• Теги
    • избранные теги
    • Компании1713
      • Показать ещё
      Разное1051
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1339
      • Показать ещё
      Международные организации70
      • Показать ещё
      Люди201
      • Показать ещё
      Издания84
      • Показать ещё
      Формат24
      Показатели34
      • Показать ещё
      Сферы2
22 мая, 14:50

Lockheed Secures $137M Deal to Offer F-35s at Lower Rate

Lockheed Martin's (LMT) F-35 Lightning II is a 5th Generation, single-seat, single-engine fighter jet.

Выбор редакции
22 мая, 13:00

Рельсотрон будет делать 10 выстрелов в минуту

Британская оборонная компания BAE Systems привезла электромагнитную пушку на испытательный полигон военно-морских сил США в городе Далгрен штата Вирджиния, чтобы усовершенствовать её характеристики.

21 мая, 15:24

Air War: America's F-15 vs. China's J-10 (Who Wins in a Shootout?)

Kris Osborn Security, Asia The F-15 is getting some big upgrades to compete.  The Air Force is revving up electronic warfare upgrades for its F-15 fighter as a way to better protect against enemy fire and electronic attacks, service officials said. Boeing has secured a $478 million deal to continue work on a new technology called with a system called the Eagle Passive Active Warning Survivability System, or EPAWSS. “This allows the aircraft to identify a threat and actively prosecute that threat through avoidance, deception or jamming techniques,” Mike Gibbons, Vice President of the Boeing F-15 program, told Scout Warrior in an interview a few months ago. These updated EW capabilities replace the Tactical Electronic Warfare Suite, which has been used since the 1980s, not long after the F-15 first deployed. The service plans to operate the fleet until the mid-2040’s, so an overhaul of the Eagle’s electronic systems helps maintain U.S. air supremacy, the contract announcement said. Boeing won the initial contract for the EPAWSS project last year  and hired BAE Systems as the primary subcontractor. Overall, the US Air Force is vigorously upgrading the 1980s-era F-15 fighter by giving new weapons and sensors in the hope of maintaining air-to-air superiority over the Chinese J-10 equivalent. The multi-pronged effort not only includes the current addition of electronic warfare technology but also extends to super-fast high-speed computers, infrared search and track enemy targeting systems, increased networking ability and upgraded weapons-firing capability, Air Force and Boeing officials said. “The Air Force plans to keep the F-15 fleet in service until the mid-2040’s.  Many of the F-15 systems date back to the 1970’s and must be upgraded if the aircraft is to remain operationally effective. Various upgrades will be complete as early as 2021 for the F-15C AESA (Active Electronically Scanned Array) radar and as late as 2032 for the various EW (electronic warfare) upgrades,” Air Force spokesman Maj. Rob Leese told Scout Warrior a few months ago. Read full article

Выбор редакции
Выбор редакции
19 мая, 17:47

Ресурс американского рельсотрона составит 1000 выстрелов

Компания BAE Systems — головной разработчик рельсотрона — в интересах американских ВМС приступает к тестированию переработанного электромагнитного ускорителя. Стенд с доработанным оружием уже смонтирован на полигоне ВМС США Дальгрен в Виргинии. Как отмечают специалисты, ожидаемые результаты испытания нового оружия — 10 выстрелов в минуту и ресурс в 1000 выстрелов. Последний показатель, как отмечают физики, связан прежде всего с проверкой на отказ, а не с его реальной эффективностью. Скорострельность оружия, как отмечают учёные-физики, будет связана не с его конструктивными особенностями, а прежде всего с наличием мощного источника питания. До реального применения оружия, по прогнозам специалистов, дойдёт ещё не скоро.

14 мая, 14:34

Вот и пригодились: Германия расконсервирует припасенные танки

Танковый парк вооруженных сил Германии в ближайшие годы увеличится на треть - министерство обороны страны приступило к выполнению программы расконсервации и модернизации более 100 танков Leopard 2. Бундесвер начнет получать танки после модернизации с 2019 года. К 2023 году в составе немецких вооруженных сил будет 320 танков Leopard 2 последнего поколения.

12 мая, 20:22

Тайвань продолжит помогать США, закупая оружие

Тайвань продолжит покупать оружие у США, способствуя трудоустройству, по крайней мере, в 6 штатах США и сокращению двустороннего торгового разрыва

