• Теги
    • избранные теги
    • Люди168
      • Показать ещё
      Страны / Регионы366
      • Показать ещё
      Разное247
      • Показать ещё
      Формат9
      Компании57
      • Показать ещё
      Международные организации17
      • Показать ещё
      Издания23
      • Показать ещё
      Показатели8
      • Показать ещё
      Сферы5
19 февраля, 18:00

Серый кардинал Белого дома. "Великий и ужасный" Бэннон будет мстить

24 апреля 1980 года. Пустыня Деште-Лут, Иран. … Оглушающий взрыв и волна раскалённого воздуха с размаху бросили полковника Чарльза Бекквита на песчаный бархан. Кажется, он даже потерял сознание на несколько секунд. Когда же он пришёл в себя, всё вокруг было залито светом от гигантского пожарища, в одно мгновение поглотившего самолёт “Геркулес”, а из темноты летели всё новые огненные ракеты и трассирующие пули...  — Солдаты, к бою! — закричал он, не слыша собственного голоса. — Занять оборону! Огонь по врагу! И выпустил длинную очередь по гребню бархана. В это время лейтенант Стивен Бэннон, сидевший в рубке авианосца "Нимиц", стоявшего на рейде в Персидском заливе, с тревогой вслушивался в непрерывный треск разрывов, доносившихся из рации.  — "Синица – один", "синица-один", — в сотый раз повторил он в микрофон. — Вас вызывает "ферма". Доложите обстановку.  — Да что там происходит?! Вдруг сквозь треск и грохот он услышал голос командира группы "Дельта" — полковника Бекквита.  — Мы под огнём! — обычно спокойный, как танк, "зелёный берет", сейчас кричал от возбуждения. — Они взорвали самолёт, сэр! Чёртовы русские, они нас окружили! Нам нужна эвакуация. Срочно!  — Чёрт побери, полковник, с кем вы сражаетесь?! Очнитесь, там же никого нет!.. В этом лейтенант Бэннон был уверен на все сто. По данным разведки и радиоперехвата ни иранские военные, ни русские, патрулировавшие Каспийское море, даже не были в курсе начавшейся операции "Орлиный коготь". И вокруг — десантников — в радиусе сотни миль — не было ни единой живой души. Но Бекквит уже не слушал лейтенанта.  — Русские сейчас перебьют нас как кроликов! Черт побери, сынок, у меня полно убитых и раненых. Мы уходим! Лейтенант Бэннон растерянно посмотрел на окружавших его флотских офицеров. Только что на его глазах сошедшие с ума американские коммандос похоронили план самой амбициозной в мировой истории военной операции, а вместе с ним и замысел американского переустройства всего Ближнего Востока, и ничего исправить было уже нельзя… Январь 2017 года. Вашингтон. Не успел президент США Дональд Трамп подписать указ о назначении бывшего руководителя своей избирательной кампании Стивена Бэннона на пост главного советника Белого дома по стратегическим вопросам, как американская пресса взорвалась дружными криками возмущения. “Расист”, “антисемит”, “женоненавистник”, "американский Распутин", "макиавельянец", "новый Геббельс" — вот лишь малая толика тех "титулов", которыми наградили Бэннона журналисты. Даже сам Дональд Трамп не вызывал у демократов такой ненависти, как его "серый кардинал". Некоторые даже вспомнили старое интервью Бэннона изданию Hollywood Reporter, в котором тот признался в симпатиях к дьяволу и Дарту Вейдеру — культовому антигерою киноэпопеи "Звёздные войны": "Темнота - это хорошо. Дик Чейни. Дарт Вейдер. Сатана. Вот она – сила…" И, словно подливая масла в огонь, Трамп подписал новый указ о включении Бэннона в постоянный состав Совета национальной безопасности США, что действительно сделало его одним из наиболее влиятельных чиновников, определяющих политический курс Белого дома. Именно Бэннону приписывают новый антимигрантский закон и разворот США в сторону нового конфликта с Ираном. Так кто же он такой — этот "великий и ужасный"Стив Бэннон? Интересно, что биография Бэннона действительно чем-то напоминает историю лорда Вейдера — как и свой любимый киногерой, Стив вырос в полной нищете. Он появился на свет в семье бедных ирландских иммигрантов из портового города Норфолк, что в штате Вирджиния, где находятся крупнейшая на всём побережье Атлантического океана база военно-морского флота США — огромный лабиринт верфей, доков и складов. Семья Бэннонов ютилась в жалкой лачуге на Литтл-Крик-Стрит, это самый бедняцкий квартал города. Мать работала прачкой, отец — электриком, а юный Стивен всё детство смотрел на огромные силуэты броненосцев, мечтая, что в один прекрасный день он станет моряком и уберётся из их богом проклятого Норфолка куда подальше. Так оно и случилось — окончив местную военно-католическую школу, Cтивен завербовался на флот, где довольно быстро стал делать успешную карьеру. Одновременно он поступил и на заочное отделение Виргинского университета, где стал изучать теорию управления городским хозяйством. — Стив был необыкновенным новобранцем, — вспоминал контр-адмирал в отставке Эдвард Массо, бывший командир эсминца Paul F. Foster, на котором Бэннон и начинал службу. — Он был очень хорош, как аналитик, а его работоспособность просто поражала, — ведь после 12-часовой вахты, когда все остальные моряки и офицеры валились без сил, Стив садился за учебники — он готовился к экзаменам в университете. Вскоре Бэннон окончил офицерские курсы и в чине лейтенанта флота стал личным помощником капитана Массо. В самом начале 1980 года адмирала Массо и его помощника Бэннона приблизил к себе сам адмирал Томас Бибб Хейворд — начальник штаба военно-морских операций в Объединённом комитете начальников штабов США (по сути, главком ВМФ США). Именно адмирал Хейворд был одним из разработчиков операции "Орлиный коготь", а на плечи его помощника по специальным вопросам лейтенанта Бэннона легла задача по координации деятельности моряков, летчиков, спецназовцев и агентов ЦРУ — самая тяжёлая и кропотливая работа, итогом которой стал грандиозный план, призванный смести режим религиозных фанатиков Ирана. * * * В феврале 1979 года произошла исламская революция в Иране, в результате которой шах Мохаммед Реза Пехлеви был свергнут, а власть в стране перешла к Революционному совету во главе с аятоллой Рухолла Мостафави Мусави Хомейни. Тогдашний президент США Джимми Картер, предоставив политическое убежище шаху, объявил было о разрыве дипломатических отношений с Ираном, но дипломатам просто не дали покинуть страну — 4 ноября 1979 года толпа фанатиков окружила посольство США в Тегеране, захватив 52 американца. Аятолла Хомейни объявил, что жизни всех заложников он готов обменять на одного шаха, которого он потребовал вернуть в Иран для суда и казни. Когда переговоры с исламскими революционерами зашли в тупик, президент Картер и приказал провести силовую операцию по освобождению заложников в Тегеране. Однако, если посмотреть на карту Ирана, то выяснится, что атаковать Тегеран методом "кавалерийского наскока" никак не получится — иранская столица расположена почти на побережье Каспийского моря. До побережья Персидского залива — более 600 километров, и поэтому все американские самолёты и вертолёты, попытавшиеся пересечь страну с юга на север, были бы неизбежно уничтожены иранскими ПВО. Поэтому план операции под кодовым названием "Орлиный коготь", разработанный при участии Стивена Бэннона, предполагал тайное нападение с фланга — через пустыню Деште-Лут Иранского нагорья. На первом этапе операции предполагалось, что восемь вертолётов CH-53, взлетев с авианосца "Нимиц", забросят под покровом ночи в пустыню 120 бойцов элитного спецподразделения "Дельта", созданного полковником Чарльзом Бекквитом из лучших рейнджеров и морпехов. Место высадки под кодовым названием "Пустыня-1" было выбрано агентами ЦРУ не случайно: здесь в годы второй мировой войны действовала авиабаза британских ВВС, и на сохранившуюся взлётно-посадочную полосу могли сесть транспортные самолёты С-130 "Геркулес", которые бы везли ёмкости с авиационным керосином для дозаправки вертолётов. Далее по плану операции, спецназовцы, заправив топливом вертолёты, должны были перелететь в точку "Пустыня-2" — в 60 километрах от окраины Тегерана. Здесь бойцам "Дельты" предстояло оставить вертолёты с пилотами под маскировочными сетями и на шести грузовиках, заранее подготовленных агентами ЦРУ, отправиться в Тегеран. Смешавшись с толпой "студентов", морпехи, одетые в обычную гражданскую одежду, должны были незаметно добраться до посольства США, под стенами которого день и ночь шли митинги. Ровно в полночь на следующий день должен был начаться второй этап операции. Первая группа "Дельта" берёт штурмом посольство, нейтрализуя "охрану" дипломатов. Вторая — атакует и захватывает аэродром Манзари под Тегераном. И в тот же самый момент американские военные корабли наносят сокрушительный ракетный удар по командным пунктам иранской армии и частям ПВО. С двух авианосцев, стоявших на рейде в Персидском заливе, непрерывным потоком взлетают ударные группы штурмовиков "Корсар-2" — более полусотни машин. Их задача — уничтожить все аэродромы и самолёты иранских ВВС. Когда бойцы "Дельты" подали бы условный сигнал о готовности эвакуации дипломатов, на толпу исламистов обрушился бы настоящий огненный смерч — три или четыре "Ганшипа", барражирующих по кругу над центром Тегерана, могли бы за считанные минуты превратить все кварталы вокруг посольства в дымящиеся и залитые кровью руины. Далее — из точки "Пустыня -2" вылетают вертолёты, которые забирают спецназовцев с освобождёнными американцами — либо прямо с крыши посольства, либо с расположенного по соседству футбольного поля. Лететь им недалеко — до захваченной базы Манзари, где американских героев уже ждут самолёты "Геркулес", готовые в считанные секунды доставить спасённых на базу шестого флота ВМФ США в Египте. А в это время на деморализованных аятолл и иранских генералов с неба сыплются новые бомбы и ракеты, в крупных иранских городах власть берут военные, сохранившие верность прежнему светскому режиму — судя по некоторым деталям, просочившимся в прессу, "Орлиный коготь" должен быть стать частью куда более крупной операции по уничтожению самого режима исламистов. В частности, предполагалось, что с запада Иран атакуют части иракской армии — в то время Саддам Хуссейн был лучшим другом и союзником США. Кроме того, у Тегерана с Багдадом были давние территориальные споры по поводу границы, проходившей по реке Шатт-эль-Араб, образованной слиянием Тигра и Евфрата. Эта река в течение всего ХХ века много раз переходила из рук в руки, но в 1975 году на конференции в Алжире главы государств подписали мирный договор, согласно которому граница была проведена посередине русла. Этот вариант, казалось, устраивал обе стороны, которые ради "выравнивания" границ даже обменялись солидными земельными участками. Однако сразу после революции аятолла Хомейни заявил, что он не признаёт новых границ, что, конечно же, вызвало тревогу в Багдаде. Да и сам Хуссейн был совсем не против получить новые территории — в обмен за участие в "миротворческой операции". Словом, план войны был составлен настолько безупречно, что если бы эта операция состоялась, то "Орлиный коготь" вошёл бы во все учебники истории. * * * Но всё с самого начала пошло наперекосяк. Сначала один вертолёт просто свалился с палубы авианосца ещё до начала операции, затем у другой машины c позывными Bluebird — то есть, "птица-синица" — из-за песчаной бури отказал двигатель, и упавших в пустыне десантников был вынужден подобрать другой вертолёт. Перегруженная машина еле-еле дотянула до места назначения. У третьей "синицы" из-за бури вышли все приборы управления, и экипаж принял решение вернуться на авианосец. Но самый неприятный сюрприз ждал американцев на месте высадки: оказывается, через старую британскую авиабазу иранцы успели продолжить новое шоссе — прямо по старой взлётно-посадочной полосе. Только представьте себе: вертолёты с выключенными огнями заходят на посадку, а прямо на них из темноты несётся бензовоз, а с другой стороны — автобус с иранскими туристами! С туристами разобрались просто — водитель автобуса и около 40 пассажиров были арестованы и заперты на складе. А вот с грузовиком случился прокол — когда водитель попытался удрать от американцев, десантники уничтожили машину метким выстрелом из гранатомёта — всё, как они привыкли делать на войне. Правда, спецназовцы не учли, что бензовоз был залит горючим под завязку, и в небеса взметнулся огромный столб пламени. Однако, несмотря на то, что начало операции было рассекречено, командование настаивало на продолжении миссии — главное, чтобы десантники смогли бы побыстрее заправить вертолёты и, отпустив "Геркулесы", улетели бы дальше. И тут произошла новая катастрофа. Штаб-сержант Дьюи Джонсон, управлявший вертолётом, запаниковал из-за взрыва, и, взлетая после заправки, врезался в самолёт-топливозаправщик. Раздался мощнейший взрыв, и обе машины превратились в факелы. Погиб не только сержант Джонсон, но и пилоты "Геркулеса" — всего восемь человек. Через мгновение на горящем вертолёте сдетонировали боеприпасы — и в солдат, наблюдавших за взрывом, полетели противотанковые ракеты. Одна из ракет попала в соседний вертолёт, раздался новый взрыв, и тут нервы американских коммандос не выдержали. Полковник Чарльз Бекквит отбирал для своего подразделения “Дельта” лучших из лучших бойцов — морпехов и “зелёных беретов”, отдавая предпочтение ветеранам Вьетнама. И все они, как позже выяснилось, были заражены “вьетнамским синдромом”. В панике коммандос открыли беспорядочный огонь по невидимым вражеским солдатам. Пилоты вертолётов, бросив машины, побежали искать спасения в пустыне. Никто даже не вспомнил, что в кабинах брошенных вертолетов остались секретные карты, шифры, таблицы, новейшее оборудование, оружие и тысячи долларов и иранских реалов. С большим трудом полковнику Бекквиту удалось прекратить "бой" и, собрав солдат и пилотов, провести эвакуацию на двух уцелевших самолетах "Геркулес". Адмирал Эдвард Массо позже вспоминал, что лейтенант Бэннон, как личный представитель начальника штаба военно-морских операций, изо всех сил уговаривал и своего начальника, и командование морской пехоты продолжить выполнение задания, говорил, что на авианосце найдутся новые вертолёты, но вскоре пришел приказ из самого Вашингтона: операцию прекратить. Приказ самого