• Теги
    • избранные теги
    • Компании30
      • Показать ещё
      Страны / Регионы18
      • Показать ещё
      Разное6
      Издания1
      Международные организации1
      Люди2
Барклайс Банк
03 июня, 14:57

Топ-10 банков Восточной Европы по обороту на форексе

По данным исследования Euromoney FX Survey 2016, "Альфа-банк" улучшил свои позиции в мировом рейтинге банков по обороту на валютном рынке и занял 1-е место в Центральной и Восточной Европе и 21-е место в мире.

03 июня, 14:57

Топ-10 банков Восточной Европы по обороту на форексе

По данным исследования Euromoney FX Survey 2016, Альфа-Банк улучшил свои позиции в мировом рейтинге банков по обороту на валютном рынке и занял первое место в Центральной и Восточной Европе и 21 место в мире.

03 июня, 14:57

Топ-10 банков Восточной Европы по обороту на форексе

По данным исследования Euromoney FX Survey 2016, Альфа-Банк улучшил свои позиции в мировом рейтинге банков по обороту на валютном рынке и занял первое место в Центральной и Восточной Европе и 21 место в мире.

09 мая, 10:00

Кто владельцы мировых СМИ

Всего лишь ПЯТЬ гигантов диктуют, о чем массы должны думать и как им нужно развлекаться С осени 2003 года официальный контроль над СМИ «цивилизованных наций международного сообщества», полученный путем скупки большей части акций, сконцентрирован в руках всего лишь пяти медиагигантов: – «АОЛ Тайм Уорнер» – «Вайеком» – «Эн-Би-Си Юниверсал» – «Бертельсманн» – «Мердок Ньюс Корп» […]

Выбор редакции
23 октября 2013, 09:25

Поглотитель банков: опыт Игоря Кима как отражение эволюции банковской системы

Чем занимается сейчас финансист, который за 20 лет провел поглощения трех десятков банков В июне 2013 года финансист Игорь Ким с удивлением прочитал в отчете Райффайзенбанка, что строит свой банк по экзотической модели. Два года назад Ким купил банк у британской финансовой группы Barclays и считает сделку лучшей в своей практике. Ему есть с чем сравнивать — за 20 лет он провел поглощения примерно 30 банков. В 2012 году небольшой Экспобанк (ранее Барклайс Банк) получил прибыль $40 млн против такого же убытка годом ранее, а рентабельность капитала превысила 20%. И никакой экзотики. Читать далее    

24 сентября 2013, 13:00

Игорь Ким: «Иногда создается ощущение, что мы покупаем всё, но это не так»

