• Теги
    • избранные теги
    • Компании1628
      • Показать ещё
      Разное1009
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1399
      • Показать ещё
      Международные организации71
      • Показать ещё
      Люди175
      • Показать ещё
      Издания72
      • Показать ещё
      Формат20
      Показатели36
      • Показать ещё
      Сферы1
09 декабря, 01:16

Defense Stock Roundup: Boeing, Lockheed Martin Steal the Show; United Tech Clinches a Big Win

The majority of the prime defense securities put up a mixed show last week.

08 декабря, 18:09

Will Trump's Victory Spell Doom for Lockheed Martin's F-35?

Lockheed Martin Corp.'s (LMT) F-35 has been in the headlines for quite some time, on account of consistently underperforming in key tests.

08 декабря, 09:30

Новый поворот на рынке вооружений. Кто может помешать России заработать на нём?

Как следует из свежего отчёта Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), попавшего в распоряжение Лайфа, мировой рынок вооружений продолжает падать уже пятый год подряд. По итогам 2015-го первая сотня компаний отрасли заработала $370,7 млрд. Это, несмотря на сразу несколько полыхающих в разных уголках планеты очагов напряжённости, на 0,6% меньше, чем годом ранее. Однако говорить о том, что голубь мира, как и подобает олицетворению "добра", обзавёлся кулаками и забил Марса, Ареса, Уицилопочтли, Одина и всех остальных богов войны, когда-либо водившихся на земле, рано. Ведь, как отмечается в докладе SIPRI, нынешнее снижение оборотов — самое незначительное с 2011 года и может свидетельствовать о начале нового, противоположного тренда. Верность этих суждений подтверждает и другой авторитетный источник — одна из крупнейших консалтинговых компаний индустрии оборонных технологий Technavio.  Её свежее исследование, с которым также ознакомился Лайф, посвящено развитию глобального рынка истребительной авиации в 2016–2020 годах. Согласно прогнозам экспертов Technavio, продажи этих технологичных и дорогостоящих боевых машин в течение рассматриваемого периода вырастут почти на 4,5%. Это своего рода сигнал, указывающий на готовность стран вкладывать всё большие деньги в развитие своих вооружённых сил.  Истребители оружейной рецессии Главной причиной роста спроса на истребители в Technavio называют возросшие потребности в обеспечении безопасности и доминирования в воздухе. Также эксперты компании не оставили без внимания рост напряжённости и экстремизма в мире. Наиболее актуальны эти проблемы для рынков Европы, Африки и Ближнего Востока (ЕМЕА) — лидеров по обороту истребителей (общая доля в 35,51%).  — Неспокойная обстановка в этих регионах побуждает страны Европы к усилению контроля над ситуацией и усилению своей боевой готовности, — говорит ведущий аналитик Technavio Мутуши Саха. — С этой целью ими были разработаны и закуплены несколько моделей истребителей. Чем дольше будет сохраняться актуальная обстановка, тем более востребованной окажется истребительная авиация. Ведь она необходима для проведения операций против экстремистов. Вторым по объёму рынком продажи машин данного класса является Азиатско-Тихоокеанский регион (общая доля по итогам 2015 года составляет 34,52%). Несмотря на более спокойную, чем в государствах ЕМЕА, политическую ситуацию, здесь также имеются драйверы роста спроса на авиационное оружие класса hi-tech. В первую очередь речь идёт о территориальных спорах между рядом стран. В качестве примера можно привести архипелаг Спратли в Южно-Китайском море, входящий в зону политико-экономических интересов Китая, Вьетнама, Малайзии, Филиппин, Тайваня и Индонезии. Помимо этих государств серьёзный интерес к истребительной авиации проявляют Австралия, Япония, Пакистан, Южная Корея и Индия. О последней стоит говорить отдельно. Нью-Дели является крупнейшим покупателем на мировом рынке вооружений и по совместительству самым щедрым клиентом российского ВПК. Согласно данным SIPRI за 2011–2015 годы, доля Индии в оборонном экспорте из РФ составила 39%. Для сравнения, идущий следом в этом списке Китай имеет лишь 11%. Поэтому неудивительно, что конкурирующие с Россией поставщики хотят вытеснить её именно с этого рынка. Компании из США в последнее время всеми силами пытаются нарастить свою долю в тендерах индийского Минобороны. Однако дальше транспортной авиации и вертолётов (и то не в самых внушительных объёмах) дело пока не заходит. Гораздо успешнее на этом фронте действует другой конкурент России — Франция. В сентябре этого года премьер-министр Индии Нарендра Моди объявил о подписании контракта на поставку в ВВС страны 36 многоцелевых истребителей четвёртого поколения "Рафаль". Сумма сделки оценивается экспертами в 7,8 млн евро. На пути к столь щедрому контракту французы опередили американские Lockheed и Boeing с их F-16 и F/A-18 Super Hornet соответственно, шведский Gripen от SAAB, совместное творение Германии, Великобритании, Испании и Италии под названием Eurofighter Typhoon, а также российский МиГ-35. Однако, несмотря на локальную неудачу русского оружия, эксперты не склонны делать из этого случая трагедию. — Не назвал бы это ударом по российским интересам, скорее, тут имеет место прагматизм индийцев, — сказал Лайфу военный эксперт Дмитрий Юров. — Разумеется, для производителей из России предпочтительнее, чтобы ВС Индии всё целиком закупали у нас. Но… Вооружённые силы Индии — это яркий пример того, что обычно называется "не складывать все яйца в одну корзину". Если вспомнить историю и посмотреть, какой у России с Индией объём военно-технического сотрудничества, то можно совершенно справедливо сказать, что мы тоже прилично зарабатываем. Они у нас уже закупили истребители Су-30МКИ и, вероятнее всего, в скором времени захотят получить либо Су-35, либо самолёт пятого поколения, технологии и совместное производство которого сейчас активно просчитываются. Что касается истребителя пятого поколения, то эксперты Technavio делают на этом классе боевых машин особый акцент, отмечая заинтересованность в них ВВС многих стран мира. На сегодняшний день специалисты компании выделяют американский F-35, китайский J-31 и российский ПАК ФА Т-50. Именно детище КБ им. Сухого станет основой для машины мечты Военно-воздушных сил Индии. Речь о единственной серийно производимой версии для зарубежного заказчика, которой станет FGFA — упрощённая модификация, проектируемая совместно с Hindustan Aeronautics Limited. Одноместные и двухместные машины поступят на вооружение ВВС Индии примерно к 2025 году. Существует небольшая доля вероятности, что в перспективе подобная FGFA-версия может быть поставлена и для ВВС Ирана, но на сегодняшний день она, по мнению экспертов, минимальна. Однако многолетнее доминирование России на самом большом рынке мирового ВПК не "вдохновило" экспертов Technavio на то, чтобы дать нашим компаниям верхние строчки рейтинга главных бенефициаров грядущего роста спроса на истребители. Вместо этого там значатся евросоюзный Airbus Defence and Space, британская BAE Systems, американские Boeing и Lockheed, а также шведский SAAB. Российские МиГ и Сухой расположены где-то между французским Dassault Aviation и китайской Shenyang Aircraft Corporation. Странный выбор, учитывая актуальные объёмы продаж наших компаний на главных рынках мира. Согласен с этим подозрением в необъективности и военный эксперт Дмитрий Юров. "Восточная угроза" для российских доходов Про этих самых лоббистов ВПК из США писалось уже очень много. Особенно в контексте недавних президентских выборов. В случае победы Хиллари Клинтон, спрогрессировавший за время правления Барака Обамы тренд на увеличение оборонных трат с большой долей вероятности был бы продолжен. Однако после нежданного для многих триумфа Дональда Трампа ситуация может измениться. Хотя это, учитывая вращающиеся в военном бизнесе баснословные деньги, далеко не стопроцентный вариант. На сегодняшний день, по подсчётам SIPRI, Штаты являются крупнейшим в мире "оружейным бароном". Из $370,7 млрд дохода, полученного по итогам 2015-го сотней компаний — лидеров сегмента ВПК, на долю американцев пришлось $209,7 млрд. Однако по сравнению с предыдущим отчётным периодом производители из США потеряли 2,9%. И это падение продолжается вот уже пятый год подряд. Как и обозначенная ранее "рецессия" всего рынка ВПК. Правда, провал американцев гораздо больше, и в этом случае вряд ли речь может идти о намёке на разворот негативного для них тренда. — Lockheed Martin остаётся крупнейшим продавцом вооружений в мире, — говорит эксперт SIPRI Од Флёран. — Тем не менее продажи американских компаний сдерживаются ограничениями на траты ВС США, задержкой в поставках основных систем вооружений и крепким долларом. Всё это негативно сказывается на их экспортных мощностях. Сокращение доли США происходит на фоне заметных успехов их конкурентов. Например, производители из ЕС по итогам 2015-го добились роста продаж на 6,6%, заработав $95,7 млрд. Особенно "резво" отработали французы. В первую очередь речь об уже упоминавшейся в контексте авиационных контрактов с Индией компании Dassault. В общем же фирмы Пятой республики совершили рывок на 13,1% по сравнению с прошлым годом, получив за свою продукцию $21,4 млрд.  Если говорить о России, то 11 наших участников топ-100 крупнейших производителей вооружений по версии SIPRI по итогам 2015 года увеличили продажи на 6,2%, заработав $30,1 млрд. По мнению экспертов Стокгольмского института, к такому результату привели как меры по воплощению в жизнь программы модернизации вооружённых сил страны, так и слабость рубля, что является положительным моментом для экспорта в другие страны. Существенный вклад в российский рост вносит всё та же Индия. В ноябре этого года было объявлено о "сделке века" — покупке вооружёнными силами этого азиатского гиганта 464 новейших танков Т-90 МС "Тагил" на сумму более $2 млрд. Если говорить об опасности для доходов отечественного ВПК, то стоит обратить внимание не на США, не на Францию и даже не на весь Евросоюз, а на "дружественный" Китай. В 2006–2010 годах КНР была главным клиентом российских "оружейников" с долей аж в 40%. Однако последний пятилетний цикл кардинально изменил ситуацию. Теперь РФ поставляет в Поднебесную лишь 11% своего экспорта. Для сравнения, ровно столько же, сколько в гораздо меньший по территории и богатству Вьетнам. Всё дело в том, что из крупного импортёра Китай превратился в третьего мирового экспортёра оружия с долей в 5,9%. Этому становлению по иронии судьбы поспособствовали и российские технологии, которые специалисты из КНР успешно используют при производстве своих систем вооружения. Например, недавно отправившегося в первый публичный полёт истребителя пятого поколения J-31. Основными покупателями китайской продукции являются: конкурент остающейся ориентированной на Россию Индии Пакистан (доля в 35%), Бангладеш (20%) и Мьянма (16%).  Также с помощью своего оружия Пекин пытается "залезть" в значимые для Москвы регионы. Такие, например, как Средняя Азия. В прошлом году была опубликована информация о поставках китайских зенитно-ракетных комплексов HQ-9 в Узбекистан и Туркменистан. Также названия этих систем фигурировали в контексте крупного тендера, объявленного Министерством обороны Турции. Однако затем Анкара начисто опровергла эти слухи.  Хотя сообщения о турецком интересе к российским С-400 ходят до сих пор. Эта сделка могла бы стать для России своеобразным Рубиконом, перейдя который отечественный экспорт вооружений вышел бы на качественно новый уровень. Однако, объективно говоря, шансов на то, что входящая в НАТО Турция отдаст предпочтение ракетам из РФ, ничтожно мало. Скорее всего, это очередная попытка Реджепа Тайипа Эрдогана "шантажировать" США. И таких моментов в мировой оружейной торговле, судя по всему, с каждым годом будет всё больше. Ведь в мире растёт не только напряжённость, что на руку продавцам, но и конкуренция, чего так ждали покупатели…

