• Теги
    • избранные теги
    • Компании2310
      • Показать ещё
      Разное663
      • Показать ещё
      Страны / Регионы260
      • Показать ещё
      Люди125
      • Показать ещё
      Международные организации30
      • Показать ещё
      Издания60
      • Показать ещё
      Формат29
      Показатели24
      • Показать ещё
Выбор редакции
09 декабря, 00:21

UPDATE 1-AT&T says vice chairman de la Vega to retire

MEXICO CITY/NEW YORK, Dec 8 (Reuters) - AT&T Inc Vice Chairman Ralph de la Vega, who played a critical role in bringing the iPhone to the U.S. market, will retire on Dec. 31, a spokesman for the wireless carrier said on Thursday.

Выбор редакции
Выбор редакции
08 декабря, 22:54

BRIEF-AT&T vice chairman Ralph de la Vega to retire at year's end - CNBC

* AT&T vice chairman Ralph de la Vega to retire at year's end, be replaced by AT&T Mexico chief - CNBC, citing source Further company coverage:

08 декабря, 22:36

Crown Castle (CCI): Wireless Prospects Bright (revised)

An extensive tower portfolio, high demand for tower infrastructure, strong business outlook, healthy leasing activity and growing demand for mobile broadband which are likely to benefit the company going forward.

08 декабря, 19:01

Yao releases emoji package to promote traffic safety

CHINA’S Yao Ming and the Together for Safer Roads (TSR) coalition released the basketball star’s first official emoji package along with Shanghai’s traffic police to remind the public about traffic safety

Выбор редакции
08 декабря, 16:38

Sprint Stock Doubled This Year: A Look At Just Why

Sprint‘s stock has surged by over 120% this year, outperforming its larger peers such as T-Mobile (+40%) , AT&T (+12%) and Verizon (+8%), driven by stronger than expected subscriber growth, cost cutting and moves to shore up its financial position. Below we outline some of the key factors that have [...]

08 декабря, 16:06

American Tower (AMT) to Buy CyCSA, Eyes Argentina Market

American Tower (AMT) recently announced the acquisition of Argentina-based Comunicaciones y Consumos, SA (CyCSA)

08 декабря, 15:14

Telecom Stock Roundup: Verizon Finalizes Divestiture, AT&T Tries 5G, CenturyLink's OTT On Track

The telecom industry experienced a good run on the bourse last week as most of the key stocks traded in the green. Although the space lacked excitement, a few events were worth noting.

08 декабря, 15:10

Will FCC's 600 MHz Spectrum Auction be a Flop Show?

The ongoing 600 MHz low-band wireless spectrum auction, popularly known as -- Incentive Auction -- conducted by the FCC, has so far seen lukewarm response from bidders.

08 декабря, 00:37

(VIDEO) Beet.TV Retreat 2016 Panel: Determining The Value Of Advanced Television

MIAMI - In the tug of war that is television advertising, programmers pull the traditional ratings window beyond 30 days while advanced TV specialists grapple with more precise targeting. Somewhere in the middle lies a holistic view of all advertising impressions that buyers can bid for, but it's a galaxy far, far away. This is one takeaway from a panel discussion at the recent Beet.TV Retreat 2016 on the value of advanced TV advertising. Moderated by Tim Hanlon, CEO and Founder of The Vertere Group, the discussion began with an examination of the usefulness of addressable advertising and ended with a critique of legacy ratings. To Jonathan Bokor, advanced TV is defined as addressable, audience index programmatic and over-the-top. "These are three very distinct and different tools," observed the SVP and Director of Advanced Media at MediaVest | Spark. "They are not currently easily melded together. That's where we have to go." Larene Mantel, the Director of Advanced TV at Cadreon, said it "might not make sense for all advertisers to be in the addressable space," a sentiment echoed by Mike Bologna, President of MODI Media. "On average, about a third of every addressable analysis we do for an advertiser the recommendation back to them is this isn't the right approach," said Bologna. Nonetheless, all three panelists agreed that addressable can be a valuable, bottom-funnel tactic and that in general, TV needs to be more effective, efficient and accountable. "This is really an opportunity to deliver more frequency against your best prospects," said Bokor. "And as a consequence, to spend a little bit less on demo-targeted media that has a lot of waste associated with it." But there's still the top of the funnel, which is why traditional TV isn't going away anytime soon. "There's always going to be that top of the funnel and there's always going to be the mass GRP's being pushed there," said Bologna. "But now that most of these advertisers understand who their real target is, we can balance it." Added Mantel, "It's finding the balance" and for advertisers "not caring where your airing but who you're reaching and that you're reaching the right person." Asked by Hanlon to reconcile increasingly longer Nielsen ratings windows like C30 with the move toward more targetable impressions, Bologna said that both are needed. "It's absolutely both. There's nothing wrong with improving the legacy metrics." Bokor was hard pressed to assign a value to C30. "The market forces that are applied to determine the value are really insufficient," Bokor said. "We have a marketplace that doesn't truly reflect the actual value of each impression. C30 is going backwards in the extreme." Bokor would like to be able to bid on every advertising impression, a situation that Bologna suggested would result in "all hell is going to break loose" because the CPM's could skyrocket. "I want a holistic marketplace so that it's not just about TV," said Bokor. "I want to look at the entire marketplace of all advertising impressions and find where the value is. And if I can truly get that, then I know exactly what I'm paying for and I might be willing to pay more." This interview was conducted at Beet Retreat 2016: The Transformation of Television Advertising, an executive retreat presented by Videology with AT&T AdWorks and the 605. Please find more videos from the event here. You can find this post on Beet.TV. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

07 декабря, 23:45

If Trump's Really A Populist, He'll Fight Against The Destructive AT&T-Time Warner Merger

