Выбор редакции
22 марта, 07:04

The Weinstein Co. declares bankruptcy. Here's what that means and what could be next.

Fallout from the Harvey Weinstein sexual abuse allegations continues. The Weinstein Co. filed for Chapter 11 bankruptcy, which lets it propose a plan for reorganization and to pay creditors via a sale of the company.

Выбор редакции
22 марта, 06:40

АСВ станет владельцем более 99,9% Промсвязьбанка, выкупив акции на 113,4 млрд руб. - ЦБ

Агентство по страхованию вкладов в рамках плана по предупреждению банкротства Промсвязьбанка выкупит акции кредитной организации на сумму 113,4 млрд рублей и станет владельцем более 99,9% акций банка, сообщает пресс-служба Банка России.«В результате приобретения дополнительного выпуска обыкновенных именных акций Банка на сумму...

Выбор редакции
21 марта, 23:06



Выбор редакции
21 марта, 22:48

A Look At Hasbro's Valuation

Our valuation methodology suggests that Hasbro’s stock is worth $92, which is slightly ahead of the current market price. The company’s stock has plummeted since Toys ‘R’ Us filed for bankruptcy in Q3 last year.

Выбор редакции
21 марта, 22:29

Харви Вайнштейн в долгу у российского кино // Отечественные компании попали в список кредиторов The Weinstein Company

Среди кредиторов подавшей на банкротство The Weinstein Company (TWC) Харви и Боба Вайнштейнов обнаружилось около десятка российских компаний, включая кинопрокатчиков «Централ Партнершип» и «Вольга». Студия также задолжала Bazelevs Тимура Бекмамбетова, чей фильм «Война токов» с Бенедиктом Камбербэтчем с ноября 2017 года не может выйти в кинопрокат из-за проблем TWC. Большинство российских компаний могли попасть в список из-за особенностей договоров на кинодистрибуцию, в топ-30 крупнейших кредиторов TWC они не входят.

21 марта, 22:17

Fasten Your Seat Belt, Turbulence Ahead

Authored by Michael Lebowitz via RealInvestmentAdvice.com, U.S. Treasury securities across the maturity spectrum are reaching yield resistance levels that have proven for decades to be extremely valuable to investors engaged in technical analysis. We believe it is possible the reaction of interest rates to these resistance levels will hold important clues about future economic activity and the direction of the stock market. While it is certainly possible that Treasury yields meander and prove these decade-old technical levels meaningless, strategic planning for what is certainly a heightened possibility of large asset moves is always wise. Many investment pundits are scoffing at the recent move higher in Treasury yields. Since record low yields were set in mid-2016, the ten-year U.S. Treasury note has risen by about 1.50%. When compared to increases of three to five percent that occurred on numerous occasions over the last 30 years, it’s hard to blame them for barely raising an eyebrow at a mere 1.50%. What these so-called experts fail to grasp, is that the amount of financial and economic leverage has grown rapidly over the last thirty years. As such, it now takes a much smaller increase in interest rates to slow economic growth, raise credit concerns, reduce the ability to add further debt and generate financial market volatility. The 1.50% increase in interest rates over the last two years is possibly equal to or even more significant than those larger increases of years past. In this article, we look back at how the economy and assets performed in those eras. We then summarize potential economic and market outcomes that are dependent on the resolution of current yields against their resistance levels. Technical Analysis In October 1981, following a period of strong inflation and dollar weakness, the yield on the ten-year U.S. Treasury note peaked at 15.84%. Since those daunting days, bond yields have gradually declined to the lowest levels in U.S. recorded history. To put the duration of this move in context, no investment professional under the age of 60 has worked in a true secular bond bear market. During this long and durable decline in interest rates, there were periods were interest rates moved counter to the trend. In some cases, moves higher in yield were sudden and the effects on the economy and financial markets were meaningful. In our article 1987, we showed how an increase of over 3.00% on the ten-year Treasury note over a ten month period was a leading cause of Black Monday, the largest one-day loss in U.S. stock market history. Interestingly, historical short-term peaks in yield have been technically related. When graphed, the peaks and troughs can be neatly connected with a linear downward sloping channel, which has proven reliable support and resistance for yields. The graphs below show the decline in yields and the respective channels for Two, Five and Ten-year Treasury notes. Our focus is on the resistance yield line, the upper line of the channels. Two-Year Note Five-Year Note Ten-Year Note The composite graph below shows all three securities together with labeled boxes that correspond to commentary beneath the chart for each era. All Graphs Courtesy: Stockcharts #1 1986-1990- This period followed a significant reduction of yields as then-Fed Chairman Paul Volcker (1979-1987) successfully employed higher interest rates to tame double-digit inflation and restore faith in the U.S. Dollar. Despite inflation being “conquered” and interest rates dropping meaningfully, interest rates reversed course and began moving higher again. In the first ten months of 1987, the ten-year U.S. Treasury yield rose approximately 3.00%. Higher yields coupled with several other factors produced Black Monday, a 22% decline in the Dow Jones Industrial Average that is still the largest one-day loss on a percentage basis in U.S. equity market history. Following the 1987 stock market turmoil, yields receded. This decline was short-lived, and by early 1989, yields had exceeded the levels of 1987. Marked by the Savings & Loan Crisis, a recession followed from July 1990 to March 1991 in which GDP declined by 5.3%. From peak to trough, the S&P 500 declined 20%, and the 10-year Treasury note yield would decline by 3.75% over the next three years. #2 1994-1995- This period is coined “the Great Bond Massacre.” In only 14 months, 2-year Treasury note yields rose over 4%. Starting in February of 1994, the Fed increased the Fed Funds rate in a move that, despite previous warnings from Greenspan, caught investors and Wall Street off guard. The Fed continued a series of rate hikes that inflicted heavy damage on insurance companies, mutual funds, hedge funds and other leveraged bondholders. In the years preceding this era, the growing use of securitized fixed income products, derivatives and leverage magnified the damage that would typically be caused by a similar change in interest rates. The tail end of this period was marked by the Mexican Peso crisis and the Orange County, California bankruptcy. Both events were directly the result of the rise in interest rates. Despite damage to bondholders and the liquidation of some large funds, the effects on the economy and stock investors were surprisingly small. For more information on this event, we recommend reading The Great Bond Massacre, published by Fortune in 1994. #3 1998-2001- Despite a strong U.S. economy in 1997 and 1998, various financial events such as the Russian debt default, Asian financial crisis and the implosion of the poorly named hedge fund Long Term Capital Management (LTCM) resulted in Alan Greenspan and the Fed reducing the Fed Funds rate. Unlike other instances in which the Fed provided an economic boost to the economy, this stimulus occurred with an economy that, by all measures, was running hot. Productivity was rising as technological innovation seemed endless, and government deficits were turning to surpluses. Easy money fed rampant speculation in the stock market, especially the tech sector. In 1999, the Fed started raising rates, and the entire yield curve followed. Over this period of slightly more than a year, ten-year notes rose by about 2.75% and reached their peak in January 2000. In March of 2000, the NASDAQ reached an all-time high that would not be eclipsed for another 16.5 years. By the third quarter, higher interest rates and the popping of the tech bubble resulted in a recession that would last three quarters. From the peak in yields to June 2003, ten-year note yields declined by 3.75%. From peak to trough, the S&P 500 fell by over 50% and the NASDAQ by a staggering 83%. #4 2004-2007- In the aftermath of the tech crash and recession of 2001, the Fed kept the fed funds rate at or below 2% for over two years. Instead of setting rates at a level appropriate for the level of economic growth, they used generous monetary policy to help reignite the financial fervor of the late ‘90’s. While the benefits of excessive stimulus helped all financial assets, the housing sector seemed to benefit most. In 2004, the Fed sensed stronger economic growth. Over the next three years, they would gradually increase the Fed Funds rate by 4.25% from 1.00% to 5.25%. From 2003 to 2007, the ten-year note yield rose 2.25%. Shortly after the peak in yields, real-estate prices crashed nationwide, and the great financial crisis ensued. From 2007 to 2009, GDP declined 5.1%, and the S&P 500 again fell over 50%. To combat the crisis, the Fed lowered the fed funds rate to zero, provided a large number of generous bailouts for financial institutions and introduced Quantitative Easing (QE). Today Monetary policy has remained in crisis mode ever since 2008. As a result, interest rates reached levels never seen before in U.S. history. The Fed bought over $3.5 trillion of U.S. Treasury and mortgage-backed securities via QE of which about two-thirds of the purchases occurred well after the economy was out of recession. In late 2015, the Fed began to slowly increase the fed funds rate, and the Fed appears set to take a more aggressive approach this year. They have also begun to slowly reduce their balance sheet by allowing securities purchased during QE to mature without being replaced. As a result of the tighter monetary policy, yields have begun to rise. Thus far, financial conditions remain stimulative, and the increase in yields has not been nominally comparable to the previous periods detailed above. As discussed at the beginning of the article, it is not just the level of rates but the amount of debt outstanding that matters. This was the lesson learned by many in 1994 and it holds even truer today. Currently, all three Treasury note yields are perched up against their technical resistance lines. From this, we can conclude there are three likely scenarios. Resistance holds and yields decline sharply as they have done in the past Yields break above the trend line, marking the end to the 35-year-old bond bull market Yields meander with no regard for the dependable technical guideposts that have worked so well in the past. Bond Investors and holders of other financial assets should pay close attention to this dynamic and be prepared. The following summarizes expectations for the three scenarios listed above. Resistance holds and yields decline sharply– If yields decline sharply as they have previously, it will likely be due to slowing economic activity and/or a flight to quality. A flight to quality, in which investors seek the safety of U.S. Treasuries, is typically the result of financial market volatility and/or a geopolitical situation. Given extreme equity valuations, investors should be prepared for significant stock price declines, as was witnessed three of the past four times the resistance level was reached and held. Yields break through the trend line – If resistance does not contain yields, it is quite likely that technical traders will take the cue and accelerate bond selling and shorting, leading to the possibility of a sharper increase in yields. This condition could be further aggravated by poor supply and demand dynamics for Treasury securities as noted in Deficits Do Matter. Given the amount of economic and financial leverage outstanding as well as the economy’s dependence on low interest rates, we expect growth will suffer mightily if yields rise aggressively. In turn, this will dampen corporate earnings and ultimately weigh on stock prices. Yields meander– This is the Goldilocks scenario for the economy and the financial markets. This scenario rests on a healthy equilibrium in the economy where growth is moderate, and inflation remains tame. Given that current interest rates are not high enough to significantly harm economic growth or hinder government borrowing, we suspect that the massive fiscal stimulus along with decent global growth will keep GDP propped up. We also suspect that, despite high valuations, stocks would likely be stable to higher. Summary Of the three possible scenarios, rates meandering holds the lowest probability. The historical interest rate events discussed above offer hints that allow investors to better assess the possibility of each scenario but, unfortunately, with unusually poor clarity. The reason is our starting point on this occasion is without historical precedence. We are at the lowest levels of interest rates in the history of mankind and the highest amount of leverage. To make matters worse, central banks don’t understand the effects of their recent interventions. The economy has just received a large fiscal boost via the tax cut and new budget agreement which will be accompanied by large deficits for years to come. The growth impulse over the next several quarters will be meaningful, but there are a variety of offsets. First, the Fed is hiking rates and removing unconventional stimulus (QE). Second, tariffs intended to level the trade paying field hold an uncertain outcome but run the risk of stoking both inflation and the ire of foreign trading partners. Geopolitical risks remain elevated, and those come with the small but real threat of an exogenous shock to the economy. Synchronous global growth appears to be forming, but recent data from China and Europe imply economic deceleration. Uncertainties remain quite high and are not being accounted for in the price of risky assets. The one sure thing we would bet on for the remainder of 2018 is more volatility in every asset class, including interest rates. As a direct input into the pricing of all financial securities, higher volatility tends to imply lower stock prices and wider credit spreads on high-yield debt. As such, bond and stock investors should equip themselves to deal with volatile markets. The reprieve of the moment is a gift and should humbly be viewed as such.