Выбор редакции
06 декабря, 21:15

U.S. Army Networks 50-cal Sights to Helmet Display

Kris Osborn Security, Making America's big guns even more powerful.  Using a wireless link, gun-mounted thermal sights send a targeting reticle from the gun to a soldier head-worn display, allowing soldiers to hit targets without needing to physically “look” through the gun-sights themselves in a certain physical position. The U.S. Army will soon begin to produce new high-tech, crew-served thermal weapons sights able to automatically adjust range, see through adverse weather, detect targets with a lightweight laser range finder and use a wireless targeting link between weapons and a soldier-worn helmet display, service officials said. Designed for the M2 .50-cal, M240 machine gun and Mk 19 grenade launcher, the system brings higher-resolution thermal imaging technology and increases field of view, developers explained. “This is the first time the soldier will have a system which combines a true day and night capability with a laser range finder to adjust for the ballistics of the various ammunition types for the crew served weapons,” an Army official told Scout Warrior.  BAE Systems was recently awarded an Army contract to develop the technology, called Family of Weapons Sights – Crew Served (FWS-CS), in a deal worth up to $384 million. Using a wireless link, gun-mounted thermal sights send a targeting reticle from the gun to a soldier head-worn display, allowing soldiers to hit targets without needing to physically “look” through the gun-sights themselves in a certain physical position -- such as crouching, lying down or standing exposed in a vehicle-mounted gun-turret, the Army official explained. A wireless helmet mounted display is designed to provide a more natural firing position as well as allow soldiers to remain more protected, a BAE systems statement said. Crew-served weapons, such as the .50-cal machine gun, are often used to “blanket” enemy areas so that troops can maneuver while under attack or deliver suppressive fire. A wireless link allowing soldiers to remain in a standing position or different configuration than what is otherwise needed to look through the sights naturally lowers the risk of exposing soldiers to enemy fire. BAE Systems’ FWS-CS system is also engineered to improve targeting speed and precision. It uses a 12-micron sensor technology to provide soldiers with greater clarity and range, developers said.   Read full article

Выбор редакции
05 декабря, 10:38

Израиль показал ракету "Волшебное Копье"

Оружейный концерн IMI Systems ( Israel Military Industries) продемонстрировал новую разработку - 155 мм ракету с дальностью действия 40 км

05 декабря, 10:35

В СИПРИ отметили рост продаж российского вооружения в 2015 году

Российские производители вооружения в 2015 году продолжили наращивать объем продаж, свидетельствуют данные доклада о положении с военным производством и экспортом в мире, опубликованные в понедельник Стокгольмским институтом исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute, SIPRI, СИИПМ). Объем продаж 11 российских компаний, входящих в сотню крупнейших производителей вооружения, в прошлом году составил 30,1 млрд долларов – 8,1% от общего объема участников рейтинга. Этот показатель по сравнению с предыдущим годом вырос на 6,2% (в 2013-2014 годах темпы роста составляли 48,4%), передает ТАСС. «Используя возможности национальной программы военной модернизации, большинство крупнейших российских компаний нарастили продажи в рублях», – указывает старший научный сотрудник SIPRI Саймон Веземан. Концерн «Алмаз-Антей» оказался на 13-м месте в списке организации, 17-е и 19-е заняли Объединенная авиастроительная корпорация и Объединенная судостроительная корпорация. В первую сотню также вошли холдинг «Вертолеты России» (24-е место) и корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (35-е), места с 48-го по 51-е заняли соответственно Объединенная приборостроительная корпорация, НПО «Высокоточные комплексы», Объединенная двигателестроительная корпорация и концерн «Радиоэлектронные технологии». На 66-й позиции оказался «Уралвагонзавод», на 98-й – концерн «РТИ Системы». Наибольший рост – на 16,9% – показали «Вертолеты России» и «Тактическое ракетное вооружение», отмечают в SIPRI, поясняя, что это произошло благодаря большим ассигнованиям Минобороны России и «ряду важных экспортных продаж в течение года». «Подъем в продажах отчасти объясняется усилиями России по модернизации оборудования и возможностей своих вооруженных сил посредством внутренних военных закупок. Тем не менее все российские компании в списке тoп-100 за 2015 год оцениваются ниже, чем в 2014 году. Снижение рейтингов в основном связано с падением курса российского рубля в 2015 году», – говорится в докладе. Объем продаж вооружений и услуг крупнейшими производителями, включенными SIPRI в топ-100, в 2015 году составил 370,7 млрд долларов, сообщается в докладе. Таким образом, сокращение продаж продолжается пятый год подряд, хотя сами авторы отмечают, что падение на 0,6% может свидетельствовать об изменении тенденции, наблюдаемой с 2011 года. Первое место на мировом рынке по-прежнему занимают компании из США – объем их продаж в прошлом году составил 209,7 млрд долларов. Однако этот показатель по сравнению с 2014 годом снизился на 2,9%. Спад в американских продажах объясняется в докладе сокращением военных ассигнований, задержками в поставках вооружения, а также укреплением доллара, которое отрицательно сказалось на экспорте в целом. После 2010 года многие крупные американские оружейные компании из-за падения спроса снизили активность в области оказания услуг. На этом фоне появился ряд мелких компаний, которые, консолидировавшись, добились объемов, позволивших им занять место в первой сотне за 2015 год. К числу таких компаний принадлежат CSRA, Engility и Pacific Architects and Engineers. Крупнейшим мировым производителем вооружений остается компания Lockheed Martin, на втором месте компания Boeing, на третьем – британская BAE Systems. В оборонной отрасли Западной Европы в 2015 году, после очередного падения годом ранее, наблюдалось оживление. Это выразилось в том, что объем продаж компаний из топ-100 вырос на 6,6%. Продажа оружия в целом принесла поставщикам 95,7 млрд долларов, что заметно отличается от показателей 2014 года (89,7 млрд долларов). Продажи шести крупнейших французских компаний – экспортеров оружия в прошлом году достигли 21,4 млрд долларов, что на 13,1% превышает показатели 2014 года. Этот рост оказал серьезное влияние на увеличение совокупного показателя по Западной Европе. Тройка крупнейших немецких компаний в 2015 году увеличила продажи в целом на 7,4%. Британские компании из первой сотни рейтинга SIPRI подняли свои показатели на 2,8%. Среди «новичков» первой сотни лидирующее положение занимают южнокорейские компании. На их долю приходится 9,5% общего объема продаж 2015 года, то есть 34,5 млрд долларов. Это означает рост на 3% по сравнению с 2014 годом. Подъем продаж индийских компаний из первой сотни по версии SIPRI составил 9,3%, турецких – 10,2%. При этом компания Embraer, единственный попавший в рейтинг производитель из Бразилии, отметилась серьезным падением. В 2015 году ее продажи упали на 28,1%. Как отмечалось ранее в понедельник, по данным СИИПМ, США и Западная Европа продают четыре пятых, или 80%, оружия из списка продаж сотни крупнейших военных концернов мира в 2015 году, который составил 370 млрд долларов. Президент России Владимир Путин в ходе оглашения послания Федеральному Собранию отметил, что в экспорте вооружений у России сохраняются высокие показатели – в 2015 году он составил 14,5 млрд долларов. Он также указал, что экспорт сельхозпродукции дает России даже больше, чем продажа вооружений. По словам главы государства, сельхозпродукции было реализовано в 2015 году на внешнем рынке на 16,2 млрд долларов. Напомним, Рособоронэкспорт запланировал продать оружия в 2016 году на 15 млрд долларов. На долю Рособоронэкспорта приходится более 85% экспорта российского вооружения и военной техники. Компания взаимодействует с более чем 700 предприятиями и организациями оборонно-промышленного комплекса России. В апреле Владимир Путин заявлял, что пик загрузки по гособоронзаказу в российском оборонно-промышленном комплексе (ОПК) придется на 2017 год. В декабре 2015 года из доклада экспертов при Конгрессе США стало известно, что в 2014 году лидерами по экспорту вооружений в мире стали США и Россия. Тогда же стало известно, что в список 100 ведущих мировых производителей вооружений за 2014 год вошли 11 российских компаний. Газета ВЗГЛЯД подробно рассказывала о позициях России в рейтинге ведущих производителей вооружений.