президента. Единственный успех, которым тогда удалось похвастаться ЦРУ — это спасение шестерых дипломатов, сумевших сбежать из посольства. Под видом канадских актёров, снимавших фильм, их вывезли из Ирана. * * * Полковник Бекквит со своими головорезами-психопатами не имели ни малейшего понятия, какую именно операцию они так бездарно провалили — нет, не освобождение американских заложников, но переформатирование всего Ближнего Востока по американским лекалам 70-х. Только представьте себе, как бы изменился мир, если бы тогда американцам удалось подавить исламистских фанатиков. Не было бы ни террористических группировок Ближнего Востока, ни затянувшейся на восемь лет ирано-иракской войны, разорившей весь регион, не появилось бы ни "Аль-Каиды", ни всех прочих исламских фанатиков. Возможно, что и операция советских войск в Афганистане была бы закончена гораздо быстрее. Но история не терпит сослагательного наклонения. В итоге Саддам Хуссейн, подготовивший армию для вторжения, решил действовать без оглядки на американцев. И 22 сентября 1980 года иракская армия вторглась в иранскую провинцию Хузестан, разгромив наголову Революционную гвардию Ирана. Возможно, Хуссейн смог бы дойти и до Тегерана, если бы он не слышал из Вашингтона только грозные окрики Картера, для которого самоуправство “верного союзника” стало крайне неприятным сюрпризом — и это всего за полтора месяца до новых президентских выборов 1980 года. Провал операции по спасению американских дипломатов поставил жирный крест на политической карьере Картера, и в ноябре 1980 года выборы выиграл кандидат от республиканцев Рональд Рейган. Кризис с заложниками тогда как будто бы разрешился сам собой — буквально на следующий день после инаугурации Рейгана все 52 заложника были освобождены и отправлены домой. В качестве ответной любезности новый президент снял все санкции с иранских счетов в западных банках. Но для Рейгана вся эта возня в песках Ближнего Востока казалась слишком мелким, скучным и неблагодарным делом. Его артистическая натура требовала более масштабных задач. И он объявил новый "крестовый поход" против мирового коммунизма, начав с крохотных стран Латинской Америки — то есть, с Панамы, Никарагуа, Кубы и т.д. Тогда Белый дом поставил перед военными новую цель — раз свержение марксистских режимов в "банановых республиках" неизбежно приведёт к конфликту с СССР, то флоту нужно заранее готовиться к атомной войне с русскими.  Стив Бэннон как раз и готовил планы начала новой мировой войны. Но чем больше он работал в Пентагоне, тем больше у него возникало вопросов к политике и методам новой администрации. Например, бывший директор ЦРУ Стенсфилд Тернер, работая над книгой мемуаров "Секретность и демократия" прямо предполагал, что провал операции "Орлиный Коготь" стал следствием предательства некоторых его бывших подчинённых, которые не только откровенно подставили американский спецназ, предоставив неверные данные о точке высадки, но и по непонятным причинам "прозевали" саму исламистскую революцию в Иране, хотя все спецслужбы этой страны давно находились под "колпаком" американцев. Ещё больше подозрений вызвали и последующие действия ЦРУ. В частности, в начале 1981 года генерал-майор ВВС США Ричард Секорд, который был одним из координаторов операции "Орлиный коготь" со стороны ЦРУ, организовал офшорную компанию "Энтерпрайз". Его компаньоном стал иранский бизнесмен Альберт Хаким — один из доверенных людей аятоллы Хомейни. Компания занялась тем, что стала поставлять запчасти к тем самым вертолётам CH-53, брошенным американцами в пустыне. Иранцы не стали отказываться от "подарка", а взяли их себе на службу. Позже "Энтерпрайз" стала поставлять в Иран и американское оружие — в частности, противотанковые ракеты TOW и зенитные комплексы MIM-23 Hawk, а сам генерал Секорд, помогавший финансировать террористические группировки в Никарагуа, стал одним из героев скандала “Иран- Контрас”. В июне 1982 года адмирал Томас Хейворд, не согласный с политикой администрации Рейгана, подал в отставку. Следом уволился и Стив Бэннон, переживавший самое острое разочарование в своей жизни — прежний президент Картер оказался безвольным тюфяком, а новый президент Рейган стал в открытую сотрудничать с вчерашними врагами. И Бэннон решил порвать с флотской карьерой, решив отныне работать только на себя. * * * Ещё будучи служащим Пентагона, Стив Бэннон поступил на учёбу в университет Джорджтауна, получив диплом по специальности "национальная безопасность". Но теперь Бэннона интересовала экономика, и он поступил в Harvard Business School. — Кто-то сказал мне, что, если намерен попасть на Уолл-стрит, нужно окончить Гарвард, — так рассказывал он в интервью Bloomberg. После бизнес-школы Бэннон получил работу в инвестиционной компании Goldman Sachs, в отделе слияний и поглощений. — Первое правило, которым меня научили в Goldman Sachs, что работа — это как монашество, — так рассказывал он журналистам о секретах своего успеха. — Ты должен работать без продыху, чтобы полностью погружаться в клиентский сервис. Второе правило: не будь первым парнем, рвущимся в дверь, потому что ему достаются все стрелы. Пусть сначала новый рынок попробуют другие, а мы подождём, что там получится… Тем не менее, Бэннон нарушил оба правила. Работа на фондовой бирже не помешала ему жениться на брокере Кэтлин Съюзан Хофф и воспитывать дочь Морин. В 1990 году Бэннон открыл собственную инвестиционную компанию Bannon & Co и начал сам формировать новый рынок медиаконтента. Он взял телерейтинги и статистику по продажам видеокассет и стал оценивать телевизионные шоу и сериалы как обычные активы. И стал вкладывать средства в медиапроекты, среди которых самым успешным оказался комедийный телесериал Seinfeld — о жизни американского стенд-ап комика Джерри Сайнфелда, который вошёл в рейтинг "Пятьдесят величайших телешоу всех времен". Как пишут журналисты, именно этому проекту Бэннон и обязан своими миллионами. Но просто инвестировать деньги в медиаактивы было скучно. В 1998 году Бэннон продал компанию банку Societe Generale и решил сам снимать кино. Опыт у него уже был — в 1991 году Бэннон инвестировал деньги в фильм известного актёра Шона Пенна "Индеец-беглец", и тот пригласил Стива на пост исполнительного продюсера, чтобы инвестор смог бы проконтролировать расход каждой копеечки. Снимать кино понравилось, и в 1999 году Бэннон сам снял фильм "Тит" — по трагедии Уильяма Шекспира "Тит Андроник". На роль Тита он пригласил самого Энтони Хопкинса. * * * После терактов 11 сентября 2001 года, когда Бэннон увидел, как сбылись в жизнь все предсказания об опасности заигрывания с радикальными исламистами, он переключил своё внимание на документальное кино. Именно тогда он сформулировал доктрину Alt-right — то есть, "альтернативного правого консерватизма", которую сегодня и взял на вооружение Трамп. Но тогда новое политическое течение нуждалось в героях, и тогда Бэннон решил снять серию фильмов о своих любимых политиках. И первым из них стал Рональд Рейган, которому Бэннон посвятил вышедший на экраны в 2004 году фильм "Перед лицом зла: войны Рейгана словом и делом". И совершенно неважно, что сам Бэннон думал о Рейгане, когда сам работал в Петагоне — раз "крутой парень" Рейган сейчас ассоциируется у американцев с консерватизмом, значит, Рейган будет иконой и новых "альтернативных правых" — такова политика. Второй фильм Бэннона "Огонь из глубины: Пробуждение женщины-консерватора", вышедший на экраны в 2010 году, был в лучших традициях либерального политеса посвящён женщинам-политикам — в частности, Маргарет Тэтчер, Саре Пейлин и практически неизвестной за пределами США журналистке — Энн Коултер. Символично, что как раз в этот момент его собственные отношения с женщинами переживали далеко не лучшие времена. Его третья жена — актриса и режиссер Дайан Клоузи подала иск в суд, требуя развода. На волне скандала всплыли откровения его второй жены Мэри Луизы Пикар, утверждавшей, что Бэннон избивал ее. С тех пор Бэннон решил больше никогда не жениться, посвятив себя воспитанию дочерей — их у него трое. Наконец, третий фильм "Occupy Unmasked", вышедший в 2012 году, был адресован врагам консерватизма — левым движениям типа Occupy Wall Street и всем прочим "цветным революционерам", которых Бэннон назвал "канализационными крысами". 2012 год стал знаковым для Бэннона и по другим причинам. Во-первых, Бэннон стал основателем и директором Института подотчётности правительства (GAI — Government Accountability Institute). Это своего рода частное расследовательское агентство, собирающее для ведущих СМИ факты о злоупотреблениях политиков. Так, в 2015 году было опубликовано расследование Петера Швейцера "Деньги Клинтонов: неизвестная история о том, как и почему иностранные правительства и бизнесмены помогли Биллу и Хиллари стать богатыми".  Во-вторых, Бэннон стал главным редактором сайта Breitbart News, который основал журналист Эндрю Брейтбарт, бывший основатель и главный редактор влиятельного издания The Huffington Post, решивший из-за правительственной цензуры уйти на вольные хлеба. Они познакомились ещё в период работы над фильмом о Рональде Рейгане, знакомство переросло в дружбу, и вскоре Бэннон стал бизнес-партнёром и спонсором Breitbart News. А после смерти Эндрю — и главным редактором его сайта. И уже тогда проявился его главный мотив: противостояние с миром ислама, который Бэннон считает главным врагом западной цивилизации. О России сайт пишет постольку-поскольку, считая, видимо, "русскую угрозу" эдаким пугалом, которое идёт в ход всякий раз, когда требуется отвлечь внимание избирателей от действительно серьёзных проблем. Лишь однажды — ещё в самом начале 2014 года — Бэннон пророчески попенял Обаме, что тот не понимает, что "русские не собираются позволить Украине попасть в сферу влияния США и ЕС без борьбы". "Думаю, что всех, будь то либерал-демократы или республиканцы правого толка, пугает, что Обама не выглядит достаточно авторитетным перед реально жёсткими парнями — вроде Владимира Путина и его ребят, — писал Бэннон. — То, что Обама говорит в последние пару дней, звучит довольно инфантильно — особенно на фоне того, что обамовский министр обороны собрался сократить армию до размеров меньше, чем во время Второй мировой... Они подрывают главную силу Америки…» Нынешний взлёт Бэннона произошёл в августе 2016 года, когда кандидат в президенты США Дональд Трамп назначил его новым руководителем своей избирательной кампании вместо Пола Манафорта, которого обвинили в наличии незаконных финансовых связей с бывшим президентом Украины Виктором Януковичем и украинским олигархом Ринатом Ахметовым. Причём дело тут вовсе не в Украине и не в Януковиче, и даже не в нарушении американских законов о лоббизме, согласно которым нужно платить налоги с тех сумм, которые иностранные государства тратят на продвижение своих интересов в Вашингтоне. Как выяснили журналисты, Пол Манафорт занимался лоббизмом нелегально, используя две сторонние компании – Mercury LLC и Podesta Group Inc. Последняя фирма принадлежит братьям Тони и Джону Подеста, которые в прошлом активно работали с Фондом Клинтонов, а Джон Подеста в то же самое время был топ-менеджером предвыборной кампании Хиллари. Этого Трамп простить уже никак не мог. Он уволил Манафорта, пригласив на его место скандально известного основателя движения "альтернативных правых", который не был связан с лоббистскими компаниями и вашингтонской пиар-тусовкой. Над Трампом тогда откровенно посмеивались — дескать, ну что смыслит в политических компаниях этот ваш "альтернативный расист", но именно Бэннон посоветовал Трампу сосредоточиться на внутренних проблемах Америки, завоевав симпатии простых избирателей, которым осточертели все геополитические эксперименты демократов. Также Бэннон и поссорил Трампа со всем вашингтонским истеблишментом, посоветовав миллионеру не стесняться в выражениях и идти до самого победного конца. Сегодня Стив Бэннон самым ярким образом подчёркивает свой особый статус при президенте США — несмотря на строгий дресс-код Белого дома, регламентирующий даже длину юбок и ширину галстуков, строгим  костюмам он предпочитает мешковатые пиджаки, хлопковые рубашки и обычные затрапезные штаны. Дополняет образ небритость и пышная шевелюра волос — почти такая же, как и у самого Трампа. Кавардак, по отзывам вашингтонских журналистов, царит и в рабочем кабинете Бэннона, привыкшего делать десятки дел одновременно. На стене всех гостей встречает фотография в рамке: красивая молодая девушка с автоматом на коленях гордо восседает на золотом троне, который, как уверяют, принадлежал самому Саддаму Хусейну. Это — дочь Стива Бэннона Морин Бэннон, которая пошла по стопам отца и, окончив Академию Вест-Пойнт, стала служить в штабе 101-й воздушно-десантной дивизии США. Отмщение за сломанную карьеру и за упущенные возможности — вот главный лейтмотив всей деятельности Бэннона на новом посту. И первыми, кто ощутил на себе "доктрину Бэннона", стали граждане семи мусульманских стран — Сирии, Ливии, Судана, Йемена, Ирана, Ирака и Сомали, которых президент США распорядился не пускать в страну. Более того, под подозрение попали и выходцы из этих стран, обладающие видом на жительство в США – их теперь пускают в страну только после дополнительных проверок. Следом Белый дом обрушился и на Иран, где только и успели вздохнуть, освободившись от санкций. Что ж, если Барак Обама гордился "ядерной сделкой" с Исламской республикой, то Трамп — с подачи Бэннона — уже фактически объявил о её разрыве. Более того, под удар попала и Россия — союзница Ирана в сирийской войне. Вне всякого сомнения, Бэннон будет наращивать давление на российские власти, заставляя их отказаться от поддержки Ирана и Сирии. Что ж, древние греки не зря говорили, что нельзя слишком долго упиваться местью. Ведь сегодня уже сам Стив Бэннон ставит крест на всей программе "альтернативных правых", обещавших перед выборами разобраться, в первую очередь, с экономическими проблемами внутри самой Америки. Но вместо этого они вновь загнали Трампа в проторённую колею нового геополитического противостояния. А экономика пусть  подождёт до новых выборов. 