11 мая, 16:38

The New Way Helicopters 'Know' When Missiles Are Coming—And Shoot Them Down

Kris Osborn Security, Americas BAE is engineering and testing a 3-Dimensional Advanced Warning System, or 3DAWS, to discern whether an approaching object is, in fact, an enemy threat. BAE Systems is working to address an Army need by testing an emerging helicopter protection technology able to detect, distinguish and destroy approaching enemy fire in a more effective and integrated fashion than existing systems can, industry developers explained. As a way to respond to and anticipate evolving Army requirements, BAE is engineering and testing a 3-Dimensional Advanced Warning System, or 3DAWS, which integrates ultraviolet sensor technology from the Common Missile Warning System, or CMWS, with an RF-Tracker to discern whether an approaching object is, in fact, an enemy threat, BAE Developers said. CMWS sends out a flare to divert enemy fire off course, and the RF-Tracker uses radio frequency to precisely assess the nature of a particular threat.  “This detects threats in a first-encounter scenario. We want our missile warning system to see everything that can possibly be a threat to them - we want to confirm that something is a threat before it can harm the aircraft,” Cheryl Paradis, Director of Threat Management Solutions, BAE Systems, told Scout Warrior in an interview. Using a passive missile warning system and semi-active radar from a helicopter as an adjunct to CMWS, 3DAWS aims to provide identification, tracking and cueing for helicopters in high-threat areas. Traveling at the speed of light, electromagnetic radar signals, or “pings,” are sent forward to bounce off an approaching enemy object; the return signal is then analyzed as a way to determine the shape, size, distance and speed of an approaching threat. Since the speed of light is a known entity -- and the time of travel of the signals is also quantifiable -- a computer algorithm is then able to quickly determine the distance of an object. The semi-active radar used by 3DAWS’ 3D-Tracker uses this technology to assess the precise nature and distance of enemy fire as part of an effort to give helicopter crews timely information about incoming attacks. For instance, the new system seeks to identify and help intercept or destroy high-threat attacks such as enemy RPGs, MANPADS -- or heat-seeking shoulder-fired weapons – and various kinds of rockets and missiles. Pentagon threat-assessment analysts have consistently expressed concern about the expanding proliferation and improving targeting technology of shoulder-fired weapons.  Read full article

10 мая, 22:54

BAE chair fails to confirm whether staff are loading bombs on to Saudi jets

Sir Roger Carr claims BAE is ‘not involved in any military action’, despite the company’s job ad for a weapons loading technician in Saudi ArabiaThe chairman of arms manufacturer BAE Systems repeatedly declined to say whether the company’s employees are loading bombs on to Saudi Tornado jets involved in the conflict in Yemen.Sir Roger Carr was confronted by activists at the company’s annual general meeting on Wednesday over BAE Systems’ operations in Saudi Arabia and its recently announced £100m jet deal with Turkey. Continue reading...

Выбор редакции
05 мая, 22:51

Принц Уэльский и герцогиня Корнуольская: обзор мероприятий, апрель

Все, что мы пропустили )10 апреля принц Уэльский посетил BAE Systems Maritime, ознакомился со строительством субмарины10 апреля памятный визит в Rosehill Theatre, в графстве Камбрия11 апреля продолжение визита в КамбриюПосетил фабрику спортивной обуви NewBalance и общественный центр 24 апреля герцог Ротсейский посетил The Royal Deeside Railway28 апреля герцог и герцогиня Ротсейские встретились с местными бизнесменами в шотландском городе Баллатер

Выбор редакции
05 мая, 11:37

25 Badass Military Vehicles at Work in the US Armed Forces

While the US defense budget is massive, sometimes it's easy to see where the money goes. Here are 25 of the most badass American military vehicles around.

Выбор редакции
05 мая, 05:59

В Британии спущена на воду четвертая АПЛ класса «Эстьют»

Согласно информации ЦАМТО , 28 апреля BAE Systems объявила о состоявшемся на предприятии в Барроу-ин-Фернесс спуске на воду атомной субмарины «Одейшес» (Audacious) проекта «Эстьют», предназначенной для британских ВМС. «Одейшес» является четвертым представителем класса «Эстьют» . Она была заложена в марте 2009 года. Церемонии крещения состоялась 16 декабря 2016 года. Передача...

03 мая, 14:00

Украина заинтересована в налаживании промкооперации с Великобританией по программе импортозамещения в ОПК

Украина заинтересована в развитии военно-технического сотрудничества (ВТС) с Великобританией и ведет переговоры о налаживании оборонной промкооперации по программе импортозамещения в оборонно-промышленном комплексе (ОПК).

Выбор редакции
03 мая, 05:58

Флот Великобритании пополнился новой атомной подлодкой

Ядерная субмарина была продемонстрирована журналистам в сухом доке Барроу-ин-Фернесс перед отправкой к морю. Атомная подводная лодка HMS Audaciuos была спроектирована и построена концерном оборонных предприятий BAE Systems в доке Барроу-ин-Фернесс, графство Камбрия; на завершение полного цикла работ ушло десять лет. Свое имя Audacious получила в декабре прошлого года. Жена адмирала...

Выбор редакции
28 апреля, 15:21

А кто-то уже всерьез готовится к развалу Еврозоны

Французская компания по управлению активами предлагает своим клиентам возможность захеджировать риски распада Еврозоны, сделав ставку на европейских экспортеров, ориентированных на страны вне региона. Французский фонд Брекзита, запущенный Financiere de la Cite, склоняется в пользу таких британских компаний, как Smith Group Plc, Diageo Plc и BAE Systems Plc, которые получают выгоды от … читать далее…

20 апреля, 13:32

Казахстан запретил иностранцам владеть более 49% акций местных авиакомпаний

Парламент Казахстана законодательно ограничил участие иностранных инвесторов в уставном капитале местных авиакомпаний - доля иностранцев не должна превышать 49%.