02 декабря, 15:01

Политика ограничения экспорта ПЗРК на фоне сирийского кризиса

Некоторые аспекты политики ограничения оборота ПЗРК в контексте сирийского кризиса и избирательного использования США и их союзниками ограничительных мер в данной сфере.   Эскалация конфликта в Сирии осенью 2016 года очередной раз высветила многогранную проблему обеспечения международного контроля за оборотом переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК).  Нет необходимости подробно приводить положения различных международных соглашений и договоренностей по данной проблеме – они приводятся в официальных источниках и подробно, с различных ракурсов освещены политологами, военными специалистами и экспертами. В данном случае, можно упомянуть наиболее масштабные - соглашение по «Элементам контроля за экспортом ПЗРК» (Elements for Export Controls of Man-Portable Air Defence Systems (MANPADS)) в рамках Вассенарских договоренностей в 2003 году[1] и принятую ООН в 2008 году резолюцию 62/40 «Предотвращение незаконной передачи и несанкционированного доступа и использования переносных зенитно - ракетных комплексов» (UN Resolution 62/40. “Prevention of the illicit transfer and unauthorized access to and use of man-portable air defence systems”)[2]. Соглашение по «Элементам контроля за экспортом ПЗРК», к примеру, предполагает введение на национальном уровне строгих мер контроля за экспортом ПЗРК, обмен информацией о состоянии запасов и экспорте ПЗРК, обеспечение надежного хранения, а также необходимость уничтожения ПЗРК, количество которых превышает необходимое для обеспечения национальной безопасности.    В рамках различных международных соглашений и программ, согласно информации Бюро по военно-политических вопросам (Bureau of Political-Military Affairs) Госдепартамента США, с 2003 года было изъято и уничтожено более 32,5 тыс.единиц ПЗРК и ракет в более чем 30 странах мира.[2]   В числе наиболее масштабных программ – уничтожение государственного арсенала ПЗРК Боснии и Герцеговины в количестве почти в 6 тыс. единиц, 1 тыс. в Никарагуа (в 2003 году была достигнута договоренность об уничтожении всех наличных 2 тыс.ед, но программа была прекращена ввиду отсутствия каких-либо компенсаций), арсенала ВС Камбоджи (полная ликвидация наличных комплексов, всего 233 ед), более 1500 ед. в Венгрии, 1500 ед. в Черногории, 156 ед. в Македонии, инициирование в 2005 году в рамках программы «Партнерство во имя мира» проекта по ликвидации излишков вооружений, в.ч. 3 тыс. ед. ПЗРК и ракет, находящихся в арсенале ВС Украины. Также тысячи единиц были ликвидированы в Чаде, Либерии, Афганистане, Ираке.[4]   США являются ведущим инициатором создания международной системы контроля за экспортом и оборотом ПЗРК. При этом, на фоне более чем пристального внимания к состоянию арсеналов ПЗРК в мире и стремления обеспечить утилизацию их «излишков», интересно положение дел в самих США. Согласно отчетам Счетной палаты США (General Accounting Office - GAO), в рамках мониторинга по линии Министерства обороны США не раз обнаруживалось значительное превышение фактических зарубежных поставок ПЗРК Stinger по сравнению с официальным реестром. Так, в период 1982 по 2004 года фактическое количество поставленных ПЗРК  составило 8331 ед., при том, что по реестру Министерства обороны США значилось только 7551 ед. Также в секретных докладах GAO отмечались факты выявления ненадлежащих условий хранения и недостаточная эффективность контроля за оборотом ПЗРК на армейских складах на территории США и за рубежом.[5] Неявные аспекты политики ограничения оборота ПЗРК Необходимость эффективного и жесткого международного и национального контроля за поставками и оборотом столь опасного типа вооружений как ПЗРК (обусловленная в первую очередь возможным применением против гражданской авиации), не может вызывать никаких сомнений. Отдельный интерес представляет анализ неявных аспектов возможного использования политики ограничения оборота ПЗРК для конъюнктурного контроля за экспортом и оборотом ПЗРК в отношении отдельных стран и ее избирательного применения.   В части практической реализации системы международных договоренностей, инициировавшихся и принимавшихся для недопущения  возможности доступа различных экстремистских  группировок к данному виду вооружений, США и их ближайшими союзниками предпринимаются попытки избирательного контроля за экспортом и оборотом ПЗРК. В частности, США продвигается надстроечная идея о необходимости углубления двустороннего партнерства в регионах и странах, где существует сочетание избыточных запасов ПЗРК и риск потенциального распространения/возникновения террористических групп либо других «нежелательных конечных пользователей».   То есть, просматривается стремление использовать данные соглашения в качестве платформы для выстраивания политики избирательного мониторинга и регулированию арсеналов в регионах и странах, определенных в качестве проблемных и максимально ограничить доступ «неблагонадежных» стран (а в перспективе, вероятно и  потенциальных «стран-мишеней») к автономному, мобильному и достаточно эффективному виду вооружений, каким являются ПЗРК (даже первых поколений, при применении из засад).   Отнесение тех или иных стран и регионов к категории проблемных,  при необходимости несомненно может быть использовано для ограничения и последующего вытеснения с данных рынков  вооружений потенциальных  стран-конкурентов, производящих ПЗРК с высоким экспортным  потенциалом. В первую очередь это будет касаться нашей страны, к примеру, под вполне подходящим предлогом «обнаруженных в нелегальном обороте» ПЗРК советского/российского производства в проблемных или конфликтных регионах.   Практические шаги, инспирируемые США в контексте необходимости сокращения количества ПЗРК «превышающих необходимое для обеспечения национальной безопасности», также больше походят на использование политики по ограничению ПЗРК для максимального вычерпывания их запасов из арсеналов «сознательных» государств. Конечно, чем меньшее количество единиц проблемных систем вооружений находится в обороте в мире, тем меньше вероятность их «утечки» из государственных арсеналов при различных внутриполитических катаклизмах. Однако более чем очевидно, кто является основным интересантом и застрельщиком их инициирования в большинстве ныне конфликтных регионах мира.  Оценка военной ценности и эффективности применения ПЗРК С военной точки зрения, ПЗРК являются портативным и высокотехнологичным средством войсковой противовоздушной обороны для противодействия низколетящим воздушным целям, в т.ч. беспилотным летательным аппаратам. Для значительного числа государств, по экономическим и прочим причинам не могущим позволить приобретение и эксплуатацию более мощных и дорогостоящих зенитно-ракетных комплексов, ПЗРК представляют собой ключевой элемент противовоздушной обороны, несмотря на ограниченный диапазон ТТХ и условий применения.   При всех своих достоинствах ПЗРК, даже самые совершенные, конечно же не являются универсальным средством и наиболее эффективны в качестве составного элемента эшелонированной системы ПВО. Использование ударов тактической авиации со средних и больших высот, тем более с применением преимущественно высокоточного оружия с дальних дистанций, практически не оставляет для расчетов ПЗРК (тем более при их обособленных действиях) реальных шансов противодействия.   Ценность и эффективность ПЗРК, как изолированной боевой системы, при противодействии действующей на малых высотах армейской (штурмовой) авиации при оказании поддержки наступающим наземным силам, также осложняется интенсивным огневым воздействием со стороны сопровождаемой ими наземной компоненты. Кроме того, оснащение самолетов и вертолетов все более совершенными модификациями систем ситуационной осведомленности и защиты, также обеспечивают довольно высокую степень их защищенности от применения ПЗРК. Однако для авиации (особенно вертолетов и транспортных самолетов), действующей на малых высотах над своими коммуникациями (либо на занятой/оккупированной территории), опасность удачного использования ПЗРК противником из засад, значительно возрастает вследствие фактора внезапности.   Ведущими западными  странами в составе различных  экспедиционных  операций  преимущественно делается ставка на использование в первую очередь ударной авиации и аэромобильных  сил, стержневой основой боевой мощи которых, определяющей   облик  и тактику боевого  применения подобных соединений, является массированное применение именно  авиационной  компоненты. В условиях практически неминуемого  подавления  «коалиционными силами»  классической системы ПВО почти любого государства мира,  именно ПЗРК, как наиболее совершенная компонента ПВО «первичного  уровня», логично остается в качестве эффективного автономного средства противодействия авиации противника.   При  переходе  противостоящей  стороны  к   децентрализованной или  очаговой (по принципу «партизанской» войны) противовоздушной обороны,  ПЗРК могут  остаться едва ли не единственным мобильным и высокотехнологичным средством  противодействия, причем портативным и не зависящим  от дальнейшего логистического  обеспечения.   В условиях подавляющего превосходства противника (в современном контексте – в т.ч. и различных возглавляемых США коалиционных  «миротворческих» сил), ПЗРК остаются  практически единственным  видом  противовоздушного вооружения  наземных  сил (не считая  менее  компактные и мобильные зенитные артиллерийские системы), способным действовать в условиях  практически  тотального  господства  авиации противника. В условиях же повстанческой войны, ПЗРК остаются, пожалуй, единственным высокотехнологичным средством противодействия авиации для вынужденных находится в постоянном перемещении повстанческих (партизанских) группировок.   Стоит специально оговориться – под повстанческими (партизанскими) силами в данном контексте подразумеваются отдельные группировки вооруженных сил независимого государства подвергшегося внешней агрессии, потерявшие централизованное управление либо действующие в условиях капитуляции центрального командования. Легитимность продолжения ими боевых действий на своей территории против оккупационных сил, надо понимать не вызывает сомнений. Хотя на фоне практиковавшейся США и их союзниками «предварительной» демонизации неугодных режимов (вплоть до объявления их террористическими, либо поддерживающими международный терроризм), все силы сопротивления немедленно будут квалифицированы как террористические.    В ходе военной компании против Ирака в 1991 году упоминалось о единственном факте потерь авиации войск коалиции от огня из ПЗРК (применение комплекса «Игла-1» против ударного вертолета AH-64 Apache). В активной фазе военной операции в марте-апреле 2003 года также отмечалось считанные факты удачного применения ПЗРК частями иракской армии. При этом, в фазе нелинейного противоборства, иракскими повстанцами обеспечивалось значительно более результативное применение ПЗРК старых модификаций («Стрела-2/3», «Игла») против вертолетов действовавших над фактически полностью контролируемой территорией. Из ориентировочно 86 вертолетов коалиционных сил потерянных после прекращения активной фазы операции 2003 года по 2016 год в Ираке, не менее 30 процентов были сбиты из засад огнем ПЗРК, при том, что официальная статистика причин их потери умалчивается (традиционно ссылаясь на аварии, произошедши  при невыясненных причинах). При этом, большую часть потерянных машин составили ударные вертолеты AH-64D Apache и AH-1W Super Cobra, а также вертолеты боевого обеспечения UH-60A/L Black Hawk и многоцелевые OH-58D/R Kiowa, т.е. боевые машины, оснащенные системами предупреждения о ракетной атаке и противодействия.[6]   ПЗРК «Игла-1», militaryarms.ru   Проведение перспективных  разработок  мер  противодействия в первую очередь против портативных  переносных  ракетных комплексов  класса  «земля – воздух», является одним из приоритетных направлений в области национальной безопасности США и ведущих государств мира. Наглядной иллюстрацией является краткосрочный интерес США и Великобритании к закупке отдельных партий российских ПЗРК «Игла-1» (313 в 2006/2007 и 31 ед. в 2005 году соответственно), а также закупки США порядка 440 комплексов «Стрела-3» и «Игла» у Украины.[7] При этом особо и не скрывалась реальная подоплека сделок – необходимость наличия достаточного комплекта ПЗРК советского/российского производства для отработки перспективных средств противодействия.             Именно на начало 2000-х годов пришлось начало разработки ведущими американскими и европейскими компаниями (Northrop Grumman, Airbus Defence, BAE Systems, Selex ES) современных высокоэффективных систем направленных ИК-помех и лазерных помех ИК ГСН ПЗРК. Данные разработки в немалой степени базировалось на изучении закупленных российских комплексов. Созданные к настоящему времени системы авиационной защиты 3-го поколения - направленного инфракрасного противодействия, т.н. технология DIRCM (Directional Infrared Counter Measures) позволяют посредством модулируемого лазерного луча уводить с траектории ракеты с ИКГСН, причем конфигурирование в виде модульной вращающейся установки, обеспечивает всеракурсный охват в азимутальной плоскости. По оценкам специалистов, если вероятность срыва атаки ракеты ПЗРК при использовании систем защиты предыдущего поколения (генераторов пульсирующих инфракрасных помех) составляла от 0,5 до 0,7-0,8, то переход к системам направленного инфракрасного противодействия позволил обеспечить вероятность срыва атаки до 0,9.[8]   В данном контексте весьма характерна нервная реакция за рубежом (в первую очередь в США) на недавнее появление новейшего российского ПЗРК «Верба», способного обеспечивать эффективное поражение различных типов воздушных целей в условиях применения современных средств противодействия. ПЗРК «Верба», оснащенный трехспектральной ГСН (работающей в ультрафиолетовом, ближнем инфракрасном и среднем инфракрасном диапазонах) и автоматической селекцией ложных тепловых целей, характеризуется малым временем развертывания, высокой степенью помехозащищенности и расширенными возможностями по поражению малоразмерных целей с низким коэффициентом теплового излучения (в т.ч. крылатых ракет и беспилотных летательных аппаратов), в т.ч. и при их массированном применении.[9]   В ряде публикаций зарубежных СМИ прямо указывалось, что ввиду преимущественной ориентированности тактики американских наземных [экспедиционных] сил на непосредственную авиационную поддержку и применение аэромобильных подразделений, экспорт данного комплекса представляет серьезную угрозу для США и союзных государств.[10] Конечно же, негативные оценки связывались с возможным использованием такого высокоэффективного средства со стороны нерегулярных сил и террористических группировок для «нанесения ущерба США».[11] При этом, эксперты оперирующие подобными оценками, не удосужились привести реальные примеры теневого «расползания» ПЗРК из арсеналов Российской Армии или «серых» поставок в проблемные регионы, поскольку их попросту никогда не было, в виду более чем прозрачной и эффективной политики России в сфере контроля за оборотом данных систем.    Сирийский кризис - «кривое зеркало» политики ограничения оборота ПЗРК На фоне наметившегося в сирийском конфликте устойчивого перелома хода военных действий в пользу правительственных сил, очередной срыв соглашения о прекращении огня в октябре 2016 года по причине непрекращающихся вооруженных акций оппозиционных группировок, подвиг их  зарубежных патронов и спонсоров (в т.