• Теги
    • избранные теги
    • Компании1656
      • Показать ещё
      Разное1012
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1379
      • Показать ещё
      Международные организации70
      • Показать ещё
      Люди182
      • Показать ещё
      Издания74
      • Показать ещё
      Формат20
      Показатели35
      • Показать ещё
      Сферы1
23 января, 06:51

Умная военная логистика: войсковые транспортные средства

Войсковые транспортные средства по большей части оставались похожи на гражданских собратьев с момента своего появления в Первую мировую войну. В большинстве армий они зачастую не отличались от коммерческих вариантов, хотя и были выкрашены в зеленый или песочный цвета и имели некоторые военные «опции».

22 января, 16:40

Трещина в ядерном щите британской короны

В июле прошлого года премьер Великобритании Тереза Мэй посетила Братиславу. Довольно рядовой визит с столицу Словакии оказался в центре внимания всех мировых СМИ.  Журналист словацкого телеканала задал на пресс-конференции Терезе Мэй вопрос: "Готова ли премьер Великобритании использовать ядерное оружие против России?" Ответ Мэй был однозначным.  — Действительно, на минувшей неделе прошло весьма важное голосование в парламенте о продолжении нашей ядерной программы, — сказала Мэй. — Во время дебатов был поставлен вопрос о том, была бы я готова использовать ядерное оружие как устрашающую силу. И мой ответ был: "Да!". Именно воодушевляющая речь нового премьера Великобритании убедила английских парламентариев увеличить расходы на обновление ядерной программы Trident. — Некоторые люди предлагают нам избавиться от сил ядерного сдерживания. Оно было важной частью нашей национальной безопасности и защиты на протяжении полувека, и было бы неправильно для нас сойти с этого направления, — заявила перед слушаниями в парламенте Мэй, не забыв отметить угрозы со стороны России и Северной Кореи.  Выступая перед парламентариями, Мэй уже знала о провале запуска межконтинентальной баллистической ракеты Trident II D5. Запуск был произведён с британской подлодки около американского штата Флорида в июне. Ракета отклонилась от заданного курса и полетела в сторону побережья Соединённых Штатов. Ядерный щит устарел В итоге депутаты проголосовали за модернизацию ядерного щита страны. Обновление текущего морского ядерного щита Великобритании, состоящего из подлодок класса Vanguard, обойдётся налогоплательщикам в 31 млрд фунтов (порядка $41 млрд), и сверх этой суммы 10 млрд фунтов (порядка $13,2 млрд) — резерв на случай непредвиденных расходов. Сегодня стратегические ядерные силы Великобритании состоят из одной эскадры подводных лодок, в составе которой имеется четыре ракетных подводных крейсера стратегического назначения (ПЛАРБ) типа Vanguard, оснащённые баллистическими ракетами для подводных лодок Trident-2 (16 ракет с разделяющейся головной частью с блоками индивидуального наведения). Максимальная дальность стрельбы ракеты — до 11 500 км. Головная лодка Vanguard введена в строй в 1994 году, вторая, "Викториас", — в 1995 году, третья, "Виджилент", — в 1998 году, четвёртая, "Вендженс", — в 2001 году. Срок их службы составляет 30 лет.  Три из четырёх субмарин в мирное время находятся в полной боеготовности. Одна из них осуществляет боевое патрулирование в северо-восточной Атлантике, а две другие несут боевое дежурство в пункте базирования Фаслейн. Четвёртая лодка находится на капитальном ремонте или модернизации. Баллистические ракеты Trident-2 загружаются на лодки на американском арсенале в Кингс-Бей (штат Джорджия). Причём американцы осуществляют полный надзор за эксплуатацией этих ракет, а также занимаются их техобслуживанием. Британцы приобрели у американцев в общей сложности 58 ракет Trident-2, но для оперативного развёртывания выделяется боекомплект из 48 штук. На каждую ракету устанавливается не более трёх боеголовок, а ракеты, предназначенные для нанесения субстратегического удара, оснащаются одной боеголовкой.  На вооружении морских стратегических ядерных сил Великобритании всего находится порядка 500 единиц ядерных боеголовок. В это количество входят активный (225 единиц) и неактивный (до 275 единиц) боезапас. Непосредственное управление действиями стратегических подводных крейсеров осуществляет командующий флотом ВМС Великобритании. На что пойдут деньги? В нынешнем виде английский щит просуществует до 2020 года, однако продление сроков эксплуатации подлодок в дальнейшем признано нецелесообразным. Новая программа предусматривает замену четырёх ракетных подводных крейсеров Vanguard на новые — класса Successor. В мае 2012 года в СМИ Соединенного Королевства появилась информация о том, что министерство обороны Великобритании заключило с компаниями BAE Systems, Babcock и Rolls-Royce контракты общей стоимостью 347 млн фунтов стерлингов на проектирование ПЛАРБ нового поколения. Предполагается строительство четырёх лодок типа Successor с вводом в строй головной ПЛАРБ в 2028 году. Каждая новая британская ПЛАРБ будет иметь 16 ракет класса Trident-2 D-5 Life Extension. Проект ПЛАРБ основывается на разработках так называемой Derived Submarine — полностью нового проекта атомной подводной лодки. Подлодка будет оснащена водоводяным реактором нового поколения. Отличительными чертами архитектуры новой ПЛАРБ будет использование Х-образных рулей, а также ограждение выдвижных устройств новой обтекаемой формы. Корона в заложниках Дяди Сэма Самое важное, на что следует обратить внимание в новой ядерной программе Великобритании, — это ракеты, которыми будет оснащаться обновляющийся подводный флот короны. Британцы, отказавшиеся от собственных разработок ядерного оружия в пользу американских ракет, вынуждены разрабатывать новые атомные подводные крейсера с учётом того, что им придётся использовать старые американские ракеты. Дело не в том, что Trident-2 D-5 Life Extension — плохая ракета. Trident-2 вообще является одним из лучших образцов ракет, созданных для подлодок и уступает он только нашим самым современным ядерным ракетам, о чём мы подробно рассказывали в материале "Супероружие ядерной эры. Как Россия и США борются под водой". Однако якобы новые ракеты, которые получат новые британские субмарины, на деле являются всё теми же старыми "Трайдентами", которым принудительно продлят срок жизни. Причём продлевать срок жизни ракет будут американцы, а платить за эти "новые" ракеты придётся британскому налогоплательщику. Россия, к примеру, подобной проблемы не имеет и способна самостоятельно разрабатывать как новые типы ПЛАРБ, так и современное ракетное оружие к ним. Поскольку британская ядерная программа вооружений намертво привязана к американской промышленности, они не имеют возможности к маневрированию различными типами ракет и обречены плестись в хвосте программы американского перевооружения, покорно оплачивая старые "Трайденты" и смиренно ожидая, когда военная промышленность США изволит разработать новый тип ракет для подводных ядерных крейсеров. Собственно само замалчивание провального пуска, который, как оказалось, произошёл ещё летом, демонстрирует то, насколько британская корона зависит от американского оружия. Возможно, если бы о катастрофе стало известно раньше, лейбористы или консерваторы могли бы взбунтоваться и потребовать перенаправления финансирования на разработку собственного современного ядерного оружия. Однако в настоящее время как старые, так и ещё только проектируемые ПЛАРБ Великобритании заранее обречены на "Трайдент", знаменитая надёжность которого, вполне актуальная в 70-е годы прошлого века, в современных реалиях уже начинает подводить.