Выбор редакции
21 марта, 22:17

Bargain Booze owner Conviviality must raise £125m to halt bankruptcy

Firm issues third profits warning; says it will meet investors to raise funds via a share placingBargain Booze’s owner, Conviviality, has made clear it is likely to go bust unless it can raise £125m, as it issued its third profits warning in a month.The company, in a stock exchange announcement, said it was holding meetings with investors to raise £125m via a share placing that would help it pay a £30m tax bill due at the end of the month, fund overdue payments to creditors and repay a £30m loan. Continue reading...

21 марта, 20:51

У «Мечела» не осталось никакого аппетита к риску

«Мечел» в 2014–2016 гг. стоял на грани банкротства: ВТБ, Газпромбанк и Сбербанк требовали конвертировать $9,16 млрд долга компании в акции, а также отстранить основного акционера Игоря Зюзина и его команду от управления. Все это происходило на фоне драматического обрушения цен на уголь и падения капитализации самого «Мечела», на который работало тогда более 71 000 человек в нескольких моногородах. В августе 2014 г. проблема с долгами достигла апогея, тогда «Ведомости» поспорили с гендиректором «Мечела» Олегом Коржовым на фисташковое мороженое, выживет ли компания. Она выжила, и перед интервью журналисты «Ведомостей» отдали долг.

21 марта, 20:14

О реализации мер по повышению финансовой устойчивости ПАО «Промсвязьбанк» (21.03.2018)

Банк России утвердил изменения в план участия Банка России в осуществлении мер по предупреждению банкротства Публичного акционерного общества «Промсвязьбанк» (рег. № 3251) (далее — Банк, План участия), предусматривающие привлечение ГК «Агентство по страхованию вкладов» (далее − Агентство) в качестве инвестора для участия в мероприятиях по предупреждению банкротства Банка и докапитализацию Банка Агентством. В результате приобретения дополнительного выпуска обыкновенных именных акций Банка на сумму 113,4 млрд рублей Агентство станет владельцем свыше 99,9% обыкновенных акций Банка. Планом участия также предусматривается оказание Банку финансовой помощи Агентством. Источником соответствующего финансирования со стороны Агентства станет имущество, передаваемое Банком России в качестве имущественного взноса в имущество Агентства. Внесение Банком России имущественного взноса в имущество Агентства, а также участие Агентства в уставном капитале ПАО «Промсвязьбанк» предусмотрено нормами Федерального закона от 07.03.2018 № 53-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Для завершения работы по финансовому оздоровлению Банка планируется также реализовать мероприятия по продаже Банком проблемных активов. Осуществление комплекса указанных мер позволит обеспечить соблюдение Банком норматива достаточности собственных средств (капитала) на индивидуальной основе, а также надбавок поддержания достаточности капитала и за системную значимость. Денежные средства, ранее предоставленные Банком России в качестве ликвидности Банку, будут возвращены в течение 2018 года.

Выбор редакции
21 марта, 20:06

Weinstein Co. files for bankruptcy protection

The company also announced it was releasing victims of or witnesses to Harvey Weinstein’s alleged misconduct from any nondisclosure agreement.