ч. и США) к алогичным выводам о возможной необходимости оказания им содействия в оснащении «эффективными средствами вооружений» для противодействия сирийской и российской авиации. В числе подобных эффективных типов вооружений в первую очередь упоминались ПЗРК.[12] В частности, авторитетными американскими СМИ (в т.ч. The Wall Street Journal) публиковались выдержки из т.н. «плана Б», разработанного ЦРУ совместно с союзниками на Ближнем Востоке[13] на случай срыва перемирия в Сирии, в которых недвусмысленно предусматривалось возможность обеспечение поставок ПЗРК для противодействия правительственной и российской авиации[14].   Заложенные в международных соглашениях ограничительные положения о недопустимости попадания подобных систем вооружений к террористическим группировкам, как видно не сильно беспокоят инициаторов. Хотя, на фоне не особо разборчивых в средствах, но признаваемых в качестве «сирийской демократической оппозиции» группировок, находящихся под патронажем людоедских движений типа «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра», найти на сирийском политическом ландшафте более радикальные террористические группировки вряд ли получится.     Пробный шар относительно возможных поставок ПЗРК сирийской оппозиции был запущен с заявлением в феврале 2016 года министра иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейра (Adel al-Jubeir) в интервью немецкому еженедельнику Spiegel, о том, что «…передача MANPAD  [английская аббревиатура ПЗРК]  умеренной оппозиции позволит нейтрализовать вертолеты и самолеты режима и его союзников, как это случилось в Афганистане».[15] Как «дежа-вю», в публикациях некоторых западных СМИ, проводились сравнительные аналогии с поставками ПЗРК афганским моджахедам в рамках противостояния СССР, ставшими одним из ключевых элементов эффективного противодействия советской авиации.[16] Т.е. опять на передний план выходит стремление осложнить для геополитического противника (опять России) и неугодного  режима (на этот сирийскому правительству Башара Асада) противодействие опекаемым западными государствами оппозиционным силам. Примечательно, что одним из основных инициаторов (на этот раз и одним из потенциальных поставщиков вооружений) стала Саудовская Аравия, приложившая в свое время большие усилия для вооруженной помощи афганскому сопротивлению моджахедов.   При этом в публикациях западных СМИ забавно было видеть адресованные Саудовской Аравии увещевательные пассажи относительно ее стремления опять использовать поставки оппозиции ПЗРК, как фактор, позволивший в свое время «обуздать русских в Афганистане»[17] (в историческом ракурсе стоит напомнить масштаб поставок США и союзными монархиями Персидского Залива афганским моджахедам ПЗРК Stinger – по различным оценкам, в общей сложности могло быть передано около 240 комплексов и порядка 2 тыс. ракет).[18] В качестве необходимого фона в подобных публикациях особо подчеркивалось неизменно негативное отношение США к подобной перспективе (и отсутствие таковых поставок)[19], но с красноречивой оговоркой, что с провалом процесса мирного урегулирования, рычаги влияния США на союзников не могут быть столь же эффективными.[20]   Довольно устаревший парк ВВС Сирии, не давал правительственным силам весомого преимущества в борьбе с набиравшим силу ИГИЛ и прочими вооруженными оппозиционными группировками, свидетельством чему стало оставление сухопутными войсками Сирии значительных районов страны (хотя слабость ВВС не была ключевым фактором неудач). В контексте дееспособности сирийских вооруженных сил уместно вспомнить старую поговорку израильского истеблишмента, о том что «ключи от безопасности Израиля находятся  в руках у России». В современной геополитической реальности, эта старая фраза не потеряла своей смысловой актуальности, поскольку только Россия могла выступить гарантом государственного суверенитета Сирии, как последнего рубежа относительной региональной стабильности перед лицом нарастающей экспансии. На фоне практически неограничиваемой западной коалицией и ее союзниками в регионе экспансии собственно ИГИЛ/ИГ в Сирии, только поддержка оказанная Россией Дамаску стала реальным противовесом экстремистским силам.    Эффективные действия российской группировки ВКС в Сирии против наиболее радикальных вооруженных группировок, позволившие наличному составу сирийских ВВС оказывать более действенную огневую поддержку своим наземным силам, предсказуемо стали основной занозой для экстремистских сил и их покровителей. Если для деактивации сирийских ВВС, западные патроны вооруженной сирийской оппозиции уже примеривали стандартный сценарий установления «бесполетных зон», то с вмешательством России и размещением нашей авиационной группировки, данный сценарий стал фактически невозможным.   В условиях принципиально нового геополитического расклада вокруг конфликта, единственным практически возможным для западной коалиции средством поддержки вооруженной оппозиции стало их вооружение, в т.ч. и усиление их противовоздушной компоненты. Из возможных средств, предсказуемо приоритетным стали ПЗРК, как наиболее простое, портативное и эффективное средство противовоздушной обороны. То обстоятельство, что подобный подход прямо противоречит доселе рьяно продвигавшимся США международным договоренностям по ограничению оборота ПЗРК и то, что помимо противодействия военной авиации правительственных сил, «оппозиционные» группировки преимущественно состоящие из контингента известных террористических организаций, не преминут воспользоваться ПЗРК для террористических атак на самолеты гражданской авиации, США и их союзников, в данной ситуации похоже совершенно не беспокоит.   Как и в контексте предшествовавшей сирийскому кризису масштабной компании по сколачиванию «сирийской демократической оппозиции» из разномастных религиозных и экстремистских группировок, в т.ч. посредством мобилизации подобного подконтрольного контингента со всего Ближнего Востока, США и их союзники, видимо продолжают исходить из установки, что в реализуемой ими геополитической многоходовке по переформатированию региона все средства хороши.   Все более активно озвучиваемая готовность США и их ближайших союзников прибегнуть к поставкам т.н. «сирийской  демократической оппозиции» ПЗРК (и тем более уже свершившийся факт таких поставок), стала наглядным индикатором для дееспособности и прозрачности выстраивавшейся преимущественно на основе инициативного видения США системы соглашений по контролю над оборотом ПЗРК. Если бы аналогичные шаги анонсировала и предпринимала Россия, либо другое государство, то США и их союзники подняли бы беспрецедентную пропагандистскую информационную волну, обвинив их в нарушении международных норм по обороту столь опасного и непредсказуемого средства вооружений, как ПЗРК. При этом стоит лишний раз напомнить, что российская позиция (как и практика контроля) неизменно основывается на необходимости соблюдения строгих мер контроля за экспортом ПЗРК и их основных компонентов, а также запрета поставок ПЗРК негосударственным конечным пользователям. А проблемные вопросы о теневом обороте ПЗРК с участием компаний из разных стран неоднократно поднимались в формате различных международных площадок.   Касательно ситуации в Сирии, в октябре 2016 года МИД России[21] и Минобороны России[22] официально сообщалось о зафиксированных случаях передачи антиправительственным группировкам ПЗРК американского производства и указывалось на их провокационный характер, особенно с учётом уже прозвучавших угроз боевиков сбивать гражданские воздушные суда. При этом МИД России отмечалось координирование и логистическое обеспечение таких поставок со стороны США «согласно признаниям официальных лиц».   Факты, свидетельствующие  о передаче при посредничестве стран Персидского Залива сирийской оппозиции крупных партий ПЗРК из стран Восточной Европы (комплексы «Стрела-2», «Игла-С») неоднократно приводились и в сообщениях различных зарубежных информационных агентств.[23] При этом, в отдельных западных СМИ, констатируя вероятность наличия ПЗРК у оппозиционных группировок (в т.ч. «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусра»), особо акцентировалось отсутствие фактов их использования для проведения терактов, с соответствующим выводом, о том, что их стремление получить доступ к ПЗРК обусловлено исключительно необходимостью обеспечения прикрытия от ударов авиации войск Асада и российских ВКС.   В более широком ракурсе, откровенно ситуативный и конъюнктурный подход США и их ведущих союзников к соблюдению норм международной системы договоренностей по контролю над оборотом вооружений, ставит под сомнение и будущее Международного договора о торговле оружием (МДТО). Остающаяся непроработанность положений МДТО (несмотря на ряд конкретизирующих инициатив, выдвигавшихся в т.ч. и Россией), оставляет широкую возможность для их избирательного и тенденциозного использования, как средства ведения недобросовестной конкурентной борьбы и внешнеполитического давления.   1. Elements for Export Controls of Man-Portable Air Defence Systems – MANPADS (Agreed at the WA Plenary, December 2003) // The Wassenaar Arrangement and small arms and light weapons, July 2005 (Доступно на сайте ООН: http://www.un.org/events/smallarms2005/memberstates-pdf/Austria%20annexes.pdf) 2. UN Resolution 62/40. “Prevention of the illicit transfer and unauthorized access to and use of man-portable air defence systems” (10/01/2008) // Веб-страница: http://www.poa-iss.org/CASAUpload/ELibrary/A-RES-62-40.pdf 3. MANPADS: Combating the Threat to Global Aviation from Man-Portable Air Defense Systems // Bureau of Political-Military Affairs, Office of Weapons Removal and Abatement (WRA), July 27, 2011 (www.state.gov/t/pm/rls/fs/169139.htm) 4. Там же. 5. Paul J. Caffera. Pentagon has lost track of exported missiles / Terrorists could use anti-aircraft Stinger missiles, critics say // SFGATE, 02.06.2004 (http://www.sfgate.com/news/article/Pentagon-has-lost-track-of-exported-missiles-2754279.php) 6. List of aviation shootdowns and accidents during the Iraq War // Веб-страница: https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_aviation_shootdowns_and_accidents_during_the_Iraq_War 7. SIPRI Arms Transfers Database: http://www.sipri.org/contents/armstrad/at_data.html; Michael Ashkenazi, Jan Grebe. MANPADS transfers // Веб-страница: http://mercury.ethz.ch/serviceengine/Files/ISN/160772/ichaptersection_singledocument/416d52e4-639e-4f98-b850-115a661e526c/en/3.pdf 8. Радиоэлектронная борьба. От экспериментов прошлого до решающего фронта будущего / М.С. Барабанов, С.А. Денисенцев, В.Б. Кашин, А.В. Лавров, Р.Н. Пухов, Д.В. Федутинов, А.А. Хетагуров, М.Ю. Шеповаленко; под ред. Н.А. Колесова и И.Г. Насенкова. — М.: Центр анализа стратегий и технологий, 2015 9. Дмитрий Сергеев. «Верба» против «Стингера»: новейший российский ПЗРК не имеет аналогов в мире // Звезда, 20.06.2015 (http://tvzvezda.ru/news/forces/content/201506200927-cnrm.htm) 10. Armin Rosen. Russia built one of the most alarming antiaircraft systems in history — and won't say who it's sending it to // Business Insider, 19.06.2015 (http://www.businessinsider.com/russia-built-one-of-the-most-alarming-anti-aircraft-systems-in-history--and-wont-say-who-its-sending-it-to-2015-6) 11. Там же. 12. США хотят поставить сирийской оппозиции ПЗРК // Новости планеты, 27.09.2016  (http://novostiplaneti.com/news/6863-ssha-hotjat-postavit-siriiskoi-oppozicii-pzrk.html); Монархии Персидского залива выступают за передачу сирийской оппозиции переносных ЗРК // Веб-страница: http://bmpd.livejournal.com/2158444.html (01.10.2016); Threats to Begin to Shoot Down Russian Planes and Helicopters in Syria Aren't so Unbelievable // South Front 11.10.2015 (https://southfront.org/threats-to-begin-to-shoot-down-russian-planes-and-helicopters) 13. WSJ раскрыла детали «Плана Б» по Сирии // Лента.ru, 13.04.2016 (https://lenta.ru/news/2016/04/13/planb) 14. Threats to Begin to Shoot Down Russian Planes and Helicopters in Syria Aren't so Unbelievable // South Front 11.10.2015 (https://southfront.org/threats-to-begin-to-shoot-down-russian-planes-and-helicopters) 15. Владимир Добрынин. Продажи «Стингеров» ИГИЛ: а если их повернут против США? // REGNUM, 29.04.2016 (https://regnum.ru/news/international/2127151.html) 16. Оружие из Болгарии: США организовывают в Сирии второй Афганистан? // EADaily, 14.10.2016 (http://social.eadaily.com/blog/43616674983/Oruzhie-iz Bolgarii:-SSHA-organizovyivayut-v Sirii-vtoroy-Afgani);Paul J. Caffera. Pentagon has lost track of exported missiles / Terrorists could use anti-aircraft Stinger missiles, critics say // SFGATE, 02.06.2004 (http://www.sfgate.com/news/article/Pentagon-has-lost-track-of-exported-missiles-2754279.php) 17. США хотят поставить сирийской оппозиции ПЗРК // Новости планеты, 27.09.2016  (http://novostiplaneti.com/news/6863-ssha-hotjat-postavit-siriiskoi-oppozicii-pzrk.html) 18. Веб-страница:http://911-truth.net/Victor_Bout/IMPORTANT_Objections_of_defence_attachments/FIM-92%20Stinger%20-%20Wikipedia,%20the%20free%20encyclopedia.pdf; Алексей Перловский. Террористам международные соглашения не в тягость // Независимое военное обозрение, 10.06.2016 (http://nvo.ng.ru/armament/2016-06-10/1_terror.html); Евгений Белаш. Стингеры» в Афганистане: факты и легенды // Веб-страница: http://warspot.ru/3988-stingery-v-afganistane-fakty-i-legendy; Веб-страница: http://rarehistoricalphotos.com/an-afghan-fighter-aims-an-fim-92-stinger-missile-at-passing-soviet-aircraft-1988 19. Дмитрий Кирсанов. Пентагон: США не передавали сирийской оппозиции переносные зенитно-ракетные комплексы // ИТАР-ТАСС, 04.10.2015 (http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2316717) 20. Graeme Baker, Alex MacDonald. 'Aleppo must not fall': US allies to flood city with anti-aircraft missiles // Middle East Eye, 28.09.2016 (http://www.middleeasteye.net/news/aleppo-must-not-fall-us-preparing-flood-city-anti-air-missiles-154690394); МИД допустил применение сирийской оппозицией новых ПЗРК против самолетов США // Лента.ру, 30.09.2016 (https://lenta.ru/news/2016/09/30/bogdanov_syria_pzrk); ВладимирДобрынин. Продажи «Стингеров» ИГИЛ: а если их повернут против США? // REGNUM, 29.04.2016 (https://regnum.ru/news/international/2127151.html) 21. МИД: США координируют поставки ПЗРК сирийским мятежникам // Взгляд, 25.10.2016 (http://www.vz.ru/news/2012/10/25/604292.html); Захарова сообщила о получении боевиками в Алеппо ПЗРК производства США // Газета.ру, 27.10.2016 (https://www.gazeta.ru/army/news/9265973.shtml) 22. Елена Баталина. Боевики в районе Алеппо получили ПЗРК // Известия, 21.10.2016 (http://izvestia.ru/news/640034) 23. Syria: Terrorist Groups Receive Large Supplies of Portable Anti-Aircraft Missiles in Dara'a // FARS News, 15.10.2016 (http://en.farsnews.com/newstext.aspx?nn=13950724001203); Hussein Ibish. Confrontation or Cooperation? Russian-Saudi Relations Hinge on Syria // Arab Gulf States Institute in Washington (AGSIW), 19.10.2015 (http://www.agsiw.org/confrontation-or-cooperation-russian-saudi-relations-hinge-on-syria); Оружие из Болгарии: США организовывают в Сирии второй Афганистан? // EADaily, 14.10.2016 (http://social.eadaily.com/blog/43616674983/Oruzhie-iz Bolgarii:-SSHA-organizovyivayut-v Sirii-vtoroy-Afgani)   