Хороших заемщиков - и граждан, и компаний, - которые не взяли бы уже по нескольку кредитов, практически не осталось, а ЦБ последовательно ужесточает регулирование. В условиях, когда получать доходы от классического банковского бизнеса становится все труднее, многие банкиры начинают искать иные способы заработать. О том, почему сейчас имеет смысл делать ставку не на процентные, а на комиссионные доходы и какую выгоду можно получить от покупки мелких банков, в интервью «Ъ» рассказал владелец Экспобанка Игорь КИМ. - На сегодняшний день вы владеете группой активов, однако основу составляет все же банковский сектор. Но инвестиции в этот бизнес сейчас вряд ли можно назвать абсолютно надежными и нерискованными. Как вы сейчас оцениваете банковский рынок с точки зрения инвестора? - Сектор переживает серьезные изменения. Кризис 2008 года показал, что прежняя модель финансового посредничества в момент стресса оказалась не слишком устойчивой. В центре нее стоял банковский продукт, глобальные банки конкурировали за долю рынка, старались ее максимально увеличить, и из-за резкого роста продаж качество заемщиков ухудшилось. В погоне за ростом сформировался пузырь, который лопнул, и если теперь вновь копировать эту модель роста, через некоторое время ситуация повторится. Сейчас очень много говорят о Базеле III, об оценке рисков, но еще Карл Маркс говорил: чем выше рентабельность, тем больше капитал теряет голову. Сейчас российская банковская система, по сути, является догоняющей - в Европе и Америке рынок гораздо более развит. В момент галопирующего роста, накануне кризиса, наш банковский сектор был привлекателен для инвестиций, а в части мультипликаторов к капиталу по сделкам M&A был едва ли не мировым лидером. Но сейчас в силу не самой простой ситуации в США и европейских странах приток капитала очень вялый, западные инвесторы предпочитают оставаться в более понятных и близких им странах. Это ограничивает рост капитала и рост активов. В розничном кредитовании, которое последние годы было драйвером роста, снижается маржа. Плюс системное ухудшение качества. Все это приводит к снижению темпов роста. - ЦБ активно регулирует розницу - с 1 марта было увеличено резервирование по необеспеченным кредитам, с 1 июля повышены коэффициенты риска по ссудам с высокими ставками. Как вы думаете, таким образом удастся сбить этот болезненный рост? - На мой взгляд, ЦБ очень своевременно взялся за ужесточение этого сегмента бизнеса. В запасе наверняка есть и другие меры, и у Банка России есть возможности справиться с ситуацией и не допустить банкротств и дефолтов. Я уверен, что в масштабный банковский кризис мы не скатимся, хотя какие-то отдельные истории вполне могут быть. Все-таки резкий рост последних лет серьезно ухудшил качество портфелей. В целом ситуация мне кажется управляемой, но от ЦБ потребуется внимательный надзор за сектором. - Основным вашим активом сегодня является Экспобанк. На 1 августа прибыль составила 339,6 млн руб., за месяц банк заработал всего 13,8 млн. Как вы оцениваете такие показатели работы? - На 1 сентября прибыль составила уже 560 млн руб., а за август - 220 млн руб. Важно, сколько банк заработает за год в целом, нельзя делать выводы исходя из результатов месяца, к тому же это прибыль по РСБУ. По итогам прошлого года по российским стандартам у нас была прибыль 222,3 млн руб., а по МСФО - 1,3 млрд. Наша прибыль складывается в значительной степени за счет экономического выигрыша при покупках (в текущем году Игорь Ким приобрел и присоединил к Экспобанку тюменский Сиббизнесбанк и красноярский Стромкомбанк.- «Ъ»), он отражается в отчетности по международным стандартам. Я и дальше намерен развивать банк не только за счет органического роста, но и за счет поглощений. У нас от каждой сделки есть эффект по прибыли. Недавно мы купили лизинговую компанию («ФБ-Лизинг», см. «Ъ» от 2 августа), и если бы эта сделка не принесла прибыли, мы бы не стали ее совершать. Давайте посмотрим результаты года. Я думаю, даже по РСБУ у нас будет прибыль более 1 млрд руб., хотя и это не предел мечтаний. Мне важен устойчивый бизнес и его развитие, а не только прибыль. - У Экспобанка в июне был резкий рост просрочки - на 143,5%. Откуда такой скачок? - Все очень просто - это эффект от присоединения Сиббизнесбанка, 100% акций которого мы купили весной. После покупки мы постепенно переводили на Экспобанк бэк-офис, кредитный портфель, и в результате на балансе Сиббизнесбанка осталась только просрочка. В июне мы окончательно слили балансы двух банков, отсюда и скачок. Но это не означает ухудшения качества - вместе с просроченными кредитами на баланс Экспобанка пришли и резервы по этим кредитам. Аналогичная ситуация была со Стромкомбанком, который мы присоединили в марте. - Недавно стало известно, что вы собираетесь продать эквайринговый бизнес Экспобанка. Но исторически это был его конек. Почему решили избавиться от актива? - Мы по эквайрингу, честно говоря, не были в лидерах. А если ты не в лидерах, то бизнес не может быть ни инвестиционно привлекательным, ни выгодным. Поэтому было принято решение о продаже. - Кто покупатель? - Пока не могу раскрыть. - В этом году вы уже присоединили Стромкомбанк и Сиббизнесбанк. Что в конечном счете вы хотите построить на базе Экспобанка? - В британском банковском секторе есть модель merchant bank (банк, который помимо кредитования специализируется на оказании финансовых услуг - ведении счетов, торговом финансировании, проведении сделок, андеррайтинге, консультировании по вопросам слияний и поглощений и т. д.- «Ъ»). С одной стороны, мы кредитуем, но если посмотреть на наш портфель, он очень короткий. Как правило, это бридж-финансирование. Плюс мы помогаем квалифицированно проводить сложные сделки своим корпоративным клиентам. Большим инвестдомам нужны миллиарды долларов, а сделки от $50 млн до, например, $300-500 млн им неинтересны. А мы готовы этим заниматься. - Но на предоставлении короткого финансирования едва ли можно получить рекордную прибыль. - У нас достаточность капитала 18% и высокий коэффициент ликвидности, и объем работающих активов относительно капитала не столь велик. При таких коэффициентах получать высокую отдачу от капитала за счет процентного дохода довольно сложно. Поэтому мы большую ставку делаем на комиссионные доходы, на «гонорары успеха» при завершении сделок. - О каких сделках вы говорите? - Недавно мы закрыли довольно сложную сделку. Одним активом владели два акционера, но каждый считал, что он владеет 51% акций. Но этого же не может быть. И за эти два спорных процента несколько лет шел конфликт, обстановка накалялась. Мы в этой ситуации выступили медиатором, эскроу-агентом. Сделку закрыли - одна сторона купила у другой весь пакет акций. Мы получили комиссионные. Другой пример: у заемщика был огромный долг перед банком, экономического мотива не было его возвращать. То есть человек не отказывается платить, но мотива развивать актив и расплачиваться нет. Удалось найти компромисс: мы предложили банку продать свой долг с дисконтом, тем самым вернуть определенную часть долга и распустить резервы, которые были у него созданы в объеме 100% от суммы. Банк согласился на это, клиент выкупил свой долг. У него появился экономический мотив расплачиваться по нему уже на более комфортных условиях. - Другой ваш актив - пакет акций в банке «Восточный экспресс». Но вы постепенно снижаете долю в нем. Не планируете окончательно выйти из капитала? - Я подхожу к этому вопросу очень просто - если я исполню свою миссию до конца, то выйду из проекта. Когда мы начинали этот банк, у меня была идея. И большая часть этой идеи уже реализована. - Что это была за идея? - Я хотел сделать региональный банк с охватом малых и средних городов России. Потому что основные ритейловые банки находятся в крупных городах, а там, где население меньше 100 тыс., один Сбербанк. Вы загляните в маленький город, на Урале, в Сибири, где население, например, 70 тыс. человек. И посмотрите, что там сейчас за банки («Восточный экспресс» занимает третье место в рейтинге самых филиальных банков России, имея 1588 отделений и уступая Сбербанку и Россельхозбанку.- «Ъ»). - То есть в ближайшее время можете покинуть состав акционеров «Восточного экспресса» или он интересен вам как актив? - В операционной деятельности банка я давно не участвую, общаюсь с менеджментом не чаще других акционеров. Это была моя долгосрочная стратегическая инвестиция. Свою роль в этом банке я выполнил, на всю жизнь в банке как инвестор точно не останусь. Поэтому все возможно - и выход, и еще десять лет инвестиций. - Опять же финансовые результаты - в первом полугодии у банка убыток 303 млн руб. против прибыли 2,1 млрд руб. в первом полугодии прошлого года. Эти результаты вас как инвестора устраивают? - По рейтингу журнала The Banker «Восточный экспресс» - один из самых быстрорастущих банков в мире по капиталу и один из самых рентабельных (Top1000 World Banks, второе место по капиталу, седьмое по рентабельности за 2012 год.- «Ъ»). Банк длительное время очень быстро рос, и бывают моменты, когда показатели могут снижаться - в силу рыночной среды, определенного реинжиниринга, который в банке происходит. 300 млн в масштабах «Восточного экспресса» при капитале почти в $1 млрд - это некритично. Посмотрим, как сейчас менеджмент оценит рыночные вызовы. Во всяком случае, резервы уже сейчас создаются более консервативно. - Вас, как одного из инвесторов, убыток в 300 млн руб. устраивает? - Нет. Меня ни один результат не устраивает - ни «Восточного экспресса», ни Экспобанка. Я всегда хочу большей эффективности. Но я понимаю, почему так происходит. - Убыток против прибыли в 2,1 млрд руб.- это серьезное ухудшение результатов. - И что? - Это ничего не значит? - Мне важно не просто в один год получить прибыль. Раньше «Восточный экспресс» давал рентабельность 80-100% годовых. Сейчас - да, убыток, но я уверен, что ситуация изменится. У банка есть потенциал, чтобы быть рентабельным и эффективным. Требуются только тонкие настройки. - А менеджмент сможет тонко настроить? - Если бы не мог, мы бы, наверное, начали задумываться о его качестве. Во всяком случае, я не задумываюсь. - Первый свой крупный актив, созданный на базе Уралвнешторгбанка и Сибакадембанка,- УРСА-банк вы в 2007 году называли перспективным проектом и строили амбициозные планы: достичь через пять лет, то есть к 2012 году, десятипроцентной доли на рынке и в дальнейшем составить конкуренцию Сбербанку. Однако уже в 2009 году УРСА был объединен с МДМ-банком. Почему так резко изменились планы? - Сделка по слиянию имела огромный потенциал, банки обладали чрезвычайно хорошими на тот момент возможностями. В 2008-2009 годах все банки без исключения показали огромный убыток. Но никто не разорился. Потому что банки падают из-за потери ликвидности, а не из-за убытков. На момент кризиса у УРСА-банка было 54 млрд руб. на корсчетах, мы пошли на то, чтобы сократить рентабельность, не смотреть на убытки, а просто иметь огромный запас ликвидности, чтобы в случае форс-мажора вернуть все деньги за один день. У нас объем ликвидности был больше, чем объем вкладов. У МДМ-банка тоже было достаточно ликвидности. Так что на момент слияния оба банка были в сильной позиции. - Но просрочка по портфелям была серьезно выше рынка: на 1 августа 2009 года у УРСА-банка доля «плохих» кредитов составляла 9,23%, у МДМ-банка - 11%, а в целом по системе была 4,7%. - С долей 4,7% просрочки по рынку на тот момент сложно согласиться. Сейчас 5,2%. Чтобы в 2009 году реальная просрочка была 4,7%? Не уверен. - То есть все это было только на бумаге нарисовано? - Каждый банк самостоятельно отвечает за достоверность своей отчетности. Мы могли себе позволить из-за достаточности капитала создавать резервы и показывать убытки. А у многих банков норматив Н1 не позволял этого делать. Согласно аналитическому отчету S&P, на тот период времени средний объем просрочки по портфелю был не менее 15%. - Есть мнение, что объединение УРСА-банка и МДМ-банка было нужно в первую очередь вам как собственнику УРСА-банка, поскольку ситуация с качеством кредитного портфеля была не самой лучшей. - Я не буду комментировать