21 марта, 19:39

Анатолий Аксаков и Валерий Гартунг об ограничении независимости Банка России

21 марта Государственная Дума отклонила в первом чтении проект федерального закона № 845490-6 "О внесении изменений в Федеральный закон "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (в части ограничения независимости Банка России). Позицию Комитета по финансовому рынку по данному законопроекту представил председатель Комитета Анатолий Аксаков. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" выступил Валерий Гартунг. Анатолий Аксаков: – Уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги! Прежде всего надо отметить, что эти спекуляции о том, что Центральный банк не является нашим государственным институтом, это неправильно. Центральный банк работает в соответствии с Конституцией, законом Российской Федерации. Председатель Центрального банка предлагается Президентом, а Государственная Дума здесь в этом зале утверждает Председателя Центрального банка. Представители Госдумы есть в Национальном финансовом совете, там же есть представители Правительства, администрации и Совета Федерации. Мы с вами буквально через два месяца здесь будем рассматривать отчёт Центрального банка, причём как раз по нашему решению, по решению Государственной Думы Центральный банк изменил порядок отчёта, и в этом году будет отчёт не о деятельности Центрального банка за прошедший период, а отчёт о том, как Центральный банк выполнял свои целевые назначения, те, которые прописаны в законе и которые он должен обязательно стремится исполнять. Одна из задач Центрального банка – обеспечение низкой инфляции. Это достигнуто? Достигнуто. Другая задача – обеспечить стабильность национальной валюты. Достигнуто? Достигнуто. Обеспечить финансовую стабильность. Достигнуто? Достигнуто. Другое дело, что мы должны ставить вопрос о том, что в условиях низкой инфляции Центральный банк должен более активно снижать ключевую ставку, и снижение ключевой ставки – это снижение процентов по кредитам, и как раз Президент об этом говорил, Сергей Михайлович (Катасонов, депутат фракции ЛДПР – Прим. ред.). Он говорил о том, что надо создавать условия для экономического роста, а не о том, что Центральный банк должен отвечать за экономический рост. Что у нас будет делать Правительство, если за всё будет отвечать Центральный банк? Какие задачи будут стоять перед Правительством? Всё-таки у каждой ветви должны быть свои задачи, свои цели, и над ними должны работать. Когда мы будем рассматривать в этом зале отчёт Центрального банка, давайте и спросим, какие условия Центральный банк создавал для того, чтобы экономический рост обеспечить? Президент об этом говорил. В законе о Центральном банке прямо прописано, что Центральный банк должен создавать условия для экономического роста и целью денежно-кредитной политики является создание опять же условий для экономического роста. Всё это уже есть в законе, просто надо требовать соответствующего исполнения этих норм. Поэтому новации, которые предлагаются, они фактически предлагают снять ответственность с одной государственной структуры, с Правительства, перевалить на другую структуру, у которой и так хватает работы – это мегарегулятор. Давайте спросим через два месяца, что сделано для создания условий для экономического роста, в том числе и для снижения процентных ставок? Предлагаем не поддерживать данный законопроект. Валерий Гартунг: – Уважаемые коллеги, уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.), я, в отличие от предыдущего выступающего, хоть мы и в одной фракции, считаю, что нужно поддержать этот законопроект и вот почему. Во-первых, в этом законопроекте прописываются достаточно важные вещи, которые формулируют цели кредитно-денежной политики, то есть цели деятельности Банка России. Формирование кредитно-денежных условий для сбалансированного и устойчивого экономического роста, да, как было сказано уже, это в цели ЦБ попало. Но кроме этого, закон, который мы сейчас рассматриваем, предлагается дополнить ещё двумя целями: поддержание баланса между интересами банковской системы и системы Российской Федерации, и общенациональными интересами. Вторая цель – защита кредитных прав потребителей. Я на этих целях остановлюсь. Ещё очень важно, что там, в этом законопроекте, предлагается ответственность за неисполнение целей и задач и в том числе конституционных обязанностей. Начну, наверное, с той цели, которая уже сейчас есть и как она исполняется. Мы все прекрасно знаем, откуда появились эти законопроекты, и этот и несколько других, которые вносили, в том числе наша фракция вносила, где мы предлагали прописать более подробно ответственность ЦБ и прописать механизмы влияния на формирование состава Национального банковского совета в определённых случаях. Почему это возникло? Вы все прекрасно помните, как в декабре 2014 года рухнул рубль, национальная валюта, о стабильности которой по Конституции должен думать, прежде всего, Центральный банк, это его основная функция. Но как раз в этот момент Центральный банк свою основную функцию, возложенную на него Конституцией, не исполнил. Что в итоге? Кто за это ответил, кто за это заплатил? ЦБ? Нет. За это заплатили граждане, которые стояли у нас с пикетами возле Думы, которые потеряли жильё в результате того, что у них по ипотечным кредитам, взятым в валюте, выросли обязательства в разы больше, чем стоимость жилья. При этом стоимость жилья их уменьшилась. За это заплатили вкладчики в частных банках, в частности, банка "Югра", который рухнул, на мой взгляд, из-за непродуманных и непрофессиональных действий ЦБ. Кроме того, резко выросли ставки по кредитам, и снизилось обеспечение залоговое, что привело к массовому банкротству промышленных предприятий, и к недоступности финансирования реального сектора экономики. Кто за это ответил? Какие последствия? То есть получается, что у нас есть независимый институт, который принимает решения, которые влияют на всю экономику страны, на бюджетную систему, на конституционные права граждан, подчёркиваю. Какие конституционные права граждан были нарушены, когда ЦБ не исполнил свою основную функцию, которая изложена в статье 75.2 Конституции Российской Федерации? Были нарушены права: 39-я статья – социальное обеспечение, где прописаны и пенсионные права. 40-я статья, где прописаны права граждан на жилище, граждане потеряли жилище. 41-я статья, это я статьи Конституции перечисляю, право на охрану здоровья, 43-я статья – на образование и 45-я – на государственную защиту прав и свобод граждан. То есть, фактически, нарушение своей конституционной обязанности повлекло массовое нарушение прав граждан, и мы никак их не защитили. Мы как государство не смогли этого сделать, потому что у нас, видите ли, в законе о ЦБ нет таких полномочий. Именно поэтому появился этот законопроект. Конечно же, есть некоторые спорные моменты, например, защита кредитных прав потребителей, я бы добавил здесь потребителей финансовых услуг, потому что тут не только кредиторы, но и еще и вкладчики есть, они тоже пострадали, можно было это расширить. И, конечно же, более детально прописать механизмы контроля над деятельностью ЦБ. То, что, на мой взгляд, не ограничивает самостоятельность ЦБ, которая прописана в Конституции, мы с этим согласны, но тем не менее ведь ЦБ не сам по себе. Тем не менее в любом случае, хотя он и независим в проведении своей политики, главу ЦБ предлагает Президент, а мы утверждаем Национальный банковский совет, членов совета директоров. Я считаю, что здесь никакого нарушения Конституции нет, если мы более подробно пропишем механизмы не только назначение, но и отзыва членов ЦБ. Например, при каких ситуациях мы могли бы вмешиваться. Когда из-за несоблюдения конституционной обязанности возникают массовые нарушения конституционных прав граждан. Мы же должны защищать конституционные права граждан, мы для чего тогда здесь, мы тоже ветвь власти. Поэтому я считаю, что мы должны принять в первом чтении этот законопроект, детально поработать над формулировками. Тем более представитель Комитета подчеркнул, что действительно есть здравая мысль в этом законопроекте, которую предлагается вносить вновь. Коллеги, а зачем это делать повторно, когда мы сейчас уже имеем в первом чтении законопроект. Давайте примем его в первом чтении, во втором чтении отработаем формулировки, уберем лишнее, что смущает и оставим только то, где у нас есть консенсус. Насколько я понимаю, в целях ЦБ у нас просматривается консенсус. Зачем нам откладывать, зачем нам еще дополнительный декабрь 2014 года ждать, когда в декабре 2018 года снова у нас что-то рухнет и снова толпы будут обманутых дольщиков либо обманутых вкладчиков, либо ипотечных заемщиков, валютных заемщиков. Зачем мы это делаем? Коллеги, наша фракция, ещё раз подчеркну, поддерживает этот законопроект, и предлагаю последовать нашему примеру. Спасибо.

21 марта, 17:41

Странно, совсем забыли про Дойче Банк.

Весь 2016 год Дойче Банк был таким пугалом для рынков. Вот такие были заголовки: «В июне МВФ назвал Deutsche Bank самым рисковым финансовым институтом в мире. Эксперты считают, что банк вряд ли повторит судьбу Lehman Brothers, но если это произойдет, последствия для мировой финансовой системы могут быть катастрофическими.» «Крупнейшему банку Германии Deutsche Bank для предотвращения финансового краха может понадобиться помощь правительства страны, считают эксперты. Проблемы касаются не только выплаты $14 млрд в пользу министерства юстиции США. Хедж-фонды отказываются от услуг Deutsche Bank по клирингу, а это приведет к масштабному выводу средств из банка.» "«Deutsche Bank» выстроил пирамиду величиной 70 триллионов евро. И день, когда банк обанкротится и увлечёт за собой в пропасть Евросоюз, стремительно приближается..." «Банкротство Дойче Банка предрешено».   «МВФ назвал немецкий Deutsche Bank банком, который вносит наибольшие риски для мировой финансовой системы. » и т.д. потом было вот что: «Deutsche Bank подтвердил, что им предприняты подготовительные меры для возможной докапитализации в размере €8 млрд, а также для реализации некоторых стратегических шагов.» Докапитализация состоялась и котировки Банка пошли вверх и с июня 2016 года вывросли с 8,76 евро до 17,78. А что же сейчас? Посмотрим на график: Возможно в Дойче Банке все хорошо, но почему котировки устремились вниз? 

21 марта, 17:41

SandRidge (SD) Nixes Merger Plan With Midstates Petroleum

SandRidge (SD) does not support Midstates' estimate that the merger would result in free cash flows of $320-$400 million over the next four years.

21 марта, 17:39

Biotech Stock RoundUp: ALXN & ARNA Up on Study Data, PRTA Teams Up With Celgene

The biotech sector was in focus last week with Alexion gaining on positive data on PNH candidate, Arena surges on ulcerative drug data, Solid Biosciences' stock suffering a crash and Prothena teaming up with Celgene.

21 марта, 17:20

S7 захотела стать «снабженцем» МКС

Гендиректор «S7 космические транспортные системы» Сергей Сопов заявил, что группа компаний собирается отправлять грузовые корабли к Международной космической станции после 2024 года.

21 марта, 16:56

PREIT's (PEI) Dartmouth Mall to Undergo Remerchandising

Pennsylvania Real Estate Investment Trust (PEI) on track to enhance shopping experience of customers with the remerchandising of Dartmouth Mall.

21 марта, 16:12

These Marvel Characters Saved the Company and Launched the MCU

The Marvel Cinematic Universe has taken over, there's no denying it. But a couple of early gambles saved the company and led to the MCU we know today.