19 апреля, 09:06

7 нестандартных образцов военной техники

Боевые машины, которые производят неоднозначное впечатление

Выбор редакции
14 апреля, 13:37

[recovery mode] Использование COTS-технологий в космосе

Применение COTS-технологий в разработках специального назначения является испытанным средством снижения временных и финансовых затрат. В статье рассматривается об опыте использования COTS для создания вычислителей эксплуатирующихся на борту космических аппаратов. COTS (Commercial Off-The-Shelf — «готовые к использованию») – технология означает, что для построения систем специального назначения применяется специальный подход, согласно которому применяются промышленные вычислительные модули, а крейты, стойки, блоки коммутации и кабели выполняются в специальном исполнении и обеспечивают требуемые условия эксплуатации (например, устойчивость к климатическим, вибрационным, акустическим и др. воздействиям). В COTS-технологии применяются готовые аппаратные и программные технологии открытого типа, ранее широко апробированные и/или стандартизованные на рынке общепромышленных гражданских приложений. Читать дальше →

11 апреля, 15:42

Lockheed Martin (LMT) Unit Wins $373M F-35 Lightning II Deal

Lockheed Martin Corp.'s (LMT) Aeronautics Co. business division has won a modification contract from the U.S. Navy.

07 апреля, 19:47

Defense Stock Roundup: U.S. Air Strike on Syria Hurts Market

Global stocks tumbled following the launch of cruise missiles on a Syrian air base. Meanwhile, fresh tensions between the U.S. and North Korea as well as a generous flow of funds from the Pentagon boosted the outlook for defense stocks

