• Теги
    • избранные теги
    • Люди2165
      • Показать ещё
      Страны / Регионы789
      • Показать ещё
      Издания236
      • Показать ещё
      Международные организации166
      • Показать ещё
      Компании753
      • Показать ещё
      Формат53
      Разное617
      • Показать ещё
      Показатели55
      • Показать ещё
      Сферы2
24 июля, 20:58

Judge denies demand for privacy assessment on Trump voter fraud data request

The panel initially asked states to upload that data to a site hosted by the Defense Department, potentially implicating federal laws covering executive branch agencies.

24 июля, 07:06

И сват и брат. Как инвестор Джош Кушнер управляет миллиардным фондом в эпоху Трампа

Брат советника и зятя Дональда Трампа Джареда Кушнера — успешный венчурный капиталист. Его жизнь стала сложнее после того, как фамилию Кушнер начали ассоциировать с 45-м президентом США

Выбор редакции
23 июля, 00:00

Health Care Follies in the Senate

Carl M. Cannon, Orange County RegisterA long time ago, in a galaxy not all that far away, the opposition party in Congress killed a White House-hatched health care plan. The president was Bill Clinton, although the complex blueprint waâ?¦

22 июля, 18:29

What Should We Be Ready to Do After the Next Nuclear Fire?...

I was never able to get anybody interested in publishing this when I wrote it and shopped it around ten years ago. I do wonder why: it is, I think, rather important... After the Next Nuclear Fire... : In the early 1980s the U.S. NSA--or perhaps it was the Defense Department--loved to play games with Russian air defense. They would send probe planes in from the Pacific to fly over Siberia. And they would watch and listen: Where were the gaps in Russian sensor coverage? How far could U.S. planes penetrate before being spotted? What were Russian command-and-control procedures to intercept intruders? And so on, and so forth. Then, one night, September 1, 1983, the pilot of Korean Air Lines Flight 007 to Seoul mispunched his destination coordinates into his autopilot, and sent his plane west of its proper course, over Siberia, where Russian fighters--confident that they had finally caught one of the American spyplane intruders napping--blew it and its hundreds of civilian passengers out of the sky. With some glee the Reagan administration claimed that the Russians had deliberately shot down a civilian airliner because they were barbarians and terrorists and wanted the world to know that they were...

22 июля, 04:09

Trump’s options on Russia probe: Discredit, pardon, fire

When it comes to responding to the Russia probe Trump and his advisers do not have many options. And the ones they have carry big political risks.

22 июля, 00:19

Trump Could Try to Pardon Himself. Then All Hell Would Break Loose.

It’s never been tried. Here’s how it could blow up his presidency, or blow up the system.

Выбор редакции
21 июля, 23:22

Трамп стал самым непопулярным президентом США с 1945 года

Это самый низкий показатель для второго квартала президентского срока с начала проведения подобных опросов в 1945 году. Об этом свидетельствуют данные Gallup. Вторым непопулярным президентом после Трампа остаётся Билл Клинтон, рейтинг которого составил 44% за аналогичный период первого срока. Как сообщал Лайф, ранее президент США уже высказывался об одном из рейтингов, выявивших его слабую позицию. Он заявил, что сомневается в правдивости исследований.

21 июля, 21:27

Does Trump Have a Case Against Mueller?

The White House is seeking to discredit Special Counsel Robert Mueller and his investigative team. Could it work?

21 июля, 17:38

Hoisted from 2007: Clive Crook vs. "Populist" Democrats: The Brain-Eater Surfaces

The puzzle about just how and why the brain eater ate Clive Crook's brain—how it was that, starting about a decade ago, one of the most interesting (and intelligent) of the Tories simply lost his grip on reality—remains, to me at least, a mystery. Here I am hoisting from one of the first full-blown signs of it in 2007. A little background: By 2008 the brain-eating was overwhelming. For example we had Clive Crook on the "huge success" of the nomination of Sarah Palin—meaning, that is, that she was highly qualified to be Vice President and would attract lots of new votes to the McCain-Palin ticket: **Clive Crook** (2008): Democrats must learn some respect: "The problem in my view is less Mr Obama and more the attitudes of the claque of official and unofficial supporters that surrounds him... >...If only the Democrats could contain their sense of entitlement to govern in a rational world, and their consequent distaste for wide swathes of the US electorate, they might gain the unshakeable grip on power they feel they deserve.... But the fathomless cultural complacency of the metropolitan liberal rules this out. The attitude that expressed itself in response to the Palin nomination...

21 июля, 06:28

Trump Trains His Sights on Mueller's Investigation

The president’s lawyers are looking at multiple ways to undermine or curtail the Russia inquiry, including his issuing pardons.

21 июля, 02:11

Trump's public Russia comments could cause legal headaches for him — and his kids

Investigators can use the president's interview to establish facts and intent, potentially creating stumbling blocks for others touched by the case and making it harder for the many lawyers involved to coordinate.

20 июля, 18:50

Мнения: Роман Плюта: Наука на пороге Церкви

Распространенное мнение об «историческом противостоянии» религии и науки частью преувеличено, а частью является откровенной ложью. Ни европейские протестанты, ни Православная церковь никак не были связаны с гонениями на науку. 10 июля 2017 года на сайте Кольского научного центра РАН появилась новость о том, что центр возглавил доктор геолого-минералогических наук, профессор Сергей Кривовичев. В самом по себе этом сообщении не было ничего удивительного, и вряд ли бы оно привлекло внимание СМИ, если бы не одно но: профессор Сергей Кривовичев по совместительству – диакон церкви Великомученика Пантелеимона в Санкт-Петербурге. Впервые в истории научный центр Академии наук возглавил церковный служитель. Отец семерых детей, диакон Русской православной церкви и одновременно член-корреспондент Российской академии наук и ученый с мировым именем через несколько дней после назначения дал первое интервью в новом статусе, в котором рассказал о вере и науке в своей жизни и их взаимном дополнении. Так, ученый не считает, что теория эволюции как-то противоречит Священному Писанию – в Библии лишь «говорится, что Бог создал Адама из праха земного – это можно толковать по-разному». Рассказал Сергей Кривовичев и о своем отношении к современным генетическим технологиям. «Мне кажется, что генная инженерия, а точнее терапия, имеет право на существование, если речь идет о лечении человека», – говорит диакон и профессор. Критически он относится лишь к созданию химер – организмов, состоящих из генетически разнородных тканей: «есть священные пределы, за которые человеку заходить нельзя». Наука создавалась верующими людьми, уверен профессор – он перечисляет нескольких признанных ученых, не скрывавших своей веры в Бога: Исаак Ньютон, Леонард Эйлер, Майкл Фарадей, Макс Планк. И в их числе называет нашего современника, американского генетика Френсиса Коллинза, бывшего руководителем проекта по расшифровке генома человека. Кроме значительного перечня достижений в области генетических исследований, Коллинз известен своей активной христианской позицией в научной среде. Он автор книги «Язык Бога: наука представляет свидетельство в пользу веры». Свою научную работу и открытия в генетике Коллинз рассматривает как «возможность прославления Бога». Как-то Коллинза тоже спросили об эволюции и о христианах, которые ее отрицают, думая, что теория эволюции несовместима с представлением о Боге-Творце. Коллинз ответил: «любой, кто изучает ДНК, знает факт, что мы на уровне ДНК на 98.4% идентичны с шимпанзе, этого достаточно, чтобы не игнорировать этот факт». Христианин и ученый Френсис Коллинз считает, что теория эволюции, как мы ее понимаем – это «творческая схема» Бога, а сама эволюция – «довольно удивительный творческий акт». Не раз приходилось ученому отвечать и на вопросы о генетических исследованиях и генной инженерии – ведь в июне 2000 года именно Коллинз представлял миру результат расшифровки генома человека, а наряду с ним это событие анонсировали президент США Билл Клинтон и британский премьер-министр Тони Блэр – такова была эпохальность этого международного научного проекта. «Говорить, что генетическая инженерия является неприемлемой вследствие ее потенциала создания некоторых этических дилемм, является самым неэтичным вообще», – считает Коллинз. «Я думаю, что религиозный человек должен играть решающую роль в принятии решений, диалоге о том, что является этичным в использовании генетики, а что нет. Ученые не имеют однозначной позиции в этом вопросе», – говорит он. И правда! Не верующий ли человек – «боящийся Бога», служитель и член церкви – способен вершить нравственную историю человечества?.. Это очень здорово, что сегодня в мире начинает звучать голос верующих ученых – надеюсь, он будет звучать все громче и громче. И что особенно важно, это не только голос богословов или философов, но и самых настоящих естествоиспытателей. Христианство долгие века несло культуру, просвещение и науку. Множество открытий, заложивших научную основу современной цивилизации, было совершено монахами и церковными учеными – вспомним хотя бы Николая Коперника, бывшего священником. В России труды по гелиоцентрической системе Коперника перевели и опубликовали тоже монахи – Чудового монастыря в Кремле: иеромонах Епифаний (Славинецкий) в 1655 году осуществил перевод трактата, содержащего изложение системы Коперника под заглавием «Зерцало всея вселенныя, или Атлас новый». Автор первого русского учебника арифметики Леонтий Магницкий свои знания тоже получал в монастырских библиотеках – сначала в Ниловой пустыни, а затем в Иосифо-Волоколамском монастыре. В московском Симоновом монастыре, куда Леонтий был отправлен для обучения в столичной академии, на искушенного в математике монаха обратил внимание Петр Первый, повелением которого Магницкий в 1701 году был назначен преподавать математику в школу «математических и навигацких, то есть мореходных хитростно наук», созданную Петром в Сухаревой башне. Распространенное мнение об «историческом противостоянии» религии и науки частью преувеличено, а частью является откровенной ложью. Ни европейские протестанты, ни православная церковь никак не были связаны с гонениями на науку. Действительно, эпизоды с попытками контролировать науку и запрещать определенные теории имели место в католицизме. То же учение Коперника было официально запрещено католической церковью вплоть до 1836 года. Однако не стоит забывать, что западная церковь предпринимала эти действия в стремлении получить и вполне светскую, политическую власть на Западе. Пожалуй, именно благодаря такой позиции католическая церковь в итоге оказалась повинной в том, что Европа, цивилизованная и просвещенная христианством, христианство затем отвергла – процесс этот начался с французских деятелей эпохи Просвещения, а заканчивается тем, что мы имеем в европейских странах сегодня... В России же ничего подобного не было и быть не могло. Да, бывали отдельные «очаги сопротивления» наукам среди духовенства, особенно из среды старообрядцев, но позиция просвещенного духовенства и церковного руководства в отношении образования была однозначной. Тот же Епифаний (Славинецкий) вовсе не какой-то подпольщик, а достаточно значимый церковный деятель той эпохи – поэт, оратор, богослов, один из соратников патриарха Никона. Перевод труда о системе Коперника он осуществил именно по личному указанию патриарха. Всего же в Москве Епифанием было составлено более 150 сочинений, как переводных, так и своих. Среди них – переведенные им «Анатомия» Везалия и «География» Иоганна Блеу, а также собственные «Филологический словарь» и словарь «Лексикон греко-славяно-латинский». Даже первое в России высшее учебное заведение – Славянско-греко-латинская академия, выпускниками которой стали многие известные люди России, в том числе Михаил Ломоносов, целиком церковное предприятие, где преподавателями были монахи, а занятия проводились в древнем московском Богоявленском монастыре. Русская православная церковь дружна с наукой и сегодня. Патриарх Кирилл – частый гость в научном сообществе. И речь не только о визитах в вузы и встречах со студентами, и даже не о появлении в России научной специальности «теология» или кафедре теологии в МИФИ. Малозаметной для СМИ осталась прошедшая в июне нынешнего года встреча предстоятеля Русской церкви с профессорами московских вузов. Говорили на самые разные актуальные и интересующие ученых темы. В том числе и о генных технологиях – «демаркации морально оправданных технологий и морально неоправданных», как выразился один из участников встречи. Сегодня церковь востребована в обществе и призвана в научный мир. Новые поколения ученых, препарирующие самые основы нашего мироздания – атомы и гены, оказались наедине с ворохом не разрешенных человечеством духовных дилемм, без ответов на которые нынешняя цивилизация напоминает обезьяну с гранатой. Достигнутая человеком небывалая власть над природой таит в себе все больше угроз – и для природы, и для него самого. Сегодня «просвещенный мир» как никогда нуждается в моральном и нравственном водительстве... И не пора ли сегодня ученым всех отраслей шире распахнуть для себя церковные двери и попытаться с помощью тысячелетней истории и морального авторитета христианства ответить на все то огромное количество нравственных и мировоззренческих задач, которые ставит современная наука? Теги:  наука, религия, церковь