21 марта, 15:00

7 Ways to Improve Operations Without Sacrificing Worker Safety

HBR STAFF/CSA Images/BW Archive Collection/Getty Images When I ask corporate leaders why they are committed to preventing serious injuries and deaths among their workers, most say they care about their employees and don’t want to see anyone hurt. They’ll also note that “safety pays” in reducing costs, or admit they fear reputational damage following a significant incident at their company. In my experience, these rationales rarely lead to significant changes in workplace safety and the prevention of serious injuries and deaths. Underneath it all, many business leaders have an implicit but unfounded belief that, while it is necessary to reduce workplace injury risk, there is a trade-off between profits and the expenditures necessary to keep workplaces safe. One example of this sticks in my mind. During my years at OSHA, where I served as the Assistant Secretary of Labor from 2009 through the beginning of 2017, I received several reports of safety system failures at DuPont facilities. I watched with concern as the company, under pressure from activist shareholders to increase profits, cut costs and let its safety program deteriorate. Needed repairs and upgrades were delayed, worker training postponed, and risk assessments overlooked. The culmination was an incident at an insecticide plant in LaPorte, Texas, where, as a result of a basic process safety management failure, an extremely toxic chemical—methyl mercaptan—was released and two workers were overcome. With inadequate equipment, others rushed in to save their colleagues. In all, four workers were killed. We fined DuPont a few hundred thousand dollars—a high penalty for OSHA but petty cash for DuPont. To get management’s attention, I issued a statement declaring that “these four preventable workplace deaths and the very serious hazards we uncovered at this facility are evidence of a failed safety program.” It worked. CEO Ellen Kullman came to see me and promised a top to bottom review of the DuPont safety program. I was pleased with our meeting, feeling like she had made a real commitment. And then, less than two weeks later, she stepped down. Her successor, Ed Breen, was quoted as saying, “as we confront a challenging environment, [Kullman] and the management team already have taken actions to accelerate cost reductions. Looking ahead, we will continue to drive productivity, and we plan to conduct a deep dive into the details of our cost structure and allocation of capital to ensure we deliver appropriate returns for shareholders.” When I read DuPont CEO Breen’s words “accelerating cost reductions,” my heart sank. I thought immediately of BP and the other industrial giants whose “accelerating cost reductions” had disastrous consequences. These kinds of statements speak to a leader’s choice of values, and a failure to understand the relationships between a safe work environment and operational performance. They convey to workers what’s really important, and they create ample context for inadequate safety focus lower down the organization. It doesn’t have to be this way. Companies can be successful and safe at the same time. The reality is that virtually all workplace injuries are preventable, and safety management and operational excellence are intimately linked. Injuries and catastrophic events, in addition to being tragic, are evidence that production is not being managed correctly. Improved operational performance will result in fewer injuries. Here are some steps CEOs, executives, and boards can take to accomplish just that. Start at the top. From the CEO down, the message should be, “We care about safety because we care about you — doing it right means no one gets hurt.” Take safety as seriously, if not more seriously, than anything else you do. One former CEO who exemplifies this message is Jim Gallogly, who was hired to be CEO of LyondellBasell, one of the world’s largest plastics, chemicals and refining companies, in 2009. When Gallogly arrived, the firm was in bankruptcy; his job was to return it to profitability (which he did). At his first meeting with employees, however, he announced that he wasn’t going to begin by talking about the firm’s financial challenges. Instead, the new CEO wanted to focus on something far more important: his absolute commitment to safety. He subsequently included a report of the firm’s safety performance in every earnings call, too. Aside from prioritizing safety with employees and investors, corporate leaders need to be familiar with the nature, extent, and potential of the major risks — and the risk mitigation plans — associated with their facilities. Many executives require every serious injury to be reported to them immediately. At Cummins, Inc., for example, serious incidents are reported directly to the COO and communicated to business unit vice presidents as well. They are then reviewed by the company’s Manufacturing Leadership Council. When operational staff knows that the C-suite will be on the receiving end of such reports, and that they will be analyzed in detail, it reminds mid-level management of the importance of risk reduction and injury prevention. Use the right incentives. The term “safety culture” is misleading because it suggests organizations have multiple cultures:  one for safety, another for production, and perhaps others for quality and for sales.  In reality, each company has its own organizational culture, and all too often, when production needs suddenly to increase, production takes precedence over safety. At the safest, most successful companies, safety is what the firm does — and what the firm is at its core — not something that is separate from operations. In fact, a study of 19 manufacturing firms on quality, productivity, and economic performance, along with subjective data on how workers and managers felt about their safety program, found that: “As safety deteriorates, product quality and plant performance, based on internal and external measures, suffers. There is more scrap, more rework, and employees are less involved. Such outcomes are in line with the core concepts of total quality management which would suggest that employees who do not feel safe in their jobs are not likely to do their jobs well…. Safety and operating performance measures should be viewed as in concert with each rather than as competing entities.” Operations managers must get the message, though direct comments, performance reviews, and bonuses, that safety is a central part of their jobs. I have seen far too many employers who fail to penalize managers when their safety management systems are failing but their production numbers are good. LyondellBasell, for example, has a policy that makes it clear that safety is no less important than profits. According to Jim Gallogly, no matter how low the OSHA recordable injury rate, if there is a serious incident — a fire, a chemical release, a worker is seriously hurt — no manager gets a bonus. Don’t blame workers for injuries. Workers are humans and humans make mistakes. No matter the job, at some point a person will get tired, bored, or distracted. Because of this, errors are inevitable. Well-functioning safety programs understand this and have multiple backup systems to ensure that mistakes do not result in injuries or deaths. It’s also worth remembering that serious events are almost always caused by multiple factors — not the actions of one person — and that the prevention of these events is most effective when many indicators are considered together. The most effective path to preventing injuries is to consider human errors as the consequences, rather than as causes, of operational failure. As James Reason, the organizational psychologist who authored the seminal book Managing the Risks of Organizational Accidents, wrote, “(w)hen an adverse event occurs, the important issue is not who blundered, but how and why the defenses failed.” Rethink how you think about injury rates. Injury rates, often called “OSHA recordables” are important metrics, in that they reflect the very real experience of your workforce. At the same time, injury rates and reports of specific incidents are what are known as lagging indicators. While they identify problems that often need immediate attention, they do not adequately evaluate a firm’s safety and health management system. This may be the opposite of what many CEOs hear from their safety professionals. For many years, it was a common belief that preventing minor injuries will also prevent the most serious ones. In fact, the causal chains that lead to most serious and fatal injuries are quite different than those leading to the majority of “OSHA recordable” injuries (#4 talks more about these). This is especially true in the high-risk sectors where a single event can be catastrophic. Famously, BP executives were on the Deepwater Horizon drilling rig the night before that horrific explosion, giving its workers an award for their low injury rate. That said, you should set concrete goals for injury rates at your company. But instead of focusing on a lower rate, I would recommend setting an aspirational goal of zero injuries (while making it clear that reporting injuries is an absolute requirement). The undesirable premise underlying the goal of a lower injury rate — versus aspiring to no injuries — is that it is OK for some workers to get hurt, as long as fewer get hurt than before. Focus on leading indicators. To make substantial progress in injury prevention, companies must select a set of indicators that measure progress toward that firm’s chosen goals. These are called “leading indicators” because, unlike lagging indicators like recordable injuries, they are predictive of fatalities, serious injuries, or events that may have catastrophic consequences. The measures could involve hazard identification or abatement, incident investigations, or the time it takes to close out of recommendations, among others. Each firm needs to select or develop its own, appropriate to its functions and products. Start with a small number and then add more as your program matures. The pharmaceutical manufacturer Allergan, for example, tracks “good observations,” reports that include near misses, unsafe conditions, or suggestions for reducing risk. Beyond providing a mechanism for workers to alert management to problems, this metric encourages a continual focus on risk reduction. Good observations are a take-off point for another measure the company tracks: speed in which serious or high gravity hazards are addressed.  Simply receiving the observations is not enough, of course; eliminating the serious hazards are what is important. Whatever the metrics, top managers should use them to measure the evolution of their safety management system (see #5 below), and they should be an integral component of managerial performance payments.  The performance of senior executives at Dow Chemical, for example, is evaluated using leading safety indicators, not injury rates. Embrace a safety and health management system. Managing for safety requires managers to implement a systemic process to find and fix workplace hazards before workers are hurt. Generically these programs are called Safety and Health Management Systems (SHMSs) or Injury and Illness Prevention Programs. They all involve an iterative, continual improvement process that have as their operating principle the Plan Do Check Act cycle (or the Plan Do Study Act cycle, sometimes called the “Deming Wheel”) widely in use today. In order to be successful, an SHMS must involve support from leadership; worker participation (including the acting involvement of a union if one present in an organization); hazard identification, assessment, prevention and control; opportunities for education and training; and regular program evaluation and improvement. SHMSs should also include protocols for investigating incidents that are sometimes called near misses or close calls. These incident investigations, conducted with the participation of managers, workers, and safety experts, examine the chain or root causes that led to the incident and then develop recommendations for preventing them in the future. Welcome a regulator as a “cheap consultant.” A visit from an OSHA inspector often triggers fear, if not panic, especially among inexperienced managers. But many OSHA inspections lead to substantial improvements in a firm’s operations. I was amused to hear an executive at one of the nation’s largest chemical manufacturers tell me that he looked at OSHA inspections as an inexpensive consultant, since our fines were always less than he would have to pay an industrial hygienist to do that same inspection for him. In fact, most firms actually benefit from OSHA inspections, and I’m not just saying this because I worked there. According to researchers David I. Levine and Michael W. Toffel, OSHA’s random inspections of high hazard establishments result in a 9% reduction in injuries that triggered workers’ compensation claims in the four years following the inspection. On average, each inspection reduced employer expenditures for wage replacement and medical costs by $350,000.  Further, not only do the OSHA inspections prevent injuries, “they cause no discernible damage to employers’ ability to stay in business and no reductions in sales or credit ratings… Nor did we identify any effects of workplace inspections on wages, total payroll, or employment.” Today and every day in the future, corporate leaders need to reassess what safety means and how their company can achieve it. They need to recognize that safety is a value proposition, that safety management and operational excellence are inextricably linked. If you ask the CEOs of companies who take this seriously, my bet is you won’t hear the same old tired line that “safety is a priority.” They understand that safety is not a priority — it is an essential precondition of their work. It is a fundamental component of their operating culture. Safety, ultimately, is at the core of what they do.

