• Теги
    • избранные теги
    • Люди1600
      • Показать ещё
      Страны / Регионы1213
      • Показать ещё
      Разное711
      • Показать ещё
      Международные организации122
      • Показать ещё
      Компании493
      • Показать ещё
      Издания159
      • Показать ещё
      Формат25
      Показатели40
      • Показать ещё
17 августа, 08:25

США проиграли в Афганистане — Алексей Пушков

Российский сенатор Алексей Пушков назвал США «проигравшей сверхдержавой» в связи с призывами полностью вывести американские...

Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
16 августа, 06:22

Obama's anti-racism tweet after Charlottesville is most liked ever on Twitter

More than 3 million people have endorsed the tweet, which quoted Nelson Mandela, after far-right rally in which woman was killedA tweet by Barack Obama condemning racism in the aftermath of a far-right rally in Charlottesville, Virginia, has become the most liked tweet ever, with more than 3 million social media users so far endorsing the sentiment.The tweet, quoting the late South African president Nelson Mandela, read: “No one is born hating another person because of the color of his skin or his background or his religion.” Continue reading...

16 августа, 04:13

Iran Threatens Trump With Restart Of Nuclear Program "Within Hours"

One day after Iran announced it was preparing to send a flotilla of warships to the western Atlantic Ocean following the announcement of a massive $500 million investment in war spending, the Iranian regime is fast emerging as the latest potential geopolitical headache for the Trump administration, after it warned on Tuesday that Iran could abandon its 2015 nuclear deal signed with Obama with world powers "within hours" if the United States imposes further sanctions on Tehran, president Hassan Rouhani said in his first address to Iran’s parliament since being sworn in to a second term, and hinted that Iran could quickly boost enrichment up to levels even higher than before it signed the nuclear accord. "Those who try to return to the language of threats and sanctions are prisoners of their past delusions," Rouhani said in the address. "If they want to go back to that experience, definitely in a short time — not in weeks or months, but within hours or days — we will return to our previous [nuclear] situation very much stronger." He also said Iran prefered to stick with the nuclear deal, which he called "a model of victory for peace and diplomacy over war and unilateralism" but that this was not the "only option". In response, the US warned it would continue to punish Iran’s “non-nuclear destabilising activities." Rouhani's statement comes as Obama's sole diplomatic achievement, the Iran Nuclear deal, finds itself under mounting pressure after Tehran carried out missile tests and strikes, and Washington imposed new sanctions, with each accusing the other of violating the spirit of the agreement. Rouhani has warned that Iran was ready to walk out of the deal, which saw the lifting of most international sanctions in return for curbs on its nuclear programme, if Washington persisted. As a reminder, last month Iran tested a powerful new ballistic missile that resulted in new US sanctions, and as reported last night, Iran's parliament voted overwhelmingly to increase budget spending to $260 million for the ballistic missile programme, which is not limited by the nuclear deal. The vote also covered  a further US$260 million spending on regional operations of the Islamic Revolutionary Guard Corps’ foreign wing, the Quds Force, which is leading a range of militias in Syria and Iraq. Rouhani warned that a reconstituted nuclear program would be “far more advanced” the NYT reports, a veiled threat that the country could start enriching uranium up to the level of 20%, a step toward building a nuclear weapon. Such enrichment activities were a major concern before 2015, when Tehran signed a landmark agreement with the United States and other world powers that lifted crippling economic sanctions in return for severe limits on Iran’s nuclear activities Separately, Rouhani said Trump had shown he was an unreliable partner not just for Iran but for US allies. Joining pretty much every other world leader in mocking the US president, Rouhani said that "in recent months, the world has witnessed that the US, in addition to its constant and repetitive breaking of its promises in the [nuclear deal], has ignored several other global agreements and shown its allies that the US is neither a good partner nor a reliable negotiating party," he said, highlighting Trump's decisions to withdraw from the Paris climate agreement and international trade deals. State Department spokeswoman Heather Nauert refused to address Rouhani's comments directly, insisted Washington was in full compliance with its side of the nuclear deal, however she did confirm the US administration was reviewing its policy towards Iran and that it believes the nuclear deal did not put an end to Tehran's other "destabilising activities" in its region. Rouhani’s warning was also sharply criticized by Nikki Haley, the US ambassador to the United Nations, who said in a statement that the warning amounted to an Iranian attempt at blackmail. “Iran cannot be allowed to use the nuclear deal to hold the world hostage,” Ms. Haley said in the statement, titled “Ambassador Haley on Iran’s Threats to Quit the JCPOA.”   The new United States sanctions on Iran, she said, were not a violation of the nuclear deal but part of an effort to “hold Iran responsible for its missile launches, support for terrorism, disregard for human rights, and violations of U.N. Security Council resolutions.” Which begs the questions: what's the point of the deal, how much longer will it remain in place, and what happens to the price of oil if and when some 2-3 million barrels per day of Iranian oil exports are again taken out of the global market, crippling Iran's economy. Of course, Iran is aware what the devastating consequences of such an escalation - the bottom line is tens of billions in lost oil revenue - could do to its economy, which is why some analysts cited by The National, cautioned that Rouhani’s remarks on the nuclear deal do not indicate that Iran is close to, or even considering, pulling out of the deal. It is much more likely a tactical move to protect the moderate president’s political flank on the right from the IRGC and other hardliners who oppose the cultural and economic opening that the deal is intended to facilitate, but which could weaken their grip on society and on the economy. “I clearly do not think it is alarming,” said Marc Martinez, Iran analyst at the Delma Institute in Abu Dhabi. “It is a political speech for a domestic audience and a display of unity” as Washington steps up pressure.    “Rouhani's remarks are a classic act of political bravado, but the president's intentions [and] Iran's intentions are quite evident when we consider that Javad Zarif was reappointed minister of foreign affairs,” Mr Martinez said. “Iran is highly benefiting from the JCPOA, and it makes the calculus that the international community will not support Trump's adventurism.” Which is spot on, and yet one can't help but think that Iran is, perhaps worried about Trump's unpredictable decision-making nature, hedging its bets. It would expain why on Monday night Rouhani spoke with Russian President Vladimir Putin, vowing to build on their joint military efforts across the region. "Tehran welcomes the active presence of Russia's investors... in major infrastructure projects including in the fields of industry and energy," his office said as Putin, no longer busy manipulating several tens of millions of middle class Americans to vote against Hillary Clinton, smiled in the background. It's not just the Kremlin that Tehran is building up close ties: the European Union, which initially supported global sanctions against Iran under President Barack Obama, has started to invest heavily in the country since the nuclear deal was signed, and it is not likely to support new penalties. China has also been a partner to the Iranians for many years.

Выбор редакции
11 августа, 14:00

'I worked as a prosecutor. Then I was arrested. The experience made a man out of me. It made a black man out of me'

Paul Butler, author of the acclaimed book Chokehold, worked as a criminal prosecutor. Then he himself was arrestedPaul Butler, author of the new book Chokehold: Policing Black Men, argues the US criminal justice system is institutionally constructed to control African American men. But, he says, that is merely one facet of a pervasive “chokehold” over black men that can be observed in numerous social and political arenas.The work has been described by the New York Times as “the most readable and provocative account of the war on drugs since Michelle Alexander’s The New Jim Crow”. Continue reading...

11 августа, 04:05

A New Report Raises Big Questions About Last Year’s DNC Hack

Written by Patrick Lawrence of The Nation, It is now a year since the Democratic National Committee’s mail system was compromised—a year since events in the spring and early summer of 2016 were identified as remote hacks and, in short order, attributed to Russians acting in behalf of Donald Trump. A great edifice has been erected during this time. President Trump, members of his family, and numerous people around him stand accused of various corruptions and extensive collusion with Russians. Half a dozen simultaneous investigations proceed into these matters. Last week news broke that Special Counsel Robert Mueller had convened a grand jury, which issued its first subpoenas on August 3. Allegations of treason are common; prominent political figures and many media cultivate a case for impeachment. The president’s ability to conduct foreign policy, notably but not only with regard to Russia, is now crippled. Forced into a corner and having no choice, Trump just signed legislation imposing severe new sanctions on Russia and European companies working with it on pipeline projects vital to Russia’s energy sector. Striking this close to the core of another nation’s economy is customarily considered an act of war, we must not forget. In retaliation, Moscow has announced that the United States must cut its embassy staff by roughly two-thirds. All sides agree that relations between the United States and Russia are now as fragile as they were during some of the Cold War’s worst moments. To suggest that military conflict between two nuclear powers inches ever closer can no longer be dismissed as hyperbole. All this was set in motion when the DNC’s mail server was first violated in the spring of 2016 and by subsequent assertions that Russians were behind that “hack” and another such operation, also described as a Russian hack, on July 5. These are the foundation stones of the edifice just outlined. The evolution of public discourse in the year since is worthy of scholarly study: Possibilities became allegations, and these became probabilities. Then the probabilities turned into certainties, and these evolved into what are now taken to be established truths. By my reckoning, it required a few days to a few weeks to advance from each of these stages to the next. This was accomplished via the indefensibly corrupt manipulations of language repeated incessantly in our leading media. Lost in a year that often appeared to veer into our peculiarly American kind of hysteria is the absence of any credible evidence of what happened last year and who was responsible for it. It is tiresome to note, but none has been made available. Instead, we are urged to accept the word of institutions and senior officials with long records of deception. These officials profess “high confidence” in their “assessment” as to what happened in the spring and summer of last year—this standing as their authoritative judgment. Few have noticed since these evasive terms first appeared that an assessment is an opinion, nothing more, and to express high confidence is an upside-down way of admitting the absence of certain knowledge. This is how officials avoid putting their names on the assertions we are so strongly urged to accept—as the record shows many of them have done. We come now to a moment of great gravity. There has been a long effort to counter the official narrative we now call “Russiagate.” This effort has so far focused on the key events noted above, leaving numerous others still to be addressed. Until recently, researchers undertaking this work faced critical shortcomings, and these are to be explained. But they have achieved significant new momentum in the past several weeks, and what they have done now yields very consequential fruit. Forensic investigators, intelligence analysts, system designers, program architects, and computer scientists of long experience and strongly credentialed are now producing evidence disproving the official version of key events last year. Their work is intricate and continues at a kinetic pace as we speak. But its certain results so far are two, simply stated, and freighted with implications: There was no hack of the Democratic National Committee’s system on July 5 last year—not by the Russians, not by anyone else. Hard science now demonstrates it was a leak—a download executed locally with a memory key or a similarly portable data-storage device. In short, it was an inside job by someone with access to the DNC’s system. This casts serious doubt on the initial “hack,” as alleged, that led to the very consequential publication of a large store of documents on WikiLeaks last summer.   Forensic investigations of documents made public two weeks prior to the July 5 leak by the person or entity known as Guccifer 2.0 show that they were fraudulent: Before Guccifer posted them they were adulterated by cutting and pasting them into a blank template that had Russian as its default language. Guccifer took responsibility on June 15 for an intrusion the DNC reported on June 14 and professed to be a WikiLeaks source—claims essential to the official narrative implicating Russia in what was soon cast as an extensive hacking operation. To put the point simply, forensic science now devastates this narrative. This article is based on an examination of the documents these forensic experts and intelligence analysts have produced, notably the key papers written over the past several weeks, as well as detailed interviews with many of those conducting investigations and now drawing conclusions from them. Before proceeding into this material, several points bear noting. One, there are many other allegations implicating Russians in the 2016 political process. The work I will now report upon does not purport to prove or disprove any of them. Who delivered documents to WikiLeaks? Who was responsible for the “phishing” operation penetrating John Podesta’s e-mail in March 2016? We do not know the answers to such questions. It is entirely possible, indeed, that the answers we deserve and must demand could turn out to be multiple: One thing happened in one case, another thing in another. The new work done on the mid-June and July 5 events bears upon all else in only one respect. We are now on notice: Given that we now stand face to face with very considerable cases of duplicity, it is imperative that all official accounts of these many events be subject to rigorously skeptical questioning. Do we even know that John Podesta’s e-mail was in fact “phished”? What evidence of this has been produced? Such rock-bottom questions as these must now be posed in all other cases. Two, houses built on sand and made of cards are bound to collapse, and there can be no surprise that the one resting atop the “hack theory,” as we can call the prevailing wisdom on the DNC events, appears to be in the process of doing so. Neither is there anything far-fetched in a reversal of the truth of this magnitude. American history is replete with similar cases. The Spanish sank the Maine in Havana harbor in February 1898. Iran’s Mossadegh was a Communist. Guatemala’s Árbenz represented a Communist threat to the United States. Vietnam’s Ho Chi Minh was a Soviet puppet. The Sandinistas were Communists. The truth of the Maine, a war and a revolution in between, took a century to find the light of day, whereupon the official story disintegrated. We can do better now. It is an odd sensation to live through one of these episodes, especially one as big as Russiagate. But its place atop a long line of precedents can no longer be disputed. Three, regardless of what one may think about the investigations and conclusions I will now outline—and, as noted, these investigations continue—there is a bottom line attaching to them. We can even call it a red line. Under no circumstance can it be acceptable that the relevant authorities—the National Security Agency, the Justice Department (via the Federal Bureau of Investigation), and the Central Intelligence Agency—leave these new findings without reply. Not credibly, in any case. Forensic investigators, prominent among them people with decades’ experience at high levels in these very institutions, have put a body of evidence on a table previously left empty. Silence now, should it ensue, cannot be written down as an admission of duplicity, but it will come very close to one. It requires no elaboration to apply the above point to the corporate media, which have been flaccidly satisfied with official explanations of the DNC matter from the start. Qualified experts working independently of one another began to examine the DNC case immediately after the July 2016 events. Prominent among these is a group comprising former intelligence officers, almost all of whom previously occupied senior positions. Veteran Intelligence Professionals for Sanity (VIPS), founded in 2003, now has 30 members, including a few associates with backgrounds in national-security fields other than intelligence. The chief researchers active on the DNC case are four: William Binney, formerly the NSA’s technical director for world geopolitical and military analysis and designer of many agency programs now in use; Kirk Wiebe, formerly a senior analyst at the NSA’s SIGINT Automation Research Center; Edward Loomis, formerly technical director in the NSA’s Office of Signal Processing; and Ray McGovern, an intelligence analyst for nearly three decades and formerly chief of the CIA’s Soviet Foreign Policy Branch. Most of these men have decades of experience in matters concerning Russian intelligence and the related technologies. This article reflects numerous interviews with all of them conducted in person, via Skype, or by telephone. William Binney The customary VIPS format is an open letter, typically addressed to the president. The group has written three such letters on the DNC incident, all of which were first published by Robert Parry at www.consortiumnews.com. Here is the latest, dated July 24; it blueprints the forensic work this article explores in detail. They have all argued that the hack theory is wrong and that a locally executed leak is the far more likely explanation. In a letter to Barack Obama dated January 17, three days before he left office, the group explained that the NSA’s known programs are fully capable of capturing all electronic transfers of data. “We strongly suggest that you ask NSA for any evidence it may have indicating that the results of Russian hacking were given to WikiLeaks,” the letter said. “If NSA cannot produce such evidence—and quickly—this would probably mean it does not have any.” The day after Parry published this letter, Obama gave his last press conference as president, at which he delivered one of the great gems among the official statements on the DNC e-mail question. “The conclusions of the intelligence community with respect to the Russian hacking,” the legacy-minded Obama said, “were not conclusive.” There is little to suggest the VIPS letter prompted this remark, but it is typical of the linguistic tap-dancing many officials connected to the case have indulged so as to avoid putting their names on the hack theory and all that derives from it. Until recently there was a serious hindrance to the VIPS’s work, and I have just suggested it. The group lacked access to positive data. It had no lump of cyber-material to place on its lab table and analyze, because no official agency had provided any. Donald Rumsfeld famously argued with regard to the WMD question in Iraq, “The absence of evidence is not evidence of absence.” In essence, Binney and others at VIPS say this logic turns upside down in the DNC case: Based on the knowledge of former officials such as Binney, the group knew that (1) if there was a hack and (2) if Russia was responsible for it, the NSA would have to have evidence of both. Binney and others surmised that the agency and associated institutions were hiding the absence of evidence behind the claim that they had to maintain secrecy to protect NSA programs. “Everything that they say must remain classified is already well-known,” Binney said in an interview. “They’re playing the Wizard of Oz game.” New findings indicate this is perfectly true, but until recently the VIPS experts could produce only “negative evidence,” as they put it: The absence of evidence supporting the hack theory demonstrates that it cannot be so. That is all VIPS had. They could allege and assert, but they could not conclude: They were stuck demanding evidence they did not have—if only to prove there was none. Research into the DNC case took a fateful turn in early July, when forensic investigators who had been working independently began to share findings and form loose collaborations wherein each could build on the work of others. In this a small, new website called www.disobedientmedia.com proved an important catalyst. Two independent researchers selected it, Snowden-like, as the medium through which to disclose their findings. One of these is known as Forensicator and the other as Adam Carter. On July 9, Adam Carter sent Elizabeth Vos, a co-founder of Disobedient Media, a paper by the Forensicator that split the DNC case open like a coconut. By this time Binney and the other technical-side people at VIPS had begun working with a man named Skip Folden. Folden was an IT executive at IBM for 33 years, serving 25 years as the IT program manager in the United States. He has also consulted for Pentagon officials, the FBI, and the Justice Department. Folden is effectively the VIPS group’s liaison to Forensicator, Adam Carter, and other investigators, but neither Folden nor anyone else knows the identity of either Forensicator or Adam Carter. This bears brief explanation. The Forensicator’s July 9 document indicates he lives in the Pacific Time Zone, which puts him on the West Coast. His notes describing his investigative procedures support this. But little else is known of him. Adam Carter, in turn, is located in England, but the name is a coy pseudonym: It derives from a character in a BBC espionage series called Spooks. It is protocol in this community, Elizabeth Vos told me in a telephone conversation this week, to respect this degree of anonymity. Kirk Wiebe, the former SIGINT analyst at the NSA, thinks Forensicator could be “someone very good with the FBI,” but there is no certainty. Unanimously, however, all the analysts and forensics investigators interviewed for this column say Forensicator’s advanced expertise, evident in the work he has done, is unassailable. They hold a similarly high opinion of Adam Carter’s work. Forensicator is working with the documents published by Guccifer 2.0, focusing for now on the July 5 intrusion into the DNC server. The contents of Guccifer’s files are known—they were published last September—and are not Forensicator’s concern. His work is with the metadata on those files. These data did not come to him via any clandestine means. Forensicator simply has access to them that others did not have. It is this access that prompts Kirk Wiebe and others to suggest that Forensicator may be someone with exceptional talent and training inside an agency such as the FBI. “Forensicator unlocked and then analyzed what had been the locked files Guccifer supposedly took from the DNC server,” Skip Folden explained in an interview. “To do this he would have to have ‘access privilege,’ meaning a key.” What has Forensicator proven since he turned his key? How? What has work done atop Forensicator’s findings proven? How? Forensicator’s first decisive findings, made public in the paper dated July 9, concerned the volume of the supposedly hacked material and what is called the transfer rate—the time a remote hack would require. The metadata established several facts in this regard with granular precision: On the evening of July 5, 2016, 1,976 megabytes of data were downloaded from the DNC’s server. The operation took 87 seconds. This yields a transfer rate of 22.7 megabytes per second. These statistics are matters of record and essential to disproving the hack theory. No Internet service provider, such as a hacker would have had to use in mid-2016, was capable of downloading data at this speed. Compounding this contradiction, Guccifer claimed to have run his hack from Romania, which, for numerous reasons technically called delivery overheads, would slow down the speed of a hack even further from maximum achievable speeds. What is the maximum achievable speed? Forensicator recently ran a test download of a comparable data volume (and using a server speed not available in 2016) 40 miles from his computer via a server 20 miles away and came up with a speed of 11.8 megabytes per second—half what the DNC operation would need were it a hack. Other investigators have built on this finding. Folden and Edward Loomis say a survey published August 3, 2016, by www.speedtest.net/reports is highly reliable and use it as their thumbnail index. It indicated that the highest average ISP speeds of first-half 2016 were achieved by Xfinity and Cox Communications. These speeds averaged 15.6 megabytes per second and 14.7 megabytes per second, respectively. Peak speeds at higher rates were recorded intermittently but still did not reach the required 22.7 megabytes per second. “A speed of 22.7 megabytes is simply unobtainable, especially if we are talking about a transoceanic data transfer,” Folden said. “Based on the data we now have, what we’ve been calling a hack is impossible.” Last week Forensicator reported on a speed test he conducted more recently. It tightens the case considerably. “Transfer rates of 23 MB/s (Mega Bytes per second) are not just highly unlikely, but effectively impossible to accomplish when communicating over the Internet at any significant distance,” he wrote. “Further, local copy speeds are measured, demonstrating that 23 MB/s is a typical transfer rate when using a USB–2 flash device (thumb drive).” Time stamps in the metadata provide further evidence of what happened on July 5. The stamps recording the download indicate that it occurred in the Eastern Daylight Time Zone at approximately 6:45 pm. This confirms that the person entering the DNC system was working somewhere on the East Coast of the United States. In theory the operation could have been conducted from Bangor or Miami or anywhere in between—but not Russia, Romania, or anywhere else outside the EDT zone. Combined with Forensicator’s findings on the transfer rate, the time stamps constitute more evidence that the download was conducted locally, since delivery overheads—conversion of data into packets, addressing, sequencing times, error checks, and the like—degrade all data transfers conducted via the Internet, more or less according to the distance involved. In addition, there is the adulteration of the documents Guccifer 2.0 posted on June 15, when he made his first appearance. This came to light when researchers penetrated what Folden calls Guccifer’s top layer of metadata and analyzed what was in the layers beneath. They found that the first five files Guccifer made public had each been run, via ordinary cut-and-paste, through a single template that effectively immersed them in what could plausibly be cast as Russian fingerprints. They were not: The Russian markings were artificially inserted prior to posting. “It’s clear,” another forensics investigator self-identified as HET, wrote in a report on this question, “that metadata was deliberately altered and documents were deliberately pasted into a Russianified [W]ord document with Russian language settings and style headings.” To be noted in this connection: The list of the CIA’s cyber-tools WikiLeaks began to release in March and labeled Vault 7 includes one called Marble that is capable of obfuscating the origin of documents in false-flag operations and leaving markings that point to whatever the CIA wants to point to. (The tool can also “de-obfuscate” what it has obfuscated.) It is not known whether this tool was deployed in the Guccifer case, but it is there for such a use. It is not yet clear whether documents now shown to have been leaked locally on July 5 were tainted to suggest Russian hacking in the same way the June 15 Guccifer release was. This is among several outstanding questions awaiting answers, and the forensic scientists active on the DNC case are now investigating it. In a note Adam Carter sent to Folden and McGovern last week and copied to me, he reconfirmed the corruption of the June 15 documents, while indicating that his initial work on the July 5 documents—of which much more is to be done—had not yet turned up evidence of doctoring. In the meantime, VIPS has assembled a chronology that imposes a persuasive logic on the complex succession of events just reviewed. It is this: On June 12 last year, Julian Assange announced that WikiLeaks had and would publish documents pertinent to Hillary Clinton’s presidential campaign.   On June 14, CrowdStrike, a cyber-security firm hired by the DNC, announced, without providing evidence, that it had found malware on DNC servers and had evidence that Russians were responsible for planting it.   On June 15, Guccifer 2.0 first appeared, took responsibility for the “hack” reported on June 14 and claimed to be a WikiLeaks source. It then posted the adulterated documents just described.   On July 5, Guccifer again claimed he had remotely hacked DNC servers, and the operation was instantly described as another intrusion attributable to Russia. Virtually no media questioned this account. It does not require too much thought to read into this sequence. With his June 12 announcement, Assange effectively put the DNC on notice that it had a little time, probably not much, to act preemptively against the imminent publication of damaging documents. Did the DNC quickly conjure Guccifer from thin air to create a cyber-saboteur whose fingers point to Russia? There is no evidence of this one way or the other, but emphatically it is legitimate to pose the question in the context of the VIPS chronology. WikiLeaks began publishing on July 22. By that time, the case alleging Russian interference in the 2016 elections process was taking firm root. In short order Assange would be written down as a “Russian agent.” By any balanced reckoning, the official case purporting to assign a systematic hacking effort to Russia, the events of mid-June and July 5 last year being the foundation of this case, is shabby to the point taxpayers should ask for their money back. The Intelligence Community Assessment, the supposedly definitive report featuring the “high confidence” dodge, was greeted as farcically flimsy when issued January 6. Ray McGovern calls it a disgrace to the intelligence profession. It is spotlessly free of evidence, front to back, pertaining to any events in which Russia is implicated. James Clapper, the former director of national intelligence, admitted in May that “hand-picked” analysts from three agencies (not the 17 previously reported) drafted the ICA. There is a way to understand “hand-picked” that is less obvious than meets the eye: The report was sequestered from rigorous agency-wide reviews. This is the way these people have spoken to us for the past year. Behind the ICA lie other indefensible realities. The FBI has never examined the DNC’s computer servers—an omission that is beyond preposterous. It has instead relied on the reports produced by Crowdstrike, a firm that drips with conflicting interests well beyond the fact that it is in the DNC’s employ. Dmitri Alperovitch, its co-founder and chief technology officer, is on the record as vigorously anti-Russian. He is a senior fellow at the Atlantic Council, which suffers the same prejudice. Problems such as this are many. “We continue to stand by our report,” CrowdStrike said, upon seeing the VIPS blueprint of the investigation. CrowdStrike argues that by July 5 all malware had been removed from the DNC’s computers. But the presence or absence of malware by that time is entirely immaterial, because the event of July 5 is proven to have been a leak and not a hack. Given that malware has nothing to do with leaks, CrowdStrike’s logic appears to be circular. In effect, the new forensic evidence considered here lands in a vacuum. We now enter a period when an official reply should be forthcoming. What the forensic people are now producing constitutes evidence, however one may view it, and it is the first scientifically derived evidence we have into any of the events in which Russia has been implicated. The investigators deserve a response, the betrayed professionals who formed VIPS as the WMD scandal unfolded in 2003 deserve it, and so do the rest of us. The cost of duplicity has rarely been so high. I concluded each of the interviews conducted for this column by asking for a degree of confidence in the new findings. These are careful, exacting people as a matter of professional training and standards, and I got careful, exacting replies. All those interviewed came in between 90 percent and 100 percent certain that the forensics prove out. I have already quoted Skip Folden’s answer: impossible based on the data. “The laws of physics don’t lie,” Ray McGovern volunteered at one point. “It’s QED, theorem demonstrated,” William Binney said in response to my question. “There’s no evidence out there to get me to change my mind.” When I asked Edward Loomis, a 90 percent man, about the 10 percent he held out, he replied, “I’ve looked at the work and it shows there was no Russian hack. But I didn’t do the work. That’s the 10 percent. I’m a scientist.”