Выбор редакции
01 декабря, 16:46

СМИ: Индия подписала соглашение на покупку американских гаубиц М-777

Индия подписала вчера соглашение на закупку в США 145-ти легких буксируемых гаубиц М-777 калибра 155 мм.

Выбор редакции
01 декабря, 15:51

Индия подписала договор на покупку у США 145 гаубиц М-777

Контракт укрепит позиции Вашингтона как одного из ведущих поставщиков вооружений для индийской армии. Из 145 гаубиц, поставка которых начнется с середины 2017 года, 120 будут смонтированы, собраны и проверены в Индии на совместном предприятии, созданном корпорацией BAE Systems и ее местным партнером компанией Mahindra, передает ТАСС.В середине ноября Комитет по безопасности правительства Индии дал разрешение на закупку у США буксируемых 155-миллиметровых легких гаубиц. Это первая закупка страной артиллерийских орудий такого класса за 30 лет.В начале прошлого года сообщалось, что Вашингтон предложил Нью-Дели собирать гаубицы M777 на территории Индии и скидку в 150 млн долларов на партию из 145 орудий. Сумму контракта 737 млн долларов, сообщает газета Times of India.Орудие М-777 было разработано британской многонациональный компанией BAE Systems. Это одно из самых легких орудий в своем классе, что позволяет транспортировать гаубицу вертолетом на внешней подвеске. Расчет гаубицы – пять человек, орудие позволяет вести огонь снарядами на дистанции до 25 км, а специальными активно-реактивными управляемыми снарядами – до 40 км. 

01 декабря, 05:53

Избавят ли «Type 26» и ПКР LRASM британский ВМФ от проблемы «No.1» — отсутствия взаимозаменяемости? (часть 2)

В первых числах ноября 2016 года гендиректор компании «BAE Systems» Энн Хили заявила о закладке и начальном этапе сборки головного фрегата «Type 26» на судостроительной верфи Скотстаун в шотландском Глазго. Событие намечено на лето-осень 2017 года. Как заявляют представители ВМФ и компании-разработчика, перспективный «Глобальный боевой корабль» должен постепенно заменить устаревающий «Тип 23», и, как видно из названия, новый проект фрегатов должен быть рассчитан на широкое участие в крупных боевых операциях на океанских театрах военных действий, в тысячах миль от берегов Великобритании. Основным предназначением фрегатов «Type 26 GCS», как и их предков «Тип 23», станет надёжная противолодочная оборона корабельных ударных группировок в составе эсминцев ПВО класса «Daring», а также АУГ в составе перспективных авианосцев «Queen Elizabeth» и «Prince of Wales». Но кроме эффективной ПЛО, эти фрегаты будут обладать ещё и возможностью нанесения мощного противокорабельного удара.

Выбор редакции
30 ноября, 21:42

Индия подписала соглашение на покупку у США 145 гаубиц

Индия подписала в среду соглашение на приобретение в США 145 легких буксируемых гаубиц М-777 на сумму 737 млн долларов, сообщает газета Times of India. Как отмечает издание, контракт укрепит позиции Вашингтона как одного из ведущих поставщиков вооружений для индийской армии. Из 145 гаубиц, поставка которых начнется с середины 2017 года, 120 будут смонтированы, собраны и проверены в Индии на совместном предприятии, созданном корпорацией BAE Systems и ее местным партнером компанией Mahindra, передает ТАСС. В середине ноября Комитет по безопасности правительства Индии дал разрешение на закупку у США буксируемых 155-миллиметровых легких гаубиц. Это первая закупка страной артиллерийских орудий такого класса за 30 лет. В начале прошлого года сообщалось, что Вашингтон предложил Нью-Дели собирать гаубицы M777 на территории Индии и скидку в 150 млн долларов на партию из 145 орудий. Орудие М-777 было разработано британской многонациональный компанией BAE Systems. Это одно из самых легких орудий в своем классе, что позволяет транспортировать гаубицу вертолетом на внешней подвеске. Расчет гаубицы – пять человек, орудие позволяет вести огонь снарядами на дистанции до 25 км, а специальными активно-реактивными управляемыми снарядами – до 40 км.

30 ноября, 19:41

Индия покупает гаубицы на $733 млн

Сделка была заключена в понедельник с американским представителем британской компании BAE Systems.  Неофициально индийские военные сообщают, что оружие им требуется как можно скорее, но официальной информации от Минобороны страны не выходило. По соглашению, компания BAE Systems в сотрудничестве с индийской военной компанией Mahindra Defence Systems осуществит сборку 120 гаубиц, ещё 25 будут поставлены в течение последующих трёх лет. Всего потребность индийской армии составляет 220 гаубиц на следующие 15 лет.   Также соглашением предусмотрено, что компания BAE Systems организует постройку тестового полигона совместно с Mahindra Defence Systems. M777 — полевая буксируемая гаубица калибра 155 миллиметров. Производится компанией BAE Systems. Её масса 4218 килограммов, что позволяет прибегнуть к транспортировке на внешней подвеске вертолётов CH-47 или конвертопланов MV-22 Osprey. Такой вес достигается широким использованием в конструкции титана. Считалась самой лёгкой гаубицей подобного типа, пока китайцы не презентовали в 2015 году на выставке Defense & Security 2015 в Бангкоке 155-мм/39 кал. гаубицу AH4 весом 3745 кг.  Гаубица может вести огонь управляемыми снарядами Excalibur, дальность эффективной стрельбы которыми достигает 40 километров, а круговое вероятное отклонение от цели составляет 5 метров.