21 марта, 14:57

Следователи в «Рубине»: что ищут в изъятом компьютере Рустама Саяхова?

Как стало известно «БИЗНЕС Online», следователи СК накануне провели обыски в ФК «Рубин», опросив нескольких футболистов и изъяв документацию в рамках доследственной проверки. В клубе визит правоохранителей подтверждают, но причин не сообщают. В СК также хранят молчание. На поверхности лежит как минимум два повода, оба из которых связаны со сменой формы собственности и переходом клуба из МАУ в ООО.

21 марта, 14:49

S7 захотела стать «снабженцем» МКС

Гендиректор «S7 космические транспортные системы» Сергей Сопов заявил, что группа компаний собирается отправлять грузовые корабли к Международной космической станции после 2024 года. «Мы владеем транспортной космической системой. Нам нужно возить грузы. Шестнадцать тонн на низкую околоземную орбиту – очень хорошая размерность. У нас есть транспортная космическая система, но у нас нет грузового корабля. В РКК «Энергия» проектируется такой корабль. Более того, в компании Boeing тоже», – цитирует Сопова РИА «Новости». По его словам, компания сама старается создать себе рынок сбыта после 2024 года. «Мы ли будем двигаться к «Орбитальному космодрому», американцы ли, вопросы снабжения будут стоять на первом месте», – отметил он. S7 ведет переговоры с компанией Boeing о сотрудничестве в эксплуатации МКС в будущем, сообщил Сопов. Ранее S7 заявляла о планах приватизировать российскую часть МКС в середине 2020-х годов, превратив ее в «Орбитальный космодром» для обслуживания космических аппаратов, подготовки межпланетных полетов и проведения коммерческих экспериментов на орбите. Эксплуатация МКС планируется до 2024 года, рассматривается возможность продления работы станции до 2028 года. В конце февраля S7 назвала дату первого после перерыва пуска с «Морского старта». «Морской старт» – это международный проект, в рамках которого создается ракетно-космический комплекс морского базирования. После банкротства компания «Морской старт» была передана в 2010 году РКК «Энергия». С 2014 года запуски в космос по проекту приостановлены.

06 февраля, 04:22

Кровавый понедельник. Первый Flash crash за 7 лет!

Всепоглощающая паническая атака на рынке, переходящая в режим свободного падения! Дату 5 февраля 2018 на американских торгах по праву можно назвать кровавым понедельником. Это массированные, сильнейшие, всецело драматические и беспорядочные продажи по всему спектру рынка.С 6 марта 2009 после установления дьявольского минимума в 666 пунктов было 2320 торговых дней за которых на пике индекс S&P 500 вырос в 4.31 раза. За все это посткризисное восстановление и зарождение «100 летнего пузыря» было только два дня (!), когда продажи были сопоставимыми или чуть больше с сегодняшними. Тот самый легендарный день 6 мая 2010 и 8 августа 2011. Все! Только два дня за 2320 торговых сессий! А по закрытию дня только 1 день – 8 августа 2011. Не слабо так?5 февраля S&P 500 грохнулся на 4.1%, а DJI на 4.7%, однако с учетом постторговой сессии падение достигало почти 6%. Это значит, что зафиксирован рекорд в 405 торговых дней без 6% коррекции. Теперь и он история!Вот статистика рекордных 30 дней, когда S&P500 падал с внутридневным разлетом в % с учетом постторгов.Да, это было мощно. За последние 2 часа торгов объемы были наибольшие за много лет, волатильность пошла в небо. За эти пару часов быстрая кумулятивная волатильность (по минутному таймфрейму) была сопоставима со последними двумя неделями декабря 2017 (почти 70 часов торгов), т.е. рост почти в 30 раз!!От максимума января 2018 коррекция (по внутридневному минимуму) по S&P 500 составила уже 8,2% (или почти 10% с учетом постторгов).Это сильнейшее коррекционное движение с февраля 2016 от локальных максимумов.Вообще за весь период новой нормальности (от марта 2009) было три устойчивых коррекционных периода больше 10%с мая 2010 по октябрь 2010с августа 2011 по ноябрь 2011с августа 2015 по февраль 2016 (в две фазы)Обычно коррекции до локального дна (по внутридневному минимуму) составляли около 15%, а наибольшая просадка была под 22% к 5 октябрю 2011 от июльского максимума 2011.Это все актуально в контексте бычьего рынка. А именно 15% (реже 20% коррекция), повышенная эмоциональность в среднем 4 месяца и V-образное восстановление обычно в темпах 75% от падения (от момента начала восстановления). Т.е., например, если падали на 15% за 3 недели, то компенсируют эти потери где-то за месяц. По историческим меркам это очень быстрое восстановление и классифицируется, как v-образное.Но как я уже говорил речь может идти не просто о коррекции в рамках бычьего тренда.По совокупности факторов текущее ралли является мощнейшим за всю историю торгов.По каким факторам?Общей производительности с учетом инфляции (совокупный рост, скорректированный на инфляцию)Скорости ростаКоличеству непрерывных обновлений хаевРекордно низкой волатильностиСерии безоткатных (безкоррекционных) движений (те количество торговых дней без коррекций на указанную величину)Бычьему сентименту/настроению участников торгов, как по опросам, так и по ставкам на рынке (балансу путов и коллов)Отклонению стоимости рынка от фундаментальных показателей корпоративного и макроэкономического характера.По степени вовлечения участников торгов в игру на повышениеПо абсолютному (в денежном выражении) и относительному (к денежной массе, ВВП и т.д) масштабу пузыря.Рынок вырос в 4.3 раза с марта 2009 и более, чем в два раза, когда были отключены обратные связи чуть менее, чем полностью (с ноября 2012). Скорость роста (5.5 лет) сопоставима с пузырем 1929 и 2000 годов, хотя там в процентном отношении рост был несколько больше, но в текущем ралли было установлено много других рекордов, которые не были тогда.Пузырь доткомов характеризовался экстремальной волатильностью и мощными коррекционными движениями, которые достигали 30% и выше (особенно в азиатский кризис 1998). Здесь же все наоборот. Рекордно низкая волатильность и суперрекорды по продолжительности экспоненциального роста затмили все то, что было в истории. А все это в свою очередь привело к запредельному бычьему сентименту. Самому мощному за всю историю.Когда любой провал выкупался в автоматическом режиме и так практически без остановки 5.5 лет (за исключением коррекции осени 2015), когда рынок рос всегда и в любых обстоятельствах, чтобы не происходило, то это создавало определенные устоявшиеся паттерны, шаблоны поведения и ожидания. Что подкреплялось бесчисленными "всевдоаналитическими" исследованиями о том, что рынок будет расти всегда, прибыли огромны, а экономика еще никогда не было настолько хороша, как сейчас. Срывало башню даже тем, кто продолжительное время сохранял рассудок, что приводило к импульсивному, в некотором смысле паническому желанию купить на хаях в отрыве от фундаментальной стоимости и банального здравомыслия.Было создано целое поколение трейдеров, которые никогда в своей жизни не видели падения. Все происходило до дури предсказуемо и примитивно. Втарил по любым ценам, закрыл терминал, открыл и продал с прибылью. Легкие и глупые деньги. Такого не было никогда. Такое безрассудство приводило к нарушению вероятностных весов, чувства меры и баланса и провоцировало на избыточный риск. Если рынок всегда растет с нулевой волатильностью, то почему бы не загрузиться на все плечи?Раньше я говорил, что ритейл (домохозяйки, студенты и условные чистильщики обуви) практически не вовлечены в рынок. Это так, хотя определенная повышенная активность в 2017 появилась. Это ралли преимущественно Центробанков, мега корпораций, банков, первичных дилеров, олигархов, крупных пенсионных, страховых и хэдж фондов. Так на чем будет рынок падать, если в рынке нет пушечного мяса, об которое всегда закрывали позиции? Если нет ритейла, то крыть будет об следующий уровень – хэдж фонды и небольшие инвестбанки, которые и выступят в роли мяса первого уровня, потом возьмутся за кого-то более крупного. Суть неизменная, сменились лишь роли и градация участников.Когда все плотненько так утрамбовались с расчетом на нулевую волу и бесконечный рост, то разумеется такие движения приводят к массированному разрыву пуканов, маржин коллам и банкротствам. Но боль еще не столь значительная. Уровни рынка где-то около ноябрьских, т.е. высокие, хотя и утилизировали весь шорт сквиз декабря-января. Вот когда обнулят годовой рост и там еще сделают процентов 15% вниз для ловцов дна, то вот тогда да - боль. А пока лишь разминка ))Также для падения не нужны ни причины, ни триггер. Сам факт сильнейшего роста за 100 лет является главной причиной, а триггером может выступить все что угодно, вплоть до эффекта бабочки. Если реализуется худший сценарий (слом 9 летнего бычьего тренда и 5.5 летнего безумного пузыря), то падение может достигать 50% и более, а растянуться это может на несколько лет. Т.е. упали в два раза за 9-12 месяцев и несколько лет на дне пролежали.Собственно, все это я свожу к тому, что существует очень высокая вероятность, что это не будет традиционная коррекция на бычьем рынке на 15-20% с новым восхождением через 3-5 месяцев. Это может быть 35% или даже 50% и более обвал на много месяцев или лет.Что касается остальных рынков, то все крупные развитые рынки перешли к сильнейшей за 7 лет коррекции. Речь идет о коррекции в 8-10% от январских максимумов (Германия и Япония прежде всего). Учитывая, какой рост был до этого, падение не такое сильное – уровни в среднем ноября 2017.Развивающиеся рынки несколько устойчивее. За исключением Аргентины и ЮАР (там падение как у развитых), пока в пределах 5-6% от максимумов (Китай, Индия, Бразилия, Мексика, Турция). Но это еще не отыграли американское падение. Впереди планеты всей в роли "тихой гавани" является Россия, которая почему-то всегда имеет склонность превращаться тихую говень (в плане догоняющей динамики падения с явным перегоном). Изменение к прошлой недели – ноль %, тогда как как мир показывает сильнейший обвал за 9 лет! Стоил ли напоминать о масштабах среднесрочной драмы на российском рынке?! Никаких покупок! Если уж заворачиваются в ад рынки, где все было заточено для поддержания капитализации любой ценой, то что уж говорить о России, где даже менеджменту плевать на акционерную стоимость? Интересные времена нас ждут. Очевидно, что первыми на утилизацию пойдут все эти истории роста. За день или несколько дней без проблем могут на 10-15 или даже 20% сходить вниз.Хотя у нас нет ничего подобного с пузырем на рынке таким, какой он есть в развитых странах (за исключением разве что Татнефти и Сбербанка с некоторыми металлургами), но не было еще ни единого примера, чтобы Россия могла поддерживать устойчивость на траектории глобального коллапса. Не расти в момент ралли на глобальных рынках? Да, но держаться, когда падают все остальные? Нет!Но вообще, конечно, весьма доставляет наблюдать, как рвутся счета и шаблоны у воодушевленных алчных дебилов, готовых покупать по любым ценам. Криптовалютчиков это также касается ))На японской сессии фьюч на S&P500 уже почти 8% падения за 24 часа! Прелестно! Сколько стоп торгов будет в России?Для истории:

