• Теги
    • избранные теги
    • Компании1718
      • Показать ещё
      Разное1043
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1350
      • Показать ещё
      Международные организации73
      • Показать ещё
      Люди202
      • Показать ещё
      Издания84
      • Показать ещё
      Формат23
      Показатели34
      • Показать ещё
      Сферы2
Выбор редакции
28 марта, 12:56

В США новые гиперзвуковые снаряды летают без рельсов, их испытали на обычных гаубицах: "Не будет большим преувеличением сказать, что в недалеком будущем мы сможем защититься практически от пули"

Военно-морские силы США ускоряют создание высокотехнологичного гиперзвукового снаряда HVP (Hyper Velocity Projectile) для перспективной электромагнитной пушки. Планы разработчиков предполагают, что рано или поздно подобными боеприпасами смогут стрелять обычные армейские гаубицы, пишет издание Warrior.Пентагон ускоряет разработку снарядов HVP с гиперзвуковой скоростью. Уже проведенные управлением стратегических возможностей Пентагона испытания показали эффективность интеграции этих боеприпасов с существующими артиллерийскими системами, для которых таким образом повышаются возможности целеуказания и контрбатарейной борьбы, а также появляется перспектива сбивать воздушные цели вплоть до крылатых ракет.Армейские гаубицы смогут использовать высокотехнологичный гиперзвуковой снаряд, первоначально создаваемый как оружие исключительно для ВМС США.В Пентагоне считают, это будет эффективное и быстродействующее оружие в боевых действиях будущего.Рельсотрон использует электромагнитный ток, чтобы запустить снаряд кинетического типа на дальность до 160-180 км на скорости примерно в 8 тыс. км/ч. Это в несколько раз больше, чем у артиллерийских систем, состоящих на вооружении ВС США в настоящее время. Из-за способности снарядов HVP достигать скорости до 8-9 тыс. км/ч гиперзвуковой снаряд поражает цели исключительно за счет кинетической энергии. Взрывчатые вещества такому боеприпасу не нужны.Военно-морские силы США намереваются вооружить рельсовыми пушками эсминцы (DDG 1000 типа "Замволт" к середине 2020-х годов) и крейсеры. В океане гиперзвуковые снаряды, запущенные по надводным целям, смогут уничтожать корабли, находящиеся за горизонтом, и поражать цели намного быстрее и эффективнее, чем существующие системы вооружения дальнего действия, заявляют представители ВМС США.От создателей рельсотрона, компаний BAE Systems и General Atomics, требуют сделать пушку с дульной энергией около 64 МДж, прицельной дальностью стрельбы 10-килограммовым снарядом не меньше 450-500 км и скорострельностью от 6-7 выстрелов в минуту. Дальность стрельбы рельсотрона в настоящее время достигает 200 км. Однако, по оценкам специалистов, наиболее эффективна стрельба рельсовой пушки на дистанцию 20-40 км. При большей дальности стрельбы надо применять либо корректируемый боеприпас, либо многократно увеличивать расход снарядов для надежного поражения цели.В 2015 году были проведены испытания 127-миллиметровых и 152-миллиметровых военно-морских орудий, во время которых использовались типы снарядов, разработанных для рельсовой пушки. Радиус действия 152-миллиметровых военно-морских пушек увеличился с 24 до 60 миль.Теперь выяснилось, что Пентагон провел также испытания таких снарядов с использованием 155-миллиметровой армейской гаубицы M109 "Паладин".Они тоже оказались успешными и позволили существенно увеличить дальность стрельбы.Выпущенный из армейской гаубицы гиперзвуковой снаряд сможет с небывалой до того скоростью поразить на больших дальностях скопления пехоты противника, его фортификационные сооружения (в том числе и заглубленные), беспилотные летательные аппараты, боевые самолеты, транспортные средства и даже ракеты противника и снаряды ствольной артиллерии.Представитель сухопутных войск США объяснил Warrior, "что стрельба из гаубиц гиперзвуковыми снарядами приведет к очень быстрому прогрессу в вопросах целеуказания, управления огнем и более быстрой обработки данных"."Такие способности придали бы самоходной артиллерии сухопутных войск США возможности по защите своих войск с гораздо больших расстояний, уничтожая средства огневого нападения потенциального противника намного быстрее, чем с помощью современных снарядов к гаубицам типа М109", - рассказал собеседник издания.По его словам, возможность уничтожить артиллерию противника в течение нескольких секунд в корне меняет само понятие контрбатарейной борьбы.Интеграция подобных высокотехнологичных боеприпасов в состав артиллерии сухопутных войск существенно расширяет и другие боевые возможности, включая противовоздушную оборону. Предполагается, что гиперзвуковой снаряд с дальностью стрельбы в 200 км сможет легко поражать в том числе крылатые и оперативно-тактические ракеты."Не будет большим преувеличением сказать, что в недалеком будущем мы сможем защититься практически от пули. Это в значительной степени изменит характер общевойскового боя", - заявил доктор Уильям Ропер, директор управления стратегических возможностей Пентагона (Strategic Capabilities Office, SCO).Работа SCO нацелена на исследование появляющихся технологий с целью их скорейшей интеграции в существующие платформы. Многообещающие технологии, информационные системы и оружие, по мнению разработчиков США, должны быть использованы в войсках как можно быстрее и в уже существующих системах вооружения, объяснил Ропер.По его словам, стрельба снарядами типа HVP из гаубицы калибра 155-мм принесет существенные преимущества, еще и потому что новые боеприпасы гораздо более безопасные в эксплуатации для орудийного расчета."Запуск гиперзвукового снаряда основан на контакте с чрезвычайными электромагнитными полями. При этом боеприпас может быть запущен и из существующей системы оружия. В этом плане опасность вырывающихся из ствола орудия пороховых газов для людей и техники сведена к нулю", - объяснил Ропер."Такие способности придали бы самоходной артиллерии сухопутных войск США возможности по защите своих войск с гораздо больших расстояний, уничтожая средства огневого нападения потенциального противника намного быстрее, чем с помощью современных снарядов к гаубицам типа М109", - рассказал собеседник издания.По его словам, возможность уничтожить артиллерию противника в течение нескольких секунд в корне меняет само понятие контрбатарейной борьбы.Интеграция подобных высокотехнологичных боеприпасов в состав артиллерии сухопутных войск существенно расширяет и другие боевые возможности, включая противовоздушную оборону. Предполагается, что гиперзвуковой снаряд с дальностью стрельбы в 200 км сможет легко поражать в том числе крылатые и оперативно-тактические ракеты."Не будет большим преувеличением сказать, что в недалеком будущем мы сможем защититься практически от пули. Это в значительной степени изменит характер общевойскового боя", - заявил доктор Уильям Ропер, директор управления стратегических возможностей Пентагона (Strategic Capabilities Office, SCO).Работа SCO нацелена на исследование появляющихся технологий с целью их скорейшей интеграции в существующие платформы. Многообещающие технологии, информационные системы и оружие, по мнению разработчиков США, должны быть использованы в войсках как можно быстрее и в уже существующих системах вооружения, объяснил Ропер.По его словам, стрельба снарядами типа HVP из гаубицы калибра 155-мм принесет существенные преимущества, еще и потому что новые боеприпасы гораздо более безопасные в эксплуатации для орудийного расчета."Запуск гиперзвукового снаряда основан на контакте с чрезвычайными электромагнитными полями. При этом боеприпас может быть запущен и из существующей системы оружия. В этом плане опасность вырывающихся из ствола орудия пороховых газов для людей и техники сведена к нулю", - объяснил Ропер. (https://www.gazeta.ru/arm...)

Выбор редакции
27 марта, 19:32

BAE Systems, Third Biggest Global Military Contractor, Approaches Major Leadership Change

The United Kingdom's biggest military supplier is about to get a new chief executive, and that leadership change has implications far beyond Britain.