Выбор редакции
11 августа, 03:40

Two Charts Prove Obamacare Is Not "Stabilizing" In 2018

As the Obamacare repeal and replace effort raged on in Congress over the past six months, several Democrats and even some of the original Obamacare architects stepped forward to argue that the crippling premium increases from 2014 through 2017 were just a 1x market adjustment and that everything would miraculously 'stabilize' in 2018. Well, according to data from the Kaiser Family Foundation, that prediction isn't playing out exactly as expected.  Taking a look at 21 of the bigger healthcare markets in the United States, Kaiser found that premiums submitted so far for 2018 are increasing at an average rate of 17% YoY and ranging up to 49% in Wilmington.  Now, we understand that the term "stabilizing" is somewhat subjective but we're not sure that rates spiking at 10.5x prevailing inflation rates, on average, would reasonably fit anyone's definition.   Meanwhile the 4-year rate increases from 2014 to 2018 are even more staggering...   And while Democrats continue to boast about overall Obamacare enrollments, the "off-exchange market" (i.e. people who make too much money to quality for subsidies and whose premiums are required to subsidize everyone else who does qualify) contracted by 2.1mm in 2016, or a 29% drop.  With those kind of declines, it's only a matter of time until there are no more 'rich' fools in the pool willing to continue subsidizing a broken system. More from the National Review: Also, MFA published the same report in 2016, facilitating a year-over-year comparison. The on-exchange market fell from 12,681,874 to 12,216,003 individuals, a reduction of 465,871 or 4 percent. However, the off-exchange market fell from 7,520,939 to 5,361,451, a reduction of 2,159,488 or 29 percent. In other words, enrollment is steady among those who receive subsidies but declining dramatically among those who do not.   Much has been made of the question of whether the individual markets are in a “death spiral.” Given that the on-exchange market enrollment is relatively stable, there is clearly not a death spiral in the subsidized market. However, with a reduction in the unsubsidized market of 29 percent in just one year, that pattern certainly looks like one we would expect in a market spiraling down. Of course, it's all Trump's fault now...

10 августа, 14:34

Trump Provokes China Again, Sends Another Destroyer To South China Sea

A US Navy destroyer sailed within 12 miles of an artificial island built by China in the South China Sea on Thursday, a "provocation" that threatens another angry response from the Chinese government and further complicating President Donald Trump’s efforts to align the Communist Party in his pursuit to find a diplomatic resolution to the North Korean crisis. As Reuters reports, the USS John McCain (yes, he the Senator has a ship named after him) passed by the Mischief Reef in the Spratly Islands in what US military officials justified as yet anoter “freedom of navigation” operation, the third since Trump took office. Over the past six months, the US has grown increasingly bold, or provocative as Beijing calls it, by sending aircraft and ships to contested waters in the South China Sea to the anger and frustration of Beijing. As is well-known, China has been engaged in a long-running dispute with its neighbors over its decision to build a network of artificial islands in the area. Last summer, the Philippines won a lawsuit filed in a UN court challenging China’s claim to ocean territory within a “nine-dash line.” However, China refuses to recognize the ruling. Meanwhile, the US military maintains that it’s within its rights to send military ships through the contested territory, adding that the dispute is “separate” from the US’s political considerations involving China. Here's Reuters with more: “The United States has criticized China's construction of islands and build-up of military facilities in the sea, and is concerned they could be used to restrict free nautical movement. The U.S. military has a long-standing position that its operations are carried out throughout the world, including in areas claimed by allies, and they are separate from political considerations.   The Trump administration has vowed to conduct more robust South China Sea operations.” Critics of Barack Obama argue that the former President didn’t do enough to counter China’s claims in the region, and that Trump is simply making up for lost ground. “Experts and officials have criticized President Barack Obama for potentially reinforcing China's claims by sticking to innocent passage, in which a warship effectively recognized a territorial sea by crossing it speedily without stopping.” Whatever the motive, the region is a critical chokepoint for global trade with $5 trillion in cargo crossing the area every year; it is claimed by Brunei, Malaysia, the Philippines, Taiwan and Vietnam. While the US’s escalating tensions with North Korea have occupied the headlines, a series of near-miss confrontations with Russia and China have hinted at potentially more serious conflicts simmering beneath the surface. Thursday’s provocation comes only a week after the US backed off a threatened trade war with the Chinese after its leaders supported tough new UN sanctions against North Korea amounting to a $1 billion ban on the isolated kingdom’s exports. Beijing also slammed its neighbor for its ongoing missile tests, which have provoked an unprecedented escalation of tensions with the US, although it has withheld from engaging in more aggressive containment measures aside from jawboning. The move - which Beijing will shortly call another provocation by Washington  - comes as Trump and Kim Jong Un continue to trade threats of nuclear annihilation, and which absent the diplomatic support of China will most likely result in military engagement.

Выбор редакции
10 августа, 02:45

The Anti-Federalists Were Right

Authored by Ilana Mercer via The Mises Institute, On the eve of the federal convention, and following its adjournment in September of 1787, the Anti-Federalists made the case that the Constitution makers in Philadelphia had exceeded the mandate they were given to amend the Articles of Confederation, and nothing more. The Federal Constitution augured ill for freedom, argued the Anti-Federalists. These unsung heroes had warned early Americans of the "ropes and chains of consolidation," in Patrick Henry's magnificent words, inherent in the new dispensation. At the very least, and after 230 years of just such "consolidation," it’s safe to say that the original Constitution is a dead letter. The natural- and common law traditions, once lodestars for lawmakers, have been buried under the rubble of legislation and statute. However much one shovels the muck of lawmaking aside, natural justice and the Founders' original intent remain buried too deep to exhume. Consider: America’s Constitution makers bequeathed a central government of delegated and enumerated powers. The Constitution gives Congress only some eighteen specific legislative powers. Nowhere among these powers is Social Security, civil rights (predicated as they are on grotesque violations of property rights), Medicare, Medicaid, and the elaborate public works sprung from the General Welfare and Interstate Commerce Clauses. There is simply no warrant in the Constitution for most of what the Federal Frankenstein does. The welfare clause stipulates that "Congress will have the power … to provide for the general welfare." And even though the general clause is followed by a detailed enumeration of the limited powers so delegated; our overlords, over decades of dirigisme, have taken Article I, Section 8 to mean that government can pick The People's pockets and proceed with force against them for any perceivable purpose and project. Today, Federal courts are in the business of harmonizing law across the nation, rather than allowing communities to live under laws they author, as guaranteed by The Tenth Amendment to the Constitution: The powers not delegated to the United States by the Constitution, nor prohibited by it to the States, are reserved to the States respectively, or to the people. In American federalism, the rights of the individual are secured through strict limits imposed on the power of the central government by a Bill of Rights and the division of authority between autonomous states and a federal government. States had been entrusted with the power to beat back the federal occupier and void unconstitutional federal laws. States' rights are "an essential Americanism,” wrote Old Rightist Frank Chodorov. The Founding Fathers as well as the opponents of the Constitution agreed on the principle of divided authority as a safeguard to the rights of the individual." Duly, Thomas Jefferson and James Madison perfected a certain doctrine in the Virginia and Kentucky Resolutions of 1798. "The Virginia Resolutions,” explains historian Thomas E. Woods, Jr., “spoke of the states' rights to 'interpose' between the federal government and the people of the states; the Kentucky Resolutions used the term nullification — the states, they said, could nullify federal laws that they believed to be unconstitutional." Jefferson," emphasizes Woods, "considered states' rights a much more important and effective safeguard of people's liberties than the 'checks and balances' among the three branches of the federal government." And for good reason. While judicial review was intended to curb Congress and restrain the executive, in reality, the unholy judicial, legislative and executive federal trinity has simply colluded in an alliance that has helped to abolish the Tenth Amendment. You know the drill, but are always surprised anew by it. Voters pass a law under which a plurality wishes to live. Along comes a U.S. district judge and voids the law, citing a violation of the Fourteenth Amendment's Equal Protection Clause. For example: Voters might elect to prohibit government from sanctioning gay marriage. A U.S. district judge voids voter-approved law for violating the Fourteenth Amendment's Equal Protection Clause. These periodical contretemps around gay marriage are perfectly proper judicial activism heralded by the Fourteenth Amendment. Yet not even conservative constitutional originalists are willing to cop to the propriety of it all. If the Bill of Rights was intended to place strict limits on federal power and protect individual and locality from the national government — the Fourteenth Amendment effectively defeated that purpose by placing the power to enforce the Bill of Rights in federal hands, where it was never intended to be. Put differently, matters previously subject to state jurisdiction have been pulled into the orbit of a judiciary. The gist of it: Jeffersonian constitutional thought is no longer in the Constitution; its revival unlikely. As ardent a defender of the Constitution as constitutional scholar James McClellan was — even he conceded, sadly, that the Constitution makers were mistaken to rely on the good faith of Congress and their observance of the requirements of liberty, to rein in an Über-Presidency in the making. Nor has Congress prevented the rise of a legislating bureaucracy (the Deep State?) and an overweening judiciary — a judiciary that has, of late, found in the Constitution a mandate to compel commerce by forcing individual Americans to purchase health insurance on pains of a fine. Meanwhile, John G. Roberts Jr., a “conservative,” rewrote Barack Obama's Affordable Care Act, and then proceeded to provide the fifth vote to uphold the individual mandate undergirding the law, thereby undeniably and obscenely extending Congress's taxing power. “[B]uried in the constitutional thickets” are “huge presidential powers,” conceded historian Paul Johnson, in his History of the American People. The American president “was much stronger than most kings of the day, rivaled or exceeded only by the ‘Great Autocrat,’ the Tsar of Russia (and in practice stronger than most tsars). These powers were not explored until Andrew Jackson’s time, half a century on, when they astonished and frightened many people.” These days, the toss-up in any given election is between submitting to the Democrats’ war on whites, the wealthy, and Wal-Mart, or being bedeviled by the Republicans’ wars on the world: Russia, China, Assad and The Ayatollahs. Or, suffering all the indignities listed — and more — in the case of candidates like Hillary Clinton. The words of Republican office seekers notwithstanding — for most promise constitutionalism — a liberty-lover’s best hope is to see the legacy of the strongman who went before overturned for a period of time. In the age of unconstitutional government — Democratic and Republican — the best liberty lovers can look to is action and counteraction, force and counterforce in the service of liberty. Having prophesied that Philadelphia was the beginning of the end of the freedoms won in the American Revolution, our Anti-Federalist philosophical fathers fought to forestall the inevitable. For that we must salute them.