Submitted by Mike Krieger via Liberty Blitzkrieg blog, Dangerous consolidation of the media is a trend that has been discussed by many people on many occasions, and many of us by now have heard the stat that in the U.S. just six media giants control 90% of all TV, news, radio and film. Now that Comcast is set to buy Time Warner, the situation is about to get that much worse.   Many people write about the struggle between “liberty” and “tyranny,” including myself, but these may not be the most effective terms to use in order to explain the troubling situation we face to a wider audience. Unfortunately, when people hear the words “liberty” the knee-jerk reaction for many is to associate it with right-wing “conspiracy theorists.” Of course, it is “conspiracy fact” that a small handful of corporations and the executives that run them control more and more of our daily lives. In other words, the forces of “tyranny” use “centralization” as their primary weapon of choice in order to control us. Those of us who long for “freedom” and “liberty” must use “decentralization” as our primary tool to fight back and win.   – From the 2014 post: The Comcast/Time Warner Merger and the War Between Centralization and Decentralization Forget the Carrier deal, and forget the infamous tweet recently directed at Boeing. If Trump is serious about protecting the American public and being the populist leader he claimed he would be, he will aggressively push back against the proposed AT&T-Time Warner mega merger. On the campaign trail, Mr. Trump appeared to take a strong stance against a deal that would further consolidate an already grotesquely consolidated media and telecom environment, but concerns have arisen as of late that point to a contradictory position. As Fortune recently reported: During his campaign for President, Donald Trump declared that he would not approve a proposed merger between AT&T and Time Warner on the grounds the deal represented “too much concentration of power in the hands of too few.” But as with so much else when it comes to Trump, it appears that vow is negotiable.   On Thursday, the Financial Times reported that Trump’s transition team assured AT&T they would review the deal with an open mind, and that company executives came away confident that the deal would pass regulatory scrutiny. If this is indeed the case, Trump supporters should see it as a massive betrayal, as well as a sign that Trump, like his predecessors, will rule on behalf of the status quo elites when it comes to the truly big policy decisions. For a little background of why this particular merger is so detrimental to American consumers, let’s take a look at the statement prepared by Sen. Patrick Leahy’s office ahead of today’s hearing on “Examining the Competitive Impact of the AT&T-Time Warner Transaction.” Today, the Judiciary Committee examines the competitive impact of AT&T Inc.’s proposed acquisition of Time Warner Inc. The proposed $85.4 billion merger could dramatically transform our nation’s telecommunications and media landscape, combining two titans of industry. AT&T is the nation’s second-largest wireless carrier, largest pay-television provider, and third-largest broadband provider, while Time Warner is a massive media conglomerate that owns CNN, HBO, and the Warner Bros. Studio. This proposed massive consolidation of distribution and content raises serious questions. The impact of this transaction on competition, consumer choice, and privacy across the media, pay TV, wireless and broadband industries must be carefully analyzed.   Today’s hearing is a crucial conversation about looming concentration in industries that create and distribute the media that millions of Americans consume every day. Americans are consuming media content in increasingly fragmented ways – on their smart phones and ipads, not just on their televisions. At the same time, the distributors and producers of this content are rapidly consolidating. Given that Americans depend upon these companies to learn about and stay connected to the world around them, it is critically important to preserve affordable access to a diversity of views and ideas. This proposed merger raises serious questions about this prospect and we must carefully consider whether it will benefit consumers in Vermont and across America.   More than 130 million Americans depend upon AT&T for their wireless internet access. Last year, AT&T acquired DirecTV’s satellite television service. AT&T is now trying to acquire Time Warner’s content. These acquisitions raise serious concerns about whether AT&T could begin to act as a biased gatekeeper for its own affiliated content and services. Questions are already being raised about AT&T’s decision to not charge its wireless customers for data used to view DirecTV on their phones. Anti-competitive and anti-consumer actions by Internet gatekeepers can be prevented under the FCC’s 2015 Open Internet rules. Those rules establish clear and enforceable bright-line prohibitions on blocking, throttling and discriminating against lawful content on the Internet. Meaningful net neutrality protections ensure that the Internet remains an open platform that fosters innovation and free speech.   Strong net neutrality rules help mitigate concerns about a post-merger AT&T’s ability to harm competitors and consumers. Yet these very net neutrality rules that currently protect consumers appear to be under serious threat by the incoming administration. President-elect Donald Trump has been openly opposed to net neutrality. He has formally named three staunch net neutrality opponents to oversee his FCC transition. Any weakening of these rules will cause serious harm to consumers – harm that could be exacerbated by further mergers in this industry. That harm is not limited to this transaction, but would impact all Americans who rely on the free exchange of ideas and information on the Internet.   Over the past few years, at every hearing held by the Judiciary Committee to discuss a proposed transaction we have heard the same buzzwords used to justify further consolidation. These buzzwords are used in industries as different as beer, health insurance, agricultural seeds, or pay- television. We have heard about the vertical integration of complementary portfolios. We have heard about how there will be no further reduction in competition. We have heard that further consolidation is needed to compete with some other entity not involved in the transaction. We have heard about increased innovation achieved through cost savings. We have heard that the merged companies will retain every incentive to serve consumers well. I have no doubt we will hear many of those same arguments today.   While massive corporations continue to forcefully defend these claims in service of their bottom line, the American people are facing an economy that is increasingly defined by a small number of dominant corporations and a shrinking number of small, independent competitors. I am deeply skeptical that this highly-consolidated economy is leading to better results for consumers in Vermont and across the country.   Even President-elect Trump has noted the downsides of this major movement towards consolidation when he shared his opinion on the campaign trail that this transaction is “too much concentration of power in the hands of too few.” Mr. Trump even went so far as to say his administration would not approve the transaction. Now, in a sudden shift of tone, press reports suggest that the merging parties are being told by members of Mr. Trump’s transition team that the transaction has a good chance of being approved.   Whether or not this transaction and others in the future are ultimately approved will rest with the antitrust authorities, including the people Mr. Trump nominates to positions at the Department of Justice, the Federal Trade Commission, and the Federal Communications Commission. As he makes those selections, as the Senate considers the nominees he selects, and as those people go about their jobs if they are confirmed, we must all recommit ourselves to protecting the hallmark principle of the American economy – competition.   I thank Senator Klobuchar and Senator Lee for holding this hearing today and looking forward to the testimony of the witnesses. With all that in mind, I want to turn your attention to a few excerpts from an excellent post published late last month titled, Net Neutrality Shouldn’t be a Debate – It’s a Symptom of Something Worse: Gatekeepers: Net neutrality should not even be a debate. Any market actor who abuses their customers and trust to the level of not respecting net neutrality, on a functioning market, will be dropped like a bad habit. Therefore, the mere existence of a net neutrality debate is a symptom of something much worse: the existence of gatekeepers. That’s the underlying problem that needs to be solved.   A politician who trusts the telco industry or the cable industry to roll out the Internet needs to have their brain examined. These two industries will be obliterated when every household has good fiber, and they’re trying to delay that point in time for as long as they can possibly get away with: it’s in the strategic interest of both telco and cable industries to obstruct Internet rollout for as long as is possible.   Ponder this: the telco industry wants to charge me by the minute, plus a fixed monthly fee, for usage of a 9.6-kilobit connection to my home that can only be used for their voice application. How does this compare to having a monthly fee in the same ballpark for an unmetered, fixed fee, general purpose, 100-megabit connection to my home, that I can use for anything I want as much as I want? Why would I ever look toward the old telcos again? The telcos are just dead in the water, and they know it. (By the way, sending a text message next door is literally more expensive than sending the same data from Mars, because the telcos are charging a fifteen billion per cent markup.)   This doesn’t even begin to describe how utterly destroyed the cable industry is. On YouTube alone, people upload 300 hours of video per minute – put differently, YouTube alone serves the equivalent of 18,000 (eighteen thousand!) 24-by-7 TV channels. Granted, most of these are utter crap, so it’s exactly like the cable networks. The Internet has practically already obliterated the cable TV industry, and their only hope is to destroy, delay, and/or obstruct the Internet to milk the last drops of money from an old world that no longer exists. Indeed, it seems this is the actual intent of AT&T and Time Warner executives with the proposed merger. They want to “milk the last drops of money from an old world that no longer exists.” As is typically the case, the people who will be harmed most by this will be average American citizens. As such, if Trump is truly a populist, he will stand strongly against the deal. If he doesn’t, it will only raise further concerns about where his real loyalties lie.