14 января 2014, 09:07

Палубные беспилотники с ракетами – новое в тактике войн

За желанием США сделать палубные беспилотники более крупными и грузоподъемными стоит трансформация тактики будущих боевых действий. Имея значительное превосходство в части организации военных операций и ведения боевых действий с применением авианосцев, США уходят вперед в главной составляющей этого вида вооружений – применении палубной авиации. После того, как палубный беспилотный летательный аппарат X-47B в 2013 году прошел испытания на уровне демонстратора технологий, казалось – это предел, и дальше в развитии связки «авианосцы-истребители» двигаться некуда, по крайней мере, в ближайшие лет 10. Однако ВМС США изменили концепцию. Они заявили, что намерены заказать более крупный палубный беспилотник, сопоставимый по размерам с истребителем F-14 Tomcat – старым, если не старейшим (1970 года рождения), палубным истребителем компании Grumman Aircraft Engineering Corporation. Вы, наверное, улыбнетесь - единственной страной, куда экспортировались F-14, был Иран. Но – Иран шаха, а не аятолл. Разработка нового аппарата будет проводиться в рамках программы ВМС США UCLASS - Unmanned Carrier-Launched Surveillance and Strike. На сегодняшний день в ней принимают участие несколько конкурирующих фирм со своими предложениями. Формальный лидер - Northrop Grumman со своим базовым «демонстратором технологий» X-47B-D (demonstrator). Среди других конкурентов на очень дорогой заказ ВМС США - Lockheed Martin, Boeing – со своим Phantom Ray, и General Atomics с морской версией своего базового беспилотника Avenger. Phantom Ray - также базовый демонстратор, невидимка, тип - летающее крыло, имеет размер обычного истребителя, отличается универсальностью применения - разведка и наблюдение, ракетная атака, дозаправка других машин, в том числе - пилотируемых. Его отличает развитый искусственный интеллект, умение подавлять системы ПРО противника. Одна из важных миссий Phantom Ray - проведение электронных атак, умение вывести из строя коммуникации противника. Характерно – о многом говорит, участие в тендере компании General Atomics. Компания является ведущим производителем не столько самих аппаратов, сколько авионики - беспилотных авиационных систем. Ее концепция – использование тактических разведывательных радаров и систем наблюдения. Современный беспилотный аппарат просто не может обойтись без средств разведки, наблюдения и рекогносцировки. General Atomics в этой части опережает другие американские компании, которые в ряде случаев приобретают у нее новые технологии, основанные на лазерах, оптико-электронных датчиках, сверхширокополосных каналах передачи данных. ВМС требует, чтобы масса перспективного аппарата составляла 31.8-36.3 т, аналогично F-14 Tomcat, максимальный взлетный вес которого – 33.7 т. Кстати, уже тогда – 40 лет назад, F-14 Tomcat способны были развивать скорость до 2.5 тысяч км/час, а их боевой радиус составлял около 1000 км... Требование по грузоподъемности означает - будущий беспилотный палубник будет использоваться как ракетоносец. Еще одной предполагаемой специализацией является его применение в качестве танкера для дозаправки в воздухе истребителей F-35C Lightning II. В этом случае он, по условиям тендера, должен быть способным принять на борт до 9 тонн горючего. Продолжительность полета беспилотников должна быть не меньше 14 часов. Кроме того, новые машины в части каналов управления и обмена данными будут сопрягаться с пилотируемыми истребителями F-35C или F/A-18E/F Super Hornet - для запуска ракет по их команде. Управляться перспективные палубные беспилотники будут не только с авианосца, с палубы которого стартовали, но и борта уже упоминаемых истребителей F-35C, а также самолетов дальнего радиолокационного обнаружения E-2D Hawkeye. Ничего не известно пока о том, будут ли они сопрягаться с последним уровнем системы – спутниками. Планы ВМС США простираются к 2030 году, когда предполагается накопить опыт применения палубных беспилотников, на основании которого будут выработаны дополнительные требования к аппаратам такого класса. И это странно – уверен, через 16 лет центр тяжести подобного рода операций будет поднят с уровня морской поверхности на космические орбиты. Тем не менее, выскажусь осторожно - военным аналитикам, прогнозирующим войны будущего, виднее. Максимальная взлетная масса беспилотника X-47B – 20.2 т, скорость - до 1035 км/час, дальность – почти 4 тысячи км. X-47B способен принять на борт вооружение общей массой до 2 тонн. Выше указано - о намерении принять участие в разработке перспективных палубных беспилотников объявили американские компании Northrop Grumman, General Atomics, Boeing и Lockheed Martin. Есть и такой вариант, который принят в США: заказ могут получить все претенденты, а окончательный выбор будет сделан после создания реальной летающей модели. Это дороже, но умнее, а главное - практичнее. И весьма вероятно, что через несколько лет на борту авианосцев будут базироваться несколько типов тяжелых беспилотных аппаратов... Новые аппараты планируется принять на вооружение в 2019-2021 году, но окончательные требования к ним будут обнародованы до конца 2014 года. А теперь вопрос, волнующий израильтян: могут ли в конкурсе участвовать израильские компании, которым, по оценке международного «судьи» SIPRI - Стокгольмского института исследования проблем мира, принадлежит около 60% мирового рынка экспорта беспилотников? Вряд ли: в военной доктрине Израиля отсутствует практика использования авианосцев, их нет у Израиля, еще и потому, что они невероятно дороги, а в техническом отношении их создание по силам только 3-4 державам мира. Вряд ли у Израиля имеется необходимая для их создания «в железе» технологическая оснастка. А потому Израиль не производит тяжелые беспилотные аппараты указанной выше грузоподъемности. Но вот в чем бы Израиль мог конкурировать с американскими компаниями, так это в создании «умной авионики». И хотя тягаться с такими фирмами как Northrop Grumman и General Atomics – лидерами мировой авионики, трудно, но вполне по силам израильским компаниям. Уверен – после проведения тендера, если будут выбраны модели беспилотников компаний Boeing или Lockheed Martin, они, весьма вероятно, обратятся к израильским производителям. Так, как это произошло с истребителем F-35C Lightning II. Еще одна возможная ветвь сотрудничества – разработка и производство крыльев для беспилотника (совместно с британской BAE systems) – в случае, если тендер выиграет Lockheed Martin. На мировом рынке оружия складывается любопытная ситуация: лидеры рвутся в сторону технологий, отстающие – упорно лезут в железо, ежедневно создавая отсталые ракеты, эфемерные авианосцы, заявляя о новых самолетах... из прошлого века. Новое оружие полностью меняет тактику войн, и страны третьего мира не успевают не то что создать противоядие, но даже отреагировать на новшества. Однако лидерство в сфере оружия - в большей степени элемент бизнеса. Кто создает более сильное оружие? Это можно будет узнать из рейтинга экспорта вооружений, выход которого вскоре ожидается. Именно он оценит и расставит по своим местам годовой вал реальной и лживой информации о вооружениях. И думаю – вы будете сильно удивлены. Автор Юваль Крайский