21 января, 00:57

Defense Stock Roundup: BAE Systems, Northrop, Lockheed, Boeing, Textron Score Big Wins

Defense majors BAE Systems plc (BAESY), Northrop Grumman Corp. (NOC), Lockheed Martin Corp. (LMT), Textron Inc. (TXT) and Boeing Co. (BA) secured a number of orders from the Department of Defense's (DoD) daily funding session.

Выбор редакции
18 января, 17:22

Британцы создадут военный мираж при помощи лазера (видео)

Британская оборонная компания BAE Systems создаст систему, которая будет называться лазерной атмосферной линзой (Laser Developed Atmospheric Lens) и сможет использоваться для создания миражей или атмосферного щита, защищающего от лазерных лучей. Технология основана на эффекте Керра — оптическом феномене, позволяющем менять уровень рефракции путём использования электрических полей, сообщает Wired. BAE Systems собирается сделать эту систему в течение ближайших 50 лет, что является очень долгосрочными инвестициями даже по меркам создания военных технологий. Пока у компании есть только основная идея воздействия на воздух в атмосфере электрическими полями, что заставит его изменить уровень рефракции и придаст новые необычные свойства, которые смогут использовать военные. Во время презентации инженеры рассказали, что технология, которую они хотят создать, будет "видимо и обратимо" менять атмосферный слой Земли в нужных местах, превращая его в огромную небесную линзу с необходимыми свойствами. BAE Systems зачастую предлагает проекты, опережающие время, однако использовать их не в светлом будущем, а в обычном настоящем получается не так эффективно. В июне 2016 года эскадренные миноносцы проекта Type 45 оказались не приспособлены к несению службы в Персидском заливе из-за слишком капризной силовой установки. Газотурбинные двигатели новейших кораблей постоянно перегреваются в климатических условиях Ближнего Востока.

18 января, 15:50

Трамп призвал сократить расходы на производство истребителя F-35

Избранный президент США Дональд Трамп обратился с просьбой к компании Lockheed Martin Corp. сократить на 10% расходы на программу производства истребителя F-35. Об этом сообщает Bloomberg со ссылкой на председателя компании BAE Systems Plc ...

Выбор редакции
17 января, 08:57

Британские разработчики придумали превращать атмосферу в гигантскую линзу с помощью лазера

Британская компания BAE Systems разработала концепцию лазера, с помощью которого структуры в атмосфере Земли можно будет превращать в гигантские линзы, что позволит следить за врагами и создавать защиту для самолетов.

Выбор редакции
16 января, 22:07

Британские разработчики придумали превращать атмосферу в гигантскую линзу с помощью лазера

Британская компания BAE Systems разработала концепцию лазера, с помощью которого структуры в атмосфере Земли можно будет превращать в гигантские линзы, что позволит следить за врагами и создавать защиту для самолетов. Согласно концепции, в ближайшие 50 лет лазеры «научатся» превращать земную атмосферу в огромную линзу. Концепции дали имя LDAL, BAE Systems намерена претворить идею в жизнь к 2067 году, пишет The Daily Mail. Система основывается на том, что имитирует природные явления, что позволяет увеличить или изменить путь электромагнитных волн. В концепции заложены два эффекта, реально существующих в природе: отражательные свойства ионосферы и миражи пустыни. LDAL эти эффекты имитирует с помощью высоковольтной импульсной мощности лазера, временно ионизируя небольшую область атмосферы. Благодаря созданию своеобразной линзы - очагов ионизированной атмосферы - система LDAL, в частности, сможет разрушать лазерные лучи врага, не давая им достичь воздушного судна.

Выбор редакции
16 января, 15:14

Боевые лазеры: Война будущего по мнению BAE Systems

Современное оружие — модернизированные винтовки, пушки и ракеты, использующие все те же физические принципы, что и их прообразы несколько веков назад. Однако в исследовательском отделе британской оборонной корпорации BAE Systems считают, что в следующие несколько десятилетий ситуация может существен...