29 ноября, 19:01

Survivor says plane ran out of fuel on approach to airport

A PLANE carrying a Brazilian first division soccer team crashed near Medellin while on its way to the finals of a South American championship, killing 75 people, Colombian officials said yesterday. They

29 ноября, 15:52

Великобритания значительно уменьшит количество танков

Уже в ближайшее время британская армия может существенно сократить число своих танков. Минобороны Великобритании готовит план перевооружения, согласно которому вооруженные силы недосчитаются трети танков Challenger 2.Военное ведомство планирует перевооружить одно из трех своих бронетанковых подразделений: вместо танков Challenger 2 оно получит новые бронетранспортtры Ajax. Таким образом, общая численность танков в британской армии снизится с 227 до 170. При этом только 112 из них будут нести боевое дежурство.После замены танков Challenger 2 на боевые машины Ajax британская армия будет иметь меньше танков, чем ВС Сербии и всего на 40 танков больше, чем ВС Швейцарии. Для сравнения, российская армия насчитывает более 2000 танков, армия Польши — 917, Германии — 306, Франции — 200. Полковник Роберт Стюарт, ранее командовавший британским миротворческим контингентом в Боснии, прокомментировал планы Минобороны следующим образом: «Сокращать численность боевых танков нужно с большой осторожностью. Снижение боеготовой техники может быть неправильно истолковано нашими потенциальными противниками и восприниматься как слабость нашего желания защищать нашу страну должным образом». В Минобороны Великобритании называют списание танков одной из частей программы по перевооружению. Военные чиновники указывают на то, что новые боевые машины Ajax хотя и обладают пушками небольшого калибра (40 мм), но имеют лучшую маневренность и скорость, а также оснащены принципиально новыми орудиями, значительно расширяющими возможности бронетанковых подразделений, сообщает портал forces.tv.В прошлом году Минобороны Великобритании объявило о том, что Challenger 2 будет основным боевым танком британской армии до 2035 года и в ближайшее время оставшиеся на вооружении машины будут модернизированы. В июне этого компания BAE Systems презентовала проект модернизации танков Challenger 2, получивший название Mark 2. BAE Systems предлагает заменить все ключевые электронные системы машин, а также добавить несколько новых. В частности, командир танка должен получить систему кругового обзора, чтобы полностью контролировать пространство вокруг боевой машины. Кроме того, на Challenger 2 предполагается установить новую тепловизионную систему, которая позволит эффективно использовать танк при любом уровне освещения.Танк Challenger 2 был разработан в 80-е годы компанией Vickers Defence Systems, позже ставшей частью BAE Systems. В 1994 году началось его производство, а через четыре года новые танки официально поступили на вооружение британской армии. Масса Challenger 2 составляет 62,5 т, длина корпуса — 8,3 м, ширина — 3,5 м, высота — 2,5 м, экипаж — 4 человека. Танк оснащен нарезным 120-мм орудием L30E4 и двумя пулеметами калибра 7,62 мм. 

29 ноября, 15:23

Крушение самолета с игроками бразильского футбольного клуба: последние новости

В катастрофе погибли 76 человек, в том числе футболисты бразильского клуба "Шапекоэнсе".

29 ноября, 12:58

Число жертв авиакатастрофы в Колумбии увеличилось до 76

Из шести спасенных ранее человек, один погиб.

29 ноября, 06:05

Избавят ли «Type 26» и ПКР LRASM британский ВМФ от проблемы «No.1» — отсутствия взаимозаменяемости? (часть 1)

Сколько бы недалекие британские форумчане не обсуждали в глобальной сети «клубы» дыма от 200 тыс., сильной котлотурбинной силовой установки КВГ-4 с четырьмя турбозубчатыми агрегатами ТВ-12-4 нашего авианесущего ракетного крейсера «Адмирал Кузнецов», главные проблемы Королевского военно-морского флота Великобритании от этого никак не решаются. А проблемы эти куда более серьёзные, чем, к примеру у наиболее многочисленных ВМС США, или у нашего ВМФ, обладающего выраженной противокорабельной конфигурацией, способной отправить на дно любую американскую АУГ в любой точке Мирового океана.

28 ноября, 15:51

«Алмаз-Антей» передал военным бригадный комплект ЗРК «Бук-М3»

Концерн ВКО «Алмаз-Антей» поставил в войска бригадный комплект ЗРК средней дальности «Бук-М3».

28 ноября, 08:38

Военное обозрение. События в области обороны и безопасности в зеркале СМИ. Мониторинг СМИ за неделю с 21 по 27 ноября 2016 года

Помехи в эфире: российские разработки против беспилотников США; «Мста-Б» поступили на вооружение Первой танковой армии в Подмосковье; спецназ ЦВО вооружили новейшими оптико-электронными комплексами наблюдения «Ирония»; подразделения РХБ защиты и военные инженеры ЗВО получили новую специальную технику; состоялась церемония приема в состав ВМФ дизель-электрической подводной лодки «Колпино» для ЧФ; новейший патрульный корабль торжественно заложат для ВМФ России; Северный флот получил два новейших противодиверсионных катера «Грачонок»; в РКС создан прототип биоморфного микроробота для работы в космосе; BAE Systems занялась разработкой новой подвески для бронемашин; доля секретных расходов в бюджете-2016 будет максимальной в истории современной России; Шойгу укрепляет стратегическое партнерство с Китаем. Об этих и других событиях в мониторинге СМИ за неделю с 21 по 27. 11. 2016 года

25 ноября, 05:16

Корабельные системы функционального поражения. Часть 2

Фолклендская война в Южной Атлантике и танкерная война в Персидском заливе, ведшиеся три десятилетия назад, в 80-х годах прошлого века, показали значение эффективного оптико-электронного противодействия. С тех пор технологии и методы борьбы с противокорабельными ракетами быстро развивались. Ведущие европейские, российские и китайские производители двигались в направлении комплектов наведения на конечном участке траектории, поскольку они позволяют лучше различать цели и при этом менее восприимчивы к средствам РЭП. Хотя большая часть головок самонаведения (ГСН) противокорабельных ракет с целью повышения боевой устойчивости и всепогодности была разработана для работы в диапазоне частот J (от 10 до 20 ГГц), в странах Персидского залива получили большое распространение китайские ПКР нового поколения с радиолокационным наведением в миллиметровом диапазоне (диапазон частот Ka). Кроме того, асимметричные угрозы в прибрежных зонах ведения боевых действий заставили промышленность и флоты приступить к разработке средств борьбы с ракетами класса «поверхность-поверхность» с инфракрасным и лазерным наведением.

14 января 2014, 09:07

Палубные беспилотники с ракетами – новое в тактике войн

За желанием США сделать палубные беспилотники более крупными и грузоподъемными стоит трансформация тактики будущих боевых действий. Имея значительное превосходство в части организации военных операций и ведения боевых действий с применением авианосцев, США уходят вперед в главной составляющей этого вида вооружений – применении палубной авиации. После того, как палубный беспилотный летательный аппарат X-47B в 2013 году прошел испытания на уровне демонстратора технологий, казалось – это предел, и дальше в развитии связки «авианосцы-истребители» двигаться некуда, по крайней мере, в ближайшие лет 10. Однако ВМС США изменили концепцию. Они заявили, что намерены заказать более крупный палубный беспилотник, сопоставимый по размерам с истребителем F-14 Tomcat – старым, если не старейшим (1970 года рождения), палубным истребителем компании Grumman Aircraft Engineering Corporation. Вы, наверное, улыбнетесь - единственной страной, куда экспортировались F-14, был Иран. Но – Иран шаха, а не аятолл. Разработка нового аппарата будет проводиться в рамках программы ВМС США UCLASS - Unmanned Carrier-Launched Surveillance and Strike. На сегодняшний день в ней принимают участие несколько конкурирующих фирм со своими предложениями. Формальный лидер - Northrop Grumman со своим базовым «демонстратором технологий» X-47B-D (demonstrator). Среди других конкурентов на очень дорогой заказ ВМС США - Lockheed Martin, Boeing – со своим Phantom Ray, и General Atomics с морской версией своего базового беспилотника Avenger. Phantom Ray - также базовый демонстратор, невидимка, тип - летающее крыло, имеет размер обычного истребителя, отличается универсальностью применения - разведка и наблюдение, ракетная атака, дозаправка других машин, в том числе - пилотируемых. Его отличает развитый искусственный интеллект, умение подавлять системы ПРО противника. Одна из важных миссий Phantom Ray - проведение электронных атак, умение вывести из строя коммуникации противника. Характерно – о многом говорит, участие в тендере компании General Atomics. Компания является ведущим производителем не столько самих аппаратов, сколько авионики - беспилотных авиационных систем. Ее концепция – использование тактических разведывательных радаров и систем наблюдения. Современный беспилотный аппарат просто не может обойтись без средств разведки, наблюдения и рекогносцировки. General Atomics в этой части опережает другие американские компании, которые в ряде случаев приобретают у нее новые технологии, основанные на лазерах, оптико-электронных датчиках, сверхширокополосных каналах передачи данных. ВМС требует, чтобы масса перспективного аппарата составляла 31.8-36.3 т, аналогично F-14 Tomcat, максимальный взлетный вес которого – 33.7 т. Кстати, уже тогда – 40 лет назад, F-14 Tomcat способны были развивать скорость до 2.5 тысяч км/час, а их боевой радиус составлял около 1000 км... Требование по грузоподъемности означает - будущий беспилотный палубник будет использоваться как ракетоносец. Еще одной предполагаемой специализацией является его применение в качестве танкера для дозаправки в воздухе истребителей F-35C Lightning II. В этом случае он, по условиям тендера, должен быть способным принять на борт до 9 тонн горючего. Продолжительность полета беспилотников должна быть не меньше 14 часов. Кроме того, новые машины в части каналов управления и обмена данными будут сопрягаться с пилотируемыми истребителями F-35C или F/A-18E/F Super Hornet - для запуска ракет по их команде. Управляться перспективные палубные беспилотники будут не только с авианосца, с палубы которого стартовали, но и борта уже упоминаемых истребителей F-35C, а также самолетов дальнего радиолокационного обнаружения E-2D Hawkeye. Ничего не известно пока о том, будут ли они сопрягаться с последним уровнем системы – спутниками. Планы ВМС США простираются к 2030 году, когда предполагается накопить опыт применения палубных беспилотников, на основании которого будут выработаны дополнительные требования к аппаратам такого класса. И это странно – уверен, через 16 лет центр тяжести подобного рода операций будет поднят с уровня морской поверхности на космические орбиты. Тем не менее, выскажусь осторожно - военным аналитикам, прогнозирующим войны будущего, виднее. Максимальная взлетная масса беспилотника X-47B – 20.2 т, скорость - до 1035 км/час, дальность – почти 4 тысячи км. X-47B способен принять на борт вооружение общей массой до 2 тонн. Выше указано - о намерении принять участие в разработке перспективных палубных беспилотников объявили американские компании Northrop Grumman, General Atomics, Boeing и Lockheed Martin. Есть и такой вариант, который принят в США: заказ могут получить все претенденты, а окончательный выбор будет сделан после создания реальной летающей модели. Это дороже, но умнее, а главное - практичнее. И весьма вероятно, что через несколько лет на борту авианосцев будут базироваться несколько типов тяжелых беспилотных аппаратов... Новые аппараты планируется принять на вооружение в 2019-2021 году, но окончательные требования к ним будут обнародованы до конца 2014 года. А теперь вопрос, волнующий израильтян: могут ли в конкурсе участвовать израильские компании, которым, по оценке международного «судьи» SIPRI - Стокгольмского института исследования проблем мира, принадлежит около 60% мирового рынка экспорта беспилотников? Вряд ли: в военной доктрине Израиля отсутствует практика использования авианосцев, их нет у Израиля, еще и потому, что они невероятно дороги, а в техническом отношении их создание по силам только 3-4 державам мира. Вряд ли у Израиля имеется необходимая для их создания «в железе» технологическая оснастка. А потому Израиль не производит тяжелые беспилотные аппараты указанной выше грузоподъемности. Но вот в чем бы Израиль мог конкурировать с американскими компаниями, так это в создании «умной авионики». И хотя тягаться с такими фирмами как Northrop Grumman и General Atomics – лидерами мировой авионики, трудно, но вполне по силам израильским компаниям. Уверен – после проведения тендера, если будут выбраны модели беспилотников компаний Boeing или Lockheed Martin, они, весьма вероятно, обратятся к израильским производителям. Так, как это произошло с истребителем F-35C Lightning II. Еще одна возможная ветвь сотрудничества – разработка и производство крыльев для беспилотника (совместно с британской BAE systems) – в случае, если тендер выиграет Lockheed Martin. На мировом рынке оружия складывается любопытная ситуация: лидеры рвутся в сторону технологий, отстающие – упорно лезут в железо, ежедневно создавая отсталые ракеты, эфемерные авианосцы, заявляя о новых самолетах... из прошлого века. Новое оружие полностью меняет тактику войн, и страны третьего мира не успевают не то что создать противоядие, но даже отреагировать на новшества. Однако лидерство в сфере оружия - в большей степени элемент бизнеса. Кто создает более сильное оружие? Это можно будет узнать из рейтинга экспорта вооружений, выход которого вскоре ожидается. Именно он оценит и расставит по своим местам годовой вал реальной и лживой информации о вооружениях. И думаю – вы будете сильно удивлены. Автор Юваль Крайский