слухи. Просто возьмите отчетность и посмотрите. Цифры обо всем говорят, вы их можете проверить - это данные ЦБ. Остальное - домыслы. - Так почему все-таки решили слить УРСА-банк с МДМ-банком? - У меня позиция не сводилась к тому, чтобы оставаться контролирующим акционером. У меня была позиция создать лучший частный банк в России. И я считаю, что верно поступил, не став удерживать контроль. Потому что если ты держишься за контроль, ты должен всегда быть готов вливать в банк капитал. А если у тебя основной бизнес банковский, где практически не бывает свободных неработающих средств, это проблематично. - То есть планы войти в топ-10 банков, занять одно из лидирующих положений на рынке оставались, но уже вместе с МДМ-банком? - Конечно. - Почему они не реализовались - конфликт акционеров? - У нас не было конфликтов с Сергеем Поповым. Когда банки объединялись, у нас было заключено акционерное соглашение в английском праве, и мотивов переходить за грань деловых отношений точно не было. Я могу сказать, что Сергей Попов - один из самых блестящих бизнесменов, они с Андреем Мельниченко создали самые успешные отраслевые холдинговые структуры в стране. У нас разошлись профессиональные взгляды на развитие банка. Мы договорились и нашли выход из сложившейся ситуации, который показался разумным. И я считаю, что это было правильное решение. - Вероятно, изначально, когда вы с господином Поповым договаривались о слиянии банков, взгляд на развитие бизнеса был примерно одинаков. В какой момент и в чем вы разошлись? - Возвращаться в прошлое не имеет смысла. Между нами была договоренность, что после слияния, в период самой кризисной ситуации, я займу пост председателя правления. В дальнейшем планировалось, что на операционной должности будет находиться другой человек. Просто я считал, что, как акционер, должен ответственно подойти и пройти этап слияния и кризисную ситуацию. Поэтому отработал ровно момент слияния и год после него (Игорь Ким покинул пост предправления МДМ-банка летом 2010 года.- «Ъ»). - Почему для слияния был выбран именно МДМ-банк? - Мы были настолько разные, что возможности для синергии были колоссальные. Это мой взгляд. И мне не хотелось бы вдаваться в эту историю слишком глубоко - у нас есть определенные соглашения. - Слияние МДМ-банка и УРСА-банка - это одна из крупнейших сделок на банковском рынке. Но ее также называют крупной неудачей. Вы с этим согласны? - Я не буду давать оценок. Это с моей стороны провокационно, неэтично. Что является успехом? Что нет? Где эти критерии? Если учесть, что МДМ-банк в кризисный период единственный из крупнейших банков не обращался и не получал государственной поддержки, твердо соблюдал все интересы кредиторов, был чрезвычайно устойчив, это успех или нет? Если банк не допустил проблем для клиентов, это успех или нет? Как это комментировать? - Но инвестор в любом случае оценивает для себя успешность той или иной сделки. - Меня устроили условия слияния, затем условия выхода из капитала объединенного банка, и господина Попова тоже, иначе он не стал бы совершать эту сделку. - Кто предложил схему, по которой вы выходили из капитала объединенного банка,- 100% акций Латвийского торгового банка в обмен на пакет акций МДМ-банка плюс денежная составляющая? - Если сделка состоялась, она устроила обе стороны. - Недавно была закрыта сделка по продаже Абсолют-банка НПФ «Благосостояние». Но до того момента, как его приобрел НПФ, вы считались основным претендентом. - Это кто сказал? Это написали газеты. Я об этом ни разу не говорил. Да, на рынке наша команда известна количеством проведенных сделок, в том числе с иностранными «дочками», может быть, поэтому были сделаны такие выводы. - Вы не претендовали на Абсолют-банк? - Скажу так: в средствах массовой информации делались заявления, что основным претендентом на Абсолют-банк является господин Ким. Но я им этого не говорил. Я участвовал в переговорах, но был ли основным претендентом или нет, не знаю. Процесс был организован по всем правилам, мы выставили оферту, но положительного ответа не получили. Закончился срок оферты, и все. И на этом мое участие закончилось. Мне больше нечего добавить. - Насколько велик был ваш интерес к этому активу? - У нас сделок и обсуждений происходит много. Не все переговоры заканчиваются сделками. Нельзя сказать, что Абсолют-банк был чем-то из ряда вон выходящим. Мы добросовестно исполнили свою часть - сделали due diligence, выставили оферту. Дальше вопрос продавца. Если продавец решил совершить сделку с другим покупателем - это его право. - То есть для вас это был непринципиальный вопрос? - От меня процесс зависит ровно наполовину. Иногда создается ощущение, что мы покупаем все, до чего дотянемся, но это не так. Мы спокойно ведем переговоры, договариваемся - заключаем сделку, не договариваемся - не заключаем. Это же не компания Apple, а всего лишь один банк. - На рынке есть мнение, что после неудачи с покупкой именно вы инициировали судебные иски в попытке оспорить сделку с НПФ «Благосостояние». Вы можете прокомментировать это предположение? Оно строится на том, что иски исходили из традиционных регионов вашего присутствия - Чита, Хабаровск, Новосибирск. - Не надо строить фантастических гипотез. Если есть доказательства, готов их рассмотреть и дать официальные комментарии. В любом другом случае отношу такие заявления к провокации. - То есть вы не имеете отношения к этим судебным искам? - Совершенно верно. - Долгое время ваш бизнес расширялся за счет слияний и поглощений. Вы будете и дальше его развивать по этой же модели? - Будем сочетать и поглощения, и органический рост. Потому что органически в условиях рынка бизнес тоже растет. А сделки M&A, конечно же, будут вносить свой вклад в его развитие. - И все же за счет чего в большей степени? - Смотря как будет вести себя рыночная среда. - А как она себя сейчас ведет? Много ли на рынке интересных для покупки банков? - Потенциальных сделок достаточно много, есть возможность выбирать. - Вы давно консолидируете банки. Что вы можете сказать о качестве этих активов как потенциальный покупатель? - Когда делаем due diligence, встречается, что оценка рисков, сделанная многими банками, чрезвычайно оптимистична. Я уже не говорю про некое «рисование» в отчетностях. И иногда даже владелец не до конца понимает, что у него с банком происходит. У менеджмента может не быть мотива рассказывать акционеру о реальности. А ситуация может быть уже едва ли не дефолтная. - Большинство своих активов вы выкупили у выходящих из России иностранных компаний. Почему вы отдаете предпочтение зарубежным «дочкам»? - В последнее время мы купили «Барклайс», нынешний Экспобанк, «Вест ЛБ Восток», «дочку» европейской лизинговой компании «ФБ-Лизинг», и два российских актива - Сиббизнесбанк и Стромкомбанк. За последнее время три к двум, почти паритет. Если продавец дает нам достаточный уровень гарантий и вызывает доверие, мы закроем сделку с российским собственником. С западными акционерами технологически проще - навык есть, традиции делового оборота, необходимый уровень гарантий. Для российских собственников это пока непривычно. Если мы понимаем, что в банке есть некая схема, не будем даже переговоры начинать. - В последнее время вам активно пытаются «продать» многие активы - Русфинанс-банк, Юниаструм-банк. - Нам каждую пятницу пытаются «продать» очередной банк. Но я не могу это комментировать. Как только мы закрываем сделку, об этом становится известно. Мы же покупаем все легально, бизнес предельно транспарентен. - Вы уже определились с очередной покупкой? Что это будет за актив, когда состоится сделка? - У меня есть определенный интерес к активам Восточной и Центральной Европы, это так. Но я пока не могу сказать, что именно это будет за актив,- я пока не в достаточной степени знаю этот рынок и сейчас изучаю его. Раньше часто звучало - на рынок придут западные банки, заберут клиентов у российских игроков. Кризис показал, что тайных знаний у них нет, все очень понятно - технологии, продукты, доступ к капиталу. Поэтому кроме конкуренции в России интересно еще побороться именно на домашнем европейском рынке. - У вас уже есть актив в Латвии. - Да. И он довольно неплохо себя чувствует - по рентабельности прирост 100% к 2011 году. - Кстати, при фактическом закрытии Кипра для банковского бизнеса не кажется ли вам Латвия еще более перспективной? Многие называли ее вторым Кипром и говорили, что большая часть денег оттуда перетечет в Латвию. - За время кипрского кризиса депозитная база в Латвии серьезно не выросла. Масштабного перетока нет. Но сейчас еще нечему перетекать - депозиты заморожены. Когда их разморозят, неизвестно, на наращивание аналогичного объема депозитов уйдут годы. А расчеты компаний, которые велись через Кипр, будут переводить в другие юрисдикции, с этим я согласен. Их много - Швейцария, Люксембург, Голландия, Мальта, Сингапур, Латвия в том числе. - При этом в дополнение к латвийскому активу вы хотите приобрести еще один актив в Европе и вырастить его до рыночного игрока, который составил бы конкуренцию домашним банкам? - У меня нет цели сделать баланс в €2 трлн и захватить весь рынок. Но составить реальную конкуренцию зрелому игроку, который работает на своем домашнем рынке, это серьезный вызов. И этот вызов мне интересен. - Какой сегмент вы для себя рассматриваете - розницу, корпоративное кредитование? - Это не имеет значения. Имеют значение рыночные возможности, собственные силы и наличие команды, которая сможет воспользоваться этими рыночными возможностями. - У вас она есть? - Есть. А по части реализации сделок M&A обладает одной из лучших компетенций на рынке. - Но команда небезгранична. С учетом вашего интереса к банковской системе Европы нет ли планов вывести из России свои активы и сосредоточиться на зарубежном рынке? - Нет. Таких планов у меня нет. Ким Игорь Владимирович Родился 12 января 1966 года в Уштобе (Казахстан). Окончил Новосибирский госуниверситет по специальности «экономическая кибернетика» (1990). С 1990 года занимается бизнесом. В 1993 году стал зампредом, в 1995 году - председателем правления Русского народного банка (Новосибирск). В декабре 1996 года вместе с партнерами приобрел Сибакадембанк. Был первым заместителем гендиректора, гендиректором, в апреле 2002 года возглавил совет директоров банка. Также в 2001-2004 годах был совладельцем и председателем правления банка «Каспийский» в Казахстане. В 2004 году приобрел 48,39% Уралвнешторгбанка и возглавил его наблюдательный совет. В 2006 году после объединения Уралвнешторгбанка и Сибакадембанка в УРСА-банк стал председателем его совета директоров. С момента слияния УРСА-банка и МДМ-банка в декабре 2008 года до июля 2010 года возглавлял правление МДМ-банка, имел второй по величине пакет акций (11%). В начале 2012 года вышел из числа его акционеров. С декабря 2011 года - председатель совета директоров ООО «Экспобанк» (владеет 68,6% акций). С 2012 года - единственный акционер AS LTB Bank (Латвия, ныне - AS Expobank). Совладелец ОАО «Восточный экспресс банк», ЗАО «Д2 Страхование». ООО «Экспобанк» Основано в 1994 году как «Искол-банк», с 1997 года - «Экспобанк». С 2005 года основными совладельцами банка были топ-менеджеры Андрей Вдовин и Кирилл Якубовский. В начале 2008 года банк был продан британскому Barclays Bank и переименован в Барклайс-банк. В октябре 2011 года выкуплен группой инвесторов во главе с Игорем Кимом и вернулся к прежнему названию. На данный момент Игорю Киму принадлежит 68,6% акций, другие крупные акционеры - член совета директоров Герман Цой (17,6%) и ОАО «ДСК «Автобан»» (8,76%). Банк имеет 19 офисов в десяти городах России (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Кемерово, Барнаул, Екатеринбург, Пермь, Красноярск, Тюмень, Сургут). Обслуживает около 12 тыс. юридических и более 160 тыс. физических лиц. Численность сотрудников - свыше 450 человек. По данным на 1 июля 2013 года занимает 109-е место среди российских банков по сумме чистых активов (35,76 млрд руб.), 104-е - по размеру собственного капитала (6,14 млрд руб.). Чистая прибыль на 1 сентября 2013 года составила 560 млн руб. Интервью взяла Нина ВЛАСОВА