27 марта, 00:21

Проекты боевых машин пехоты в странах НАТО

Американские пехотинцы высаживаются из своей БМП M2A3 Bradley Вооруженные пушками БМП, созданные для моторизованного боя, являются неотъемлемой частью современных сухопутных войск. Рассмотрим последние разработки в этой области, ведущиеся в армиях НАТО. Во время торжественной церемонии, проходившей 24 июня 2015 года на испытательном полигоне Унтерлюс, компания PSM Projekt System & Management официально передала немецкой армии первую серийную машину Puma. Для армии это событие стало знаменательным, поскольку на вооружение была принята БМП третьего поколения. В немецкой армии БМП Puma заменит гусеничную машину Marder 1 производства компании Rheinmetall Landsysteme, которая поступила на вооружение в 1971 году. С принятием на вооружение гусеничной Schutzenpanzer SPz 12-3 в 1958 году Германия стала первой страной НАТО, которая разработала и поставила в войска типичную БМП. Немецкая армия была не совсем убеждена в правильности тогдашнего американского представления о бронетранспортере как о «боевом такси», которое бы высаживало свои пехотное отделение и пряталось в укрытии до тех пор, пока бы опять не возникала потребность в перемещении отделения. Вооруженная 20-мм пушкой, БМП SPz 12-3 воспринималась как машина, которая могла бы использоваться пехотным отделением скорее в качестве штатной системы вооружения, чем просто транспортного средства. Немецкая армия пошла здесь на компромисс, так как ей было необходимо более тяжелое вооружение и дополнительное бронирование для участия в прямых боевых столкновениях. В результате БМП SPz 12-3 могла принять отделение всего из пяти пехотинцев. Эту машину также мучили проблемы с механикой и, в конце концов, немецкое министерство обороны в 1960 году выдало контракт на разработку ее преемницы. Требования для будущей машины получившей обозначение Marder 1 включали: 20-мм пушку, способность перевозить 12 человек (экипаж – командир, стрелок и водитель, и пехотное отделение 9 человек), возможность для десанта вести огонь изнутри машины. И опять немецкая армия вынуждена была пойти на компромисс и принять то, что в кормовом десантном отделении может разместить всего шесть пехотинцев. БМП Marder 1 Изначально в машине было четыре бойницы, по две с каждого борта десантного отделения; это позволяло десанту, находящемуся в машине вести огонь из личного оружия. Но, начиная с 1989 года, на модернизированных вариантах Marder 1A3 эти амбразуры стали закрывать дополнительными броневыми экранами. БМП Marder 1 никогда не использовалась в боевых действиях высокой интенсивности, для которых она собственно и создавалась, хотя была развернута немецким контингентом в бывшей Югославии в 90-х годах и в Афганистане в 2000-х, где основной угрозой для этой машины стали самодельные взрывные устройства (СВУ). Marder 1A5 Армия модернизировала 74 машины Marder 1A3 до стандарта A5 в 2003–2004 годы, установив дополнительную броню для защиты от мин и СВУ и перекомпоновав заброневое пространство с целью снижения увечий и контузий от взрыва и ударной волны. Некоторые машины в 2010-2011 годы были модернизированы до стандарта A5A1 за счет установки глушителя СВУ, системы кондиционирования и мультиспектрального камуфляжа. Германия продала из наличия своей армии 280 БМП Marder 1 в Чили и 50 машин в Индонезию; без сомнения, найдутся и другие покупатели на эти машины. Немецкая армия официально получила первые из 350 БМП Puma 24 июня 2015 года Большие кошки Компания PSM (совестное предприятие Krauss-Maffei Wegmann и Rheinmetall) получила контракт на разработку гусеничной машины Puma в 2004 году. Первоначальная потребность была определена в 405 машин, но в июне 2012 года Берлин сократил их количество до 350 штук, что явилось следствием сокращения численности армии; последняя партия по графику будет поставлена в 2020 году. Стоимость контракта на сегодняшний день составляет 4,3 миллиарда евро. По словам представителей компании PSM, главным для армии было разработать БМП «с уровнями защиты, которых нет у машин этого класса». Другие ключевые требования включали стратегическую и тактическую мобильность, огневое могущество, ситуационную осведомленность, сетецентрические военные действия и управление в рамках международной коалиции, боеготовность в экстремальных погодных условиях с минимальной материально-технической базой, и, наконец, интерфейсы с системой опознавания «свой-чужой», немецкой информационно-управляющей сетью FuInfoSyS C4I, с боевой экипировкой IdZ и комплексами активной защиты. В БМП Puma, как и в БМП Marder, размещается экипаж три человека плюс шесть десантников. Установка дистанционно управляемой башни позволяет всем членам экипажа размещаться в корпусе машины. Башня вооружена 30-мм пушкой с селективной подачей Mauser MK 30-2/ABM (Air Burst Munition) и спаренным с ней 5,56-мм пулеметом MG4 H&K (Heckler & Koch). Пушка может вести огонь бронебойными подкалиберными снарядами и боеприпасами воздушного подрыва с дистанционным взрывателем. Немецкая армия планирует заменить MG4 новым 7,62-мм пулеметом HK121 H&K, который позволяет стрелку выбирать скорострельность 600, 700 или 800 выстрелов в минуту. С левой стороны башни установлены две пусковые установки (ПУ) ПТУР EuroSpike-LR. БМП Puma весит 31,45 тонны в базовой конфигурации Protection Class A, что позволяет перебрасывать машину транспортным самолетом Airbus A400M, который в настоящее время поступает на вооружение немецкой армии. Комплект Protection Class C добавляет 9 тонн к массе машины и состоит из дополнительного бронирования башни, броневых листов на крыше и бортовых панелей, которые закрывают большую часть бортов и работают как гусеничные экраны. Комплект дополнительной защиты представляет собой комбинацию композитной брони и блоков динамической защиты. В соответствии с немецкой боевой доктриной мотопехотные батальоны Panzergrenadier, которые получат БМП Puma, совместно с батальонами танков Leopard 2 комплектуются в бронетанковые дивизии и проходят совместное обучение в танковом учебном центре в Мюнстере. Три пехотных роты батальона получат по 14 машин Puma, еще две машины придадут штабу батальона, следовательно, каждый батальон будет иметь на вооружении 44 БМП. Роты получат свои машины в учебном центре, пройдут там трехмесячную подготовку и затем вернутся в свои расположения с новыми машинами Puma. Первый из восьми таких батальонов, Panzergrenadierbataillon 33, должен достичь полной боевой готовности в 2016 году. LAV III канадской армии производства компании GDLS Canada представляет собой одну из нескольких БМП, базирующихся на шасси Piranha Популярная в Европе Самой широко распространенной гусеничной БМП в Европе является машина CV90 производства компании BAE Systems Hаgglunds, которая в скором времени будет состоять на вооружении семи стран. Ее разработка началась в 1984 году с целью удовлетворения потребности шведской армии в БМП, в которой сочетаются мобильность, защита и огневое могущество с модульной конструкцией для того, чтобы использовать эту машину для других задач, например противовоздушной обороны. Поставки первых из 509 машин для Швеции начались в 1993 году. Было продано почти 700 БМП, в том числе в Данию (45), Финляндию (102), Нидерланды (193), Норвегию (146) и Швейцарию (186). Совсем недавно, в декабре 2014 года, Эстония купила из наличия голландской армии 44 БМП CV9035NL. Датские, голландские, норвежские и шведские машины были развернуты в боевых действиях в Афганистане. Шведские БМП CV9040 вооружены 40-мм пушкой Bofors, но все зарубежные заказчики выбирали 30- или 35-мм пушки. Последний стандарт CV9035 Mk III позволил существенно повысить боевые возможности машины. Были установлены 35-мм пушка Orbital ATK Bushmaster III, независимый прицел командира с поисково-ударными возможностями, тепловизоры третьего поколения для стрелка и командира, интегрирована защита высокого уровня, включая защиту от мин и кассетных боеприпасов, установлены система управления боем, комплексы защиты и шина высокоскоростной передачи данных, также увеличена полезная грузоподъемность для будущих модернизаций. В июне 2012 года Норвегия заключила с компанией BAE Systems контракт стоимостью 750 миллионов долларов на модернизацию 103 машин CV90 и изготовление 41 новой машины. В конечном счете, парк будет состоять из: 74 БМП; 21 разведывательной машины с оптоэлектронной станцией наблюдения на мачте; 15 пунктов управления; 16 инженерных машин; 16 многоцелевых машин, которые могут конфигурироваться для различных задач, например минометный комплекс или материально-техническое снабжение, и двух учебных машин. Голландская БМП CV90 Норвежская модернизация включает броневую защиту более высокого уровня, цифровую электронную архитектуру, доработанную систему ситуационной осведомленности, установку дистанционно управляемого боевого модуля (ДУБМ) Kongsberg с 12,7-мм пулеметом M2HB на крыше на всех вариантах с 30-мм пушками. Этот ДУБМ может использоваться в поисково-ударном режиме и как прицельная система для 30-мм пушки, также из него можно вести огонь из десантного отделения. Две предсерийных машины были поставлены в феврале 2014 года для расширенных испытаний, а первая серийная машина была передана в войска в феврале 2015 года. Шведская организация оборонных закупок также занимается обширной модернизацией всего парка шведских БМП CV90, которая будет заключаться в установке новой системы управления боем, что продлит срок эксплуатации машин до 2030 года. Финский боец Проект модульной бронированной машины AMV (Armoured Modular Vehicle) 8x8 финской компании Patria стал популярным, эту машину часто выбирают в качестве БМП. В апреле 2013 года польское министерство обороны подписало контракт, которым предусматривается совместное производство 570 машин AMV 8x8 в Польше; там эти машины получили обозначение Rosomak. В это количество вошли 313 БМП, оснащенные башней OTO Melara HITFIST-30P, вооруженной 30-мм пушкой МK44 Bushmaster II. Машины Rosomak с 2007 года развертывались в Афганистане. В октябре 2013 Польша заказала еще 307 машин общей стоимостью 544 миллиона долларов с поставками, запланированными до 2019 года, и выдала отдельные контракты на модернизацию 99 существующих машин. В эти контракты вошли 122 БМП, оснащенные необитаемой башней, разработанной польскими компаниями HSW и WB Electronics и вооруженной 30-мм пушкой и двумя пусковыми установками ПТУР Rafael Spike. По графику разработка этой башни должна завершиться в этом году. Два батальона механизированной бригады, которые по планам намечено придать совместной оперативной группе высокой готовности НАТО, станут первыми подразделениями получившими новые БМП. БМП AMV-Rosomak Условия польского контракта с компанией Patria позволяют предлагать машину Rosomak на экспорт в другие страны. В июле 2015 года Словакия объявила о покупке 31 шасси Rosomak 8x8 стоимостью 31 миллион долларов, на которые будут установлены необитаемые башни TURRA 30, разработанные местными компаниями EVPU и DMD Group. В этой конфигурации машины получат обозначение Scipio. Как ожидается, Словакия купит 66 машин для вооружения двух батальонов. Демонстрационный образец под обозначением Rosomak-Scipio 8x8 был показан на оборонной выставке IDET, проходившей в мае 2015 года в Чешской республике. Башня TURRA 30 может принять российское вооружение, включая 30-мм пушку 2A42, 7,62-мм пулемет ПКТ и две пусковые установки ПТУР 9K111 Фагот или 9K113 Конкурс. На выставке IDET башня TURRA 30 демонстрировалась с западным комплексом вооружения, состоящим из пушки MK44 Mod 1 Bushmaster II и 12,7-мм пулемета M2HB. Южноафриканская армия также выбрала AMV с целью удовлетворения своих потребностей в боевых машинах пехоты. Компания Denel Land Systems получила в сентябре 2014 года контракт стоимостью примерно 900 миллионов долларов на поставку 238 машин Badger в четырех вариантах, включая БМП, оснащенную двухместной башней Denel LCT30 с 30-мм пушкой GI-30 с селективным питанием этой же компании и спаренным 7,62-мм пулеметом. Помимо экипажа из трех человек в кормовом отделении этой БМП на энергопоглощающих сиденьях размещаются восемь десантников. Первые 18 корпусов Badger поставляются компанией Patria, а оставшиеся будут изготавливаться на местном заводе. Накачанная БМП BRADLEY Боевая машина Bradley компании BAE Systems была на переднем крае практически всех операций американской армии с момента ее поступления на вооружение в 1983 году. Гусеничная БМП в варианте M2 состоит на вооружении мотопехотных батальонов, а вариант M3 используется разведывательными подразделениями в составе бронетанковых бригадных групп ABCT. Вариант M2 оснащен двухместной башней вооруженной 25-мм пушкой M242 Bushmaster, спаренным с ней 7,62-мм пулеметом M240C и двумя установками ПТУР TOW. Помимо командира, стрелка и водителя в кормовом десантном отделении размещаются семь человек. Bradley за весь срок службы получила многочисленные усовершенствования. Последний вариант A3 имеет цифровую электронную аппаратуру, повышающую уровень информационной осведомленности и обеспечивающую возможность подключения к сети и обмена данными внутри ABCT. Вариант Bradley A2 ODS-SA включает такие усовершенствования как, например противоосколочные подбои и места крепления навесных броневых экранов, введенные после операции «Буря в пустыне» в 1990-1991 годы, плюс такие же возможности как у варианта A3, включая лазерный дальномер, GPS и навигационную систему. Вариант Bradley A2 ODS-SA Две инициативы американской армии по замене Bradley в последние годы закончились ничем. Первым проектом была программа Боевые системы будущего FCS (Future Combat Systems), в соответствии с которой должно было быть развернуто семейство наземных боевых машин Manned Ground Vehicle (MGV), включая бронетранспортер XM1206, который должен был быть вооружен пушкой MK44 и 7,62-мм пулеметом, перевозить двух членов экипажа и девять десантников. Бюджетные сокращения в 2009 году привели к отмене программы FCS, не дав ответа на вопрос – «могла ли MGV обеспечить достаточную защиту от СВУ?» Позднее был начат проект по наземной боевой машине Ground Combat Vehicle (GCV), в соответствии с которой для замены M2 Bradley предполагалось начиная с 2018 года развернуть 1874 БМП. Целью этой программы была разработка БМП с лучшей летальностью и баллистической защитой, чем у Bradley, лучшей защитой от мин и СВУ, чем у машин категории MRAP и внедорожной проходимостью сравнимой с проходимостью танка M1 Abrams. Для этого проекта было выдвинуто ключевое требование по размещению в десантном отделении девяти человек. Армия в 2011 году выдала компаниям BAE Systems и General Dynamics Land Systems (GDLS) двухгодичный контракт на технологическую разработку. Стоя перед лицом сокращений, которые не позволили бы армии профинансировать сразу и разработку новой машины GCV стоимостью 29 миллиардов долларов и предложения о конструктивных изменениях для существующих машин, армия решила отказаться от первого проекта в феврале 2014 года. Армия финансирует поэтапную модернизацию БМП Bradley в соответствии с несколькими предложениями о конструктивных изменениях, первое из которых состоит в восстановлении объема, массы и мощности и установке новой системы подвески и облегченных гусениц. Второе предложение заключается в двигателе большей мощности, новой трансмиссии и новом электрооборудовании. В мае 2015 года армия выдала контракты компаниям BAE Systems (28,87 миллионов долларов) и GDLS (28,27 миллиона долларов) на выработку концепции технологии перспективной боевой машины сроком до ноября 2016 года. В докладе заместителя министра сухопутных войск полковника Майкл Вильямсон сенатскому комитету по вооруженным силам отмечается, что «армия инвестирует в науку и технологии с целью уточнения концепций и готовых технологий, которые позволят выработать требования к боевой машине и сократить риски интеграции технологий. Эта работа поддержит перспективную БМП и одновременно максимально повысит возможности по переводу этих технологий в нынешние и будущие боевые машины». Разработки компании GDELS Боевая машина пехоты ASCOD (Austrian-Spanish Cooperative Development – австрийско-испанское совместная разработка) была разработана с целью удовлетворения общих потребностей армий двух стран в гусеничной машине средней категории по массе, в которой сочетались бы хорошая живучесть, подвижность, надежность и огневое могущество. Компания Steyr-Daimler-Puch (в настоящее время часть General Dynamics European Land Systems (GDELS)) изготовила 112 машин Ulan для австрийской армии. В свою очередь в 1992 году Испания выдала контракт Santa Bаrbara Sistemas (теперь также часть GDELS) на изготовление первой партии из 123 БМП Pizzaro и 21 пункта управления. Вариант БМП имеет двухместную башню с 30-мм пушкой Mauser MK30-2 и спаренным 7,62-мм пулеметом, в машине размещаются восемь десантников. В сентябре 2003 года компания GDELS получила контракт на поставку усовершенствованных машин Pizarro, включая 106 БМП, а также новые варианты наблюдения, эвакуационный и инженерный. Последние машины Этапа 2 предполагается поставить в 2016 году. Модернизация включает улучшенную конструкцию корпуса, полное оцифровывание, новый силой блок, современные сенсоры и усовершенствованную стабилизацию и автоматическое сопровождение целей. В конфигурации БМП машины Piranha 8x8 производства компаний GDELS-Mowag и родственная им модель LAV производства компании GDLS Canada были куплены многими странами. У машины новейшего поколения Piranha 5 (первая в весовой категории 30 тонн) по сравнению с предыдущими поколениями значительно повышены живучесть, мобильность и огневое могущество. На эту машину было установлено несколько башен. В рамках проекта по канадской машине ближнего боя компания GDLS установила модульную башню Rheinmetall Lance, вооруженную 30-мм MK30-2/ABM. На выставке IDEX в феврале 2015 года компания GDELS показала вариант Desert Piranha, оптимизированный для пустыни и оснащенный двухместной башней 30/40-мм Cockerill 3030/40. Модернизация британской БМП WARRIOR Целью программы продления возможностей БМП Warrior WCSP (Warrior Capability Sustainment Programme) является продление срока службы гусеничной БМП Warrior в британской армии до 2040 года. Очередной шаг вперед был сделан в июле, когда министерство обороны заключило контракт стоимостью 236 миллионов долларов с компанией CTA International на 515 40-мм пушек с телескопическими боеприпасами Cased Telescoped Armament System (CTAS) для программы WCSP и новой разведывательной машины Scout SV. Начиная с 1987 года армия получила 789 машин Warrior в нескольких вариантах; еще относительно недавно они интенсивно эксплуатировались в Ираке и Афганистане. В БМП размещаются три члена экипажа и семь десантников в кормовом отделении, машина вооружена нестабилизированной, заряжающейся обоймами 30-мм пушкой L21 RARDEN. Модернизированная в рамках программы WCSP боевая машина пехоты Warrior В октябре 2011 года компания Lockheed Martin UK получила контракт стоимостью 225 миллионов фунтов стерлингов на демонстрационный этап программы WCSP, но министерство обороны еще должно выдать контракт на модернизацию 380 машин с целью комплектования шести мотопехотных батальонов. Компания отказалась от своего первоначального плана по модернизации существующей башни в пользу разработки новых башен, вооруженных CTAS. Модернизированная БМП Warrior по графику должна поступить на вооружение в начале 2020 года. Компании Lockheed Martin и BAE Systems предлагают Кувейту модернизировать его 254 машины Desert Warrior, которые оснащены двухместной башней с 25-мм пушкой Bushmaster. Итальянские линии БМП Freccia 8x8 была разработана консорциумом CIO с целью соответствия потребностей итальянской армии в БМП, которая могла бы поступить на вооружение мотопехотных подразделений. В свою очередь бронетанковые бригады имеют на вооружении гусеничные БМП Dardo. В 2006 году итальянская армия заказала 172 БМП Freccia, 36 противотанковых установок, 20 командирских и 21 минометный комплекс. Поставки, начавшиеся в 2009 году, должны завершиться в 2015 году. БМП Freccia На БМП Freccia установлена башня HITFIST Plus, вооруженная стабилизированной 25-мм пушкой Oerlikon KBA с селективным питанием и спаренным с ней 7,62-мм пулеметом. В 2014 году Рим одобрил финансирование второй партии из 381 машины Freccia, включая 261 БМП, которые, как ожидается, получат модернизированные ходовую часть и силовой блок, разработанные консорциумом CIO для артиллерийских установок Centauro 2. Французская мода Компания Nexter в скором времени завершит производство 550 БМП VBCI 8x8 (Vеhicule blindе de combat d’infanterie) и 150 командирских вариантов, предназначенных для французской армии. Подобная конфигурация 8x8 была выбрана для того, чтобы получить машину с хорошей подвижностью и проходимостью, которая могла бы действовать в одних боевых порядках с танком Leclerc, но которая была бы дешевле по сравнению с гусеничными БМП, например AMX-10P (VBCI пришла ей на замену). БМП VBCI оснащена одноместной башней Dragar с 25-мм пушкой, в машине размещаются экипаж, состоящий из водителя и стрелка, и пехотное отделение из девяти человек. К корпусу из броневого алюминия крепится модульный комплект из листов из титаново-стального сплава. В начале этого года армия получила первые 95 машин VBCI с усиленным бронированием и дополнительной защитой от мин и СВУ. Но такое повышение защиты не прошло бесследно, этот модернизационный комплект увеличил массу машины с 29 до 32 тонн. Французская БМП прошла боевую службу в Афганистане, Ливане и Мали. На выставке IDEX 2015 компания Nexter показала машину VBCI с новой двухместной башней T40, вооруженной 40-мм пушкой CTAS и спаренным 7,62-мм пулеметом, у которой с каждой стороны имеются места крепления ПУ ПТУР. Компания Nexter установила на БМП VBCI свою новую двухместную башню T40, вооруженную 40-мм пушкой CTAS

25 марта, 08:07

Что представляет собой сегодня турецкая военная машина

Отношения между Москвой и Анкарой за последние полтора года прошли путь от балансирования на грани войны до почти открытого военного союза. Все изменилось после неудавшегося военного переворота летом 2016 года, и сегодня военное сотрудничество с Москвой считается одним из приоритетов турецкой политики. В преддверии визита в Россию президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана «Лента.ру» взяла интервью у одного из ведущих военных экспертов, главного редактора журнала Moscow Defense Brief Михаила Барабанова, соредактора книги «Турецкая военная машина: Сила и слабость», подготовленной к изданию московским Центром анализа стратегий и технологий (ЦАСТ).