Выбор редакции
20 июля, 17:40

Моника Левински похвалила рэпера Джей Зи

Скандально известная Моника Левински в эссе для издания Vanity Fair похвалила рэпера Джей Зи за то, что тот признался в своей измене Бейонсе. Левински подчеркнула, что после альбома жены рэпера Бейонсе под названием Lemonade, в котором затронута тема супружеской неверности, фанаты не позволили бы Джей Зи промолчать. Он выбрал путь откровенности, который поможет другим, написала Левински. Моника назвала подход рэпера к обсуждению

Выбор редакции
20 июля, 17:03

Моника Левински похвалила рэпера Джей Зи за признание в измене Бейонсе

В своём эссе для издания Vanity Fair Моника Левински, прославившаяся секс-скандалом с участием экс-президента США Билла Клинтона, похвалила рэпера Джей Зи за то, что он признался в своей измене. Левински отметила, что после альбома его жены Бейонсе под названием Lemonade, который освещает тему супружеской неверности, фанаты не позволили бы Джей Зи промолчать. — Вместо этого он выбрал путь откровенности, который поможет другим, — пишет Левински. Она назвала подход рэпера к обсуждению этой темы освежающим. 14-й студийный альбом Джей Зи "4:44" вышел 30 июня 2017 года. В некоторых песнях он затронул тему своей измены. Его супруга Бейонсе, с которой он находится в браке с 2008 года, также рассказала об измене в прошлогоднем альбоме Lemonade. Несмотря на скандал, они не расстались, недавно у пары родилась двойня. Моника Левински стала героиней секс-скандала из-за отношений с экс-президентом США Биллом Клинтоном во время её стажировки в Белом доме в конце 90-х.

20 июля, 15:31

McCain tweets: 'I'll be back soon, so stand-by'

Prayers and well-wishes for Sen. John McCain poured in overnight Wednesday and into Thursday morning from politicians past and present at the highest levels of both political parties.Former presidents and secretaries of state offered support for McCain, who is battling brain cancer, as did Republican and Democratic leaders in both houses of Congress, evidence of the extent to which the longtime Arizona senator and war hero is respected and revered across party lines. Echoing the sentiment of a statement released Wednesday by President Donald Trump, Vice President Mike Pence wrote online Wednesday night that his wife, “Karen & I are praying for @SenJohnMcCain. Cancer picked on the wrong guy. John McCain is a fighter & he'll win this fight too. God bless!”Pence’s predecessor, former Vice President Joe Biden, whose son Beau Biden died in 2015 from the same type of tumor McCain has been diagnosed with, also weighed in on Twitter. “John and I have been friends for 40 years. He's gotten through so much difficulty with so much grace. He is strong - and he will beat this,” said Biden, who served 35 years in the Senate before becoming vice president and has dedicated his post-political life to a “cancer moonshot” search for a cure.“Incredible progress in cancer research and treatment in just the last year offers new promise and new hope. You can win this fight, John,” Biden wrote in a second post.According to a statement from McCain’s Mayo Clinic doctors in Arizona, the senator was diagnosed with a type of brain tumor called glioblastoma during a surgical procedure to remove a blood clot from behind his right eye. McCain’s tumor is of a particularly aggressive and malignant type, according to the American Brain Tumor Association, because the cancer cells are fed by a large number of blood vessels that allow them to reproduce quickly.It was the same type of tumor that claimed the life of another long-serving and influential senator, Massachusetts Democrat Ted Kennedy, in 2009.Multiple former presidents offered their own words of encouragement for McCain, including Bill Clinton, who wrote on Twitter that, “as he’s shown his entire life, don’t bet against John McCain. Best wishes to him for a swift recovery.” Barack Obama wrote online that “cancer doesn’t know what it’s up against” in McCain, urging the man he beat for the presidency in 2008 to “give it hell.”Sarah Palin, the former Alaska governor who was McCain’s 2008 running mate, posted a photo of the two together to her Facebook page and wrote that the former GOP presidential nominee “is one tough fighter – we know he'll face this diagnosis with courage and strength. Our family continues to lift John and his family up in prayer.”Former President George H.W. Bush was one of many who referenced McCain’s history as a prisoner of war during the Vietnam War, where he was tortured but refused an offer for early release because he did not want to return home ahead of other prisoners who had been held longer, as proof that he was up to the challenge of fighting cancer. “The Hanoi Hilton couldn’t break John McCain’s spirit many years ago, so Barbara and I know – with confidence – he and his family will meet this latest battle in his singular life of service with courage and determination,” Bush said in his statement.John Kerry, a former secretary of state, fellow Vietnam War veteran and a longtime friend of McCain’s from their tenures in the Senate, also pointed to the Arizona lawmaker’s experience as a POW as proof of his toughness.“I love @SenJohnMcCain. Unbeatable, unbreakable. He's Teddy Roosevelt's ‘man in the arena’ even when we're on opposite sides. God bless,” Kerry wrote on Twitter in a post that also included a black and white photo of a younger McCain stepping off a military aircraft. In a second post, Kerry linked to the lengthy statement released by McCain’s daughter and wrote “Well said, Meghan. Teresa and I are thinking of you, your dad, and the entire family tonight.”Dozens of lawmakers from both parties offered their own warm words for McCain. House Speaker Paul Ryan (R-Wis.) called the Arizona senator “a warrior” who will “fight this with the same sheer force of will that has earned him the admiration of the nation.” The speaker added that “the prayers of the whole House are with Senator McCain and his family.”House Minority Leader Nancy Pelosi (D-Calif.) weighed in as well, writing on Twitter that McCain “is a hero, a patriot and a fighter. I am privileged to call him a friend. Paul & I pray for his recovery and his family.” Her Senate counterpart, Minority Leader Chuck Schumer (D-N.Y.), said McCain is a “true fighter & I'll be praying for you until you beat this. I know you will.”Senate Majority Leader Mitch McConnell called McCain “a hero to our conference and a hero to our country.”"He has never shied from a fight and I know that he will face this challenge with the same extraordinary courage that has characterized his life," McConnell’s statement said. "We all look forward to seeing this American hero again soon."