21 июня 2013, 15:57

Тайны мира с Анной Чапман. Разоблачение. Мировая монополия. Игра не для простых людей

МИРОВАЯ МОНОПОЛИЯ.  ИГРА НЕ ДЛЯ ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ 13 крупнейших банков захватили мировую монополию на оказание финансовых услуг, и против них боятся пикнуть лидеры самых могущественных стран мира. Они поставили на колени весь мир. Их боятся власти США. С их мнением не смеет спорить Евросоюз. Всех прочих они вообще не считают за людей. Потому что мы – и не люди. Мы потребители, живущие в мире, захваченном монополиями. Мы живем в мире изобилия. Или, по крайней мере, так думаем. Нас окружают сотни тысяч видов самых разнообразных товаров, порою трудно выбрать, что же купить – столько всего  вокруг. На самом деле это изобилие мнимое.  Если на коробки с товарами приклеить не торговые марки, а честно поставить названия компаний-производителей, на полках магазинов окажется не триста видов, например, молока, а три. Это прозвучит невероятно, но в действительности все 7 миллиардов живущих на Земле людей пользуются  мобильными телефонами всего нескольких марок, покупают одежду, продукты и даже мебель всего у 3-4-х компаний. Парадокс: на рынок ежедневно выкидываются сотни тысяч новых идей, но эти новые идеи не доходят до потребителя. Весной 2013 года специалисты из Технологического института в швейцарском Цюрихе сделали шокирующее открытие. Они детально изучили работу крупнейших мировых компаний, и пришли к поразительному выводу. Оказалось, что весь мировой капитал равномерно распределен между главными игроками. Их всего 147. Немного занимательной статистики. В мире существует аж 43 тысячи огромных транснациональных компаний – казалось бы, вот оно, рыночное изобилие! На самом деле вся власть над мировой экономикой находится в руках ограниченного числа акционеров. Теоретики сложных систем  Швейцарского федерального технологического института Цюриха провели беспрецедентное исследование и построили целую модель глобальной корпоративной системы земного шара, которая состоит из 37 миллионов компаний и инвесторов, тех самых 43 тысяч транснациональных корпораций и из 1318 фирм, которые, как оказалось, владеют акциями большинства мировых компаний. Джеймс Глаттфельдер - математик того Швейцарского федерального технологического института Цюриха: «Меня всегда поражало, что мы строим  модели поведения стаи  перелетных птиц, но не имеем никакого представления о том, как работает наша собственная экономика. Мы провели огромную работу и  построили  3Д-схему, содержащую акционеров всех транснациональных корпораций и схему  акционеров всех акционеров. В результате мы получили ядро мировой экономики. Я  пришел к выводу, что миром правят всего  737 акционеров». Ученые пришли  к поразительным выводам. Внутри ядра из 737  субъектов находится еще маленькое ядрышко из примерно 150 сверхмогущественных акционеров, которые вместе контролируют 80% собственности глобальных корпораций! По словам профессора Глаттфельдера и его коллеги, эксперта макроэкономики Джона Дриффила из Лондонского Университета, вся огромная мировая экономика сходится в "бутылочном горлышке" одной сотни собственников!   Джеймс Глаттфельдер: «Такая система не может быть устойчивой. Наш затяжной мировой кризис — это прежде всего кризис ядра. Чем меньше ядро и больше периферия, тем менее устойчива вся система, тем легче вывести ее из равновесия». 1 процент компаний контролирует 40 процентов мировой экономики, - так устроен наш мир. Вот так выглядит этот любопытный список: топ-50 из 147  фирм, которые правят планетой Земля: Первая двадцатка включает в себя знаменитые Barclays Bank (Барклайс банк), JPMorgan Chase (Джей-Пи Морган Чейз) и Goldman Sachs (Голдман Сакс). От благополучия каждой из этих компаний зависит благополучие всего земного шара. Если одна из этих компаний развалится,  за ней может развалиться вся мировая экономика. Поэтому власти ведущих стран мира будут делать все для того, чтобы благополучие этих компаний было вечным. Любой ценой. Неужели  весь наш мир – это   авторитарное государство,  где вся власть сосредоточена в руках узкой касты избранных? На какие части они поделили мир – кто что контролирует? Об этом вы узнаете в очередном выпуске программы «Тайны мира с Анной Чапман. Разоблачение» на РЕН ТВ 21 июня в 20.00.

Выбор редакции
14 мая 2013, 12:22

Экспобанк получил 1,3 млрд рублей прибыли за прошлый год

Экспобанк заработал по итогам 2012 года 1,3 млрд рублей чистой прибыли. До осени 2011-го банк принадлежал британскому Barclays, назывался Барклайс Банк и показал по итогам 2011-го убыток на 1,2 млрд рублей. За прошлый год под управлением новой команды во главе с Игорем Кимом банк сумел более чем вдвое, до 38,5 млрд рублей, увеличить чистые активы. Рентабельность капитала составила 22,7%. Совокупный капитал Экспобанка с учетом консолидации Сиббизнесбанка и Стромкомбанка вырос на 53% и составил на 1 января 2013 года 7 млрд рублей. Розничный кредитный портфель увеличился на 12% - до 3,7 млрд рублей. Доля просроченной более чем на 90 дней ссудной задолженности в совокупном портфеле сократилась по итогам прошлого года до 2,7% (13% на конец 2011-го). Объем средств клиентов вырос за год на 95% - до 20,4 млрд рублей, из них 10,9 млрд - средства физлиц (рост на 83%).