Выбор редакции
Выбор редакции
07 декабря, 20:57

Blumenthal 'may well agree' with Trump on AT&T-Time Warner merger

Democratic Sen. Richard Blumenthal Wednesday sided with President-elect Donald Trump in his skepticism about the $85 billion AT&T-Time Warner merger. Trump — who pledged during the campaign that his administration would not approve the mega-deal because it concentrates too much power in one company — offered a "classic antitrust analysis," Blumenthal said at a Senate Judiciary hearing examining the merger. "I may well agree with Donald Trump," the senator said.But Blumenthal said Trump's position is partly based on his dislike of coverage by CNN — which is part of Time Warner — and warned about the dangers of government officials dictating news coverage. "For a public official to use the blunt, heavy instrument of law enforcement to try to silence or change coverage in the news department of any company is for me, absolutely abhorrent — would you agree?" he asked the CEOs of AT&T and Time Warner.AT&T CEO Randall Stephenson called himself a "political novice" and said he's confident the Justice Department would review the transaction and determine whether it's competitive. Both executives later responded "yes, of course" when Blumenthal asked them if they would commit that news coverage would not change due to pressure from Trump.Time Warner CEO Jeff Bewkes, without naming Trump, said rhetoric during the campaign may change post-election."There were comments made from candidates on all sides, saying they were against the merger, before any of them had information," Bewkes said. "We’re confident that once everyone has the facts" the deal will be seen as a good one, he said.

Выбор редакции
07 декабря, 19:36

AT&T CEO: 'We are committed' to editorial independence of CNN

AT&T CEO Randall Stephenson told the U.S. Senate antitrust subcommittee that the telecom giant is "committed to continuing the editorial independence of CNN," should regulators approve the deal. "That independence is what makes CNN so popular and valuable, and we will not do anything to change that."Stephenson made the comments during the subcommittee's hearing on its proposed takeover of Time Warner, CNN's parent company. His comments on Wednesday morning follow an interview Stephenson and Bewkes gave at a Business Insider conference in New York on Tuesday. Stephenson, asked about President-Elect Donald Trump's comment on the campaign trail that he opposed the deal, said that his anger at CNN may have played a role."Look, anytime the next president of the United States comes out and says they're not in favor of what you're trying to do, you have to pay attention," Stephenson said. "But I don't know what part of the deal he's referring to. I've heard rumors he's not happy with CNN, so that might have come into it."Trump has, for months, tweeted and expressed his displeasure with CNN's coverage of his campaign. While government regulators may apply conditions to the AT&T-Time Warner merger, Stephenson's comments seem designed to reassure CNN staff that their editorial mandate will not change simply because the incoming administration isn't happy with coverage.

Выбор редакции
07 декабря, 18:30

AT&T, Time Warner CEOs go to Capitol Hill to stump for merger

The top executives at Time Warner and AT&T went to Capitol Hill Wednesday to make their case for a proposed $85.4 billion merger between the companies.

Выбор редакции
07 декабря, 18:27

AT&T Puts a Bottom in Web TV Costs

The pricing of AT&T’s DirecTV Now service makes it harder for new internet TV entrants to compete.

07 декабря, 18:11

The Most Feminist White House In History Just Made One Of Its Last Moves On Equal Pay

It’s the eleventh hour and the White House is not giving up on the fight for women’s pay equality. On Wednesday, the Obama administration announced that 44 more companies, many of them well-known brand names such as AT&T, Estee Lauder and InterContinental Hotels, signed on to its equal pay pledge, affirming their commitment to paying men and women fairly and bringing the number of companies on that list to over 100. It’s a bittersweet moment in the administration’s sustained campaign for equal pay, which began almost the moment Barack Obama took office and has included a mix of legislation, executive orders, funding for research and corporate prodding. “We want to thank the Obama administration for not just an effective use of the bully pulpit but an important use of executive authority to push the equal pay issue forward,” Lisa Maatz, the vice president of government relations at the nonprofit American Association of University Women, a leading advocate for women’s equality. “That’s something the Trump administration and Congress needs to think about.” The Republican Party’s threats to roll back various elements of the equal pay agenda will do harm to people’s paychecks, she emphasized. Those rollbacks, of a regulation seeking to grant more workers overtime pay, for example ― something that would affect more women than men ―  seem “antithetical” to Donald Trump’s agenda to raise the pay and prospects of the nation’s workers, she said. It’s also unclear if Trump will roll back a separate initiative set to begin in 2018 that would require companies to report data on gender, race and pay. Certainly, Obama had hoped to pass on the equal pay mantle to an administration just as ― if not more ― committed to closing the pay gap. Instead, the incoming Trump administration has expressed little to no interest in continuing the fight for pay equality ― beyond empty statements made by the president-elect’s daughter Ivanka. Indeed, one of Trump’s only policies that touches on the issue ― a misguided maternity leave proposal that doesn’t include anyone except married women who physically give birth ― poses the risk of exacerbating the gender pay gap by making women less desirable employees. When so-called “women’s issues” come up, President-elect Trump has so far handed them off to his daughter. The New York Times reported that when House Minority Leader Nancy Pelosi (D-Calif.) recently rang Trump to discuss these issues, he put Ivanka on the phone. And while she has publicly spoken out in favor of equal pay for women, there’s little sign she or her dad understand that closing the pay gap has profound economic implications. Women make up about half of the labor force and run near a majority of the households in this country; paying them fairly would lift the entire economy. Put another way, this isn’t a “women’s issue” best left to a de facto first lady. Achieving gender parity in the workforce could add $4.3 trillion to the economy by 2025, a report from McKinsey found. “Inequality in the workforce doesn’t just adversely affect women; it affects our families and our broader economy,” White House senior adviser Valerie Jarrett said in a statement to The Huffington Post. The equality pledge certainly signals that the fight for equal pay would continue beyond the Obama administration, but it seems clear that this battle is moving into the private sector and academia. On Wednesday, some of the companies who have signed on to the pay pledge also announced a partnership with Simmons College, which will help that group ― Employers for Pay Equity ― solidify best practices and develop better hiring, promotion and pay policies. “The ultimate goal is to get more women into leadership and pay equity,” said Elisa Van Dam, senior director of executive education at the Simmons School of Management. The election has left many who care about equal pay feeling “distressed and concerned,” Van Dam said. But also “feeling like our work is more important than ever.” Separately on Wednesday, the CEOs of about two dozen other large companies ― including Bank of America and Accenture ― announced an initiative meant to get more women up the executive ladder. Called the Paradigm for Parity, the group’s expressed goal is getting women into 50 percent of leadership roles in corporate America by 2030. Right now women hold about 19 percent of “C-suite” positions. And on Tuesday, a group of investors publicly called for Goldman Sachs, Bank of America and other major financial companies to publicly disclose their gender pay data. Taken together, these moves demonstrate that for many firms there is a real commitment to paying women fairly that will last beyond the Obama administration. “No doubt this election has been really emotional; we need to focus on moving forward together,” Ashley Goldsmith, chief people officer at Workday, told HuffPost. The HR software company is one of the latest crop of signatories on the pledge. “I don’t think this topic will drop off. It’s something that all of us should address regardless of the administration.” For global businesses seeking to hire more women, the equal pay issue isn’t going away. And in recent years, more employers have taken the initiative on pay ― Salesforce spent $3 million handing out raises to women to eliminate bias in their payroll. Workday, for its part, developed real-time software to track pay and promotions to seek out bias. Other firms have voluntarily started reporting data on pay. Fair pay isn’t just the right thing to do, it’s good business, Maatz said. When women aren’t paid fairly, they quit their jobs. Equal pay fosters higher retention rates and raises productivity, research has shown. In 2016, women on average make 80 cents for every dollar a white man earns, a slight improvement from 77 cents on the dollar when Obama took office. The gap is worse for black women (63 cents) and Latinas (54 cents).   It’s doubtful that the private sector alone would be able to close the persistent gap. First, the pay gap is extremely complicated. Women earn less than men because of deeply entrenched biases that kick up almost at birth, as girls are encouraged to do certain kinds of work. They’re built into the pay for jobs ― janitors, mostly male, for example, make more money than housekeepers, mostly female. Jobs that are majority female pay less than jobs that are majority male, research has shown. Pay gaps are even wider at the very top of the job market, where women may be unable to compete because of responsibilities at home ― and where entrenched bias over what a “real boss” looks like remain. There are missing public policies that would go much further than private initiatives. For example, raising the minimum wage would lift the pay of millions of women who make up the majority of low-income earners. A fair and equitable parental leave policy would keep more women in the workforce, raising their earning potential and pay. Child care policies that made it easier for women to work and care for their kids wouldn’t hurt either. Some of this will happen and is happening at the local level. Last year alone 36 bills regarding equal pay were proposed by state legislatures ― six of them passed, in places such as Nebraska, Utah and Massachusetts. Measures involved prohibiting retaliation for workers who discuss pay, forbidding employers from asking about a candidate’s pay history and increasing penalties for business who violate equal pay laws. “The will for equal pay is at a high tide,” the AAUW’s Maatz said. “Even if Trump falls down, state legislatures will keep this going.” -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