10 августа, 01:55

If America Was Trying To Start A World War, This Is How It Would Happen

Authored by Darius Shahtahmasebi via TheAntiMedia.org, Last Wednesday, U.S. President Donald Trump signed new sanctions into law against Russia, Iran, and North Korea. The legislation was supported so overwhelmingly in Congress that President Trump’s ability to veto the legislation was rendered completely ineffective. Even anti-interventionist Hawaii Rep. Tulsi Gabbard voted in favor of the bill, once again proving that Republicans and Democrats always find common ground when it comes to beating the drums of war against sovereign nations who have taken very little unwarranted hostile action — if any — towards the United States. But these are just sanctions, not acts of war, right? There’s nothing wrong with economically bullying other countries into submission over non-compliance with the current global order, right? Not quite. Sanctions are always a prelude to war. Though few are aware, the Japanese attack on Pearl Harbor in 1941 was arguably in response to America’s attempt to cripple Japan’s booming economy through embargos and asset freezes, ending Japan’s commercial relationship with the United States and provoking the desperation that led to their attack. In August 1990, the U.S. began a sanctions regime against Saddam Hussein in Iraq. In 1991, the United States invaded Iraq and completely decimated its armed forces, also directly targeting its civilian infrastructure. Following this devastation, the U.S. extended and expanded these economic sanctions on Iraq as further punishment. The U.N. estimated these sanctions led to the deaths of 1.7 million Iraqi civilians, including between 500,000 and 600,000 children. When Bill Clinton’s Secretary of State Madeleine Albright was questioned on these statistics, she intimated that the price was “worth it.” These sanctions only came to an end after the U.S. invaded again in 2003 (and the complete international sanctions regime was only lifted in December 2010). Libya also faced American-imposed sanctions beginning in the 1990s, as well, and we all know how that story ended. In May of 2004, the U.S. imposed economic sanctions on Syria, supposedly over Syria’s support for terrorism and its “failure to stop militants entering Iraq” – a country the U.S. destabilized in the first place. In reality, these sanctions were a response to Syria and Iran’s growing relationship as the two countries had reportedly agreed to a mutual defense treaty that same year. Syria has been the target of a regime change operation since as far back as 2006, and the U.S. has been openly bombing its territory under both Barack Obama and Donald Trump; the U.S. has already bombed the Syrian government multiple times over the past year. If it had not been for the Russian intervention, the U.S. most likely would have ousted the Syrian government by force before Trump even took office. Iran has been battling with sanctions for some time now, with the anti-Iranian sanctions regime serving as a smokescreen for regime change in the same manner that Libya, Syria, and Iraq were targeted previously. In the case of Iran, the underlying motives are quite clear: the renewed set of sanctions is designed to undermine the 2015 nuclear agreement, also known as the Joint Comprehensive Plan of Action (JCPOA). Even though the Trump administration is aware that Iran is in full compliance with the JCPOA, Trump has made it an official policy of his own to deliberately erode the deal. Why would he do that? As explained in the book Which Path to Persia? Options for a New American Strategy toward Iran, authored by an ex CIA analyst who promoted the 2003 invasion of Iraq: “For those who favor regime change or a military attack on Iran (either by the United States or Israel), there is a strong argument to be made for trying this option first. Inciting regime change in Iran would be greatly assisted by convincing the Iranian people that their government is so ideologically blinkered that it refuses to do what is best for the people and instead clings to a policy that could only bring ruin on the country. The ideal scenario in this case would be that the United States and the international community present a package of positive inducements so enticing that the Iranian citizenry would support the deal, only to have the regime reject it. In a similar vein, any military operation against Iran will likely be very unpopular around the world and require the proper international context – both to ensure the logistical support the operation would require and to minimize the blowback from it. The best way to minimize international opprobrium and maximize support (however grudging or covert) is to strike only when there is a widespread conviction that the Iranians were given but then rejected a superb offer – one so good that only a regime determined to acquire nuclear weapons and acquire them for the wrong reasons would turn it down.” [emphasis added] This paradigm brilliantly explains why hawkish members of Trump’s team are completely opposed to Trump unilaterally derailing the JCPOA: These officials don’t want the blame to rest on the U.S., as it will ignite new tensions within the international community and directly affect the U.S. dollar. That being said, if the U.S. government continues to undermine Iran with sanctions that target the Iranian Revolutionary Guard Corps (IRGC) – a very powerful entity within Iran – the U.S. may end up forcing Iran to walk away from the deal, anyway. In that scenario, the U.S. will have the outcome that they long have desired. North Korea has been on the receiving end of a U.S.-led sanctions regime for years, as well, and the American military is now flying bombers over its airspace, provoking the country to respond in kind. The only question now becomes: who will Trump set America on a warpath with first: Iran or North Korea? Trump is reportedly setting the stage for a confrontation with Iran as early as October, having found a new strategy to demonize Iran should the sanctions regime fail to bring about the war he desires before he is due to certify Iran’s compliance for the following 90-day period. This strategy involves Trump tasking his team with setting up spot-inspections at Iranian facilities in the hopes of finding ways that Iran is not complying with the JCPOA. In the meantime, America continues its unilateral policy of bullying non-compliant states, further isolating itself from its traditional post-WWII allies. For example, Germany does view sanctions that target Russia favorably, as these sanctions hurt Germany’s own economic interests. Not to mention that American-led sanctions push these defiant countries into the open arms of one another. Iran and Russia just signed a $2.5 billion deal last Monday, going about business as usual and giving Donald Trump the political middle finger in the process. If the U.S. continues to use its global stranglehold over the financial markets as a tool to weaken other countries, these countries will also have no choice but to ditch the dollar and to seek alternative currencies through which to complete transactions. Not surprisingly, Russia has just responded on Monday by announcing it will seek to end its reliance on the U.S. dollar. Make no mistake: the U.S. is at the crossroads of its dying status as a global superpower. In order to stay afloat, it has only one real option – to continue down the warpath it has set itself on and confront those countries that seek to rise up in the post-American led international order. The newly signed sanctions regime is just the beginning, and there will be a difficult road ahead. Cooler heads may ultimately prevail, given the way these sanctions are already being seen to backfire. It will be almost impossible to sell these wars to the American public and the international community at this stage considering the evidence shows the U.S. is acting rashly and out of order with the rest of the world. However, if the U.S. can provoke Iran or North Korea into doing something regrettable first, the U.S. may finally reward itself with the justification to go to war which it so desperately needs. And when that happens, all bets will be off the table.

Выбор редакции
10 августа, 01:30

Death Spiral: 6.5 Million People Choose To Pay Tax Rather Than Buy Obamacare

For those who still aren't convinced that Obamacare is trapped in an inescapable death spiral that will inevitably end in nothing short of an epic collapse of the federal and state health insurance exchanges, perhaps you should consider the following facts from the National Review and Mark Farrah and Associates. -  Four heavily promoted open enrollments have taken place run by the Obama administration and the state exchanges.   -  Federal law has required people to purchase insurance or pay a fine — and the individual mandate was administered through 2016 by the Obama administration. In fact, in 2015, 7.5 million people paid the fine, while 6.5 million paid the fine in 2016, according to the IRS.   -  Every one of the people in the insurance market earning less than 400 percent of the federal poverty level were eligible for premium assistance — and those below 250 percent of the poverty level were also eligible to have their deductibles and co-pays subsidized.   -  After all of this, only about 40 percent of those eligible for subsidies have signed up for coverage. In what other business or government program would such a dismal acceptance by those it was targeted to serve be considered a success?   -  The number of insurance companies participating is on track to shrink by 38 percent in 2018. And then there is the chart below...if people really saw "value" in Obamacare wouldn't you expect that more than 2% of the people who don't qualify for subisidies would sign up? Finally, I will suggest the real test of whether a health-insurance program is stable is whether the consumers for whom it is intended believe that it provides them with value. Here is a chart of the take-up rate on the federal exchanges under the Affordable Care Act; excluding the “Over 400%” category, all of these individuals are eligible for subsidies. This chart represents data from last year, but with only a 4 percent reduction in those purchasing on the exchanges between 2016 and 2017, it should remain a fair indication of consumer approval of the program.   The health-insurance industry has long considered a 75 percent take-up rate to be the gold standard in evaluating whether an insurance pool is stable — i.e., whether there are enough healthy people signed up to pay the claims of the sick. While the exchanges appear to have achieved this for the lowest-income consumers — those who get the biggest premium subsidies and also have their out-of-pocket costs subsidized — only 17 percent of those making 301 to 400 percent of the poverty level have signed up.   Still not convinced, how about this?  The "off-exchange market" (i.e. people who make too much money to quality for subsidies and whose premiums are required to subsidize everyone else who does qualify) contracted by 2.1mm in 2016, or a 29% drop.  With those kind of declines, it's only a matter of time until there are no more rich fools in the pool willing to continue subsidizing a broken system. Also, MFA published the same report in 2016, facilitating a year-over-year comparison. The on-exchange market fell from 12,681,874 to 12,216,003 individuals, a reduction of 465,871 or 4 percent. However, the off-exchange market fell from 7,520,939 to 5,361,451, a reduction of 2,159,488 or 29 percent. In other words, enrollment is steady among those who receive subsidies but declining dramatically among those who do not.   Much has been made of the question of whether the individual markets are in a “death spiral.” Given that the on-exchange market enrollment is relatively stable, there is clearly not a death spiral in the subsidized market. However, with a reduction in the unsubsidized market of 29 percent in just one year, that pattern certainly looks like one we would expect in a market spiraling down. Meanwhile, of course, that 29% drop exactly why insurance companies are expected to hike their rates by 20-40% in certain markets again in 2018...   ...and why rates have soared an average of 113% over the past 4 years, or nearly 30% per year.   In summary, higher rates results in more people dropping out which results in higher rates...see the ponzi-ish circularity yet?

09 августа, 06:55

The Globalist Agenda Is Being Met: "To Collapse The United States Internally And Attack It Externally"

Authored by Jeremiah Johnson (nom de plume of a retired Green Beret of the United States Army Special Forces) via SHTFplan.com, “An elected legislature can trample a man’s rights as easily as a king.” Mel Gibson as Benjamin Martin, in “The Patriot” The rights of the American people have been, and are being trampled into the dust, as the pseudo-representatives glut themselves from the trough of lobbyists and oligarchs alike.  It could be proven, but won’t be proven: the investigating “authority” is not accountable to the people and there is no oversight.  The FBI, and any investigations under special counsel?  Look at Fast and Furious and how the Attorney General’s office covered that one up.  What is needed to prove it?  Something that doesn’t exist.  Here is what is needed: A team of spotless individuals with a leader of unquestionable character and service…with complete authority and impunity: unable to be hindered by any federal, state, or local police and army of “authorities.”  This Special Investigative Team would have the power to investigate fully any and all ties to Congressmen, Senators, and Supreme Court judges…to find evidence of bribery, kickbacks, and influence peddling…and then arrest them and bring them to trial. Everyone can jump up and down, desiring to boil in oil anyone making such a suggestion; however, without some kind of accountability, these elected officials are running rampant and trampling the rights of the citizens.  Who is going to stop it?  The courts?  The courts are the biggest pack of crooks of all.  Yes, “Your Honor,” and “The Honorable,” ad infinitum. I guarantee that a Special Investigator with impunity would have found plenty of coral snakes under Chief (in)Justice John Roberts’ front porch…if Obama and Holder had been made to step aside and an investigation had been done.  This should have been done after he cast his deciding vote on Obamacare.  Going back a few years, Obamacare would have never made it to the floor of the Senate if Olympia Snow (R, ME) had not allowed it to come up for a vote.  Who paid her off? In order to follow the money, you have to be allowed to follow it: or you’ll just end up arrested or dead. The special unit of investigators I suggested?  They need to be armed to the teeth, and they need giant, shiny badges that every human in the Western Hemisphere will recognize.  And why not?  It worked for Elliot Ness and his team.  This won’t be done, of course, for one reason: The method would work and the crooked politicos would be caught. In a system replete with corruption, we can’t have a group of investigators who are not corrupt and “untouchable,” because that would threaten the existing social, political, economic, and religious order.  We have a Supreme Court that selectively interprets legislation, effectively bypassing checks and balances under the Constitution and establishing themselves as lawmakers, or “law-breakers,” whichever you prefer.  But they are “jaw-breakers,” and in essence breaking the people’s jaws to prevent argument as they stick the rings in their noses and then recess for three months to hide.  There is no accountability fostered upon them, no recourse for their “Supreme Decisions” that affect 315 million people. The “Tyranny of the Majority” in action once more. McCain.  McCain is the epitome of the reason that term limits should be placed upon representatives.  McCain is the prime example of why a Special Investigative Unit is needed.  Really?  Champion McCain, just coming off of the deck from brain surgery in the 13th round, to score a knockout against the American people?  Who lined his pockets?  Who?  Was it the insurance companies, or was it Soros?  Where do we find the individuals who will not be bought to investigate this matter? We will never be allowed to have such special personnel to investigate a matter such as McCain’s “vote”: this is because the people are not in charge.  We are ruled, not governed. McCain was the one who orchestrated the ousting of the duly elected President of Ukraine, Yanukoyvich, who was elected under Ukrainian Constitutional law.  Is that in itself not a violation of the Logan Act?  Oh, but since McCain and company were acting on behalf of the American people as their elected officials, it’s all well and good, then. McCain is part of the bigger picture, and look at the titanic struggle that has already transpired for clarification: the struggle between the establishment to impose an individual mandate, and the public to resist it.  The vote?  It is scripted at this point. McConnell and Ryan all “ooh’s” and “aah’s” with the Don Adams/Agent 86 line: “Missed it by that much!” Wrong.  They didn’t miss a beat.  All of the Congress (in this latest vote…the word “vote,” what a joke) with a final tally of 49-51…making it appear to be a close one.  They only did it that way to not unseat half of Congress (Republican or not), and the Republicans who voted to repeal could point at it, “They voted to repeal”…when the failed vote was a done deal long before it came to the floor.   McCain did his job for the Establishment, and he’ll be on his way out of the Senate to retire soon enough…. and voila!  The individual mandate remains. The individual mandate is the prize they have fought for more than 100 years.  They will not relinquish that stranglehold from the throat of the American people.  The steppingstone to a single-payer system, the individual mandate assures that you will be accountable to the State whether you are a housewife or a homeless beggar. Of course, Congress, the Administration, the Courts, and the rest of the Politburo are exempt from the individual mandate, now, aren’t they? The President has no effectiveness.  I wrote a piece earlier this year, entitled The President Needs to Purge and Start Fresh: White House Staff Has Been Infiltrated and Infested.  Here is an excerpt from that piece: “…the President is beset by forces in Washington and in the White House who are determined to derail his “cleansing” efforts and continue with their own actions.  Those forces are spearheaded by the RINO (Republicans In Name Only) “5th Columnists” either working directly for and with the Democratic Party or independently of them but for the interests of the Globalist Network.” I also wrote another article entitled Trump Off and Running But He Can’t Do It Alone: Six Things Americans Must Do To Make Real Change Happen.  Please read this: “Around November [2017] the Congressmen and Senators will begin to campaign.  They will be a year out, and in order to keep their seats in the midterm election in November of 2018, there will have to be a good track record for the next year, with visible results within 6 to 8 months.  There is also no excuse, now.  The Republican Party holds the House and the Senate.  There is nothing from a legislative perspective that the President cannot accomplish, at least for the next year and nine months.  Of course, this will take solidarity within the Republican Party, and the Republicans have not had a very good track record in this department…” I also wrote about this , after the President was elected, but before his inauguration, with this article entitled Trump Can’t Stop It: The People Who Have Been Orchestrating the Collapse Have Not Halted Their Agendas.  This excerpt explains the entire point of this current piece, as well: “The globalists need the illusion of a two-party system to enable a “reprieve” in the minds of the people with the rise of a Bush or a Trump…but the reprieve is merely an illusion.  If these Marxist traitors forced their agenda on the people all at once, there would have been a revolution at its inception.  They alternate: destroy the society and the culture to the max under a Democrat administration, and then “scale back” a bit under a Republican administration while still nipping away at the edges with an “Act” here or a “piece of legislation” there.   It may take them a little longer, but Trump will not be able to undo the current course toward the collapse of the United States and the relinquishing of national sovereignty in favor of global governance.” McCain just became the key player in the “it just takes one man” mantra…with the refusal to repeal Obamacare and negate the individual mandate.  In the meantime, the Cloward and Piven, Alinsky, and Van Jones methods employed to collapse American society are paralleled by the threats of war, either orchestrated by the U.S. or otherwise.  Bush Jr. was flagging in popularity and then decided to invade Iraq.  It gave him the election and another 4 years.  History repeats itself. War is right around the corner, and the globalist agenda is being met: to collapse the United States internally and attack it externally.  I stand by my prior statements regarding the latter: The next world war will be initiated by an EMP (Electromagnetic Pulse) weapon detonated over the continental U.S., followed by a nuclear exchange and an attack by conventional forces. In the meanwhile, traitors such as McCain continue to collapse the system within and advance the agendas of their paymasters.  Can anyone honestly take one look at McConnell and say that he did not know of McCain’s vote prior to it being cast?  They are not representatives…they have misrepresented themselves and do not reflect the will of the American people.  Because of this, the U.S. has been on its deathbed for more than 8 years.  We all hoped that with a new President things would turn around, but that doesn’t appear to be very likely at this point in time.

Выбор редакции
09 августа, 01:55

There Is No "Political Center" In Modern America

Authored by Gaius Publius via Down With Tyranny blog, An entirely false but constantly sold view of the American electorate In an April 2016 piece, in the middle of the Democratic primary, I wrote this about modern independent voters and the upcoming general election: If you look at the swell of new voters in both parties, the increase is for the "change" candidate, not the one promising to retain and refresh the status-quo. The presidential candidate who wins this election will be the one who best appeals to the new "radical independent"...   Today's independents aren't "moderates" who want conventional, faux-centrist policies and less "gridlock." Political partisans want less gridlock around issues of disagreement, because it advances individual party agendas and careers in addition to those issues. But in the main and with a few important exceptions — women's health and rights, racial justice, gun violence — both parties have agreed and cooperated on broad policy goals.   Leaders of both parties, for example, broadly believe in the current military style of policing. Both believe in a justice system that coerces defendants into plea bargains, guilty or innocent. Both believe in the "importance of Wall Street to the economy" and that big financial institutions should be defended, not broken up. Both parties have offered and enacted a long and strong diet of lower taxes, spending austerity, war and more war. We've had these policies, delivered in a fully bipartisan way, for decades....   Today's independents, in contrast, are done with that. This led to a prediction that "to win, Clinton must win Sanders independents. If she fails, she is likely to lose. The problem for Clinton is, how to do that." And indeed, Clinton did lose. There's more to say, obviously, about why Clinton lost. But it's certainly true that, if 2016 were not a "change year" election, Clinton would have won by a mile. For example, if Clinton were running for a second term in 2012 instead of Obama, she'd have had no problem beating the Republican. It's only in a "change year" election — 2008, for example — that a status quo candidate has trouble against a "change" candidate; and indeed, Clinton was defeated by that year's "change" candidate, Barack Obama. In 2016, instead of sailing to victory Clinton was nosed out in a squeaker. Even if that win was stolen it could only have been stolen if it were close. To use a football analogy, the refs can't throw the game to your opponent if you're winning by four touchdowns. In a hostile stadium with hostile refs, best not be barely ahead with two minutes to go. In the Center of Nowhere Confirmation of part of this analysis — that Clinton's attempt to win by wooing "centrist" voters sloshing undecidely between the parties was an error — comes from a 2016 book, Democracy for Realists, by political scientists Larry Bartels and Christopher Achen. As Eric Levitz writes in a recent New York Magazine article, "The notion that there is an easily identifiable, median political ideology in America derives from the 'spatial model' [i.e., linear] of the electorate, which first gained prominence in the middle of the 20th century." This "spacial model" of the electorate should be familiar to every American, since it's sold by every mainstream media outlet. This model posits a single line of policy choices — arrayed in just two dimensions from "left" to "right" — with voters arrayed somewhere along it as well. Thus there are "left" policy choices, "right" policy choices, and voters in a kind of bell-shaped curve arrayed along it as well. "Left" voters prefer "left" policies, "right" voters prefer "right" policies, with the vast majority of voters somewhere in the middle. Bartels and Achen, as quoted by Levitz, describe the linear analogy this way (my emphasis): [T]he political “space” consists of a single ideological dimension on which feasible policies are arrayed from left to right. Each voter is represented by an ideal point along this dimension reflecting the policy she prefers to all others. Each party is represented by a platform reflecting the policy it will enact if elected. Voters are assumed to maximize their ideological satisfaction with the election outcome by voting for the parties closest to them on the ideological dimension, Parties are assumed to maximize their expected payoff from office-holding by choosing the platforms most likely to get them elected.   [T]his framework is sufficient to derive a striking and substantively important prediction: both parties will adopt identical platforms corresponding to the median of the distribution of voters’ ideal points. In other words, if it is assumed that most voters are on the "left," the party to the "right" will drift that way. If it is assumed most voters are on the "right," the "left" party will similarly move. And if voters are in the "center," both parties will tend to move there with them. What Bartels and Achen discovered was something that should have been obvious from the start — that this is just not the case. What they discovered is that there is no political "center" in modern America. As Levitz writes: A 2014 study from Berkeley political scientists David Broockman and Douglas Ahler surveyed voters on 13 policy issues — offering them seven different positions to choose from on each, ranging from extremely liberal to extremely conservative. On only two of those issues — gay rights and the environment — was the centrist position the most common one. On marijuana, the most popular policy was full legalization; on immigration, the most widely favored proposal was “the immediate roundup and deportation of all undocumented immigrants and an outright moratorium on all immigration until the border is proven secure”; and on taxes, the most popular option was to increase the rate on income above $250,000 by more than 5 percent. Meanwhile, establishing a maximum annual income of $1 million (by taxing all income above that at 100 percent) was the third most common choice, boasting four times more support than the national Republican Party’s platform on taxation.   When pundits implore Democrats not to abandon the center, they do not typically mean that the party should embrace legal weed, much higher taxes on the rich, and mass deportation. More often, such pundits call on Team Blue to embrace a combination of moderate fiscal conservatism, a cosmopolitan attitude toward globalization, and moderate social liberalism — in short, to become the party of Michael Bloomberg (minus, perhaps, the enthusiasm for nanny-state public-health regulations). The former New York mayor is routinely referred to as a centrist in the mainstream press, despite the fact that his policy commitments — support for Social Security cuts, Wall Street deregulation, mass immigration, and marriage equality — when taken together, put him at the fringes of American public opinion[.] Note that this analysis is multi-dimensional. Even a two-dimensional representation couldn't do it justice. Why Do Democrats Pursue Non-Existent "Centrist" Voters? If there are no voters in the political "center," a strategy based on winning them is likely to fail. So why pursue them? Perhaps because voters aren't what the Democratic Party - or either American political party these days - is pursuing. Perhaps it's because what both parties are actually pursuing - is money. Levitz seems to agree. In his article he quotes David Broockman, the study's co-author, as saying this in an interview: When we say moderate what we really mean is what corporations want …   Within both parties there is this tension between what the politicians who get more corporate money and tend to be part of the establishment want — that’s what we tend to call moderate — versus what the Tea Party and more liberal members want. From this we can easily draw three conclusions: The only "center" in modern American politics consists of policies the people who finance elections want to see enacted. The mainstream media and both political parties regularly labels these policies "centrist." The way to be called "moderate" by the mainstream press is to advocate for "centrist" policies. And yet, one can easily predict a series of "change year" elections stretching far into the future in which "centrist" candidates will fail again and again, since America's economic problems show no signs of being fixed anytime soon. This is not because the means of fixing those problems don't exist, though, and aren't readily at hand. Levitz closes by saying: On most of these [economic] issues, effective policy responses aren’t unknown — they’re just considered politically untenable. We know how to reduce inequality and eradicate poverty: you redistribute pre-tax income from the rich to the poor. When America expanded the welfare state, its poverty rate went down; when it scaled back the safety net, the opposite occurred. Nordic social democracies devote more resources to propping up the living standards of their most vulnerable citizens than most other countries, and their poverty rates are among the lowest in the world, as a result.   We know how to reduce student debt: You have the government directly subsidize the cost of higher education. And we know to reduce medical costs while achieving universal coverage — you let the state cap reimbursement rates, and subsidize the medical costs of the sick and the poor until everyone can afford basic medical care, (as they do in virtually every other developed nation on Earth). And while we can’t be certain about exactly what it will take to avert ecological catastrophe, we know that the more rapidly we transition our energy infrastructure toward renewable fuels, the better our odds will be. It just means that voters' desire to see them fixed will go unfulfilled by any party running a "status quo" candidate. Radical Independents Are Here to Stay The day of the "radical independent" is here. Yet by not selling themselves as proponents of economic reform in addition to reform on the numerous "rights" or "identity" issues, the Democratic Party is abandoning the demographic it needs to start winning elections again. Has anything changed recently with the introduction of the Democrat's "Better Deal" campaign? Richard Eskow convincingly argues no. It may be time to admit that the reason we have Republicans in power — in a majority of states as well as the federal government — owes less to Vladimir Putin than it does to mainstream Democrats themselves. Americans have not much ability to "fix" Vladimir Putin. Do American have the ability to "fix" the Democratic Party, to cure it of its need to pursue money instead of voters? Perhaps, but not if the Party doesn't want to be fixed.