24 апреля 2013, 08:48

Суд вновь блокировал сделку по покупке Абсолют Банка

Суд удовлетворил второе ходатайство о блокировке сделки по покупке Абсолют Банка негосударственным пенсионным фондом (НПФ) «Благосостояние» у бельгийской группы KBC. Как стало известно «Коммерсанту», иск подал житель Иркутска Олег Чернышев. Он требует признать недействительными договоры доверительного управления, заключенные НПФ с 11 управляющими компаниями в части, позволяющей им приобрести на принадлежащие НПФ средства пенсионных резервов Абсолют Банк. Второе требование истца - исключить из договоров доверительного управления указанные пункты. 16 апреля cуд удовлетворил ходатайство Чернышева об обеспечительных мерах - до вынесения решения по иску (разбирательство назначено на 27 мая) запретить фонду и управляющим компаниям покупать банк прямо или косвенно, а также не допускать их представителей к управлению банком. Между тем во вторник суд Читы прекратил аналогичное дело, инициированное в марте Светланой Филатовой, и снял блокировку со сделки, наложенную в рамках этого дела в качестве обеспечительной меры. Претензии истцов одинаковы. Чернышев, как следует из материалов дела, считает, что его права как клиента фонда - застрахованного лица - будут нарушены, если на средства пенсионных резервов фонд приобретет акции Абсолют Банка. Как указано в иске Чернышева, инвестирование средств пенсионных резервов в такой актив, как Абсолют Банк, не предусмотрено ст. 26 закона «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии». Сразу после официального объявления о сделке юристы указывали, что формально в ходе нее может быть нарушен принцип ликвидности инвестирования пенсионных средств, так как оперативно реализовать акции банка, не торгующиеся на бирже, затруднительно. Впрочем, ФСФР, проверявшая условия сделки, впоследствии ни о каких нарушениях не сообщала. Две последовательные попытки заблокировать сделку в НПФ считают спланированной кампанией по ее срыву. В фонде указывают на прямую связь между исками и считают, что за формальными истцами в реальности стоят одни и те же лица. «Иск Олега Чернышева полностью повторяет основные пункты исковых требований Светланы Филатовой, он буквально написан под копирку», - указывает исполнительный директор НПФ «Благосостояние» Юрий Новожилов. Фонд будет в суде доказывать законность использования средств пенсионных резервов в этой сделке, обещает Новожилов. «Ведомости» напоминают, что единственным соперником «Благосостояния» на прошлогоднем тендере по покупке Абсолют Банка был новосибирский предприниматель Игорь Ким, которому ранее удавалось дешево скупать активы покидающих Россию инвесторов (Городской ипотечный банк у Morgan Stanley, «Сантандер консьюмер банк» у испанского Santander, а также «Барклайс банк» у одноименной группы).