12 февраля 2014, 16:15

Русские мобильники пятидесятых - рядовая сенсация космической эры

Впервые устройства, которые мы сегодня называем мобильными телефонами, были изобретены в СССР в  пятидесятых годах, за несколько лет до их повторного «изобретения» в США. Причём уровень техники и простота решений "карманных радиофонов" для того времени были лучшими в мире.1. МАРТИН КУПЕР БЫЛ НЕ ПЕРВЫМ.Обычно об истории создания мобильного телефона рассказывают примерно так.3 апреля 1973 года глава подразделения мобильной связи Motorola Мартин Купер, прогуливаясь по центру Манхеттена, решил позвонить по мобильнику. Мобильник назывался Dyna-TAC и был похож на кирпич, который весил более килограмма, а работал в режиме разговора всего полчаса.До этого сын основателя компании Motorola Роберт Гелвин, занимавший в те далекие времена пост исполнительного директора этой фирмы, выделил 15 миллионов долларов и дал подчиненным срок 10 лет на то, чтобы создать устройство, которое пользователь сможет носить с собой. Первый работающий образец появился всего через пару месяцев. Успеху Мартин Купера, пришедшего в фирму в 1954 году рядовым инженером, способствовало то, что с 1967 года он занимался разработкой портативных раций. Они-то и привели к идее мобильного телефона. Инженер Леонид Куприянович демонстрирует возможности мобильного телефона. "Наука и жизнь", 10, 1958 год. Считается, что до этого момента других мобильных телефонных аппаратов, которые человек может носить с собой, как часы или записную книжку, не существовало. Были портативные рации, были "мобильные" телефоны, которыми можно было пользоваться в автомобиле или поезде, а вот такого, чтобы просто ходить по улице - нет.Более того, до начала 1960-х годов многие компании вообще отказывались проводить исследования в области создания сотовой связи, поскольку приходили к выводу, что, в принципе, невозможно создать компактный сотовый телефонный аппарат. И никто из специалистов этих компаний не обратил внимание на то, что по другую сторону "железного занавеса" в научно-популярных журналах стали появляться фотографии, где был изображен… человек, говорящий по мобильному телефону. (Для сомневающихся будут приводиться номера журналов, где опубликованы снимки, чтобы каждый мог убедиться, что это не графический редактор).Мистификация? Шутка? Пропаганда? Попытка дезинформировать западных производителей электроники (эта промышленность, как известно, имела стратегическое военное значение)? Может быть, речь идет просто об обыкновенной рации?Однако дальнейшие поиски привели к совершенно неожиданному выводу - Мартин Купер был не первым в истории человеком, позвонившим по мобильному телефону. И даже не вторым.2. ЮНОСТЬ ВЕРИТ В ЧУДЕСА.Человека на снимке из журнала "Наука и жизнь" звали Леонид Иванович Куприянович, и именно он оказался человеком, сделавшим звонок по мобильному телефону за 15 лет раньше Купера. Но прежде чем речь пойдет об этом, вспомним, что основные принципы мобильной связи имеют очень и очень давнюю историю. Портативный УКВ передатчик. "Радиофронт", 16, 1936 Собственно, попытки придать телефону мобильность появились вскоре после возникновения. Были созданы полевые телефоны с катушками для быстрой прокладки линии, делались попытки оперативно обеспечит связь из автомобиля, набрасывая провода на идущую вдоль шоссе линию или подключаясь к розетке на столбе. Из всего этого сравнительно широкое распространение нашли только полевые телефоны (на одной из мозаик станции метро "Киевская" в Москве современные пассажиры иногда принимают полевой телефон за мобильник и ноутбук).Искать розетку было не слишком удобно, так что идея мобильного беспроводного телефона появляется где-то в самом начале 20 столетия. Так, американская газета "Солт Лэйк Телеграм" со ссылкой на агенство "Ассошейтед пресс" 3 марта 1919 года сообщает, что Годфри С. Айзекс (Godfrey C. Isaacs), управляющий директор компании Маркони, сообщил, что проведенные опыты позволяют поверить в идею беспроводного карманного телефона, как повседневной вещи. "Так, лицо, гуляя по улице, может услышать в своем кармане телефонный звонок, и приложив трубку к уху, услышит голос другого, того, кто возможно, летит на самолете со скоростью сотни километров в час из Варшавы в Лондон".Однако обеспечить подлинную мобильность телефонной связи стало возможно лишь после появления радиосвязи в УКВ диапазоне. К 30-м годам появились передатчики, которые человек мог без особого труда носить на спине или держать в руках - в частности, они использовались американской радиокомпанией NBC для оперативных репортажей с места событий. Соединения с автоматическими телефонными станциями такие средства связи еще не обеспечивали. Так представляли себе мобильную связь в довоенном СССР ("Техника-молодежи", 1, 1939) Однако о возможности замены такими радиоустановками телефонов уже сообщала людям советская фантастика "Ближнего прицела" В опубликованных в первом номере журнала "Техника-молодежи" за 1939 год главах романа "Генератор чудес" писатель Юрий Долгушин устами своего героя, инженера Тунгусова, провозглашал:"- Современный телефон - уже архаизм. Телефонная сеть растет буквально с каждым днем. Вы представляете, каким громоздким станет скоро наше подземное хозяйство, если каждый аппарат мы будем и впредь связывать с районной станцией особым проводом? Это ли передовая техника? Связь на ультракоротких волнах - радиосвязь - поднимает технику телефона на новую, высшую ступень. Подземное хозяйство ликвидируется. Никаких "линий", никаких проводов и кабелей. Освобождается целая армия людей для более производительного труда. Чтобы обзавестись телефоном, нужно только пойти в магазин, купить готовый приемопередающий аппарат и получить в телефонном управлении волну, которая и будет вашим абонентским номером."В романе Долгушина радиотелефон можно было носить в портфеле, но он, по сути дела, представлял собой все ту же мобильную рацию: диск служил только для фиксированной настрйки на определенную волну. Не решалась проблема звонка на номер проводного телефона, по сути дела, мобильный телефон противопоставлялся проовдному. Не удивительно, что в таком виде радиотелефон проблему связи еще не решал.Подобные идеи не оставляли изобретателей и за рубежом. В июньском номере журнала "Modern Mechanics" за тот же 1939 год мы можем найти краткую заметку о том, что South Caliphornia Telephone Company близка к практическому созданию беспроводного телефона, который можно везде носить с собой. Технические детали в заметке не раскрывались. Во всяком случае, можно считать, что намерение создать такой телефон было.  Г. Бабат, предложивший идею мобильного телефона Следующий шаг, уже во время Великой Отечественной войны, сделал советский ученый и изобретатель Георгий Ильич Бабат в блокадном Ленинграде, предложив так называемый "монофон" - автоматический радиотелефон, работающий в сантиметровом дипазоне 1000-2000 МГц (сейчас для стандарта GSM используются частоты 850, 900, 1800 и 1900 Гц), номер которого кодируется в самом телефоне, снабжен буквенной клавиатурой и имеет также функции диктофона и автоответчика. "Он весит не больше, чем пленочный аппарат "лейка"" - писал Г. Бабат в своей статье "Монофон" в журнале "Техника-Молодежи" № 7-8 за 1943 год: "Где бы ни находился абонент - дома, в гостях или на работе, в фойе театра, на трибуне стадиона, наблюдая состязания - всюду он может включить свой индивидуальный монофон в одно из многочисленных окончаний разветвлений волновой сети. К одному окончанию могут подлючиться несколько абонентов, и сколько бы их ни было, они не помешают друг другу". В связи с тем, что принципы сотовой связи к тому времени еще не были изобретены, Бабат предлагал использовать для связи мобильников с базовой станцией разветвленную сеть СВЧ - волноводов.