28 июня 2012, 21:08

Парадокс превосходства

От редакции. Terra America продолжает расследовать тему концепции стратегической неуязвимости Соединенных Штатов. Готовится ли эта страна принять бремя неоспоримого мирового превосходства посредством снятия всех тех оговорок уже имеющейся гегемонии, которые представляет ядерный потенциал России и других государств-членов атомного клуба? Специалист в области оборонных технологий Илья Клабуков рассказывает о тех ресурсах, которые используют США для достижения задачи обретения неуязвимости и о тех проблемах, которые неминуемо возникнут у них на пути. Редакция сайта обещает вернуться к данной теме в ближайшем будущем. * * * В одной древней легенде говорится о неуязвимом воине, чья сила поражала воображение. Будучи представителем могущественного народа, он никогда не встречал равного себе в силе и ловкости. Подданный великого царя, он вел за собой армию, олицетворяя дух великой империи. Все знали, что у выставленного против него в поединке несчастного юноши не может быть никаких шансов. * * * Мир все более усложняется. В гораздо большей степени это применимо для технологического мира – области науки и техники множатся каждый год. Если раньше достаточно было прочитать несколько лучших журналов для того, чтобы представлять себе, что происходит в конкретной области науки, то сейчас многие направления стали необъятными дисциплинами. И тот, кто ставит своей целью быть первым везде либо должен изменить парадигму, либо упереться в естественные пределы роста. Технологическая неуязвимость обороны и безопасности США в ближайшем будущем – один из актуальных вопросов политики. Но помимо содержательного наполнения, он во многом опирается на эмоции, страхи и неосознанные мысли людей. Попробуем разобраться в происходящем. Взгляд снизу вверх Сейчас в лице США мы можем увидеть сверхсовременную сверхдержаву с необычайными военными и научно-технологическими возможностями и мощью, с которой не сравнится ни одна другая страна в мире. Научное сообщество, создающее передовые идеи, на которые ориентируются от Нобелевского комитета до инновационных центров. Крупнейшие вооруженные силы, способные за несколько недель смести с лица земли целые государства. Огромная промышленная индустрия, способная за короткое время серийно наладить производство новой техники. Бюджет Министерства обороны США на 2012 год составил 662,5 миллиарда долларов. Хотя это на 5,2 миллиарда меньше, чем в 2011 году, он все равно в два раза превосходит оборонный бюджет Европейского союза, в 6 раз – Китая, в 8 раз – России. Эти гигантские суммы являются материальным обеспечением доктрины стратегической неуязвимости, которая лежит в основе военной стратегии США[1]. Может показаться, что идеал стратегической неуязвимости всегда определял военную стратегию США, но это не так. Господствовавшая во времена Холодной войны доктрина гарантированного взаимного уничтожения (mutually assured destruction), была основана на признании взаимной уязвимости СССР и США и невозможности избавиться от нее. По мнению профессора политологии Университета Манитобы Джорджа МакЛина, «прежняя доктрина гарантированного взаимного уничтожения была на самом деле ориентирована на уязвимость». Новая доктрина стала закономерным следствием драматического изменения геополитического баланса в последнем десятилетии прошлого века. Распад Советского Союза, победа США в Холодной войне и связанное с этим снижение силовой конкурентности со стороны международной среды способствовали тому, что Вашингтон уверился в своем превосходстве в области конвенциональных и ядерных вооружений. Это, в свою очередь, обусловило переход к комплексу стратегий, ориентированных на неуязвимость, в частности, к стратегии Н-ПРО. Доктрина стратегической неуязвимости опирается на неоспоримое интеллектуальное превосходство США, прежде всего в сфере науки и техники. Передовые разработки, достижения в области гиперзвуковых средств, беспилотных аппаратов, самолетостроения, астронавтики, робототехники, информационных систем – в конечном счете, способности вести сетецентрические военные действия. Если сложить это с современными и многочисленными разведывательными службами и подрядчиками, по разным оценкам насчитывающими до 600 тысяч человек, – мы увидим самую мощную армию мира, которой обеспечивается технологическое превосходство. Военная мощь поддерживается научными программами американских университетов, интеллектуальным превосходством национальной разведки, аналитической и идейной работой «фабрик мысли»: в 2012 году исследовательская программа Пентагона составила 71 миллиард долларов и была разделена между 23 ведомствами – от крупных (заказывающих управлений Армии, ВВС, ВМС, а также DARPA), до совсем крошечных (Центр технической информации министерства обороны, Агентство военного сотрудничества и другие). Помимо ведомственных НИОКР – бюджет содержал 5 национальных секретных программ на общую сумму 16,3 миллиардов долларов. В этом году Пентагон продолжил увеличение расходов на «фундаментальные оборонные исследования». Под этим понятием подразумеваются поисковые исследования в области инфокоммуникационных технологий, нанотехнологий и материалов, биомедицины, когнитивных технологий, универсальных систем связи, кибербезопасности и новой электроники – работы, которые позволят апробировать новые физические принципы, успехи в которых являются стратегически важными для государства. Прикладные работы выполняются в национальных лабораториях, подконтрольных Министерству обороны и Минэнерго. В этих организациях проводятся работы по созданию прикладных средств, являющихся ключевыми для непосредственного использования в военной области – создание ядерного оружия, лазерные технологии, суперкомпьютерные системы, энергетика. Помимо них, в прикладных исследованиях и разработках по заказу Пентагона заняты сотни подрядчиков и десятки тысяч субподрядчиков. Среди основных контракторов – Lockheed Martin – крупнейшая оборонная компания в мире, Boeing, Raytheon и другие. Военную поддержку американской армии оказывают десятки тысяч наемников частных военных компаний (ЧВК), сохраняющих лицо военному командованию. Созданная в 1997 году Эриком Принсом компания BlackWater стала своего рода инновацией в военном деле и положила началу целой индустрии «сервисов на поле боя» – от охраны и разминирования до анализа данных и подготовки кадров. Отдельного упоминания заслуживает разведывательное сообщество США, обеспечивающее интеллектуальное превосходство в международных отношениях и планировании операций. Более полумиллиона американцев под эгидой АНБ и ЦРУ ежедневно собирают, анализируют и думают над разнотипной информацией, готовя информационный продукт высокого качества для высшего руководства. Вне всякого сомнения, представленный монстр – огромный механизм обеспечения национальной безопасности и обороны. Вопрос только в том, в какой степени он обеспечивает неуязвимость для США. Взгляд изнутри В среде американских экспертов по военным стратегиям нет единой точки зрения относительно возможности обеспечения реальной стратегической неуязвимости страны. По мнению специалиста по советской внешней политике, профессора Университета Талсы (Оклахома) Роберта Доналдсона, последним президентом США, который считал возможным достижение стратегической неуязвимости США, был Рональд Рейган. В своем интервью Terra America Доналдсон заявил: «Я общаюсь со многими видными военными аналитиками, а также с людьми в правительстве, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из них рассуждал о стратегической неуязвимости США». По мнению эксперта, ни один из Бушей, ни Клинтон, ни Обама не стремились воздвигнуть какой-либо щит, который бы полностью лишал Россию или даже Китай их стратегических наступательных возможностей. «Угроза для США исходит от таких стран, как Северная Корея и Иран. Ограниченная противоракетная оборона как раз и призвана противостоять их угрозам, а вовсе не обнулить наступательный потенциал России», – считает Доналдсон. Иную точку зрения отстаивает Джордж МакЛин: Он признает, что «как в США, так и в Канаде, и в Европе есть теоретики военного дела, которые, проанализировав концепцию Н-ПРО и доктрину неуязвимости, пришли к выводу, что минимально здравая и беспристрастная оценка доктрины неуязвимости указывает на ее несостоятельность». Однако неоспоримое стратегическое превосходство США над Россией, по мнению МакЛина, вытекает не столько даже из самой концепции Н-ПРО, сколько из общей научной, технической и финансовой гегемонии США в этой области: «Сегодня трудно усомниться в том, что США твердо стоят на позиции единственной мировой военной державы» В целом научно-техническую политику США в области обороны и безопасности можно выразить словами миссии Управления передовых оборонных исследований Пентагона (DARPA) – «предотвращение внезапного для США появления новых средств вооруженной борьбы». По мнению руководства Штатов, никто во всем мире не должен думать так же хорошо, как это происходит в национальных лабораториях, корпорациях и университетах. Никто не должен превосходить «фабрики мысли» – в области интеллекта, ученых – в инженерных решениях, американскую науку – в новых идеях. Соединенные Штаты как государство обладают тремя крайне важными особенностями, которые сделали возможным превосходство национальной науки и техники. Однако сейчас в научных кругах США признается угроза потери интеллектуального доминирования в науке и технике, что представляет собой серьезную угрозу для национальной безопасности и экономического превосходства США. Первое. Плюрализм в формах организации и поддержки научных исследований – государственные фонды, агентства, огромное число проектов и инициатив – сделал возможным передовое развитие практически по всем направлениям науки и техники. Поддержка может быть оказана с самых разных, порой даже неожиданных сторон. Общеизвестно, что DARPA  сыграла огромную роль в создании прообраза Интернета, но эта ситуация не уникальна. Например, проект «Геном человека» финансировался Министерством энергетики, создание приложения Siri для «айфона» – венчурным фондом ЦРУ, передовые работы в изучении нервных клеток – компанией Lockheed Martin, а в синтетической биологии – Raytheon. Однако недавно Научный совет Министерства обороны США (Defense Science Board – DSB) признал недостаточными усилия военного ведомства в обеспечении превосходства в фундаментальных исследованиях для национальной безопасности. Советом были выявлены причины, которые в будущем могут поставить под сомнение господство Вооруженных сил США в области науки и технологий. Дело в том, что большая часть научных работ, реализуемых в США, лежит вне поля зрения Министерства обороны, военное ведомство имеет ограниченный доступ для привлечения к своим задачам ведущих ученых и талантливых специалистов. Появляются предложения создать постоянно действующий резерв ученых, занимающихся разработкой теоретических основ различных наук, которые будут потенциально способны выполнять исследования военной направленности, либо предложения сотрудникам военного ведомства осуществлять непосредственные контакты с