уничтожить, но долгое время не имели такой возможности. Слишком далеко находилась Маньчжурия от передовых американских авиабаз, а подгонять к ее берегам авианосцы было очень рискованно.Положение изменилось, когда на вооружение ВВС США начали поступать новейшие стратегические бомбардировщики Боинг В-29 "Суперфортресс".Эти крупные четырехмоторные машины могли нести более девяти тонн бомб, а их боевой радиус действия - 3400 километров - позволял дотянуться до Маньчжурии с аэродромов, расположенных на территории Китая. В августе-сентябре 1944 года в Китай были переброшены более сотни новеньких "Суперфортрессов".Первый массированный налет на Маньчжурию американцы решили совершить седьмого декабря 1944 года, приурочив его к третьей годовщине нападения японцев на Перл Харбор.Задолго до расвета 7 декабря 1944 года воздушная армада из 108 "Сверхкрепостей" взлетела с аэродромов в Центральном Китае и взяла курс на норд-ост, в Маньчжурию. Бомбардировщики шли без эскорта, так как ни один американский истребитель, даже с подвесными баками, не мог сопровождать их на протяжении всего маршрута. Но экипажи надеялись на то, что большая высота полета сделает их неуязвимыми для зениток, а многочисленные турели с крупнокалиберными пулеметами защитят от перехватчиков.Погода была ясной и морозной. Самолеты оставляли за собой длинные белые инверсионные следы, хорошо заметные с земли на расстоянии в десятки километров. Благодаря этому японцы обнаружили их задолго до подхода к цели, определили направление полета и смогли подготовить достойную встречу. Со взлетных площадок Мукденского аэроузла стартовали все истребители, способные подняться в воздух. У них еще был запас времени, чтобы набрать высоту, необходимую для перехвата.Первой жертвой стал В-29 с серийным номером 42-6390 и радиопозывным Gallopin Goose из 468-й бомбардировочной группы. Примерно в 15 километрах от Мукдена его атаковал двухмоторный Ки-45 под управлением сержанта Синобу Икеды из 25-го докурицу чутая. Но еще до того как Икеда успел открыть огонь, его самолет был прошит пулеметной очередью стрелка с соседнего бомбардировщика. На истребителе вспыхнул правый мотор и разлетелось остекление кабины.Икеда, возможно, уже раненый, бросил самолет в пике, чтобы разогнаться и сбить пламя, а потом резко взял штурвал на себя и свечой взмыл вверх. В этот момент Gallopin Goose пролетал прямо над ним и истребитель врезался в фюзеляж "Сверхкрепости" позади бомбового отсека. От удара бомбардировщик разломился пополам. Его передняя и задняя части, кувыркаясь, полетели вниз вместе с обломками "Торю". Из 11 человек экипажа "Сверхкрепости" только один - сержант Арнольд Поуп - сумел выпрыгнуть с парашютом, остальные погибли. Погиб и сержант Икеда - первый японский летчик, совершивший воздушный таран над Маньчжурией.Бомбардировщик №42-6299 Humpin Honey из 462-й группы атаковали два Ки-44 из 104-го сентая, которыми управляли сержанты Таданори Нагато и Йосиро Акено. Один истребитель стрелки успели сбить, но второму удалось нанести таранный удар по фюзеляжу в районе бортового опознавательного знака. При столкновении истребитель взорвался, а "Сверхкрепости" оторвало хвост. Из нее сумели выпрыгнуть двое - старший сержант Уолтер Хасс и сержант Кен Беквит, семьи остальных девяти членов экипажа получили похоронки.Японские летчики действовали как смертники. Не особо полагаясь на стрельбу из бортового оружия, многие из них сразу шли на таран, причем таранили так, что шансов выжить у них почти не оставалось, но зато и бомбардировщики гарантированно получали фатальные повреждения. В течении следующих нескольких минут были сбиты еще две "Сверхкрепости". Одну из них (№42-6262, позывной Round Trip Ticket) таранил младший лейтенант Соно Кацуга из 81-го маньчжурского докурицу чутая, летевший на архаичном Ки-27 с неубирающимся шасси. Максимальная скорость этого истребителя не превышала даже крейсерской скорости "Суперфортресса", так что, догнать его Кацуги не мог, но таран был лобовым. В уничтоженном бомбардировщике не выжил никто.Младший лейтенант Фумиро Соу, летчик-инструктор из 4-го учебного чутая, пытался таранить В-29 №42-6356 Georgia Peach, но попал под огонь турельного пулемета, повредивший систему управления его истребителя. Из-за этого он слегка промахнулся и пролетел впритирку к крылу бомбардировщика возле крайнего левого двигателя, попав во вращающийся винт. Лопастями его "Хаябусу" порезало на куски, но летчик каким-то чудом выжил и сумел воспользоваться парашютом. Это был единственный неудачный таран в тот день и единственный уцелевший при таране японский пилот. Правда, сам он был уверен, что ему удалось-таки сбить "Сверхкрепость", а начальство его в этом поддержало, наградив орденом "Букосё" ("За боевые заслуги") второй степени.Американские летчики (для большинства из них это был первый в жизни боевой вылет) оказались явно не готовы к столь радушному приему, какой оказали им японцы. Поэтому бомбили они неточно, а многие из них освободились от бомбового груза над второстепенной целью - железнодорожной станцией, не долетев до главной - авиазавода. Кто-то сбросил бомбы на жилые кварталы Мукдена, а кто-то по ошибке отбомбился по лагерю военнопленных, убив 16 заключенных в нем американцев и ранив еще несколько десятков. Вряд ли это повысило моральный дух пленников.Авиазавод в результате налета серьезных повреждений не получил, а американцы лишились семи тяжелых бомбардировщиков вместе с экипажами. Четыре "Сверхкрепости" были сбиты над целью, еще три поврежденные машины упали и разбились на обратном пути. Интересно, что Georgia Peach среди них не было. Несмотря на сорванный при таране винт и разбитый обломками японского истребителя левый двигатель, бомбардировщик дотянул до аэродрома и благополучно совершил посадку, а после ремонта - вернулся в строй. Японцы потеряли шесть истребителей и пятерых летчиков.При разборе итогов операции американское командование сочло потери неоправданно высокими, однако решило повторить попытку меньшими силами. Через две недели, 21 декабря 1944 года Мукден бомбили 40 "Сверхкрепостей", сбросив 88 тонн бомб, но и на этот раз завод "Мансю" не был разрушен. При отражении налета младший лейтенант Тахеи Мацумото таранил В-29 №42-24715 из 468-й бомбардировочной группы. Из экипажа никто не спасся. В бомбардировщик в №42-45505 Wild Hair из 462-й авиагруппы врезался истребитель младшего лейтенанта Наруто Нисихары. От удара детонировали бомбы, разнеся в мелкие дребезги обе машины и повредив осколками еще несколько "Суперфортрессов", летевших неподалеку.Это была последний налет американцев на Маньчжурию. Намеченный рейд на Аньшанский металлургический комбинат решили отменить, посчитав, что при таком противодействии и таких потерях овчинка не стоит выделки. В начале 1945 года В-29 вывели из Китая и перебросили на Тихоокеанский ТВД.А воздушным защитникам Мукдена воевать больше не пришлось. Когда 9 августа 1945-го в Маньчжурию вступили советские войска, командование ВВС Квантунской армии решило не отправлять на фронт тыловые эскадрильи ПВО, опасаясь, что Мукден, Аньшань и другие промышленные центры подвергнутся ударам теперь уже советской авиации, которые надо будет как-то парировать. Однако до этого дело не дошло. В результате, экипажам наших дальних бомбардировщиков, к счастью, не довелось встретиться в воздухе с японскими "таранными перехватчиками".18 августа все истребители 104-го сентая, а также - 25-го и 81-го докурицу чутаев были захвачены на аэродромах советскими десантниками, которым уже никто не оказывал сопротивления, поскольку за три дня до этого японский император выступил по радио с приказом о капитуляции. В дальнейшем советское командование передало эти машины китайцам.http://vikond65.livejournal.com/577947.html