В декабре 1947 года сотрудники американской фирмы Bell Дуглас Ринг и Рей Янг предложили принцип шестиугольных ячеек для мобильной телефонии. Это произошло как раз в разгар активных попыток создать телефон, с помощью которого можно звонить из автомобиля. Первый такой сервис был запущен в 1946 году в городе Сент-Луис компания AT&T Bell Laboratories, а в 1947 году была запущена система с промежуточными станциями вдоль шоссе, позволявшая звонить из автомобиля на пути из Нью-Йорка в Бостон. Однако из-за несовершенства и дороговизны эти системы не были коммерчески успешными. В 1948 году еще одна амеиканская телефонная компания в Ричмонде сумела наладить сервис автомобильных радиотелефонов с автоматическим набором номера, что уже было лучше. Вес аппаратуры таких систем составлял десятки килограмм и размещалась она в багажнике, так что мысли о карманном варианте о взгляде на нее у неискушенного человека не возникало. Отечественный автомобильный радиотелефон. Радио, 1947, № 5. Тем не менее, как было отмечено в том же 1946 году в журнале "Наука и жизнь", № 10, отечественные инженеры Г. Шапиро и И. Захарченко разработали систему телефонной связи из движущегося автомобиля с городской сетью, мобильный аппарат которой имел мощность всего в 1 ватт и умещался под щитком приборов. Питание было от автомобильного аккумулятора. К радиоприемнику, установленному на городской телефонной станции, был подключен номер телефона, присвоенный автомобилю. Для вызова городского абонента надо было включить аппарат в автомобиле, который посылал в эфир свои позывные. Они воспринимались базовой станцией на городской АТС и тотчас же включался телефонный аппарат, который работал, как обычный телефон. При вызове автомобиля городской абонент набирал номер, это приводило в действие базовую станцию, сигнал которой воспринимался аппаратом на автомобиле.Как видно из описания, данная система представляла собой что-то вроде радиотрубки. В ходе проведенных в 1946 году опытов в Москве была достигнута дальность действия аппарата свыше 20 км, а также осуществлен разговор с Одессой при отличной слышимости. В дальнейшем изобретатели работали над увеличением радиуса базовой станции до 150 км. Алфред Гросс мог стать создателем первого мобильника. Ожидалось, что телефон системы Шапиро и Захарченко будет широко использоваться при работе пожарных команд, подразделений ПВО, милиции, скорой медицинской и технической помощи. Однако в дальнейшем сведений о развитии системы не появлялось. Можно предположить, что для аварийно-спасательных служб было признано более целесообразным использовать свои ведомственные системы связи, нежели использовать ГТС.В США первым попытался сделать невозможное изобретатель Алфред Гросс. Он с 1939 года увлекался созданием портативных раций, которые десятилетия спустя получили название "уоки-токи". В 1949 году он создал прибор на базе портативной рации, который назвался "беспроводным дистанционным телефоном". Прибор можно было носить с собой, и он подавал владельцу сигнал подойти к телефону. Считается, что это был первый простейший пейджер. Гросс даже внедрил его в одной из больниц в Нью-Йорке, но телефонные компании не проявили интереса к этой новинке, как и к другим его идеям в этом направлении. Так Америка потеряла шанс стать родиной первого практически действующего мобильного телефона. Карманная рация Куприяновича 1955 года Однако эти идеи получили развитие по другую сторону Атлантического океана, в СССР. Итак, одним из тех, кто продолжил поиски в области мобильной связи в нашей стране, оказался Леонид Куприянович. О его личности пресса того времени сообщала очень мало. Было известно, что он жил в Москве, деятельность его пресса скупо характеризовала как "радиоинженер" или "радиолюбитель". Известно также, что Куприяновича можно было считать по тому времени успешным человеком - в начале 60-х у него была машина.Созвучность фамилий Куприяновича и Купера - лишь начальное звено в цепи странных совпадений в судьбе этих личностей. Куприянович, как Купер и Гросс, тоже начинал с миниатюрных раций - он делал их с середины 50-х годов, и многие его конструкции поражают даже сейчас - как своими габаритами, так и простотой и оригинальностью решений. Радиостанция на лампах, созданная им в 1955 году, весила столько же, сколько первые транзисторные "уоки-токи" начала 60-х. 1957 год - рация со спичечный коробок В 1957 году Куприянович демонстрирует еще более удивительную вещь - рацию размером со спичечный коробок и весом всего 50 грамм (вместе с источниками питания), которая может работать без смены питания 50 часов и обеспечивает связь на дальности двух километров - вполне под стать продукции 21 века, которую можно видеть на витринах нынешних салонов связи (снимок из журнала ЮТ, 3, 1957). Как свидетельствовала публикация в ЮТ, 12, 1957 г., в этой радиостанции были использованы ртутные или марганцевые элементы питания.При этом Куприянович не только обошелся без микросхем, которых в то время просто не было, но и вместе с транзисторами использовал миниатюрные лампы. В 1957 и в 1960 годах выходит первое и второе издание его книги для радиолюбителей, с многообещающим названием - "Карманные радиостанции". Наручная рация Куприяновича В издании 1960 года описывается простая радиостанция всего на трех транзисторах, которую можно носить на руке - почти как знаменитая рация-часы из фильма "Мертвый сезон". Автор предлагал ее для повторения туристам и грибникам, но в жизни к этой конструкции Куприяновича интерес проявили в основном студенты - для подсказок на экзаменах, что даже вошло в эпизод гайдаевской кинокомедии "Операция Ы".И, так же, как и Купера, карманные рации навели Куприяновича сделать такой радиотелефон, с которого можно было бы позвонить на любой городской телефонный аппарат, и который можно брать с собой куда угодно. Пессимистические настроения зарубежных фирм не могли остановить человека, который умел делать рации со спичечный коробок.3. НЕВОЗМОЖНОЕ СТАЛО ВОЗМОЖНЫМ. Авторское свидетельст-во 115494 от 1.11.1957 В 1957 году Л.И. Куприянович получил авторское свидетельство на "Радиофон" - автоматический радиотелефон с прямым набором. Через автоматическую телефонную радиостанцию с этого аппарата можно было соединяться с любым абонентом телефонной сети в пределах действия передатчика "Радиофона". К тому времени был готов и первый действующий комплект аппаратуры, демонстрирующий принцип работы "Радиофона", названный изобретателем ЛК-1 (Леонид Куприянович, первый образец).ЛК-1 по нашим меркам еще было трудно назвать мобильником, но на современников производил большое впечатление. "Телефонный аппарат невелик по габаритам, вес его не превышает трех килограммов" - писала "Наука и жизнь". "Батареи питания размещаются внутри корпуса аппарата; срок непрерывного использования их равен 20-30 часам. ЛК-1 имеет 4 специальные радиолампы, так что отдаваемая антенной мощность достаточна для связи на коротких волнах в роеделах 20-30 километров На аппарате размещены 2 антенны; на передней его панели установлены 4 переключателя вызова, микрофон (снаружи которого подключаются наушники) и диск для набора номера". Первый мобильник Куприяновича. ("Наука и жизнь, 8, 1957 г."). Справа - базовая станция. Так же, как и в современном сотовом телефоне, аппарат Куприяновича соединялся с городской телефонной сетью через базовую станцию (автор называл ее АТР - автоматическая телефонная радиостанция), которая принимала сигналы от мобильников в проводную сеть и передавала из проводнйо сети на мобильники. 