09 августа, 00:15

"It's Barack Obama Marries Dick Cheney" All In One Think Tank

In Russia Sanctions And The Coming Crackdown On Americans we exposed a new project called "Hamilton 68" which claims to monitor 600 twitter accounts in real time, looking for what its creators consider to be overt, covert, as well as "second tier" Russian propaganda. The list of suspected "pro-Russian" twitter accounts is not provided, nor is any rationale given for how an account gets put on the list. Most disturbing is that the organization behind Hamilton 68, the newly established Alliance for Securing Democracy, is a creation of the German Marshall Fund - itself mostly funded by the US and NATO states. Like the completely failed and laughable "PropOrNot" before it (which publishes a McCarthyite sounding "The List"), Hamilton 68 immediately garnered mainstream news coverage presenting it merely as a benign and innocuous watchdog tool for protecting American democracy. Not long after PropOrNot appeared seemingly out of nowhere, it quickly rose from internet obscurity and invisibility after being the focus of a Washington Post article written in the form of objective hard news (the Post article now sits with an embarrassing Editor's Note and Correction pinned to the top and bottom of the page). In the case of Hamilton 68, Reuters profiled it the very day it was launched (last Wednesday). Reuters presents it as: part of a growing non-governmental effort to diminish Moscow's ability to meddle in future elections in the United States and Europe. The "Hamilton 68" dashboard (here) was built by researchers working with the Alliance for Securing Democracy, a bipartisan, transatlantic project set up last month to counter Russian disinformation campaigns. Reuters contrasts this supposedly "bipartisan" public interest initiative which heroically watches out for the integrity of US elections while painting Trump as indifferent and showing "reluctance" in the face of aggressive Russian cyber attacks, subtly suggesting the White House is compromised. And further adds that, "U.S. intelligence officials and lawmakers have warned that Russia will attempt to interfere in the 2018 congressional elections and the next presidential election in 2020."  So anonymous "intelligence officials" are already warning us about the 2020 election. The placement of such an alarmist statement completely lacking in any kind of evidence - but merely the usual anonymous officials - alongside news of a supposedly public interest watchdog project, is meant to give Hamilton 68 an automatic imprimatur as "trustworthy" and objective in this Reuters wire piece. The article concludes with a paragraph on the Federalist papers (referencing the project's title) to further impress upon the American reader that Alliance for Securing Democracy has praiseworthy patriotic motives. Most of the Hamilton 68 dashboard's "monitoring" of content features what it calls "second tier" Russian propaganda. As we previously reported this involves the following: It tracks and stores information about others who have no connection to Russia but who "on their own initiative reliably repeat and amplify Russian themes." This is what the German Marshall Fund calls a "network" of second tier disinformation distributors. If an article, tweet, or headline is trending among "Russian influence" accounts - which in this case means Alliance for Securing Democracy's secret list of 600 twitter accounts - the trending URL appears on the dashboard's front page underneath this banner: Essentially this is simple guilt by association, as we described: What does this "network" of people with no connection to Russia but who amplify Russian "themes" do?   It "reflects Russian messaging priorities, but that does not mean every name or link you see on the dashboard is pro-Russian. The network sometimes amplifies stories that Russia likes, or people with like-minded views but no formal connection to Russia."   So, according to the self-proclaimed alliance for securing democracy you might not even know it when you are pushing Russian state propaganda! Included on the dashboard at various times are hugely popular independent news sites like Robert Parry's Consortium News, The Federalist, Breitbart, and Zero Hedge, as well as establishment news sources like The Washington Times and Bloomberg.  Alliance for Securing Democracy's online tracking tool reads: "Top websites tweeted by a monitored set of accounts related to Russian influence campaigns."  Most sites listed do share in common an anti-establishment outlook as part of independent and alternative media. But the variety of sites and their differing content emphasis, combined with no available indicators or specific formulas for how the sources are designated as "Russian influencers", makes the project ultimately meaningless and lacking in any semblance of scientific data-driven analysis. Like PropOrNot before it, Hamilton 68 is yet another well-funded and well-connected smear campaign singling out independent media which received mainstream media approval and promotion. It exists to give gullible audiences the illusion that a data analysis driven tech tool produced via a "bipartisan" think tank has meticulously and objectively proven the "there's a Russia connection lurking behind every corner" conspiracy theory. Unlike PropOrNot, however, the think tank is stacked with neocon and Hillaryite heavy hitters preparing for all out war. But who specifically is behind the Alliance for Securing Democracy? For that we should turn to Col. Pat Lang's blog, Sic Semper Tyrannis, which artfully summarizes its origins. Pat Lang is a retired former high ranking Pentagon intelligence officer who oversaw all military intelligence for the Middle East, and was a presidential intelligence briefer under past presidents. His blog has become an unofficial hangout of sorts for a small group of career intelligence analysts and former defense officials who often post under pseudonyms and maintain continued extensive contacts throughout the DoD and intelligence community. In short, it's a group of commentators who've been insiders with a full view and understanding of the deep state (which they frequently reference as 'the Borg'), but which now seek to expose the dangerous group think that defines national security bureaucracy. Lang's Sic Semper Tyrannis provided the following commentary early this week, based on an inside source privy to a recent White House national security meeting: Last week, Politico and other "news" outlets reported that President Trump got into a brawl with his military advisers over the future of American involvement in Afghanistan. To have read the coverage, one would have thought that the President had a mental meltdown and rejected the sage advise of his Secretary of Defense, National Security Adviser and other security aides. However, in talking with a friend who was privy to that meeting, the President asked the kind of probative questions that citizens expect of their elected leader, when considering issues of war and peace. As I heard it, Trump was unhappy with the options he was given, because they represented "more of the same" plans that have failed for the last 16 years. "If any other President had that same discussion, he or she would have been praised for doing the right thing.  Because it was Trump, he was lambasted."   Well, it becomes more and more obvious by the day that the Borg [or the deep state] has decided that Trump is unacceptable--American voters aside. There is now an overt merger of the neocons and the humanitarian interventionists. Call it Barack Obama marries Dick Cheney. That's what is happening.  The German Marshall Fund has founded a new project called the Alliance for Securing Democracy, which looks to be a replacement for the new defunct Foreign Policy Initiative, which in turn replaced the Bush-Cheney era Project for a New American Century. The Alliance is co-chaired by Laura Rosenberger, who was a leading foreign policy adviser to Hillary Clinton's 2016 campaign and Jamie Fly, who headed FPI before it went to ground recently. The other members of the Alliance include David Kramer, former McCain Institute director, who shopped the Christopher Steele dossier on Trump's alleged Russian indiscretions to the FBI and the media, Bill Kristol, and Obama's ambassador to Russia Michael McFaul.   One of the hubs of the "Trump as Russian Agent" meme is the George Soros-funded Organized Crime and Corruption Reporting Project, which is also funded by the US Government, according to Robert Parry. That Soros outfit was a prime source for hedge fund manager Bill Browder, who has been recently trotted out to testify in Congress on the Trump-Russia collusion. The new think tank is a grotesque Frankenstein creation born of a marriage between Bush era neocons and Hillary and Obama foreign policy advisers, including former CIA Deputy Director Michael Morell - one the architects behind CIA efforts to effect regime change in Syria. The names connected with it are well placed to wage war against the Trump administration and manipulate the American public given their various media platforms and broad access (similar to PNAC's origins in the 1990's). We expect that "Hamilton 68" is merely the beginning of much more to come.

08 августа, 18:39

Обращение «блудного сына». Барак Обама вмешался в кенийские выборы

Сегодня в Кении кого только ни выбирают: президента, парламент, губернаторов, мэров… И все бы ничего,...

08 августа, 03:35

"F**k Zuck 2020" Posters Appear In California As Facebook CEO Hires Hillary Strategist

After news broke of the hiring of Joel Benenson, a former top adviser to President Barack Obama and the chief strategist for Hillary Clinton’s failed 2016 presidential campaign, as a consultant, we noted that the odds of Facebook CEO Mark Zuckerberg running for President in 2020 surged and bookies positioned him as more likely to win than current establishment favorite Kamale Harris. While many of Silicon Valley's technorati quietly applaud the move, it seems that not everyone "likes" the idea of him being president... As AmericanMirror.com reports, Los Angeles street artist Sabo recently posted several Facebook photos showing his latest work: “F*ck Zuck 2020” street art in Pasadena. The poster features the familiar Facebook hand with the blue cuff, except Sabo modified it with a middle finger: The signs even appeared over the traffic lights...   As Liberty Blitzkrieg's Mike Krieger recently concluded, it’s not just Benenson that Zuck is hiring as we saw in the Politico article earlier. He’s hiring a smattering of corporate Democratic strategists and consultants (and even a George W. Bush alum). This tells you so much about who this guy really is and what he believes. He wanders around the country claiming to want to understand “the people” and then he shuffles right over to Clinton/Obama people for wisdom. He doesn’t really want to hear from the rabble or promote genuine populist change, he just wants to be the technocratic leader of another firmly neoliberal American government. That’s all this is. Much of how Zuckerberg operates focuses on image instead of substance, as we saw throughout his cross-country narcissism tour. Not that this should be a surprise coming from the creator of Facebook, a platform designed so that people can carefully craft a fake public image of themselves for their “friends” to admire. All of this proves that Mark Zuckerberg has absolutely no creativity or genuine insight when it comes to political thinking. He runs straight to the same neoliberal strategists and corporate Democrats that Americans are sick and tired of, and offers nothing new other than a technocratic face on a failed and expired political class. Ten million cross country road trips to Iowa will never alter this reality.

Выбор редакции
07 августа, 20:00

Выслужился: в США учреждают «праздник Обамы»

Его будут отмечать ежегодно в день рождения 44-го президента США. В американском штате Иллинойс с...

07 августа, 18:31

Venezuela's Demise Is A Geopolitical Litmus Test For The U.S.

Authored by Grgeory  Copley via OilPrice.com, Is Venezuela’s 2017 transformation symptomatic of the growing global polarization? And does it show how the collapse of globalism is resulting in the re-emergence of a range of governmental forms which no longer even need to acknowledge “Western-style” democracy?  Are we seeing the revival of a bloc of pre-Westphalian nation-states with major power support?  That is, societies which are not based on the balanced, nation-state concept which evolved from the Peace of Westphalia in 1648. Westphalian-style states have come to mean nation-states which married entire societies and leaderships to their geography and were imbued with legitimacy because of the relationships — tacit, historical, or electoral — between the societies and their governance. In shorthand terms: Westphalianism implies sovereignty underpinned by legitimacy. The term “pre-Westphalian”, used here for the first time, implies a form of despotism (control of a population without its consent); a lack of the rule of laws agreed by the society, and therefore a lack of structure (and therefore sovereignty) as recognized by its own population. Some trends are emerging which show how different the 21st Century global strategic architecture will be from the 20th. The present Venezuelan Government has abandoned even a pretense of adherence to what the West calls democracy. For some states, a return to autocracy is seen as the only avenue to escape total loss of power by governing élites, even though history has demonstrated how fragile and vulnerable such power structures can quickly become.  Venezuelan Pres. Nicolás Maduro’s stage-managed July 30, 2017, “election” of a new National Constituent Assembly may have set the paradigm for how governments in the emerging post-democratic world can sustain nation-states which owe nothing to the global order. It is not a new model, and it may not endure. But it is a model which has some chance of survival (with little economic success) in a world in which major powers find it inconvenient or difficult to intervene against such states. Or if there are no pressures to overturn major power disinterest.  In this instance, the declining power of Venezuela’s petroleum exports not only damage the internal economy (given that 95 percent of the nation’s foreign exchange is earned from oil), it limits Venezuela’s importance as either partner or target for foreign powers.  The Venezuelan election swept away any pretense that Mr. Maduro’s Government would now be recognized internationally on any other grounds than the fact that it physically controlled the territory of the Venezuelan State. The July 30, 2017, “election” — the “near-final act” in dispensing with a National Assembly controlled by opponents of Pres. Maduro’s United Socialist Party (PSUV: Partido Socialista Unido de Venezuela) — was contrived to return all power, but not necessarily legitimacy, to the PSUV. This was foreseeable when the Supreme Court announced on March 29, 2017, that it was assuming the functions of the National Assembly. The Court reversed that finding three days later, but the process of bypassing the Assembly had begun to take root in Mr Maduro’s mind.  The imposition of top-down control - suppression - of a society is, however, expensive, and requires an effective system to remove weapons and opportunity for dissent from internal opponents. Pres. Maduro is yet to demonstrate that he has achieved that level of control. Arguably, in the United States of America, the attempts by the Administration of Pres. Barack Obama (2009-17) to remove weapons and ammunition from the general public actually stimulated the voter base to reject his ideals and those of his chosen successor in the 2016 Presidential election.  It is probable that the Venezuelan opposition, already restive and growing in confidence before the July 30, 2017, “election”, would become further emboldened and could act with a greater sense of urgency than before. US Government-imposed sanctions on key PSUV leaders further strengthened opposition resolve. Opposition groups not only challenged the legitimacy of replacing the National Assembly without a mandate to do so, but became emboldened by plausible allegations that the voting was rigged on July 30, apart from the opposition boycott of the event.  UK-based Smartmatic, a software company which had set up voting systems in Venezuela, said in a company statement on August 1, 2017, that “without any doubt” the voting results had been altered by “at least” a million votes. Moreover, voters were never given the option of rejecting the plan to replace the National Assembly with the Constituent Assembly. The new Assembly theoretically has the power to dismiss any branch of government, including the National Assembly. The National Electoral Council’s claim that almost 8.1-million people (more than 40 percent of the electorate) had voted was rejected not only by Smartmatic, but by Venezuelan opposition leaders. There was no international monitoring in place.  Smartmatic was the voting machine company established by Venezuelans under the late Pres. Hugo Chávez to provide the Chávez Government with its own sense of confidence that it could control the outcome of elections. And now Smartmatic has turned on Pres. Chávez’ designated successor. Smartmatic will now need to distance itself from its Venezuelan roots.  The voter count discrepancy may only be relevant to the degree that it fuels internal and external indignation and action. At a broader level, several outcomes and indicators are significant: Venezuela’s economy will continue its downward spiral, fueling population outflow and the ac-tivities of major armed insurrectionist factions internally, probably with external sponsors;   International recognition of and trade with Venezuela will contract, but some governments (People’s Republic of China, Iran, Cuba, Turkey, etc.) may take the opportunity to develop a separate trading framework to include Venezuela. This could include a number of Caribbean states which have been induced to work closely with the PRC and against the US. This will gal-vanize US attention to act against some of the smaller PRC allies in the area, particularly Domi-nica;   The creation of a “non-Western” trading system will be significantly influenced by the degree of success Venezuela has in surviving internal dissent and US-led Western sanctions. Venezuela’s situation highlights the degree to which the US has lost influence in the Americas. So this is where it is being challenged, and why Venezuela is a significant test case.

24 февраля, 17:55

Марат Мусин: "Там жуткие вещи...". Часть 1

Ведущий передачи: Александр Ведруссов - политолог. Гость передачи: Марат Мусин - руководитель агентства Anna-News.

21 сентября 2016, 13:05

Генеральная переломная ассамблея

Завершилась 71 Генеральная ассамблея ООН.Ничего интересного там не произошло:Президент США Б.Обама (как это принято в тех краях) вводил в заблуждение слушателей -- Хроники заката "силы добра"Министр иностранных дел России С.Лавров, который представлял Россию на ассамблее, ходил по Нью-Йорку пешком, чтобы попасть в штаб-квартиру ООН -- в городе образовалась гигантская пробка: Манхэттен перекрыли для проезда кортежа Барака Обамы.Порошенко встречался с Клинтон и Обамой. Трамп с ним встретиться не захотел.Генассамблея ООН приняла декларацию по обязательствам по приему беженцев...В общем, ничего запоминающегося.И тем не менее, есть какое-то ощущение перелома, завершения некоего промежуточного этапа, начавшегося в 2014 году.Пан Ги Мун уходит.На генеральной ассамблее Б.Обама выступал последний раз в качестве президента США.И в очередной раз возникло сожаление о том, что этот, безусловно яркий политик, не использовал своих шансов, не смог воспользоваться доверием к себе своего народа и доверием народов мира.Всё-таки именно в период президентства Обамы у США были максимальные возможности изменить ситуацию в мире.Обама не нападал на Югославию как Клинтон, не нападал на Ирак как Буши-старший и младший... на Афганистан.Он заступил на пост в момент, когда США доказали свою полную гегемонию.И не использовал своего шанса.И его последняя речь -- возможно, некий итог "золотого периода мирового гегемона" -- "сила добра", о которой говорил Б.Обама, теряет контроль над миром.США придется договариваться, а не указывать.Обязательно поставлю фото с ассамблеи -- в отличие от слов есть много запоминающихся образов -- поставлю в блог позже...