20 июля, 14:36

В мире: Американские «ястребы» остались без вожака

Диагностированная у американского сенатора Джона Маккейна опухоль мозга предполагает долгое серьезное лечение с негарантированным исходом, пояснили газете ВЗГЛЯД врачи-онкологи. Выход из боевого строя 80-летнего ветерана Вьетнама уже застопорил отмену Obamacare и ослабил сторонников самых жестких мер к России в сенате США. Впрочем, отмечают эксперты, на Капитолийском холме и без Маккейна достаточно «лоббистов агрессии». Сенатор Джон Маккейн, у которого обнаружили опухоль мозга, заявил, что вернется к работе после прохождения лечения. Об этом накануне сообщил сенатор Линдси Грэм, которого так же, как и Маккейна, принято относить к лагерю антироссийски настроенных «ястребов». Ранее газета Roll Call, освещающая деятельность Конгресса США, сообщила: Маккейн после «обычного осмотра у врача» перенес операцию по удалению пятисантиметрового сгустка крови из левого глаза. Сгусток образовался в результате тромбоза вены сетчатки. Из-за этой операции в Конгрессе вновь было отложено голосование по отмене Obamacare – реформы здравоохранения, которую проводил Барак Обама. Позже СМИ сообщили, что врачи обнаружили у Маккейна глиобластому – наиболее частую и агрессивную опухоль мозга. По словам врача, лечившего сенатора, на прошлой неделе опухоль была удалена в результате хирургического вмешательства. Представители больницы, где лечили Маккейна, сообщили, что 80-летний пациент чувствует себя хорошо, но ему может потребоваться курс радио- и химиотерапии. Сейчас сенатор находится в клинике в Фениксе, штат Аризона (Маккейн – сенатор от этого штата). «Да, мне придется побыть здесь немного дольше, пройти определенное лечение. Я вернусь», – заявил Маккейн. Что означает диагноз, поставленный Маккейну «Глиобластома представляет собой первичную опухоль головного мозга, – пояснил газете ВЗГЛЯД главный врач-онколог Европейской клиники хирургии и онкологии Андрей Пылев. – Основной метод лечения – хирургический, при этом лечение всегда комбинированное, после операции проводится лучевая терапия и прием дополнительных лекарственных препаратов. Если опухоль не операбельна, то она облучается или проводится лекарственная терапия». Так как поражается головной мозг, какие-то неврологические нарушения у пациентов есть, отметил специалист. «Как правило, опухоль диагностируется тогда, когда возникают некие неврологические нарушения, они могут проявляться несильно, например, в виде головной боли или выпадения определенных функций: речь, слух, зрение», – отметил собеседник. Прогнозы по реабилитации зависят от объема поражения мозга, добавил он. «После операции, если она сделана хорошо и правильно, пациенты восстанавливаются достаточно быстро. Они, естественно, получают противоотечную терапию. Но если опухоль исходно небольшая, то это абсолютно полноценные члены общества», – отметил Пылев. «Но, к сожалению, эта болезнь агрессивная. Она очень часто и быстро рецидивирует. Случаев полного излечения совсем немного. Срок жизни пациентов исчисляется несколькими годами в среднем», – резюмировал эксперт. Другой специалист в области нейрохирургии и онкологии, к которому обратилась газета ВЗГЛЯД, полагает, что комплексное лечение, лучевое и химическое, «имеет достаточно скудный прогноз». В среднем, по оценке этого врача, продолжительность жизни около года. Однако, добавил собеседник, «есть пациенты, которые переживают достаточно хорошие сроки и продолжают наблюдаться; их немного, но они существуют». «Все зависит от локализации, от распространенности, от места поражения», – пояснил врач. В поддержку выступил даже Берни Сандерс Состояние здоровья Маккейна прокомментировали четыре президента США – действующий, Дональд Трамп, и трое бывших: Барак Обама, Билл Клинтон и Джордж Буш-старший. «Маккейн всегда был бойцом, – говорится в заявлении Трампа, которое распространила его пресс-служба. – Мы с Меланьей посылаем наши мысли и молитвы сенатору Маккейну, (его супруге) Синди и всей их семье». Барак Обама, который соперничал с Маккейном на президентских выборах 2008 года, написал, что «рак не знает, с кем он связался». «Задай ему жару, Джон», – добавил 44-й президент США. Клинтон написал в Twitter: «Джон Маккейн продемонстрировал всей своей жизнью, что не надо делать против него ставки». Джордж Буш-старший, у которого также были серьезные проблемы со здоровьем, заявил: «Ханой Хилтон» (вьетнамская тюрьма, в которой в 1969–1973 годах находился пленный офицер Маккейн – прим. ВЗГЛЯД) много лет назад не мог сломать дух Джона Маккейна, поэтому мы с Барбарой знаем – он и его семья будут встречать эту последнюю битву... с мужеством и решительностью». Слова поддержки выразил даже политический антагонист Маккейна. Бывший участник президентской кампании демократов сенатор Берни Сандерс, имеющий репутацию пацифиста и «левака», написал: «Джон Маккейн – герой, один из самых уважаемых сенаторов и друг. Надежды и молитвы нации связаны с ним и его семьей». Какие направления «остались без Маккейна» «Учитывая уровень нынешней медицины, нельзя исключать» возвращение Маккейна к политической деятельности, заметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД эксперт-американист Борис Межуев. Пока же можно констатировать, что уход Маккейна – «это очень сильное ослабление неоконсервативного, «ястребиного» крыла республиканцев». Маккейн – председатель комитета по вопросам вооружения сената. Военная политика, взаимоотношения с Пентагоном проходили через эту структуру. Он также в значительной степени определял политику комитета по международным делам, так что его можно назвать «теневым министром иностранных дел сената». «Он фактически был одной из фигур, которые определяли международную политику ведомства. Учитывая, что через сенат проходят все назначения, его роль была огромна», – подчеркнул политолог. Очевидно, что грузино-осетинский конфликт 2008 года в значительной степени был спровоцирован Маккейном и его людьми, добавил собеседник. Однако Маккейн пытался создать новый дух партийного консенсуса не только на антироссийской, но и на антииранской почве. «Кроме того, на нем были большие контакты с Израилем, чье лобби воспринимало его, безусловно, как своего союзника», – добавил политолог. Важно, что Маккейн был приемлем и для демократов, которые не относились к нему стопроцентно негативно, как к некоторым радикальным представителям консервативного движения, добавил эксперт. При этом переоценивать «индивидуальную значимость» Маккейна не следует. Мощная, но заменяемая фигура Маккейн при всей его значимости не глава клана, как, например, сенатор Эдвард (Тед) Кеннеди, у которого также был рак мозга и чей уход в начале правления Барака Обамы сыграл огромную роль в изменении всей политической конфигурации, указал Межуев. Эксперт напомнил, что с мощнейшим кланом Кеннеди был связан и Обама. Так, например, Тед Кеннеди и его соратники лоббировали медицинскую реформу Оbamacare и добились, чтобы Обама ее продолжил. Между тем клан опирался также и на профсоюзы, левые академические круги, на американских мусульман. В итоге после ухода Кеннеди определенные фигуры в администрации Обамы все-таки выдвинулись, но тем не менее произошло «резкое ослабление клана и тех, кто ему принадлежал: политики, экономисты», констатировал политолог. Маккейн, однако, «не был лидером клана неоконсерваторов, он был, скорее, его политическим представителем, и в этом качестве был мощнейшей фигурой, заслонял собой всех своих союзников в силу агрессивных выступлений и в силу того, что СМИ на него постоянно обращали внимание последние 20 лет. Но тем не менее он, безусловно, заменяем в этой роли», подчеркнул эксперт.   По его мнению, заменить Маккейна пусть и менее яркой фигурой, например Марка Рубио или Линдси Грэма, не составит труда. В скором времени появятся кандидаты на его место, так называемые «лоббисты агрессии», отметил эксперт. Назначение Курта Уолкера – выдвиженца Маккейна на довольно важную позицию (специальный представитель США по Украине – прим. ВЗГЛЯД) свидетельствует о том, что роль этого слоя в американской политике не уменьшается, резюмировал Межуев. Аризона выдвинет «нового Маккейна» Джон Маккейн в большей степени символ «ястребов» (и, в частности, жесткой линии в отношении России), нежели действующий политический игрок, полагает профессор Высшей школы экономики, политолог-американист Александр Домрин. То, что сенатор Маккейн еще не ушел на покой, объясняется особенностями американской политической системы, заметил эксперт в беседе с газетой ВЗГЛЯД. «Срок пребывания в сенате не ограничен (например, сенатор от штата Вермонт находится на этом посту с середины 1970-х)», – поясняет собеседник. Маккейн действительно оказывает влияние на сенатскую работу в области внешней политики и в значительной степени – обороны и разведки, указывает Домрин. «Но он лишь один из 100 сенаторов», – добавляет эксперт. «Не будет Маккейна, будет кто-то еще, – полагает Домрин. – Учитывая, что избиратели Аризоны были так верны Маккейну (выдвигая его начиная с 1987 года), можно прогнозировать, что ему на смену в сенат будет избран политик аналогичного толка». Эксперт напомнил о том, что подобные фигуры уже уходили – например, умерший в 2008 году глава комитета палаты представителей по международным делам Том Лантос. «Константин Косачев в бытность свою главой думского комитета по международным делам отказывался встречаться с этим конгрессменом – в силу антироссийской позиции Лантоса. И что же? Ушел Лантос – и ничего не изменилось», – отмечает собеседник. Теги:  США, Конгресс США, Джон Маккейн, Сенат США, рак, онкология

Выбор редакции
20 июля, 14:00

'Give it hell, John’: Washington reacts to Sen. McCain's cancer diagnosis

President Trump, Bill Clinton, Barack Obama, George H.W. Bush and numerous members of Congress expressed shock, prayers and many appeals to McCain's tough reputation.