24 марта, 23:14

Trump’s 'Beachhead' Teams Host Dozens Of Former Lobbyists

by Ashley Balcerzak and Niv Sultan Health and Human Services Secretary Tom Price has been mired in questions about his investments in the healthcare industry. As it turns out, some of the people helping him get grounded at the department are also prompting questions about their ties with the industry. Lance Leggitt, a lobbyist at Baker Donelson since 2006, was named Price’s chief of staff earlier this month. In 2016 alone, he lobbied for 10 organizations — all related to health care. Alere Inc, for example, manufactures diagnostic tests and spent nearly $900,000 lobbying last year. Other clients included hospitals and a medical trade group. Leggitt deregistered as a lobbyist in January, because he was on his way to HHS even before being made chief of staff. In the early days of the administration, Leggitt was a member of President Trump’s “beachhead” force, a temporary cast of characters brought in to keep the government running and lay the groundwork for Trump’s agenda. With key jobs in the administration being filled at a slower-than-average pace, these individuals can have a big impact on their agencies. In response to a Freedom of Information Act request filed by ProPublica, the names of 400 of the more than 520 members of beachhead teams were released by the Office of Personnel Management — including several dozen individuals who have been federally registered lobbyists, a review by OpenSecrets confirmed. Their positions can last 90 to 120 days, depending on the level, with one contract extension permitted — although many expect to be later hired on to full-time positions. That’s what happened with Leggitt, for example, and with Jack Kalavritinos, who was brought in on a beachhead assignment to help run FDA; that agency’s commissioner wasn’t named by Trump for close to two months. Kalavritinos worked at HHS in the mid 2000’s but more recently spent eight years lobbying for Covidien Ltd, an Ireland-based pharmaceutical and health products company. This week, Kalavritinos was named associate commissioner for external affairs at FDA. While past administrations have used some temporary personnel, they didn’t seem to do so at the same scale as Trump’s, said Max Stier, president and CEO of the Partnership for Public Service, which helps advise new administrations. Most pushed to have officials in place much more quickly. “There wasn’t a notion of a group of people that were only there for a limited period of time, but more of an expectation that the secretary and team would get in and be using the career folks,” Stier said. “The beachhead team creates another step in the process.” (The term “beachhead” was first used by Mitt Romney’s 2012 campaign; he didn’t get the chance to implement the concept.) It also creates “minders” of a sort who aren’t always appreciated by agency chiefs or civil service employees trying to do their work. According to the Washington Post, these temporary figures often act as eyes and ears for the White House, making sure the agencies are loyally hewing to the administration’s agenda. Now, some of the beachheaders with lobbying backgrounds did that work many years ago and went on to other careers. But even for more recent practitioners, Trump’s executive order on ethics, unlike President Obama’s, allows lobbyists to join the administration, even in the agencies they previously lobbied, though they are not supposed to work on specific issues on which they lobbied in the last two years. There are also restrictions on the lobbying that administration employees can do after they leave the public payroll, but there are a number of loopholes in the rules. It’s unclear if all the beachhead employees are bound by the Trump policy. Still, even if they are, there are a number of ways that former lobbyists can flourish in the administration. For instance, Trump could waive the executive order’s requirements for certain appointees, and now doesn’t even need to make those waivers public, like Obama did. (There is a section of the White House site that says “Ethics pledge waivers will be published as they become available,” but there weren’t any waivers posted when we published.) The placement of all these lobbyists as de facto — or actual — high-level agency staffers “raises the appearance that you could be attempting to influence public policy in favor of your former client,” said Meredith McGehee, chief of policy, programs and strategy at Issue One. “This isn’t saying that lobbyists are bad or evil, it’s simply saying the reason that you should have rules governing lobbyists in government is because they have been paid by private interests to promote the interests of their employer.” It makes a difference whether an individual lobbied last year of 10 years ago, McGehee said. Revolving door restrictions are written with time limits, because it’s understood your relationships with clients and freshness of information cool over time. One former for-profit college lobbyist has already resigned from his beachhead position at the Department of Education, where he worked for about a month. Taylor Hansen lobbied for Career Education Colleges and Universities until July 2016, where he focused on trying to weaken the “gainful employment” rule that puts for-profit schools’ federal funding at risk if their graduates don’t earn enough to pay back their student loans. ProPublica reported that soon after Hansen started working at Education, the agency began delaying deadlines for the gainful employment rule and is reviewing the implementation of the rule. Hansen told ProPublica he didn’t work on gainful employment while at the department. OpenSecrets Blog contacted the federal agencies with former lobbyist beachhead members about their ethics policies. The Department of Homeland Security was the only one to get back to us, and its response was vague: “Ethics training, consistent with U.S. Office of Government Ethics regulations, is provided to all political appointees,” said DHS spokesman David Lapan in an email. “DHS ethics attorneys conduct reviews for potential conflicts of interest and provide guidance to employees.” Nine beachhead members were registered lobbyists as recently as last year; eight of them have filed forms with the Senate deregistering from that work. General Mills has not filed paperwork that shows Erika Baum ending her lobbying gig at the food company, although she is now an executive assistant to the Secretary of Transportation, according to ProPublica‘s data and lobbying records. OpenSecrets Blog contacted all nine firms, and confirmed at least four beachheaders had formally resigned from their lobbying jobs, as opposed to taking temporary leaves of absence. Two firms said they could not divulge personnel information, and two did not reply by publication. (The ninth was General Mills.) Among the former cohorts on K Street: John Barsa, who is installed at DHS, has lobbied for the Aerospace Industries Association of America, a trade group for the aerospace and defense industry. He’s also represented MRIGlobal, a research organization that touts its security and defense program and runs facilities for the Department of Energy and the Department of Defense. He deregistered in 2013, though he stayed at his lobbying firm until 2015. Pete Giambastiani, in his role as special assistant at the office of the secretary of defense, might visit one of those facilities. He, too, has a history of lobbying on behalf of defense interests. His past clients, through 2014, include the Defense Venture Group, Finmeccanica SpA and the Navy League of the US. Giambastiani also served in the Department of the Navy and the offices of Reps. Jeff Miller (R-Fla.) and, most recently, Tom Rooney (R-Fla.). Mark Maddox‘s clients as a lobbyist included General Synfuels International, Calcasieu Refinery Co. and Cline Resource and Development. Now, fittingly, he’s a key beachhead figure at the Energy Department. He deregistered in 2015, though he continued working at The Livingston Group/Maddox Strategies. Then there’s Geoff Burr, who is at the Department of Labor. Until 2015, he was the top lobbyist for the Associated Builders and Contractors, which is always fighting wage standards in federal contracts and is on the other side of labor unions when it comes to exposure to hazardous materials. He then went on to run the lobbying shop at Cablevision. Burr previously put in time at Labor, from 2006 to 2008. Other departments have smatterings of staff who have lobbied on behalf of issues that are intensely political. Julie Kirchner, a Homeland Security adviser, represented the Federation for Amer Immigration Reform, a nonprofit that seeks to reduce immigration levels. (She deregistered in 2015.) At the Department of Agriculture, special assistant George Dunlop brings with him his experience lobbying for the Tobacco Quota Warehouse Alliance, which advocated in support of tobacco producers from 1999 to 2001. So far, the links between lobbying and the beachhead team have been pretty direct: Health care lobbyists at HHS, defense lobbyists at Homeland Security, and so on. But what about the Department of Commerce, which is tasked with the broad goal of expanding economic growth? Earl Comstock, director of the Office of Policy and Strategic Planning at Commerce, has demonstrated the flexibility befitting the nation’s multifaceted economy. In his 18 years of lobbying until 2015, he represented firms from Swiss International Air Lines to the Alaska Eskimo Whaling Commission to the Teamsters Union. He can now apply that diverse experience as he makes his way back to government — he was a staffer on the Senate Commerce, Science, & Transportation Committee from 1988-1991. In some cases, the revolving door made a complete 360 swivel: At least 14 of the beachheads have previously worked in the same agency where Trump has now placed them. One of them is Marcus Peacock, now adviser for Office of Management & Budget, who worked in that office for eight years under GOP Presidents Ronald Reagan and George W. Bush (R). Peacock worked for Jellinek, Schwartz & Connolly as a program manager in the early 1990’s. Most recently he was the environment & energy consultant for dark-money nonprofit Right to Rise Policy Solutions, which supported Jeb Bush. Here are the rest of the former lobbyists on Trump’s beachhead team: Patricia Adkins – Executive director at the Consumer Product Safety Commission. Lobbying client was the Home Safety Council until 2010, after which she worked at Safe Kids Worldwide. Has worked at CPSC since 2014 under Obama, and was temporarily hired to stay on under the Trump administration. Byron Anderson – Dept. of Labor. Lobbying clients included American General Corp and Transamerica Companies. Deregistered 2016. Deidre Bass – Dept. of Housing and Urban Development. Lobbying client was the Stark Area Transit Authority. Deregistered 2008. Scott Cameron – Dept. of Interior. Lobbying client was Chep USA. Deregistered in 2001, then worked at Interior and Grant Thornton LLP. Mauricio Claver-Carone – Dept. of Treasury. Lobbying client was the Cuba Democracy Public Advocacy Corp. Deregistered 2016. Martin Dannenfelser – Dept. of Energy. Lobbying client was the Family Research Council. Deregistered 2000, worked at the Energy Innovation Reform Project. Lynda Davis – Dept. of Veterans Affairs. Lobbying clinets included Florida State College at Jacksonville and Valencia Community College, as well as Lockheed Martin, Raydon Corp and BAE Systems. Most recently, was executive director of a group called the Military and Veteran Caregiver Network. Sheila Greenwood – Dept. of Housing and Urban Development. Lobbying clients included Prudential Financial and Wal-Mart. Deregistered 2014, continued working at Prudential Financial. Scott Hommel – Dept. of Interior. Lobbying clients included American Defense Systems, Avalex Technologies and the National Guard Association of the U.S. Deregistered 2010, served as now-Secretary Ryan Zinke’s chief of staff. Russell Laird – Dept. of Agriculture. Lobbying clients include the National Cooperative Services Corp. and the National Rural Utilities Cooperative Finance Corp. Deregistered 2016. Keagan Lenihan – Dept. of Health and Human Services. Lobbying client was McKesson Corp. Deregistered 2016. Marianne McInerney – Dept. of Transportation. Lobbying client was the American International Automobile Dealers Association, a lobbying group for foreign car dealers, where she was also president. Joined beachhead team from electric car maker Cenntro Automotive. Justin Mikolay – Office of the Secretary of Defense. Lobbying client was Palantir Technologies. Deregistered 2016. Wayne Palmer – Dept. of Labor. Lobbying clients included the Alliance for Healthcare Competitiveness and AstraZeneca Pharmaceuticals. Deregistered 2015, continued working at AstraZeneca Pharmaceuticals. Alex Pryor (or Campau) – Dept. of Health and Human Services. Lobbying clients included AmeriHealth Caritas, Blue Cross/Blue Shield and Fresenius Medical Care. Deregistered 2014, worked at the House Budget Committee and Senate Republican Policy Committee. Lora Ries – DHS. Lobbying clients included General Dynamics and Boeing. Deregistered 2010, worked with two technology companies that had contracts with DHS. Heidi Stirrup – Dept. of Health and Human Services. Lobbying clients included the National Association of Spine Specialists and Aurora Organic Dairy. Deregistered 2008, worked at Faithful Catholic Citizens, then the Department of Commerce followed by the House Ways and Means Subcommittee on Health. George Sugiyama – Environmental Protection Agency. Lobbying clients included the National Mining Association, Southern Co. and Solargenix Energy. Deregistered 2013, worked at the Senate Environment and Public Works Committee. Cathy Tripodi – Dept. of Energy. Lobbying clients were Abound Solar and the South Coast Air Quality Management District. Deregistered 2012, worked at the North Carolina Department of Transportation. Laura Clay Trueman – Dept. of Health and Human Services. Lobbying clients included Aetna, Coalition for Affordable Health. Deregistered 2007, worked at the UnitedHealth Group and then the Heritage Foundation. Brooks Tucker – Dept. of Veterans Affairs. Lobbying clients included Management Solutions and Air Comm Corp. Deregistered 2016. Stephen Vaughn – U.S. Trade Rep. Lobbying client was U.S. Steel. Deregistered 2015, worked at King & Spalding LLP. Chad Wolf – Dept. of Homeland Security. Lobbying clients included Harris Corp. and Boeing. Deregistered 2016. Mark Zelden – Dept. of Labor. Lobbying clients included Birmingham Water Works and the cities of Foley, Jackson and Mobile, Alabama. Deregistered 2014, worked at Adams and Reese. Senior researcher Dan Auble contributed to this report.  -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

24 марта, 20:33

Trump's 2018 Budget Plan Brings Defense Stocks to Light

In Mar 16, President Donald Trump unveiled the Pentagon's fiscal 2018 (FY 2018) budget proposal.

23 марта, 15:36

No One Has All The Solutions - Why BAE Systems Is Backing A Cyber Security Accelerator

Cyber London - styled as Europe's first security accelerator - aims to help cyber security startups take their products to market. So what's in it for participants and for corporate backers, such as BAE Systems?