50 лет назад принципы работы мобильника описывались для неискушенных чистателей просто и образно: "Соединение АТР с любым абонентом происходит, как и у обычного телефона, только ее работой мы управляем на расстоянии".Для работы мобильника с базовой станцией использовались четыре канала связи на четырех частотах: два канала служили для передачи и приема звука, один для набора номера и один для отбоя.У читателя может возникнуть подозрение, что ЛК-1 был простой радиотрубкой для телефона. Но, оказывается, это не так. Пользоваться первым мобильником было не так удобно, как сейчас. ("ЮТ, 7, 1957") "Невольно возникает вопрос: не будут ли мешать друг другу несколько одновременно работающих ЛК-1?" - пишет все та же "Наука и жизнь". "Нет, так как в этом случае для аппарата используют разные тональные частоты, заставляющие срабатывать на АТР свои реле (тональные частоты будут передаваться на одной волне). Частоты передач и приема звука для каждого аппарата будут свои, чтобы избежать их взаимного влияния".Таким образом, в ЛК-1 имелось кодирование номера в самом телефонном аппарате, а не в зависимости от проводной линии, что позволяет его с полным основанием рассматривать в качестве первого мобильного телефона. Правда, судя по описанию, это кодирование было весьма примитивным, и количество абонентов, имеющих возможность работы через одну АТР получалось на первых порах весьма ограниченным. Кроме того в первом демонстраторе АТР просто включалась в обычную телефонную параллельно существующей абонентской точке - это позволяло приступить к опытам, не внося изменений в городскую АТС, но затрудняло одновременный "выход в город" с нескольких трубок. Впрочем, в 1957 году ЛК-1 существовал еще только в одном экземпляре. Комикс в журнале ЮТ, 7, 1957 г: Тонтон с Московского фестиваля звонит в Париж семье по мобильнику. Теперь этим никого не удивить.  Тем не менее, практическая возможность реализации носимого мобильника и организации сервиса такой мобильной связи хотя бы в виде ведомственных коммутаторов была доказана. "Радиус действия аппарата...несколько десятков км."- пишет Леонид Куприянович в заметке для июльского номера журнала "Юный техник" 1957 года. " Если же в этих пределах будет лишь одно приемное устройство, этого будет достаточно, чтобы разговаривать с любым из жителей города, имеющим телефон, и за сколько угодно километров." "Радиотелефоны ...могут быть использованы на автотранспорте, на самолетах и кораблях. Пассажиры смогут приямо из саиолета позвонить домой, на работу, заказать номер в гостинице. Он найдет применение у туристов, строителей, охотников и т.д.". Куприянович с ЛК-1 в автомобиле. Справа от аппарата - динамик громкой связи. "За рулем", 12, 1957 г. Кроме того, Куприянович предвидел, что мобильный телефон сумеет вытеснить и телефоны, встраиваемые в автомобили. При этом молодой изобретатель сразу использовал нечто вроде гарнитуры "hands free", т.е. вместо наушника использовалась громкая связь. В интервью М.Мельгуновой, опубликованной в журнале "За рулем", 12, 1957 г. Куприянович предполагал производить внедрение мобильных телефонов в два этапа. "Вначале, пока радиотелефонов немного, дополнительный радиоприбор устанавливается обычно возле домашнего телефона автолюбителя. Но позднее, когда таких аппаратов будут тысячи, АТР уже будет работать не на один радиотелефон, а на сотни и тысячи. Причем все они не помешают друг другу, так как каждый из них будет иметь свою тональную частоту, заставляющую работать свое реле." Таким образом, Куприянович по существу, позиционировал сразу два вида бытовой техники - простые радиотрубки, которые было проще запустить в производство, и сервис мобильных телефонов, при котором одна базовая станция обслуживает тысячи абонентов.Можно удивляться, насколько точно Куприянович более полувека назад представлял себе, как широко войдет мобильный телефон в нашу повседневную жизнь."Взяв такой радиофон с собою, вы берете, по существу, обычный телефонный аппарат, но без проводов" - напишет он спустя пару лет. "Где бы вы не находились, вас всегда можно будет разыскать по телефону, стоит только с любого городского телефона (даже с телефона-автомата) набрать известный номер вашего радиофона. У вас в кармане раздается телефонный звонок, и вы начинаете разговор. В случае необходимости вы можете прямо из трамвая, троллейбуса, автобуса набрать любой городской телефонный номер, вызвать "Скорую помощь", пожарную или аварийную автомашины, связаться с домом..."Трудно поверить, что эти слова написаны человеком, не побывавшем в 21 веке. Впрочем, для Куприяновича не было необходимости путешествовать в будущее. Он его строил. Блок-схема упрощенного варианта ЛК-1  В 1958 году Купрянович по просьбам радиолюбителей публикует в февральском номере журнале "Юный техник" упрощенную конструкцию аппарата, АТР которого может работать только с одной радиотрубкой и не имеет функции междугородних вызовов. Принципиальная схема упрощенного варианта ЛК-1 (схема дифференциального трансформатора приведена отдельно)   ЛK-1 и базовая станция. ЮТ, 2, 1958. Пользование таким мобильником было несколько сложнее, чем современными. Перед вызовом абонента надо было, помимо приемника, включить на "трубке" также и передатчик. Услышав в наушнике длинный телефонный гудок и сделав соответствующие переключения, можно было переходить к набору номера. Но все равно это было удобнее, чем на радиостанциях того времени, так как не надо было переключаться с приема на передачу и заканчивать каждую фразу словом "Прием!". По окончании разговора передатчик нагрузки отключался сам для экономии батарей.Публикуя описание в журнале для юношества, Куприянович не боялся конкуренции. К этому времени у него уже готова новая модель аппарата, которую по тем временам можно считать революционной. 4. …ЗАТО УДОБНО, ДЕШЕВО И ПРАКТИЧНО.Модель мобильного телефона 1958 года вместе с источником питания весила всего 500 грамм. Аппарат 1958 года уже был больше похож на мобильники ("Техника-молодежи", 2, 1959) Этот весовой рубеж был снова взят мировой технической мыслью только… 6 марта 1983 года, т.е. четверть века спустя. Правда, модель Куприяновича была не столь изящна и представляла собой коробку с тумблерами и круглым диском номеронабирателя, к которой на проводе подключалась обычная телефонная трубка. Получалось, что при разговоре были либо заняты обе руки, либо коробку надо было вешать на пояс. С другой стороны, держать в руках легкую пластмассовую трубку от бытового телефона было куда удобнее, нежели устройство с весом армейского пистолета (По признанию Мартина Купера, пользование мобильником помогло ему хорошо накачать мышцы).По расчетам Куприяновича, его аппарат должен был стоить 300-400 советских рублей. Это было равно стоимости хорошего телевизора или легкого мотоцикла; при такой цене аппарат был бы доступен, конечно, не каждой советской семье, но накопить на него при желании смогли бы довольно многие. Коммерческие мобильники начала 80-х с ценой 3500-4000 долларов США тоже были не всем американцам по карману - миллионнный абонент появился лишь у 1990 году. С таким аппаратом можно было уже разговаивать по телефону на ходу ("Орловская правда", 12, 1961, Фото В. Щербакова. (АПН)) По утверждению Л.