28 июня 2012, 21:08

Парадокс превосходства

От редакции. Terra America продолжает расследовать тему концепции стратегической неуязвимости Соединенных Штатов. Готовится ли эта страна принять бремя неоспоримого мирового превосходства посредством снятия всех тех оговорок уже имеющейся гегемонии, которые представляет ядерный потенциал России и других государств-членов атомного клуба? Специалист в области оборонных технологий Илья Клабуков рассказывает о тех ресурсах, которые используют США для достижения задачи обретения неуязвимости и о тех проблемах, которые неминуемо возникнут у них на пути. Редакция сайта обещает вернуться к данной теме в ближайшем будущем. * * * В одной древней легенде говорится о неуязвимом воине, чья сила поражала воображение. Будучи представителем могущественного народа, он никогда не встречал равного себе в силе и ловкости. Подданный великого царя, он вел за собой армию, олицетворяя дух великой империи. Все знали, что у выставленного против него в поединке несчастного юноши не может быть никаких шансов. * * * Мир все более усложняется. В гораздо большей степени это применимо для технологического мира – области науки и техники множатся каждый год. Если раньше достаточно было прочитать несколько лучших журналов для того, чтобы представлять себе, что происходит в конкретной области науки, то сейчас многие направления стали необъятными дисциплинами. И тот, кто ставит своей целью быть первым везде либо должен изменить парадигму, либо упереться в естественные пределы роста. Технологическая неуязвимость обороны и безопасности США в ближайшем будущем – один из актуальных вопросов политики. Но помимо содержательного наполнения, он во многом опирается на эмоции, страхи и неосознанные мысли людей. Попробуем разобраться в происходящем. Взгляд снизу вверх Сейчас в лице США мы можем увидеть сверхсовременную сверхдержаву с необычайными военными и научно-технологическими возможностями и мощью, с которой не сравнится ни одна другая страна в мире. Научное сообщество, создающее передовые идеи, на которые ориентируются от Нобелевского комитета до инновационных центров. Крупнейшие вооруженные силы, способные за несколько недель смести с лица земли целые государства. Огромная промышленная индустрия, способная за короткое время серийно наладить производство новой техники. Бюджет Министерства обороны США на 2012 год составил 662,5 миллиарда долларов. Хотя это на 5,2 миллиарда меньше, чем в 2011 году, он все равно в два раза превосходит оборонный бюджет Европейского союза, в 6 раз – Китая, в 8 раз – России. Эти гигантские суммы являются материальным обеспечением доктрины стратегической неуязвимости, которая лежит в основе военной стратегии США[1]. Может показаться, что идеал стратегической неуязвимости всегда определял военную стратегию США, но это не так. Господствовавшая во времена Холодной войны доктрина гарантированного взаимного уничтожения (mutually assured destruction), была основана на признании взаимной уязвимости СССР и США и невозможности избавиться от нее. По мнению профессора политологии Университета Манитобы Джорджа МакЛина, «прежняя доктрина гарантированного взаимного уничтожения была на самом деле ориентирована на уязвимость». Новая доктрина стала закономерным следствием драматического изменения геополитического баланса в последнем десятилетии прошлого века. Распад Советского Союза, победа США в Холодной войне и связанное с этим снижение силовой конкурентности со стороны международной среды способствовали тому, что Вашингтон уверился в своем превосходстве в области конвенциональных и ядерных вооружений. Это, в свою очередь, обусловило переход к комплексу стратегий, ориентированных на неуязвимость, в частности, к стратегии Н-ПРО. Доктрина стратегической неуязвимости опирается на неоспоримое интеллектуальное превосходство США, прежде всего в сфере науки и техники. Передовые разработки, достижения в области гиперзвуковых средств, беспилотных аппаратов, самолетостроения, астронавтики, робототехники, информационных систем – в конечном счете, способности вести сетецентрические военные действия. Если сложить это с современными и многочисленными разведывательными службами и подрядчиками, по разным оценкам насчитывающими до 600 тысяч человек, – мы увидим самую мощную армию мира, которой обеспечивается технологическое превосходство. Военная мощь поддерживается научными программами американских университетов, интеллектуальным превосходством национальной разведки, аналитической и идейной работой «фабрик мысли»: в 2012 году исследовательская программа Пентагона составила 71 миллиард долларов и была разделена между 23 ведомствами – от крупных (заказывающих управлений Армии, ВВС, ВМС, а также DARPA), до совсем крошечных (Центр технической информации министерства обороны, Агентство военного сотрудничества и другие). Помимо ведомственных НИОКР – бюджет содержал 5 национальных секретных программ на общую сумму 16,3 миллиардов долларов. В этом году Пентагон продолжил увеличение расходов на «фундаментальные оборонные исследования». Под этим понятием подразумеваются поисковые исследования в области инфокоммуникационных технологий, нанотехнологий и материалов, биомедицины, когнитивных технологий, универсальных систем связи, кибербезопасности и новой электроники – работы, которые позволят апробировать новые физические принципы, успехи в которых являются стратегически важными для государства. Прикладные работы выполняются в национальных лабораториях, подконтрольных Министерству обороны и Минэнерго. В этих организациях проводятся