05 июля 2017, 13:29

Путь к банкротству Westinghouse

C конца прошлого года компания Westinghouse и ее материнская фирма Toshiba находятся в крайне сложном финансовом положении. Американская корпорация вынуждена была пойти на процесс ... Читайте оригинал статьи Путь к банкротству Westinghouse на Геоэнергетика.

28 мая 2017, 03:16


Печальная история ведущего производителя танков в России показывает полную беспомощность правительства перед лицом крупных лоббистских объединений и кланов. 3 мая Арбитражный суд Свердловской области зарегистрировал иск воронежского ОАО «Завод по выпуску тяжелых механических прессов» (Тяжмехпресс) о банкротстве АО «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» (УВЗ). Сумма исковых требований составляет свыше 12,2 млн руб. (дело № А60-21252/2017).Это уже далеко не первый иск о банкротстве УВЗ и его дочерних предприятий. Летом прошлого года такое заявление подавал Барнаульский завод прессового оборудования (БЗПО), но производство по этому делу было прекращено. В марте 2016 года «Альфа-банк» подал в свердловский арбитраж иск о признании банкротом «дочки» УВЗ – «Уральского завода транспортного машиностроения». В итоге завод и банк заключили мировые соглашения. Кроме того «Альфа-банк» пытался добиться возврата долгов по кредитам от УВЗ и его дочерних структур – «ЧТЗ-Уралтрак» и «Технопарк «Тракторозаводский», этот иск рассматривался в закрытом режиме из-за опасности разглашения гостайны. В декабре прошлого года заявление о признании Уралвагонзавода несостоятельным подал индивидуальный предприниматель из Новосибирска Анатолий Нестеров: «У завода перед нами задолженность более 10 миллионов. Сейчас решение суда вступило в силу, поэтому мы подали заявление о банкротстве. Мы в 2014 году начали поставлять им продукцию, закончили в июле 2015 года, а оплаты ни одной не было, ни за одну партию не заплатили. Мы поставляли металлические штоки – тяжёлый металл. Хотя никаких претензий по продукции не было, продукция качественная, а отсрочка по оплате была всего 30 дней». Иск к УВЗ от Тяжмехпресса не принят к рассмотрению, суд усмотрел в нем некие «нарушения императивного законодательства РФ». Вряд ли увенчается успехом и иск новосибирского предпринимателя. В настоящее время УВЗ входит в крупнейшую в России оборонную госкорпорацию «Ростех», которая в состоянии расплатиться по еще оставшимся относительно небольшим долговым обязательствам УВЗ. По многомиллиардным долгам перед Альфа-банком, как я уже сказано, заключено мировое соглашение, и, на мой взгляд, оно может носить не чисто рыночный характер. На УВЗ не так давно заменено высшее руководство, вместо Олега Сиенко гендиректором назначен Александр Потапов, ранее занимавший пост заместителя министра промышленности и торговли России.Причина всех этих исков одна — отсутствие у ведущего российского производителя танков и железнодорожных вагонов финансовых средств для оплаты заказанной им и полученной от поставщиков продукции и возврата взятых у коммерческого банка кредитов. Миллиардные долги УВЗ возникли в основном, как неоднократно заявлял, к примеру глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов, из-за убыточности вагоностроительного сегмента.Чемезов объяснил долговые проблемы УВЗ тем, что дочка УВЗ, оператор «УВЗ-Логистик» «сама себе покупала вагоны», поскольку РЖД отказывались их приобретать в течение последних двух-трех лет. Он также сказал, что основную часть долга можно вернуть путем продажи «УВЗ-Логистик».В итоге в начале февраля 100 процентов акций железнодорожного оператора «УВЗ-Логистик» были проданы аффилированному с РЖД негосударственному пенсионному фонду «Благосостояние». По оценкам банковских аналитиков НПФ мог заплатить за этот актив более 40 млрд руб.Проблемы УВЗ начались еще в 2012 году в основном из-за падения спроса на железнодорожные перевозки, и, следовательно, на новые вагоны. Несмотря на меры Минпромторга по стимулированию спроса на них, этот рынок стабилизовался только к 2016 году. Резко возросли и затраты УВЗ на импортное оборудование, цены на которое возросли в два раза. Убытки УВЗ в 2015 году составили 16,4 млрд руб. За 2015 год продажи снизились в 2,5 раза, до 16 млрд руб. С 5 млрд до 13 выросли коммерческие расходы, и с 2,5 млрд до 4,5 млрд руб — расходы на уплату процентов. Общие обязательства корпорации по итогам 2016 года превысили 200 млрд руб. Это в основном кредиты банков и задолженность по лизинговым операциям. По информации базы «СПАРК-Интерфакс», среди кредиторов корпорации были не только Альфа-банк, но и Сбербанк, Газпромбанк и Связь-банк. Для того, чтобы погасить долги, УВУЗ взял у «Газпромбанка» кредит сроком на пять лет под обеспечение государственными гарантиями на 15 миллиардов рублей.А 27 декабря прошлого года, под самый Новый год, указом Владимира Путина государство передало 100% акций УВЗ госкорпорации «Ростех». Тем же указом «Уралвагонзавод» был исключен из перечня стратегических предприятий. Правительству было поручено за 18 месяцев обеспечить передачу акций.Сергей Чемезов объявил, что в «Ростехе» может быть сформирован холдинг по выпуску бронетехники, так как вместе с УВЗ корпорации передали (полностью или частично) ряд других предприятий, в частности, концерн «Тракторные заводы».Куратор российского ВПК вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что планируется создать «heavy metal холдинг». Он отметил, что военные стран НАТО «шутливо» называют бронетанковые части «heavy metal forces». «Если использовать их лексикон, мы планируем создать «heavy metal холдинг»,— сказал Рогозин. Рогозин также сказал, что «с гособоронзаказом у УВЗ нет «никаких проблем», а гражданское производство «просело» из-за кризиса». Вице-премьер считает, что кооперация «Ростеха» и УВЗ «может здорово» поправить финансовое положение» предприятия -банкрота. Рогозин отметил, что УВЗ необходимо «немного поддержать», но не с помощью кредитов, «которые надо выплачивать с большими процентами», а внутренними средствами, которые «могут быть добыты внутри «Ростеха».Отрадно, что куратор российской оборонки хорошо знаком со слэнгом натовских военных, но с экономической логикой он, как представляется, не в ладах. Конечно, экономический кризис и антироссийские санкции, которые закрыли УВЗ доступ к дешевым западным кредитам, сыграли свою роль в реальном банкротстве УВЗ. Но, если взглянуть правде в глаза, то основную роль в этом сыграло руководство РЖД, отказавшееся приобретать произведенные на УВЗ вагоны у его железнодорожного оператора. И если причиной этого чисто рыночные соображения — та самая убыточность вагоностроительного сегмента — то с какой стати аффилированный с РЖД пенсионный фонд «Благосостояние» приобрел эту компанию? То есть, если вагоны продает УВЗ, то это убыточно, а если РЖД, то прибыльно? Любой грамотный юрист усмотрит тут очевидные признаки если не коррупционной составляющей, то уж наверняка пресловутой картелизации российской экономики, о которой мы недавно писали. Превращение УВЗ из предприятия, производящего как бронетехнику, так и вполне гражданскую продукцию, причем вполне конкурентоспособную, в чисто бронетанковый «хевиметлхолдинг» наносит тяжелый удар по призывам руководителей нашего правительства к менеджерам ВПК наладить производство высокотехнологичной продукции гражданского назначения.УВЗ как раз и был таким предприятием, ведущим производителем как танков, так и вагонов. Производить вагоны ему разрешили ( пока нет информации, что в РЖД передано еще и производство вагонов), а прибыль с их продажи будет в основном оседать в РЖД. Если это нормальная экономическая логика, то Ким Чен Ыну пора писать учебники по «экономикс». На самом деле проблемы УВЗ были решены в рамках существующей клановой модели разделения сфер влияния, которая отрицает общегосударственный стратегический интерес. Сложившая ситуация реального конфликта интересов УВЗ и РЖД в очередной раз выявила несостоятельность Минпромторга и отсутствие у него реальных рычагов влияния на проведение единой государственной стратегии, там, где она, конечно, имеется. Но сам факт, что одно стратегическое государственное предприятия (УВЗ) производит в большом количестве крайне необходимые государству железнодорожные платформы, а другое стратегическое государственное предприятие (РЖД) ничтоже сумняшеся отказывается их приобрести, убедительно доказывает, что правительство РФ беспомощно перед лицом крупных лоббистских объединений и кланов. Конфликт УВЗ с РЖД закончился победой крупнейших российских корпоративных монополистов РЖД и «Ростеха», который, возможно, незримо стоял за кулисами затяжной борьбы УВЗ со своими кредиторами. Пока такая ситуация не изменится, какие бы планы вывода российской экономики из кризиса не докладывались главе государства, в реальности приоритет будет отдаваться клановым, а не общегосударственным интересам.И это не сулит России ничего хорошего уже в ближайшей перспективе.Автор: Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук http://argumentiru.com/economics/2017/05/464787