И.Куприяновича в его статье, опубликованной в февральском номере журнала "Техника-молодежи" за 1959 год, теперь на одной волне можно было разместить до тысячи каналов связи радиофонов с АТР. Для этого кодирование номера в радиофоне производилось импульсным способом, а при разговоре сигнал сжимался с помощью устройства, который автор радиофона назвал коррелятором. По описанию в той же статье, в основу работы коррелятора был положен принцип вокодера - разделение сигнала речи на несколько диапазонов частот, сжатие каждого диапазона и последующее восстановление в месте приема. Правда, узнаваемость голоса при этом должна была ухудшиться, но при качестве тогдашней проводной связи это не было серьезной проблемой. Куприянович предлагал устанавливать АТР на высотном здании в городе (сотрудники Мартина Купера пятнадцать лет спустя установили базовую станцию на вершине 50-этажного здания в Нью-Йорке). А судя по фразе "изготовленные автором этой статьи карманные радиофоны", можно сделать вывод, что в 1959 году Куприяновичем было изготовлено не менее двух опытных мобильников."Пока имеются лишь опытные образцы нового аппарата, но можно не сомневаться, что он получит в скором времени большое распространение на транспорте, в городской телефонной сети, в промышленности, на стройках и т.д." пишет Куприянович в журнале "Наука и жизнь" в августе 1957 года. Но самая большая сенсация ждала впереди.5. НАЛАДОННИК К ПОЛЕТУ ГАГАРИНА.В 1961 году Л.И. Куприянович демонстрирует корреспондентам АПН Юрию Рыбчинскому и Ю. Щербакову... карманный мобильный телефон. Последняя модель радиофона (Юрий Рыбчинский, корреспондент АПН, Фото В. Щербакова. (АПН). "Орловская правда", 12, 1961) Увидев этот аппарат, современный читатель наверняка воскликнет "Не может быть!" В самом деле, создать в 1961 году телефон с размерами наладонника 21 столетия - это выглядит совершенно невероятным. Однако АПН, Агенство печати "Новости" созданное в том же 1961 году на базе бывшего Совинформбюро - организация весьма солидная, в задачах которой - доносить информацию об СССР зарубежным средствам массовой информации. Тут туж никаких непроверенных фактов, грозящих разоблачениями и скандалами, быть не может.Полагаю, читатель уже пришел в себя после вида совестского наладонника, и может спокойно воспринять другие данные аппарата. Куприянович довел вес мобильного телефона всего до 70 грамм. В начале второго десятиления 21 века этим могут похвастаться далеко не все мобилы. Правда, функций у наладонника 1961 года минимум, дисплея нет и номернабиратель маленький - вертеть, видимо, придется карандашом. Но лучшего нигде в мире пока нет, и еще долго не будет. По описанию Рыбчинского, этот аппарат Куприяновича имел два передатчика и один приемник, был собран на полупроводниках и питался от никель-кадмиевых аккумуляторов, которые использовались в мобильных телефонах и в начале нового столетия.Ну и наконец, мы подходим к кульминации. Корреспонденты АПН сообщили, что представленный мобильник - "последняя модель нового аппарата, подготовленная к серийному выпуску на одном из советских предприятий".Именно так и написано - "подготовленная к серийному выпуску". В том, что завод не указан, ничего удивительного по тем временам нет. Бывали случаи, когда завод-изготовитель бытовой электроники не указывался даже в инструкции по эксплуатации."Уже сейчас многие специалисты считают новое средство связи серьезным соперником обычного телефона." - сообщал читателям корреспондент АПН. - "Транспорт, промышленные и сельскохозяйственные предприятия, геологоразведочные партии, строительство — вот далеко не полный перечень возможных областей применения телефонной связи без проводов. Для того, чтобы обслужить радиофонией связью такой город, как Москва, потребуется всего десять автоматических телефонных радиостанций. Первая из таких станций запроектирована в новом столичном районе — Мазилово."Ну и, конечно - планы на будущее. Л.И. Куприянович ставит перед собой задачу создать мобильник размером со спичечный коробок и дальностью действия 200 километров.А потом наступила тишина. На данный момент - это последняя из известных автору страницы публикаций о радиофоне Куприяновича, планах его производства и строительства инфраструктуры. Странно и то, что публикация корреспондентов международного новостного агенства всплыла лишь в областной газете "Орловская правда" (12, 1961). В центральных изданиях о сенсационном наладоннике - ни слова. Не говоря уже о зарубежных.При этом те же издания продолжают публиковать другие статьи изобретателя. В февральском номере "ЮТ" за 1960 г. Куприянович публикует описание радиостанции с автоматическим вызовом и дальностью действия 40-50 км, в январском номере "Техники - молодежи" за 1961 год - популярную статью о технологиях микроэлектроники "Радиоприемник под микроскопом". В ноябрьском номере "ТМ" - еще одна статья: "Европа смотрит на Красную площадь". Все это, конечно, нужно и актуально, но как же мировое достижение нашей, совесткой науки?Все это так странно и необычно, что невольно наталкивает на мысль: а был ли на самом деле работающий радиофон?6. "МЕНЯ ТЕРЗАЮТ СМУТНЫЕ СОМНЕНИЯ".Скептики прежде всего обращают внимание на тот факт, что в публикациях, которые научно-популярные издания посвятили радиофону, не был освещен сенсационный факт первых телефонных звонков. Из фотографий тоже нельзя точно определить, то ли изобретатель звонит по мобильнику, то ли просто позирует. Отсюда возникает версия: да, попытка создания мобильника была, но технически аппарат не удалось довести, поэтому о нем больше и не писали. Однако задумаемся над вопросом: а с какой стати журналисты конца 50-х - начала 60-х должны считать сам по себе звонок отдельным событием, достойным упоминания в прессе? "Так это значит, телефон? Неплохо, неплохо. А по нему, оказывается, еще и звонить можно? Это просто чудо! Никогда бы не поверил!"Здравый смысл подсказывает, что про неработающую конструкцию в 1957-1961 г. ни один советский научно-популярный журнал писать бы не стал. Таким журналам и без того было о чем писать. В космосе летают спутники, а затем и человек. Физики установили, что каскадный гиперон распадается на лямбда-нуль-частицу и отрицательный пи-мезон. Звукотехники восстановили первоначальное звучание голоса Ленина. Добраться от Москвы до Хабаровска благодаря ТУ-104 можно за 11 часов 35 минут. Компьютеры переводят с одного языка на другой и играют в шахматы. Начато строительство Братской ГЭС. Школьники со станции "Чкаловская" сделали робота, который видит и говорит. На фоне этих событий создание мобильного телефона - это вообще не сенсация. Читатели ждут видеотелефонов! "Телефонные аппараты с экранами можно строить хоть сегодня, наша техника достаточно сильна" - пишут они в том же "ТМ" … в 1956 году. "Миллионы телезрителей ждут, когда же радиотехническая промышленность приступит к выпуску телевизоров с цветным изображением.. Давно пора подумать о телевизионной трансляции по проводам (кабельном ТВ - О.И.)"- читаем в том же номере. А тут, понимаете, мобила какая-то несовременная, даже без видеокамеры и цветного дисплея. Ну кто о ней бы написал хоть полслова, если бы она не работала?Тогда почему же "первый звонок" стали считать сенсацией?читать полностью  