20 июля, 10:00

"Голубая кровь" Америки приедет в Россию. Кто он — новый посол США?

Первое, что нужно знать о новом американском после Джоне Хантсмане, — он дальний родственник бывшего кандидата в президенты США Митта Ромни. Причём не просто родственник — и Ромни, и Хантсманы являются праправнуками самого "апостола мормонов" Парли Паркера Пратта — старшего, одного из основателей Церкви Иисуса Христа Святых последних дней. Оба политика также являются мормонами и ревностными прихожанами храма мормонов, построенного свыше 40 лет назад в самом центре Вашингтона. Одним из строителей этого храма был отец Джона Хантсмана Джон Хантсман — старший, миллиардер и основатель компании Huntsman Corporation, которая сейчас занимает лидирующие позиции на рынке химических продуктов. Кстати, корпорации Хантсманов принадлежат и пять предприятий в России по производству полиуретановых материалов, которые используются в самых разных отраслях промышленности: от нефтянки до производства напольного ламината. Бизнес на упаковке  Джон Мид Хантсман родился в марте 1960 года в калифорнийском городке Редвуд-Сити в типичной многодетной мормонской семье: у его отца, Хантсмана-старшего, было шестеро сыновей и трое дочерей. Мать Карен Хейт тоже была правоверной мормонкой — причём её отец был членом Кворума двенадцати, высшего совета мормонской церкви (кстати, в Кворуме состоял и отец Митта Ромни). Но, несмотря на столь "аристократический" статус, семья Хантсман жила довольно скромно: в 70-е основатель семейства трудился наёмным менеджером на заводах компании Dolco Packaging Corporation — той самой компании, которая придумала пластиковые коробки-яйценоски для куриных яиц. Лишь в 1972 году Хантсман-старший решил основать свою собственную компанию по упаковке продуктов питания — причём для стартового капитала ему пришлось заложить в банке свой дом. Кстати, его первым клиентом стал "Макдоналдс", и большую часть детства Джон Хантсман — младший провёл за работой: он укладывал в коробки пластиковую посуду и картонные упаковки-раскладушки для бигмаков. Тем не менее нефтяной кризис едва не уничтожил компанию, лишив дешёвого сырья для производства пластика. В итоге Хантсманы переехали к своим родственникам в Солт-Лейк-Сити, столицу штата Юта, где постарались начать бизнес с чистого листа, сделав упор на производство химической продукции. Из рокеров в политики В Солт-Лейк-Сити Джон Хантсман поступил в престижную лютеранскую школу Highland High School, но затем он бросил учёбу, решив посвятить жизнь рок-музыке. — Я был фанатом Эрика Клэптона и The Who, — позже вспоминал Джон. — Думаю, тогда вы бы меня не узнали: длинные лохматые волосы, я носил только кожаную куртку, косуху и узкие рваные джинсы. Пик музыкальной карьеры Хантсмана — место клавишника в рок-группе Wizard. Объехав пол-Америки в стареньком гастрольном фургоне Ford Econoline, рок-группа распалась. А Джон умудрился сдать экстерном экзамены на аттестат зрелости и поступил в Университет штата Юта, где он встретил свою жену Мэри Кей, которая, как настоящая примерная мормонка, родила ему семерых детей.  Также Хантсман стал членом Sigma Chi — одного из самых влиятельных студенческих братств Америки. К примеру, членами Sigma Chi являются актёр Брэд Питт, телеведущий Дэвид Леттерман, 35 конгрессменов и сенаторов, восемь губернаторов, а также несколько десятков звёзд спорта и киноиндустрии. Так что неслучайно Хантсман избрал для себя политическую стезю: уже в 1983 году благодаря связям отца он получил пост помощника президента Рональда Рейгана в Белом доме по вопросам сотрудничества с Китаем. Дело в том, что у Хантмана-старшего были деловые партнёры на Тайване, которые помогали решать и ряд политических вопросов с руководством КНР. С этого момента карьера Хантсмана рванула вверх. Человек Буша Во время президентской кампании 1988 года Хантсман стал делегатом от администрации Рейгана на Республиканском национальном съезде: самый молодой делегат в истории партии представлял 64-летнего кандидата-республиканца Джорджа Буша — старшего. Такой контраст понравился всем избирателям.   После триумфальной победы на выборах Хантсман, вернее его отец, получил новый пост заместителя помощника секретаря управления международной торговли. Уже через год Джон стал заместителем помощника министра торговли по вопросам развития торговли и по делам Восточной Азии и Тихого океана. Ещё через год Буш-старший назначил Хантсмана полномочным послом США в Сингапуре. Как раз в это время Huntsman Corporation купила три десятка химических заводов в странах Юго-Восточной Азии, которые принесли корпорации не только миллионы долларов прибыли, но и статус мирового лидера. Карьера посла в Сингапуре была недолгой: в 1993 году Джордж Буш — старший проиграл выборы Биллу Клинтону, поэтому Хантсман был отозван на родину. Он вернулся в родной штат Юта и занялся делами корпорации Huntsman. Также он возглавил ряд благотворительных проектов корпорации — прежде всего, Институт рака Хантсмана (от рака умерли родители Джона Хантсмана — старшего, который уже перенёс четыре операции), также он основал при церкви мормонов несколько организаций, борющихся за сохранение института традиционных семей. И, разумеется, он стал одним из ведущих спонсоров Джорджа Буша — младшего, когда в 2000 году тот решил побороться за пост президента США. Губернатор На государственную службу Хантсман вернулся в 2001 году, когда по предложению Буша-младшего он становится одним из двух заместителей директора Торгового представительства США — это правительственное агентство, занимающееся разработкой внешнеторговой политики страны, подготовкой торговых соглашений и т.д. Однако уже в 2003 году он по настоятельному призыву отца вернулся в Солт-Лейк-Сити, чтобы стать губернатором штата Юта. Дело в том, что в 2002 году Солт-Лейк-Сити принимал зимние Олимпийские игры. Подготовка к Олимпиаде велась из рук вон плохо, пока оргкомитет при поддержке крупнейших мормонских семей Америки не возглавил Митт Ромни — нынешний глава Госдепа США (в оргкомитет вошёл и Хантсман-старший). Благодаря усилиям Ромни игры прошли на высшем уровне и даже принесли прибыль организаторам. После Олимпиады губернатор штата Майк Левитт пошёл на повышение — на пост руководителя агентства по охране окружающей среды, а освободившееся кресло он и предложил занять Хантсману-младшему. Однако партийные праймериз Джон проиграл: в результате партийных интриг руководство республиканцев выдвинуло кандидатуру 73-летней Олин Уолкер — "бабушки республиканской партии", которая долгое время возглавляла партийное большинство в парламенте штата. Впрочем, через два года миссис Уолкер по состоянию здоровья ушла на пенсию и Хантсман-младший с разгромным счётом выиграл выборы. На посту губернатора Хантсман работал четыре года и за это время показал себя весьма успешным и толковым организатором: так, по оценке экспертов Института Катона, штат при Хантсмане вошёл в тройку лучших американских штатов по условиям для ведения бизнеса. Также штат занял первое место в стране по росту занятости.  