08 января, 15:26

Нидерланды положили глаз на израильский "Железный кулак"

Вооруженные силы королевства Нидерланды могут усилиться израильской оборонной разработкой – системой активной танковой защиты Iron Fist

06 января, 10:40

Саудовская Аравия – привилегированный партнер Запада?

Участвуя в военных операциях в Йемене, королевство Саудовская Аравия проявляет активность в более широком конфликте между суннитскими и шиитскими режимами, которые воюют за свое влияние в регионе. Так как борьба становится все более ожесточенной и жестокой, и в ходе нее страдают мирные жители, возникают вопросы о роли Запада в этих условиях.

06 января, 06:45

Саудовская Аравия – привилегированный партнер Запада?

Участвуя в военных операциях в Йемене, королевство Саудовская Аравия проявляет активность в более широком конфликте между суннитскими и шиитскими режимами, которые воюют за свое влияние в регионе. Так как борьба становится все более ожесточенной и жестокой, и в ходе нее страдают мирные жители, возникают вопросы о роли Запада в этих условиях. Хотя Запад является всего лишь эпизодическим игроком со своим ограниченным вмешательством, он до сих пор играет важную роль в поддержании военного потенциала режимов Ближнего Востока и, в частности, Саудовской Аравии.

06 января, 06:44

Совместные послевоенные европейские проекты боевых самолётов (часть 5)

В состав вооружения истребителей-бомбардировщиков «Торнадо» входят подвесные кассетные контейнеры многоцелевых суббоеприпасов. Эти авиационные средства поражения заслуживают того, чтобы на них остановиться подробней. В Англии и ФРГ независимо друг от друга созданы два типа кассетных контейнеров: JP233 и MW-1.

06 января, 03:46

В Британии начали разработку собственного лазерного оружия

Лазерные пушки могут поступить на вооружение британской армии в середине 2020-х годов.

05 января, 06:39

Совместные послевоенные европейские проекты боевых самолётов (часть 4)

К середине 60-х годов экономика стран Западной Европы практически полностью восстановилась после разрушительных последствий Второй мировой войны. В полной мере это коснулось авиастроительной отрасли ФРГ и Италии, где начался взрывной рост. В Италии в послевоенное время были созданы весьма удачные самолёты: УТС Aermacchi MB-326 и лёгкий истребитель-бомбардировщик Aeritalia G.91, производство которого велось совместно с ФРГ. Дальше всех в военном авиастроении продвинулась Франция, где на предприятиях компании Dassault Aviation в 60-е годы осуществлялось строительство боевых самолётов мирового уровня: Etendard IV, Mirage III, Mirage 5, Mirage F1.

04 января, 04:50

NATO Is Finally Getting 'Shields' for Some of its Armor (Thanks to BAE Systems)

Dave Majumdar Security, Active protection systems are a big deal--and NATO is finally going to get in the game.  The Netherlands will likely be the first NATO country to field an operational active protection system (APS) onboard its CV90 Infantry Fighting Vehicles. BAE Systems has been awarded a contract by the Dutch government to integrate, test and verify the Israeli-made IMI Systems Iron Fist APS on the CV90. “During this test phase we will pre-qualify the active system against our threat specification, and together with our partners analyze system safety and prepare for its integration onto our CV9035NL vehicles,” said Hans de Goeij, project manager at the Netherlands Defense Materiel Organization, Ministry of Defense in a statement. “We expect to make a decision on the next phase by early 2018. With Iron Fist, the Netherlands is expected to become the first NATO country with an Active Protection System of its kind on combat vehicles.” The Iron Fist APS is consists of countermeasures that can intercept incoming rocket-propelled grenades, anti-tank missiles and other threats to increase vehicle survivability. Iron Fist uses a radar to detect and track threats and then automatically takes action to counter the incoming round. BAE Systems—which builds the CV9035NL—will lead the APS integration effort. The company will also install the system if and when (likely 2018) the Dutch decide to field the Iron Fist operationally. “Iron Fist will give the Dutch Army a highly sophisticated defensive tool on its CV90s to counter threats and improve the safety of the vehicle and its crew,” said Tommy Gustafsson-Rask, managing director of Sweden-based BAE Systems Hägglunds in a statement. “Iron Fist is yet another example of the advanced technology BAE Systems and its partners can deliver to our customers.” Read full article

28 декабря 2016, 15:00

Совместные послевоенные европейские проекты боевых самолётов (часть 2)

В начале 60-х Королевским военно-воздушным силам Великобритании потребовался самолёт, в перспективе способный заменить устаревающие учебно-тренировочные Folland Gnat T1 и Hawker Hunter T7. Одновременно ВВС Франции подыскивали замену УТС Lockheed T-33 и Fouga См.170 Magister, а также околозвуковому истребителю-бомбардировщику Dassault MD.454 Mystère IV. В данном случае интересы британских Royal Air Force (RAF) и французских Armée de l'Air совпадали, британские королевские ВВС желали получить сверхзвуковой УТС, а французам, кроме продвинутой «спарки», ещё требовался недорогой ударный самолёт. Было решено на базе одного планера строить машины учебно-тренировочного и боевого назначения. В мае 1965 года стороны подписали меморандум о взаимопонимании, и начали переговоры, приведшие в 1966 году к образованию фирмами Breguet и ВАС консорциума SEPECAT (Société Européenne де Production де l'Avion d'Екоlе де Combat и d'Appui Tactique - Европейское объединение по производству учебно-боевого и тактического самолета).