05 февраля, 05:23

Чем отличается Иран от Саудовской Аравии?

Когда я пишу про Иран, во многих комментариях мне задают вопрос - почему я все время пишу только про Иран, но не про такие страны как Саудовская Аравия или Катар? Чем Иран хуже чем например Саудовская Аравия? Попробую объяснить.При этом я буду использовать два критерия - политическое устройство государств и так называемый "человеческий фактор". По поводу второго я буду пользоваться формулировкой, которую предложил один эксперт по исламу. Он считает что не бывает радикальных и не радикальных мусульман. Он считает что есть мусульмане искренне верующие и не очень.Это касается кстати не только мусульман. Например мафия, которая сейчас узурпировала власть в России, состоит в основном из бывших офицеров КГБ. В советские времена они были убежденными атеистами, а сейчас рассуждают о "духовных скрепах", на публике в церквях ставят свечки, крестятся, и т.д.Примерно такая же картина вырисовывается с правящими элитами Ирана и Саудовской Аравии. Ираном правят истинно верующие мусульмане, а Саудовской Аравией не очень. Но начнем с политического устройства государств. На сегодняшний день Иран это единственное исламское государство в мире. Вас может удивить что я назвал Иран единственной исламской страной. Вы можете спросить - а как же например Саудовская Аравия, Катар и другие страны, которые называют себя исламскими? Я уже писал об этом не раз, но так как это очень важно, повторю еще раз.Несмотря на то что в этих странах частично или полностью действует шариатское право, правительства этих государств светские, в то время как Иран это единственное государство в мире, которым правит духовенство. Чтобы убедиться в этом посмотрим первые 5 пунктов статьи 2 конституции Ирана, которые гласят:Исламская республика — это система правления, основанная на вере в:Единого бога (как сказано в фразе "Нет бога кроме аллаха"), в то что Он имеет эксклюзивное право устанавливать законы шариата и в необходимости подчиняться его волеБожественные откровения и их основополагающую роль в толковании законовСтрашный суд и его конструктивную роль в человеческом совершенствовании на пути к БогуБожественную справедливость в Создании и установлении законов шариатаПостоянность имамов (имамат) и их вечное правление и фундаментальная роль в обеспечении продолжения исламской революцииВ России любят называть правительство США "Вашингтонский обком", хотя на самом деле правильнее было бы назвать правительство Ирана "Тегеранский обком", а точнее "Тегеранское политбюро", так как реальная власть сосредоточена в руках мул, которых никто не выбирал, а роль организаций, типа парламента, заключается только в том чтобы имитировать демократию. Судите сами.На этой схеме показана процедура только регистрации кандидата на выборы в парламент. Видите сколько инстанций надо пройти? Но самое главное это то что кандидатуру должен утвердить так называемый "Guardian Council". Состоит он из 12 человек, 6 из которых назначает верховный аятолла, а еще 6 назначает парламент. Именно этот орган утверждает или отклоняет кандидатуры на главные государственные посты, а непосредственно мулл выбирает так называемый "Совет экспертов". Это эксперты по мусульманскому праву. Они избираются на всеобщих выборах. На первый взгляд очень демократично, но это только на первый взгляд, а на самом деле процедура регистрации претендентов на эти должности еще более жесткая чем утверждение кандидатов в депутаты парламента. Для того чтобы зарегистрироваться кандидатом в Совет экспертов, надо сдать несколько письменных экзаменов на религиозные темы, и пройти устное собеседование. Собеседование проводят те же самые 12 членов "Guardian Council", 5 из которых сами являются членами Совета экспертов. Таким образом круг замкнулся. Получается что муллы назначают людей, которые утверждают кандидатуры экспертов, которые этих мул выбирают. Само собой разумеется что проходят эти фильтры только те, которые устраивают мул. Не удивительно что состав мулл почти не меняется в течение десятилетий, прямо как в советском Политбюро КПСС.Если посмотреть биографию этих мулл, то можно увидеть что все они получили образование в религиозных заведениях, в порочащих связях с Западом замечены не были, если не считать что аятолла Хомейни 4 месяца жил в предместьях Парижа по туристической визе, поэтому есть все основания утверждать что это истинно верующие мусульмане, а значит они радикальные мусульмане. Остается только выяснить во что они верят.А верят они в так называемого двенадцатого имама. О том кто это такой, в статье на сайте Fox News рассказал известный специалист по Ближнему Востоку, автор таких известных в США книг как "Двенадцатый имам", "Инициатива Тегерана", "Просто джихад", Джоэл С. Розенберг. Вот цитата из этой статьи:Двенадцатый Имам был реальным, из плоти и крови человеком, который, как и одиннадцать лидеров шиитов, которые были раньше, был арабом, прямым потомком основателя ислама и как считалось, был божественно выбран духовным наставником и конечной человеческой властью мусульман. Его настоящее имя было Мухаммад ибн Хасан ибн Али, и, как верят шииты, он родился в Самарре в  868 году нашей эры в Ираке.Однако в очень молодом возрасте Али исчез. Некоторые говорят, что ему было четыре года, в то время как другие говорят, что пять, а некоторые говорят шесть. Некоторые полагают, что он упал в колодец в Самарре, но его тело не было найдено. Другие полагают, что мать Махди оставила его в колодце, чтобы спасти его от правителей зла, которые собирались захватить его и убить, и маленький Али впоследствии стал сверхъестественно невидимым. Отсюда и происходит термин "скрытый имам", так как шииты считают что Али не умер, а просто был скрыт от взора человечества - шииты относятся к этому как "исчезновение" - до конца дней, когда Аллах покажет его еще раз.Шииты верят что Махди вернется в последние дни, чтобы установить правду, справедливость и мир. Когда он придет, говорят они, Махди приведет с собой Иисуса. Иисус будет мусульманином и будет служить Махди в качестве заместителя, а не как Царь царей и Господь господствующих, как учит Библия, и он заставит немусульман выбирать между тем следовать ли им за Махди или умереть.Большинство шиитских ученых считают что Махди сначала появится в Мекке и покорит Ближний Восток, а затем установит свою штаб-квартиру глобального исламского государства, или халифата, в Ираке. Но нет универсального соглашения. Некоторые полагают, что он выйдет из колодца  мечети Jamkaran в Иране, а затем отправится в Мекку и Ирак. Некоторые говорят, что он захватит Иерусалим, прежде чем создать свой ​​халифат в Ираке. Другие полагают, что Иерусалим должен быть завоеван в качестве предпосылки для его возвращения.Ничего этого на самом деле в Коране не написано и сунниты отвергают эту эсхатологию.Но одна вещь, которая достаточно хорошо согласована между набожными "двенадцатниками" является то, что Махди покончит с отступничеством и с коррупцией внутри ислама. Ожидается, что он победит на Аравийском полуострове, в Иордании, Сирии, "Палестине", Египте и Северной Африке, и наконец во всем мире. В течение этого времени, он и Иисус убьют от 60 до 80 процентов населения мира, особенно тех, кто откажется принять ислам.Аятолла Ибрагим Амини, профессор религиозного учебного центра в Куме, написал книгу под примечательным названием "Аль-Имам аль-Махди, Просто лидер человечества", описывающую связь между шиитской эсхатологии и внешней политикой Ирана. "Те, кто упорствуют в своем неверии и нечестии будут убиты солдатами Махди", пишет Амини. "Единственное победившее правительство всего мира будет Ислам, и люди будут преданно прилагать усилия для его защиты. Ислам будет религией всех, и войдет во все народы мира. . . . Махди будет предлагать религию ислама евреям и христианам, если они принимают ее, они будут спасены, в противном случае они будут убиты. . . . Кажется маловероятным, что эту катастрофу можно избежать. . . . Война и кровопролитие [являются] неизбежными. . . Имам Века и его сторонники преодолеют силы материализма, неверия и безбожия путем проведения джихада ".И так далее.Не удивительно что в 5 пункте статьи 2 конституции говорится о том роль имамов заключается "в обеспечении продолжения исламской революции", а в преамбуле конституции, в разделе "Идеология армии", прямо говорится что:В формировании и оснащении сил обороны страны, должное внимание должно быть уделено вере и идеологии, как основным критериям. Таким образом, армия Исламской Республики Иран и Корпус стражей исламской революции должны быть организованы в соответствии с этой целью, и они будут нести ответственность не только за охрану и сохранение границ страны, но и для выполнения идеологической миссии джихада во имя аллаха, то есть расширение суверенитета закона Божьего по всему миру.Часто слово джихад интерпретируют по разному. Типа это усердие на пути Аллаха, борьба за веру борьба со своими духовными или социальными пороками, и так далее. Но во первых джихад в статье конституции где говорится про армию не оставляет сомнений что там имеется в виду, а во вторых я процитирую так называемую "Маленькую Зеленую Книгу" (The Little Green Book). В этой книге собраны фетвы аятоллы Хомейни, первого лидера исламского Ирана, на основе учения которого сейчас существует государство. Так вот он дает следующее определение джихада. Цитирую страницу 2:Джихад означает завоевание всех немусульманских территорий. Такая война вполне может быть объявлена после формирования исламского правительства достойный этого имени, по указанию имама или по его приказу. Тогда обязанностью каждого трудоспособного взрослого мужчины будет стать добровольцем для этой захватнической войны, конечной целью которого является распространить власть Коранического закона от одного конца Земли до другого.Таким образом Иран надо сравнивать не с Саудовской Аравией, а с ИГИЛ. Я лично принципиальной разницы в их идеологии не вижу, за исключением того что ИГИЛ сунниты, а Иран шииты, но не это главное. Я напомню что джихад распространяется на всю Землю, то есть и на Россию тоже. Ракеты, которые могут достичь территорию США у Ирана появятся не скоро, а ракеты которые могут накрыть пол России, уже есть. Причем такие понятия как "ядерное сдерживание" для Ирана не существует. Дело в том что ядерное сдерживание предполагает такое понятие как "неприемлемый ущерб". Например если в результате ядерной атаки на территорию США упадут пара боеголовок, в результате чего погибнут несколько десятков тысяч человек, это для США неприемлемо, а для Ирана не проблема. Для фанатиков земная жизнь это всего лишь испытательный срок для вечной жизни в раю, а лучший способ попасть в рай это погибнуть мученической смертью. Для государства, которое  использовало детей для расчистки минных полей, неприемлемый ущерб не существует. Вот как описывает методы войны, которые использовали иранские мулы в той войне известный немецкий историк Маттиас Кунцер. Цитирую:После того, как Ирак вторгся в сентябре 1980 года, быстро стало ясно что силы Ирана не подходят против профессиональных, хорошо вооруженных военных Саддама Хусейна. Для того, чтобы компенсировать этот недостаток, Хомейни посылал иранских детей, младшему из которых было 12 лет, к линии фронта. Там они шли в строю через минные поля в сторону противника, расчищая путь своими телами. Надеюсь понятно какое государство является союзником России в борьбе с терроризмом. Для полноты картины я хочу процитировать еще одну фетву Хомейни, которая говорит о многом. Цитирую первый параграф страницы 27 Маленькой Зеленой Книги:Есть одиннадцать нечистот: моча, кал, сперма, кости мертвых, кровь, собака, свинья, мужчина и женщина, которые не являются мусульманами, вино, пиво, пот верблюда, питающегося отбросамиЯ думаю что комментарии излишни. Теперь что касается Саудовской Аравии.Справедливости ради надо сказать что в пункте №1 главы №1 конституции Саудовской Аравии тоже сказано что Саудовская Аравия это исламское государство, но глава №2 говорит что это монархия, но не это самое главное. Я конечно не в восторге от Саудовской Аравии, мне очень многое там не нравится. Но давайте сравним ее с Ираном.В конституции Ирана четко сказано что армия Ирану нужна не только для обороны, но и для ведения джихада во всем мире, а что про армию говорится в конституции Саудовской Аравии? Цитирую статью 33 главы 5 (вооруженные силы):Государство создает и оснащает Вооруженные Силы для защиты исламской религии, двух священных мест, общества и граждан.И статью 34 той же главы (военная служба):Защита исламской религии, общества и страны является обязанностью каждого гражданина. Режим устанавливает положения военной службы.Как видите ни про джихад, ни про всемирную исламскую революцию в конституции Саудовской Аравии ничего не говорится. Правда там есть слова про защиту исламской религии, которую можно при желании толковать очень широко, но во первых в отличие от иранской конституции это очень не конкретно, а во вторых я очень сомневаюсь что правящая верхушка Саудовской Аравии заинтересована в каких-то джихадах или халифатах. Почему я так считаю? Да потому что высшая элита Саудовской Аравии в основном не верующие мусульмане. Более того они очень сильно интегрированы в западную жизнь. У многих из них западное образование, многие имеют бизнес на Западе. Их деньги вложены в различные бизнес проекты, многие имеют недвижимость на Западе и у меня есть все основания полагать что они не являются религиозными фанатиками. Приведу несколько примеров.Начнем с нынешнего короля, а точнее с его сына, которого зовут Султан бин Салман (Sultan bin Salman Al Saud) и который прославился тем что это первый араб, который полетел в космос. Он был в составе экипажа шаттла STS-51-G, который совершил полет в 1985 году. Он закончил два университета, и оба в США.Итак один принц был космонавтом, но в королевской семье есть и летчики. Это человек, который при предыдущем короле занимал пост главы разведки королевства и считался вторым человеком в королевстве, а до этого долгое время был послом в США. Зовут его Бандар Бин Султан (Bandar bin Sultan). Он сначала получил образование в британском колледже военно-воздушных сил, потом проходил стажировку на американской военной базе после чего получил дополнительное образование уже американском военно-воздушном колледже.Однако долго ему летчиком быть не пришлось, так как в 1977 году его самолет потерпел аварию, а сам он получил травму, после чего летать он уже не мог. После этого он получил еще одно образование в университете Хопкинса в США по специальности международная государственная политика, после чего занялся политикой.Но есть среди принцев настоящие грешники с точки зрения ислама. Например Аль-Валид ибн Талал. У него тоже западное образование. Сначала он закончил колледж в Калифорнии, а потом Сиракузский университет в штате Нью Йорк. Известен он тем что он очень удачливый бизнесмен инвестор. Фактически он держатель общака, в том смысле что он инвестирует нефтедоллары принадлежащие королевской семье. Для этого была создана инвестиционная компания под названием "Королевская Холдинговая Компания" (Kingdom Holding Company), главой которой он является. Список компаний, в которые он инвестировал, очень большой, но я хочу привести пример одного из них. Это один из крупнейших банковских холдингов в США под названием "Ситигруп". Почему я именно этот пример привел? Да потому что, насколько мне известно, мусульманам запрещено давать и брать деньги под проценты, а банки именно этим занимаются. Инвестировав в банк, он стал его совладельцем, а значит совершил грех. Но это еще не самый страшный грех, которые совершали члены королевской семьи.В 2002 году другой принц, Бадер Аль Сауд, в Бостоне на машине сбил пешехода. Сразу может возникнуть вопрос - сбить пешехода это конечно грех, но при чем тут ислам? А при том что когда полиция прибыла на место происшествия, оказалось что принц был пьяный, а о том что алкоголь в исламе это грех, надеюсь объяснять не надо. Но это еще не все.В Англии был интересный процесс. Телохранитель одной из саудовских принцесс подал в суд на принцессу за то что она в пьяном виде приставала к нему с сексуальными домогательствами. Принцесса была замужем, естественно за правоверного мусульманина, однако, как она жаловалась, ее муж вместо того чтобы исполнять супружеские обязанности, предпочитал смотреть гомосексуальные порнофильмы. Но и это еще не все.Я не знаю, известен ли россиянам праздник под названием Хеллоуин. Я например узнал о нем только когда приехал сюда. Тем не менее в русскоязычной википедия есть про него статья. Поэтому не буду про него распространяться, скажу только что в исламе он запрещен. Тем не менее, согласно документам опубликованным WikiLeaks, один из молодых саудовских принцев в своей резиденции организовал грандиозную вечеринку посвященную Хеллоуин, в которой участвовали 150 молодых людей обоих полов и семей саудовской знати, в том числе и членов королевской семьи. На этой вечеринке было все что запрещено в исламе - алкоголь, наркотики, мягко говоря свободные отношения между женщинами и мужчинами, и т.д.И так далее.Я не хочу сказать что я в восторге от поведения саудовской элиты. Более того мне очень не нравятся законы, которые действуют в Саудовской Аравии, но я не боюсь что они устроят какой-нибудь джихад для создания халифата или мировую исламскую революцию, так как им и на этой грешной земле неплохо, а вот мулы, главная цель которых поскорее попасть в рай, готовы убить и себя и как больше других людей, особенно не верных.