Выбор редакции
23 марта, 13:44

Целевые атаки на польские банки: технический анализ

На польском портале ZaufanaTrzeciaStrona.pl, посвященном кибербезопасности, не так давно появилась новость об успешных атаках на польские банки (версия на английском здесь). Инцидент был охарактеризован как «серьезнейший». Данные подтвердили Symantec и BAE Systems. Список жертв пополнили учреждения из Мексики и Уругвая, а также другие цели по всему миру. В этих атаках немало интересного – от целей и векторов заражения до особенностей вредоносных исполняемых файлов. Если первые два аспекта уже изучены, то вредоносный код не был детально исследован. В этом посте мы проведем технический анализ зловреда. Читать дальше →

14 марта, 13:33

How the U.S. Military Plans to Save Stealth from Becoming Obsolete

Dave Majumdar Security, And it involves some pretty advanced technology.  As Russia and China continue to improve their air defenses, stealth is increasingly becoming a perishable commodity.   While stealth technology will not become obsolete per se, the U.S. Air Force and particularly U.S. Navy official have said that low observables will have to be supplemented with electronic warfare. Indeed, Air Combat Command believes that the next-generation Penetrating Counter Air (PCA) replacement for the Lockheed Martin F-22 Raptor will likely make extensive use of electronic warfare. But tomorrow’s electronic warfare systems will be far more advanced than anything currently flying. DARPA—and companies like Raytheon and BAE Systems—are developing advanced new electronic warfare systems that would use artificial intelligence technology to automatically learn how to jam a previously unencountered signal. Currently, only dedicated electronic attack aircraft such as the Boeing EA-18G Growler can identify and jam an unknown threat emitter because it carries a trained electronic warfare officer onboard. Other tactical aircraft including the Lockheed Martin F-22 Raptor and the F-35 Joint Strike Fighter rely on preprogrammed threat libraries—which must be periodically updated—to counter hostile radars. In the future, however, new “cognitive” jammers will be able to identify and jam a signal autonomously. “Jammers must be smart enough to counter threat advances by instantaneously recognizing signals –even if they morph on the fly– and immediately generate the waveforms to effectively jam them,” said Dan Theisen, Raytheon’s director of Airborne Electronic Attack at the company’s Space and Airborne Systems division, in a statement. “Systems must be able to learn and react during an engagement; true, cognitive EW.” Raytheon claims to have made “significant progress” in developing the technological underpinnings of a cognitive electronic warfare system—which would be able to overcome agile modern enemy radars and handle uncertain and noisy inputs. Indeed, the company claims to have developed software that can attack input signals that were not pre-programmed into a threat library. Read full article

14 марта, 09:31

Ил-114: кто нам мешает, тот нам и поможет

Руководители Объединенной Авиастроительной Корпорации (ОАК) предложили индийской стороне Ил-114 на аэрокосмическом салоне AeroIndia’2017, который прошел на авиабазе Yelahanka 14-18 февраля сего года. А спустя несколько дней, в ходе февральского визита в Тегеран главы Росэнерго Александра Новака, аналогичное предложение поступило и Ирану. Есть надежда, что иностранные партнеры всерьез отнесутся к инициативе Москвы. Логика развития национальных экономик подсказывает: и Индии, и Ирану необходимо и дальше развивать региональные авиаперевозки внутри страны.

13 марта, 22:21

Состоялась церемония крещения головного патрульного корабля класса «Ривер-2» ВМС Великобритании

«БАе системз» (BAE Systems) 9 марта объявила о проведении на предприятии в Скотстауне (Глазго) церемонии крещения головного из пяти заказанных для ВМС Великобритании 90-метрового патрульного корабля океанской зоны OPV (Offshore Patrol Vessels) класса «Ривер-2».   Как сообщал ЦАМТО, в марте 2014 года МО Великобритании заключило с компанией «БАе системз» контракт стоимостью 20 млн. фунтов стерлингов на закупку комплектующих для трех новых кораблей OPV. В августе 2014 года «БАе системз» подписала с Министерством обороны основной контракт на поставку трех кораблей «Ривер» Batch.2, общая стоимость которого составила 348 млн. фунтов стерлингов (включая предварительно выделенные 20 млн. фунтов). Корабли получили наименования «Форт» (Forth), «Мидуэй» (Medway) и «Трент» (Trent). Соглашение включало опцион на строительство двух дополнительных кораблей серии.   Резка стали для постройки корабля «Форт» началась 10 октября 2014 года, спуск на воду состоялся 13 августа 2016 года. Предполагается, что ходовые испытания корабля начнутся в марте 2017 года. Передача корабля «Форт» ВМС Великобритании запланирована на 2018 год.   В июне 2015 года на предприятии началась резка стали для корабля «Мидуэй», а в октябре 2015 года – для «Трент». Второй и третий корабли предполагается принять на вооружение в 2019 году.   В ноябре 2016 года Минобороны Великобритании заключило с «БАе системз» контракт на постройку двух дополнительных кораблей OPV, включающий обслуживание всех пяти кораблей серии. Стоимость соглашения составила 287 млн. фунтов стерлингов. Новые корабли получат наименования «Тэмэр» и «Спрэй». Церемония резки первой стали для «Тэмэр» состоялась в декабре 2016 года. Как предполагается, «Тэмэр» и «Спрэй» войдут в состав британского флота к 2021 году.   Новые корабли повысят возможности британского флота по защите морских границ, борьбе с терроризмом, противодействию пиратству и контрабанде в своих территориальных водах и за их пределами. Как планируется, они заменят состоящие на вооружении корабли класса «Ривер», «Шипс Тайн», «Северн» и «Мерси», которые обеспечивают защиту территориальных вод Великобритании с 2003 года.   Корабли строятся на базе адаптированного под требования ВМС Великобритании проекта патрульного корабля «Ривер». Корабль водоизмещением около 1800 т, длиной 90 м (на 10 м длиннее базовой версии) и шириной 13 м сможет развивать максимальную скорость 24 узла. Дальность плавания – 5500 морских миль, экипаж – 45 человек (минимальный 36 человек), автономность – 35 суток. Вооружение корабля составят одна 30-мм артиллерийская система компании «MSI-Дифенз системз» (MSI-Defence Systems) и две установки Mk.44. Компания «Терма» (Terma) поставит РЛС SCANTER 4103 I-диапазона, «Келвин хьюз» (Kelvin Hughes) – РЛС «ШарпАй». Измененная летная площадка позволит принимать вертолеты «Уайлдкэт» и «Мерлин».   Источник:  ЦАМТО 13.03.2017 Tweet март 2017

02 марта, 15:45

Lockheed Martin Wins F-35 Jet Service Deal Worth $1.1B

Lockheed Martin's (LMT) F-35 Lightning II is a 5th Generation, single-seat, single-engine fighter jet.

02 марта, 00:00

Имитация "русского следа"

Хакеры начали имитировать "русский след" в своих программах/Эксперты компании BAE Systems проанализировали вредоносное программное обеспечение, которое хакеры использовали для осуществления кибератак на польские банки, и пришли к выводу, что русский язык в коде используется для имитации «российского следа».В исследовании экспертов Сергея Шевченко и Адриана Ниша, результаты которого опубликованы в блоге BAE Systems, указывается на большое число русскоязычных фраз, которое использовали хакеры. При этом авторы исследования отмечают, что для имитации «русского следа» хакеры пользовались Google Translate, так как они не являются носителями русского языка.Так, во вредоносном ПО обнаружилась фраза «kliyent2podklyuchit». Исследователи обратили внимание на слово «клиент» («kliyent»), написанном фонетически. Также перечислены глаголы, употребленные в неправильной форме, – ustanavlivat (правильный аналог – ustanovit' или ustanoviti - здесь и далее - такая транскрипция дана в оригинале), poluchit (poluchit' или poluchiti), pereslat (pereslat' или pereslati), derzhat (derzhat' или derzhati) и vykhodit (vyiti).Напомним, Запад продолжает обвинять Россию в кибератаках не политические и общественные институты, впрочем, не находя тому никаких доказательств. Спекуляции на тему «вмешательства» российских спецслужб и «российских хакеров» во внутренние дела других стран стали частью антироссийской информационной кампании.

26 февраля, 18:35

YOU’RE INVITED: Playbook Interview with NANCY PELOSI -- MUST READ: Thrush and Grynbaum on Trump and the D.C. media – THIEL as ‘shadow president’ -- SPOTTED: Mnuchin at Milano -- B’DAY: Tim Kaine