28 декабря 2016, 05:15

Шведская армия выбрала самоходные минометы Mjölner

Стали известны некоторые планы командования шведской армии, касающиеся обновления парка самоходной артиллерии. После неудачи с предыдущими проектами подобного рода было принято решение о закупке нового вида бронетехники с артиллерийским вооружением. Подобные планы уже привели к подписанию контракта с фирмой-подрядчиком, которая выполнит проектирование, а затем освоит серийный выпуск нового образца. При этом, однако, на данный момент некоторые технические подробности перспективного проекта достоверно неизвестны.

Выбор редакции
27 декабря 2016, 17:10

Chemputers - The MP3 of molecules

Large vats full of chemicals where future drones grow… The Chemputer, developed by Lee Cronin with support from BAE Systems, is one of the first prototypes to seriously tackle digitizing chemistry.From his lab at the University of Glasgow, Lee Cronin is attracting attention. The chemistry professor, in association with BAE Systems, one of the world’s largest defense contractors, would like to grow drones in large vats full of chemicals. The prototype, presented by the company in a strange video that resembles a video game from the 2000s, is quite startling...[more]

27 декабря 2016, 15:51

BAE Systems протестирует израильский «Железный кулак» на голландской технике

Компания BAE Systems подписала контракт с Минобороны Нидерландов на установку и тестирование системы активной защиты Iron Fist («Железный кулак») на бронемашинах CV9035.

14 января 2014, 09:07

Палубные беспилотники с ракетами – новое в тактике войн

За желанием США сделать палубные беспилотники более крупными и грузоподъемными стоит трансформация тактики будущих боевых действий. Имея значительное превосходство в части организации военных операций и ведения боевых действий с применением авианосцев, США уходят вперед в главной составляющей этого вида вооружений – применении палубной авиации. После того, как палубный беспилотный летательный аппарат X-47B в 2013 году прошел испытания на уровне демонстратора технологий, казалось – это предел, и дальше в развитии связки «авианосцы-истребители» двигаться некуда, по крайней мере, в ближайшие лет 10. Однако ВМС США изменили концепцию. Они заявили, что намерены заказать более крупный палубный беспилотник, сопоставимый по размерам с истребителем F-14 Tomcat – старым, если не старейшим (1970 года рождения), палубным истребителем компании Grumman Aircraft Engineering Corporation. Вы, наверное, улыбнетесь - единственной страной, куда экспортировались F-14, был Иран. Но – Иран шаха, а не аятолл. Разработка нового аппарата будет проводиться в рамках программы ВМС США UCLASS - Unmanned Carrier-Launched Surveillance and Strike. На сегодняшний день в ней принимают участие несколько конкурирующих фирм со своими предложениями. Формальный лидер - Northrop Grumman со своим базовым «демонстратором технологий» X-47B-D (demonstrator). Среди других конкурентов на очень дорогой заказ ВМС США - Lockheed Martin, Boeing – со своим Phantom Ray, и General Atomics с морской версией своего базового беспилотника Avenger. Phantom Ray - также базовый демонстратор, невидимка, тип - летающее крыло, имеет размер обычного истребителя, отличается универсальностью применения - разведка и наблюдение, ракетная атака, дозаправка других машин, в том числе - пилотируемых. Его отличает развитый искусственный интеллект, умение подавлять системы ПРО противника. Одна из важных миссий Phantom Ray - проведение электронных атак, умение вывести из строя коммуникации противника. Характерно – о многом говорит, участие в тендере компании General Atomics. Компания является ведущим производителем не столько самих аппаратов, сколько авионики - беспилотных авиационных систем. Ее концепция – использование тактических разведывательных радаров и систем наблюдения. Современный беспилотный аппарат просто не может обойтись без средств разведки, наблюдения и рекогносцировки. General Atomics в этой части опережает другие американские компании, которые в ряде случаев приобретают у нее новые технологии, основанные на лазерах, оптико-электронных датчиках, сверхширокополосных каналах передачи данных. ВМС требует, чтобы масса перспективного аппарата составляла 31.8-36.3 т, аналогично F-14 Tomcat, максимальный взлетный вес которого – 33.7 т. Кстати, уже тогда – 40 лет назад, F-14 Tomcat способны были развивать скорость до 2.5 тысяч км/час, а их боевой радиус составлял около 1000 км... Требование по грузоподъемности означает - будущий беспилотный палубник будет использоваться как ракетоносец. Еще одной предполагаемой специализацией является его применение в качестве танкера для дозаправки в воздухе истребителей F-35C Lightning II. В этом случае он, по условиям тендера, должен быть способным принять на борт до 9 тонн горючего. Продолжительность полета беспилотников должна быть не меньше 14 часов. Кроме того, новые машины в части каналов управления и обмена данными будут сопрягаться с пилотируемыми истребителями F-35C или F/A-18E/F Super Hornet - для запуска ракет по их команде. Управляться перспективные палубные беспилотники будут не только с авианосца, с палубы которого стартовали, но и борта уже упоминаемых истребителей F-35C, а также самолетов дальнего радиолокационного обнаружения E-2D Hawkeye. Ничего не известно пока о том, будут ли они сопрягаться с последним уровнем системы – спутниками. Планы ВМС США простираются к 2030 году, когда предполагается накопить опыт применения палубных беспилотников, на основании которого будут выработаны дополнительные требования к аппаратам такого класса. И это странно – уверен, через 16 лет центр тяжести подобного рода операций будет поднят с уровня морской поверхности на космические орбиты. Тем не менее, выскажусь осторожно - военным аналитикам, прогнозирующим войны будущего, виднее. Максимальная взлетная масса беспилотника X-47B – 20.2 т, скорость - до 1035 км/час, дальность – почти 4 тысячи км. X-47B способен принять на борт вооружение общей массой до 2 тонн. Выше указано - о намерении принять участие в разработке перспективных палубных беспилотников объявили американские компании Northrop Grumman, General Atomics, Boeing и Lockheed Martin. Есть и такой вариант, который принят в США: заказ могут получить все претенденты, а окончательный выбор будет сделан после создания реальной летающей модели. Это дороже, но умнее, а главное - практичнее. И весьма вероятно, что через несколько лет на борту авианосцев будут базироваться несколько типов тяжелых беспилотных аппаратов... Новые аппараты планируется принять на вооружение в 2019-2021 году, но окончательные требования к ним будут обнародованы до конца 2014 года. А теперь вопрос, волнующий израильтян: могут ли в конкурсе участвовать израильские компании, которым, по оценке международного «судьи» SIPRI - Стокгольмского института исследования проблем мира, принадлежит около 60% мирового рынка экспорта беспилотников? Вряд ли: в военной доктрине Израиля отсутствует практика использования авианосцев, их нет у Израиля, еще и потому, что они невероятно дороги, а в техническом отношении их создание по силам только 3-4 державам мира. Вряд ли у Израиля имеется необходимая для их создания «в железе» технологическая оснастка. А потому Израиль не производит тяжелые беспилотные аппараты указанной выше грузоподъемности. Но вот в чем бы Израиль мог конкурировать с американскими компаниями, так это в создании «умной авионики». И хотя тягаться с такими фирмами как Northrop Grumman и General Atomics – лидерами мировой авионики, трудно, но вполне по силам израильским компаниям. Уверен – после проведения тендера, если будут выбраны модели беспилотников компаний Boeing или Lockheed Martin, они, весьма вероятно, обратятся к израильским производителям. Так, как это произошло с истребителем F-35C Lightning II. Еще одна возможная ветвь сотрудничества – разработка и производство крыльев для беспилотника (совместно с британской BAE systems) – в случае, если тендер выиграет Lockheed Martin. На мировом рынке оружия складывается любопытная ситуация: лидеры рвутся в сторону технологий, отстающие – упорно лезут в железо, ежедневно создавая отсталые ракеты, эфемерные авианосцы, заявляя о новых самолетах... из прошлого века. Новое оружие полностью меняет тактику войн, и страны третьего мира не успевают не то что создать противоядие, но даже отреагировать на новшества. Однако лидерство в сфере оружия - в большей степени элемент бизнеса. Кто создает более сильное оружие? Это можно будет узнать из рейтинга экспорта вооружений, выход которого вскоре ожидается. Именно он оценит и расставит по своим местам годовой вал реальной и лживой информации о вооружениях. И думаю – вы будете сильно удивлены. Автор Юваль Крайский