Простым же жителям штата губернатор Хантсман запомнился тем, что ввёл экологические законы с ограничениями на выброс парниковых газов, а также запретил продажу алкоголя в ночные часы. Кроме того, он подписал закон "О родительском выборе в образовании", который предусматривает введение специальных стипендий от правительства штата, за счёт которых одарённые дети из бедных семей могли бы обучаться в престижных частных школах и колледжах. И хотя мормон-губернатор настроил против себя всех сторонников легализации гомосексуальных браков, публично заявив, что он скорее уйдёт в отставку, чем подпишет закон о легализации содомии, Хантсман-младший покинул свой пост с рейтингом одобрения 90 процентов — небывалый случай в истории США. Китайский инцидент "Консервативный технократ-оптимист с умеренными позициями, который готов работать по существу", — так в 2009 году охарактеризовал Хантсмана президент-демократ Барак Обама, представляя его Конгрессу США как нового посла США в Китае.  Тогда китайско-американские отношения словно находились на распутье. С одной стороны, объём торгового оборота между крупнейшими экономиками мира достиг рекордных величин и, по оценке Генри Киссинджера, "никогда ранее связи между нашими странами не были столь тесными". С другой стороны, и республиканцы, и демократы опасались дальнейшего усиления Китая в международных делах. Поэтому американский истеблишмент выбрал курс на дестабилизацию Китая — как с внешней стороны границ, так и с внутренней. К примеру, в самом начале 2010 года президент Обама одобрил сделку по продаже крупной партии оружия Тайваню, после чего было объявлено о разрыве связей США и КНР по военной линии. Одновременно была усилена группировка американской армии в районах Южно-Китайского и Жёлтого морей, после чего президент Барак Обама объявил о начале подготовки Транстихоокеанского торгового партнёрства, призванного изолировать Китай. А вот на посла Джона Хантсмана американский президент возложил особую миссию: он должен был в 2011 году вдохновить очередную "цветную революцию" — на сей раз "жасминовую". Всё началось 20 февраля 2011 года, когда в двух десятках крупнейших городов Китая, включая и Пекин, одновременно начались студенческие демонстрации с требованием к Компартии Китая отдать власть в пользу оппозиции. Китайские власти отреагировали поначалу довольно вяло: демонстрации были попросту разогнаны полицией. Но на следующий день активисты оппозиции призвали студентов вновь выйти на площади городов — под видом "гуляющей молодёжи". В итоге раскачать молодёжь на "жасминовую революцию" так и не получилось, хотя протесты и продолжались более месяца. Несколько сотен китайских активистов были арестованы властями и приговорены к различным срокам заключения. Следом вспыхнул и дипломатический скандал: на видео китайских спецслужб было заметно, как посол Хантсман беседует с лидерами оппозиции накануне митинга у ресторана "Макдоналдс" на улице Ванфуцзин. — Я просто гулял здесь, чтобы осмотреться, — невозмутимо ответил посол, пояснив, что он не был осведомлён о готовящейся здесь демонстрации. В итоге Хантсман получил своеобразную китайскую чёрную метку: сайт посольства и его имя были временно заблокированы во всех китайских онлайн-поисковиках. В итоге в апреле 2011 года Джон Хантсман сам подал в отставку с должности посла, не дожидаясь дальнейшего развития конфликта. Как управлять миром? Многие видные республиканцы, включая и одиозного Джона Маккейна (в 2008 году Ханстман был доверенным лицом Маккейна на президентских выборах), называли молодого дипломата потенциальным соперником Обамы на президентских выборах 2012 года. В принципе, и сам Хантсман был не против включиться в охоту за президентским креслом и даже основал свой президентский фонд Jon 2012 (jon2012.com) Однако когда о своём желании бороться за пост президента вновь объявил Митт Ромни (он уже участвовал в партийных праймериз 2008 года, которые он проиграл Маккейну), Хантсман демонстративно снял свою кандидатуру в пользу родственника. В итоге Ромни одержал победу на всех партийных праймериз, став официальным кандидатом в президенты от республиканцев, но сами выборы он проиграл Бараку Обаме. После предвыборных баталий Хантсман вновь отошёл в тень, занявшись семейным бизнесом. Так, он возглавил Институт рака Хантсмана, затем — как один из крупнейших акционеров — был назначен в совет директоров компании Ford Motor Co., а также в состав правления корпорации Caterpillar Inc. Как писала американская пресса, некоторое время он вёл долгие переговоры с президентом Обамой, лоббируя свою кандидатуру на пост директора Всемирного банка, но в итоге получил предложение возглавить Атлантический совет — американский мозговой центр в области международных отношений. Интересно, что на этом посту он прославился тем, что пригласил в качестве старшего эксперта по российской политике Дейва Энтони, сценариста компьютерной игры-стрелялки Call of Duty: Black Ops. И после этого мы удивляемся подростковой инфантильности американской внешней политики! Чего ждать России? Впрочем, не стоит забывать, что и сам Джон Хантсман — младший в определённой степени тоже принадлежит к поколению кидалт — не желающих взрослеть подростков. Он по-прежнему ходит на концерты рок-групп и обожает принимать участие в соревнованиях по мотокроссу. Да и все значимые карьерные решения за Хантсмана-младшего, по сути, принимал его отец, который, несмотря на преклонный возраст, до сих пор держит в своём кулаке все семейные дела.  Так что сегодня российским политологам остаётся лишь гадать, кто же в действительности стоит за назначением Джона Хантсмана на должность посла в России: Митт Ромни или же его отец, владеющий предприятиями на территории России? Но, как бы там ни было, с экономической точки зрения назначение Хантсмана — это весьма позитивный сигнал к выстраиванию нормальных экономических взаимоотношений с Россией. Сложнее обстоит дело, если посмотреть на назначение Хантсмана с других точек зрения — прежде всего с политической. Если назначение Хантсмана в Китай было оправдано тем, что дипломат довольно хорошо разбирался в китайской политике и знал мандаринский диалект китайского языка, то с Россией Хантсман мало знаком и не знает русского языка. С другой стороны, реалии жизни на постсоветском пространстве ему хорошо известны на примере Армении — именно эта страна и является зоной особых интересов клана Хантсманов. Будучи в Москве в 1988 году, Джон Хантсман — старший, который выбирал в Советском Союзе подходящие химические предприятия для вложения денег, решил посетить пострадавший от землетрясения Ереван. Вид разрушенного стихией города настолько потряс сердце Джона, что тот сразу же выделил деньги на строительство бетонного завода для восстановления Еревана. Следом он стал помогать строить жилые комплексы и школы. Причём помощь была настолько велика, что в настоящее время в Гюмри есть школа и улица имени Хантсмана, сам Хантсман-старший стал почётным гражданином города и кавалером ордена Святого Месропа Маштоца. Только один факт: за 25 лет члены семьи Хантсман совершили более 50 поездок в Армению. Именно Хантсман-старший содействовал и тому, что в Армении появилась мормонская неправительственная организация IRD (International Relief and Development — "Международные помощь и развитие"), которая стала оказывать гуманитарную помощь и одновременно создавать различные структуры — в основном подразделения мормонской церкви, которая сегодня официально зарегистрирована в Армении и активно ведёт миссионерскую деятельность — да так, что армянские отцы церкви только вздыхают, наблюдая, как молодые продвинутые проповедники "окучивают" школы и высшие учебные заведения страны.