20 апреля 2013, 01:44

Кому принадлежат мировые СМИ

Всего лишь ПЯТЬ гигантов диктуют, о чем массы должны думать и как им нужно развлекаться С осени 2003 года официальный контроль над СМИ «цивилизованных наций международного сообщества», полученный путем скупки большей части акций, сконцентрирован в руках всего лишь пяти медиагигантов: – «АОЛ Тайм Уорнер» – «Вайеком» – «Эн-Би-Си Юниверсал» – «Бертельсманн» – «Мердок Ньюс Корп» Поиск в Интернете слов «Media Giants» поможет узнать актуальный статус и проинформировать, какие конкретные фирмы (кино, новости, телевидение, радио, Интернет, музыка и т. д.) контролируются медиагигантами. А это – (почти) все, что есть на рынке. Итак, всего лишь ПЯТЬ гигантов диктуют, о чем массы должны думать и как им нужно развлекаться. Не должен ли настораживать уже сам этот факт? Неужели это так уж невозможно, что главные акционеры или люди, принимающие решения в этих пяти медиагигантах, преследуют общую цель / идеологию или служат одним и тем же хозяевам?.. Если кто-то предполагает, к примеру, что медиагигант «Бертельсманн ГмбХ» – типично немецкая фирма из мирного провинциального Гютерсло, он забывает, что по крайней мере одним из его влиятельных участников (25%) является международная инвестиционная компания «Групп Брюссель Ламбер», которая вкладывает деньги либо от собственного имени, либо тайно, от имени клиента. Короче: тот, кто хотел бы остаться анонимом, купит себе для начала, скажем, один или несколько маленьких банков или инвестиционных фирм, чтобы потом через них как нейтральных третьих лиц вкладывать деньги в медиагигант и, таким образом, оставаться в тени. Об этом знал еще старый Ротшильд уже примерно 150 лет назад. Он делал инвестиции в США не от собственного имени, а выдвигал вперед своих «тайных партнеров» – Рокфеллера и Дж. П. Моргана. Его официальными представителями были тогда банкирский дом «Варбург» и Якоб Шифф – директор инвестиционного банка «Кун, Лёб и Ко». Почему сегодня это должно быть по-другому? И сегодня сэр Эвелин де Ротшильд (в Великобритании), его брат Дэвид де Ротшильд (во Франции) и другие члены семьи инвестируют не от собственного имени, а, кроме всего прочего, через тайный холдинг «Конкордия». «Конкордия» контролируется холдингом «Ротшильд континуэйшн холдинг». «Континуэйшн» – главный акционер известного банка «НМ Ротшильд». Пакеты акций, которые держатся от имени доверенных лиц или других секретных холдинг-компаний, остаются неизвестными. Похожая ситуация – и у «Бертельсманна»: 57,3% акций «Бертельсманна» держит благотворительный фонд «Бертельсманна», 17,3% принадлежат семье Мон. Право голоса на 75% принадлежит управленческой компании и на 25% – «Брюссель Ламбер». Порядочным людям видна только активная поддержка, которую оказывает благотворительный фонд «Бертельсманна» Израилю. Но ведь это – самое малое, что должно крупное немецкое предприятие «святой земле»... И может ли этот долг быть когда-нибудь полностью выплачен? Или его можно требовать снова и снова в любое время? Доверенные лица, подставные лица и тайные компаньоны. Каждая группировка, которая желала бы остаться анонимной, пользуется услугами зицпредседателей (доверенных лиц, марионеток), чтобы скрыть собственные интересы в монополии и исключить риски. Снабженные необходимым капиталом, те активизируются: официально – от собственного имени и в своих интересах, неофициально – в интересах хозяев. Тот, кто выходит за пределы дозволенного, может смертельно заболеть или испытать такую депрессию, что самоубийство покажется единственным выходом. Хороший пример – британский медиалорд Роберт Максвелл, урожденный Людвик Хох. Его капитал происходит из легендарного офшорного источника денег – анонимных лихтенштейнских благотворительных фондов. Несколько лет назад босс СМИ якобы упал со своей яхты и утонул. Быструю карьеру магната обеспечил себе и шеф «Вайэком», владелец контрольного пакета акций «Сумнер Редстоун», урожденный Меррей Ротстайн. Во время Второй мировой войны, работая еще в военной разведке, американец, бывший адвокат, бешено скупал акции СМИ. Сегодня он, наряду с Рупертом Мердоком, один из заправил в медийном бизнесе. Очень интересен и австралиец, магнат спутникового телевидения Руперт Мердок со своей зарегистрированной на бирже Сиднея «Ньюс Корп». Что явилось причиной его успеха? Быстрый и крутой подъем оказался возможен благодаря финансовой помощи Гарри Оппенгеймера* (картель по добыче и продаже золота и бриллиантов «Англо-Америкен» и «ДеБирс»), Эдгара Бронфмана-старшего** (медиаконцерн «Сигрэм», председатель Еврейского всемирного конгресса), Арманда Хаммера и Ротшильдов, или же только благодаря созданию программ на самом низком культурном уровне (ср. «Бильд») («Бильд» – самая массовая газета в Германии, яркий представитель немецкоязычной желтой прессы. – Прим. пер.)? «Ротшильд Инвестмент Траст» абсолютно официально является крупным акционером «Ньюс Корп.» с собственным директором в правлении медиагиганта. А как мыслит король СМИ Руперт Мердок? Независимо и политически нейтрально, как журналиста обязывают факты? Само собой разумеется, он охотно говорит о «my faith and News Corporation's faith in the integrity and worthiness of the Zionist undertaking» («Целуя ботинки Медиа-Голиафа», Норманн Соломон, «Криэйторс Синдикат»). Перевод: «Моей вере и вере «Ньюс Корпорэйшнз» («его» фирмы) в честность и достоинство сионистского проекта». Официальными учредителями и главными акционерами частного федерального банка США (Федеральные резервы, FED) в 1913 году были «Банк Ротшильда» (Лондон, Париж), «Банк братьев Лазар» (Париж), «Сейф-банк Израэля Мозеса» (Италия), «Банк Варбурга» (Амстердам, Гамбург), «Банк Леманна» (Нью-Йорк), «Банк Кун, Лёб и Ко» (Нью-Йорк), «Чейз Манхэттен Банк Рокфеллера» (Нью-Йорк) и «Банк Голдмана Сакса» (Нью-Йорк). Смотри «Руки прочь от этой книги» (Ян ван Гельсинг) и «Банки, хлеб и бомбы II» (Штефан Эрдманн), обе книги от www.amadeus-verlag.com. Другие источники называют только семерых банкиров: Ротшильда, Варбурга, Рокфеллера, Шиффа, Харримана, Вандерлипа и Моргана. Не смущайтесь. Банки сливаются, меняют название, но семьи – истинные владельцы, находящиеся за кулисами – не меняются. Якоб Шифф был, например, президентом «Кун, Лёб и Ко», а с 1916 года – и председателем «Сионистского движения в России». Дж. П. Морган и Рокфеллер были и остаются доверенными лицами Ротшильда в США. Их потомки и сегодня тайно и отстраненно, скрываясь под именами крупных банков США «Чейз Манхэттен» и «Ситибанк», контролируют 52,86% всех акций Нью-Йоркского банка федеральных резервов FED, которому подчиняются остальные 11 филиалов FED в США (1997, Эрик Самуэльсон), сегодня банки более известны как «Джи-Пи Морган Чейз» и «Сити Групп». ВАЖНО: Федеральный банк США принадлежит вовсе не государству США или правительству, а нескольким частным собственникам, вышеназванным банкам и стоящим за ними лицам. Не иначе и в других странах: например, немецкий Федеральный банк и банк Англии находятся в частном владении. Если у государства есть долги, оно должно не самому себе, а, как правило, своему Федеральному / Центральному банку и, вместе с тем, собственникам центрального банка. И именно им платятся проценты с налоговых миллиардов каждый год. Того, кто хотел бы заняться выяснением этих обстоятельств (бизнес-школы и университеты либо ничего не знают, либо хранят тайну), нередко без промедления ставят в антисемитский угол. Американские президенты, которые пытались освободить США от контроля банкиров (например, Кеннеди), или хотели отказаться от их кредитов (например, Линкольн), были убиты «сумасшедшими». Оба президента хотели ввести государственную беспроцентную денежную систему с обеспечением обращения и освободиться тем самым от процентной кабалы частных банков. При Линкольне эти деньги назывались «Грин Бакс», при Кеннеди также были напечатаны несколько миллиардов свободных долларов. Первым официальным актом следующего президента Линдона Б. Джонсона стало немедленное изъятие этих денег с рынка. Зять Бронфмана, барон Ален де Гунцбург – выходец из еврейской банкирской семьи, которую в 1830 году облагородили Габсбурги. Барон де Гунцбург находится в родственных связях с парижскими Ротшильдами, а также связан с ними общими гешефтами через «свои» банки – «Банк Луи Дрейфуса» и «Банкирский дом Вормса». С 1976 года де Гунцбург был членом правления в бронфмановском «Сигрэме». Почти неизвестно, но классика – влияние его, а теперь и его сына, Эдгара Бронфмана-младшего, вместе (или от имени тестя Лёба и его банковских и инвестиционных партнеров) на СМИ через фирмы «Сигрэм» и «Кемп Инвестментс» (кроме всего прочего, «Эм-Джи-Эм», «Парамаунт Пикчерз»). С 70-х начались инвестиции и в сырьевые ресурсы (прежде всего нефть). Изначально Бронфманы сделали состояние на пойле – «виски» двухдневной выдержки (нормально – 6-12 лет), которое контрабандой ввозилось из Канады в США во времена сухого закона под названиями «Джонни Уокер» и «Гленливет». Если верить Петеру К. Ньюману, ежемесячно таким образом зарабатывались $500 000. Неплохо для 1920-1930-х гг. Эти прибыли, естественно, стали возможны только благодаря сухому закону, который стоил жизни 34 000 американцам, отравившимся недоброкачественным контрабандным товаром, а также 2500 гангстерам, перестрелявшим друг друга в борьбе за монополию сбыта, плюс 500 полицейским, застреленным преступниками. Тот, кто вдруг обнаружит здесь параллели с «борьбой с наркотиками» или, не дай Бог, предположит, что такие запретительные законы принимаются политиками-марионетками в тумане истерии СМИ, чтобы гарантировать монопольно высокие прибыли нескольким инсайдерам – нехороший человек. Канадская фирма по производству спиртных напитков «Сигрэм», контролируемая Бронфманом, при помощи выгодного финансирования тайно скупала акции СМИ до тех пор, пока «безобидная» лавка по продаже горячительного не превратилась во второй по величине медиаконцерн мира (наибольшим влиянием во всем мире пользуется медиагруппа «АОЛ Тайм Уорнер» («Си-Эн-Эн», «Уорнер Бразерс», «Тайм Мэгэзин» и т. д.), крупным акционером которой был и «Сигрэм»). За тайные вложения капитала отвечала бронфмановская «Кэмп Инвестментс». В это же самое время от имени фирмы с жизнерадостным, приятственно-свежим названием «Вивенди Юниверсал» неистово скупал по всему миру акции СМИ. (Кроме всего прочего, «Юниверсал» – французский утилизатор сточных вод.) Менеджера Жана Мари Мессира СМИ чествовали как гения предпринимательства. Курс акций «Вивенди» взлетел до небес. Высокая стоимость собственных акций позволила «Вивенди Юниверсал» скупить бóльшую часть акций «Сигрэм» и вытеснить Бронфманов с огромным барышом от продажи акций по биржевому курсу из топа 2000. С тех пор, как известно, дела «Вивенди Юниверсал (Сигрэм)» резко пошатнулись. Падающие курсы акций (и внезапное сокращение кредитов банками?) вызвали кризис ликвидности. В 2002 году, после того как курс акций упал более чем на 80%, Жана Мари Мессира уволили, а крупным акционером Бронфманом с помощью нескольких банков был организован «пакет спасения», который, кроме всего прочего, предусматривал продажу акций «Вивенди Юниверсал (Сигрэм)» незадорого американским медиаконцернам. В довершение всего «Вивенди Юниверсал (Сигрэм)» (или ее наследник) была обязана зарегистрироваться на Нью-Йоркской бирже, чтобы американские инвесторы СМИ смогли войти в нее напрямую. Бронфман сумел вновь по дешевке обеспечить себе и своим друзьям контроль над «Вивенди Юниверсал (Сигрэм)». Сюда, естественно, входили и дорого проданные им двумя годами ранее пакеты «Сигрэм». Итог через 2 года: как и ранее, контроль над старыми СМИ, принадлежавшими «Сигрэм», но теперь и контроль над СМИ, принадлежавшими «Вивенди Юниверсал» плюс огромная прибыль. Неплохо для пары телефонных разговоров и поездок в Париж. В 2003 году бóльшая часть «Вивенди Юниверсал (Сигрэм)» была скуплена американским медиагигантом «Эн-Би-Си», который сейчас называется «Эн-Би-Си Юниверсал» и, по официальным данным, на 80% контролируется транснациональной корпорацией «Дженерал Электрик». Однако для Всемирного еврейского конгресса это было не слишком болезненно, поскольку со времени продажи в 1996 году в США медиахолдинга Теда Тернера («Си-Эн-Эн» и т. д.) компании «Тайм Уорнер» больше не существует ни одной влиятельной группы СМИ, которая бы не контролировалась марионетками или членами Всемирного конгресса. Тот, кто не желает этому верить, должен сам разыскать хотя бы одну и назвать ее мне. Хотя Бронфманов, похоже, интересуют не только СМИ и алкоголь: в 1981 году они скупили по всему миру бóльшую часть Церкви Саентологии. Причина: Рон Хаббард достиг при помощи описанной в его бестселлере «Dianetics» техники для освобождения от психологических блокад и манипуляций больших успехов. Успехов, которые могли бы в перспективе стать угрозой обороту алкоголя и влиянию СМИ? Или это был страх перед знанием посвященного, которое открывалось при помощи техники возвращения? Во всяком случае, после покупки Бронфманом с этим было покончено. Хаббард потерял контроль, многочисленные члены вышли из церкви, СМИ объявили саентологию «опасной сектой», и