Good Sunday morning. NEW NBC/WSJ POLL: 44% approve of the job he’s doing, 48% disapprove. “Trump begins his tenure in a dramatically less popular position than any of his predecessors. He is the only president in the history of modern polling to begin his first term with a net negative approval rating -- and it’s not close. Compared to Trump’s net negative rating of -4 percent, Barack Obama began his presidency with a net positive 34 percent; George W. Bush and Bill Clinton enjoyed a similar advantage, and George H.W. Bush’s score of popular goodwill pushed even higher to a net positive of 45 percent.” http://nbcnews.to/2ld4QZuYOU’RE INVITED -- This will be a very newsy week in Washington, as President Donald Trump gives his first joint address to Congress Tuesday evening. We are excited that HOUSE MINORITY LEADER NANCY PELOSI will sit down with us for a PLAYBOOK INTERVIEW on Friday morning at the Newseum (555 Pennsylvania Avenue, NW). Doors open at 8:20 a.m. Democrats are in the minority in the House and Senate, but that understates their power in the coming months. Much of what Trump wants to do -- a stimulus package and a large-scale rewrite of the tax code -- will need Democratic votes in some way, shape or form. RVSP http://bit.ly/2mjyTDN**SUBSCRIBE to Playbook: http://politi.co/1M75UbXSHOT -- WHAT YOU’VE HEARD BY NOW -- @realDonaldTrump at 4:53 p.m. Saturday: “I will not be attending the White House Correspondents' Association Dinner this year. Please wish everyone well and have a great evening!” -- TRUTH BOMB: Yes, it’s a break in tradition, but presidents have skipped the dinner in the past. It only is funny if the president is invested in being funny. And the White House is acknowledging it would be an awkward affair. W.H. SPOX SARAH HUCKABEE SANDERS said this to George Stephanopoulos: "I think it's -- kind of naive of us to think that we can all walk into a room for a couple of hours and pretend that some of that tension isn't there. You know, one of the things we say in the south if a Girl Scout egged your house, would you buy cookies from her? I think that this is a pretty similar scenario. There's no reason for him to go in and sit and pretend like this is going to be just another Saturday night." ONE THING WE'RE WONDERING: What happens to the alternative dinner that Samantha Bee said she was hosting?CHASER -- READ THIS WHOLE A1 STORY -- “Trump Ruled the Tabloid Media. Washington Is a Different Story,” by NYT’s Glenn Thrush and Mike Grynbaum: “The White House press secretary, Sean Spicer, has taken to slapping journalists who write unflattering stories with an epithet he sees as the epitome of low-road, New York Post-style gossip: ‘Page Six reporter.’ Whether the New England-bred spokesman realizes it or not, the expression is perhaps less an insult than a reminder of an era when Donald J. Trump mastered the New York tabloid terrain — and his own narrative -- shaping his image with a combination of on-the-record bluster and off-the-record gossip. He’s not in Manhattan anymore. This New York-iest of politicians, now an idiosyncratic, write-your-own-rules president, has stumbled into the most conventional of Washington traps: believing he can master an entrenched political press corps with far deeper connections to the permanent government of federal law enforcement and executive department officials than he has.“Instead, President Trump has found himself subsumed and increasingly infuriated by the leaks and criticisms he has long prided himself on vanquishing. Now, goaded by Stephen K. Bannon, his chief strategist, Mr. Trump has turned on the news media with escalating rhetoric, labeling major outlets as ‘the enemy of the American people.’ … ‘New York is extremely intense and competitive, but it is actually a much smaller pond than Washington, where you have many more players with access to many more sources,’ said Howard Wolfson, who has split his career between New York and Washington, advising former Mayor Michael R. Bloomberg and Hillary Clinton’s 2008 presidential campaign. ‘In New York, you can create a manageable set of relationships in a smaller universe,’ Mr. Wolfson said. ‘In Washington, that becomes a lot more complicated.’ There is another fundamental difference: During his Page Six days, Mr. Trump was, by and large, trafficking in trivia. As president, he is dealing with the most serious issues of the day. They involve the nation’s safety and prosperity, and it is the role of news organizations to cover them.” http://nyti.ms/2lcZfSP-- CORRECTION TO THIS STORY: “Because of an editing error, an earlier version of this article referred incorrectly to Sean Spicer’s upbringing. He was New England bred, having been raised in Rhode Island; he was not ‘New England born.’ (Mr. Spicer would not go on the record and give the correct facts pertaining to his birthplace.)” http://nyti.ms/2lcZfSPTRUMP dines at his hotel for his first night out on the town as president. The press pool got little information about the night. http://politi.co/2lcYBESWHAT TRUMP IS TWEETING -- @realDonaldTrump at 6:42 a.m.: “For first time the failing @nytimes will take an ad (a bad one) to help save its failing reputation. Try reporting accurately & fairly!” 30-second ad which will air during the Oscars http://bit.ly/2lU2FxJ … The print ads in today’s paper http://bit.ly/2mrYjMr … http:[email protected]: “8 minutes before this tweet, we showed the NYT ad and discussed it on @CNN @NewDay... perhaps the prez saw it” … @blakehounshell replies: “Hope you noted that the New York Times has been running ads for years.”--PER AN NYT SPOKESMAN: “The campaign includes national and local television, digital, social media, outdoor and print advertising. ... I’m afraid we can’t disclose the exact cost or our budget.”SAVANNAH GUTHRIE returns from maternity leave to the “Today Show” tomorrow.WHITE HOUSE MEMO -- PETER BAKER on H.R. MCMASTER: “Will Trump Take ‘Brutally Forthright’ Advice From McMaster?”: “McMaster’s ‘book, ‘Dereliction of Duty,’ … highlighted the consequences of the military not giving candid advice to a president. General McMaster concluded that during Vietnam, officers on the Joint Chiefs of Staff ‘failed to confront the president with their objections’ to a strategy they thought would fail. Twenty years later, the book serves as a guidepost to how he views his role as the coordinator of the president’s foreign policy team. … ‘It’s a history, but he obviously draws conclusions about the need for what you might term brutally forthright assessments by military and indeed also by civilian leaders,’ David H. Petraeus, the retired Army general and a patron of General McMaster, said in an interview. ‘That’s a hugely important takeaway. He has a record of being quite forthright.’ ...“‘The difficulty is that Trump has a lot of crazy ideas in his head — like we should steal Iraq’s oil or we should kill the relatives of terrorists or we need to ban Muslims from coming here,’ said Max Boot, a military historian at the Council on Foreign Relations. ‘And I’m sure someone like McMaster, like Mattis, understands how crackpot these ideas are. So can you say to the president, ‘Hey, Sir, you’re full’ of it? Mr. Boot continued. ‘Or do you have to sugarcoat it and handle him with kid gloves? I suspect it’s the latter, and that’s not been H. R.’s approach. We’ll see if Trump is man enough to take it.’” http://nyti.ms/2myVcl3 … $11.87 on Amazon http://amzn.to/2lTyMxKTHE NEW WORLD ORDER -- “Sources: U.S. considers quitting U.N. Human Rights Council:The body has been accused of unfairly targeting Israel, and Trump aides are questioning its usefulness,” by Nahal Toosi and Eliana Johnson: “The Trump administration is considering pulling the United States out of the United Nations Human Rights Council, a body that has been accused of being biased against Israel and criticized for including abusive governments, according to two sources in regular contact with former and current U.S. officials. No immediate withdrawal is expected ahead of the council’s next session, which starts Monday, but discussion of abandoning the council is likely to alarm international activists already worried that the United States will take a lower profile on global human rights issues under President Donald Trump. A final decision on membership in the council would likely involve Secretary of State Rex Tillerson, as well as the U.S. ambassador to the United Nations, Nikki Haley, and of course the president himself.” http://politi.co/2lnwh3z-- NYT A1, “Immigration Agents Discover New Freedom to Deport Under Trump,” by Nick Kulish, Caitlin Dickerson and Ron Nixon: “A whirlwind of activity has overtaken ICE headquarters in Washington in recent weeks, with employees attending back-to-back meetings about how to quickly carry out President Trump’s plans. ‘Some people are like: “This is great. Let’s give them all the tools they need,”’ said a senior staff member at headquarters, who joined the department under the administration of George W. Bush. But, the official added, ‘other people are a little bit more hesitant and fearful about how quickly things are moving.’ Two officials in Washington said that the shift — and the new enthusiasm that has come with it — seems to have encouraged pro-Trump political comments and banter that struck the officials as brazen or gung-ho, like remarks about their jobs becoming ‘fun.’ Those who take less of a hard line on unauthorized immigrants feel silenced.” http://nyti.ms/2lJ704X --“Trump Administration Seeks to Loosen Hiring Requirements to Beef Up Border Patrol,” by Foreign Policy’s Molly O’Toole: “The Trump administration is seeking to loosen some security requirements for hiring Border Patrol agents in order to meet a dramatic surge in immigration enforcement, according to internal memos obtained by Foreign Policy and analyzed by five current and former officials in the Department of Homeland Security. Customs and Border Protection, part of DHS, is seeking approval to relax some stringent standards that have made it difficult for the agency to meet recruitment targets in recent years. That includes a request to potentially loosen congressionally-mandated requirements such as a polygraph, as well as an entrance exam and background check.” http://atfp.co/2lTzVFmCENTERPIECE ON A1 OF THE MIAMI HERALD -- “Slain SEAL’s dad wants answers: ‘Don’t hide behind my son’s death,’” by Julie K. Brown: “When they brought William ‘Ryan’ Owens home, the Navy SEAL was carried from a C-17 military plane in a flag-draped casket, onto the tarmac at Dover Air Force Base, as President Donald Trump, his daughter, Ivanka, and Owens’ family paid their respects. It was a private transfer, as the family had requested. No media and no bystanders, except for some military dignitaries.“Owens’ father, Bill, had learned only a short time before the ceremony that Trump was coming. Owens was sitting with his wife, Marie, and other family members in the solemn, living room-like space where the loved ones of the fallen assemble before they are taken to the flight line. ‘I’m sorry, I don’t want to see him,’’ Owens recalled telling the chaplain who informed him that Trump was on his way from Washington. ‘I told them I don’t want to meet the President.’ … Now, Owens cringed at the thought of having to shake the hand of the president who approved the raid in Yemen that claimed his son’s life — an operation that he and others are now calling into question. ‘I told them I didn’t want to make a scene about it, but my conscience wouldn’t let me talk to him,’ Owens said Friday, speaking out for the first time in an interview with the Miami Herald. Owens, also a military veteran, was troubled by Trump’s harsh treatment of a Gold Star family during his presidential campaign. Now Owens was a Gold Star parent, and he said he had deep reservations about the way the decision was made to launch what would be his son’s last mission.” http://hrld.us/2ldasmdADELSON’S WORLD -- “Jewish Republicans torn over Trump,” by Alex Isenstadt in Las Vegas: “An uncomfortable debate broke out this weekend as the most prominent group of Jewish Republican donors in the country gathered at Sheldon Adelson’s lavish Venetian hotel: Should criticism of President Donald Trump be allowed. … The tug-of-war underscored a growing divide over Trump among Republican Jews, a group that counts Adelson as its de-facto leader. Many are elated by their party’s stunning election win and the fact that Barack Obama, who was seen as being openly antagonistic to Israel, is no longer in the Oval Office.” http://politi.co/2lJdmkCOKAY, WE GET IT! -- WaPo, today, “Trump’s Cabinet has to work as a cleanup crew” http://wapo.st/2kZrR6E ... Boston Globe, today, “Trump speaks, and his Cabinet explains” http://bit.ly/2mrVJpy … Politico’s Nahal Toosi, Thursday, “Trump’s words send Cabinet on perpetual clean-up mission” http://politi.co/2lJj1ayTHE LOYAL OPPOSITION -- “Perez elected DNC chairman: The former Labor secretary immediately moved to unify the party by naming Keith Ellison as his deputy chairman,” by Gabriel Debenedetti in Atlanta: “Tom Perez, the former Labor secretary for President Barack Obama, was elected as the Democratic National Committee’s new chairman on Saturday, replacing interim chair Donna Brazile after a rollicking four-month race and a chaotic final day of voting. Party members landed on a decision on who should be in charge of Democrats’ official party apparatus after two rounds of balloting. With 218 votes necessary to win, the final tally was 235 votes for Perez and 200 votes for Minnesota Rep. Keith Ellison.” http://politi.co/2lJnaeJTHE REAL QUESTION REMAINS: How will Perez and Ellison split up the work? DNC insiders tell us that will be harder than it appears.-- “Sanders revolution resists DNC loss,” by Isaac Dovere in Atlanta: “Sen. Bernie Sanders and his supporters went hard after anyone who wouldn't back Keith Ellison in the run-up to the [DNC] chair election. Sanders phoned Jaime Harrison on Wednesday, the South Carolina Democratic chair who was on the verge of dropping out of the race, making a heavy pitch for him to endorse Ellison as a transformational moment for the party. The next day, when Harrison threw his support to former Labor secretary Tom Perez instead, Ellison supporters worked off talking points and attacked him as a corporate lobbyist insider who’d struck a crooked deal that didn’t pass their purity test.” http://politi.co/2lJ9WyfSPOTTED: Perez holding court at the lounge bar at the Westin Peachtree Plaza Hotel after they closed the hotel bar. Bartender told patrons it was “bigger than SEC weekend.” Others on hand: Henry Munoz, Michael Blake, Grace Meng, Emmy Ruiz.SUNDAY BEST -- OHIO GOV. JOHN KASICH talks to JOHN DICKERSON on CBS’s “FACE THE NATION”: DICKERSON: “Governor, you met with the President to talk about healthcare. Where do you think he is in his thinking about reforming the Affordable Care Act?” KASICH: “Well I kind of outlined for him the things that I thought would work. I mean the program needs reformed. If you look over on the exchange side, some of these companies are melting down and you don’t want to have all the exchanges collapse, and you also don’t want to be in a position where you don’t cover these 20 million Americans. You have to make sure that you have a system that’s reformed, that more affordable, and is going to work but we’re just not going to pull the rug out from under people. He listened intently to me, got Secretary Price on the phone, we were there the two of us. And here’s what I think the problem is. The question is are Democrats going to work with Republicans to fix this system? What I’m hearing is they -- no. You Republicans didn’t work with us when we did Obamacare, we’re not going to work with you. And that’s kind of like 5th grade stuff. Because what’s at risk are all these people who are now getting coverage and we don't want to see it denied to them.”DICKERSON: “I guess Democrats would say, but they just want to repeal it. They don’t want to fix it. They just want to take the -- what’s your sense of that in terms of the President’s thinking?” KASICH: “Look, I can’t read his mind but I felt it was very positive. He responded very positively to a number of the ideas I had. And the fact of the matter is you can’t just repeal without repealing and replacing at the same time. It just becomes a political impossibility and there’s no reason to do it any other way than that.”WHITE HOUSE'S SARAH HUCKABEE SANDERS to GEORGE STEPHANOPOULOS on ABC'S "THIS WEEK" about an investigation into the Trump campaign's ties to Russia: SANDERS: "Look, I think the real easy answer here is that the FBI has already said this story is BS. Those are their words, so I apologize to my mom. But literally, those are the words of the FBI, that the story is BS. They came to us, they approached us for putting that story out there. I think the American people deserve to know the truth. And that's exactly what it is, that there's nothing here. Just because reporters say something over and over and over again doesn't start to make it true. At some point, we get to a place where we've got to move on and start focusing on the things that the American people care about and I don't think this is it."-- @FoxNewSunday: “.@CLewandowski_ on calls for independent prosecutor on Russia probe: If [Sessions] wants to investigate it’s his prerogative.”TAPPER'S CNN "STATE OF THE UNION" -- @CNNSotu: ".@ChrisChristie on Priebus-FBI: 'I don't think the WH chief of staff will have that kind of conversation w/ the FBI again -- nor should he.' ... @ChrisChristie on the Trump White House: These are all people who have never been in government before.'"-- @jaketapper: “We invited the @WhiteHouse to provide us with a guest to discuss the week’s news and the president’s agenda; they declined our offer.”THE CLINTON BEAT -- “Chelsea Clinton lets loose on Twitter,” by Annie Karni: “Hillary Clinton’s devastating defeat, coupled with the rise of President Donald Trump, has coaxed out a new Chelsea: provocative, punchier, and, for virtually the first time in her life, someone angling for attention in the political fray. ... Like the rest of the characters in her mother’s orbit, Chelsea Clinton [a birthday girl tomorrow] is in a moment of transition, trying to figure out whether she’ll pursue her own political career—a move she hasn’t ruled out—or find a path outside the family business. ‘Lots of people are riled up and dialing it up,’ said longtime Hillary Clinton confidante Philippe Reines. ‘Not as loyalists, but as citizens. I’m guessing that’s a big part of the motivation behind what she’s saying and how she’s saying it. She just also happens to be a Clinton.’” http://politi.co/2kZrqcEHAPPENING TONIGHT -- “Trump social team prepares to host ritzy Governors’ Dinner,” by CNN’s Kate Bennett. http://cnn.it/2ld6VVkFROM A PLAYBOOKER: OVERHEARD at the National Governors Association Winter Meeting: "Multiple governors and their top staff trying to figure out where they stand in the yet-to-be-released 'Best States' ranking by US News & World Report. The project was previewed for the first time in a closed-door lunch meeting, which sent the chiefs of staff and communications teams racing to set up private briefings on their results before it goes live on Tuesday." One Playbooker noted Massachusetts Gov. Charlie Baker had a big smile on his face.VALLEY TALK -- “Donald Trump’s ‘shadow president’ in Silicon Valley: Billionaire iconoclast Peter Thiel’s fingerprints are all over the administration,” by Eliana Johnson: “At the Presidio, the old Army fort in San Francisco where Thiel’s investment firms are housed, many of his employees have taken to calling him ‘the shadow president.’ ... Bannon’s ideology is a sort of populist nationalism, while Thiel’s is tech-centric: He believes progress is dependent on a revolution in technology that has been largely stymied by government regulation. ... Trump’s surprise victory in November also gave Thiel a renewed faith in the possibilities of politics, and he has worked around the clock to push friends and associates into positions that will give them sway over science and technology policy, an area he believes has been routinely neglected under previous administrations.“That helps to explain why Jim O’Neill, a managing director at Thiel’s venture capital firm, Mithril Capital Management, is now being considered to run [FDA]. O’Neill served at [HHS] in the George W. Bush administration but has no medical background. He has argued that drugs should not have to go through clinical trials to prove their efficacy before they are sold to consumers. ‘The fact that Jim is even in consideration for the position is astonishing,’ said one Thiel associate. ‘It’s legitimately an outrageous coup for Peter to be able to put somebody at that high a level of government.’” http://politi.co/2ldhg3hWINTER WHITE HOUSE UPDATE -- A1 OF THE PALM BEACH POST -- “Palm Beach County aims to weigh benefits of Trump visits against costs,” by Wayne Washington: “Much has been made of the escalating costs of providing additional security during President Donald Trump’s trips to Mar-a-Lago, which he has dubbed the ‘winter White House.’ But having the president in your midst brings benefits, too. And Palm Beach County wants to know how they stack up. The county is conducting a review of the benefits and costs of having the president travel here frequently...“During presidential stays, television reporters air stories on the president, often with an image of sunny and warm Palm Beach County in the background. Palm Beach County Administrator Verdenia Baker explained that such mentions are called ‘home impressions,’ and they could make, well, an impression. ‘People could look at that and say, ‘Palm Beach County, it’s pretty there,’ she said. ‘We should visit there.’ ... Businesses at Palm Beach International Airport and the general aviation airports that the county operates in Pahokee and west of Lantana and Palm Beach Gardens have reported hundreds of thousands of dollars in lost income since Trump was elected because of temporary flight restrictions imposed during presidential visits. That in turn affects Palm Beach County’s income because the county gets a portion of the gas sales and rent income collected by the fixed base operators.“The general aviation airport in Boca Raton, which is not operated by the county, also has reported lost business during Trump’s visits. The Palm Beach County Sheriff’s Office has racked up $1.5 million and counting in overtime as deputies assist with security and traffic management when Trump comes to town. Sheriff Ric Bradshaw estimates the presidents’ visits cost $60,000 a day in deputy overtime.” http://bit.ly/2mzcjmEBUSINESS BURST -- “Bond Market Is Flashing Warning Signal on Trump Reflation Trade,” by WSJ’s Min Zeng: “The U.S. bond market is parting ways with the stock market—a red flag for investors who piled into the reflation trade. While the Dow Jones Industrial Average has soared more than 1,000 points so far this year and closed at a record of 20821.76 Friday, the yield on the benchmark 10-year Treasury note fell to 2.317% Friday, the lowest since late November, from 2.446% at the end of 2016.” http://on.wsj.com/2lTLtIF -- WARREN BUFFETT’s annual letter -- always worth a read: http://bit.ly/2lnOmyoTIM ALBERTA at National Harbor in Oxon, Maryland, “‘The Conservative Movement Is Donald Trump’: Trump’s takeover of conservatism is faster and more decisive than anyone expected”: “To spend three days at this year’s CPAC, the annual right-wing carnival of politics and culture, was to witness an ideology conforming to an individual rather than the other way around. ... In his meandering 48-minute speech, Trump did not once use the words ‘liberty’ or ‘constitution.’ He did not invoke the name of Ronald Reagan, the last Republican president to address CPAC during his first year in office, and to whom he was incessantly compared throughout the week. He made no reference to ‘government,’ in terms of keeping it small, limited or otherwise. And the only time he uttered the word ‘conservative’ was in reference to his triumph at the ballot box.” http://politi.co/2ld3u0I MEDIAWATCH -- “Gretchen Carlson in talks to join MSNBC, sources say,” by Business Insider’s Oliver Darcy: “Carlson, who settled a multi-million lawsuit late last year against former Fox News chief Roger Ailes, is in talks with MSNBC to join the network, sources familiar with the matter told Business Insider. A source familiar with the matter said Carlson’s deal had not yet been finalized, but was nearing completion. ... An MSNBC spokesperson initially said Carlson had not joined the network, but would not comment on if she was in talks to do so. After publication of this story, the MSNBC spokesperson denied Carlson was in talks with the network.” http://read.bi/2mz2HZ5-- NEW WSJ AD: “The Face of Real News -- John Carreyrou’s nearly year-long investigation into blood-testing startup Theranos drew widespread public attention to the excesses of the Silicon Valley boom and voided tens of thousands of blood samples that could have endangered public health. Real journalists and real news from America’s most trusted newspaper.” Pic http://bit.ly/2lJ8BYh ...Carreyrou’s first big Theranos story http://on.wsj.com/2mjuwZoWEST COAST WATCH -- “In deep blue California, Trump electrifies GOP,” by David Siders and Carla Marinucci: “California’s withered Republican Party finally found reason for cheer. In less than six weeks, President Donald Trump had done more to unsettle Democrats in the land of Jerry Brown and Berkeley than Republicans managed for years, calling the nation’s most populous state ‘out of control’ and panicking its ruling party on issues ranging from climate change to health care and immigration. As the California GOP tipped cocktails at its spring convention over the weekend, it held out hope that Trump might reinvigorate its ranks. ‘I don’t know about you,’ the state party chairman, Jim Brulte, told delegates in a hotel ballroom across from the state Capitol. ‘But Donald Trump’s just rockin’ my socks.’” http://politi.co/2lTC5EUTHE OSCARS ARE TONIGHT -- Where to watch the big show (hosted by Jimmy Kimmel starting at 7 p.m.) http://wapo.st/2lJ4VHQ VIDEO DU JOUR – NYT launched its first “Daily 360” video series today -- “For the series, The Times got exclusive access to a crew of scientists who are living in a bio-dome in Hawaii to simulate a human colony on Mars. It’s a NASA-funded study of human behavior, in order to prepare for future missions to Mars. We filmed their training in January, before they began their 8-month isolation in the dome. We sent a 360 camera in with them, and received their first transmission of 360 video last week.” 5-min. video http://nyti.ms/2lnluXgBONUS GREAT WEEKEND READS, curated by Daniel Lippman:--“Don’t Dismiss President Trump’s Attacks on the Media as Mere Stupidity,” by Bret Stephens in the Daniel Pearl Memorial Lecture delivered this past week at UCLA: “We crossed a rubicon in the Clinton years, when three things happened: we decided that some types of presidential lies didn’t matter; we concluded that ‘character’ was over-rated when judging a president; we allowed the lines between political culture and celebrity culture to become hopelessly blurred. But whatever one might say about President Clinton, what we have now is the crack-cocaine version of that.” http://ti.me/2lGmKr2--“Red and Blue Roommates,” photographs and text by Ty Wright for The Chronicle of Higher Ed: “Matt and Zain have been friends since third grade. One voted for Trump. The other is Muslim. A friendship is being tested.” http://bit.ly/2lQyOq1--“The Very Drugged Nazis,” by Antony Beevor in the N.Y. Review of Books, reviewing “Blitzed: Drugs in the Third Reich,” by Norman Ohler, translated from the German by Shaun Whiteside: The drugs “certainly contributed to Hitler’s fantasies about maps showing German progress as he lost all touch with the reality on the battlefield.” http://bit.ly/2la5pmO ... $18.30 on Amazon http://amzn.to/2laXRAi (h/t TheBrowser.com)--“The Accidental Activist,” by Joshua Prager in the Feb. 2013 Vanity Fair: “She appeared to be the perfect plaintiff in a case that changed America’s political landscape: Roe v. Wade ... But Norma McCorvey ... was never what she seemed: neither as the pregnant Texas woman who won fame as abortion-rights icon ‘Jane Roe,’ nor as the pro-life activist she would become. Retracing her life through family, friends, and advisers, Joshua Prager investigates.” http://bit.ly/2lal6KM--“On Anger, Disgust, and Love,” by Andrea Scarantino on EmotionResearcher.com: “Martha Nussbaum is the Ernst Freund Distinguished Service Professor of Law and Ethics, appointed in the Philosophy Department, Law School, and Divinity School at the University of Chicago. She is a world-renowned philosopher whose ideas on emotions and their roles in social life, developed in dozens of best-selling books and 500 articles, have had a profound influence both in academia and in the world at large.” http://bit.ly/2mhHoiu--“Who Is Guy Fieri?” by Helen Hollyman in Vice: “Guy Fieri has become as pervasive to the American consciousness as one of our greatest exports: the Kardashians. He has formal involvement in more than 40 restaurants worldwide; three TV shows; six best-selling cookbooks, and a fleet of grocery store products.” http://bit.ly/2lGk3nE (h/t Longreads.com)--“Contemplating Human Extinction, Deep in the Badlands,” by Edward McPherson in LitHub.com: “Digging for dinosaur bones amid the Dakota oil boom.” http://bit.ly/2lkthFf--“How Peter Thiel’s Palantir Helped the NSA Spy on the Whole World,” by Sam Biddle in The Intercept: The “controversial (and opaque) company Palantir has long sought to sell governments an unmatched power to sift and exploit information of any kind. ... Palantir has worked for years to boost the global dragnet of the NSA and its international partners, and was in fact co-created with American spies.” http://bit.ly/2lGbBEO--“The Holocaust’s Great Escape,” by Matthew Shaer in the March Smithsonian: “A remarkable discovery in Lithuania brings a legendary tale of survival back to life.” http://bit.ly/2lakpAY--“Hollywood Has No Idea What to Do with VR,” by Ty Burr in Technology Review: “Traditional movies were the popular art form of the 20th century. Is virtual reality what comes next?” http://bit.ly/2mvTlxd--“A Journey Through Assad’s Syria,” by Fritz Schaap in Der Spiegel: “With the fall of Aleppo, the regime of Bashar Assad once again controls the country’s second-largest city. But is reconciliation possible in the country? A journey through the dictator’s rump state.” http://bit.ly/2lGoP4E--“A Comparative Guide to Russia’s Use of Force: Measure Twice, Invade Once,” by Michael Kofman in War on the Rocks: “In recent conflicts, Russia has demonstrated a keen understanding of how to apply this instrument of national power to achieve desired political ends, doling out force in prescribed doses in the quest for decisive leverage. Although Russian military power remains a blunt force instrument, the state wields it more like a rapier, demonstrating discretion and timing.” http://bit.ly/2mhIf2J--“Stop calling for a Muslim Enlightenment,” by Christopher de Bellaigue in The Guardian: “After every terror attack the call rings out for the Muslim world to become modern. But ... Muslims have strenuously engaged with all that is new for hundreds of years.” http://bit.ly/2lPTVbQ--“4chan: The Skeleton Key to the Rise of Trump,” by Dale Beran in Medium: “Trump’s younger supporters know he’s an incompetent joke; in fact, that’s why they support him.” http://bit.ly/2lGlzYw(h/t Longform.org)--“The Coffee Shaman,” by Sam Dean in Lucky Peach: “Meet the man responsible for third-wave coffee—and the Frappuccino.” http://bit.ly/2lPZIyiSPOTTED: Treasury Secretary Steve Mnuchin last night with a teenage girl and a guy at Café Milano ... At other tables at Milano: Kathy O’Hearn with David Hume Kennerly; Steve Hilton. ... Jennifer Garner was at Milano on Friday night ... Fox News’ Tucker Carlson leaving the Glover Park restaurant Surfside with a massive takeout bag of food Saturday night ... Michelle Obama at the Kennedy Center last night for a Ledisi concert.TRANSITIONS -- Dan Morrison has joined the Pew Research Center as vice president of global comms, based in Washington. This comes following a six-year stint in Paris, where he served as head of global media for OECD.WELCOME TO THE WORLD -- BUSH ALUMNI -- Brian Roehrkasse, VP of external comms at BAE Systems and alum of the Bush 43 White House, DHS and DOJ, and Megan Gerking, associate at Covington & Burling and a DOJ alum, post on Facebook: “After 9 long months of anticipation and excitement, our little bundle of joy arrived last night! Please join us in welcoming Colton Tim Roehrkasse to the world.” Pics http://bit.ly/2lnoXoE … http://bit.ly/2mzgVceWEEKEND WEDDINGS -- “Theresa Apoznanski, Kyle Scott” -- N.Y. Times: “The bride, 27 … is a first-year pediatric resident at Maria Fareri Children’s Hospital at Westchester Medical Center in Valhalla, N.Y. She graduated from N.Y.U. and received a medical degree from New York Institute of Technology College of Osteopathic Medicine. … The groom, also 27, is a digital video producer at NBC News in New York. He graduated magna cum laude from Cornell. ... The couple met in a physics class in 2005 at Smithtown High School West in Smithtown, N.Y. [and went to prom together], and he proposed a decade later on the High Line in Manhattan.” With pic http://nyti.ms/2kZw2zB ... Wedding pic http://bit.ly/2lJ43CR -- “Mary Childs, Scott Lane” -- Times: “The bride, 30, who will be keeping her name, was until January based in New York as the United States financial correspondent for The Financial Times [and is a Bloomberg alum] … She is now based in Laguna Woods, Calif., working on a book on the money-management industry to be published by Flatiron Books … She graduated from Washington & Lee University in Lexington, Va. … The groom, 32, is a songwriter and guitarist for the Congress, a touring rock band based in Richmond. … He graduated from Randolph–Macon College in Ashland, Va. … The couple met in 2001 during high school (where both their mothers worked) and the following year were cast as boyfriend and girlfriend in the school play, ‘The Man Who Came to Dinner.’ But they did not begin dating until 2014.” With pic http://nyti.ms/2lJsiB1BIRTHDAYS: CBS News White House producer Arden Farhi, son of WaPo’s Paul Farhi ... Kelley Gannon Russell, Bush alum ... Sen. Tim Kaine (D-Va.) is 59 ... WashTimes White House correspondent Dave Boyer, a Philly Inquirer alum … president of Turkey, Recep Tayyip Erdogan, is 63 ... Obama-world’s Fae Jencks … former S.C. Gov. David Beasley is 6-0 … Politico’s Sophie Willis, Katie Ellsworth, Li Zhou and Sarah Eppler ... Carrie Meadows, COS to Rep. Dan Newhouse (R-Wash.) ... Amanda Alpert Loveday, senior project manager at NP Strategy ... A’shanti Gholar, DNC alum now political director for Emerge America ... Ashli Palmer, Asst Democratic Leader Clyburn’s policy director ... Courtney Paul, associate manager of comms at the Chamber’s Global Intellectual Property Center (h/t Laura Crist) ... Michele Ridge, former first Lady of Pennsylvania and wife of Gov. Tom Ridge, is 7-0 (h/t Ed Cash) ... Zara Haq, a Hillary and DNC alum ... Clay Doherty, former director of protocol and special events at USAID (h/t Ashley Chang) ... Jo Schopper (h/t Jon Haber) ... Jeff Abers, an attorney in Fort Lauderdale and a big Playbook fan, is 62 ... Celia Meyer of the Independent Women’s Forum, who on President’s Day gave birth to Lincoln Elizabeth Meyer with Ron Meyer, editor of Red Alert Politics – pic http://bit.ly/2lXR6WI ...... Corry Bliss, executive director of American Action Network and Congressional Leadership Fund, is 36 ... Ronald Lauder is 73 (h/t Jewish Insider) ... Maddie Sawyer Keane, youngest daughter of Perkins Coie’s Political Law Group partner Kate Keane and SmartPower’s Brian Keane, is 2 ... Reuters’ Nicholas Brown is 32 ... Adam Baer, an investment bank analyst at Bank of America Merrill Lynch (h/t dad Don) ... Val Young, Deval Patrick alum now with The Boston Consulting Group ... Alan Rosenblatt, director of digital research at Lake Research Partners and a CAP alum … Tim Brant … Jonathan Nabavi, counsel to Senate Judiciary ... Eric Kleefeld ... Emily West … Peter Scheer, former executive director of First Amendment Coalition ... Samantha Lugo ... Kathy Park ... Scott Sanders ... Lisa Shin ... Bassima Adriana ... Sarah Budds, FSO at State ... Mark Gersh ... Debbie Timko ... Cathey Park ... Kevin Thurman (h/ts Teresa Vilmain) ... Ryan Falk, LC for Rep. Thomas Massie ... Bill Pishotta ... Fred Joseph of Rep. Alex Mooney’s office ... George Agurkis of House Rules ... Ashli Palmer ... singer Fats Domino is 89 (h/t AP)