30 января, 20:03

Две системы координат: китайские новаторы и американские ретрограды. Мир встал с ног на голову. XXI век становится интересным

"С избранием Дональда Трампа окончательно завершился прежний мир XX века", - сказал министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер. По всему миру прошли акции протеста, знаменитые актеры, певцы и певицы, феминистки и либералы, а также некоторые настоящие философы и мыслители заговорили о натуральном конце света, наступающем после инаугурации нового президента США. Да, долгий ХХ век отправился в прошлое. Что дальше? Контуры нового века, новых идей и противостояний только предстоит очертить. И мировая элита с энтузиазмом берется за дело. За последнее время мы услышали сразу две речи, программирующие (хотя бы на уровне амбиций их авторов) будущее человечества. Давосский форум открывал генеральный секретарь компартии Китая Си Цзиньпин, и эхом по Швейцарским Альпам разносилось: "рыночная экономика", "отмена межстрановых торговых барьеров", "снижение пошлин", "открытие новых рынков", "нет протекционизму"... Спустя всего неделю по другую сторону Атлантики из уст Дональда Трампа летели в толпу слушателей совсем другие слова: "защитим наши границы", "не дадим уничтожать наше благосостояние", "для американцев и руками американцев", "Америка прежде всего", "да здравствует протекционизм"... Новый, XXI век будет похож на век ХХ - здесь точно так же схлестнутся свободный, открытый мир и мир экономического протекционизма и изоляции, мир границ и национализма. Только вот стороны поменялись местами. Кто бы мог 20 лет назад в самой смелой своей фантазии представить, что символом всего "разумного, доброго, вечного", символом будущего наднационального единства окажется Китай, а в роли ретроградов и изоляционистов выступят Соединенные Штаты Америки? Свободный мир сегодня - это Китай, компартия, тысячи трудолюбивых и улыбчивых китайцев, а "трампизм" - это изоляция, меркантилизм, возвращение в XIX век и экономически, и политически. Представление о благосостоянии, о правильно устроенном государстве, об экономическом достатке и национальном достоинстве действительно может быть описано в двух системах координат. Первая - это самообеспечение, ограничение связи с окружающим миром в поиске ресурсов для собственного "большого рывка". Второй подход - максимальная "связность", открытость, стремление к мировому разделению труда и первенству в наиболее выигрышных, перспективных для себя областях. До недавних пор американцам было намного ближе второе понятие. В любой, самой удаленной и дикой стране можно было встретить бодрого парня в солнцезащитных очках и джинсах, делающего некоторый бизнес и продвигающего - за счет и во имя прибыли своего бизнеса - национальные интересы США. Американцы прокладывали железные дороги, пускали пароходы, груженные долларами, во все края земли, привечали на своей земле тех же китайцев, ирландцев, мексиканцев и любых прочих приезжих - все ради роста общего национального благосостояния. И эта схема неплохо работала. Человек со стодолларовой купюры - Бенджамин Франклин - говорил: "Веди свою маленькую торговлишку, и твоя маленькая торговлишка сделает тебя большим человеком". Трамп возражает: "Мы защищали границы других государств и отказывались защищать свои границы. Мы тратили триллионы долларов за рубежом, мы делали богатыми другие страны, а сами теряли свое благосостояние". Лавочка закрывается, ребята! Теперь "Америка - первая! Америка - впереди! Этим принципом мы будем руководствоваться всегда, все будет служить во имя американской нации. Мы защитим наши границы, мы не дадим уничтожать наше благосостояние. Мы будем придерживаться формулы: для американцев и руками американцев". А что же Китай, где Интернет "по карточкам", танки на Тяньаньмэнь и пуля в затылок коррупционерам? А там творятся знакомые вещи: строятся железные дороги, во все концы земли отплывают пароходы, груженные юанями... Китай при Си Цзиньпине превратился в уникальную страну, где иностранный туризм и экспорт капитала поощряются государственными программами, где государственные банки инвестируют во все, до чего могут дотянуться их руки, как бы далеко от Китая эти объекты ни располагались; китайские бизнесмены работают со всеми, кто в состоянии нанять себе переводчика, а для тех, кто не в состоянии, - готовят переводчиков в открытой и ориентированной прежде всего на международное сотрудничество системе высшего образования. Китайцы стараются делать многое для снижения административных барьеров для иностранных инвесторов, для обеспечения сотрудничества в высокотехнологичных сферах; они даже наступили сами себе на горло и начали активную борьбу с "абибасами" и "панаксониками", признавая главенство мирового интеллектуального права. А в конце этого пути они видят настоящее взаимовыгодное проникновение культур Запада и Востока, единые правила для иностранного и доморощенного бизнеса в стране, рост инвестиций в обе стороны, увеличение туристического потока и многое-многое другое. И все это - на фоне искренних уверений в мирных намерениях китайцев и отказа от прямой экспансии (которым, конечно же, легче верить, если закрыть глаза на растущую и перевооружающуюся армию). Из уст именно китайцев мы слышим, что протекционизм сегодня не работает, - в том же Давосе Си Цзиньпин выразился на этот счет максимально ясно: "Мы должны сохранять приверженность свободной торговле и инвестициям. Мы должны продвигать либерализацию торговли и инвестиций, оказывать помощь и быть открытыми. Необходимо сказать "нет" протекционизму в экономике. Потому что это все равно, что запереться в темной комнате: вы защитите себя от дождя и ветра снаружи, но воздух и свет внутрь также попасть не смогут. В торговых войнах не бывает победителей". Да, у глобальной экономики есть проблемы, но это, по мнению председателя Си, - проблемы роста, проблемы того, что государственное регулирование не поспевает за успехами глобального рынка. Трамп же видит в глобализме угрозу "идентичности", угрозу национальной экономике его страны, которая, к слову сказать, и создала свою национальную экономику на идее глобального мира и свободного движения финансов, товаров, услуг, технологий. Китайцы хотят нарастить свой средний класс, чтобы сограждане больше зарабатывали и покупали больше китайского; им нужны постоянное движение, сотрудничество, взаимообогащение. Экономический рост замедляется - и меняется его модель: Китай больше не хочет быть "отверточным цехом" для всего мира, он хочет превратиться из поставщика дешевой рабочей силы в полноценного участника разделения труда в инновационных сферах экономики. А для этого нужно включаться в процессы мировой экономики плотнее, всем вместе искать новые способы регулирования глобальной экономики, устранять перекосы, заниматься профилактикой "мыльных пузырей" в финансовой сфере... Трамп, потакая своим избирателям, говорит, что вся эта глобальная экономика - один сплошной вред и несправедливость и пора уже затвориться от "дождя и ветра". Одно из первых реальных решений Трампа на посту президента - это выход из Транстихоокеанского партнерства, которое было так выгодно американским глобальным корпорациям (прежде всего фарминдустрии и IT), рассчитывавшим на распространение единых стандартов и патентную защиту на новых рынках по общим правилам. Избирателям Трампа, копающим уголь в Аппалачах, совершенно неинтересно, как компании из Силиконовой долины будут продавать свои технологии и продукты в Китае и Индии, - они хотят услышать простое и емкое "мы покажем этим япошкам их место в мире!" И Трамп обещает им то, чего они хотят: стену на границе с Мексикой, выход из Транстихоокеанского партнерства (а в перспективе - и всех прочих партнерств и организаций), "Америку - американцам!". Трамп видит мир как совокупность двусторонних договоренностей-сделок (о которых он так любит говорить), а Си Цзиньпин предлагает ему быть глобальной системой общих, универсальных и открытых всем правил. Китай стремительно превращается в символ нового свободного и открытого (хотя бы экономически) мира - и в то же время США стремительно утрачивают эту роль. Нельзя сказать, что путь Трампа - это путь в никуда, а путь председателя Си - панацея от мировых проблем. Китай, понятно, заботится прежде всего о своих интересах, ну а Трамп больше говорит, чем совершает реальных действий. В конце концов, выход из Транстихоокеанского партнерства - это выход из договора о будущем, а не из реально работающей организации. Но тенденции - налицо. В сухом остатке именно это противостояние двух крупнейших мировых экономик - противостояние США и Китая, изоляции и открытости, глобализма и стремления к хардкорному суверенитету в духе XIX века - и сформирует картину XXI века. Несмотря на нашу очевидную эстетическую приязнь к Китеж-граду, законсервированному в водах озера, несмотря на страх нашего консервативного избирателя перед будущим (в США он ровно такой же), несмотря на радужное представление о "правом консервативном интернационале" самообеспечивающихся экономик, мы должны смотреть правде в глаза и выбирать то, что нам действительно выгоднее. Мы можем сколько угодно симпатизировать Трампу в его красивом послании про новую картину мира, где все запрутся в своих уютных границах и будут работать на самих себя - почти в полном соответствии с идеей чучхе или американских общин меннонитов; с другой стороны, мы можем сколько угодно бояться Китая и ощущать темную и таинственную угрозу на наших дальневосточных рубежах - но прежде всего этого мы должны подумать о своем кармане. России нужны свободный мир и открытая экономика, чтобы продавать этому миру наши товары. Так было раньше - когда предметом экспорта России были пенька и масло; так есть сейчас - когда мы торгуем металлами, нефтью и газом; так будет и потом - что бы ни стало предметом нашего экспорта. В этом отношении наши цели полностью совпадают с устремлениями Китая: больше открытых рынков и проще доступ к инвестициям. Поэтому, несмотря на весь наш консерватизм, патриотизм как национальную идею, скрепы и особый путь, именно это и станет рецептом нашего благополучия. ...У свободного мира появился новый лидер - Си Цзиньпин, а изоляционисты выбрали своим предводителем не Ким Чен Ына и не последователей аятоллы Хомейни, а Дональда Трампа. Мир действительно встал с ног на голову. XXI век будет интересным. Глеб Кузнецов, политолог (http://www.mk.ru/print/ar...)

30 января, 20:03

Две системы координат: китайские новаторы и американские ретрограды. Мир встал с ног на голову. XXI век становится интересным