работы по созданию прикладных средств, являющихся ключевыми для непосредственного использования в военной области – создание ядерного оружия, лазерные технологии, суперкомпьютерные системы, энергетика. Помимо них, в прикладных исследованиях и разработках по заказу Пентагона заняты сотни подрядчиков и десятки тысяч субподрядчиков. Среди основных контракторов – Lockheed Martin – крупнейшая оборонная компания в мире, Boeing, Raytheon и другие. Военную поддержку американской армии оказывают десятки тысяч наемников частных военных компаний (ЧВК), сохраняющих лицо военному командованию. Созданная в 1997 году Эриком Принсом компания BlackWater стала своего рода инновацией в военном деле и положила началу целой индустрии «сервисов на поле боя» – от охраны и разминирования до анализа данных и подготовки кадров. Отдельного упоминания заслуживает разведывательное сообщество США, обеспечивающее интеллектуальное превосходство в международных отношениях и планировании операций. Более полумиллиона американцев под эгидой АНБ и ЦРУ ежедневно собирают, анализируют и думают над разнотипной информацией, готовя информационный продукт высокого качества для высшего руководства. Вне всякого сомнения, представленный монстр – огромный механизм обеспечения национальной безопасности и обороны. Вопрос только в том, в какой степени он обеспечивает неуязвимость для США. Взгляд изнутри В среде американских экспертов по военным стратегиям нет единой точки зрения относительно возможности обеспечения реальной стратегической неуязвимости страны. По мнению специалиста по советской внешней политике, профессора Университета Талсы (Оклахома) Роберта Доналдсона, последним президентом США, который считал возможным достижение стратегической неуязвимости США, был Рональд Рейган. В своем интервью Terra America Доналдсон заявил: «Я общаюсь со многими видными военными аналитиками, а также с людьми в правительстве, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из них рассуждал о стратегической неуязвимости США». По мнению эксперта, ни один из Бушей, ни Клинтон, ни Обама не стремились воздвигнуть какой-либо щит, который бы полностью лишал Россию или даже Китай их стратегических наступательных возможностей. «Угроза для США исходит от таких стран, как Северная Корея и Иран. Ограниченная противоракетная оборона как раз и призвана противостоять их угрозам, а вовсе не обнулить наступательный потенциал России», – считает Доналдсон. Иную точку зрения отстаивает Джордж МакЛин: Он признает, что «как в США, так и в Канаде, и в Европе есть теоретики военного дела, которые, проанализировав концепцию Н-ПРО и доктрину неуязвимости, пришли к выводу, что минимально здравая и беспристрастная оценка доктрины неуязвимости указывает на ее несостоятельность». Однако неоспоримое стратегическое превосходство США над Россией, по мнению МакЛина, вытекает не столько даже из самой концепции Н-ПРО, сколько из общей научной, технической и финансовой гегемонии США в этой области: «Сегодня трудно усомниться в том, что США твердо стоят на позиции единственной мировой военной державы» В целом научно-техническую политику США в области обороны и безопасности можно выразить словами миссии Управления передовых оборонных исследований Пентагона (DARPA) – «предотвращение внезапного для США появления новых средств вооруженной борьбы». По мнению руководства Штатов, никто во всем мире не должен думать так же хорошо, как это происходит в национальных лабораториях, корпорациях и университетах. Никто не должен превосходить «фабрики мысли» – в области интеллекта, ученых – в инженерных решениях, американскую науку – в новых идеях. Соединенные Штаты как государство обладают тремя крайне важными особенностями, которые сделали возможным превосходство национальной науки и техники. Однако сейчас в научных кругах США признается угроза потери интеллектуального доминирования в науке и технике, что представляет собой серьезную угрозу для национальной безопасности и экономического превосходства США. Первое. Плюрализм в формах организации и поддержки научных исследований – государственные фонды, агентства, огромное число проектов и инициатив – сделал возможным передовое развитие практически по всем направлениям науки и техники. Поддержка может быть оказана с самых разных, порой даже неожиданных сторон. Общеизвестно, что DARPA  сыграла огромную роль в создании прообраза Интернета, но эта ситуация не уникальна. Например, проект «Геном человека» финансировался Министерством энергетики, создание приложения Siri для «айфона» – венчурным фондом ЦРУ, передовые работы в изучении нервных клеток – компанией Lockheed Martin, а в синтетической биологии – Raytheon. Однако недавно Научный совет Министерства обороны США (Defense Science Board – DSB) признал недостаточными усилия военного ведомства в обеспечении превосходства в фундаментальных исследованиях для национальной безопасности. Советом были выявлены причины, которые в будущем могут поставить под сомнение господство Вооруженных сил США в области науки и технологий. Дело в том, что большая часть научных работ, реализуемых в США, лежит вне поля зрения Министерства обороны, военное ведомство имеет ограниченный доступ для привлечения к своим задачам ведущих ученых и талантливых специалистов. Появляются предложения создать постоянно действующий резерв ученых, занимающихся разработкой теоретических основ различных наук, которые будут потенциально способны выполнять исследования военной направленности, либо предложения сотрудникам военного ведомства осуществлять непосредственные контакты с