Выбор редакции
30 декабря 2016, 12:10

Шыршаға дорбасыз келген Аяз атаны көпшілік Шықбермес Шығайбайға теңеді

Ақтөбе облысының Хромтау ауданында жаңажылдық шыршаға Аяз ата дорбасыз келген. Бұл туралы әлеуметтік желіде жергілікті тілші Бейбіткүн Кәметия жазды деп хабарлайды «Тілші». Фото: tilshi.kz «Сіз қалтасы (дорбасы) жоқ Аяз ата көрдіңіз бе? Ал, мен көрдім. Шықбермес Шығайбай сияқты дым шығармады. Балалар өлең оқып, əн салып би де биледі. Қолына бір түйір тəтті ұстатпады. Бала қайдан ашылады?», — деп қынжылыс танытты Бейбіткүн Кәметия. Оның хабарлауынша, Аяз ата балаларды «топпен секіртіп, билетіп қоя салған». «Жаңа жылдан ғажайып күтетін балалар бұл жолы дағдарыс əбден жүнжіткен Аяз атаға өз өнерлерін көрсетті. Қымбатшылық Аяз ата тұратын мекенге өз əсерін тигізбей қоймапты. Əр баланың билет ақысынан құралған қаражат бюджетіне жұғым да болмай, Аяз атанын ертеңгілікте тек өз бойын көрсетіп кетуге жеткен», — дейді хромтаулық тілші. Жаңажылдық шыршаны тамашалау үшін әр баладан 500 теңгеден жиналған. Тағы оқыңыздар: Назарбаев министрлерге әзілдеп, мерекелік көңіл-күй сыйлады 2016 жылғы табысы 8 миллион доллар болған отандық жұлдыз кім? 21 жастағы "Қырғызстан аруы" өлім аузында жатыр СҚО-да Ресей азаматтығын алған тұрғындар Қазақстан азаматтығынан айырылып қалды Әйгілі теннисші бүгін тұрмысқа шығатынын айтып, сүйінші сұрады