25 февраля, 13:36

Саудия заключила сделку с компанией BAE Systems plc на покупку 48 истребителей «Тайфун»

السعودية تعقد صفقة مع «بريتش إيروسبيس» لشراء 48 مقاتلة «تايفون« Саудия заключила сделку с компанией BAE Systems plc на покупку 48 истребителей «Тайфун« Исполнительный директор оборонной  компании BAE Systems plc Ян Кинг объявил о заключении новой сделки с Саудией на поставку 48 истреьителей «Eurofighter Typhoon«. В интервью английской газете «Time» Ян Кинг отметил что после … Читать далее Саудия заключила сделку с компанией BAE Systems plc на покупку 48 истребителей «Тайфун» →

Выбор редакции
21 февраля, 22:00

Киберпреступники научились имитировать "русский след"

Киберпреступники маскируются под российских хакеров, имитируя русский язык в командах. Об этом сообщается в исследовании экспертов компании BAE Systems Сергея Шевченко и Адриана Ниша (Adrian Nish).Специалисты проанализировали вредоносное ПО, которое злоумышленники использовали для атак на банки в Польше. В нем содержалось большое количество русскоязычных фраз, якобы указывающих на происхождение взломщиков.В действительности же большинство слов написаны человеком, который явно не является носителем языка. В исследовании говорится, что мошенники использовали Google Translate для перевода на русский.Эксперты также приводят несколько примеров: во вредоносном ПО нашлось слово "kliyent". Хакер, вероятно, использовал фонетическое написание слова вместо "client" или "klient". Кроме того, киберпреступники употребили несколько глаголов в неправильной форме: "установить" как "ustanavlivat" и "выйти" как "vykhodit".В конце января польские СМИ сообщили о попытке взлома компьютерных сетей МИД Польши. При этом польские представители утверждали, что за попыткой кибератаки стояли хакеры из группировки APT28 или APT29, связанные с Главным разведывательным управлением (ГРУ) Министерства обороны России и ФСБ. Министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал все обвинения "туфтой и враньем".(https://lenta.ru/news/201...)

21 февраля, 22:00

Киберпреступники научились имитировать "русский след"

Киберпреступники маскируются под российских хакеров, имитируя русский язык в командах. Об этом сообщается в исследовании экспертов компании BAE Systems Сергея Шевченко и Адриана Ниша (Adrian Nish).Специалисты проанализировали вредоносное ПО, которое злоумышленники использовали для атак на банки в Польше. В нем содержалось большое количество русскоязычных фраз, якобы указывающих на происхождение взломщиков.В действительности же большинство слов написаны человеком, который явно не является носителем языка. В исследовании говорится, что мошенники использовали Google Translate для перевода на русский.Эксперты также приводят несколько примеров: во вредоносном ПО нашлось слово "kliyent". Хакер, вероятно, использовал фонетическое написание слова вместо "client" или "klient". Кроме того, киберпреступники употребили несколько глаголов в неправильной форме: "установить" как "ustanavlivat" и "выйти" как "vykhodit".В конце января польские СМИ сообщили о попытке взлома компьютерных сетей МИД Польши. При этом польские представители утверждали, что за попыткой кибератаки стояли хакеры из группировки APT28 или APT29, связанные с Главным разведывательным управлением (ГРУ) Министерства обороны России и ФСБ. Министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал все обвинения "туфтой и враньем".(https://lenta.ru/news/201...)