05 сентября 2016, 22:31

Новый Центр мира идет туда, где «Алеет Восток»

Саммит «Большой двадцатки» в Китае.Фото пресс-службы Президента РоссииТот стремительный подъем в развитии, что китайцы именуют словами «Алеет Восток», был замечен и оценен ещё годы назад в Москве. Так что, первыми на этом пути были русские. А теперь в ту сторону бросились многоопытные англичане. Но, обо всем по порядку…   Вот так она, многополярность, и выглядит. Центр политического мира сдвинулся в последние сутки в Китай. И не факт, что скоро его покинет.   В этой связи было интересно наблюдать за тем, как лидеры некоторых стран, не входящих в «Большую двадцатку» старались прямо в часы саммита G-20 заявить о себе и своих проблемах, чтобы быть услышанными именно участниками этого мирового форума, который стремительно трансформируется из экономического саммита в политический. Возможно, даже вопреки воле его создателей.  Видимо, надо сразу напомнить, что так называемая «Большая двадцатка» начала свою деятельность ещё более десяти лет назад в формате консультаций экспертов, а потом и министров, занимающихся финансово-экономическим блокам соответствующей страны. А вот уже после старта в 2008 году нынешнего кризиса, коронующего завершение огромного 400-500-летнего цикла созревания, а – в последнюю Эпоху – и доминирования финансового капитала над производственным, бразды правления в G-20 взяли в свои руки главы государств и правительств.  Причем, показательно, что в канун нынешнего саммита довольно большое число экспертов предполагали, что лидеры ведущих экономик мира соберутся, чтобы, прежде всего, обсуждать возможные варианты решений разрастающихся экономических проблем. Одни показатели индекса Baltic Dry демонстрируют катастрофическое падения объемов международных торговых перевозок морским и океанским транспортом. На глазах мировая торговля стагнирует, её показатели чуть ли не на самом низком уровне последних десятилетий. Банкротство ведущего контейнерного перевозчика, корейской компании «Hanjin Shipping» – это прямой индикатор очень пессимистических перспектив уже ближайшего будущего. Ведь за приостановкой мировой торговли следом пойдут закрытия производств, банкротства предприятий. Со всеми сопутствующими «прелестями».Те международные финансовые круги, которые привыкли «делать деньги из воздуха» в последние полвека, возможно, полагают, что уж их-то кризис не коснется – зачем им производство и торговля, если они могут напечатать себе денег вдоволь, чем и занимаются все последние годы? Вон, долг США уже превысил 19,5 триллиона долларов, а объемы дерривативов (не к ночи будут помянуты) уже зашкаливает за десятикратный совокупный объем реальной мировой экономики Планеты Земля.   «Что нам стоит дом построить – нарисуем, будем жить!» Вот как давняя детская песенка оборачивается в сегодняшнюю финансово-экономическую реальность. Деньги оторвались от трудовой деятельности. Финансисты перестали деньги зарабатывать – они их производят, включая печатный станок. Отсюда и метастазы развивающегося кризиса. Кажется – вот чем бы и заняться «Большой двадцатке».  А итоги саммита G-20демонстрируют, что экономике и кризису внимание уделено было – и немалое. Однако, было видно, что лидеров беспокоят, прежде всего, вопросы войны и мира. Их можно понять. Ведь, только при наличии стабильной и предсказуемой ситуации в «горячих точках», которых на сегодня более, чем достаточно, можно вырабатывать наиболее адекватные меры решения остальных проблем. Сначала – мир, потом – выход из кризиса.  И тот факт, что на «Большой двадцатке» много говорили именно о «расшивании военно-политических узлов» свидетельствует о высоком уровне озабоченностей мировых лидеров именно этими проблемами. Забота понятна – военные действия идут, и потенциальные конфликтные регионы находятся прямо на проторенных путях международной торговли. Убери их, и мировая торговля, возможно, будет способна стать тем локомотивом, что вытянет мир из нынешнего кризиса, вернув производству заглавную роль в экономических отношения, а деньгам – функцию эти экономические отношения обслуживать. Иначе… Вот это «иначе» и вызывает повышенную озабоченность. Что и проявилось на саммите «Большой двадцатки» в Китае.   И ещё там проявилось вот что. Китай показал всему миру, прежде всего, западному, что линия на конфронтацию в рамках G-20, которая, например, проявилась в ходе саммита в Австралии пару лет назад, - тупиковая. Многополярность наступает, как объективным процесс развития. Сегодня все, что называется «в одной лодке», и выгребать из кризисного водоворота сподручнее, объединяя усилия.  Услышали ли лидеры G-20, как выразился однажды Эрнест Хемингуэй, «звук колокола, который звонит всегда по тебе», покажут их ближайшие политические решения.Но, вот, что касается чрезвычайно продвинутых англичан, которым можно позавидовать в искусстве политического лавирования ради соблюдения собственных интересов, то им складывающая перспектива, как представляется, уже ясна, как Божий день. И следующим их шагом после выхода из Евросоюза стал разворот в ту сторону, где «Алеет Восток» - вспомним исторический визит председателя Си в Лондон незадолго до решения о Brexit. А затем столь же стремительное предложение Москве о налаживании отношений, давно замороженных по инициативе того же Лондона. На берегах Темзы хорошо просчитывают перспективы мировой политики, хотя никогда искренне не выразят свои вполне утилитарные политические чувства. Сегодня Британии выгодно завязать более тесные отношения с Китаем и Россией – вот новый премьер Тереза Мэй и улыбалась председателю Си и президенту Путину. И это – показательный эпизод саммита G-20.  Да простит читатель за столь длинное вступление перед разбором хода и итогов саммита, но автору представляется важным представить, хотя бы несколькими штрихами, ту политическую и финансово-экономическую атмосферу, которая, извините за выражение, «сгустилась» над участниками G-20. И они, на наш взгляд, проявили достаточно воли и политической мудрости, чтобы развернуться от настроя на выяснение отношений «кто есть who», который преобладал на саммите в Австралии, к теме «Where now?» - «Куда теперь?». Тем более, что Восток алеет всё ярче…  Вот под этим углом и взглянем, как на ход саммита, так и на детали встреч лидеров. Сначала о повестке дня. Как сообщил официальный сайт Президента России, в рамках саммита было организовано пять рабочих заседаний по следующим темам.  Первое рабочее заседание – «Укрепление координации экономической политики и новый путь к росту». Участники форума обсудили текущую макроэкономическую ситуацию в мире, возможности для стимулирования развития, в том числе, путём проведения структурных реформ, повышения уровня индустриализации и внедрения инновационных технологий.  Второе рабочее заседание саммита – «Глобальное экономическое и финансовое управление» – посвящено тематике укрепления мировой финансовой архитектуры, модернизации налоговой системы и механизмов банковского регулирования, проблематике противодействия коррупции.  Третье рабочее заседание – «Устойчивая международная торговля и инвестиции» – дискуссия по вопросам содействия росту мирового товарооборота, упрощения регулирования, снижения таможенной нагрузки, углубления международной торгово-экономической интеграции и укрепления сотрудничества в области инвестиционной политики.  Четвёртое рабочее заседание – «Инклюзивное и взаимосвязанное развитие» – обсуждение перспектив реализации Повестки устойчивого развития до 2030 года, возможных путей содействия наименее развитым странам в повышении темпов индустриализации экономики, создании новых рабочих мест и снижении уровня безработицы, обеспечении продовольственной безопасности.  Пятое рабочее заседание посвящено теме «Иные факторы влияния на мировую экономику». Основная тема дискуссии – угрозы, исходящие от террористических организаций, прежде всего, так называемого «Исламского государства», возможные пути сотрудничества в борьбе с распространением терроризма и экстремизма на Ближнем Востоке и в Северной Африке, решения проблемы вынужденной миграции населения из охваченных боевыми действиями регионов. Кроме того, затронута тематика глобального потепления и отдельные вопросы в области здравоохранения.  Как видите, повестка дня вполне укладывается в формулу обсуждения мировых экономических проблем, на что и был с самого начала заточен формат «Большой двадцатки». И всё же тема пятого пленарного заседания демонстрирует, что в G-20 обеспокоены не только текущим состоянием мировой экономики.  На нынешнем саммите тематика дискуссий просто развернулась до обсуждения кризисов военно-политического характера. И это было особенно заметно на двусторонних встречах глав государств и правительств. Обсуждали и ситуацию вокруг Корейского полуострова, и Сирию, и Украину, и проблему беженцев в Европе. Обсуждали и российско-американские отношения.   Пожалуй, начнем с переговоров Владимира Путина и Барака Обамы, потому что в нынешние времена – такой формат стал большой редкостью. А, когда два лидера двух ядерных супердержав садятся за стол переговоров, это всегда вызывает неподдельный интерес. Вот что стало известно об этой встрече из официальных и неофициальных источников.   Фото пресс-службы Президента России На полях саммита «Группы двадцати» состоялась отдельная встреча Владимира Путина с Бараком Обамой. Обсуждались актуальные вопросы международной повестки дня, в частности, ситуация в Сирии и на Украине, сообщил официальный сайт Президента России. В официальном релизе также указано: в Ханчжоу состоялись контакты глав внешнеполитических ведомств двух стран – министра иностранных дел России Сергея Лаврова и госсекретаря США Джона Керри.  При этом из иных источников сообщали, что встреча была организована по прямой просьбе Б.Обамы, который в первый день саммита прямо обратился к В.Путину с этим предложением. А также то, что встреча была длительной – почти полтора часа, и содержательной. Встреча между президентом США Бараком Обамой и главой России Владимиром Путиным «на полях» саммита G-20 прошла в «деловом тоне» и продлилась дольше, чем планировалось, сообщил Reuters со ссылкой на источник в американской делегации.   Как сообщил журналистам по итогам переговоров пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков, встреча была дольше, чем планировалось, задержались. Обсуждали Сирию, главным образом, и Украину. После этого еще Б.Обама с В.Путиным переговорили с глазу на глаз. Встреча прошла «хорошо», «работа будет продолжена», — заключил Д.Песков.   Пресса заметила, что за день до этих перегововров Барак Обама заявлял: «У нас есть серьезные разногласия с русскими относительно сторон, которые мы поддерживаем в Сирии и процесса, который необходим, чтобы добиться мира в Сирии. Без уступок со стороны России в части снижения насилия и обеспечения гуманитарного доступа трудно видеть, как мы перейдем к следующей фазе урегулирования». При этом он отметил, что переговоры с РФ являются ключевой частью процесса урегулирования.   Обратите внимание, как ревностно смотрит Б.Обама на приватный разговор В.Путина и президента Турции Р.Эрдогана перед церемонией официального фотографирования:   Всё это важно принимать во внимание, оценивая позицию США. Так что, уже в ближайшее время события в Сирии и на Украине могут косвенно продемонстрировать, о чем здесь достигнута – либо не достигнута – договоренность между Москвой и Вашингтоном.  Показательны оценки Владимира Путина после этих переговоров: «Мы за то, чтобы восстановить в полном формате отношения с Соединенными Штатами. Полноформатная нормализация отношений, в том числе с Соединенными Штатами, которые, безусловно, для нас являются очень важным партнером, произойдет», — сказал он на пресс-конференции по итогам саммита G-20.  Похоже, что на встречах с лидерами ведущих стран мира Владимир Путин услышал такое, что дало ему возможность говорить: «Полноформатная нормализация отношений, в том числе, с Соединенными Штатами… произойдет». Президент России, ведь, говорит не только о США, но и о других странах.   Сейчас к этим контактам вернемся, а пока – небольшое отступление на тему «Обама на саммите». Да, вокруг пребывания Барака Обамы в Ханджоу вообще было много всякой информации, причем, зачастую неточной. Проявили себя, прежде всего англичане, когда лондонская газета «Гардиан» зачем-то исказила детали его прибытия на саммит. Она написала, что и вышел президент США «через хвостовой отсек борта № 1», и встречали его «неуважительно». Потом выяснилось, что всё это – фейки, но «осадочек остался». Вот как выходил Обама с борта № 1 – это стоп-кадр с видеотрансляции:  И для чего всё это англичанам понадобилось, ведь сообщения «Гардиан» моментально разлетались по миру? Похоже, что это – элемент той новой Большой игры, которую Англия затеяла в собственных интересах на Востоке. Этакий «прозрачный намек» Вашингтону.  Действительно, переговоры в Ханджоу между Б.Обамой и новым премьер-министром Великобритании Терезой Мэй не выглядели, как разговор самых близких союзников. И с этим будущему президенту США надо считаться. Для Лондона тема «Алеет Восток», видимо, станет не менее, если не более, значимой, чем «атлантическое единство»…   Возможно, «для проформы» на их совместной пресс-конференции прозвучали знакомые (затихающие?) нотки: США и Великобритания продолжат противостоять «российской агрессии» на Украине, заявил президент США. А Великобритания подтвердила обязательства в отношении трансатлантической архитектуры безопасности.   Но… В манере политического поведения нового премьер-министра Великобритании в Ханджоу просматривалось, возможно, демонстративно выявленное стремление Лондона начать новый этап своей Игры, где США в лучшем случае войдут в первую тройку интересов Короны, а вот Китай и Россия, безусловно получили сигналы о том, что «у Британии нет постоянных союзников, у Британии есть только постоянные интересы».   В чем проявится лондонский интерес на сей раз – в начале XXI века, скоро узнаем. Главное – ничему не удивляться, раз. И, предельно хладнокровно оценивать новую внешнюю политику Великобритании, опираясь на известный и хорошо изученный в Москве опыт лондонских политических маневров, два.  Возможно, в Лондоне уже появилась ясность относительно некоторых своих перспектив. Та самая ясность, что была проявлена на встрече «на полях» саммита председателем КНР Си Цзиньпином с президентом России Владимиром Путиным: взаимная политическая поддержка России и Китая должна быть усилена, включая защиту суверенитета. «Наши страны должны еще плотнее усилить всесторонне сотрудничество, усилить взаимную политическую поддержку, поддержку другой страны по защите суверенитета», — цитируют СМИ главу КНР, который выразил надежду, что «наши стороны усилят контакты с тем, чтобы реализовать наши договоренности». Китай рассматривает процветание России как собственный шанс для развития, отметил Си Цзиньпин.  Ну, и как же при таких перспективах стратегического союза Москвы и Пекина да без англичан? Вот британский премьер и гладко стеллит: для связей между Китаем и Великобританией наступает «золотой век», заявляет она в Ханджоу: «Это золотой век для двусторонних отношений между Великобританией и Китаем, и я планирую обсудить с главой КНР Си Цзиньпинем способы развития стратегического партнерства между двумя странами», цитирует Би-Би-Си. По словам Мэй, посыл Великобритании для саммита G-20 – это открытость страны для бизнеса и желание играть ключевую роль на мировой сцене. То есть, come back...  Осмелев до означенной степени, Лондон – старая школа – на всякий случай подстраховался перед лицом США. Мол, чтобы не были особо заметны его новые устремления (хотя кого сегодня можно ввести в заблуждение?), в канун саммита G-20 в Польше прошли переговоры глав МИД Польши и Британии, где было заявлено: Варшава и Лондон солидарны в необходимости сохранения санкций против РФ «до исполнения минских соглашений». То есть, продемонстрирована «непреклонная позиция».  При этом на встрече Терезы Мэй с Владимиром Путиным речь шла не о санкциях, а о том, что после решения покинуть Евросоюз именно Великобритания, по словам лично премьера, «имеет достаточно вызовов». Как будто жаловалась она Путину…   И далее: «И хотя я понимаю, что между нами будут определенные разногласия, и что существует ряд сложных и серьезных вопросов для обсуждения, я надеюсь, что мы сможем вести откровенный и открытый диалог», заявила Тереза Мэй. Вот так – к Москве обратились в связи с тем, что Британия после решения покинуть Евросоюз «имеет достаточно вызовов». Великобритания решила примкнуть к будущим лидерам мира, которые окажут помощь в ситуации, когда вокруг «достаточно много вызовов»? Почему нет?  Тем более, что президент России дал сигнал, что Москва заинтересована в восстановлении двусторонних отношений во всех областях с Лондоном, заявил журналистам пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков: «Путин послал весьма понятный и однозначный сигнал — мы заинтересованы в восстановлении наших отношений, мы заинтересованы в возобновлении разговора во всех областях, включая самые чувствительные, и готовы идти так далеко в этом и так продвинуться вперед, насколько будет готова британская сторона».  По его словам, «с британской стороны была подтверждена готовность общаться по тем вопросам, которые представляют взаимный интерес… Но, в целом, пока можно констатировать, что в Великобритании еще не сформировалась однозначная политическая воля на безальтернативность возобновления диалога в самых различных областях с нашей страной, хотя разговор носил весь добрый, конструктивный и открытый характер».   Интересно и то, как китайцы «шифровались», чтобы не выявлять свои новые отношения с Лондоном. Взгляните, куда (второе место слева во втором ряду) поставили организаторы премьер-министра Великобритании на церемонии официального фотографирования. И никто, похоже, не обижается – стратегия дело тонкое:   Из двусторонних переговоров Владимира Путина – а именно президент России, по словам председателя Си, стал в Китае главным гостем саммита G-20, – можно выделить встречи с президентом Франции и канцлером Германии. Говорили, возможно, большую часть времени об урегулировании на Украине. Франсуа Олланд даже заявил, что «нормандская четверка» - Россия, Франция, Германия и Украина – может возобновить работу в полном составе на высшем уровне уже очень скоро. Впрочем, подтверждения из других источников на это не последовало – у Москвы свой взгляд на подобные вещи после провокаций украинских силовиков на границе в Крыму. Так что – пока это только слова Олланда.  Что же касается переговоров с Ангелой Меркель, то здесь сама канцлер, как сообщал официальный сайт Президента России, заявила в начале переговоров их тему: «Думаю, что те вопросы, которые нам предстоит обсуждать, являются настолько важными, что это хорошо, что мы сейчас имеем возможность их в двустороннем плане обсуждать. Имею в виду, например, Украину».  Вот видите – формат саммита предполагает переговоры по экономике, но практически в рамках каждых двусторонних встреч мировых лидеров речь шла, прежде всего, о политических сюжетах. И это неудивительно – вокруг немало кровоточащих конфликтов, которые ветры глобализации разносят по сопредельным регионам, странам и весям. Отсидеться не получается даже у уютно расположившихся на своих островах британцев и ещё более уютно чувствовавших себя ещё недавно американцев. Потому и поднимают они проблематику «горячих точек», что огонь этих углей начинает подпаливать их земли…   Знаете, по итогам этого саммита G-20 можно, как минимум, написать диплом для магистратуры, а, как максимум – кандидатскую диссертацию. Ещё немного времени тому назад – в конце 2014 года мы анализировали результаты предыдущего саммита «Большой двадцатки» в Австралии в комментарии «Саммит-вспышка». И, скажу честно, столь мощного и насыщенного информационного фона автор этих строк тогда не почувствовал. Не то, что сегодня.  Поэтому, чтобы не перегружать этот комментарий обилием многочисленных деталей, в заключении тезисно о некоторых, на наш взгляд, важных проявлениях саммита:- На неофициальной встрече лидеров стран БРИКС глава Китая отметил очень важную роль стран с развивающейся экономикой в системе глобального управления, назвав их «локомотивом» этого процесса. «Страны БРИКС – локомотив этого процесса, как и весомые участники G-20», – сказал Си Цзиньпин.   - Си Цзиньпин призвал КНР и США следовать принципам неконфликтности, отказа от конфронтации, взаимного уважения и взаимовыгодного сотрудничества, углублять взаимодоверие и кооперацию, конструктивно управлять и контролировать существующие между сторонами противоречия. В общем, перечислил все «болевые точки» в отношения с Вашингтоном.   - «Важно отказаться от устаревшей логики "холодной войны" и построить новую концепцию всеобщей, всеобъемлющей и устойчивой системы безопасности. Мы призываем все страны дорожить миром и стабильностью, достигнутыми с большим трудом, и играть конструктивную роль в поддержании международной и региональной стабильности», — сказал Си Цзиньпин на саммите.   - Россия и Саудовская Аравия «на полях» саммита «Большой двадцатки» подписали совместное заявление в целях стабилизации рынка нефти. В документе отмечается неустойчивость на рынке нефти из-за сокращения капзатрат в нефтедобыче и переноса инвестпроектов. Россия и Саудовская Аравия признали необходимость сдерживания избыточной волатильности нефтяного рынка. Страны намерены создать рабочую группу для мониторинга рынка нефти и выработки рекомендаций для обеспечения его стабильности. Это заявление является историческим моментом в отношениях между ОПЕК и странами, не входящими в организацию, заявил министр энергетики России Александр Новак. Министр энергетики королевства Халед аль-Фалех заявил, что сотрудничество между Саудовской Аравией и Россией в нефтяной сфере впервые достигло столь высокого уровня, передает ТАСС.   - Лидеры G-20 уделили особое внимание необходимости структурных реформ для ускорения мирового роста, заявил глава минфина России Антон Силуанов, сообщает ТАСС. Прогнозы МВФ продолжают оставаться излишне оптимистичными и не признают новых реалий. «Одним из источников ускорения роста в долгосрочном периоде должны стать структурные реформы. В этом году «двадцатка» уделила этому вопросу особое внимание». Силуанов пояснил, что замедление темпов роста мирового ВВП в краткосрочной перспективе вызвано нехваткой совокупного спроса в ряде стран. Участники высказались против протекционизма в торговле. Двусторонние и региональные торговые соглашения должны соответствовать правилам ВТО.   - Россия предложила Японии и Южной Корее создать единую энергетическую и транспортную системы.   - Премьер-министр России Дмитрий Медведев и премьер Госсовета Китая Ли Кэцян встретятся 7-8 ноября в Санкт-Петербурге, сообщил журналистам первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов. На встрече будут обсуждаться, в том числе, вопросы подготовки соглашения о создании большого евразийского экономического партнерства, в которое могут войти страны ЕврАзЭС, Индия, Китай, Пакистан и другие страны, которые захотят присоединиться. Первым этапом такого соглашения может стать соглашение между Россией и Китаем, которое может быть подписано в течение двух лет.   …А теперь несколько событий, которые произошли в дни проведения G-20, и, как представляется, были приурочены их участниками именно к тому, о чем мы говорили выше – чтобы об интересах и намерениях тех, кого не было в Китае, «Большая двадцатка» не позабыла. Список впечатляющий:  - В ближайшее время может состояться встреча между президентами Турции и Сирии Реджепом Тайипом Эрдоганом и Башаром Асадом. Цель встречи – урегулирование сирийского кризиса, сообщили мировые СМИ.   - Министр обороны Египта прилетел в Москву на третье заседание комиссии по сотрудничеству, которое проведет министр обороны России Сергей Шойгу.   - Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху рассматривает предложение президента России Владимира Путина о том, чтобы провести в Москве переговоры с главой Палестины Махмудом Аббасом.   - Болгария предлагает план поставки в Европу российского газа.   - Президент Сирии Башар Асад принял в Дамаске делегацию из Великобритании, передает сирийское национальное агентство SANA. В делегацию вошли «члены палат лордов и общин британского Парламента, а также религиозные деятели и академики». Имена и должности делегатов не уточняются.   - Финляндия старается поддерживать имидж страны, не входящей в военные блоки, заявил премьер-министр Финляндии Юха Сипиля. «Нам нужно все время действовать понятно, чтобы непринадлежность Финляндии к военным союзам была видна и в проведении военных учений, и чтобы мы соблюдали те базовые принципы, которые соблюдает нейтральная страна», – приводит его слова ТАСС.   - «Отряд кораблей Тихоокеанского флота (ТОФ) в составе больших противолодочных кораблей «Адмирал Трибуц», «Адмирал Виноградов», большого десантного корабля «Пересвет», морского буксира «Алатау» и танкера «Печенга» под командованием контр-адмирала Вадима Кулитя вышел в море и начал переход в порт города Чжаньцзян (Китайская Народная Республика) для участия в совместном российско-китайском военно-морском учении «Морское взаимодействие-2016», — цитирует РИА «Новости» начальника отдела информационного обеспечения пресс-службы Восточного военного округа по ТОФ капитана второго ранга Владимира Матвеева.   - Японское правительство предупредило руководство Великобритании о возможном выводе из страны штаб-квартир японских компаний в случае прекращения действия законов Евросоюза на территории страны, передает «Би-би-си». «Японские компании со своими европейскими штаб-квартирами в Великобритании могут решить перенести их в континентальную Европу в случае, если законы ЕС перестанут распространяться на Соединенное Королевство».  И в завершении комментария приведем ещё один важный эпизод саммита – в ходе G-20 состоялась встреча, и это стало уже доброй традицией, лидеров БРИКС. При этом впервые на встречу прибыл новый президент Бразилии. Дильма Руссеф, подвергшись ожесточенным нападкам политических противников, вынуждена была под давлением процедуры импичмента (отстранения от власти) оставить пост президента Бразилии, но из политики не уходит. А до ближайших выборов там всего два года осталось, и она обещала бороться. В этих условиях Бразилию в БРИКС сегодня представляет Мишел Темер (на фото слева):  Фото РИА «Новости» Новый Центр мира сейчас, действительно, вырастает там, где начинается Эра, которую в двух словах можно назвать «Алеет Восток». Сила, понимаете, туда переходит…   