20 июля, 07:44

Trump goes off-script and fumes about Sessions and Russia probe

The president's harsh criticism of his attorney general and the Russia probe came amid a last-ditch effort to salvage health care reform, and startled many in the West Wing.

20 июля, 04:49

Press Briefing by Principal Deputy Press Secretary Sarah Sanders - 7/19/2017

James S. Brady Press Briefing Room 2:58 P.M. EDT MS. SANDERS:  Good afternoon.  Thanks for being patient.  Wanted to make sure we had time for the lunch the President was holding to wrap up.  I know there is a pretty high level of interest in that.  And so due to that, we have Marc Short, the President's Director of Legislative Affairs, here to give a quick rundown of the discussion and answer any questions that you all may have.  And then, as always, I'll be back up to follow up with any other questions.  Thanks. MR. SHORT:  Thanks, Sarah, and thank you all for being here.  As you probably saw in the opening remarks from the President, he made the case to the American people and to the members attending the lunch that inaction is not an option.  That Obamacare has continued to implode.  That promises of reductions in premiums of $2,500 have not proven true, and instead insurance premiums, on average, have increased by roughly $3,000.  That in fact, premiums are so high that today 6.5 million Americans chose last year not to sign up for a plan on the insurance exchange and instead just pay the penalty to the IRS. He discussed the fact that, right now, forecasts are that if Obamacare is not repealed, there will be over 1,300 counties across the United States with only one insurer.  And in fact, 40 counties will have no insurers on the exchange. He encouraged senators that they should not leave town until a deal is done, until a bill is presented to him.  He reminded them that he has pen in hand and is ready to sign the bill, and that he's asking members of Congress who have made promises to repeal Obamacare for the last seven years, since they started running in the midterms of 2010, that now is the time to deliver on that promise and he's anxious to sign the bill. There were additional conversations about Senator Lee's and Senator Cruz's Consumer Freedom amendment.  I think there was shared analysis that had been done by HHS on what the impact of that amendment would be, both on premiums as well as on rates.  There was some discussion about additional -- continuing to devolve programs down to the states and what additional flexibility could be provided to states.  A lot of enthusiasm from some of the members who I think had been holding out behind a notion that we could continue to amend the bill to provide more flexibility to governors. I think that, though, in general, there was a general enthusiasm for recognizing that this is not something that we can walk away from.  And this is a promise that's been made, and that members are anxious to continue to work to get it done.  And to that end, there was announced a meeting tonight, at the Senate, for those members who are still having challenges about getting to yes, for them to work out their differences tonight on Capitol Hill.  And I think that the administration will be represented in that meeting as well to continue the conversations. But in general, I think that the mood inside the room was recognizing that this is, again, a promise that has been made.  It's something we need to do.  And I think they're anxious to get back to work to complete this.  So that's where we stand. Q    Hey Marc, what is the President's current position on what he want Congress to do?  Is it repeal and replace?  Repeal now, replace later?  Or is it let Obamacare fall apart? MR. SHORT:  I think the President has been clear that what he wants is repeal and replace.  That's what he said during the transition, that's what he has said ever since.  He has mentioned that, if Republicans cannot find consensus on what the replacement plan is, then we should at least deliver on a promise to repeal.  But his preference is the Senate bill, as it's constructed right now, he expressed that openly in the meeting, and walked through many of the benefits that are included in the bill, including the tax-free health savings accounts and additional monies that are provided there to pay for premiums. He mentioned talking about the opioid resources that are being provided for those senators in many of the Midwestern states that are particularly stricken by that epidemic. And also, there was a lot of discussion about -- conversation about Medicaid.  I know there's been a lot of coverage about the cuts in Medicaid.  But I think inside the room, there was clarity in recognizing that this bill continues to increase the absolute dollars in Medicaid spending to put it on a sustainable path.  It is currently not on a sustainable path. What the bill will do -- what current law will do is it will bankrupt Medicaid and it will not be there for people.  And what the President and those in the room were talking about is that the Medicaid expansion and the continued growth rate is a reduction in the growth rate, but that is not a cut.  That is increased actual dollars. Q    Marc, so a question for you.  Can you kind of explain a little bit -- the President said today -- I mean, as the bill stands right now, not enough senators support it for it to proceed.  Yet the President said today, publicly, that they were close.  So in what ways do you guys think you are close?  Did senators give you any indication today that they're going to get behind this thing?  And this kind of very public push from the President, it's not often we see him in this setting.  Is this too little too late? MR. SHORT:  No, I think that the President is not too little too late.  I think the President has been engaged throughout.  As many of you know, he was making calls to senators when he was over in Paris, earlier last week. Q    But this is a public push, right? MR. SHORT:  This is a more public push, but he was certainly very public during the House debate.  I think there's a difference when you have 240 House Republicans versus 52 Senate Republicans.  And so the number of members who we're trying to convince at this point is much smaller.  So some of the public display of that is going to be less. But I will say that, to your question initially about what is it that we're going to be moving on to as far as the motion to proceed, I think that if you are not willing to vote on a motion to proceed, it's a little bit like Leslie Nielsen in "Naked Gun" with an explosion behind you, and saying, "There's nothing to see here."   What we're saying is that if you're not willing to move to proceed, you're basically acknowledging that there's nothing wrong, that Obamacare is fine.  And we believe that Republicans have their opportunity to amend the bill, but you have to get on the bill first. And the President was making that case and so was Leader McConnell, that, look, for all of us who are trying to deliver on the promises we made to repeal Obamacare, we have to first get on the bill.  You can't pretend there's not an explosion behind.  You can't pretend that Obamacare isn’t collapsing.  You got to move on to the bill, and that's what the discussion was. Q    What time is the meeting tonight?  And who are some of the members who were invited? MR. SHORT:  The meeting is at 7:30.  It's pretty much open to all members.  But I think that it's focused on those that are still in the undecided category. Q    Marc, two questions really fast.  On Medicaid, did you get into the weeds in the conversation with the senators?  I mean, not just talk about how we're going to make sure this is sustainable and make sure that people still have services.  Did you get into the weeds -- because people are concerned about hearing these grandiose topics for "this can be done," but they don’t have the substance behind it.  Did you get into Medicaid?  Did you get into the opioid issue?  Did you get into the other issues, in the weeds, when you were in the conversation? MR. SHORT:  There was more conversation regarding Medicaid.  There was an acknowledgement and discussion upfront of the work of Senators Capito and Senator Portman on the opioid dollars that are inserted into the bill.  But there was more discussion, I think, on the growth rate of Medicaid, and particularly I think Senator Toomey making the case, and again that I articulated here, that we don’t believe the current path is sustainable.  And so the reforms that are in there help to make sure that the program is viable for future consumers. Q    Last question.  Mitch McConnell said they didn’t have 50 votes.  The President said, you know, we're close.  But let's go beyond next week.  Let's say maybe it doesn’t pass after this vote passes.  What's plan B?  What's plan C?   MR. SHORT:  We are confident we will get this bill passed.  We are confident that, at the end of the day, we will deliver on the promise that's been made to repeal and replace Obamacare.  So all of our efforts right now is to get on to a vote.   To answer your question, it depends on what the amendment process is.  That's the great thing about the greatest body in the world, is you can offer open amendments.  And so this is an opportunity for members to make changes to the bill.  But you can't make changes if you're not willing to at least have the conversation about it.  So we're asking them to get on the bill first. Q    So you're not going to give up at all? MR. SHORT:  No.  I don’t think -- Q    If the amendments are not to your liking, you're not going to give up? MR. SHORT:  No, I think there's a lot of people that underestimate this President before.  He's not one to give up. Q    Two questions.  One is, you mentioned the meeting being open to everyone.  Does that include Democrats? MR. SHORT:  The meeting is open to the Republican conference.  I think that if there are any Democrats who are willing to work with us on the repeal and replace effort, I'm sure they'd be welcome to. Q    And second of all, does the White House approve of FreedomWorks giving out traitor awards to those who vote "no" on the motion to proceed? MR. SHORT:  I don’t think we have any comment on what FreedomWorks is doing. Q    Do you support it? MR. SHORT:  I'm not familiar with any traitor awards that they're giving, so it's hard for me to comment on that. Q    Senators Murkowski and Moran have said that the President had strong words for them, including some negative words for them once the cameras were out of the room.  How productive do you think it is for the President to essentially be calling out people who voted against this or have severe questions about this? MR. SHORT:  I don’t think he had strong words.  I think that the conversation was very respectful and it was one of disagreeing on a couple of points.  But I don’t think that there was any badgering.  I think the President was trying to be an encourager and say, here's how we need to get there, guys, and let's get it done.  Because not only is this a promise he made to the American people, there are Americans who are suffering right now.  They're suffering without us delivering on the promises that we made.  It's time to solve that problem for them. Q    If he's asking them to stay for the August recess, what is he going to do differently in the coming weeks?  The approval for this bill is still incredibly low.  Does he have any more plans of traveling to some of these red states where they're from to try and explain the bill more, with the megaphone that only he has? MR. SHORT:  I think you'll see that in one form or another.  I think that several senators raised the notion that the President could be extremely helpful to them in making that case.  And I think that he was receptive to that.  I do think that, overall, collectively, that it's often easier to be against something, and that messaging is easier than it is to communicate what you're for.  But I think there's a lot of things in this bill that -- the President started his remarks by saying, look, guys, here are all the things that we are doing in this bill that we should be talking about that are positive for the American people.  And so I think you'll see that engagement. Q    You're talking about the President being open to going out and trying to solve this.  The President is a branding person.  You talked about the need for Republicans to recognize you can't bet on Obamacare imploding.  But it seems like -- that the brand you're selling is "Obamacare is failing," not "here is what the plan is."  Are you recognizing here that there hasn’t been a clear message from this White House as to what it stands for in this healthcare bill?  What do you mean when you say the President was receptive to what the senators were asking him?  And what does "close" mean? MR. SHORT:  In which part? Q    The President said "we're close."  Are you talking about votes? MR. SHORT:  Yes, I think he's talking about how close we are in the votes; that he's had conversations over the last couple of days from some of the senators who have publicly come out and said they wouldn’t vote for the motion to proceed but they've communicated to him that, actually, I was getting a lot closer, and so give me a little bit more time, let's work through a couple more things, and we can get there.  