28 июня 2012, 21:08

Парадокс превосходства

От редакции. Terra America продолжает расследовать тему концепции стратегической неуязвимости Соединенных Штатов. Готовится ли эта страна принять бремя неоспоримого мирового превосходства посредством снятия всех тех оговорок уже имеющейся гегемонии, которые представляет ядерный потенциал России и других государств-членов атомного клуба? Специалист в области оборонных технологий Илья Клабуков рассказывает о тех ресурсах, которые используют США для достижения задачи обретения неуязвимости и о тех проблемах, которые неминуемо возникнут у них на пути. Редакция сайта обещает вернуться к данной теме в ближайшем будущем. * * * В одной древней легенде говорится о неуязвимом воине, чья сила поражала воображение. Будучи представителем могущественного народа, он никогда не встречал равного себе в силе и ловкости. Подданный великого царя, он вел за собой армию, олицетворяя дух великой империи. Все знали, что у выставленного против него в поединке несчастного юноши не может быть никаких шансов. * * * Мир все более усложняется. В гораздо большей степени это применимо для технологического мира – области науки и техники множатся каждый год. Если раньше достаточно было прочитать несколько лучших журналов для того, чтобы представлять себе, что происходит в конкретной области науки, то сейчас многие направления стали необъятными дисциплинами. И тот, кто ставит своей целью быть первым везде либо должен изменить парадигму, либо упереться в естественные пределы роста. Технологическая неуязвимость обороны и безопасности США в ближайшем будущем – один из актуальных вопросов политики. Но помимо содержательного наполнения, он во многом опирается на эмоции, страхи и неосознанные мысли людей. Попробуем разобраться в происходящем. Взгляд снизу вверх Сейчас в лице США мы можем увидеть сверхсовременную сверхдержаву с необычайными военными и научно-технологическими возможностями и мощью, с которой не сравнится ни одна другая страна в мире. Научное сообщество, создающее передовые идеи, на которые ориентируются от Нобелевского комитета до инновационных центров. Крупнейшие вооруженные силы, способные за несколько недель смести с лица земли целые государства. Огромная промышленная индустрия, способная за короткое время серийно наладить производство новой техники. Бюджет Министерства обороны США на 2012 год составил 662,5 миллиарда долларов. Хотя это на 5,2 миллиарда меньше, чем в 2011 году, он все равно в два раза превосходит оборонный бюджет Европейского союза, в 6 раз – Китая, в 8 раз – России. Эти гигантские суммы являются материальным обеспечением доктрины стратегической неуязвимости, которая лежит в основе военной стратегии США[1]. Может показаться, что идеал стратегической неуязвимости всегда определял военную стратегию США, но это не так. Господствовавшая во времена Холодной войны доктрина гарантированного взаимного уничтожения (mutually assured destruction), была основана на признании взаимной уязвимости СССР и США и невозможности избавиться от нее. По мнению профессора политологии Университета Манитобы Джорджа МакЛина, «прежняя доктрина гарантированного взаимного уничтожения была на самом деле ориентирована на уязвимость». Новая доктрина стала закономерным следствием драматического изменения геополитического баланса в последнем десятилетии прошлого века. Распад Советского Союза, победа США в Холодной войне и связанное с этим снижение силовой конкурентности со стороны международной среды способствовали тому, что Вашингтон уверился в своем превосходстве в области конвенциональных и ядерных вооружений. Это, в свою очередь, обусловило переход к комплексу стратегий, ориентированных на неуязвимость, в частности, к стратегии Н-ПРО. Доктрина стратегической неуязвимости опирается на неоспоримое интеллектуальное превосходство США, прежде всего в сфере науки и техники. Передовые разработки, достижения в области гиперзвуковых средств, беспилотных аппаратов, самолетостроения, астронавтики, робототехники, информационных систем – в конечном счете, способности вести сетецентрические военные действия. Если сложить это с современными и многочисленными разведывательными службами и подрядчиками, по разным оценкам насчитывающими до 600 тысяч человек, – мы увидим самую мощную армию мира, которой обеспечивается технологическое превосходство. Военная мощь поддерживается научными программами американских университетов, интеллектуальным превосходством национальной разведки, аналитической и идейной работой «фабрик мысли»: в 2012 году исследовательская программа Пентагона составила 71 миллиард долларов и была разделена между 23 ведомствами – от крупных (заказывающих управлений Армии, ВВС, ВМС, а также DARPA), до совсем крошечных (Центр технической информации министерства обороны, Агентство военного сотрудничества и другие). Помимо ведомственных НИОКР – бюджет содержал 5 национальных секретных программ на общую сумму 16,3 миллиардов долларов. В этом году Пентагон продолжил увеличение расходов на «фундаментальные оборонные исследования». Под этим понятием подразумеваются поисковые исследования в области инфокоммуникационных технологий, нанотехнологий и материалов, биомедицины, когнитивных технологий, универсальных систем связи, кибербезопасности и новой электроники – работы, которые позволят апробировать новые физические принципы, успехи в которых являются стратегически важными для государства. Прикладные работы выполняются в национальных лабораториях, подконтрольных Министерству обороны и Минэнерго. В этих организациях проводятся