29 августа 2016, 06:50

Германия: переговоры о TTIP провалились

Переговоры по Трансатлантическому соглашению о свободной торговле и инвестиционном партнерстве (TTIP) между США и Евросоюзом провалились. Об этом в эфире телеканал ZDF заявил министр экономики Германии Зигмар Габриэль.

16 июля 2016, 12:31

Американцам очень не нравятся оба кандидата в президенты

          По результатам последних опросов Трамп впервые за 2 месяца догнал Клинтон по уровню поддержки среди избирателей. За Трампа также как и за Клинтон собираются голосовать примерно по 40% избирателей.                    Это интегральный рейтинг по результатам последних 5 опросов. Ниже можно увидеть перечень из этих 5 опросов.              Наиболее авторитетным среди этих опросов является опрос, проведенный совместно NY Times и CBS News (вторая строчка). Он как раз и показал паритет между уровнями поддержики Клинтон и Трампа. Обратить внимание следует на 2 вещи. Во-первых, предыдущий опрос NY Times и CBS, проведенный в июне показывал отрыв Клинтон от Трампа в 6 проц. пунктов, а в апреле отрыв составлял 10 проц пунктов.                      Во-вторых, антирейтинги и Клинтон и Трампы бьют рекорды. В американском полит процессе есть понятия favorable rating, что в переводе на русский означает рейтинг одобрения и unfavorable rating - соответственно рейтинг неодобрения. Так вот, рейтинг неодобрения у обоих кандидатов бьет исторический рекорд (см. таблицу)                  Трамп нравится 30% избирателей, Клинтон - 28% избирателей. При этом 54% процентам избирателей не нравится ни Трамп, ни Клинтон. Избирателей также спросили доверяют ли они кандидатам. 62% избирателей не доверяют Трампу, 67% избирателей не доверяют Клинтон (источник).          Такого не было последние 10 избирательных компаний. Смотрите, ниже приведена диаграмма с рейтингом неодобрения обоих кандидатов по состоянию на апрель последних 10 (десяти) избирательных компаний.                    Ни разу с 1980 года ни у одного из кандидатов в президенты не было такого высокого рейтинга неодобрения как у Клинтон и Трампа. Обращаю внимание на то что это данные за апрель, когда между Трампом и Клинтон еще был сильный разрыв. А ниже такая же диаграмма но с разницей между рейтингом одобрения и рейтингом неодобрения обоих кандидатов. В нормальной ситуации разница должна составлять что-то около нуля.                    Как мы видим у Трампа сальдо минус 40%, у Клинтон минус 20%. В прежние годы сальдо минус 5% считалось неординарным событием (источник). Вообще по уму сальдо между рейтингом одобрения и неодобрения должно быть положительным, в противном случае партия неправильно выбрала кандидата.          Что сложившаяся ситуация означает? Население США не доверяет обеим политическим партиям, считает политическую систему сломанной, о чем сейчас не говорит только ленивый.          Уже не имеет значения кто победит. Политическую систему США можно утилизировать. Теперь она будет только источником нестабильности и проблем. Потому что население больше не верит в политическую систему резонно предполагая, что обе партии манипулируются олигархами. Соответственно, президент будет иметь низкий рейтинг, любое его действие будет вызывать раздражение населения. Короче, США вступают в период нестабильности.

07 июля 2016, 18:23

Слово Дня. Выпуск №137. Александр Нагорный. Александр Домрин. Давление

«Варшавское совещание НАТО, заявления госсекретаря Керри, его визит в Грузию и план урегулирования на Украине создают достаточно неприятный контекст во взаимоотношениях между Россией и США. И звонок Владимира Путина Бараку Обаме в такой момент, безусловно, был призван выработать хоть какой-то план выхода России из достаточно трудной внешнеполитической ситуации. Но такое движение к компромиссам со стороны Москвы вызывает только увеличение давление со стороны Вашингтона.» Политолог, вице-президент ассоциации политических экспертов и консультантов, исполнительный секретарь Изборского клуба, заместитель главного редактора газеты "Завтра" Александр Нагорный и Александр Домрин, доктор юридических наук, профессор ВШЭ и Пенсильванского университета (США), главный редактор журнала "Конституционный вестник" комментируют недавние переговоры В.Путина и Б. Обамы. Ведущий - Иван Вишневский. #ДеньТВ #словодня #Нагорный #Домрин #Давление #Путин #Обама #Украина #звонок

09 июня 2016, 22:24

Страшные вещи происходят, граждане, страш-ны-е.

Сегодня почему-то многие умилились фото Х.Клинтон с пончиком, у которого большая дырочка, а у девочки рядом -- маленькая.Ох, как смешно.Кто не видел веселья по поводу этого фото в Твиттере и Фейсбуке, доложу вам -- искренне веселятся люди, хохот и высочайшей степени ирония происходят в сети по поводу этого фото.И это прямо  на фоне сообщений о том, что и Б.Сандерс (который "это есть наш последний" и "не забудем, не простим") еще петух три раза не прокукарекал сообщил, что будет поддерживать Клинтон против Трампа.И не успел он это сообщить -- тут как тут Обама (он не мог раньше Сандерса заявиться) -- мол, я тоже всецело поддерживаю, я на её стороне, так победим!Всему миру откатали очередную избирательную комедию с заранее известным сценарием, а популярные блогеры Рунета ухохатываются над внушительной дырочкой в пончике у Клинтон.Какая надо дырочка у Клинтон -- на это указывает четко отлаженный механизм избирательного шоу.По всем правилам жанра -- эмоции, вовлечение, соучастие... сейчас пойдет тема -- первая женщина -- Президент США (###, еще одна Жанна д'Арк) -- народ будет в экстазе биться.Я-то про всё это знал процентов эдак на 99%, поэтому над дырочкой не смеюсь, потому что знаю, что это Хиллари смеется над теми, кто на неё смотрит.Вторая тема сегодняшнего дня, развеселившая граждан -- очередная выходка К.Собчак.Ксения Анатольевна с утра себе по сотню баллов кармы ежечасно пишет.Ах, она хорошая.Ах, она плохая.Она карму себе повышает -- и с рекламодателей деньги стрижет, так же как ХКлинтон с американских денежных мешков.Но Хиллари-то стрижет основательнее, поэтому над любым другим, и тем более уцепившимся за пончики, просто необходимо посмеяться.Всё это я начал писать, чтобы рассказать про Ирину Прохорову, но на "Эхо Москвы" не выложили стенограмму её сногсшибательного выступления, поэтому про эту солнечную женщину позже))

21 апреля 2016, 20:20

"Солнечный гигант" SunEdison объявил о банкротстве

Американская SunEdison, одна из крупнейших компаний в мире в области альтернативной энергетики, подала заявление о защите от кредиторов.

16 апреля 2016, 06:47

Всемирный Госпереворот Хиллари Клинтон провалился?

То, что я писал о закулисных переговорах во всех ведущих государствах мира нашло сегодня свое подтверждение, причем решился вопрос как и следовало ожидать в Лондоне, вернее на совместных заседаниях Сити ов Лондон и Прайви Каунсил Ее величества в Букингемском дворце.Так что в ближайшие 10 лет мировую политику будет определять "The Secret of Shakespeare" и я сегодня постараюсь прокомментировать эту книгу хотя бы на самом примитивном уровне, чтобы подчиненные г. Лаврова уже начали ее читать, поскольку книга на мой взгляд по своей сложности сравнима с оригинальными работами Эйнштейна, и сразу в голову не влазит. Ее осмысление требует времени. Лично я смог осмыслить отдельные силлогизмы в этой книге примерно через месяц после того как их прочитал, а осознать их в целостности наверное не смог до сих пор. Так что когда ее НАДО будет читать, делать это будет уже поздноИ, возвращаясь к основной теме, рад сообщить своим читателям, что получено не одно подтверждение, а несколько, каждое из которых быть может и не столь значительны, но все вместе они просто заставляют прийти к выводу, что у этих событий должна быть первопричина, Причем она у них у всех одна и та же, так как все они стилистически связаны и так или иначе направлены на ослабление партии войны, возглавляемой, или вернее олицетворяемой Хиллари Клинтон.Начать наверное надо с их перечиления и номер первый это конечно звонок 12-летней Вари Кузнецовой с вопросом об Эрдогане и Порошенко. Сам по себе факт не слишком значительный, но он отсылает к девочке Альбине, которая стала способом подтвердить полномочия переговорщиков, приехавших к Обаме от Путина. В данном случае это скорее всего проявление чувства юмора президента, и возможно даже Варя Кузнецова действительно существует, но вне всяких сомнений этот вопрос и ответ на него является точкой в сообщении, которое было послано 4 дня назад и состояло в самом факте получения просьбы от девочки в тайне от родителей Причем то, что на этот раз условные слова озвучил диктор, а не президент, показывает, что у получателя этого сообщения более низкий статус. Скорее всего это Берни Сандерс, которому Обама явно рассказал о своих переговорах с Путиным и передал коды этих переговоров, когда два месяца назад неожиданно устроил с ним совещание по вопросам внешней политики, предварительно демонстративно отказавшись рекомендовать Хиллари Клинтон.Это сообщение прошло 9 апреля и с тех пор произошло несколько довольно важных событий. Прежде всего сегодня должны пройти дебаты между Берни Сандерсом и Хиллари Клинтон, которые могут оказаться решающими, так как прошлые дебаты проводил контролируемый Клинтон канал PBS, и Берни Сандерс даже не пытался повторить свой подвиг на предыдущих теледебатах, когда он вцепился в Клинтон как бульдог, и заставил ее визжа от злобы и страха разгласить о себе нечто очень важное, а именно свою причастность в качестве сенатора к обрушению банка "Lehmаn brothers", которое спровоцировало глобальный экономический кризис 2008 года, едва не обернувшийся Великой Депрессией 2.0. Вместо это Берни Сандерс посвятил теледебаты комментированию поездки Генри Киссинджера в Москву, весьма косвенно связанной с Хиллари Клинтон. Зато это позволило Берни Сандерсу показать президенту России свои полномочия в качетве политического наследника Барака Обамы и контрагента в переговорах через девочку Альбину. И вот президент России ему ответил, и не исключено что Берни Сандерс сообщил что-то об этом двум другим кандидатам, возглавившим восстание Америки против Хиллари Клинтон на республиканском фронте этой войны.А на этом фронте важнее всего то, что Тед Круз вступил в жесткую, бескомпромиссную борьбу с Дональдом Трампом ( от чего он ранее воздерживался), так как, судя по всему, именно на него решили сделать ставку не только в Сити ов Лондон, но и в Букингемском дворце, причем не для того, чтобы привести в Белый Дом Хиллари Клинтон, не пустив туда Трампа, а для того, чтобы канадский гражданин возглавил США в тот момент, когда Запад начнет очень пасную перестройку своих отношений с Исламом, основанных на 400 летней традиции Ост-Индской кампании, чайная политика которой 200 лет назад заставили восстать Британские колонии, контролируемые Вест-Индской кампанией.Кроме того Марко Рубио рекомендовал своим избирателям голосовать за Теда Круза, а влиятельный член Национального комитета Республиканской партии Рэнди Эванс опустил планку для Трампа ( а следовательно и для Круза) с 1237 до 1100 делегатов, необходимых для получения номинации республиканской партии, признав таким образом опасность для республиканской партии сложившегося положения, опасность совершенно бессмысленную во внезапно изменившемся мире. Но самое главное это то, что спикер конгресса Пол Райан в очень жестких выражениях отказался выдвигать свою кандидатуру на номинацию и вообще от участия в управляемой конвенции Республиканской партии. Что эффективно закрывает совместный план Хиллари Клинтон и истеблишмента республиканской партии, разработанный год назад, который должен был привести партию войны в Белый Дом.Но самое главное это то что, в это воскресенье Барак Обама в интервью FOX5 дал твердые гарантии американскому народу и республиканской аудитории этого канала обеспечить беспристрастность министерства юстиции в вопросе о привлечении к суду Хиллари Клинтон. Надо сказать, что FOX5 оказался в очень сложном положении из-за своего вынужденного участия в наглых попытках опорочить Дональда Трампа и отнять у него победу, и благодаря этому интервью этот телеканал получает возможность реабилитироваться и занять достойное место в храбром новом мире, который собираются строить The City of London и Букингемский Дворец.Но канал FOX5 дал в это воскресенье еще одно интервью Барака Обамы, в котором он выступахл скорее как человек, а не как президент. И, отвечая на вопрос о своей самой большой ошибке, Барак Обама послал изложенное Эзоповым языком сообщение Хиллари Клинтон, предупредив ее, что если она будет подделывать результаты праймериз в Нью-Йорке, то он будет готов раскрыть ее роль в Ливийской Трагедии, а отвечая на вопрос о самом плохом дне за эти восемь лет, Барака Оьама намекнул, что если она все таки выиграет Нью Йорк и сумеет отбиться от Бенгази, то он раскроет ее роль в таких преступлениях, что демократическая партия погибнет, но госпожа Хиллари Клинтон сядет не в тюрьму, а на электрический стул. И это личное, а не бизнес.И словно для того, чтобы поддержать воскресное интервью президента Барака Обамы выступил председатель коммиссии Конгресса США по расследованию инцидента в Бенгази и заявил, что "в связи с уникальной договоренностью Хиллари Клинтон с самой собой в качестве госсекретаря которая позволила ей единолично определять режим секретности для своего частного сервера, он вынужден пригласить ее для собеседования пол протокол (допрос?)" И в качестве вишенки на этот торт сегодня с утра появилосьофициальное письмо Федерального Бюро Расследований министерству Юстиции, что (вопреки тому, что говорит Хиллари Клинтон) проводимое расследование может привести к предъявлению Хиллари Клинтон обвинений в совершении серьезных преступлений, которые потребуют привлечении ее к суду.http://abrod.livejournal.com/955191.html

06 апреля 2016, 14:22

Константин Черемных. Предвыборные скандалы США: от "сервера Клинтон" до "панамских архивов"

Все предвыборные скандалы Америки: от "сервера Клинтон" до "панамских архивов". Аналитик Института динамического консерватизма Константин Черемных о том, как выборы прездента США влияют на мировые события прямо сейчас, есть ли связь между ними, терактами в Европе и "панамскими документами", а также о том, кем Трамп приходится Путину. Ведущий - Дмитрий Перетолчин. Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: - Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 - Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 - Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

21 марта 2016, 13:00

«Черный дом»: фильм о коррупции, запрещенный в США

Фильм «Черный дом», раскрывающий коррупционные схемы Госдепа США и лично Барака Обамы, был запрещен к показу как минимум на территории США. Однако картина все же стала доступна для массовой аудитории. По мнению изначально опубликовавшего его Дмитрия Пучкова, фильм должны посмотреть как за рубежом, так и в России. И для того, чтобы сделать картину более доступной, журнал «Политическая Россия» публикует фильм «Черный дом» с собственным дублированным переводом.