она перестала представлять из себя опасность. Оболванивание масс манипуляциями СМИ и регулярное одурманивание алкоголем могло безмятежно продолжаться, как и ранее. А что пришлось выслушать от Эдгара Бронфмана Лотару де Мезьеру (немецкий политик, последний председатель Совета министров ГДР. – Прим. пер.), когда он в сентябре 1990 года посетил Нью-Йорк? Цитата: «Для немцев настанет ужасный конец, если будущие поколения прекратят платежи Израилю... Тогда немецкий народ исчезнет с лица земли» (Иоахим Кольн, «Наследство Моисея», стр. 3; Харольд Сесил Робинсон, «Проклятый антисемитизм», стр. 119). Теперь даже самый последний глупец знает, каким целям и намерениям служат Бронфманы и их «независимые» средства массовой информации... Еще один интересный игрок в медийном гешефте – Хаим Сабан, являющийся гражданином Израиля и США, который помог Руперту Мердоку стать влиятельным человеком СМИ («Фокс», «Ньюс Корп.» и т. д.), но сам всегда держался в тени. В Германии его имя попало в заголовки первых полос крупных газет в феврале 2003 года, когда он решил приобрести находящийся на грани банкротства медиаконцерн «Кирх». Кроме всего прочего, он купил «Про Зибен» и «Сат 1» – самые большие частные телеканалы Германии. В некоторых немецких газетах о Сабане, как ни странно, написали, что он – «египтянин». «Шпигель» (2003 год, № 7) описал его как безобидного миллионера, который начинал бас-гитаристом. Ну-ну, если и это не гарантирует симпатий... Ну как можно такого не любить? Сабан не очень-то любит немцев. В «Нью-Йорк Таймс» он описал Германию как слишком «критично относящуюся к Израилю» («Шпигель Онлайн» 06.08.05). Однако это не помешало ему снимать здесь сливки. Летом 2005 года он втридорога продал свои акции «Про Зибен», «Сат 1», «Кабель 1» и «Н24» медиаконцерну «Спрингер» . В результате этой сделки люди, стоящие за ней, получили не только быстрые $3 млрд прибыли, но и уверенность, что новый собственник, «самая большая газетная и телевизионная империя Германии», будет не только слегка привскакивать по их желанию, а по-настоящему прыгать («Springer» по-немецки «прыгун». – прим. пер.). Сабан, разумеется, вошел в «Спрингер» как крупный акционер. Не следует упускать из виду и итальянца Сильвио Берлускони, мелкое телосложение которого, по моему мнению, стало причиной огромного комплекса неполноценности и гигантской неукротимой жажды власти. Сладострастие власти и тщеславие – вот предпосылки для идеальной марионетки... Его дружба с Мердоком, американским правительством и Израилем (слепая поддержка иракской войны: по его мнению, Израиль должен быть членом ЕС, а ЕС больше не должно вести переговоры с Организацией освобождения Палестины) открывает все двери. Между прочим, малыш с якобы заработанным собственным трудом миллиардным состоянием фактически контролирует 90% итальянских СМИ и, таким образом, итальянские массы. Откуда на самом деле появились деньги для взятия под свой контроль и управление средств массовой информации? Из того же самого источника, как и у Руперта Мердока? Наверняка не благодаря часто приписываемым ему контактам с мафией... Влияние на СМИ гарантировало ему выбор главой правительства в Италии, хотя многие образованные итальянцы скорее испытывают неловкость, глядя на него, а многочисленные обвинения из-за самых различных экономических правонарушений не очень способствуют укреплению доверия. Однако до сих пор его ни разу не осудили. Гораздо важнее, чем имена всевозможных партнеров или марионеток, которых при необходимости можно в любое время заменить, сам принцип. Вышеупомянутые медиамагнаты, которые, по-видимому, всегда располагают миллиардными ликвидными средствами, вопрос о происхождении которых едва ли будет поднят (в СМИ!), и поэтому оно, скорее всего, останется неизвестным, покупают якобы от собственного имени медиахолдинги и акции СМИ. Также бросается в глаза, что все медиамагнаты в высшей степени дружественно относятся к Израилю. Всех по-настоящему успешных людей объединяет именно это, не так ли? Относительно независимые медиаконцерны, которые не хотели бы продаваться, можно сознательно довести ограничительной политикой финансирования до кризиса ликвидности, чтобы спровоцировать их на выставление акций на бирже (и тем самым дать возможность влияния каждому, кто эти акции купит), продажу (подставным лицам дирижеров) или банкротство (а вместе с тем – потерю влияния или взятие под свой контроль и управление за недорого имущества несостоятельного должника). В конце концов, денежный кран всегда можно быстро закрутить. На практике заинтересованное лицо попросту скупает у банков-кредиторов медиаконцерна долговые обязательства (или 50,1% акций банка-кредитора) и в короткий срок предъявляет их к оплате. Если денег для оплаты нет, медиаконцерн находится на грани банкротства. Зачастую единственной альтернативой в таком случае становится превращение долговых обязательств в паи в предприятии, т. е. заинтересованное лицо становится компаньоном с правом голоса или контроля. Такой медиаконцерн, независимый внешне, тайно становится частью монополии по содержанию. Без благоприятного финансирования сегодня не удастся никакая миллиардная экспансия. Откуда поступают эти финансы? Какие еще условия, кроме погашения кредита и процентов, должны быть выполнены (ведь погашение и проценты можно обеспечить и при помощи надежных государственных ссуд)? Кто всегда имел деньги и давал их в долг под большие проценты? Где сконцентрирован сегодня самый большой капитал? Что здесь общего с Уолл-стрит и американской политикой? А тем временем права собственности в 10 000 маленьких, некогда независимых радиостанций США распределены среди немногих крупных медиагрупп. Стратегия наиболее успешных (а потому и наиболее влиятельных) кинематографистов – сосредоточиться на одной медиакомпании и финансово ее контролировать. Никто не станет рисковать собственными миллионами, производя кинопродукцию, если он не сможет без риска для себя занять капитал. Актуальный пример – студия «Дримворкс», кооперация Джеффри Катценберга (друга Айснера, бывшего шефа Диснея) с Дэвидом Геффеном и Стивеном Спилбергом. Собственно, достаточно полностью держать под контролем только распространение фильмов в международном масштабе и допускать в кино, на телевидение и в видеотеки только фильмы, манипулирующие в желаемом направлении. Но почему бы сразу не контролировать и все производство кинопродукции в целом? Вывод: тот, у кого есть деньги, может вполне законным и демократически корректным путем купить средства массовой информации, а, тем самым, манипуляционные возможности и, в итоге, власть, и тайно сосредоточить их в руках маленькой влиятельной группировки. Контроль через систему участия в фирмах Как уже указывалось ранее, никто не может быть абсолютно уверен, что знает, кто контролирует американские акционерные общества и медагиганты с миллиардными капиталами (а также банки, индустрию, сырье, фармацевтику, питание, вооружение и т. д.) на самом деле, хотя четкую тенденцию невозможно игнорировать. Само собой, есть имя (например, Мердок, Редстоун, Бронфман, Сабан, Гольдензон («Эй-Би-Си»), Пейли («Си-Би-Эс»), Сарнов («Эн-Би-Си»), Сульцбергер («Нью-Йорк Таймс»), Мейер-Грэхем («Вашингтон Пост», «Ньюсуик») и т. д.), но никто может быть уверен, имеет ли зарегистрированный, официальный собственник право слова на деле, или же он – просто умная марионетка, которая либо разделяет взгляды истинных хозяев, либо преданно проводит их в жизнь. Сегодня большинство пакетов акций СМИ распределено между транснациональными медиаконцернами и холдингами, которые очень сложно контролировать юридически. Кроме того, в США информацию о доле собственности в зарегистрированных на бирже фирмах нельзя раскрывать до тех пор, пока в руках одного лица не сосредоточатся более 5% акций. Что означает (по крайней мере, теоретически), что всего 11 человек (например, семья) могут вместе мажоритарно скрыто контролировать 11 акционерных обществ (например, медиаконцерны), если каждый из этих людей ограничится пакетом в максимум 4,99% акций в каждом АО. Другими словами, каждый из них легально владеет пакетами 4,99% акций в 11 медиаконцернах. Эти пакеты в зависимости от потребности или остаются в «семье» и/или могут легально и анонимно контролироваться маленькой группировкой. (Далее автор приводит другие схемы для получения тайного контроля через банки, благотворительные и инвестиционные фонды, офшорные компании и т. п. – Прим. пер.) Вывод: концентрация и контроль над СМИ маленькой группировки возможны, и это можно замаскировать без особых издержек. Кому принадлежат крупные информационные агентства? Рейтер Агентство Рейтер было основано в 1851 году Самуэлем Леви Йозефом, третьим сыном раввина из Касселя. Позже Йозефа крестили, он взял имя Пауль Юлий Рейтер (или Ройтерс, так звучат по-немецки фамилия и название агентства. – Прим. пер.) и сочетался браком с дочерью банкира. Сначала он пробовал себя при финансовой поддержке своего тестя как книготорговец, издатель и журналист, к сожалению, безуспешно; и тогда в 1848 году он внезапно уехал в Париж и начал там работать переводчиком в телеграфном агентстве Шарля Хавара. Попытка самостоятельной работы снова провалилась, и он вернулся в Германию, в Аахен. Рейтер организует доставку информации о биржевых курсах из Брюсселя в Аахен, используя почтовых голубей. Когда бывший служащий агентства Хавар Бернхард Вольфф при финансовой поддержке Вернера Сименса открывает телеграфное агентство в Берлине, Рейтер по совету Сименса открывает свое агентство в Лондоне. Он начинает передавать телеграфом курсы акций в Париж и Берлин. Официальные крупные акционеры Рейтер, по его собственным данным: – «Рейтерс Фаундерс Шэйр Компани» (30% с правом вето) (право вето должно предотвращать «недружественное» поглощение. Другими словами, могут быть приняты только дружески настроенные к наследникам Пауля Юлия Рейтера крупные акционеры) – «Файделити Инвестментс» (9%) – «Лигал энд Дженерал Инвестмент» (4%) – «Барклайс Банк» (3,75%) – «Мерилл Линч» (3,48%) По структуре всех 28 100 акционеров Рейтер можно судить о возможностях сокрытия участия: – инвестиционные фонды, тресты, благотворительные фонды (34%) – пенсионные фонды (частные фонды пенсионного страхования) (24%) – ADS (американские депозитарные расписки банка Дж.П. Моргана в Нью-Йорке) (9%) – банки (не Великобритании) (4%) – страховые компании (4%) – частные акционеры (2%) – некоммерческие общества (1%) – правительства (1%) 64% акционеров из Великобритании, 19% из США, 11% из Европы (не Великобритании) и 5% не идентифицированы. Акции «Рейтерс Фаундерс Шэйрс», а также акции, принадлежащие служащим Рейтер, не учитывались. Associated Press «Ассошиэйтед Пресс» официально зарегистрировано как некоммерческое общество, которое объединяет 1500 американских ежедневных газет. Тот, кто мажоритарно контролирует ежедневные газеты, контролирует вместе с тем и АП. В США едва ли еще существуют независимые ежедневные газеты, и часто в большом городе есть только одна городская газета. Если в виде исключения в городе есть две ежедневные газеты, то они зачастую принадлежат одному и тому же издательству: например, «Бильд» (газета для рабочих) и «Вельт» (газета для служащих) принадлежат издательству Шпрингера. Большинство американских ежедневных газет (а через них – и АП) контролируется крупными издательствами медиагигантов. АП сообщает 1700 американских газет и 5000 радиостанций и телецентров в США, что произошло в мире. В мировом масштабе о том, что должны знать их читатели и зрители, АП информирует 8500 газет, радиостанций и телекомпаний в 121 стране. «Нью-Йорк Таймс Сервис» (NYT) Рассылает сообщения, статьи и фотографии в 506 других газет. Информационное агентство принадлежит «Нью-Йорк Таймс», газете, которую инсайдеры считают рупором «дирижеров», а посему информация агентства может (и должна) безо всякого риска для себя и без лишних раздумий повторяться всеми «приличными» журналистами, и это способствует карьере. (Проверьте как-нибудь, насколько высока доля статей этих трех агентств в международной части Вашей ежедневной газеты...) _______________________________________________________________________________ Примечания: * Кроме того, сторонники теории заговора знают: Оппенгеймер обучался банковскому делу во Франкфуртском банкирском доме у старого Ротшильда и, вплоть до основания им собственного банка, работал там в качестве партнера. Оба банкирских дома и сегодня имеют дружеские и деловые связи. ** Многие знают Эдгара Бронфмана как председателя Еврейского всемирного конгресса. Многим также известны и его тесные коммерческие и семейные связи с Ротшильдами: первая жена Бронфмана Анн Маргрет Лёб – дочь старшего компаньона одного из самых влиятельных банков Уолл-стрит (ранее известного как «Лёб, Роадс и Ко») немецко-еврейского происхождения. Под названием «Кухх, Лёб и Ко» Лёбы вместе с Ротшильдами отвечали за основание Центрального банка федеральной резервной системы США. Все дети и наследники старого Бронфмана (например, его сын – сегодняшний магнат СМИ Эдгар-младший) происходят из этого брака, который распался в 1973 году.