работы по созданию прикладных средств, являющихся ключевыми для непосредственного использования в военной области – создание ядерного оружия, лазерные технологии, суперкомпьютерные системы, энергетика. Помимо них, в прикладных исследованиях и разработках по заказу Пентагона заняты сотни подрядчиков и десятки тысяч субподрядчиков. Среди основных контракторов – Lockheed Martin – крупнейшая оборонная компания в мире, Boeing, Raytheon и другие. Военную поддержку американской армии оказывают десятки тысяч наемников частных военных компаний (ЧВК), сохраняющих лицо военному командованию. Созданная в 1997 году Эриком Принсом компания BlackWater стала своего рода инновацией в военном деле и положила началу целой индустрии «сервисов на поле боя» – от охраны и разминирования до анализа данных и подготовки кадров. Отдельного упоминания заслуживает разведывательное сообщество США, обеспечивающее интеллектуальное превосходство в международных отношениях и планировании операций. Более полумиллиона американцев под эгидой АНБ и ЦРУ ежедневно собирают, анализируют и думают над разнотипной информацией, готовя информационный продукт высокого качества для высшего руководства. Вне всякого сомнения, представленный монстр – огромный механизм обеспечения национальной безопасности и обороны. Вопрос только в том, в какой степени он обеспечивает неуязвимость для США. Взгляд изнутри В среде американских экспертов по военным стратегиям нет единой точки зрения относительно возможности обеспечения реальной стратегической неуязвимости страны. По мнению специалиста по советской внешней политике, профессора Университета Талсы (Оклахома) Роберта Доналдсона, последним президентом США, который считал возможным достижение стратегической неуязвимости США, был Рональд Рейган. В своем интервью Terra America Доналдсон заявил: «Я общаюсь со многими видными военными аналитиками, а также с людьми в правительстве, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из них рассуждал о стратегической неуязвимости США». По мнению эксперта, ни один из Бушей, ни Клинтон, ни Обама не стремились воздвигнуть какой-либо щит, который бы полностью лишал Россию или даже Китай их стратегических наступательных возможностей. «Угроза для США исходит от таких стран, как Северная Корея и Иран. Ограниченная противоракетная оборона как раз и призвана противостоять их угрозам, а вовсе не обнулить наступательный потенциал России», – считает Доналдсон. Иную точку зрения отстаивает Джордж МакЛин: Он признает, что «как в США, так и в Канаде, и в Европе есть теоретики военного дела, которые, проанализировав концепцию Н-ПРО и доктрину неуязвимости, пришли к выводу, что минимально здравая и беспристрастная оценка доктрины неуязвимости указывает на ее несостоятельность». Однако неоспоримое стратегическое превосходство США над Россией, по мнению МакЛина, вытекает не столько даже из самой концепции Н-ПРО, сколько из общей научной, технической и финансовой гегемонии США в этой области: «Сегодня трудно усомниться в том, что США твердо стоят на позиции единственной мировой военной державы» В целом научно-техническую политику США в области обороны и безопасности можно выразить словами миссии Управления передовых оборонных исследований Пентагона (DARPA) – «предотвращение внезапного для США появления новых средств вооруженной борьбы». По мнению руководства Штатов, никто во всем мире не должен думать так же хорошо, как это происходит в национальных лабораториях, корпорациях и университетах. Никто не должен превосходить «фабрики мысли» – в области интеллекта, ученых – в инженерных решениях, американскую науку – в новых идеях. Соединенные Штаты как государство обладают тремя крайне важными особенностями, которые сделали возможным превосходство национальной науки и техники. Однако сейчас в научных кругах США признается угроза потери интеллектуального доминирования в науке и технике, что представляет собой серьезную угрозу для национальной безопасности и экономического превосходства США. Первое. Плюрализм в формах организации и поддержки научных исследований – государственные фонды, агентства, огромное число проектов и инициатив – сделал возможным передовое развитие практически по всем направлениям науки и техники. Поддержка может быть оказана с самых разных, порой даже неожиданных сторон. Общеизвестно, что DARPA  сыграла огромную роль в создании прообраза Интернета, но эта ситуация не уникальна. Например, проект «Геном человека» финансировался Министерством энергетики, создание приложения Siri для «айфона» – венчурным фондом ЦРУ, передовые работы в изучении нервных клеток – компанией Lockheed Martin, а в синтетической биологии – Raytheon. Однако недавно Научный совет Министерства обороны США (Defense Science Board – DSB) признал недостаточными усилия военного ведомства в обеспечении превосходства в фундаментальных исследованиях для национальной безопасности. Советом были выявлены причины, которые в будущем могут поставить под сомнение господство Вооруженных сил США в области науки и технологий. Дело в том, что большая часть научных работ, реализуемых в США, лежит вне поля зрения Министерства обороны, военное ведомство имеет ограниченный доступ для привлечения к своим задачам ведущих ученых и талантливых специалистов. Появляются предложения создать постоянно действующий резерв ученых, занимающихся разработкой теоретических основ различных наук, которые будут потенциально способны выполнять исследования военной направленности, либо предложения сотрудникам военного ведомства осуществлять непосредственные контакты с