"С избранием Дональда Трампа окончательно завершился прежний мир XX века", - сказал министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер. По всему миру прошли акции протеста, знаменитые актеры, певцы и певицы, феминистки и либералы, а также некоторые настоящие философы и мыслители заговорили о натуральном конце света, наступающем после инаугурации нового президента США. Да, долгий ХХ век отправился в прошлое. Что дальше? Контуры нового века, новых идей и противостояний только предстоит очертить. И мировая элита с энтузиазмом берется за дело. За последнее время мы услышали сразу две речи, программирующие (хотя бы на уровне амбиций их авторов) будущее человечества. Давосский форум открывал генеральный секретарь компартии Китая Си Цзиньпин, и эхом по Швейцарским Альпам разносилось: "рыночная экономика", "отмена межстрановых торговых барьеров", "снижение пошлин", "открытие новых рынков", "нет протекционизму"... Спустя всего неделю по другую сторону Атлантики из уст Дональда Трампа летели в толпу слушателей совсем другие слова: "защитим наши границы", "не дадим уничтожать наше благосостояние", "для американцев и руками американцев", "Америка прежде всего", "да здравствует протекционизм"... Новый, XXI век будет похож на век ХХ - здесь точно так же схлестнутся свободный, открытый мир и мир экономического протекционизма и изоляции, мир границ и национализма. Только вот стороны поменялись местами. Кто бы мог 20 лет назад в самой смелой своей фантазии представить, что символом всего "разумного, доброго, вечного", символом будущего наднационального единства окажется Китай, а в роли ретроградов и изоляционистов выступят Соединенные Штаты Америки? Свободный мир сегодня - это Китай, компартия, тысячи трудолюбивых и улыбчивых китайцев, а "трампизм" - это изоляция, меркантилизм, возвращение в XIX век и экономически, и политически. Представление о благосостоянии, о правильно устроенном государстве, об экономическом достатке и национальном достоинстве действительно может быть описано в двух системах координат. Первая - это самообеспечение, ограничение связи с окружающим миром в поиске ресурсов для собственного "большого рывка". Второй подход - максимальная "связность", открытость, стремление к мировому разделению труда и первенству в наиболее выигрышных, перспективных для себя областях. До недавних пор американцам было намного ближе второе понятие. В любой, самой удаленной и дикой стране можно было встретить бодрого парня в солнцезащитных очках и джинсах, делающего некоторый бизнес и продвигающего - за счет и во имя прибыли своего бизнеса - национальные интересы США. Американцы прокладывали железные дороги, пускали пароходы, груженные долларами, во все края земли, привечали на своей земле тех же китайцев, ирландцев, мексиканцев и любых прочих приезжих - все ради роста общего национального благосостояния. И эта схема неплохо работала. Человек со стодолларовой купюры - Бенджамин Франклин - говорил: "Веди свою маленькую торговлишку, и твоя маленькая торговлишка сделает тебя большим человеком". Трамп возражает: "Мы защищали границы других государств и отказывались защищать свои границы. Мы тратили триллионы долларов за рубежом, мы делали богатыми другие страны, а сами теряли свое благосостояние". Лавочка закрывается, ребята! Теперь "Америка - первая! Америка - впереди! Этим принципом мы будем руководствоваться всегда, все будет служить во имя американской нации. Мы защитим наши границы, мы не дадим уничтожать наше благосостояние. Мы будем придерживаться формулы: для американцев и руками американцев". А что же Китай, где Интернет "по карточкам", танки на Тяньаньмэнь и пуля в затылок коррупционерам? А там творятся знакомые вещи: строятся железные дороги, во все концы земли отплывают пароходы, груженные юанями... Китай при Си Цзиньпине превратился в уникальную страну, где иностранный туризм и экспорт капитала поощряются государственными программами, где государственные банки инвестируют во все, до чего могут дотянуться их руки, как бы далеко от Китая эти объекты ни располагались; китайские бизнесмены работают со всеми, кто в состоянии нанять себе переводчика, а для тех, кто не в состоянии, - готовят переводчиков в открытой и ориентированной прежде всего на международное сотрудничество системе высшего образования. Китайцы стараются делать многое для снижения административных барьеров для иностранных инвесторов, для обеспечения сотрудничества в высокотехнологичных сферах; они даже наступили сами себе на горло и начали активную борьбу с "абибасами" и "панаксониками", признавая главенство мирового интеллектуального права. А в конце этого пути они видят настоящее взаимовыгодное проникновение культур Запада и Востока, единые правила для иностранного и доморощенного бизнеса в стране, рост инвестиций в обе стороны, увеличение туристического потока и многое-многое другое. И все это - на фоне искренних уверений в мирных намерениях китайцев и отказа от прямой экспансии (которым, конечно же, легче верить, если закрыть глаза на растущую и перевооружающуюся армию). Из уст именно китайцев мы слышим, что протекционизм сегодня не работает, - в том же Давосе Си Цзиньпин выразился на этот счет максимально ясно: "Мы должны сохранять приверженность свободной торговле и инвестициям. Мы должны продвигать либерализацию торговли и инвестиций, оказывать помощь и быть открытыми. Необходимо сказать "нет" протекционизму в экономике. Потому что это все равно, что запереться в темной комнате: вы защитите себя от дождя и ветра снаружи, но воздух и свет внутрь также попасть не смогут. В торговых войнах не бывает победителей". Да, у глобальной экономики есть проблемы, но это, по мнению председателя Си, - проблемы роста, проблемы того, что государственное регулирование не поспевает за успехами глобального рынка. Трамп же видит в глобализме угрозу "идентичности", угрозу национальной экономике его страны, которая, к слову сказать, и создала свою национальную экономику на идее глобального мира и свободного движения финансов, товаров, услуг, технологий. Китайцы хотят нарастить свой средний класс, чтобы сограждане больше зарабатывали и покупали больше китайского; им нужны постоянное движение, сотрудничество, взаимообогащение. Экономический рост замедляется - и меняется его модель: Китай больше не хочет быть "отверточным цехом" для всего мира, он хочет превратиться из поставщика дешевой рабочей силы в полноценного участника разделения труда в инновационных сферах экономики. А для этого нужно включаться в процессы мировой экономики плотнее, всем вместе искать новые способы регулирования глобальной экономики, устранять перекосы, заниматься профилактикой "мыльных пузырей" в финансовой сфере... Трамп, потакая своим избирателям, говорит, что вся эта глобальная экономика - один сплошной вред и несправедливость и пора уже затвориться от "дождя и ветра". Одно из первых реальных решений Трампа на посту президента - это выход из Транстихоокеанского партнерства, которое было так выгодно американским глобальным корпорациям (прежде всего фарминдустрии и IT), рассчитывавшим на распространение единых стандартов и патентную защиту на новых рынках по общим правилам. Избирателям Трампа, копающим уголь в Аппалачах, совершенно неинтересно, как компании из Силиконовой долины будут продавать свои технологии и продукты в Китае и Индии, - они хотят услышать простое и емкое "мы покажем этим япошкам их место в мире!" И Трамп обещает им то, чего они хотят: стену на границе с Мексикой, выход из Транстихоокеанского партнерства (а в перспективе - и всех прочих партнерств и организаций), "Америку - американцам!". Трамп видит мир как совокупность двусторонних договоренностей-сделок (о которых он так любит говорить), а Си Цзиньпин предлагает ему быть глобальной системой общих, универсальных и открытых всем правил. Китай стремительно превращается в символ нового свободного и открытого (хотя бы экономически) мира - и в то же время США стремительно утрачивают эту роль. Нельзя сказать, что путь Трампа - это путь в никуда, а путь председателя Си - панацея от мировых проблем. Китай, понятно, заботится прежде всего о своих интересах, ну а Трамп больше говорит, чем совершает реальных действий. В конце концов, выход из Транстихоокеанского партнерства - это выход из договора о будущем, а не из реально работающей организации. Но тенденции - налицо. В сухом остатке именно это противостояние двух крупнейших мировых экономик - противостояние США и Китая, изоляции и открытости, глобализма и стремления к хардкорному суверенитету в духе XIX века - и сформирует картину XXI века. Несмотря на нашу очевидную эстетическую приязнь к Китеж-граду, законсервированному в водах озера, несмотря на страх нашего консервативного избирателя перед будущим (в США он ровно такой же), несмотря на радужное представление о "правом консервативном интернационале" самообеспечивающихся экономик, мы должны смотреть правде в глаза и выбирать то, что нам действительно выгоднее. Мы можем сколько угодно симпатизировать Трампу в его красивом послании про новую картину мира, где все запрутся в своих уютных границах и будут работать на самих себя - почти в полном соответствии с идеей чучхе или американских общин меннонитов; с другой стороны, мы можем сколько угодно бояться Китая и ощущать темную и таинственную угрозу на наших дальневосточных рубежах - но прежде всего этого мы должны подумать о своем кармане. России нужны свободный мир и открытая экономика, чтобы продавать этому миру наши товары. Так было раньше - когда предметом экспорта России были пенька и масло; так есть сейчас - когда мы торгуем металлами, нефтью и газом; так будет и потом - что бы ни стало предметом нашего экспорта. В этом отношении наши цели полностью совпадают с устремлениями Китая: больше открытых рынков и проще доступ к инвестициям. Поэтому, несмотря на весь наш консерватизм, патриотизм как национальную идею, скрепы и особый путь, именно это и станет рецептом нашего благополучия. ...У свободного мира появился новый лидер - Си Цзиньпин, а изоляционисты выбрали своим предводителем не Ким Чен Ына и не последователей аятоллы Хомейни, а Дональда Трампа. Мир действительно встал с ног на голову. XXI век будет интересным. Глеб Кузнецов, политолог (http://www.mk.ru/print/ar...)