16 января 2016, 14:31

Фото дня. "Лучше всяких слов, порою, взгляды говорят". 8 серия

Предыдущие выпуски этой серии можно посмотреть, пройдя по ссылке "Фото дня. "Лучше всяких слов, порою, взгляды говорят". 7 серия", и далее.Ещё раз повторяю в случаях таких публикаций - если авторы этих снимков назовут себя, сразу же поставлю их подписи под этими фото, которые уже не раз обошли весь мир и разлетелись по Инету, откуда и позаимствованы.Госсекретарь Джон Керри и советник президента США по национальной безопасности Сьюзан Райс:Губернатор Одесской области (Украина) Михаил Саакашвили (Грузия):Барак Обама, Николя Саркози и неизвестная дама:Канцелярин Ангела Меркель. Мечтательно...В почетном карауле армии Польши:Генералитет НАТО чем-то весьма доволен:Кто сказал, что Обама не ладит с Путиным?Претендент на пост Генерального секретаря ООН - Генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова:Джон Керри: "Ну, за госдеп!"

20 декабря 2015, 11:46

Scofield: Предвыборная кампания в США

Президент РФ Владимир Путин после большой пресс-конференции заявил журналистам: «Он [Дональд Трамп] яркий очень человек, талантливый, без всяких сомнений. Не наше дело определять его достоинства, это дело избирателей США, но он абсолютный лидер президентской гонки.

19 декабря 2015, 01:59

Обама отменил запрет на экспорт нефти из США

Президент США Барак Обама подписал проект бюджета на 2016 год, предусматривающий отмену запрета на экспорт американской нефти, который действовал в течение последних 40 лет

13 декабря 2015, 21:39

Всемирная климатическая договоренность

После двух недель переговоров 196 представителей стран-участниц всемирной климатической конференции ООН СОР-21, проходившей в Париже, утвердили рамочное соглашение, устанавливающее нормы выбросов парниковых газов после 2020 года и определяющее стратегию по предотвращению изменения климата. Парижское соглашение придет на смену действующему Киотскому протоколу. Его подписание состоится 22 апреля 2016 года в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. «Теперь прошу участников СОР-21 утвердить проект под названием "Парижское соглашение". Я смотрю в зал, я вижу, что реакция позитивная, не слышу никаких возражений, Парижское соглашение по климату одобрено», - вынес исторический вердикт председатель форума, глава МИД Франции Лоран Фабиус. 12 декабря на окраине Парижа французский министр уверенной рукой опустив молоток в форме листа, возможно, вынес приговор эпохе ископаемого топлива. Бедным и богатым странам всего политического и географического спектра удалось прийти к консенсусу по некоторым важным вопросам борьбы с изменениями климата, вызванными человеческой деятельностью. После 20 лет безуспешных попыток договориться о методах регулирования климатической политики, 13 дней переговоров в выставочном комплексе Ле Бурже между представителями почти 200 стран нашли выражение в виде юридического соглашения, которое ставит амбициозные цели по ограничению повышения температуры на планете и может фундаментально изменить способ производства и потребления энергии, постепенно снижая зависимость от ископаемого топлива в пользу экологически чистых видов энергии. Согласно принятому документу, повышение средней температуры должно сдерживаться на уровне ниже двух градусов по Цельсию, ближе к уровню в полтора градуса. Богатые страны, подписавшие договор, ежегодно должны выплачивать бедным странам 100 миллиардов долларов для трансформации их экономик с целью решения климатических проблем. Развитые страны и страны с переходной экономикой должны сократить выбросы вредных парниковых газов. Ожидалось, что климатическая конференция завершится еще в пятницу, но ее пришлось продлить из-за разногласий участников. В целом делегаты высоко оценивают достигнутые результаты, но отмечают, что о победе говорить пока рано. Настоящая победа будет достигнута только, когда удастся добиться положительных результатов многолетней работы в соответствии в принципами, заложенными в соглашении. Как отмечает The Guardian, несмотря на интенсивное давление со стороны стран-производителей нефти, переговорщикам удалось выработать текст намного более амбициозный, чем ожидалось. Директор программы климата и энергетики в Институте мировых ресурсов Дженнифер Морган считает, что настоящее соглашение – это мощный сигнал в «сердце глобальных рынков», благодаря которому можно надеяться на ускорение перехода от ископаемых видов топлива к экономике чистой энергии. Президент Франции Франсуа Олланд, приложивший огромные дипломатические усилия для достижения климатического соглашения, заявил, что участники конференции получили возможность войти в историю. «Мы находимся в решающей точке времени», - сказал он. В равной степени достигнутое соглашение можно считать триумфом ООН, потратившей четыре года для преодоления политической инертности и глубоких разногласий между бедными и богатыми странами, которые в конце концов удалось собрать вместе, добавляет британская газета. Президент США Барак Обама назвал подписанное соглашение «лучшим шансом» для спасения планеты. В его заявлении, опубликованном на сайте Белого дома, говорится, что США последние семь лет были «глобальным лидером» в борьбе с изменением климата и в результате, вопреки скептикам, которые пророчили сокращение рабочих мест, наступила «самая длинная полоса создания новых рабочих мест в частном секторе в нашей истории». Глава Белого дома подчеркнул, что выработанное соглашение не решает проблему, но, по крайней мере, устанавливает рамки, в которых необходимо действовать для решения климатического кризиса. «Это соглашение будет подразумевать уменьшение количества углеродных загрязнений, угрожающих планете, а также увеличение количества рабочих мест и рост экономики, которые будут достигнуты благодаря инвестициям в снижение уровня углерода», - добавил Обама. Washington Post отмечает, что Парижские соглашения являются одним из главных дипломатических достижений администрации Обамы. Сделав ставку на тему изменения климата, демократам удалось завоевать дополнительные очки в полемике с республиканцами в Конгрессе, многие из которых оспаривают научный консенсус, связывающий техногенное загрязнение с глобальным потеплением.   Кроме того, Обама помог заложить основу для соглашения путем договоренности с Китаем о совместной работе по сокращению выбросов. США и Китай, наряду с Индией, являются крупнейшими эмитентами парниковых газов. 

06 декабря 2015, 12:45

ДОГОВОРНЯЧОК-5

Originally posted by volk1_donbass at ДОГОВОРНЯЧОК-5Открывающиеся новые подробности прошлогодней крымской и донбасской эпопеи позволяют всё точнее складывать пазлы, свидетельствующие ,  что война, обрушившаяся на Донецкий край минувшей весной , – дело рук не только проклятых американских империалистов. Но и наших, родных олигархов по обе стороны импровизированной так называемой российской-украинской границы. На самом деле не границы, а линии соприкосновения, которую нарисовали западные оккупанты в ходе искусственного развала СССР в 1991 году.Внутри РФ ещё нет американских линий соприкосновения? В Донбассе уже есть! Тогда они идут к вам! Их тянут к вам. Будьте готовы.  Вместе со своими карманными государевыми мужами и олигархами. Линии уже готовы.Буду совсем краток. Кто в курсе – и так знает, а кто только начинает анализировать ситуацию – сам всё найдёт – поисковики в помощь.Про тайный звонок Турчинову из Кремля в феврале 2014 года, сразу после госпереворота, думаю, все уже в курсе(https://www.youtube.com/watch?v=DSrk2NkoCHo ).  Как писали многие блогеры, в том числе и я – произошёл договорнячок. Путин в обмен на Януковича. То есть Кремль ворует Януковича, вывозит его в Россию, закрывает на несколько дней ему рот, не даёт поднять восстание народа, мобилизовать своих сторонников, армию, милицию, закончить в Киеве антитеррористическую операцию против нацистов, создать правительство в изгнании. За это время по договорнячку хунта спокойно отдаёт команду тридцати тысячам подчиненных Киеву крымских военных сдать оружие.Были военные, которые ждали приказа Януковича. Но Януковича не оказалось. А вежливые люди в зелёной форме пояснили пацанам, что «всё, вас слили, либо идёте в армию РФ, либо валите на ридну нэньку». Что, собственно, и произошло. Сделка состоялась – легитимизация власти хунты в обмен на Крым.Тут можно ещё вспомнить, что Кремль во время майдана упорно не разрешал Януковичу применить силу против экстремистов- майдаунов. Понимаете, почему, да? Западные партнёры попросили кремлинов угомонить разнервничавшегося Виктора Федорыча, а влияние Путина на Януковича было очень высоким (тут пруфы бегло)https://www.youtube.com/watch?v=sEBiuVv9c-Uhttps://www.youtube.com/watch?v=yG_kZmmhQ6Qhttps://www.youtube.com/watch?v=pH13Kl9VIHM . Ну, и потом- полный игнор Путиным официального обращения легитимного Януковича с просьбой ввести войска – подтверждение всего вышесказанного. В Сирию ввёл, если кто забыл. В конце февраля- начале марта 2014 года начались волнения. Крым вдохновил Новороссию. А как иначе: молчала-молчала Москва, морозилась-морозилась от своих соотечественников на Украине и вдруг – вот оно, событие, которого ждали 24 года!Начало воссоединения русских земельПишут, что протесты финансировал то Ахметов, то Ефремов. Глупость несусветная. Люди этих олигархов влились в протестное движение и пытались получить должности, чтобы контролировать восстание изнутри. Олигархи всегда так делали, при любой бузе в Донбассе (вспоминайте Майдан-1 и Северодонецкий съезд), а Ахметов так раскладывает яйца даже не в одну корзину, а в десять. Кстати, эти же люди, титушки олигархов, когда стало ясно, что дело пахнет порохом, свалили быстро и непринуждённо. Но некоторые, особо пламенные патриоты, а также люди на серьёзном ахметовском жаловании, отмечу,  таки остались… Участвовала ли в помощи этого протестного движения РФ? Ну, конечно, участвовала. Дело в том, что передачу Крыма с негром никто не согласовал. Ни Путин, ни Турчинов. Негра просто кинули. Поэтому приехавшие американские хозяева Новохазарии были очень удручены и приказали развязывать войну любыми методами. Эту инфу, естественно, хунта кинула пацанам в Кремле: типа, спасайте, сделка по Караиму срывается, негр давит, войны хочет. Вот и стали раскачивать , как они там называют, «Юго-восток»(фу, как противно!!!)  Ролики, песенки, соцсети, мотиваторы, делегации с флажками и тому подобное. Ну, и, конечно, ребята, имеющие большой оперативный опыт. Именно они участвовали в захвате ряда административных зданий(чего таить – все местные это знают) .Таким образом, хунта и Кремль отводили внимание негра от Крыма. Ну, и негр, повёлся. Наилучшим образом для геноцида подошёл Донбасс. В Харькове и Одессе – народ продуманней, хоть и русский. А Донбасс – работяги, инженеры, шофера – чуть что – сразу в драку. Донбасские быстрее мобилизовались, чем харьковские, одесские и запорожские.И уже в середине марта 2014 года по многочисленным просьба трудящихся Госдепа (Стрелкова ещё совсем нет в Славянске, он появится только 12 апреля) танки, грады и БТРы попёрли на Донбасс. Народ стал их тормозить в полях. На фига, спрашивают, вы прётесь на нашу землю? А танкисты и артиллеристы сидят, лупают укропнутыми глазами и не знают , что ответить. https://www.youtube.com/watch?v=Mo-8XsqoZwYhttps://www.youtube.com/watch?v=zu4iCwN551gВ инете кадров полно, кому нужно ищите. Вот ещё одна из цитат от 16 Марта 2014 года ( ссылка на news2.ru ): «В день референдума в Крыму новые власти Украины активно перебрасывают военную технику к восточным границам страны. В распоряжении LifeNews оказались кадры передвижения военного эшелона по районам Луганской области. Военные спецсоставы, следующие к границам России, полностью укомплектованы танками и бронетехникой. С какой целью идет переброска вооружений, пока не известно". В итоге заняли укры какие-то поляны в донецких степях, растянули палатки. Местные им дали одеяла и водки и договорились, что они никого стрелять не будут. Примерно так и происходило до мая, а разовые, бессистемные, направленные на озлобление народа Донбасса карательные операции выполняли в основном нацыки, СБУшники и наёмники.В этом момент посидели партнёры Киева и Москвы, покумекали, и решили: для войны, которая отвлечёт негра и мировую общественность от Крыма, Донбасса хватит вполне. И люди с оперативным мышлением быстро ретировались из таких городов как Харьков, Одесса, Херсон, Николаев,Запорожье, Днепропетровск. На оставшееся сопротивление были спущены вооружённые нацисты, СБУшники, менты и ОМОНовцы из западных регионов, а также ЧВК Бени Коломойского и Ахметова.Последний очаг сопротивления был подавлен массовым расстрелом 9 мая в Мариуполе. «Зачистки» длились до середины июня, когда армейским подразделения было приказано отставить водку и селёдку и ввести технику в потерявшие остатки отрядов самообороны города ДНР и ЛНР. Сопровождалось сие действо предварительным заездом добровольческих нацистских подразделений  с устроением показательных расстрелов мирных жителей. Чтоб остальные боялись и пикнуть. Чисто и технологично – акции запугивания населения – давнее средство, которое умело реализовывали американские оккупанты в десятках войн.Нет, ну, конечно же, официально Кремль подавал голос, что он там типа против нецивилизованных отношений , против карательной операции. Даже икал о федерализации Укрии, выдвигал требования. Впрочем, если бы он требовал, то его бы слушали. А когда Кремль просто издавал звуки, отводя Крым от кровавого месива и переводя его на Донбасс, то, естественно, никто эти пуки и не слушал. Договорнячок же, товарищи!По идее всё должно было завершиться 7 мая, когда швейцарский Бюстгалтер сказал «ша» Путину, Путин сказал «ша» партнёрам и марионеткам, чтоб отменили референдум. Но не раздуплил, что конфликт зашёл слишком далеко. Уже ни стрелковцы, ни болотовцы, ни безлеровцы сдавать свои города нацистам без боя не согласились. Провести референдум для ДНР и ЛНР стало делом чести. Пусть даже кураторы и запретили вносить в бюллетень второй вопрос о вхождении республик в состав РФ. Донбасс должен был показать России, что он ничем не отличается от «правильно восставшего» Крыма. Донбасс-то не ведал, что с Крымом был просто договорняк Кремля и хунты.Началась буза. Кремлёвские гонцы впали в маразм и истерику, когда почуяли, что Донбасс поддерживает 90% россиян, требующих ввода войск и защиты народа. Российских добровольцев Донбасс к тому времени собрал тоже немало. И слить пиндосам и фашистам русский край, за пять копеек в швейцарском банке,  просто так не удастся. Начались экспромты. Все мы их помним.Донбассовцы, которые, в отличие от россиян, давно имеют крепкий иммунитет к телевизионной зомбопропагандае,  особенно отчётливо помнят все «хитрые ходы» гроссмейстера. То «защитим», то «не защитим», то «принимаем беженцев», то «на хер нам эти хохлы», то «северный ветер», то «мальчики погибнут». В общем маневрировал, пытался сыграть на свою публику красиво. Итог всем очевиден – поражение, санкции, позор, непонимание, нерукопожатность, продолжение войны,  и нелепые попытки замириться с негром через мински.Главное и наиболее болезненное для Кремля было то, что слив Донбасса никак не укладывался в умы россиян. Крым-то ведь взяли. А почему не брать других, тем более, что их беспощадно убивают?И вот тогда из развесистых кустов и вылезли непревзойдённые мастера ораль…ораторского  искусства – господа стариковы, фёдоровы и прочая брехливая камарилья. Которые и включили магнитофонную ленту, заряженную на реверс о третьей мировой войне. Если мы заберём Донбасс, то фсё… Сразу из Америки прилетят НАТОвские ракеты и будет много крови и все умрут, а Россия втянется и вытянется. Макаронные изделия оказались востребованы ушами россиян. Даже появилась секта свидетелей "хитрого плана". Это типа те, кто посвящён в планы о сливе Донбасса как о великой пэрэмоге шашиста.За прошлое лето всей воодушевлённой русским восстанием пресс-обслуге было приказано отменить употребление слов «Новороссия», «каратели», «хунта». Вместо них появился снова «Юго-восток»(как я, сука,  ненавижу это слово). Приглох даже Жирик. Ну, а чтобы окончательно увести зомби в иллюзию другой войны, из эфира полностью убрали правду о Донбассе, заменив киношкой про Сирию и Турцию. Тут другой договорнячок, но о нём в следующих опусах.

04 декабря 2015, 12:46

Scofield: Перевозчики и выборы

Президент США Барак Обама своим указом отменил экономические санкции США, введенные в 2004 году против режима Чарльза Тейлора в Либерии, а также «близких к бывшему президенту Либерии лиц», в числе которых фигурирует и россиянин Виктор Бут, осужденный в США на длительный срок за продажу вооружений колумбийским повстанцам. В сентябре 2015 года СБ ООН снял санкции с российского бизнесмена Виктора Бута из-за улучшения обстановки в Либерии, в связи с которой эти санкции были введены после доклада экспертной группы, где он был назван торговцем вооружениями. В ноябре 2015 года Обама отменил санкции США в отношении россиянина в связи с отменой санкций ООН