ведущими учеными, как в США, так и за рубежом, для знакомства с последними достижениями в соответствующей области. Один из футуристичных подходов к решению этой проблемы был сформулирован в программе Unconventional Warfighters управления DARPA. В настоящее время только 1% населения США работает на оборону страны. Необходимо понять, создание каких инструментов позволило бы вовлечь в оборонную сферу остальные 99% граждан. Прежде всего, DARPA ищет «футуристов, изобретателей, любителей (даже поверхностных) военной тематики, которые могут взглянуть на войну с нетрадиционной точки зрения». Хотя у этой инициативы DARPA есть серьезная основа – сотни тысяч, а может быть и миллионы людей в США готовы предложить свои навыки и время для помощи государственным структурам в случаях стихийных бедствий вроде землетрясения на Гаити или политического кризиса, такого как волнения на Ближнем Востоке. Вероятнее всего, есть еще большее количество людей, готовых внести свой вклад в национальную безопасность. В настоящее время американская государственная система не может предложить простой способ принять участие в этой работе, кроме как вступить в ряды армии или быть подрядчиком государственных структур. Unconventional Warfighters должна стать прототипом такого способа привлечения огромного потенциала гражданского общества к решению насущных задач обороны страны. По общему мнению, только обеспечение гарантированного привлечения к сотрудничеству передовых представителей научного сообщества позволит предотвратить возможное отставание от других государств в этой области. Второе. Политика привлечения в страну лучших умов для обучения и проведения исследований в американских университетах, работы в корпорациях (Microsoft, Boeing, Intel и других). Привлечение талантливых исследователей со всего мира было и остается как ключевым преимуществом США, так и непосредственной необходимостью, условием устойчивого развития. Исторически сложилось так, что ни на одном историческом интервале США не обладали всем спектром носителей технологических и научных знаний. В частности, более половины участников Манхэттенского проекта родились за пределами США. Из них двое ученых, которые внесли наибольший вклад в создание водородной бомбы, родились и получили образование за границей (Венгрия и Украина). Аналогичным образом, когда началась «космическая гонка» с Советским Союзом, Вернер фон Браун, родившийся в Польше, стал известен как «отец американской космической программы». Эти примеры показывают, что на протяжении всей американской истории в момент наибольшей опасности Соединенные Штаты искали таланты везде, где только было возможно. Это был чисто американский подход, который содействовал разнообразию и успехам в самых разных областях наук. Количественным показателем интеллектуального развития в США принято считать число выпускников и обладателей ученых степеней в областях науки, техники, инженерии и математики (STEM). Сейчас Соединенные Штаты по-прежнему являются мировым лидером в привлечении иностранных студентов, но имеет место тенденция потери этого преимущества. Если в 2000 году каждый четвертый студент был иностранцем, то в 2006 – только уже каждый пятый. Университеты Великобритании, Германии и Франции сейчас могут предложить студентам сравнимые или даже лучшие условия для учебы и жизни. Сохраняя и преумножая свое интеллектуальное превосходство, Соединенные Штаты просто обязаны продолжать искать, привлекать и создавать условия для жизни иностранных мигрантов в науке и технике. Третье. Мощная индустриальная база, позволяющая реализовать «в металле» любые достаточно точно сформулированные идеи. В этой области присутствуют как сложившиеся крупные компании оборонно-промышленного комплекса – Lockheed Martin, BAE Systems, Boeing, Northrop Grumman, General Dynamics, Raytheon Company, L-3 Communications и другие, так и «новое поколение» компаний – Boston Dynamics, United Defense Industries, Southwest Marine Holdings и другие. Но и здесь не все так безоблачно. Норма Августин, бывший президент компании Lockheed Martin, не так давно сделала прогноз, что «если современные тенденции в военном авиастроении сохранятся, то к 2054 году годового бюджета Пентагона хватит лишь на приобретение одного самолета. Очевидно, что эта тенденция не может долго продолжаться. Вопрос в том, каким образом можно вдохнуть новую жизнь в американскую производственную базу». У Нормы были серьезные причины для таких слов – за последнее десятилетие реализации программы F-35 ее стоимость неконтролируемо выросла втрое, сроки поставок постоянно менялись и в результате, сейчас можно услышать мнения о нецелесообразности продолжения программы нового истребителя. Определенную роль в трансформации американского военно-промышленного комплекса времен «холодной войны» в современный оборонно-промышленный комплекс, капитализацией более 3,6 триллионов долларов, в 1990-х годах сыграли инвестиционные компании и фонды под руководством бывших топ-менеджеров и госслужащих. Под их руководством в течение десятилетия была проведена тотальная реструктуризация производственных активов, выстроены новые производственные цепочки, прошло перепрофилирование предприятий под новые рыночные ниши. Сейчас в США время для идей, которые бы дали новую жизнь американской оборонной индустрии, сделав ее более мобильной, открытой трансферу технологий и разработок и гораздо более конкурентной, особенно в критически значимых направлениях. Политическая воля Ключевым фактором в развитии той или иной военной доктрины является политическая воля. Политика «перезагрузки» и сокращения военного потенциала США, проводимая администрацией Обамы, дала основание некоторым экспертам заявить о том, что новая «политика сдерживания» направлена исключительно против таких режимов, как Иран или Северная Корея, но не против России или Китая. «Есть причины для беспокойства ростом военных расходов Китая и его спорами с соседями, помимо давнего вопроса о статусе Тайваня. Однако, как мы видели во время недавней поездки Хилари Клинтон, США намерены не доводить свои отношения с Китаем до кипения и состояния вражды», – считает Доналдсон. Однако при этом он не скрывает, что если курс Обамы будет продолжен, параллельно будет всемерно развиваться и усиливаться технологическая база американских вооруженных сил. Так, «будет больше внимания уделено ВВС, в частности беспилотным управляемым летательным аппаратам. Будет также уделено много внимания флоту. Эти меры будут направлены на предотвращение возможных угроз со стороны террористических организаций, а также на оказание отпора тем государствам, которые могут поддерживать эти организации и стремящихся заполучить оружие массового поражения». В условиях безусловного превосходства США в научно-технической сфере это означает, что задача радикального пересмотра системы стратегической стабильности, сложившейся на базе советско-американских договоренностей 60-70-х годов прошлого века, по-прежнему стоит в повестке дня в Вашингтоне. По мнению Джорджа МакЛина, если Обама победит на президентских выборах 2012 года, содержание политики «перезагрузки» будет сформулировано заново, с учетом усилившихся позиций США и их лидера. В целом МакЛин настроен довольно пессимистично: по его мнению, наблюдается явный откат на позиции двадцатилетней давности, когда США воспринимали Россию как геополитического врага. «С какой стороны к этому не подойти – политика сдерживания или региональное ужесточение внешней политики России – все идет к усилению антагонистического настроя в отношениях между США и Россией», – констатирует эксперт. Дилеммы Никакое превосходство не может длиться стабильно вечно. Превосходства можно на какое-то время достичь, но чтобы достигать его постоянно – необходимо регулярно менять парадигму. В 1957 году советский Спутник стал катализатором для целой серии высокотехнологичных инициатив США – DARPA, «Аполлон», первые контракты в микроэлектронике, заложившие основу Кремниевой долины, наконец, реформа образования. В 1990-е годы развитый американский фондовый рынок спас идущий в глубокий кризис и теряющий военные заказы ОПК. Одновременно индустрия информационных технологий открыла второе дыхание развитию Вооруженных сил, открыв старт концепции сетецентрической вооруженной борьбы. 11 сентября 2001 года вывело спецслужбы США из сонного состояния и дало старт быстро разросшемуся разведывательному сообществу и компаниям индустрии национальной безопасности. Вопрос в том, существует ли сейчас нечто, что могло бы вывести важнейшее направление целой страны с тупикового пути. Какие неиспользованные внутренние резервы способны изменить парадигму США в наше время? Существуют ли новые идеи, которые могут изменить порядок вещей? Аналитиками «фабрик мысли» и научным сообществом рассматриваются несколько вариантов: Использовать интеллектуальные ресурсы союзников – Германии, Франции, Израиля, Италии и так далее, объединив усилия над совместными программами. Это позволит решить проблему технологического превосходства, но одновременно лишит США политической инициативы, превратив страну в великую, но не сверх-державу. Однако развитию такой инициативы глубокого научно-технического сотрудничества может помешать экспортное законодательство США, не позволяющее в таком объеме делиться современными технологиями. Сменить парадигму собственной внутренней политики – открытым текстом поставив новые задачи, как уже не раз было в XX веке. Столь радикальная мера потребует реформы науки, контрактной системы, принятия новых законодательных актов. Такая позиция позволит сохранить на некоторое время превосходство, но может оттолкнуть союзников и усилить противоречия в коалиции. Поскольку этот вариант невозможен без существенного увеличения бюджета, в настоящее время его реализация невозможна. Сохранить «статус кво», обнаружив себя через несколько лет страной с хорошими достижениями по всем направлениям, но ни в одном из них не являющейся лидером. Американская армия все также останется могущественной в мире, но не всесильной. Однажды они могут проснуться в мире с большим числом новых игроков – Франция, Израиль, Южная Корея, Тайвань, Индия, – каждый из которых на равных сможет конкурировать с США в своей области. В таком сложном мире придется учитывать интересы и договариваться со слишком многими. * * * Итог легенды о Голиафе общеизвестен. Молодой Давид, будущий царь Иудеи и Израиля, побеждает Голиафа в поединке с помощью пращи, а затем отрубает его голову. Победой Давида над Голиафом началось наступление израильских и иудейских войск, которые изгнали со своей земли филистимлян. Преимущество было на стороне физической силы, но победоносная история, самоуверенность и самолюбование противника не позволили им воспользоваться. [1] Важно не путать военную доктрину и стратегическую концепцию. Военная доктрина в целом представляет собой систему официальных взглядов и установок, определяющих направление военного строительства, подготовки страны и ее вооруженных сил к войне, способы и формы ее ведения. В ее рамках могут существовать и взаимодействовать различные стратегические концепции.  Илья Клабуков