29 января, 06:38

Добрый дедушка Трамп и ЧМО Обама. Часть 5

Сегодня состоялся телефонный разговор Трамп и Путина. По его итогам пресс-служба Кремля опубликовала следующее сообщение. Цитирую официальное сообщение на сайте Кремля:Обстоятельно обсуждены актуальные международные проблемы, включая борьбу с терроризмом, положение дел на Ближнем Востоке, арабо-израильский конфликт, сферу стратегической стабильности и нераспространения, ситуацию вокруг иранской ядерной программы и Корейского полуострова. Затронуты также основные аспекты кризиса на Украине. Условлено наладить партнёрское сотрудничество по всем этим и другим направлениям.При этом выделена приоритетность объединения усилий в борьбе с главной угрозой – международным терроризмом. Президенты высказались за налаживание реальной координации российских и американских действий с целью разгрома ИГИЛ и других террористических группировок в Сирии.Но когда я бегло пробежался по комментариям российских экспертов, то обнаружил что они из этой темы выхватили только про борьбу с ИГИЛ. Например глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий заявил следующее. Цитирую РИА Новости:Самым главным итогом первого разговора Владимира Путина с Дональдом Трампом, на мой взгляд, стали договоренности по координации усилий по разгрому ИГ ("Исламское государство", запрещена в РФ — ред.). Это то, чего ждет от российско-американского взаимодействия весь здравомыслящий мирА также:Дальнейшим шагом, уверен, должны стать переговоры по созданию широкой антитеррористической коалиции в Сирии, к формированию которой призывал еще в 2015 году президент РФ Владимир Путин с трибуны Генассамблеи ООНПро то что они обсуждали иранскую ядерную программу ни слова, хотя для Трампа это непосредственно связано с войной с терроризмом, о чем я писал в предыдущей части. Видимо России настолько хочется создать коалицию с США, что они уже начали врать будто бы американская разведка передает координаты целей российским ВКС. Вот что например говорится на сайте "Russia today (RT)". Цитрую:В Минобороны заявили, что ВКС России 22 января получили от американской стороны по прямой линии из штаба международной коалиции координаты целей террористической организации «Исламское государство»* в районе города Эль-Баб в провинции Алеппо. Об этом сообщается в поступившем в распоряжение RT пресс-релизе ведомства.В Пентагоне сразу же опровергли это. Причем сделано это было в достаточно грубой форме. Представитель Пентагона назвал это российской пропагандой использовав слово "rubbish". Это значит что-то типа "чушь", "ахинея", и т.д.И действительно. Я никак не могу понять как в Москве себе представляют состав такой коалиции: США, Россия, Иран и Хезболла? Но ведь Именно Иран Трамп считает спонсором терроризма, а Хезболлу такой же террористической организацией как ИГИЛ, и собирается бороться с обоими.Предыдущую часть я закончил на том что существует противоречие, заключающееся в том что Трамп одновременно собирается бороться с шиитским и суннитским исламским экстремизмом, несмотря на то что эти две идеологии соперничают друг с другом. На самом деле никакого противоречия нет.Дело в том что у американских военных и разведчиков сложилось мнение что именно Иран виноват в появлении ИГИЛ, как это не странно звучит. Логика заключается в том что Иран стремится доминировать в регионе, навязывая всем свои шиитские порядки, осуществляя репрессии суннитов. Эта ситуация возникла после того как Обама вывел войска из Ирака. Тем самым он преподнес Ирану Ближний Восток на "блюдечке с голубой каемочкой". После этого Иран начал хозяйничать в регионе. В результате ИГИЛ появился в качестве защитника суннитов от шиитов. Суннитам очень не нравятся средневековые порядки, которые навязывает им ИГИЛ, но шииты для них еще хуже.Чтобы не быть голословным процитирую фрагменты интервью, которое дал Вашингтон Пост еще в марте 2015 года очень авторитетный американский генерал, бывший командующий американскими войсками В Ираке, Петреус.Начну с того как он описывает свое отношение к высокопоставленному иранскому Касему Сулеймани. Это тот самый Касем Сулеймани, после визита которого в Москву, Путин вдруг срочно решил воевать якобы с ИГИЛ в Сирии, о чем я писал здесь. Цитирую Петреуса:Весной 2008 года иракские и коалиционные силы участвовали в решающей битве между иракскими силами безопасности и проиранскими шиитскими боевиками.В разгар боя я получил известие от очень высокопоставленного иракского чиновника, что Касем Сулеймани передал ему сообщение для меня. Когда я встретился с этим чиновником, он передал следующее сообщение: "Генерал Петреус, вы должны знать, что я, Касем Сулеймани, контролирую политику Ирана в Ираке, Сирии, Ливане, Газе и Афганистане." Дело было ясно: Он владелец политики и региона, и я должен иметь дело с ним. Когда мой иракский собеседник спросил, что я хочу передать в ответ, я сказал ему, чтобы он сказал что Сулеймани мог бы "pound sand".Я жирным шрифтом выделил слова "pound sand", так как это идиома, а идиомы, как известно, дословно не переводятся. Они имеют совсем другое значение, о чем я писал здесь. Так вот "pound sand" это значит "пойти на .....". Таким образом Петреус послал Сулеймани подальше, а Путин наоборот, фактически подчинился и послал авиацию в Сирию воевать за иранские интересы.А вот что говорит Петреус о ситуации в Ираке на тот момент. Цитирую:На самом деле, я бы сказал, что в первую очередь угрозу для долгосрочной стабильности Ирака и более широкого регионального равновесия представляет не ИГИЛ, а скорее, это шиитские ополченцы, многих из которых поддерживает, а некоторыми руководит Иран.Эти боевики вернулись на улицы Ирака в ответ на фатвы лидера шиитов аятоллы Систани в момент крайней опасности. И они остановили наступление ИГИЛ на Багдад. Тем не менее они, в некоторых случаях, зачищали не только суннитских экстремистов, но и суннитских гражданских лиц, и совершали зверства против них. Таким образом, они есть, до некоторой степени, и были не только частью спасения Ирака, но и самой серьезной угрозой для всех важных усилий чтобы суннитское население Ирака чувствовали что они вносят вклад в успех Ирака, а не в его провал. В долгосрочной перспективе, поддерживаемая Ираном шиитская милиция может стать главной властью в стране, которая не подконтрольна правительству, но подконтрольна ТегерануВ основном он говорит про Ирак, но и Сирию упоминает тоже. Цитирую:Помимо Ирака, я также глубоко обеспокоен продолжающимся процессами в Сирии, которая является геополитическим Чернобылем. До тех пор пока он не будет закрыт, он будет продолжать извергать радиоактивную нестабильность и экстремистскую идеологию по всему региону.Любая стратегия, стабилизации ситуации в регионе, должна принимать во внимание проблемы в Ираке и Сирии. Не достаточно сказать, что мы придумаем это позже.И наконец конкретно про Иран. Цитирую:Нынешний иранский режим не является нашим союзником на Ближнем Востоке. Это в конечном счете, часть проблемы, а не решение. Чем больше иранцы доминируют в регионе, тем больше будет воспламеняться суннитский радикализм и питать подъем таких групп, как ИГИЛ. В то время как США и Иран могут иметь совпадающие интересы в поражении ИГИЛ, основные наши интересы расходятся. Иранская реакция на протянутую США руку не обнадеживает.Иранская власть на Ближнем Востоке, таким образом, является двойной проблемой. Это в первую очередь проблематично, потому что она глубоко враждебна к нам и нашим друзьям. Но это также опасно, потому что, чем больше она чувствуется, тем больше она вызывает реакции, которые также вредны для наших интересов - суннитский радикализм, и если мы не будем осторожны, перспектива распространения ядерного оружия, также.Теперь возникает вопрос - как эту проблему решать? Во первых это может быть дипломатический путь - снова переговоры, резолюция СБ ООН, и так далее. Но для этого надо согласие России, так как у нее право вето в СБ ООН.Четвертую часть своей статьи я опубликовал 21 января. Там я написал что Путину придется делать выбор между США или Ираном, а 24 января информационное агентство Блумберг опубликовало на эту тему статью под названием "Команда Трампа намерена протестировать союз России с Ираном" (Trump Team Aims to Test Russia's Alliance With Iran). Там в частности ссылаются на книгу под названием "Поле боя: Как мы можем выиграть глобальной войне против радикального ислама и его союзников" (The Field of Fight: How We Can Win the Global War Against Radical Islam and Its Allies). Эту книгу написал советник по национальной безопасности в администрации Трампа генерал Флинн, о котором я писал в предыдущей части, в соавторстве с известным историком, аналитиком и писателем, которого зовут Майкл Ладин (Michael Ledeen). Вот цитата из этой книги, которую приводит Блумберг:Когда говорят что Россия стала бы идеальным партнером для борьбы с радикальным исламом, это обязывает нас помнить что русские были не очень эффективны в борьбе с джихадистами на своей собственной территории и находятся в сговоре с иранцами. В Сирии два союзника громко провозгласили они ведут войну против ИГИЛ, но на самом деле основная масса их усилия направлена на противников режима Асада.Я напомню что генерал Флинн считается одним из самых про российских политиков в США. Тем не менее в новой администрации Трампа, и у большинства в Конгрессе, по поводу Ирана сложился консенсус. Дело за Россией. Как она поведет себя в этой ситуации. Блумберг напоминает что такая ситуация уже была, когда администрация Обамы заключила с Россией сделку. Цитирую:Тогда США отменили развертывание ПРО в Чехии и Польше и не оказали дальнейшее давление на Россию за оккупацию грузинской территории, в войне 2008 года. Взамен россияне поддержали резолюцию Совета Безопасности ООН против иранской ядерной программы и договор о контроле над вооружениями ограничивающую ядерное оружие дальнего радиуса действия для обеих стран.Особо предлагаю обратить внимание на то что касается ПРО, так как по этому поводу в Москве, как известно, паранойя. Так вот, ПРО при Обаме и ПРО, которое планировал Буш, это, как говорят в Одессе, "две большие разницы". Обама обрезал это ПРО настолько, насколько мог. Тогда против этого решения Обамы выступили все лидеры республиканцев в Конгрессе. Но в России все равно были не довольны, так как это ЧМО не уничтожил ПРО полностью. Но вот наконец-то пришел долгожданный Трамп. Может он уничтожит наконец ПРО? Недавно на сайте Белого дома было опубликовано краткое сообщение о том как Трамп собирается усиливать вооруженные силы США. Там есть и про то что он собирается расширять ПРО, но подробной информации там мало. Зато еще до выборов, в речи посвященной национальной безопасности, которую он произнес в Филадельфии, он сказал буквально следующее. Цитирую:При Обама-Клинтон, наши возможности ПРО деградирует в тот самый момент, когда США и их союзники столкнулись с повышенной ракетной угрозы со стороны таких государств, как Иран и Северная Корея. Поскольку эти потенциальные противники развивают свои ракетные программы, увеличивая их дальность, чтобы достичь военные объекты США в Азии и на Ближнем Востоке, а также наших союзников, это представляет  потенциальную угрозу Соединенным Штатам.Мы предлагаем восстановить ключевые средства противоракетной обороны, начиная с крейсеров ВМС, которые являются основой наших возможностей ПРО в Европе, Азии и Ближнего Востока. И так далее. Естественно что на это нужны деньги, а ЧМО Обама военные расходы сокращал. А что собирается делать Трамп? Цитирую:При Бараке Обама и Хиллари Клинтон, расходы на оборону упали до самого низкого уровня в доле экономики после окончания Второй мировой войны. В настоящее время мы имеем самую маленькую армию с 1940 года. Военно-морской флот находится среди самых маленьких с 1915 года, а ВВС является самыми маленькими с 1947 года.Дальше идет перечисление сколько кораблей, самолетов и т.д. И наконец. Цитирую:В текущем году, мы тратим 548 $ млрд - реальное сокращение на 10% в год с учетом инфляции. Это сокращение было сделано с помощью секвестра или автоматического сокращения оборонного бюджета. В соответствии с соглашением о бюджете обороны, половина сокращений приходится на оборонный бюджет, хотя он составляет лишь одну шестую часть бюджета.Как только я вступлю в  должность, я буду просить Конгресс полностью устранить обороный секвестр и представлю новый бюджет, чтобы восстановить наши вооруженные силы.Но Конгресс долго просить не придется, так как республиканское большинство полностью эти идеи поддерживает. По поводу ПРО я процитирую очень короткий фрагмент со страницы 42 платформы Республиканской Партии:Мы должны финансировать, развивать и внедрять многоуровневую систему противоракетной обороны.А по поводу военного бюджета там сказано следующее. Цитирую:Мы поддерживаем снятие ограничение военного бюджета и противодействовать усилиям демократов держать военный бюджет в качестве заложника их внутренней повестки дня. Конгресс и администрация должны работать вместе чтобы утвердить военные расходы на уровне необходимом для защиты нашей страны.Интересно, дебилы, которые радуются тому что Трамп стал президентом, анализировали эти документы и выступления? Но вернемся к Ирану.Сейчас сложилась примерно такая же ситуация как и в 2009 году. Снова в повестке дня американской администрации стоит воздействие на Иран, и возможно снова Трамп хочет перетянуть Россию на свою сторону. Только на этот раз у Трампа больше рычагов давления на Россию. Это опять ПРО и санкции.С другой стороны у России сейчас намного больше есть чего терять, так как если Россия сдаст Иран, режим Асада, без поддержки Ирана, не продержится и недели. Вполне возможно что эта тема тоже была затронута в телефонном разговоре. А если Путин откажется, то обойдутся без него.Я думаю что у администрации Трампа есть план Б, который заключается в свержении режима мулл в Тегеране.Сейчас в Иране уже подрастает второе поколение, которое выросло после после так называемой "исламской революции". Большинство из них крайне недовольны шариатскими средневековыми законами, которые мало отличаются от тех, которые устанавливает ИГИЛ на подконтрольных им территориях. Кроме этого они не довольны резким снижением уровня жизни, который вызван геополитическими амбициями мулл. Не удивительно что Иран по уровню жизни занимает где-то 70-е место, в то время как другие нефтедобывающие страны Персидского Залива в первую двадцатку входят. Хуже среди нефтедобывающих стран только у Венесуэлы, которой тоже правят идиоты, ну и Россия, которая находится примерно на 50 месте, но скоро их догонит, если и дальше будет продолжать играть в великую державу.В Иране уже были в 2009 и в 2011-2012 годах массовые протесты, которые были жестоко подавлены. Я помню что тогда российские СМИ как всегда обвиняли США в организации этих протестов, однако на самом деле, Обама на словах осуждал иранские власти за жестокий разгон демонстраций, а на деле слал тайные письма иранским муллам.  Вот что тогда писала об этом британская The Guardian. Цитирую:The Guardian выяснил что в январе американский Госдеп подготовил по меньшей мере пять проектов письма, которые будут направлены Хаменеи, целью которых является размораживание отношений между США и Ираном.Когда письмо было отправлено, некоторые чиновники в Вашингтоне ожидали масштабных беспорядков, из-за за спорного переизбрания Махмуда Ахмадинежада на посту президента. Подавление протестов в последние дни могли бы создать трудности для Обамы, в его надеждах на прямые переговоры с Ираном.Обама, возможно, решил отправить письмо перед выборами, чтобы показать что США хотели переговоры, независимо от того, кто победит на выборах. Он занял осторожную позицию в ответ на протесты. Хотя он осудил репрессии в первый раз вчера, он оставил открытой возможность для переговоров лицом к лицу.Позже, когда в Сирии шла гражданская война, а Обама послал туда авиацию чтобы бомбить ИГИЛ, как писала Wall Street Journal, Обама снова написал муллам несколько писем, в которых уверял мулл что он ни в коем случае не планирует свержение Асада.Само собой разумеется что иранская оппозиция, которая рассчитывала на помощь США, была крайне разочарована политикой Обамы, но когда президентом стал Трамп, у них снова появилась надежда на помощь США. Лидеры иранской оппозиции даже опубликовали открытое письмо Трампу. Вот цитата из этого письма:Во время президентской кампании мы, и миллионы иранцев, поддерживаем ваши решительные возражения против ядерного соглашения между администрацией Обамы и Исламской Республикой Иран. Мы искренне надеемся, что с вашим избранием новая администрация и Конгресс Соединенных Штатов будет иметь возможность впервые провести пересмотр региональных и международных результатов этого катастрофического соглашения без каких-либо оговорок, как это было обещано избирателям.В 2009 году миллионы продемократических иранцев высыпали на улицы Тегерана и попросил президента Обаму поддержать их. К их отчаянию произошло то, что можно описать только как немыслимый разворот на сто восемьдесят градусов всех основных ценностей Соединенных Штатов, это то что администрация президента Обамы вела секретную переписку с аятоллой Хаменеи, пожизненным лидером Ирана. В то же время соратники аятоллы открывали огонь по протестующим. В октябре 2011 года, вы мудро сказали: "Если Обама бы поддержал народ Ирана два года назад, когда у этой страны была большая проблема, у нас не было бы никаких проблем в Иране. Эту страну можно было перевернуть очень быстро, вместо того, чтобы отказываться от этих людей". На сегодняшний день, и в результате ошибочной политикой последних восьми лет, многие продемократические иранцы считают что Соединенные Штаты на стороне их неизбранного деспотичного лидера. Надежда и доверие, которое они когда-то испытывали к Соединенным Штатам, что они поддерживают свободу и демократию, подрываются и теперь могут быть возвращены только путем кардинальных изменений в политике США, которые только вы можете принести вперед.Свободный мир закрывал глаза на вооружение суицидального исламского фундаментализма за последние тридцать семь лет. Это близорукое пренебрежение привело сегодня к огромной надвигающейся буре, и принесло в мир страшные трагедии, такие как "Charlie Hebdo", массовые убийства "Bataclan" и другие подобные массовые убийства в Париже, Брюсселе, Орландо и Сан-Бернардино в течение последних двух лет. Когда "Ахмад Касир", 18-летний ливанец, осуществил первый взрыв в качестве террориста-смертника 20-го века по приказу лидеров Исламской Республики Иран и Хезболлы, что привело к его смерти и убийству десятков других людей, еще не было и речи об Аль-Каиде и ИГИЛ. В том же ключе, массовое убийство писателей "Charlie Hebdo" следует рассматривать просто как еще одно звено в цепи, которая началась с фетвы убить Салмана Рушди, изданной аятоллой Хомейни, приз за которое предложенный правительством Ирана в настоящее время составляет миллионы долларов. Деление террористов на хороших и плохих ошибка. Проведение конференций и подписания контрактов с режимом, который предлагает абсолютную поддержку террористическим группировкам, таким как Хамас и Хезболла, которые убили тысячи отважных американских солдат в Ираке и Ливане, и по-прежнему настаивает на награждении убийц авторов и журналистов в других странах, только ободряет и поощряет режим Тегерана и закладывает основу для дальнейшего ужаса и боли.ИГИЛ и Исламская Республика Иран являются двумя сторонами одной медали, которой является исламский фундаменталистский терроризм. Для того, чтобы положить конец этому террору, исламский халифат (ИГИЛ) и исламский режим в Иране должен быть заменен с избранными правительствами, цель которых мир и процветания.Мне особенно понравилось про деление террористов на плохих и хороших. Это именно то что Делает Россия, хотя обвиняет в этом других. Именно Россия не признает Хамас и Хезболлу террористическими организациями. Но в данном случае не это главное, а главное то что новая администрация наверняка что-то затевает. Не зря же Трамп расставил на ключевые силовые посты ярых противников Ирана. Да и ситуация сейчас в Иране не простая, которой грех не воспользоваться. Например недавно произошло одно событие, которое на первый взгляд кажется не очень важным, но на самом деле говорит о многом.Недавно умер крупный иранский деятель Хашеми Рафсанджани. Он естественно не был оппозиционером, но считался умеренным реформатором. На похоронах собралась многотысячная толпа, которые как обычно скандировали лозунги. Обычные лозунги в Иране в таких случаях это "Смерть Америке", "Смерть Израилю". На этот раз толпа тоже скандировала лозунг "Смерть....", только угадайте кому? Так вот на этот раз толпа кричала "Смерть РОССИИ".Иранские власти явно такого не ожидали, поэтому показывали похороны по телевизору в прямом эфире, но когда толпа начала скандировать "Смерть России", они включили музыку чтобы заглушить эти лозунги, но было уже поздно. Я думаю что американские спецслужбы и силовики обязательно начнут раскручивать эти процессы, а после того как разберутся с Ираном, с ИГИЛ будет разобраться намного легче, так как суннитов не от кого будет защищать, а значит сами сунниты, как и иранцы, с удовольствием избавятся от этого средневекового режима, надо будет только немножко помочь, правда уже без Асада и Хезболлы, которые без поддержки Ирана превратятся в ничто. Вот только будут ли счастливы от такого метода решения проблемы в Кремле? Скорее всего там очень скоро будут горько сожалеть о тех временах когда президентом был Обама.

19 января, 23:33

Иран позволил Рейгану стать президентом США?

Если кто-то думает, что это описание выборов 2016 года, он ошибается.

19 января, 23:33

Иран позволил Рейгану стать президентом США?

Если кто-то думает, что это описание выборов 2016 г., он ошибается.

09 января, 22:09

Смерть Рафсанджани: реформаторы потеряли своего предводителя

Экс-президент Ирана Али Акбар Хашеми Рафсанджани умер в воскресенье в возрасте 82 лет в результате сердечного приступа. Для Запада он был реформатором, для большинства иранцев - последователем аятоллы Хомейни, который правил государством с 1979 года в течение десяти лет. Председатель парламента с 80 года, в 1988-ом Рафсанджани назначен Хомейни главнокомандующим иранской армией. Именно он распорядится прекратить огонь в войне между Ираном и Ираком, длившейся восемь лет. В 1989 году - после с… ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: http://ru.euronews.com/2017/01/09/rafsanjani-s-death-strikes-major-blow-for-iran-s-reformers euronews: самый популярный новостной канал в Европе. Подписывайтесь! http://www.youtube.com/subscription_center?add_user=euronewsru euronews доступен на 13 языках: https://www.youtube.com/user/euronewsnetwork/channels На русском: Сайт: http://ru.euronews.com Facebook: https://www.facebook.com/euronews Twitter: http://twitter.com/euronewsru Google+: https://plus.google.com/u/0/b/101036888397116664208/100240575545901894719/posts?pageId=101036888397116664208 VKontakte: http://vk.com/ru.euronews

09 января, 16:35

Смерть иранского кардинала

На 83 году жизни после сердечного приступа скончался Али Акбар Хашеми Рафсанджани. Фигура, определявшая развитие Ирана последние 35 лет

01 января, 14:28

Салман Рушди. Шайтанские аяты

Рушди С. Шайтанские аяты (Сатанинские стихи). — М.: Клуб «Касталия», 2016.Перевод четвёртого романа британского писателя индийского происхождения Салмана Рушди. Роман был впервые издан в 1988 году и сразу же вызвал яростный протест мусульман, так как один из персонажей списан с пророка Мухаммеда. Иранский аятолла Хомейни публично проклял Рушди в своей фетве и приговорил его, а также всех лиц, причастных к изданию книги, к смертной казни, призвав мусульман всего мира исполнить приговор - это привело к разрыву дипломатических отношений между Великобританией и Ираном. Иранский фонд 15-Khordad Foundation объявил вознаграждение за убийство Рушди в размере $2 млн, позднее увеличенное до $2,5 млн. Как заявил в интервью газете «Джомхури Ислами» от 1997 года глава фонда аятолла Санеи, награда не обязательно полагается мусульманину: её получит любой, кто убьёт Рушди.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

31 декабря 2016, 10:07

Военно-промышленный потенциал Ирана

Скоро шесть лет, как в Сирии идет гражданская война - многосторонний вооружённый конфликт с иностранным вмешательством. Официально в этой войне правительству Асада, которого поддерживают Иран и Россия, противостоит довольно неоднородная оппозиция умеренного характера, чьи интересы отстаивают Турция, Саудовская Аравия и США. Однако существует и третий участник конфликта, самый опасный - экстремистское "Исламское государство", или ИГИЛ (организация запрещена в России и других странах). Они воюют против всех.

31 декабря 2016, 05:45

Военно-промышленный потенциал Ирана

Скоро шесть лет, как в Сирии идет гражданская война - многосторонний вооружённый конфликт с иностранным вмешательством. Официально в этой войне правительству Асада, которого поддерживают Иран и Россия, противостоит довольно неоднородная оппозиция умеренного характера, чьи интересы отстаивают Турция, Саудовская Аравия и США. Однако существует и третий участник конфликта, самый опасный - экстремистское "Исламское государство", или ИГИЛ (организация запрещена в России и других странах). Они воюют против всех.