26 марта 2013, 08:00

eia.gov: U.S. crude oil production outlook

February 14, 2013Short‐Term Energy Outlook Supplement: Key drivers for EIA’s short‐term U.S. crude oil production outlook (pdf)Crude oil production increased by 790,000 barrels per day (bbl/d) between 2011 and 2012, the largestincrease in annual output since the beginning of U.S. commercial crude oil production in 1859. The U.S.Energy Information Administration (EIA) expects U.S. crude oil production to continue rising over thenext two years.U.S. crude oil output is forecast to rise 815,000 bbl/d this year to 7.25 million barrels per day, according to the February 2013 STEO. U.S. daily oil production is expected to rise by another 570,000 bbl/d in 2014 to 7.82 million barrels per day, the highest annual average level since 1988. Most of the U.S. production growth over the next two years will come from drilling in tight rock formations located in North Dakota and Texas.Increasing tight oil production is driven by the use of horizontal drilling in conjunction with multi‐stage hydraulic fracturing, which provides both high initial production rates and high revenues at current oil prices. Additional technological and management improvements have increased the profitability of tight oil production, thereby expanding the economically recoverable tight oil resource base and accelerating the drive to produce tight oil. These technology and management improvements include, but are not confined to:- Multi‐well drilling pads- Extended reach horizontal laterals up to 2 miles in length- Optimization of hydraulic fracturing through micro‐seismic imaging and enhanced interpretation- Simultaneous hydraulic fracturing of multiple wells on a pad- Drilling bits designed for specific shale and tight formations- “Walking” drilling rigsFurther improvements in technology, such as selective fracturing along the horizontal lateral (thehorizontal section of a well) to avoid zero or low production stages, based on local geologiccharacteristics, might further improve the economics of tight oil production.Currently, the most important basins for production growth are:- The Williston Basin in North Dakota and Montana, which includes the Bakken Formation- The Western Gulf Basin in south Texas, which includes the Eagle Ford Formation- The Permian Basin in West Texas and southeast New Mexico, which includes the Spraberry and Wolfcamp formationsAt present, drilling activity is focused mostly on “tight,” or very low permeability, geologic formations, including shales, chalks, and mudstones. These formations are particularly attractive because the drilling and fracturing of long horizontal well laterals yields high initial production volumes and, therefore, strong cash flows.

20 марта 2013, 00:58

Интелрос представляет исследование Джорджа Кэсейя по военным операциям 2004-2007 годов в Ираке и их результатам

George W. CASEY Strategic Reflections Operation Iraqi Freedom. July 2004–February 2007National Defense University Press Washington, D.C. 2012 Operations Enduring Freedom and Iraqi Freedom were the first major wars of the 21st century. They will not be the last. They have significantly impacted how the U.S. Government and military think about prosecuting wars. They will have a generational impact on the U.S. military, as its future leaders, particularly those in the ground forces, will for decades be men and women who served in Iraq and Afghanistan. It is imperative that leaders at all levels, both military and civilian, share their experiences to ensure that we, as a military and as a country, gain appropriate insights for the future. From Introduction

Выбор редакции
25 октября 2012, 20:54

White House Hosts Visiting Young African Leaders

Earlier this week, Special Assistant to the President and Senior Director for African Affairs Grant Harris met with a group of twenty-seven young African leaders at the White House, continuing the Administration’s engagement with Africa’s next generation of leaders. These distinguished young leaders were selected from twenty-three nations across sub-Saharan Africa to participate in a U.S. Department of State International Visitor Leadership Program entitled “'Young African Leaders:  Grassroots Democracy and the U.S. Elections.”  The objectives of this particular program are to provide an understanding of democracy in the U.S. and the significance of citizen participation in the democratic process; examine how citizen action groups interact with U.S. elected officials in an effort to influence political, social, and economic change; observe mechanisms for voter outreach; and explore the diversity of views held by Americans and how this diversity contributes to a dynamic and resilient political system. The U.S. Strategy Toward Sub-Saharan Africa, released in June 2012, prioritizes efforts to empower Africa’s next generation of leaders.  President Obama highlighted this when he announced the Strategy, saying:  “These young men and women have shown time and again the willingness and ability to change their communities and their countries for the better, and the United States will continue to be their steadfast ally and partner.” (Courtesy of the U.S. Department of State) read more