21 февраля, 17:42

Хакеры-мошенники начали маскироваться под русских

Эксперты компании BAE Systems проанализировали вредоносное программное обеспечение, которое хакеры использовали для осуществления кибератак на польские банки, и пришли к выводу, что русский язык в коде используется для имитации «российского следа». В исследовании экспертов Сергея Шевченко и Адриана Ниша, результаты которого опубликованы в блоге BAE Systems, указывается на большое число русскоязычных фраз, которое использовали хакеры. При этом авторы исследования отмечают, что для имитации «русского следа» хакеры пользовались Google Translate, так как они не являются носителями русского языка. Так, во вредоносном ПО обнаружилась фраза «kliyent2podklyuchit». Исследователи обратили внимание на слово «клиент» («kliyent»), написанном фонетически. Также перечислены глаголы, употребленные в неправильной форме, – ustanavlivat (правильный аналог – ustanovit' или ustanoviti - здесь и далее - такая транскрипция дана в оригинале – прим. ВЗГЛЯД), poluchit (poluchit' или poluchiti), pereslat (pereslat' или pereslati), derzhat (derzhat' или derzhati) и vykhodit (vyiti). Напомним, Запад продолжает обвинять Россию в кибератаках не политические и общественные институты, впрочем, не находя тому никаких доказательств. Спекуляции на тему «вмешательства» российских спецслужб и «российских хакеров» во внутренние дела других стран стали частью антироссийской информационной кампании.

21 февраля, 16:16

Кибервзломщики научились имитировать "след русских хакеров"

Киберпреступники научились маскироваться под российских хакеров, передаёт "Лентра.ру", ссылаясь на исследование экспертов компании BAE Systems. Специалисты проанализировали вредоносное программное обеспечение, которое взломщики использовали для атак на банки в Польше, и выяснили, что имитировали русский язык в командах. Оказалось, что русскоязычные фразы, использованные в ПО, были написаны вовсе не носителем языка, а переведены через Google Translate. По всей вероятности, киберпреступники использовали этот трюк, чтобы отвести от себя подозрение, сыграв на массовой истерии Запада касательно "хакеров из России". Напомним, 30 января 2017 года польские СМИ сообщили о попытке взлома компьютерных сетей МИД Польши. Представители польского дипведомства утверждали, что к атаке причастны хакеры из группировки APT28 или APT29, связанные с ГРУ МО РФ и ФСБ. В МИД РФ эти обвинения назвали откровенным враньём.

14 января 2014, 09:07

Палубные беспилотники с ракетами – новое в тактике войн

За желанием США сделать палубные беспилотники более крупными и грузоподъемными стоит трансформация тактики будущих боевых действий. Имея значительное превосходство в части организации военных операций и ведения боевых действий с применением авианосцев, США уходят вперед в главной составляющей этого вида вооружений – применении палубной авиации. После того, как палубный беспилотный летательный аппарат X-47B в 2013 году прошел испытания на уровне демонстратора технологий, казалось – это предел, и дальше в развитии связки «авианосцы-истребители» двигаться некуда, по крайней мере, в ближайшие лет 10. Однако ВМС США изменили концепцию. Они заявили, что намерены заказать более крупный палубный беспилотник, сопоставимый по размерам с истребителем F-14 Tomcat – старым, если не старейшим (1970 года рождения), палубным истребителем компании Grumman Aircraft Engineering Corporation. Вы, наверное, улыбнетесь - единственной страной, куда экспортировались F-14, был Иран. Но – Иран шаха, а не аятолл. Разработка нового аппарата будет проводиться в рамках программы ВМС США UCLASS - Unmanned Carrier-Launched Surveillance and Strike. На сегодняшний день в ней принимают участие несколько конкурирующих фирм со своими предложениями. Формальный лидер - Northrop Grumman со своим базовым «демонстратором технологий» X-47B-D (demonstrator). Среди других конкурентов на очень дорогой заказ ВМС США - Lockheed Martin, Boeing – со своим Phantom Ray, и General Atomics с морской версией своего базового беспилотника Avenger. Phantom Ray - также базовый демонстратор, невидимка, тип - летающее крыло, имеет размер обычного истребителя, отличается универсальностью применения - разведка и наблюдение, ракетная атака, дозаправка других машин, в том числе - пилотируемых. Его отличает развитый искусственный интеллект, умение подавлять системы ПРО противника. Одна из важных миссий Phantom Ray - проведение электронных атак, умение вывести из строя коммуникации противника. Характерно – о многом говорит, участие в тендере компании General Atomics. Компания является ведущим производителем не столько самих аппаратов, сколько авионики - беспилотных авиационных систем. Ее концепция – использование тактических разведывательных радаров и систем наблюдения. Современный беспилотный аппарат просто не может обойтись без средств разведки, наблюдения и рекогносцировки. General Atomics в этой части опережает другие американские компании, которые в ряде случаев приобретают у нее новые технологии, основанные на лазерах, оптико-электронных датчиках, сверхширокополосных каналах передачи данных. ВМС требует, чтобы масса перспективного аппарата составляла 31.8-36.3 т, аналогично F-14 Tomcat, максимальный взлетный вес которого – 33.7 т. Кстати, уже тогда – 40 лет назад, F-14 Tomcat способны были развивать скорость до 2.5 тысяч км/час, а их боевой радиус составлял около 1000 км... Требование по грузоподъемности означает - будущий беспилотный палубник будет использоваться как ракетоносец. Еще одной предполагаемой специализацией является его применение в качестве танкера для дозаправки в воздухе истребителей F-35C Lightning II. В этом случае он, по условиям тендера, должен быть способным принять на борт до 9 тонн горючего. Продолжительность полета беспилотников должна быть не меньше 14 часов. Кроме того, новые машины в части каналов управления и обмена данными будут сопрягаться с пилотируемыми истребителями F-35C или F/A-18E/F Super Hornet - для запуска ракет по их команде. Управляться перспективные палубные беспилотники будут не только с авианосца, с палубы которого стартовали, но и борта уже упоминаемых истребителей F-35C, а также самолетов дальнего радиолокационного обнаружения E-2D Hawkeye. Ничего не известно пока о том, будут ли они сопрягаться с последним уровнем системы – спутниками. Планы ВМС США простираются к 2030 году, когда предполагается накопить опыт применения палубных беспилотников, на основании которого будут выработаны дополнительные требования к аппаратам такого класса. И это странно – уверен, через 16 лет центр тяжести подобного рода операций будет поднят с уровня морской поверхности на космические орбиты. Тем не менее, выскажусь осторожно - военным аналитикам, прогнозирующим войны будущего, виднее. Максимальная взлетная масса беспилотника X-47B – 20.2 т, скорость - до 1035 км/час, дальность – почти 4 тысячи км. X-47B способен принять на борт вооружение общей массой до 2 тонн. Выше указано - о намерении принять участие в разработке перспективных палубных беспилотников объявили американские компании Northrop Grumman, General Atomics, Boeing и Lockheed Martin. Есть и такой вариант, который принят в США: заказ могут получить все претенденты, а окончательный выбор будет сделан после создания реальной летающей модели. Это дороже, но умнее, а главное - практичнее. И весьма вероятно, что через несколько лет на борту авианосцев будут базироваться несколько типов тяжелых беспилотных аппаратов... Новые аппараты планируется принять на вооружение в 2019-2021 году, но окончательные требования к ним будут обнародованы до конца 2014 года. А теперь вопрос, волнующий израильтян: могут ли в конкурсе участвовать израильские компании, которым, по оценке международного «судьи» SIPRI - Стокгольмского института исследования проблем мира, принадлежит около 60% мирового рынка экспорта беспилотников? Вряд ли: в военной доктрине Израиля отсутствует практика использования авианосцев, их нет у Израиля, еще и потому, что они невероятно дороги, а в техническом отношении их создание по силам только 3-4 державам мира. Вряд ли у Израиля имеется необходимая для их создания «в железе» технологическая оснастка. А потому Израиль не производит тяжелые беспилотные аппараты указанной выше грузоподъемности. Но вот в чем бы Израиль мог конкурировать с американскими компаниями, так это в создании «умной авионики». И хотя тягаться с такими фирмами как Northrop Grumman и General Atomics – лидерами мировой авионики, трудно, но вполне по силам израильским компаниям. Уверен – после проведения тендера, если будут выбраны модели беспилотников компаний Boeing или Lockheed Martin, они, весьма вероятно, обратятся к израильским производителям. Так, как это произошло с истребителем F-35C Lightning II. Еще одна возможная ветвь сотрудничества – разработка и производство крыльев для беспилотника (совместно с британской BAE systems) – в случае, если тендер выиграет Lockheed Martin. На мировом рынке оружия складывается любопытная ситуация: лидеры рвутся в сторону технологий, отстающие – упорно лезут в железо, ежедневно создавая отсталые ракеты, эфемерные авианосцы, заявляя о новых самолетах... из прошлого века. Новое оружие полностью меняет тактику войн, и страны третьего мира не успевают не то что создать противоядие, но даже отреагировать на новшества. Однако лидерство в сфере оружия - в большей степени элемент бизнеса. Кто создает более сильное оружие? Это можно будет узнать из рейтинга экспорта вооружений, выход которого вскоре ожидается. Именно он оценит и расставит по своим местам годовой вал реальной и лживой информации о вооружениях. И думаю – вы будете сильно удивлены. Автор Юваль Крайский