11 декабря 2016, 18:38

В 2017 году Иран увеличит расходы на оборону почти на 40%

В бюджете Ирана интересна, в частности, доля расходов на содержание Корпуса стражей исламской революции, которая выросла до 6,9 миллиарда долларов. Для сравнения: в бюджете 2013 года, когда президент Рухани пришёл к власти в Иране, расходы на содержание КСИР составляли 3,3 миллиарда долларов, в 2014-м — пять миллиардов, 2015 — 6,1 миллиарда, 2016 года — 4,5 миллиарда долларов. Корпус Стражей исламской революции — элитное иранское военно-политическое формирование, созданное в 1979 году из военизированных отрядов исламских революционных комитетов, сторонников лидера иранских шиитов великого аятоллы Хомейни. Принимало активное участие в ирано-иракской войне, а также в создании организации "Хезболла". Официально является частью Вооружённых сил Ирана. Состоят из сухопутных, военно-морских, воздушных сил и народного ополчения.

07 декабря 2016, 15:00

Назад в Сирию

В обществе не прекращаются дискуссии – стоило ли нам влезать в сирийский конфликт. Проблема же, как представляется, глубже: действия России в регионе имеют смысл только при четко сформулированной геополитической стратегии.

06 декабря 2016, 07:19

Сангак Сафаров

Бобо Сангак, что в переводе с таджикского означает «дедушка Сангак» родился в кишлаке Дангара 1 января 1930 года. Во всяком случае, такая дата всегда стояла в его паспорте и справках об освобождении из мест лишения свободы. Другой знаменитый уроженец Дангары нынешний президент Таджикистана Эмомали Рахмон появился на свет двумя десятками лет позже и уже в […]

05 декабря 2016, 22:14

Назад в Сирию

В обществе не прекращаются дискуссии – стоило ли нам влезать в сирийский конфликт. Проблема же, как представляется, глубже: действия России в регионе имеют смысл только при четко сформулированной геополитической стратегии.Есть у нашей страны таковая или нет – тема отдельная. Поговорим о некоторых бытовавших среди интеллектуальной элиты взглядах на геополитическое развитие СССР и еще ранее – Российской империи.Декабристы разбудили БрежневаЗа основу возьмем идеи, сформулированные Солженицыным в 1973 году на страницах его знаменитого письма «Вождям Советского Союза». Представляется интересным посмотреть на этот документ глазами геополитика и ученого-антиковеда Вадима Леонидовича Цымбурского. Письму «Вождям…» он посвятил две статьи: «Солженицын и русская контрреформация» и отчасти «Цивилизация и ее геополитика».“ В 1991-м Горбачев должен был сделать в Ираке то, что осуществил Путин на сирийской земле: не допустить разгрома своего союзника ”В первой работе ученый анализирует призыв Солженицына к Брежневу сосредоточить государственные усилия «на русском северо-востоке со свертыванием большой советской игры в Европе и на дальних континентах и построением более чем половины государства на новом, свежем месте». Любопытно, что Цымбурский вспоминает о забытом декабристском проекте схожего содержания, призванном стать противовесом геополитическим устремлениям Александра I. Склонный к чрезмерно мистическому восприятию монаршего служения, император мечтал о восстановлении единства всего христианского мира под своей эгидой, ибо полагал себя главным творцом победы над Наполеоном. Недаром Цымбурский остроумно характеризует Александра I как последнего средневекового правителя Старого Света. А декабристы, по словам Цымбурского, видели в царе «волонтера чужого дела для России» (А. Поджио), их геополитика «словно обращает к его европейско-христианскому видению язвительный риторический вопрос: да что здесь нашего?». При всем моем негативном отношении к декабристам данная характеристика верна. Но что они предлагали взамен? «Выстраивание образа России как ушедшего из Европы, отстранившегося от нее и от Средиземноморья царства (или республики) на востоке». Здесь фанатику Пестелю и его единомышленникам не откажешь в прозорливости.История последующего столетия со всей очевидностью продемонстрировала, что для Европы в ее классическом, западном понимании Россия в сущности иная цивилизация. Обращение к единым христианским корням, приводимое ныне рядом публицистов и общественных деятелей, уместно в домонгольской Руси. Созданное же при Иване Грозном царство, фундаментом которого стали Великое княжение Владимирское, Новгородская республика и земли распавшейся Золотой Орды, представляло собой иной, по формулировке Николая Данилевского, культурно-исторический тип – с отличными от Запада пониманием христианства и ментальными установками социума в целом.Фото: ИТАР-ТАССИ это притом что начиная с XVIII столетия отечественная интеллектуальная элита, включая славянолюбов, была насквозь европеизирована с точки зрения образования: вспомним ее увлечения Шеллингом, Гегелем и Кантом. Тем не менее и она понимала: Запад чужд России хотя бы на уровне пространственно-географических характеристик, определяющих стереотип поведения народа, о чем в разное время писали Иван Ильин и Лев Гумилев, равно как и многие евразийцы. Примечательно также, что о культурно-цивилизационной чуждости нам Старого Света свидетельствует и статья одного из самых востребованных ныне российских политологов Руслана Курбанова «Темное сердце Европы». К его размышлениям я еще вернусь.Получается интересная картина: о чуждости нам Европы в разное время писали столь непохожие друг на друга деятели: масоны-декабристы, мусульманин Курбанов, православные христиане Данилевский и Солженицын. Последний, по словам Цымбурского, выступал с «Антитезой Большого Северо-Востока, пространства строительства новых и возрождения старых, «мягких для жизни» русских городов…» Думается, эти идеи особенно актуальны на фоне американской стратегии управляемого хаоса в непосредственной близости от наших границ – на Украине прежде всего. Понятно, что стратегия эта будет осуществляться вне зависимости от того, кто возглавляет Соединенные Штаты. Да и поддерживая призванную стать сырьевым придатком Евросоюза Украину, а точнее, правящие различными ее регионами криминальные структуры, и пытаясь разговаривать с нами языком навязанных Вашингтоном санкций, Запад по сути сам отгораживается от России.Происходящее в мире заставляет Москву корректировать геополитическую стратегию, перенося центр тяжести ее усилий не только на северо-восток, чего, конечно, требует элементарный инстинкт самосохранения страны, но и на Ближний Восток, что мы наблюдаем сейчас в Сирии. И если о необходимости изоляционизма русской внешней политики писали Цымбурский и Солженицын, а еще раньше декабристы, то о важности ближневосточного направления свидетельствует советский опыт. И это устремление России, несомненно, соответствует ее национальным интересам. Ибо при всем желании невозможно изолировать страну от событий, происходящих в исламском мире, тем более сейчас, когда мусульманская цивилизация переживает период своей эмансипации. Примечательны слова, произнесенные Курбановым несколько лет назад: «Одним из векторов арабского пробуждения одновременно было и освобождение подавленной исламской активности, исламской энергии. Мусульманский мир переходит на новый этап развития. Эту эмансипацию можно сравнить с той, что проходили евреи в начале XX века, когда начали покидать свои местечки за чертой оседлости и создавали свои политические и идеологические проекты».Другой вопрос: сможет ли исламская цивилизация достичь того интеллектуально-культурного и военного уровня, присущего ей в раннее Средневековье – до XII века включительно? Но речь сейчас об ином: эмансипация затрагивает исламские регионы России – Поволжье и Северный Кавказ.Советская заповедь: помоги ближнемуЕсли Москва может в той или иной степени закрыться от Европы, особенно на волне доминирующих в обществе антизападных настроений, то остаться в стороне от процессов эмансипации наднациональной по самой сути своей мусульманской цивилизации мы не в состоянии. Скажу больше, сам пробуждающийся исламский мир активно проникает в Россию. Вследствие этого участие Кремля в урегулировании ближневосточного кризиса не только необходимо, но и неизбежно. И если мы не решим проблему в Сирии сегодня, сохранив целостность этой несчастной страны и остановив распространение псевдоисламского радикализма, то в недалеком будущем нам придется бороться с запрещенным у нас ИГ в Татарстане – не секрет, что мы стоим перед угрозой превращения этой республики в горячую точку, каковой по сути ныне является Дагестан. А Евгений Сатановский предрек еще и «Центральноазиатскую весну» («ВПК», № 46, 2012).Саддам Хусейн в Москве. 1972. Фото: yandex.ruКакова должна быть отечественная стратегия на Ближнем Востоке? Обратимся к опыту советской политики, главным образом в брежневскую эпоху. Он достаточно многогранен, поэтому сосредоточим внимание на советско-иракских взаимоотношениях. Почему именно на них? Во-первых, и предшественник нашего нынешнего союзника Башара Асада – его отец Хафез, равно как и Саддам Хусейн, возглавлял партию БААС, провозгласившую, по словам Курбанова, «своей стратегической целью достижение единства всей арабской нации». Оба лидера также добились установления контроля над армией и подавления оппозиции.Как известно, в своей ближневосточной политике СССР поддерживал Ирак, который со времен бригадного генерала Абдель Касема стал активно закупать советское вооружение, а в 1972-м превратился в крупнейшего после Индии его импортера. Доля поставок вооружения из СССР составила 95 процентов. В том году, к слову, состоялся первый (и не последний) визит Саддама в Москву. В тот исторический период он уже стал фактическим хозяином страны, поскольку власть президента аль Бакра в 70-е была чисто формальной. Заручившись поддержкой Москвы, Хусейн национализировал нефтяную промышленность, что давало его стране около трех миллионов баррелей в день и огромные доходы, позволив начать перевооружение армии. Наконец в 1979-м Саддам стал полновластным правителем.Интересная деталь: тот год оказался для Ближнего Востока и Азиатского региона в целом одним из важнейших по масштабу исторических последствий. Советские войска вошли в Афганистан, дав новый виток холодной войне и в некотором смысле предопределив крушение СССР. В Иране к власти пришел аятолла Хомейни. Это стало шоком для западной интеллектуальной элиты, уже воспринимавшей мир в предложенной Фукиямой парадигме «Конца истории», призванной свидетельствовать о торжестве либерализма даже в исламской цивилизации. Но вместе триумфа «прогрессивных» евро-атлантических ценностей на «отсталом» Востоке Запад был ошарашен захватом американского посольства в Тегеране. В 1979-м же китайские войска вторглись во Вьетнам, что привело к обострению и без того крайне напряженных отношений Москвы и Пекина. Конфликт двух ядерных держав грозил всему миру катастрофой.Интерес советского руководства к Ираку зародился еще на исходе 40-х, когда Кремль предоставил политическое убежище лидеру курдов Мустафе Барзани. Его военный талант и организаторские способности Москва решила использовать в борьбе против англо-американского влияния на Ближнем Востоке, а именно в Ираке. По словам Максима Лебского, перед Барзани поставили задачу: «Разрушить нефтяные коммуникации Северного Ирака, который обеспечивал нефтью военную группировку англо-американских войск на Ближнем Востоке. Эта страна, имевшая богатейшие запасы, играла роль одного из ключевых английских форпостов на Ближнем Востоке». Оправдала ли себя подобная стратегия? Вполне. Вновь обратимся к рассуждениям Лебского: «В 50-е годы англичане совместно с американцами активно проталкивали идею создания из ближневосточных стран военно-политического блока, с помощью которого империалистические страны могли оказывать свое влияние на весь регион. В 1955-м был подписан союзнический договор между Турцией и Ираком, он заложил фундамент Багдадского пакта (СЕНТО). В дальнейшем к этому блоку присоединились Великобритания (апрель, 1955), Иран (ноябрь, 1955) и Пакистан (сентябрь, 1955). Ираку как единственному представителю арабского мира в коалиции отводилась особо важная роль».Попытка вытеснить Штаты с Ближнего Востока и превратить Ирак в собственную сферу влияния – не перекликается ли это с рассмотренными выше геополитическими идеями Солженицына и декабристов о переносе центра тяжести российской геополитики на Восток. Да, в данном случае речь не идет об освоении Сибири, но не были ли действия Кремля упреждающим ударом по заокеанским планам «освоения» советского мусульманского Поволжья? Перенос же центра тяжести развития России с Запада на Восток, включая Поволжье, невозможен без выстраивания взаимовыгодных отношений с исламским миром.В середине XX столетия политическая ситуация благоприятствовала Кремлю. В 1958 году в результате военного переворота к власти в Ираке пришел Касем. Ирак вышел из Багдадского пакта и пошел на сближение с СССР. От этого курса позже не отказался и Саддам, небезосновательно претендовавший на роль нового Ататюрка. Правда, разница между ними все же была существенная: первый слыл человеком религиозным, во всяком случае внешне, второй – атеистом. И что еще более важно, если Кемаль возглавил довольно однородное суннитское государство, то Саддаму досталась страна с веками тлевшими религиозными противоречиями между суннитами и шиитами. Последние опирались на соседний и поддерживаемый Штатами (при шахском режиме) шиитский Иран, с которым у Ирака со времен Касема оставались неурегулированные пограничные споры. Да и курдская проблема перед Хусейном стояла острее, нежели в Турции времен Ататюрка.Общим между Саддамом и Кемалем было их стремление заручиться советской военно-технической помощью, благодаря которой к началу 80-х иракская армия превратилась в одну из сильнейших на Ближнем Востоке. Но отметим, и Кемаль, и Саддам искали именно военно-технической поддержки, ни тот ни другой не собирался становиться другом или тем более марионеткой северного соседа. Тот же Хусейн вел двойную игру. Так, в 1979-м он восстановил дипломатические отношения с США, ранее разорванные Касемом, заявил, что отказывается от прежней бескомпромиссной борьбы с Израилем и декларировал курс на поэтапное создание Палестинского государства. Причины подобного поворота вполне прагматичны и объяснены самим Саддамом, полагавшим, что Ирак не может успешно бороться против Израиля, пока не станет сильным в научном, экономическом и военном отношении. Да и жестокие поражения арабских стран в предыдущих войнах с израильтянами заставляли Багдад вести взвешенную политику по отношению к Тель-Авиву.С другой стороны, после подписания Кэмп-Дэвидских соглашений между Израилем, США и Египтом Саддам увидел для себя возможность стать лидером арабского мира. Подобные устремления Хусейна были небезосновательны. Напомню, что египетский лидер Садат пошел на сближение с Вашингтоном, в том числе и в военно-технической сфере; в результате советские военные покинули страну пирамид. В 1978-м в Багдаде состоялся экстренный саммит Лиги арабских стран, осудивший диалог Садата с Израилем. И хотя председательствовал на мероприятии аль-Бакр, всем было ясно, что главный со стороны Ирака – именно Хусейн.Придя к власти, Саддам взял курс на превращение страны во всеарабского лидера, что породило соперничество с Сирией, управляемой также харизматичным Хафезом Асадом, отнюдь не соглашавшимся быть на вторых ролях, уготованных ему коллегой. Как Асад в Сирии, Хусейн вынужден был бороться с оппозицией – курдами. Напомню, что последних поддерживали США и вестернизированный шахский Иран. При этом, по словам Лебского, «оказывая поддержку Барзани, он (шах. – И. Х.) опасался курдского восстания в собственной стране. Шах разрывался между этой боязнью и желанием максимально ослабить и раздробить Ирак».Отношения Москвы и Багдада складывались не всегда гладко. Так, начиная войну против Ирана, строптивый и независимый по самому складу личности Саддам не предупредил о своих планах Кремль, следствием чего с нашей стороны стало сокращение военных поставок в Ирак, впрочем, сотрудничество в этой сфере не было свернуто совсем. И более того, Хусейн пытался опереться на советскую помощь при реализации иракской ядерной программы, однако договориться тогда не удалось.Собственно, стремление Саддама превратить Ирак во всеарабского лидера, попытка вести двойную игру, выстраивая отношения одновременно и с Кремлем, и с Белым домом, конфликт с Хафезом Асадом и, наконец, втягивание страны в изнуряющую войну с Ираном существенно ослабляли и сам Ирак, и геополитическое влияние СССР на Ближнем Востоке.Думается, в Кремле отдавали себе отчет в слишком утилитарно-прагматичном отношении Багдада и отчасти поэтому не приложили достаточных усилий к предотвращению сначала вторжения саддамовских войск в Кувейт, а потом и американской агрессии против Ирака. Стоит учитывать в этой ситуации и человеческий фактор: масштаб личности последнего советского президента явно не соответствовал глобальным, в том числе внешнеполитическим проблемам, стоявшим перед страной. В 1991-м Горбачев должен был сделать в Ираке то, что осуществил спустя двадцать четыре года Путин на сирийской земле: не допустить разгрома своего союзника. А Ирак, несмотря на все прегрешения Саддама, равно как и его строптивость во взаимоотношениях с Москвой, являл собой фактор стабильности в регионе, даже несмотря на явный внешнеполитический промах Багдада в виде кувейтской авантюры и нерешенную курдскую проблему.Что ж, на ошибках учатся, и прекраснодушные мечты отечественных западников об интеграции в Европу, думается, похоронила диктуемая из Вашингтона политика Старого Света последних трех-четырех лет. Сама история направляет нас на освоение Сибири, равно как и на активное участие в разворачивающихся на Ближнем Востоке событиях. К тому же у мусульман России немало общего с их собратьями в Сирии. Достаточно привести слова Курбанова о том, что значительная часть российской молодежи учится в сирийских вузах, а Дагестан представляет собой регион с самым длительным пребыванием в ареале исламской культуры, не стоит также забывать и о сирийских христианах.Только добившись стабильности на Ближнем Востоке, сохранив целостность Сирии, мы сможем возродить в социально-экономическом и демографическом плане северо-восток России.Игорь Ходаков,кандидат исторических наук#игорьходаков #вадимцымбурский