07 февраля 2013, 10:13

Скандал вокруг манипуляций с банковским процентом потряс Северную Америку, Европу и Азию

Службы по банковскому надзору США и Великобритании в среду объявили о своем решении наложить на британский банк "Ройял бэнк оф Скотлэнд" штраф в размере 610 млн долларов США. Это уже третий по счету банк мира, подвергающийся штрафу за манипулирование учетной ставкой межбанковского кредита. Прежде аналогичному штрафу в размере 450 млн долл США подверглась другая британская финансовая организация -- банк "Барклайс". Штрафу в размере 1,5 млрд долл США также подвергся швейцарский банк "Ю-Би-Эс".

07 февраля 2013, 10:13

Без заголовка

Службы по банковскому надзору США и Великобритании в среду объявили о своем решении наложить на британский банк "Ройял бэнк оф Скотлэнд" штраф в размере 610 млн долларов США. Это уже третий по счету банк мира, подвергающийся штрафу за манипулирование учетной ставкой межбанковского кредита. Прежде аналогичному штрафу в размере 450 млн долл США подверглась другая британская финансовая организация -- банк "Барклайс". Штрафу в размере 1,5 млрд долл США также подвергся швейцарский банк "Ю-Би-Эс".

16 ноября 2012, 19:31

Набсовет Сбербанка одобрил назначение экс-финдиректора ВТБ главой финансового департамента

Наблюдательный совет Сбербанка одобрил назначение Николая Цехомского руководителем финансового департамента, сказал журналистам глава крупнейшего российского банка Герман Греф. Цехомский был финансовым директором ВТБ до 2009 года, затем возглавлял российский Барклайс Банк. На этой неделе он был назначен советником главы Сбербанка. «Это решение (назначение Цехомского руководителем финдепартамента с 1 января 2013 года) одобрено наблюдательным советом», - сказал Греф по итогам заседания совета в пятницу. На прошлой неделе Сбербанк раскрыл новую структуру правления, которая будет состоять из нескольких блоков. Один из них - «Финансы» - возглавит предшественник Цехомского Александр Морозов, который также станет зампредом правления Сбербанка. Глава Сбербанка также сообщил, что пост первого зампреда по-прежнему остается вакантным и возможные кандидаты не обсуждаются.

26 октября 2012, 11:48

На покупку Абсолют-банка остался один претендент

Экспобанк (бывший Барклайс-банк, российская "дочка" британского Barclays), основным владельцем которого является Игорь Ким, остался единственным реальным претендентом на покупку Абсолют-банка. Об этом сообщают деловые СМИ. От поглощения Абсолют-банка уже отказался Номос-банк.

18 августа 2012, 14:31

18.08.2012 14:31 : Власти США приступили к проверке в отношении Дойче банка

Финансовый регулятор страны подозревает эту структуру в нарушении экономических санкций против Ирана. По данным следователей, банк по поручению иранских контрагентов проводил финансовые операции на американской территории. Представители кредитной организации, как пишет Нью Йорк Таймс, ситуацию пока не комментируют. В то же время, в Дойче банке подчеркивают Что отказались от сотрудничества с контрагентами в Иране, Судане, Сирии и Северной Корее еще 5 лет назад. Впрочем, финансовый регулятор США проводит подобные проверки в отношении еще ряда кредитных организаций Евросоюза. В частности, речь идет о банках АБН-Амро, Барклайс и КредиСвис.