ведущими учеными, как в США, так и за рубежом, для знакомства с последними достижениями в соответствующей области. Один из футуристичных подходов к решению этой проблемы был сформулирован в программе Unconventional Warfighters управления DARPA. В настоящее время только 1% населения США работает на оборону страны. Необходимо понять, создание каких инструментов позволило бы вовлечь в оборонную сферу остальные 99% граждан. Прежде всего, DARPA ищет «футуристов, изобретателей, любителей (даже поверхностных) военной тематики, которые могут взглянуть на войну с нетрадиционной точки зрения». Хотя у этой инициативы DARPA есть серьезная основа – сотни тысяч, а может быть и миллионы людей в США готовы предложить свои навыки и время для помощи государственным структурам в случаях стихийных бедствий вроде землетрясения на Гаити или политического кризиса, такого как волнения на Ближнем Востоке. Вероятнее всего, есть еще большее количество людей, готовых внести свой вклад в национальную безопасность. В настоящее время американская государственная система не может предложить простой способ принять участие в этой работе, кроме как вступить в ряды армии или быть подрядчиком государственных структур. Unconventional Warfighters должна стать прототипом такого способа привлечения огромного потенциала гражданского общества к решению насущных задач обороны страны. По общему мнению, только обеспечение гарантированного привлечения к сотрудничеству передовых представителей научного сообщества позволит предотвратить возможное отставание от других государств в этой области. Второе. Политика привлечения в страну лучших умов для обучения и проведения исследований в американских университетах, работы в корпорациях (Microsoft, Boeing, Intel и других). Привлечение талантливых исследователей со всего мира было и остается как ключевым преимуществом США, так и непосредственной необходимостью, условием устойчивого развития. Исторически сложилось так, что ни на одном историческом интервале США не обладали всем спектром носителей технологических и научных знаний. В частности, более половины участников Манхэттенского проекта родились за пределами США. Из них двое ученых, которые внесли наибольший вклад в создание водородной бомбы, родились и получили образование за границей (Венгрия и Украина). Аналогичным образом, когда началась «космическая гонка» с Советским Союзом, Вернер фон Браун, родившийся в Польше, стал известен как «отец американской космической программы». Эти примеры показывают, что на протяжении всей американской истории в момент наибольшей опасности Соединенные Штаты искали таланты везде, где только было возможно. Это был чисто американский подход, который содействовал разнообразию и успехам в самых разных областях наук. Количественным показателем интеллектуального развития в США принято считать число выпускников и обладателей ученых степеней в областях науки, техники, инженерии и математики (STEM). Сейчас Соединенные Штаты по-прежнему являются мировым лидером в привлечении иностранных студентов, но имеет место тенденция потери этого преимущества. Если в 2000 году каждый четвертый студент был иностранцем, то в 2006 – только уже каждый пятый. Университеты Великобритании, Германии и Франции сейчас могут предложить студентам сравнимые или даже лучшие условия для учебы и жизни. Сохраняя и преумножая свое интеллектуальное превосходство, Соединенные Штаты просто обязаны продолжать искать, привлекать и создавать условия для жизни иностранных мигрантов в науке и технике. Третье. Мощная индустриальная база, позволяющая реализовать «в металле» любые достаточно точно сформулированные идеи. В этой области присутствуют как сложившиеся крупные компании оборонно-промышленного комплекса – Lockheed Martin, BAE Systems, Boeing, Northrop Grumman, General Dynamics, Raytheon Company, L-3 Communications и другие, так и «новое поколение» компаний – Boston Dynamics, United Defense Industries, Southwest Marine Holdings и другие. Но и здесь не все так безоблачно. Норма Августин, бывший президент компании Lockheed Martin, не так давно сделала прогноз, что «если современные тенденции в военном авиастроении сохранятся, то к 2054 году годового бюджета Пентагона хватит лишь на приобретение одного самолета. Очевидно, что эта тенденция не может долго продолжаться. Вопрос в том, каким образом можно вдохнуть новую жизнь в американскую производственную базу». У Нормы были серьезные причины для таких слов – за последнее десятилетие реализации программы F-35 ее стоимость неконтролируемо выросла втрое, сроки поставок постоянно менялись и в результате, сейчас можно услышать мнения о нецелесообразности продолжения программы нового истребителя. Определенную роль в трансформации американского военно-промышленного комплекса времен «холодной войны» в современный оборонно-промышленный комплекс, капитализацией более 3,6 триллионов долларов, в 1990-х годах сыграли инвестиционные компании и фонды под руководством бывших топ-менеджеров и госслужащих. Под их руководством в течение десятилетия была проведена тотальная реструктуризация производственных активов, выстроены новые производственные цепочки, прошло перепрофилирование предприятий под новые рыночные ниши. Сейчас в США время для идей, которые бы дали новую жизнь американской оборонной индустрии, сделав ее более мобильной, открытой трансферу технологий и разработок и гораздо более конкурентной, особенно в критически значимых направлениях. Политическая воля Ключевым фактором в развитии той или иной военной доктрины является политическая воля. Политика «перезагрузки» и сокращения военного потенциала США, проводимая администрацией Обамы, дала основание некоторым экспертам заявить о том, что новая «политика сдерживания» направлена исключительно против таких режимов, как Иран или Северная Корея, но не против России или Китая. «Есть причины для беспокойства ростом военных расходов Китая и его спорами с соседями, помимо давнего вопроса о статусе Тайваня. Однако, как мы видели во время недавней поездки Хилари Клинтон, США намерены не доводить свои отношения с Китаем до кипения и состояния вражды», – считает Доналдсон. Однако при этом он не скрывает, что если курс Обамы будет продолжен, параллельно будет всемерно развиваться и усиливаться технологическая база американских вооруженных сил. Так, «будет больше внимания уделено ВВС, в частности беспилотным управляемым летательным аппаратам. Будет также уделено много внимания флоту. Эти меры будут направлены на предотвращение возможных угроз со стороны террористических организаций, а также на оказание отпора тем государствам, которые могут поддерживать эти организации и стремящихся заполучить оружие массового поражения». В условиях безусловного превосходства США в научно-технической сфере это означает, что задача радикального пересмотра системы стратегической стабильности, сложившейся на базе советско-американских договоренностей 60-70-х годов прошлого века, по-прежнему стоит в повестке дня в Вашингтоне. По мнению Джорджа МакЛина, если Обама победит на президентских выборах 2012 года, содержание политики «перезагрузки» будет сформулировано заново, с учетом усилившихся позиций США и их лидера. В целом МакЛин настроен довольно пессимистично: по его мнению, наблюдается явный откат на позиции двадцатилетней давности, когда США воспринимали Россию как геополитического врага. «С какой стороны к этому не подойти – политика сдерживания или региональное ужесточение внешней политики России – все идет к усилению антагонистического настроя в отношениях между США и Россией», – констатирует эксперт. Дилеммы Никакое превосходство не может длиться стабильно вечно. Превосходства можно на какое-то время достичь, но чтобы достигать его постоянно – необходимо регулярно менять парадигму. В 1957 году советский Спутник стал катализатором для целой серии высокотехнологичных инициатив США – DARPA, «Аполлон», первые контракты в микроэлектронике, заложившие основу Кремниевой долины, наконец, реформа образования. В 1990-е годы развитый американский фондовый рынок спас идущий в глубокий кризис и теряющий военные заказы ОПК. Одновременно индустрия информационных технологий открыла второе дыхание развитию Вооруженных сил, открыв старт концепции сетецентрической вооруженной борьбы. 11 сентября 2001 года вывело спецслужбы США из сонного состояния и дало старт быстро разросшемуся разведывательному сообществу и компаниям индустрии национальной безопасности. Вопрос в том, существует ли сейчас нечто, что могло бы вывести важнейшее направление целой страны с тупикового пути. Какие неиспользованные внутренние резервы способны изменить парадигму США в наше время? Существуют ли новые идеи, которые могут изменить порядок вещей? Аналитиками «фабрик мысли» и научным сообществом рассматриваются несколько вариантов: Использовать интеллектуальные ресурсы союзников – Германии, Франции, Израиля, Италии и так далее, объединив усилия над совместными программами. Это позволит решить проблему технологического превосходства, но одновременно лишит США политической инициативы, превратив страну в великую, но не сверх-державу. Однако развитию такой инициативы глубокого научно-технического сотрудничества может помешать экспортное законодательство США, не позволяющее в таком объеме делиться современными технологиями. Сменить парадигму собственной внутренней политики – открытым текстом поставив новые задачи, как уже не раз было в XX веке. Столь радикальная мера потребует реформы науки, контрактной системы, принятия новых законодательных актов. Такая позиция позволит сохранить на некоторое время превосходство, но может оттолкнуть союзников и усилить противоречия в коалиции. Поскольку этот вариант невозможен без существенного увеличения бюджета, в настоящее время его реализация невозможна. Сохранить «статус кво», обнаружив себя через несколько лет страной с хорошими достижениями по всем направлениям, но ни в одном из них не являющейся лидером. Американская армия все также останется могущественной в мире, но не всесильной. Однажды они могут проснуться в мире с большим числом новых игроков – Франция, Израиль, Южная Корея, Тайвань, Индия, – каждый из которых на равных сможет конкурировать с США в своей области. В таком сложном мире придется учитывать интересы и договариваться со слишком многими. * * * Итог легенды о Голиафе общеизвестен. Молодой Давид, будущий царь Иудеи и Израиля, побеждает Голиафа в поединке с помощью пращи, а затем отрубает его голову. Победой Давида над Голиафом началось наступление израильских и иудейских войск, которые изгнали со своей земли филистимлян. Преимущество было на стороне физической силы, но победоносная история, самоуверенность и самолюбование противника не позволили им воспользоваться. [1] Важно не путать военную доктрину и стратегическую концепцию. Военная доктрина в целом представляет собой систему официальных взглядов и установок, определяющих направление военного строительства, подготовки страны и ее вооруженных сил к войне, способы и формы ее ведения. В ее рамках могут существовать и взаимодействовать различные стратегические концепции.  Илья Клабуков