28 июня 2012, 21:08

Парадокс превосходства

От редакции. Terra America продолжает расследовать тему концепции стратегической неуязвимости Соединенных Штатов. Готовится ли эта страна принять бремя неоспоримого мирового превосходства посредством снятия всех тех оговорок уже имеющейся гегемонии, которые представляет ядерный потенциал России и других государств-членов атомного клуба? Специалист в области оборонных технологий Илья Клабуков рассказывает о тех ресурсах, которые используют США для достижения задачи обретения неуязвимости и о тех проблемах, которые неминуемо возникнут у них на пути. Редакция сайта обещает вернуться к данной теме в ближайшем будущем. * * * В одной древней легенде говорится о неуязвимом воине, чья сила поражала воображение. Будучи представителем могущественного народа, он никогда не встречал равного себе в силе и ловкости. Подданный великого царя, он вел за собой армию, олицетворяя дух великой империи. Все знали, что у выставленного против него в поединке несчастного юноши не может быть никаких шансов. * * * Мир все более усложняется. В гораздо большей степени это применимо для технологического мира – области науки и техники множатся каждый год. Если раньше достаточно было прочитать несколько лучших журналов для того, чтобы представлять себе, что происходит в конкретной области науки, то сейчас многие направления стали необъятными дисциплинами. И тот, кто ставит своей целью быть первым везде либо должен изменить парадигму, либо упереться в естественные пределы роста. Технологическая неуязвимость обороны и безопасности США в ближайшем будущем – один из актуальных вопросов политики. Но помимо содержательного наполнения, он во многом опирается на эмоции, страхи и неосознанные мысли людей. Попробуем разобраться в происходящем. Взгляд снизу вверх Сейчас в лице США мы можем увидеть сверхсовременную сверхдержаву с необычайными военными и научно-технологическими возможностями и мощью, с которой не сравнится ни одна другая страна в мире. Научное сообщество, создающее передовые идеи, на которые ориентируются от Нобелевского комитета до инновационных центров. Крупнейшие вооруженные силы, способные за несколько недель смести с лица земли целые государства. Огромная промышленная индустрия, способная за короткое время серийно наладить производство новой техники. Бюджет Министерства обороны США на 2012 год составил 662,5 миллиарда долларов. Хотя это на 5,2 миллиарда меньше, чем в 2011 году, он все равно в два раза превосходит оборонный бюджет Европейского союза, в 6 раз – Китая, в 8 раз – России. Эти гигантские суммы являются материальным обеспечением доктрины стратегической неуязвимости, которая лежит в основе военной стратегии США[1]. Может показаться, что идеал стратегической неуязвимости всегда определял военную стратегию США, но это не так. Господствовавшая во времена Холодной войны доктрина гарантированного взаимного уничтожения (mutually assured destruction), была основана на признании взаимной уязвимости СССР и США и невозможности избавиться от нее. По мнению профессора политологии Университета Манитобы Джорджа МакЛина, «прежняя доктрина гарантированного взаимного уничтожения была на самом деле ориентирована на уязвимость». Новая доктрина стала закономерным следствием драматического изменения геополитического баланса в последнем десятилетии прошлого века. Распад Советского Союза, победа США в Холодной войне и связанное с этим снижение силовой конкурентности со стороны международной среды способствовали тому, что Вашингтон уверился в своем превосходстве в области конвенциональных и ядерных вооружений. Это, в свою очередь, обусловило переход к комплексу стратегий, ориентированных на неуязвимость, в частности, к стратегии Н-ПРО. Доктрина стратегической неуязвимости опирается на неоспоримое интеллектуальное превосходство США, прежде всего в сфере науки и техники. Передовые разработки, достижения в области гиперзвуковых средств, беспилотных аппаратов, самолетостроения, астронавтики, робототехники, информационных систем – в конечном счете, способности вести сетецентрические военные действия. Если сложить это с современными и многочисленными разведывательными службами и подрядчиками, по разным оценкам насчитывающими до 600 тысяч человек, – мы увидим самую мощную армию мира, которой обеспечивается технологическое превосходство. Военная мощь поддерживается научными программами американских университетов, интеллектуальным превосходством национальной разведки, аналитической и идейной работой «фабрик мысли»: в 2012 году исследовательская программа Пентагона составила 71 миллиард долларов и была разделена между 23 ведомствами – от крупных (заказывающих управлений Армии, ВВС, ВМС, а также DARPA), до совсем крошечных (Центр технической информации министерства обороны, Агентство военного сотрудничества и другие). Помимо ведомственных НИОКР – бюджет содержал 5 национальных секретных программ на общую сумму 16,3 миллиардов долларов. В этом году Пентагон продолжил увеличение расходов на «фундаментальные оборонные исследования». Под этим понятием подразумеваются поисковые исследования в области инфокоммуникационных технологий, нанотехнологий и материалов, биомедицины, когнитивных технологий, универсальных систем связи, кибербезопасности и новой электроники – работы, которые позволят апробировать новые физические принципы, успехи в которых являются стратегически важными для государства. Прикладные работы выполняются в национальных лабораториях, подконтрольных Министерству обороны и Минэнерго. В этих организациях проводятся работы по созданию прикладных средств, являющихся ключевыми для непосредственного использования в военной области – создание ядерного оружия, лазерные технологии, суперкомпьютерные системы, энергетика. Помимо них, в прикладных исследованиях и разработках по заказу Пентагона заняты сотни подрядчиков и десятки тысяч субподрядчиков. Среди основных контракторов – Lockheed Martin – крупнейшая оборонная компания в мире, Boeing, Raytheon и другие. Военную поддержку американской армии оказывают десятки тысяч наемников частных военных компаний (ЧВК), сохраняющих лицо военному командованию. Созданная в 1997 году Эриком Принсом компания BlackWater стала своего рода инновацией в военном деле и положила началу целой индустрии «сервисов на поле боя» – от охраны и разминирования до анализа данных и подготовки кадров. Отдельного упоминания заслуживает разведывательное сообщество США, обеспечивающее интеллектуальное превосходство в международных отношениях и планировании операций. Более полумиллиона американцев под эгидой АНБ и ЦРУ ежедневно собирают, анализируют и думают над разнотипной информацией, готовя информационный продукт высокого качества для высшего руководства. Вне всякого сомнения, представленный монстр – огромный механизм обеспечения национальной безопасности и обороны. Вопрос только в том, в какой степени он обеспечивает неуязвимость для США. Взгляд изнутри В среде американских экспертов по военным стратегиям нет единой точки зрения относительно возможности обеспечения реальной стратегической неуязвимости страны. По мнению специалиста по советской внешней политике, профессора Университета Талсы (Оклахома) Роберта Доналдсона, последним президентом США, который считал возможным достижение стратегической неуязвимости США, был Рональд Рейган. В своем интервью Terra America Доналдсон заявил: «Я общаюсь со многими видными военными аналитиками, а также с людьми в правительстве, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из них рассуждал о стратегической неуязвимости США». По мнению эксперта, ни один из Бушей, ни Клинтон, ни Обама не стремились воздвигнуть какой-либо щит, который бы полностью лишал Россию или даже Китай их стратегических наступательных возможностей. «Угроза для США исходит от таких стран, как Северная Корея и Иран. Ограниченная противоракетная оборона как раз и призвана противостоять их угрозам, а вовсе не обнулить наступательный потенциал России», – считает Доналдсон. Иную точку зрения отстаивает Джордж МакЛин: Он признает, что «как в США, так и в Канаде, и в Европе есть теоретики военного дела, которые, проанализировав концепцию Н-ПРО и доктрину неуязвимости, пришли к выводу, что минимально здравая и беспристрастная оценка доктрины неуязвимости указывает на ее несостоятельность». Однако неоспоримое стратегическое превосходство США над Россией, по мнению МакЛина, вытекает не столько даже из самой концепции Н-ПРО, сколько из общей научной, технической и финансовой гегемонии США в этой области: «Сегодня трудно усомниться в том, что США твердо стоят на позиции единственной мировой военной державы» В целом научно-техническую политику США в области обороны и безопасности можно выразить словами миссии Управления передовых оборонных исследований Пентагона (DARPA) – «предотвращение внезапного для США появления новых средств вооруженной борьбы». По мнению руководства Штатов, никто во всем мире не должен думать так же хорошо, как это происходит в национальных лабораториях, корпорациях и университетах. Никто не должен превосходить «фабрики мысли» – в области интеллекта, ученых – в инженерных решениях, американскую науку – в новых идеях. Соединенные Штаты как государство обладают тремя крайне важными особенностями, которые сделали возможным превосходство национальной науки и техники. Однако сейчас в научных кругах США признается угроза потери интеллектуального доминирования в науке и технике, что представляет собой серьезную угрозу для национальной безопасности и экономического превосходства США. Первое. Плюрализм в формах организации и поддержки научных исследований – государственные фонды, агентства, огромное число проектов и инициатив – сделал возможным передовое развитие практически по всем направлениям науки и техники. Поддержка может быть оказана с самых разных, порой даже неожиданных сторон. Общеизвестно, что DARPA  сыграла огромную роль в создании прообраза Интернета, но эта ситуация не уникальна. Например, проект «Геном человека» финансировался Министерством энергетики, создание приложения Siri для «айфона» – венчурным фондом ЦРУ, передовые работы в изучении нервных клеток – компанией Lockheed Martin, а в синтетической биологии – Raytheon. Однако недавно Научный совет Министерства обороны США (Defense Science Board – DSB) признал недостаточными усилия военного ведомства в обеспечении превосходства в фундаментальных исследованиях для национальной безопасности. Советом были выявлены причины, которые в будущем могут поставить под сомнение господство Вооруженных сил США в области науки и технологий. Дело в том, что большая часть научных работ, реализуемых в США, лежит вне поля зрения Министерства обороны, военное ведомство имеет ограниченный доступ для привлечения к своим задачам ведущих ученых и талантливых специалистов. Появляются предложения создать постоянно действующий резерв ученых, занимающихся разработкой теоретических основ различных наук, которые будут потенциально способны выполнять исследования военной направленности, либо предложения сотрудникам военного ведомства осуществлять непосредственные контакты с ведущими учеными, как в США, так и за рубежом, для знакомства с последними достижениями в соответствующей области. Один из футуристичных подходов к решению этой проблемы был сформулирован в программе Unconventional Warfighters управления DARPA. В настоящее время только 1% населения США работает на оборону страны. Необходимо понять, создание каких инструментов позволило бы вовлечь в оборонную сферу остальные 99% граждан. Прежде всего, DARPA ищет «футуристов, изобретателей, любителей (даже поверхностных) военной тематики, которые могут взглянуть на войну с нетрадиционной точки зрения». Хотя у этой инициативы DARPA есть серьезная основа – сотни тысяч, а может быть и миллионы людей в США готовы предложить свои навыки и время для помощи государственным структурам в случаях стихийных бедствий вроде землетрясения на Гаити или политического кризиса, такого как волнения на Ближнем Востоке. Вероятнее всего, есть еще большее количество людей, готовых внести свой вклад в национальную безопасность. В настоящее время американская государственная система не может предложить простой способ принять участие в этой работе, кроме как вступить в ряды армии или быть подрядчиком государственных структур. Unconventional Warfighters должна стать прототипом такого способа привлечения огромного потенциала гражданского общества к решению насущных задач обороны страны. По общему мнению, только обеспечение гарантированного привлечения к сотрудничеству передовых представителей научного сообщества позволит предотвратить возможное отставание от других государств в этой области. Второе. Политика привлечения в страну лучших умов для обучения и проведения исследований в американских университетах, работы в корпорациях (Microsoft, Boeing, Intel и других). Привлечение талантливых исследователей со всего мира было и остается как ключевым преимуществом США, так и непосредственной необходимостью, условием устойчивого развития. Исторически сложилось так, что ни на одном историческом интервале США не обладали всем спектром носителей технологических и научных знаний. В частности, более половины участников Манхэттенского проекта родились за пределами США. Из них двое ученых, которые внесли наибольший вклад в создание водородной бомбы, родились и получили образование за границей (Венгрия и Украина). Аналогичным образом, когда началась «космическая гонка» с Советским Союзом, Вернер фон Браун, родившийся в Польше, стал известен как «отец американской космической программы». Эти примеры показывают, что на протяжении всей американской истории в момент наибольшей опасности Соединенные Штаты искали таланты везде, где только было возможно. Это был чисто американский подход, который содействовал разнообразию и успехам в самых разных областях наук. Количественным показателем интеллектуального развития в США принято считать число выпускников и обладателей ученых степеней в областях науки, техники, инженерии и математики (STEM). Сейчас Соединенные Штаты по-прежнему являются мировым лидером в привлечении иностранных студентов, но имеет место тенденция потери этого преимущества. Если в 2000 году каждый четвертый студент был иностранцем, то в 2006 – только уже каждый пятый. Университеты Великобритании, Германии и Франции сейчас могут предложить студентам сравнимые или даже лучшие условия для учебы и жизни. Сохраняя и преумножая свое интеллектуальное превосходство, Соединенные Штаты просто обязаны продолжать искать, привлекать и создавать условия для жизни иностранных мигрантов в науке и технике. Третье. Мощная индустриальная база, позволяющая реализовать «в металле» любые достаточно точно сформулированные идеи. В этой области присутствуют как сложившиеся крупные компании оборонно-промышленного комплекса – Lockheed Martin, BAE Systems, Boeing, Northrop Grumman, General Dynamics, Raytheon Company, L-3 Communications и другие, так и «новое поколение» компаний – Boston Dynamics, United Defense Industries, Southwest Marine Holdings и другие. Но и здесь не все так безоблачно. Норма Августин, бывший президент компании Lockheed Martin, не так давно сделала прогноз, что «если современные тенденции в военном авиастроении сохранятся, то к 2054 году годового бюджета Пентагона хватит лишь на приобретение одного самолета. Очевидно, что эта тенденция не может долго продолжаться. Вопрос в том, каким образом можно вдохнуть новую жизнь в американскую производственную базу». У Нормы были серьезные причины для таких слов – за последнее десятилетие реализации программы F-35 ее стоимость неконтролируемо выросла втрое, сроки поставок постоянно менялись и в результате, сейчас можно услышать мнения о нецелесообразности продолжения программы нового истребителя. Определенную роль в трансформации американского военно-промышленного комплекса времен «холодной войны» в современный оборонно-промышленный комплекс, капитализацией более 3,6 триллионов долларов, в 1990-х годах сыграли инвестиционные компании и фонды под руководством бывших топ-менеджеров и госслужащих. Под их руководством в течение десятилетия была проведена тотальная реструктуризация производственных активов, выстроены новые производственные цепочки, прошло перепрофилирование предприятий под новые рыночные ниши. Сейчас в США время для идей, которые бы дали новую жизнь американской оборонной индустрии, сделав ее более мобильной, открытой трансферу технологий и разработок и гораздо более конкурентной, особенно в критически значимых направлениях. Политическая воля Ключевым фактором в развитии той или иной военной доктрины является политическая воля. Политика «перезагрузки» и сокращения военного потенциала США, проводимая администрацией Обамы, дала основание некоторым экспертам заявить о том, что новая «политика сдерживания» направлена исключительно против таких режимов, как Иран или Северная Корея, но не против России или Китая. «Есть причины для беспокойства ростом военных расходов Китая и его спорами с соседями, помимо давнего вопроса о статусе Тайваня. Однако, как мы видели во время недавней поездки Хилари Клинтон, США намерены не доводить свои отношения с Китаем до кипения и состояния вражды», – считает Доналдсон. Однако при этом он не скрывает, что если курс Обамы будет продолжен, параллельно будет всемерно развиваться и усиливаться технологическая база американских вооруженных сил. Так, «будет больше внимания уделено ВВС, в частности беспилотным управляемым летательным аппаратам. Будет также уделено много внимания флоту. Эти меры будут направлены на предотвращение возможных угроз со стороны террористических организаций, а также на оказание отпора тем государствам, которые могут поддерживать эти организации и стремящихся заполучить оружие массового поражения». В условиях безусловного превосходства США в научно-технической сфере это означает, что задача радикального пересмотра системы стратегической стабильности, сложившейся на базе советско-американских договоренностей 60-70-х годов прошлого века, по-прежнему стоит в повестке дня в Вашингтоне. По мнению Джорджа МакЛина, если Обама победит на президентских выборах 2012 года, содержание политики «перезагрузки» будет сформулировано заново, с учетом усилившихся позиций США и их лидера. В целом МакЛин настроен довольно пессимистично: по его мнению, наблюдается явный откат на позиции двадцатилетней давности, когда США воспринимали Россию как геополитического врага. «С какой стороны к этому не подойти – политика сдерживания или региональное ужесточение внешней политики России – все идет к усилению антагонистического настроя в отношениях между США и Россией», – констатирует эксперт. Дилеммы Никакое превосходство не может длиться стабильно вечно. Превосходства можно на какое-то время достичь, но чтобы достигать его постоянно – необходимо регулярно менять парадигму. В 1957 году советский Спутник стал катализатором для целой серии высокотехнологичных инициатив США – DARPA, «Аполлон», первые контракты в микроэлектронике, заложившие основу Кремниевой долины, наконец, реформа образования. В 1990-е годы развитый американский фондовый рынок спас идущий в глубокий кризис и теряющий военные заказы ОПК. Одновременно индустрия информационных технологий открыла второе дыхание развитию Вооруженных сил, открыв старт концепции сетецентрической вооруженной борьбы. 11 сентября 2001 года вывело спецслужбы США из сонного состояния и дало старт быстро разросшемуся разведывательному сообществу и компаниям индустрии национальной безопасности. Вопрос в том, существует ли сейчас нечто, что могло бы вывести важнейшее направление целой страны с тупикового пути. Какие неиспользованные внутренние резервы способны изменить парадигму США в наше время? Существуют ли новые идеи, которые могут изменить порядок вещей? Аналитиками «фабрик мысли» и научным сообществом рассматриваются несколько вариантов: Использовать интеллектуальные ресурсы союзников – Германии, Франции, Израиля, Италии и так далее, объединив усилия над совместными программами. Это позволит решить проблему технологического превосходства, но одновременно лишит США политической инициативы, превратив страну в великую, но не сверх-державу. Однако развитию такой инициативы глубокого научно-технического сотрудничества может помешать экспортное законодательство США, не позволяющее в таком объеме делиться современными технологиями. Сменить парадигму собственной внутренней политики – открытым текстом поставив новые задачи, как уже не раз было в XX веке. Столь радикальная мера потребует реформы науки, контрактной системы, принятия новых законодательных актов. Такая позиция позволит сохранить на некоторое время превосходство, но может оттолкнуть союзников и усилить противоречия в коалиции. Поскольку этот вариант невозможен без существенного увеличения бюджета, в настоящее время его реализация невозможна. Сохранить «статус кво», обнаружив себя через несколько лет страной с хорошими достижениями по всем направлениям, но ни в одном из них не являющейся лидером. Американская армия все также останется могущественной в мире, но не всесильной. Однажды они могут проснуться в мире с большим числом новых игроков – Франция, Израиль, Южная Корея, Тайвань, Индия, – каждый из которых на равных сможет конкурировать с США в своей области. В таком сложном мире придется учитывать интересы и договариваться со слишком многими. * * * Итог легенды о Голиафе общеизвестен. Молодой Давид, будущий царь Иудеи и Израиля, побеждает Голиафа в поединке с помощью пращи, а затем отрубает его голову. Победой Давида над Голиафом началось наступление израильских и иудейских войск, которые изгнали со своей земли филистимлян. Преимущество было на стороне физической силы, но победоносная история, самоуверенность и самолюбование противника не позволили им воспользоваться. [1] Важно не путать военную доктрину и стратегическую концепцию. Военная доктрина в целом представляет собой систему официальных взглядов и установок, определяющих направление военного строительства, подготовки страны и ее вооруженных сил к войне, способы и формы ее ведения. В ее рамках могут существовать и взаимодействовать различные стратегические концепции.  Илья Клабуков