17 ноября 2015, 03:24

«Большая Двадцатка». Перезагрузка

«Большая Двадцатка» (G20) была сформирована в своем нынешнем формате в 2008 году на первой волне раскручивавшегося мирового финансово-экономического кризиса для обсуждения проблем борьбы с этим самым кризисом. Сегодня, в 2015 году, эта группа крупнейших и ведущих государств мира меняет свою повестку дня и обращается к вопросам международной безопасности, говорит о мировой политике. Не прошло и семи лет, как формат G20 оказался востребован для обсуждения более масштабных проблем.«Политика есть концентрированное выражение экономики»? – Сошлось!Фото пресс-службы Президента РоссииДа, в турецкой Анталии, где прошел очередной саммит G20, сошлись за столом переговоров лидеры ведущих стран мира, и гостей приглашено было немало. Из двадцати лидеров «Большой Двадцатки»" в Турцию не смогли прибыть президенты Аргентины и Франции: отсутствие Кристины Киршнер объяснялось президентскими выборами в стране, а об отмене визита французского лидера в Турцию стало известно сразу же после терактов 13 ноября в Париже.Помимо стран-членов G20 на мероприятие были приглашены главы Азербайджана, Зимбабве, Малайзии, Сенегала, Сингапура. Присутствовали также руководители ключевых международных организаций, включая ООН, Всемирный банк, ВТО, МВФ, МОТ.Не по этому ли поводу недавно начал публично переживать Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, заявивший недавно на совместной пресс-конференции с руководителем Международного комитета Красного Креста Петером Маурером, будто, «находясь перед лицом вопиющей бесчеловечности, мир впал в паралич… Это делает бессмысленным само существование ООН», сообщало Би-Би-Си со слов Пан Ги Муна.Впрочем, несмотря на разнообразные мнения, встреч различного формата в Анталии было множество – график каждого из участников саммита оказался заполнен по минутам – им было, о чем поговорить в ситуации совсем не простых международных передряг. Правда, все телеканалы мира показывали почему-то местных анталийских кошек, бродивших по пустому подиуму перед огромным плакатом с эмблемой встречи, но за кулисами, куда прессу не пускали, шли тревожные переговоры о Мире и о Планете. Сама ситуация обостряющегося общемирового кризиса – уже военного, уже политического, заставляла глав государств-участников отодвинуть планировавшуюся повестку дня, и начать новый этап в деятельности «Большой Двадцатки» - международный Мир и Безопасность стали ведущими темами дебатов.Обсужденная всеми мировыми СМИ встреча Владимира Путина и Барака Обамы за кофейным столиком в кулуарах саммита – это самый яркий маркер перемен. Безотлагательные дела привели к этим переговорам Россия-США в формате диалога – «здесь и сейчас».И, поскольку именно встреча президентов двух мировых держав в кулуарах привлекла особое внимание, начнем с того, что удалось узнать прессе о теме и результатах диалога.Как сообщают из Вашингтона, президенты России Владимир Путин и США Барак Обама провели неформальную встречу в кулуарах саммита в Анталии 15 ноября, передавала немецкая «Deutsche Welle». Во время перерыва президенты пообщались, сидя за кофейным столиком в просторном холле. Вместе с ними «в беседе принимали участие советник президента США по национальной безопасности Сьюзан Райс и еще один человек, предположительно, переводчик. Встреча длилась приблизительно 35 минут».Далее германское агентство продолжило делиться своей информацией: «Речь на ней шла об усилиях по разрешению сирийского конфликта. Лидеры двух стран отметили подвижки по Сирии, сделанные накануне в Вене, и сошлись во мнениях о необходимости прекращения огня в стране. Оба президента согласились с тем, что переходный политический процесс в Сирии должен проходить под началом самих сирийцев. Ему должно предшествовать не только перемирие, но и переговорный процесс под эгидой ООН между представителями режима Асада и сирийской оппозиции».По словам представителя Белого дома, которого цитирует «Немецкая волна», «Обама поприветствовал усилия всех стран, принимающих участие в борьбе с «Исламским государством», и подчеркнул, что «России необходимо сконцентрировать свои военные действия на территории Сирии именно на этой группировке».Администрация президента США также сообщила, что главы двух государств обсудили тему конфликта вокруг Украины, завершает свои новости «Deutsche Welle».Теперь взглянем на российские источники. Сообщения РИА «Новости» и «Russia Today» по итогам саммита Россия-США таковы:Президент РФ Владимир Путин и его американский коллега Барак Обама обменялись мнениями о «достаточно критической ситуации», связанной с атаками в Париже и другими проявлениями терроризма. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на помощника президента Юрия Ушакова.Президент США Барак Обама в разговоре с российским коллегой Владимиром Путиным поддержал реализацию Минских соглашений по Украине. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на заявление Белого дома.Барак Обама лично выразил российскому лидеру Владимиру Путину глубокие соболезнования в связи с гибелью людей в авиакатастрофе «А-321» на Синае. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на заявление Белого дома.Российский президент Владимир Путин и его американский коллега Барак Обама на полях саммита G20 согласились, что политическую трансформацию в САР должны проводить сами сирийцы. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на заявление Белого дома.Дискуссия американского лидера Барака Обамы и президента РФ Владимира Путина на полях саммита G20 в Турции была конструктивной. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на заявление Белого дома.Российский президент Владимир Путин и его американский коллега Барак Обама на полях саммита G20 согласились в необходимости перемирия в Сирии и переговоров участников конфликта под эгидой ООН. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на заявление Белого дома.Российский президент Владимир Путин и его американский коллега Барак Обама на полях саммита G20 констатировали, что теракты в Париже усилили необходимость разрешения сирийского конфликта. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на заявление Белого дома.Российский президент Владимир Путин и его американский коллега Барак Обама на полях саммита G20 отметили прогресс на венских переговорах по Сирии. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на заявление Белого дома.Российский президент Владимир Путин и его американский коллега Барак Обама на полях саммита G20 обсудили усилия по разрешению конфликта в Сирии. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на заявление Белого дома.Обратите внимание, что сообщения о саммите Россия-США позитивны, однако, имеют американское авторство. Почему? – Гадать не станем, но отметим, что по завершению встречи «Большой Двадцатки» Владимир Путин не отказал себе в откровенности, в том числе, и на сирийском направлении.Об этом – чуть ниже, а ещё обратим внимание, что речи лидеров на, как принято говорить, пленарных заседаниях, в прессу практически не попали. Говорили, судя по всему, открыто и… нелицеприятно, но за закрытыми дверями.По экономической тематике было принято впечатляющее количество документов, с которыми можно познакомиться на официальном сайте Президента России в рубрике «Коммюнике лидеров «Группы двадцати» по итогам саммита в Анталье (Турция), 15-16 ноября 2015 года». Там – соглашения, одобренные лидерами «Большой Двадцатки».Кстати, о «Большой Семерке» в Анталии никто и не вспоминал. Эпоха сменилась, сэр…Справочно. В странах, входящих в G20, живет 2/3 населения Планеты. Эти государства формируют 85 % мирового ВВП и осуществляют 75 % мировой торговли, включая торговлю внутри ЕС, т.к. Евросоюз является самостоятельным членом «Двадцатки».Показательно, что отношение к России на саммите 20-ти было, скажем, так, «заинтересованным». Ну, мы же помним предыдущий саммит в Австралии, когда бывший премьер «страны кенгуру» грозил «чем-то там» Владимиру Путину, а закончил тем, что на нынешний саммит в Турцию уже приехал вместо «самого» его сменщик. «Иных уж нет, а те далече…»Итак, саммит Россия-США состоялся. А вслед за этим прошли встречи Владимира Путина на высшем уровне со многими лидерами «Двадцатки».Далее – некоторые детали этих саммитов по материалам официального сайта Главы Российского государства:- Президент России на полях саммита «Группы двадцати» встретился с Королём Саудовской Аравии Сальманом Бен Абдель-Азизом Аль-Саудом. Это их первая встреча. На повестке дня переговоров – сирийское урегулирование, двусторонние отношения Российской Федерации и Саудовской Аравии.- В ходе встречи на полях саммита «Группы двадцати» Владимир Путин обсудил с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном перспективы развития двустороннего сотрудничества, ситуацию в Сирии, вопросы борьбы с терроризмом.Путин говорил о том, что «мы вынуждены просто – и давно пора было это сделать – объединить усилия по борьбе с этим злом, терроризмом». А двусторонние отношения, «к сожалению, они переживают не самые лучшие времена», тем не менее «есть определённое оживление, в том числе, и по линии межправкомиссии». Дэвид Кэмерон ответил очень интересной фразой, обращаясь к Путину, а в дипломатическом языке важен каждый нюанс: «Большое спасибо, господин Президент, Владимир».Выразив «соболезнования в связи с трагическими событиями и гибелью ваших граждан» в катастрофе авиалайнера на Синаем, британский премьер призвал «работать вместе для того, чтобы бороться с терроризмом». А также затронул темы Сирии и двусторонних отношений. В ходе разговора Владимир Путин обращался к собеседнику также «на ты»: «Хочу поблагодарить тебя за телефонный звонок совсем недавно, когда ты высказывал свои соображения по поводу причин трагедии и делился сведениями, полученными от британских специальных служб. Спасибо».Знаки, знаки…- Прошла встреча с президентом Турецкой Республики Реджепом Тайипом Эрдоганом, о которой информации мало.- Атмосфера беседы с Федеральным канцлером Федеративной Республики Германия Ангелой Меркель характеризует только одно фото: Фото пресс-службы Президента РоссииКак информирует пресс-служба Кремля, «обсуждались различные вопросы, представляющие взаимный интерес».«Лучше всяких слов, порою, взгляды говорят…» Нет?- Встречу Владимира Путина с Председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином также, наверно, лучше представить в фотографии: Фото пресс-службы Президента РоссииЭто – мощные, полноценные переговоры. Глава Российского государства, в частности, выразил на них уверенность, что Китай в следующем году внесёт серьёзный вклад в развитие международного экономического сотрудничества в качестве председателя «Большой Двадцатки». Да, будущий саммит G20 пройдет в Поднебесной, и его темой станет «Строительство инновационной, здоровой, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики».Среди многих проблем, обсуждавшимся за столом переговоров, прозвучало очень многозначительное заявление Си Цзиньпина: «Всякий раз, когда Россия сталкивается с временами трудностей и несчастий, мы с китайским народом всегда будем стоять на вашей стороне, на стороне российского народа».На что Владимир Путин ответил: «Помню, как Вы в своём выступлении (на юбилейной сессии ООН – С.Ф.) говорили о том, что все страны на международной арене, богатые и бедные, большие и маленькие, должны пользоваться одинаковыми правами и являются равными участниками международного общения. Эти и другие основополагающие принципы международного права, безусловно, являются основой наших подходов в международных делах и полностью совпадают».Очень тепло. И очень – многозначительно…- Беседа Путина с директором-распорядителем Международного валютного фонда Кристин Лагард прошла, что называется, «на ногах». Было подчеркнуто, что «Россия поддерживает ряд стран-членов МВФ в их стремлении реформировать организацию». Больной вопрос, между прочим, для американцев. За «стремление к реформированию» уже получил отставку предшественник Лагард – француз Стросс-Кан. Так что, главное по этой тематике было высказано президентом России позже – на пресс-конференции. И это произвело впечатление.- Очень теплой была встреча с председателем Совета министров Итальянской Республики Маттео Ренци, который также публично обратился к Путину «на ты». Такова новая европейская традиция? Ну, так она может привести к очень интересным перспективам…Ренци, в частности, сказал следующее: «Дорогой Владимир, очень рад встретиться сегодня с тобой. В первую очередь хотел бы ещё раз выразить солидарность, соболезнования лично от своего имени и всего итальянского народа в связи с трагедией, которая произошла с самолётом, вылетавшим из Шарм-эль-Шейха. Мы уже говорили об этом по телефону, но я считаю, что очень важно лично сегодня ещё раз засвидетельствовать наши чувства скорби по этому поводу… Я считаю, что мы должны проявлять единство. В первую очередь, это единство должно проявляться в борьбе с терроризмом». - На переговорах с премьер-министром Японии Синдзо Абэ обсудили развитие торгово-экономических отношений и возможные контакты на двустороннем уровне, а также российско-японское взаимодействие в рамках Совета Безопасности ООН. Владимир Путин отметил, что «японские компании, которые в целом проинвестировали около двенадцати миллиардов долларов в российскую экономику – мы это видим, чувствуем – заинтересованы в продолжении совместной работы, и мы всячески намерены их поддерживать».- Отдельно надо представить встречу в верхах лидеров БРИКС, которая прошла в первые часы саммита G20.Заметим, что на каждой международной площадке, где собираются, пусть и в более широком составе, главы Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР, то есть БРИКС, они всегда находят время, чтобы провести свою встречу в верхах, чтобы, как говорится, «сверить подходы по ключевым вопросам повестки дня». В данном случае – повестки дня «Большой Двадцатки». Материалы этого саммита БРИКС опубликованы на официальном сайте Президента России.При этом отметим, что предложения БРИКС по реформированию системы МВФ – перераспределению голосов согласно новой экономической мощи растущих экономик членов БРИКС, игнорируются «ветеранами движения», прежде всего в лице США, не без основания опасающихся (Эпоха новая, сэр!) потери контроля над Международным валютным фондом, который они осуществляют со времен после Второй Мировой войны.Недаром же министр иностранных дел России Сергей Лавров прокомментировал эту позицию США журналистам так:«Большое значение придается задаче доведения до конца первого этапа реформы МВФ. С сожалением отмечено, в том числе в заявлении, которое распространено по итогам заседания лидеров БРИКС, что принятые еще пять лет назад решения о проведении такой реформы, об увеличении квот и голосов, которыми страны БРИКС располагают в МВФ, это решение блокируется из-за отсутствия ратификации со стороны США». В заявлении прямо содержится призыв к тому, чтобы эта ратификация состоялась, поскольку иначе страдает репутация и легитимность МВФ.Видите, сколько интересных поворотов сюжета? Вот, например, британцы только-только назначили Россию на роль «главной угрозы» их островам, а Кэмерон как будто об этом и не слышал…Обама не встречался по одному ему известной причине с Путиным десятками месяцев, а тут – когда такое было! – сел за кофейным столиком. И при этом Обаму поддерживала помощник по национальной безопасности, а Путин вел разговор лично… Отдельно надо посмотреть на, без преувеличения, ключевую встречу Путина с новым королем Саудовской Аравии.Да и переговоры с президентом Турции Эрдоганом могут раскрыть замороженные экономические проекты.Но это всё – предварительные оценки в отсутствии официальной информации. Зато пресс-конференция Владимира Путина прошла в стиле предельной откровенности, уже обозначенном Главой Российского государства в его выступлении на 70-й юбилейной сессии ООН в конце сентября с.г. Процитируем несколько самых серьезных и откровенных заявлений президента России в Анталии.О финансировании терроризма и ИГИЛ:- Я приводил примеры, связанные с нашими данными о финансировании физическими лицами различных подразделений ИГИЛа в разных странах. Финансирование, как мы установили, идёт из 40 стран, причём, в том числе, из стран «двадцатки». Обсуждали эту тему.Обсуждали необходимость исполнения соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, которая, кстати, была принята по инициативе Российской Федерации, по предотвращению финансирования терроризма и по пресечению незаконной торговли предметами искусства, когда террористы грабят музеи на тех территориях, которые захватывают, и по предотвращению незаконной продажи и получения доходов от нефти и нефтепродуктов. Более того, я даже продемонстрировал нашим коллегам наши снимки из космоса и с самолётов, на которых ясно показано и видно, какие масштабы приобретает эта незаконная торговля нефтью и нефтепродуктами. Колонны автомашин-заправщиков растянуты на десятки километров, так что с высоты 4-5 тысяч метров они уходят за горизонт. Выглядит это просто как нефтепроводная система.О порядочности западных партнеров:- Видимо, о нас думают исходя из своих собственных представлений о порядочности.О погашении долгов Украины перед Россией:- Наши партнёры по МВФ убеждают нас в том, что мы могли бы пойти на реструктуризацию украинского долга в объёме 3 миллиардов долларов, который должен был быть выплачен до конца следующего месяца, до конца этого года, и уверяют нас в том, что мы должны были бы пойти навстречу Украине и перенести этот платёж в объёме 3 миллиардов долларов на следующий год. Уверяют нас в том, что это и Украине поможет, и обеспечит выплаты России как кредитору. Мы обратили внимание наших партнёров на то, что наш долг является не частным долгом, это суверенный долг, который предоставлен Украине на нерыночных принципах, на нерыночных условиях, это суверенный долг украинского государства. Тем не менее, и именно для того, чтобы обеспечить получение денег, возврат этих денег, и для того, чтобы не ставить Украину в сложное положение, мы сделали, на мой взгляд, неожиданное предложение нашим партнёрам: мы не просто согласились на реструктуризацию украинского долга, но и предложили лучшие условия этой реструктуризации, чем от нас просил Международный валютный фонд.Нас просили перенести этот платёж в объёме 3 миллиардов на следующий год. Я сказал, что мы готовы пойти на более глубокую реструктуризацию, готовы на то, чтобы в этом году вообще не получать никаких денег, а в следующем году получить миллиард, в 2016-м; в 2017-м – ещё миллиард и в 2018-м – ещё один миллиард. Но наши партнёры уверены, что кредитоспособность украинского государства будет расти, и у нас нет оснований сомневаться в том, что мы получим даже три миллиарда в следующем году.А если это так, то нет никаких опасений у наших партнёров выставить гарантии по этому кредиту. И мы попросили таких гарантий либо от Правительства Соединённых Штатов, либо от Евросоюза, либо от одного из солидных международных финансовых институтов. Причём мы надеемся, что этот вопрос будет решён до начала декабря текущего года в силу определённого графика работы Международного валютного фонда.Мы переговорили по этому вопросу и с госпожой Лагард, и сегодня так, на ногах, но всё-таки переговорили и с Президентом Соединённых Штатов, и с министром финансов США. Должен сказать, что это предложение воспринято с интересом.Ну и на самом-то деле, действительно, если наши партнёры считают, что кредитоспособность Украины будет возрастать, и нас в этом убеждают, значит, они верят в это, а если верят в это, пусть дадут гарантии.А если они не способны дать гарантии, то, значит, они не верят в будущее украинской экономики. Это плохо, мне кажется, и для них, поскольку, понятно, они убеждают нас в том, чего нет на самом деле, это плохо и для наших украинских партнёров.О вооруженной оппозиции в Сирии:- Часть вооружённой оппозиции считает возможным начать активные боевые действия против террористических организаций, прежде всего, против ИГИЛ, в случае нашей поддержки с воздуха. И мы готовы оказать им эту поддержку. Если это произойдёт, то это значит, что армия Президента Асада, с одной стороны, и вооружённая оппозиция, с другой, борется с общим врагом. Мне представляется, что это может стать хорошей базой, хорошей основой для последующей работы и на площадке политического урегулирования.Об объединении усилий в борьбе против терроризма:- Собственно говоря, такую идею, когда я недавно был в Париже в рамках нормандского формата, предложил Президент Франции господин Олланд. Первые шаги в этом направлении мы сделали, и, в общем и целом, они пока позитивные.Нам очень нужна помощь и поддержка Соединённых Штатов, европейских стран, Саудовской Аравии, Турции, Ирана для того, чтобы этот процесс сделать необратимым. Вот об этом мы с коллегами сегодня тоже очень подробно говорили.Эти заявления – продолжение самого открытого разговора и с прессой, и с коллегами за столом переговоров от лица российского руководства. Абсолютно прямо и откровенно. Посмотрим на реакцию партнеров…Несколько слов в завершение по поводу основных экономических результатов саммита в Анталии. - Лидеры G20 приняли решение достичь дополнительного прироста ВВП на 2% к 2018 году. - Лидеры стран-участников саммита высказались за увеличение соотношения общих инвестиций группы к их ВВП примерно на 1% к тому же 2018 году. - Лидеры «Большой двадцатки» поручили своим министрам торговли встречаться регулярно.- Лидеры государств «Большой двадцатки» пришли к решению о том, что структуру Международного валютного фонда (МВФ) нужно сохранить при необходимом объеме финансирования. (Реформа МВФ откладывается в до-о-олгий ящик. На повестке дня, видимо, форсирование альтернативных мировых финансовых институтов – С.Ф.).- «Большая двадцатка» призвала США сохранять предсказуемость в отношении ключевой ставки Федеральной резервной системы и определиться с динамикой повышения ставки.И ещё – сама жизнь заставила «Большую Двадцатку» обратить внимание на международный терроризм и выступить с особым Заявлением по этой проблеме.Итак, если коротко, главные выводы:- G20 выходит за рамки экономической тематики – происходящее вокруг заставляет лидеров обсуждать вопросы Мира и Безопасности.- Площадка «Большой Двадцатки» уже заменила по размаху и важности поднимаемых вопросов и проблем более узкую площадку «Большой Семерки», столь эффективную для её участников ещё лет десять тому назад. Мир меняется стремительно.- Решительно сопротивление США любой реформе МВФ приведет в обозримой перспективе к тому, что США останется с контролем над МВФ, но без контроля над новыми мировыми финансовыми институтами.- Возможно, формат G20 станет прообразом некоей назревшей формы обсуждения проблем преодоления сегодняшнего Мирового Кризиса в самой широкой его трактовке – и экономического, и военно-политического, включая проблему терроризма, и кризиса перспектив развития, и цивилизационного (в составе группы – лидеры своих регионов, отличающихся разнообразием в рамках Человечества, присутствующего на Планете).- Если люди на Земле не хотят сваливания нашей Цивилизации в Хаос, который уже охватил огромные пространства и пробрался в центр Европы, то именно такая достаточно узкая, но от этого имеющая свои преимущества в эффективности, площадка «Большой Двадцатки» может стать искомым местом для выработки согласованных решений по тем вопросам, которые начали представлять прямую и ясную угрозу уже странам, которые до недавнего времени рассматривались, как монолиты стабильности и оплоты порядка.Эпоха приходит иная. Даже «Большой Двадцатке» потребовалась «перезагрузка Смыслов», которую мы сейчас и наблюдаем. И этот стиль абсолютно откровенного разговора на высшем международном уровне, что предложила и подтвердила Россия, сейчас, как представляется, просто необходим для всех. Земля у нас – одна.«Высказаться и договориться». – Так просто? Так сложно!

07 ноября 2015, 00:21

Обама: США не будут строить нефтепровод Keystone XL

Президент США Барак Обама заявил, что американские власти отказываются от строительства нефтепровода Keystone XL из Канады.

04 ноября 2015, 20:10

Forbes пояснил отставание президента США в рейтинге влиятельности

Впервые в истории рейтинга наиболее влиятельных людей, который составляет журнал Forbes, президент США опустился на третье место. Первую строчку в списке занял Владимир Путин, вторую – Ангела Меркель.