So I think that's what he was communicating when he says that we're close. Q    But in terms of what the message is that the President is going to be selling in these states, if he visits them, what is the message, other than "it's not Obamacare"? MR. SHORT:  Well, I think that there's several things.  There is part of that that I think Americans have rebelled against, which is the individual mandate.  Part of that is the taxes that are buried inside the bill.  And I think that relieving Americans of that makes a big difference.  Another part that we will sell is that we will be reducing costs, which I think is an important component.  Estimates of 30 percent over the next few years, and I think some estimates with consumer freedom options suggested that it's even greater than that. One of the things we're selling is that we're actually trying to return the relationship between a patient and a doctor as opposed to the government being in the middle.  And I think there's also protection of life that, for many of our constituents, is really essential and important.  And that's a promise the President has delivered on and that many of our supporters cherish. So there's a lot of things in this bill that we can trumpet, and I think you will see it happening. Q    Did the President recognize he hadn't done those things? MR. SHORT:  No, I think that the President has continued to be active in this effort.  I think that he's hearing from senators who say, you know, your efforts in being able to communicate on this is a bully pulpit that is greater than ours, and so we welcome it even more.  But I don't think there's a sense that he hasn't been active. Q    To get some of the senators who are concerned about the Medicaid expansion on board, is it being discussed at all about increasing the growth rate for the Medicaid program beyond where it is now in the GOP bill?  What if we increase it a little bit more beyond where it is right now in the Senate bill? MR. SHORT:  I think there's been a lot of resources provided in the stabilization fund that's continued to grow so that it's now $180 billion in the most recent draft of the bill that will provided, in many cases, to help with that transition.  The growth rate doesn't slow until eight years into this process, and I think that the vast majority of members in the Senate conference are very comfortable with the way it's written right now. Q    And just one more follow-up.  The President had some pointed words for some of the senators in there.  Is he sending a signal that if you don't support, if you don't vote on this bill, I won't be there to support you in two or four years? MR. SHORT:  No.  There's not a sense of a veiled threat.  The President has been pretty direct in his words, and he's right now saying, this is what you promised.  I want to live up to my promise.  I'm ready to sign the bill.  Get me the bill so we can get this done for the American people and then we can also move on to tax reform and other items that are part of our agenda. Q    Marc, on the issue of subsidies, the President said, we pay hundreds of millions of dollars a month in subsidies that the courts don't even want us to pay, and when those payments stop, it stops immediately.  Is the President actively considering ending the cost-sharing payments, especially if it just doesn't pan out in the Senate? MR. SHORT:  I think he's basically stating a fact.  The courts have ruled that the Congress never appropriated those dollars.  And he's acknowledging that and saying that, you know, here we are propping it up in ways that are keeping Obamacare afloat that the courts have already ruled we arguably shouldn't be doing. So yeah, he's concerned about that policy, and he continues to evaluate it each month. Q    He needs to make a decision next week on whether to fund for the next month, correct? MR. SHORT:  He is continuing to evaluate that.  It's on an ongoing basis. Q    But the President asked senators to stay in town until he's got a bill on his desk.  Is he going to stay at the White House until that happens? MR. SHORT:  I think the President will be traveling, but I would imagine that members would be traveling too.  So I don't know that that's a fair comparison.  But he will be here working on it as long as they are, and he wants to get it done. Q    But how is that not a fair comparison -- MR. SHORT:  Well, because members will be traveling home on weekends too.  So it's not a matter of being here, it's a matter of whether you recess the Senate.  And he's encouraging that they stay focused on in-town until it gets done. Q    Marc, you mentioned this idea that they can proceed to debate and then they can offer amendments.  But hasn't the issue been that there are factions in the Senate and throughout the Republican Party that have just very different ideas of what they would want out of a bill?  So what amendments do you think could be offered that would satisfy both the conservatives and the moderates who have raised concerns about these bills? MR. SHORT:  I don't want to try to limit that because it's an open amendment process, and I think that there's a lot of different options.  But certainly I think that Senator Lee is interested in expanding it from a single-risk pool to a two-risk pool.  I think there are moderate members who want to see additional dollars provided in Medicaid funding. So I think there's a lot of different amendments that could still be offered;  Some who want to block grant more dollars down to the states.  Those are certainly a few, but I think that there's a lot of creative ideas that members have that they could continue to improve the bill, and we're open to that. As I said from the start, I think if you're saying that you're not willing to move to the bill, what you're in essence conceding to the American people is you're comfortable with Obamacare and all the campaign promises that you made were hollow.  So it's time that we get on the bill and we can then amend it and fix it. Q    Did something change between yesterday at lunch, when the President said he's very disappointed -- he's learned that he needs more Republicans in the Senate because there clearly aren't enough now?  That was yesterday.  And then today at lunch, he said, you know, let's do this.  Did you advise the President to give it one more go?  Did Leader McConnell say they were going to have this vote next week, keep the momentum going?  What changed between yesterday and today? MR. SHORT:  I'm not so sure it's inconsistent to be able to say, hey guys, we need to keep working at this until we get it done, and also expressing the desire that we wish there were more Republicans in the Senate because some of these efforts we could move more quickly.  I don't think that that's inconsistent. Q    So does the President not think that he needs more Republicans?  He has enough now? MR. SHORT:  I think that you will see him in 2018 working hard to make sure that the number of Republicans in the Senate continues to grow. Q    Marc, at what point do Republicans own healthcare in America? MR. SHORT:  I think that's a good question.  And I think as soon as we're able to replace Obamacare with our solution, then at that point it will begin the ownership.  There will likely be a transition period. Q    But to be clear, so right now, you control the Senate, Republicans control the House, they control the White House.  So why, if they're unable to accomplish it now, aren't they responsible? MR. SHORT:  Well, at this point -- well, I think that there's a difference between saying responsibility and owning it.  I think that we all feel a level of responsibility.  That's why we're trying to change it, in all honesty.  But as far as owning the Obamacare policies, I'm not familiar with any Republicans who voted for Obamacare. Q    Not Obamacare, but healthcare in general.  Americans don't care about Obamacare now.  They just care about their own healthcare. MR. SHORT:  Sure.  But I think in many ways, that's one in the same, Peter.  At this point, there was not a single Republican who voted to pass Obamacare.  And so I do think that that is still the law of the land.  Until we replace it, I just think that they own it. Q    Quick follow-up on this conversation here.  The President tweeted recently that "the Senate must go to a 51 vote majority instead of current 60 votes."  Is the President not concerned that perhaps somewhere down the line, the Democrats might try to re-repeal the -- what will then be healthcare bill, especially as there aren't any Democrats that are supporting it now? MR. SHORT:  I think that, in general, I think it's better for us to leave the rules of the Senate to the Senate.  But I think the President's comment is making the case that he feels very certainly that, if Senator Schumer were in control, he would change the rules of the Senate in a heartbeat.  And so I think that's what his concern -- Q    Sure.  But then why wouldn't they go back and forth every four to eight years? MR. SHORT:  It's possible that it would.  I just think he's acknowledging that Schumer would do this if he had the opportunity. Q    But is that a solution, though?  Temporary -- Q    Can I clarify something in your answer to Ken?  Under the option of repeal and delay -- one option -- or the option of failure and the Affordable Care Act remains the law of the land, there's a period of time in which the President is in charge of the Affordable Care Act.   In response to your -- the question from Ken, you suggested the President is considering withdrawing the subsidies.  My question to you is, if he is in charge of the Affordable Care Act under either of those two options, you do not think there will be political repercussions if the President were to withdraw and try to hasten the demise of the existing law? MR. SHORT:  I think that the President wouldn't view it as what are the political consequences.  He's going to view it as what's right.  And right now, there's a legal opinion on that.  And I think that there's additional opinions being researched within our White House and giving him different advice on what should be the best course of action on those.   I know where his heart is.  I think he's expressed that very openly what he thinks of those payments.  But as far as what the next step is, I think that we'll find out in the near future. Q    To follow on, to the members that he talked with today, they would not have any political repercussions to face? MR. SHORT:  I don't know.  I don't know.  I think that if the courts have said that this is -- right now, it's an unconstitutional payment but we've put it aside as it continues on appeal, I think that that's something that we need to consider is to what should be the right action of our administration. Q    The President has specifically raised Dean Heller's race next year, saying that he would like to remain a senator, aka get on board with Obamacare.  Did he make some kind of specific promise to Senator Heller that, if he supports this bill that the President will be there to campaign for him next year? MR. SHORT:  Look, there is not a quid pro quo, but I'm sure that the President looks forward to supporting Dean Heller's reelection. Q    Can I follow up to that, please?  Was there some thinking behind the seating arrangements, that Dean Heller (inaudible) Capito, Murkowski because -- are these the people he thinks are easier to get to "yes" or harder to get to "yes"? MR. SHORT:  I think that the President, I think welcomed a chance to have one-on-one conversations with Dean Heller during the lunch.  I think that that's an observed fact.  But I don't want to comment on exactly how strategic this meeting was.  That's just -- that's part of our job. John. Q    Thank you, Marc.  Supporters of repeal and delay say that they are not worried about enactment of the Biggs amendment in the House.  In the Senate, three Republicans have said they are against it so far -- Senator Capito, Murkowski, and Collins.  Are those people that, if repeal and delay got to the Senate for a vote, the President would try to influence and talk to to support repeal and delay? MR. SHORT:  Again, I don't want to really differentiate those, John, because I think the President is trying to say, we need to get on the bill to amend it.  And if you're not willing to do that, you're basically saying there's no problem here.  And so, yes, McConnell has said the first bill he'll bring up is the 2015 bill, and that's the first step.  But there will be an open amendment process to continue to bring in a replacement effort too. Q    Marc, two questions for you.  Following up on Peter's -- I understand that the White House's argument is that Democrats own this as a policy matter.  But from a political matter, as you mentioned, this is the President in the room with Republican senators.  If they can't get this done, and I know you say that you're confident that they will, but if they can't get this done, is it politically the problem of the people in that room for not being able to get it done? MR. SHORT:  We're going to get it done. Q    Okay.  I get that as your answer.  Let me go to one other thing that you said.  You said the President has always said that repeal and replace is his policy.  And that's certainly what he's saying today.  Just yesterday, he tweeted and said, as I've always said, let Obamacare fail and then come together.  