ведущими учеными, как в США, так и за рубежом, для знакомства с последними достижениями в соответствующей области. Один из футуристичных подходов к решению этой проблемы был сформулирован в программе Unconventional Warfighters управления DARPA. В настоящее время только 1% населения США работает на оборону страны. Необходимо понять, создание каких инструментов позволило бы вовлечь в оборонную сферу остальные 99% граждан. Прежде всего, DARPA ищет «футуристов, изобретателей, любителей (даже поверхностных) военной тематики, которые могут взглянуть на войну с нетрадиционной точки зрения». Хотя у этой инициативы DARPA есть серьезная основа – сотни тысяч, а может быть и миллионы людей в США готовы предложить свои навыки и время для помощи государственным структурам в случаях стихийных бедствий вроде землетрясения на Гаити или политического кризиса, такого как волнения на Ближнем Востоке. Вероятнее всего, есть еще большее количество людей, готовых внести свой вклад в национальную безопасность. В настоящее время американская государственная система не может предложить простой способ принять участие в этой работе, кроме как вступить в ряды армии или быть подрядчиком государственных структур. Unconventional Warfighters должна стать прототипом такого способа привлечения огромного потенциала гражданского общества к решению насущных задач обороны страны. По общему мнению, только обеспечение гарантированного привлечения к сотрудничеству передовых представителей научного сообщества позволит предотвратить возможное отставание от других государств в этой области. Второе. Политика привлечения в страну лучших умов для обучения и проведения исследований в американских университетах, работы в корпорациях (Microsoft, Boeing, Intel и других). Привлечение талантливых исследователей со всего мира было и остается как ключевым преимуществом США, так и непосредственной необходимостью, условием устойчивого развития. Исторически сложилось так, что ни на одном историческом интервале США не обладали всем спектром носителей технологических и научных знаний. В частности, более половины участников Манхэттенского проекта родились за пределами США. Из них двое ученых, которые внесли наибольший вклад в создание водородной бомбы, родились и получили образование за границей (Венгрия и Украина). Аналогичным образом, когда началась «космическая гонка» с Советским Союзом, Вернер фон Браун, родившийся в Польше, стал известен как «отец американской космической программы». Эти примеры показывают, что на протяжении всей американской истории в момент наибольшей опасности Соединенные Штаты искали таланты везде, где только было возможно. Это был чисто американский подход, который содействовал разнообразию и успехам в самых разных областях наук. Количественным показателем интеллектуального развития в США принято считать число выпускников и обладателей ученых степеней в областях науки, техники, инженерии и математики (STEM). Сейчас Соединенные Штаты по-прежнему являются мировым лидером в привлечении иностранных студентов, но имеет место тенденция потери этого преимущества. Если в 2000 году каждый четвертый студент был иностранцем, то в 2006 – только уже каждый пятый. Университеты Великобритании, Германии и Франции сейчас могут предложить студентам сравнимые или даже лучшие условия для учебы и жизни. Сохраняя и преумножая свое интеллектуальное превосходство, Соединенные Штаты просто обязаны продолжать искать, привлекать и создавать условия для жизни иностранных мигрантов в науке и технике. Третье. Мощная индустриальная база, позволяющая реализовать «в металле» любые достаточно точно сформулированные идеи. В этой области присутствуют как сложившиеся крупные компании оборонно-промышленного комплекса – Lockheed Martin, BAE Systems, Boeing, Northrop Grumman, General Dynamics, Raytheon Company, L-3 Communications и другие, так и «новое поколение» компаний – Boston Dynamics, United Defense Industries, Southwest Marine Holdings и другие. Но и здесь не все так безоблачно. Норма Августин, бывший президент компании Lockheed Martin, не так давно сделала прогноз, что «если современные тенденции в военном авиастроении сохранятся, то к 2054 году годового бюджета Пентагона хватит лишь на приобретение одного самолета. Очевидно, что эта тенденция не может долго продолжаться. Вопрос в том, каким образом можно вдохнуть новую жизнь в американскую производственную базу». У Нормы были серьезные причины для таких слов – за последнее десятилетие реализации программы F-35 ее стоимость неконтролируемо выросла втрое, сроки поставок постоянно менялись и в результате, сейчас можно услышать мнения о нецелесообразности продолжения программы нового истребителя. Определенную роль в трансформации американского военно-промышленного комплекса времен «холодной войны» в современный оборонно-промышленный комплекс, капитализацией более 3,6 триллионов долларов, в 1990-х годах сыграли инвестиционные компании и фонды под руководством бывших топ-менеджеров и госслужащих. Под их руководством в течение десятилетия была проведена тотальная реструктуризация производственных активов, выстроены новые производственные цепочки, прошло перепрофилирование предприятий под новые рыночные ниши. Сейчас в США время для идей, которые бы дали новую жизнь американской оборонной индустрии, сделав ее более мобильной, открытой трансферу технологий и разработок и гораздо более конкурентной, особенно в критически значимых направлениях. Политическая воля Ключевым фактором в развитии той или иной военной доктрины является политическая воля. Политика «перезагрузки» и сокращения военного потенциала США, проводимая администрацией Обамы, дала основание некоторым экспертам заявить о том, что новая «политика сдерживания» направлена исключительно против таких режимов, как Иран или Северная Корея, но не против России или Китая. «Есть причины для беспокойства ростом военных расходов Китая и его спорами с соседями, помимо давнего вопроса о статусе Тайваня. Однако, как мы видели во время недавней поездки Хилари Клинтон, США намерены не доводить свои отношения с Китаем до кипения и состояния вражды», – считает Доналдсон. Однако при этом он не скрывает, что если курс Обамы будет продолжен, параллельно будет всемерно развиваться и усиливаться технологическая база американских вооруженных сил. Так, «будет больше внимания уделено ВВС, в частности беспилотным управляемым летательным аппаратам. Будет также уделено много внимания флоту. Эти меры будут направлены на предотвращение возможных угроз со стороны террористических организаций, а также на оказание отпора тем государствам, которые могут поддерживать эти организации и стремящихся заполучить оружие массового поражения». В условиях безусловного превосходства США в научно-технической сфере это означает, что задача радикального пересмотра системы стратегической стабильности, сложившейся на базе советско-американских договоренностей 60-70-х годов прошлого века, по-прежнему стоит в повестке дня в Вашингтоне. По мнению Джорджа МакЛина, если Обама победит на президентских выборах 2012 года, содержание политики «перезагрузки» будет сформулировано заново, с учетом усилившихся позиций США и их лидера. В целом МакЛин настроен довольно пессимистично: по его мнению, наблюдается явный откат на позиции двадцатилетней давности, когда США воспринимали Россию как геополитического врага. «С какой стороны к этому не подойти – политика сдерживания или региональное ужесточение внешней политики России – все идет к усилению антагонистического настроя в отношениях между США и Россией», – констатирует эксперт. Дилеммы Никакое превосходство не может длиться стабильно вечно. Превосходства можно на какое-то время достичь, но чтобы достигать его постоянно – необходимо регулярно менять парадигму. В 1957 году советский Спутник стал катализатором для целой серии высокотехнологичных инициатив США – DARPA, «Аполлон», первые контракты в микроэлектронике, заложившие основу Кремниевой долины, наконец, реформа образования. В 1990-е годы развитый американский фондовый рынок спас идущий в глубокий кризис и теряющий военные заказы ОПК. Одновременно индустрия информационных технологий открыла второе дыхание развитию Вооруженных сил, открыв старт концепции сетецентрической вооруженной борьбы. 11 сентября 2001 года вывело спецслужбы США из сонного состояния и дало старт быстро разросшемуся разведывательному сообществу и компаниям индустрии национальной безопасности. Вопрос в том, существует ли сейчас нечто, что могло бы вывести важнейшее направление целой страны с тупикового пути. Какие неиспользованные внутренние резервы способны изменить парадигму США в наше время? Существуют ли новые идеи, которые могут изменить порядок вещей? Аналитиками «фабрик мысли» и научным сообществом рассматриваются несколько вариантов: Использовать интеллектуальные ресурсы союзников – Германии, Франции, Израиля, Италии и так далее, объединив усилия над совместными программами. Это позволит решить проблему технологического превосходства, но одновременно лишит США политической инициативы, превратив страну в великую, но не сверх-державу. Однако развитию такой инициативы глубокого научно-технического сотрудничества может помешать экспортное законодательство США, не позволяющее в таком объеме делиться современными технологиями. Сменить парадигму собственной внутренней политики – открытым текстом поставив новые задачи, как уже не раз было в XX веке. Столь радикальная мера потребует реформы науки, контрактной системы, принятия новых законодательных актов. Такая позиция позволит сохранить на некоторое время превосходство, но может оттолкнуть союзников и усилить противоречия в коалиции. Поскольку этот вариант невозможен без существенного увеличения бюджета, в настоящее время его реализация невозможна. Сохранить «статус кво», обнаружив себя через несколько лет страной с хорошими достижениями по всем направлениям, но ни в одном из них не являющейся лидером. Американская армия все также останется могущественной в мире, но не всесильной. Однажды они могут проснуться в мире с большим числом новых игроков – Франция, Израиль, Южная Корея, Тайвань, Индия, – каждый из которых на равных сможет конкурировать с США в своей области. В таком сложном мире придется учитывать интересы и договариваться со слишком многими. * * * Итог легенды о Голиафе общеизвестен. Молодой Давид, будущий царь Иудеи и Израиля, побеждает Голиафа в поединке с помощью пращи, а затем отрубает его голову. Победой Давида над Голиафом началось наступление израильских и иудейских войск, которые изгнали со своей земли филистимлян. Преимущество было на стороне физической силы, но победоносная история, самоуверенность и самолюбование противника не позволили им воспользоваться. [1] Важно не путать военную доктрину и стратегическую концепцию. Военная доктрина в целом представляет собой систему официальных взглядов и установок, определяющих направление военного строительства, подготовки страны и ее вооруженных сил к войне, способы и формы ее ведения. В ее рамках могут существовать и взаимодействовать различные стратегические концепции.  Илья Клабуков