23 мая 2016, 08:58

Второй национальный банк США и 7-ой президент США Эндрю Джексон.

Москва. 21 апреля. INTERFAX.RU - На 20-долларовой американской купюре появится изображение Харриет Табмен, чернокожей женщины, боровшейся против рабства, сообщило агентство Associated Press.Внешний вид банкноты достоинством в 20 долларов изменят. Ранее на передней стороны помещалось изображение президента Эндрю Джексона, бывшего рабовладельцем. Теперь его портрет уберут на противоположную сторону и заменят портретом Табмен.Первая Депрессия в США пришлась на участие Второго Банка США и это было в 1819 году и продлилась она 2 года, то есть вскоре после поражения Наполеона (мелкой буржуазии) и реставрации монархии в Европе, что закрепилось Венским конгрессом в 1815 году,но это было малоэффективным, как и малоэффективна вся контрреволюция, так как она пытается вернуть то,что уходит, не стараясь допустить новый, зарождающийся класс на свое место.Если смотреть на историю банковской системы США, то Первый Банк был связан с войной за независимость США от Англии, в связи с чем он был основан, естественно, теми, кто хотел и добивался этой независимости, как это и принято, вооруженным мятежом, а не декларируя о суверенитете при одновременном желании интегрироваться с метрополией (люди двести лет назад были более вменяемыми, нежели сейчас) . Войну же надо финансировать, вот Первый банк и финансировал восставших. Потребности в самих банках не было, так как промышленность относилась на мануфактурное кустарное производство,их было очень мало, поэтому основные участники восстания были местными плантаторами и отсюда рабовладельцами. Результаты их труда продавались в основном на Лондонской бирже- США была аграрным придатком английского капитала на американский континент. Далее. Как только независимость была завоевана, вот тогда и стал появляться частный банковский капитал и потребность в Первом банке отпала. Для США всегда было характерно "неприятие слишком большого веса федеральных органов власти и ревностная защита индивидуальных прав штатов", что преподносится как "изоляционизм". Далее. Частный капитал частных банков позволял выпускать чартер, который носил ограниченный характер от капитала банка, то есть это были некие ООО, которые несли ограниченную ответственность в размере собственного капитала. Но некоторые банки некоторых  штатов, например, это относилось к штату Нью-Йорк, могли учредить банк и без чартера, основывая денежную эмиссию, рассчитывая только на административный ресурс администрации банка, который, соответственно, связан некими обязательствами с федеральной властью, то есть в данном случае эмиссия может быть неограниченной, если власть не ограничена.(поэтому,собственно, для США большую роль играет разделение властей,что, однако, не сильно помогает в ограничение безграничной власти). Во время Отечественной войны в России, в 1812 году, в США, аналогично, состоялась вторая военная волна за независимость, вследствие чего многие появляющиеся частные банки стали банкротиться, причем эти банкротства пришлись на те места, где банковская деятельность была ограничена капиталом тем же, а те банки, которые имели административный ресурс, а значит, находились в привилегированном положении и безграничную эмиссию, те выплывали. Во всяком случае, 3 из 4 банков (надо думать, не относящиеся к привилегированным) были вынуждены приостановить выплаты в 1814 году. выплаты были возобновлены в в 1817 году, однако уже в 1819 году последовала новая приостановка, вот это и была Первая Депрессия."Объяснялось это во многом тем, что учреждение первых банков нередко являлось следствием скорее политических обстоятельств, чем реальной экономической необходимости. Как нередко происходит в подобных случаях, образование банков сопровождалось злоупотреблениями, в особенности при формировании уставных капиталов, а часто даже напрямую финансировалось государственными органами – причем, в случае Первого банка Соединенных Штатов 200-миллионная подписка федерального правительства оказалась не более чем фиктивной бухгалтерской проводкой. Практически у всех банков капитал был меньше той цифры, на которую формально провели подписку, а некоторые банки не имели никакого капитала.""Чрезвычайно серьезной проблемой на всем протяжении истории американского банковского бизнеса до образования Федеральной резервной системы было именно отсутствие отлаженной системы взаимного погашения (клиринга) банкнот различных банков. Поскольку банки штата обычно не имели отделений в других штатах, а у многих даже не было и корреспондентов, то никакой системы аккумуляции банкнот с последующим появлением их к платежу не существовало. Эту функцию на первых порах, причем довольно успешно, взял на себя Первый банк Соединенных Штатов. Отсюда становится вполне понятным учреждение в 1816 году Второго банка Соединенных Штатов (Second Bank of the United States). Этому предшествовал разразившийся в 1813 году, в разгар войны, острый финансовый кризис, вызвавший общую отмену платежей звонкой монетой (за исключением банков Новой Англии). Новый министр финансов Джеймс Даллас (James Dallas) предложил основать новый Центральный банк соединенных Штатов. Банк, основанный при капитале в 35 млн. долларов, начал функционировать в 1817 году. В том же году возобновились платежи звонкой монетой.Как и в случае с Первым банком, на часть капитала нового банка подписалось федеральное правительство, предполагая хранить на счетах средства федерального казначейства. Двумя главными новшествами чартера банка стали право на учреждение им своих отделений в штатах без согласования с их правительствами, а также статья, направленная на сведение к минимуму возможности приостановки денежных выплат – в этом случае банк должен был уплатить штраф в размере 12 процентов той суммы обязательств, которую он был не в состоянии погасить.Вопрос о банке приобрел особо важное значение в период президентства Эндрю Джексона (Andrew Jackson) (1829-1837). Уже через несколько лет это учреждение с 25-ю филиалами по числу образованных к тому времени штатов оказалось втянутым в острый конфликт. Чрезмерно разросшиеся, в особенности в новых штатах (Индиана, Миссисипи, Иллинойс, Алабама, Миссури) банки в большинстве случаев оказались в 1819 году жертвами краха, вызванного выпуском огромного количества банкнот. Тогда в адрес банка послышались упреки в том, что он если не явился прямым виновником кризиса (якобы он “копил” векселя, а затем предъявлял их к обмену на золото), то, по крайней мере, ничего и не сделал для его смягчения. Назначенное по этому поводу расследование обнаружило серьезные непорядки в ведении дел в одном из самых крупных отделений банка (Балтиморском)."Дальше Президент США Джексон начинает воевать с руководством Второго банка, рекомендуя Конгрессу в президентском послании 1832 года изъять из банка все вклады правительства. Вот что не хватает тому же Трампу или Путину- создать свой альтернативный банк и там разместить счета фед. правительства. В общем,Минфин и в те времена и в нынешние- это член банковского сообщества, поэтому против инициативы Джексона, не побоюсь этого слова , "истинного изоляциониста", оказался Минфин, но Джексона оказался не таков, как наши "патриоты", быстро сдувающиеся при неудачах, поэтому предпочитают остановиться на половинчатых решениях. Джексон уволил главу Минфина, но и тот также отказался изымать счета из банка, но тогда и этот был уволен и , наконец, был поставлен тот, кто это сделать смог. Иными словами, люди 200 лет назад оказались более продуктивными, нежели нынешние- если неможет/не хочет выполнять распоряжение - увольняется к чертовой матери и так всех подряд, пока не научатся выполнять волю.Закончилось это тем,что изъятые счета правительства из Второго банка привели к финансовому и коммерческому кризису, который продлился несколько лет. Счета Правительство стало держать в специально отобранном банке, а концессию со вторым банком Правительство продлевать не стало, в результате чего второй банк из монстра превратился в обычный частный банк. И тогда и сейчас Сенат, как "верх" всячески саботировал все действия , направленные против крупного банковского капитала, равно как и тогда и сейчас поддерживали инициативу Палата представителей.Даллее за этим следуеткризис 1837 года, англо-американский аграрный, 1847 кризис на рынке акций Лондона, касающийся развития ж/д, эта же проблема была в США, но в 1857 году, ну а далее всем известная "гражданская война", в результате которой была заложена основана ФРС другим президентом США- Линкольном, издавшего закон "О национальных банках", ранее называющийся "National Currency Act" Закон о национальной валюте".