05 декабря 2016, 16:54

Полумесяц и свастика: Как Гейдар Джемаль синтезировал исламизм и неонацизм

Умерший сегодня (от неясных пока причин) глава Исламского комитета России Гейдар Джемаль был личностью весьма примечательной, и не только потому, что всю жизнь поддерживал разного рода радикалов от ислама — что в России, что за её рубежами (включая афганский "Талибан"* и ИГИЛ*). Именно он в своё время сформулировал идеологическую доктрину, позволявшую привлекать к этой религии в её радикальном понимании правых радикалов, включая и откровенных поклонников Гитлера. Джемаль (сын русской и азербайджанца) начал свою политическую карьеру в 1988 году, став членом руководства "Памяти" Дмитрия Васильева, чернорубашечники которой, ставшие в перестройку символом правого радикализма, гордо именовали себя "православными русскими фашистами". Однако даже для такой организации он оказался чересчур радикален и уже через год был изгнан по обвинению в идейных связях с писателем Юрием Мамлеевым, ранее создавшим подпольный "Чёрный орден СС", в который Джемаль был действительно вхож. — Г-н Джемаль вёл идеологический семинар для рядовых членов "Памяти", — уточняет журналист Марк Дейч. — Посетив однажды этот семинар, Васильев пришёл в ужас: эскапады Джемаля были не только антимонархическими (что для Васильева абсолютно неприемлемо), но и представляли собой, по выражению лидера "Памяти", "сгусток национал-социализма". Дальнейший разворот судьбы нашего героя был весьма неожиданным. — В июне 1990 года Джемаль принял активное участие в организации Исламской партии возрождения, которая заявляла, что её задача — реформация СССР, превращение его в государство вернувшихся к возрождённому исламу тюрок, кавказцев и исламизированных славян, — отмечает израильский исследователь Евгений Мороз. — С 1992 года Джемаль вёл на Первом канале российского ТВ исламский раздел религиозной программы "Ныне", где он вдохновенно пропагандировал достижения иранского режима и соблазнял рассказами о распространении ислама в среде интеллектуалов Италии и Франции. Интересная цепь совпадений — 1 января 1990 года верховный аятолла Хомейни написал письмо Михаилу Горбачёву, предлагая сделать ислам вместо коммунизма идеологией Советского Союза. — Ваши трудности заключаются в отсутствии истинной веры в Бога, — писал Хомейни, предлагая свои услуги в этой связи. — Хочу твёрдо заявить, что Исламская Республика Иран, как самый могущественный оплот исламского мира, может с лёгкостью заполнить вакуум, образовавшийся в идеологической системе вашего общества. Генсек на столь щедрое предложение не поддался, передав 25 февраля того же года Хомейни любезный отказ через министра иностранных дел Эдуарда Шеварднадзе... и менее чем через полгода в СССР создаётся партия, обещающая обратить в ислам славян и не скрывающая своей ориентации на образцы победившей иранской революции в Иране. — Какое исламское зарубежье может нам помочь? В Сирии или Ираке у власти немусульмане, которые без согласования с Москвой ничего делать не станут, — перечислял Джемаль свои антипатии в исламском мире в интервью "Независимой газете" 6 июня 1991 года. — Пакистану, мне кажется, хватает забот с Афганистаном. Что же касается саудовцев, то от этих лицемеров исламская партия никогда денег не примет. "Помощь" Саудовской Аравии погубила в мире не одно доброе начинание. Подобных групп в те годы возникало немало. Например, Вадим Медведев, "перестроившийся", как тогда говорили, в Абдул-Вахеда Ниязова, быстро создал в Москве ориентированную на саудитов. — 20-летний неофит сумел в считаные месяцы подружиться с сотрудниками Посольства Саудовской Аравии в Москве. В апреле 1991 года при финансовой поддержке саудитов он создаёт Исламский культурный центр Москвы (в 1993 году переименован в Исламский культурный центр России) и становится его генеральным директором. Ниязов сосредоточился на совместных с саудитами проектах. Принимая деньги у восточных патронов, он на Коране обещал потратить их на возрождение ислама в атеистическом государстве, — писал в 2001 году журналист Алексей Челноков. В одной из статей исламоведа Алексея Малашенко можно найти интересные детали тогдашней деятельности этого Исламского культурного центра (ИКЦ). — В 1991 году в Москве при ИКЦ была предпринята попытка организовать славянскую мусульманскую общину, — пишет Малашенко, цитируя интервью создателей этого центра, данное летом 1991 году саратовскому "Мусульманскому вестнику". — Группировавшиеся вокруг семнадцатилетнего Игоря Алексеева молодые люди считали, что будущее за исламом, и были готовы "разъяснять последний путь Всевышнего среди славян". Судя по всему, речь о преподавателе ВШЭ Игоре Алексееве, работающем в исламском фонде Марджани и известном в последнее время как автор публикаций, в которых заявляет о якобы имеющих место в России "гонениях на ислам — исламофобской и ксенофобской истерии в СМИ и Интернете, периодически поддерживаемой политиками и политтехнологами". Гейдар нашёл иной путь, решив по опыту пребывания в "Памяти" вербовать праворадикалов. — Подлинный ислам и подлинная Правая — неконформны, их живой нерв состоит в противостоянии, в несогласии, в неотождествлённости, — заявлял он в статье "Ислам и правая (третья) позиция", вышедшей в 1991 году в издававшимся Александром Дугиным альманахе "Гиперборея". — Глубинная связь между метафизической — Богооткровенной! — традицией и таким, казалось бы, имманентным феноменом, как Правая, обнаруживается как раз в их зеркальной оппозиции… Исламская революция есть не что иное как восстание против "тагута" (неисламской власти. — Прим Лайфа)… Что мешает им стать одним, если не считать технических помех в виде исторических счётов, интеллектуальных разночтений и культурологических недоразумений? Ведь это, в сущности, — параллели новой геометрии, сходящиеся в бесконечной перспективе!   Как происходило наведение мостов, можно найти упоминания в прессе тех лет. — Неонацистская группа "Русский национальный союз" недавно справила презентацию своего периодического издания — журнала "Нация", — описал 20 декабря 1995 года в газете "Известия" происходившее на мероприятии журналист Алексей Челноков в статье "Муэдзин на Спасской башне". — На возвышении, за столом, сидят четверо. Один, в чёрном костюме, на лацкане — свастика, ведёт собрание: "Наш путь — путь радикальной революции, несущей национальное и социальное освобождение... Наши союзники в первую очередь — это исламские фундаменталисты, ведущие отчаянную борьбу против "большого шайтана". Затем ведущий пригласил к микрофону "видного представителя исламского воинства" Гейдара Джемаля. И агитация Джемаля имела успех в бритоголовой среде, которую первой начал привлекать в свои ряды "Русский национальный союз" (переименованный в 1998 году в Русскую национальную социальную партию), издававший газету под красноречивым названием "Штурмовик" (закрыта в 1998 году за разжигание национальной розни, что было откровенной редкостью по тем временам). Что интересно, по имеющимся упоминаниям, лидер этой праворадикальной партии Константин Касимовский и его зам по работе с регионами Алексей Лампси подвизались авторами в газете "НГ-Религии", которую в те годы редактировал друг Джемаля Максим Шевченко, защищающий ныне дагестанских салафитов (ваххабитов), как когда-то Джемаль. — Сколько шума было вокруг так называемых ваххабитов Дагестана. А это просто мусульмане, которые не желают мириться, что республика управляется коррумпированными властями, — заявил Джемаль в 1999 году в одном из интервью. — Они говорят: "Вы можете уничтожить нас, но мы попадём в рай". Там не действуют коррумпированные законы, номенклатурно-ментовские правила, там живут по чистым законам Бога. С них надо брать пример. И ведь брали, и не только они. — Чуть более четырёх лет назад здесь же, в этом зале, когда мы встречались с читателями издававшегося тогда журнала "Нация", — заявил 18 февраля 2000 года в музее Маяковского на творческом вечере газет "Царскiй опричникъ" и "Правое сопротивление" член редколлегии последней Ярослав Бутаков, — среди части националистов было модно увлечение идеями исламской революции, преклонение перед их методами борьбы с американской экспансией, перед их методами прихода к власти, перед их методами идеологического воздействия. Именно под влиянием Джемаля в 2004 году в Москве оформилась созданная бывшими членами РНЕ и других ультраправых организаций Национальная организация русских мусульман, также (в который раз!) ставившая целью обращение русских в ислам.   Впрочем, с её лидерами (как и с прочими) пути у председателя самопровозглашённого Исламского комитета России быстро разошлись, ибо те обвинили Джемаля в недостаточном знании ислама. Что и неудивительно, учитывая, например, заявления последнего о том, что "ислам на самом деле является законным наследником унитарианства (раннехристианской ереси. — Прим. Лайфа), осуждённого Никейским собором". "Арийский ислам" в России, несмотря на симпатии к нему праворадикалов, не оформился. В отчаянии в 2008 году Джемаль устремился в ряды "несогласных", а в 2011 году примкнул к "белоленточным" и даже Левому фронту, но без особого успеха. Последние годы он коротал, уже никем серьёзно не воспринимаемый. * Организация запрещена в России Верховным судом РФ.

23 ноября 2016, 17:00

Уроки Хомейни для Беларуси

... для Беларуси актуальны и интересны все страны, чей государственный строй является демократическим, но в основе которого не лежат либеральный ценности. Познание многообразия демократий - это основании для совершенствования своего демократического устройства своим умом, а не посредством механического копирования чужого опыта. ... В этом смысле демократическое устройство Ирана, основанное на исламских, а не либеральных ценностях - для Беларуси действительно интересно и любопытно. Нелиберальная демократия, базирующаяся на религии, а не на светских идеях.... Основатель этого устройства Ирана аятолла Хомейни создал уникальное для исламского мира демократическое государство. Оно возникло в ходе свержение светского режима, стремившегося механически перенести в Иран либеральные ценности. Но в ходе отказа от этих ценностей Иран не превратился как многие иные исламские страны в монархию или простую теократию, не развалился, а наоборот развил свои демократические институты. ...... Изучение иранской демократии в сравнении, например, с демократией китайской позволяет нам констатировать сам важный факт: успешная страна может обладать собственным оригинальным типом демократии, который базируется на ее собственных культурных и исторических особенностях. Разные типы демократии являются не альтернативой либеральным демократиям, а – вырастают изнутри своих собственных обществ органично. А универсального типа демократии просто нет. ...... созданная на идеях аятоллы Хомейни иранская исламская демократия как развитая нелиберальная демократия представляет громадный интерес для Беларуси уже самим фактом своего существования. ...... Раз в основе идеологии современного Ирана духовное наследие аятоллы Хомейни, значит, без изучения этого духовного наследия понять феномен иранского регионального лидерства невозможно. Отсюда изучение трудов аятоллы Хомейни интересно и Беларуси.Эти три точки сближают две страны. Три точки, как известно, задают плоскость. Плоскость же между двумя геополитическими фигурами - это уже целое пространство соприкосновения культур. С иранской стороны это пространство опирается на идеи Хомейни. Таким образом, эти идеи актуальны и для Беларуси.Наследие Хомейни и Иран. Современные аспекты. Актуалии для Беларуси.

Выбор редакции
23 ноября 2016, 16:59

В Иране скончался 90-летний соратник аятоллы Хомейни

В последние несколько дней Ардебили находился в коме

14 ноября 2016, 08:00

Президент Трамп и перспективы России

Вопреки эйфории, возникшей в “Оси Сопротивления” в связи с избранием Дональда Трампа и возможной новой “перезагрузкой” в отношениях между США и Россией, заявления ключевых фигур из окружения нового президента не дают оснований для оптимизма. Вокруг Трампа сконцентрировались ультра-консерваторы и сторонники наиболее радикальных решений. Вице-президент Майк Пенс выступал с требованием установления над Сирией бесполетной зоны. Ключевой […]

31 марта 2015, 06:27

6 карт о войне в Йемене и о том, что будет дальше

Саудовская Аравия и коалиция союзных суннитских государств пытаются подавить восстание шиитских повстанцев в Йемене с помощью авиаударов, поскольку потеря над югом Аравийского полуострова грозит перерасти в геополитическую катастрофу для этих стран.