21 апреля 2016, 20:20

"Солнечный гигант" SunEdison объявил о банкротстве

Американская SunEdison, одна из крупнейших компаний в мире в области альтернативной энергетики, подала заявление о защите от кредиторов.

21 апреля 2016, 20:20

"Солнечный гигант" SunEdison объявил о банкротстве

Американская SunEdison, одна из крупнейших компаний в мире в области альтернативной энергетики, подала заявление о защите от кредиторов.

12 февраля 2016, 18:39

Лжец Пугачев получил два года в суде

Высокий суд Лондона приговорил бывшего главу Международного промышленного банка (Межпромбанка) Сергея Пугачева к 2 годам лишения свободы.

21 января 2016, 23:34

Нарисованные миллиарды

В четверг ЦБ отозвал лицензию у Внешпромбанка – крупнейший «зачищенный» банк с начала кампании ЦБ (34-е место по активам). Внешпромбанк побил рекорд и по размеру дыры – 187,4 млрд руб. при заявленных банком активах в 275 млрд, сообщил ЦБ.

21 декабря 2015, 16:24

Как сделать дефолт, не объявляя дефолта

Учитывая, что власти "незалежной" приняли решение объявить-таки мораторий на выплаты по нашему долгу, до конца месяца ничего в этом вопросе не изменится, мы смело можем считать, что Украина окажется в состоянии дефолта.

21 декабря 2015, 00:25

С новым ВЭБом!

Проекты и долги ВЭБа надо передать государству, а на месте банка создать новый институт развития — таков один из обсуждаемых вариантов спасения ВЭБа. Это бы неплохо, только невозможно, возражают госбанкиры и чиновники.

08 декабря 2015, 22:06

МВФ переписал правила кредитования после дефолта

Совет директоров МВФ во вторник вечером снял запрет на кредитование стран с просроченной суверенной задолженностью, что позволит фонду кредитовать Украину даже в случае, если будет объявлен дефолт.

05 ноября 2015, 09:37

ЦБ, АСВ и Коган спасут "Уралсиб" от банкротства

Совет директоров Банка России утвердил участие госкорпорации "Агентство по страхованию вкладов" в спасении от банкротства банка "Уралсиб", которое предусматривает покупку 75% его акций Владимиром Коганом.

27 октября 2015, 07:07

Экономика. Курс дня, 26 октября 2015 года

Трудная пятилетка: власти Китая разрабатывают план действий по развитию экономики. Главная интрига: каким будет норматив по росту ВВП. Советы бывшего: Бен Бернанке считает, что проблемы для Федрезерва кроются не в экономике США - их создают внешние факторы. Последний рейс: "Трансаэро" собирается инициировать собственное банкротство. Тем временем Росавиация лишила компанию разрешения на полеты. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал Россия 24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV Последние новости - http://bit.ly/LatestNews15 Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с Соловьёвым - http://bit.ly/VoskresnyVecher Поединок - https://bit.ly/Poedinok2015 Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Агитпроп - https://bit.ly/AgitProp Война с Поддубным - http://bit.ly/TheWar2015 Военная программа Сладкова - http://bit.ly/MilitarySladkov Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Викторина с Киселевым - https://bit.ly/Znanie-Sila

05 октября 2015, 10:00

Закон о банкротстве в России 2015

Вступил в действие закон о банкротстве физических лиц, согласно которому, любой должник может получить право подать заявление в суд о признании его банкротом. Согласно закону, любой должник, независимо от суммы долга, получит право подать заявление в суд о признании его банкротом. Чтобы получить такой статус, гражданину придется доказать суду, что он неплатежеспособен перед кредитором. Давайте […]

05 октября 2015, 05:10

Украина объявила дефолт. Киеву пришла ISDA

Комитет частных кредиторов, которые являются держателями облигаций Украины на $10 млрд, отказались списать Киеву часть долга. В результате Международная ассоциация свопов и деривативов (ISDA) официально признала отказ Украины от выполнения обязательств перед кредиторами. На заседании постоянной комиссии ISDA принято решение о признании технического дефолта Украины с 4 октября 2015 года.

Выбор редакции
10 сентября 2015, 15:21

Ушли в минус: десять громких банкротств последних лет

Mexx, Malaysia Airlines, Детройт, Colt, Нью-Йоркская городская опера и другие гиганты, объявившие себя банкротами

09 сентября 2015, 06:56

Банкротства физлиц, о которых можно только мечтать. Реплика Александра Привалова

С первого октября вступает в силу закон о банкротстве физических лиц. Точнее говоря, может вступить в силу. Это и очень своевременно и вместе с тем чрезвычайно несвоевременно. Попробую объяснить, почему так сложно. Будьте в курсе самых актуальных новостей! Подписка на офиц. канал Россия24: http://bit.ly/subscribeRussia24TV Вести в 11:00 - https://bit.ly/Vesti11-00-2015 Вести. Дежурная часть - https://bit.ly/DezhChast2015 Большие вести в 20:00 - http://bit.ly/Vesti20-00-2015 Вести в 23:00 - https://bit.ly/Vesti23-00-2015 Вести-Москва с М.Зеленским - https://bit.ly/VestiMoskva2015 Вести в субботу с С.Брилёвым - http://bit.ly/VestiSubbota2015 Вести недели с Д.Киселёвым - http://bit.ly/VestiNedeli2015 Специальный корреспондент - http://bit.ly/SpecKor Воскресный вечер с В.Соловьёвым: http://bit.ly/VoskresnyVecher Интервью - http://bit.ly/InterviewPL Реплика - http://bit.ly/Replika2015 Агитпроп: https://bit.ly/AgitProp Авторские передачи Н.Михалкова - http://bit.ly/Besogon Россия и мир в цифрах - http://bit.ly/Grafiki Hi-Tech - http://bit.ly/Hi-TecH АвтоВести - http://bit.ly/AvtoVesti Вести.net - http://bit.ly/Vesti-net Наука - http://bit.ly/NaukaNovosti Документальные фильмы - http://bit.ly/DocumentalFilms Познавательные фильмы - http://bit.ly/EducationalFilm Банкротства физлиц, о которых можно только мечтать. Реплика Александра Привалова

28 июня 2015, 00:28

Греция: началось

Кредиторы отказались продлить программу помощи Греции. 30 июня будет объявлен дефолт. Греки примут участие в референдуме.

28 июня 2015, 00:28

Греция: началось

Кредиторы отказались продлить программу помощи Греции. 30 июня будет объявлен дефолт. Греки примут участие в референдуме.