Since there are two versions here of what the President has always said, can you at least acknowledge that the White House has been somewhat inconsistent on this? MR. SHORT:  What I think I said to start is the President's preference has always been repeal and replace.  If I didn't, I apologize.  But that's what I -- the President's preference has always been repeal and replace. Q    Okay, just looking at the President's own words, the four or five different positions in the last 48 hours, there's been some inconsistency here from the President, correct? MR. SHORT:  The President is committed to repealing Obamacare and replacing it with a better solution. Q    You don't think there's been any inconsistency? MR. SHORT:  I think that we are for repeal and replace. Q    Marc, can I ask you about conversations that President has had with Senator McCain who obviously couldn't be here today but, as you know, issued a statement on Monday night saying he wanted to start from scratch with the Democrats because he didn't want it to be a single-Party issue the way it was during the last administration. MR. SHORT:  I think that the President has wished Senator McCain well.  Our thoughts and prayers are with him, but I’m not going to divulge any private conversations they've had on that matter. Q    Marc, you mentioned the protections to life in this bill.  Tell me exactly what you meant by that and why the President (inaudible)? MR. SHORT:  So the tax credits have a Hyde amendment protections in them to ensure that the dollars are not used to pay -- taxpayer dollars are not used to pay for abortions as well.  There's a year prohibition of federal funding for Planned Parenthood. Q    Can you talk about the priorities of that to this President?  How important is that? MR. SHORT:  I think that the President, from the very first day of the administration, has pursued pro-life policies.  He promised that on the campaign.  You look at Mexico City and the reversal he did there from the very start.  He expanded even to include international beyond that -- international funding of abortions.   I think that this was the first Vice President to speak at the March for Life rally.  The President has been, I think, very consistent in putting forward federal judges who respect life.  And so I think that it's been a consistent part of the administration.  And so, sure, it's a priority in this bill too. Q    Marc, thank you.  You’re giving us a lot of ambiguity here on the issue of CSR payments and whether the President is going to make them or not.  The number of insurance companies -- MR. SHORT:  Well, I -- you know, look it.  I think it's the President's -- Q    -- that it's that ambiguity that’s causing them to have to raise premiums going into next year because they don’t know whether those payments are coming or not.  What do you make of the argument that says that it’s actually the fact that they can’t plan for next year that means the prices are going up for consumers? MR. SHORT:  I think the price has been going up for consumers for quite some time.  Would you not disagree with that? Q    Clearly that’s your position.  My question is, are you adding to the price increases by putting that ambiguity -- MR. SHORT:  I think that there were promises that insurance plans would decrease the forecast by $2,500 per plan and they increased by over $3,000 before this President came into office.  To suggest that the premium increases are a result of our stance on CSR payments -- I don’t think it stands.   Q    With the deadline looming, what should insurance companies do? MR. SHORT:  Let me also offer this.  That despite the fact we’re still considering what to do with it, this administration has continued to pay them, so it makes it additionally harder to say there’s any price increase that’s been related to that to date. Yeah. Q    Marc, does the White House support the Senate bill introduced by Rob Portman and Ben Cardin that would outlaw Americans supporting an international movement to boycott Israel? MR. SHORT:  I’ll have to get back to you on that one.  Sorry. Tim. Q    Yeah, thank you.  I’m curious about a lot of (inaudible) concern about how Planned Parenthood funding might be related to the stall in this healthcare agenda. MR. SHORT:  I’m sorry, your question is how the Planned Parenthood is related to the stall? Q    How could Planned Parenthood funding, could be related to the stall in healthcare?   MR. SHORT:  I’m not sure it is related to the stall.  I think that there’s support for the position right now, and when the bill passed ten times in repeal only it denied Planned Parenthood funding.  So I think that’s been a consistent position that has support from the conference. Q    Last week during the debate on the Defense authorization bill, there was an amendment that was voted upon and rejected that would have banned any kind of funding for transgender people in the military.  In defense of his vote against that Representative Justin Amash said that Secretary Mattis and the White House urged a "no" vote to combat that amendment.  Did the White House urge lawmakers to vote "no" on that amendment? MR. SHORT:  I’m not familiar with the White House urging a "no" vote.  I do think that there was a position as to whether or not that amendment belonged on NDAA, and there was some discussion about withdrawing, but I’m not familiar with us whipping the vote one way or the other. Q    Would the White House assert a position that the memo was sent out (inaudible)? MR. SHORT:  I’m not saying it's (inaudible).  The position was whether it belonged on NDAA.   Q    Marc, can you say if Corey and David Bossie were working as your lieutenants on this bill? MR. SHORT:  No, I wish that Corey and Dave Bossie were my lieutenants on some days, but no, that’s not the case. Q    Were they freelancing?  What were they doing? MR. SHORT:  I don’t know what you’re referencing. Q    There’s a story that they were working -- MR. SHORT: I haven’t seen the story. Q    (Inaudible.) MR. SHORT:  I’m not familiar with that. MS. SANDERS:  We’ll take one last question. Q    Senators Graham and Durbin are reviving a piece of legislation that would address Dreamers through a legislative process.  What’s the administration’s position on that? MR. SHORT:  I think that the administration has opposed the DREAM Act and likely will be consistent on that. Thank you all very much. MS. SANDERS:  Thank you, Marc. Later this afternoon, the President, along with the Vice President, Secretary of Labor Alex Acosta, and Director of the White House Office of Trade and Manufacturing Policy, Peter Navarro, will host representatives from small and medium-sized companies that manufacture products here in the United States.  We’ll be highlighting products made in American factories by American workers to our economy and how the process of certification ensures the integrity of the iconic Made in America label. The Trump administration is dedicated to helping build, certify, and defend the Made in America brand so that American products can reach every shore and stock every shelf and American workers can reap the benefits.  Unfortunately, the Made in America brand is under attack from a flood of illegally subsidized imports and counterfeit goods.  Through a comprehensive plan involving multiple government agencies, the administration will continue to build and defend Made in America’s status as the world’s standard for quality and craftsmanship. Over on the Hill this afternoon, the House Ways and Means Committee will be holding a hearing on another major administration initiative that will provide relief for American businesses: reforming our overcomplicated and broken tax code.  The House hearing today will emphasize how simplifying our tax code will help individuals and families, and small businesses like the ones visiting the White House this afternoon.  Taxpayers will spend nearly 7 billion hours and over $250 billion annually to comply with the current system.  The hours and dollars that businesses spend on compliance could be much better spent to grow their operations so that they can put even more Americans in well-paying positions. The Trump Administration is working from all angles to bring jobs back to our country by making it a better place to do business.  This morning, United States Trade Representative Robert Lighthizer announced that the first round of negotiations for the North American Free Trade Agreement will take place here in Washington from August 16th to the 20th.  These negotiations are beginning on the first possible day allowed by statute, and USTR’s swift actions are reflective of the priority the President has put on renegotiating this deal so that it is better for America’s workers, farmers, businesses, and manufacturers.  USTR will be able to help you out with further inquiries on those negotiations as they proceed. President Trump’s plans to strengthen our Southern border, which is another central part of his agenda to make America safer and more prosperous.  The Army Corps of Engineers has begun to lay the groundwork for the construction of a wall along our Southern border, including drilling and taking soil samples in New Mexico, California, and South Texas.  In addition, Customs and Border Protection, is currently evaluating design proposals, and we’re already seeing the results of the President’s focus on immigration enforcement.  Since the President entered office, illegal border crossing are down by almost 70%, which is a historic low.  The President is glad to see serious progress being made on one of his biggest promises he made to the American people. Finally, I want to welcome senior government of Iraq spokesmen and media directors who are visiting Washington as part of a State Department sponsored exchange program.  During their visit, they participated in last week’s Coalition meetings and participated in a series of briefings at the Department of State. They’ve also done some press, both at the State Department and last week at the Pentagon, where they held a joint Press Briefing with Coalition spokesperson, Colonel Ryan Dillon.  We’re glad to have them here with us today. And with that, I’ll take your questions.  Jim. Q    Sarah, the Obamacare repeal has about one trillion dollars in cuts over time.  If it doesn’t pass, those cuts would obviously be off the table.  How then, can Congress cut taxes and move on to tax reform without jacking up the national debt?  And will the President push for tax cuts knowing this will probably balloon the deficit?   MS. SANDERS:  I believe you heard from Marc that we’re confident that this will go forward, and we’re continuing to push for tax reform.  At the same time, we’re working on developing that further and we’ll continue to do so and making progress on that front. Matthew. Q    Thanks, Sarah.  President Trump said millions of people voted illegally and cost him the popular vote, but it was said repeatedly at today’s Voter Integrity Commission meeting that the committee has no preconceived notions or preordained results, and Trump himself said that the committee should have conclusions already drawn.  So which is it?  Did millions vote illegally or do you guys not know?  Because the White House has now said both. MS. SANDERS:  No we haven’t.  The President -- Q    Well, you have, as I have just indicated. MS. SANDERS:  Hold on.  I let you finish your question.  I’ll answer now.  The purpose of the commission, I think we can all agree, both Democrats and Republicans, that we want the highest standard and the greatest level of integrity when it comes to our elections.  And the purpose of the commission is exactly what you said.  It’s fact-finding.  That doesn’t mean that the President doesn’t have any thoughts and opinions, but the purpose of the bipartisan commission is to come together and to look at voter integrity across the board on a litany of different issues.  We know there have been a lot of previous studies that have taken place.  They’ll take those into account, but also not make any pre-determined decisions on anything based on those studies but conduct a full review of their own. Q    But the President made the conclusion that millions voted illegally and cost him the popular vote.  Today he’s saying he doesn’t want this commission that he formed to investigate that to have any of their own conclusions.  I’m still not understanding how he -- MS. SANDERS:  I don’t understand how the President isn’t allowed to have an opinion while encouraging a committee -- Q    So that's just opinion. MS. SANDERS:  -- to take a full review of the election process, which is what it’s setup to do.  I mean, there are, again, a lot of studies that have been conducted on this that have facts that they will take into account, but the point is to have a full and complete review, which has never been done from all 50 states, and to make sure it’s as thorough as possible.  And that’s the purpose. Q    Sarah, there was a report that just posted that Trump will make the cost-sharing payments to health insurers this month.  Is that correct?  Has that decision been finalized that he will make those cost-sharing reduction payments? MS. SANDERS:  I believe that the decision has been made to make those through this month and determine beyond that. John. Q    Sarah, it’s triple play Wednesday, if you don’t mind.  First of all, there’s been a lot of talk about what happened in this chance encounter, or whatever you want to call it, at the G20 dinner.  Can you set the record straight as to how long the President spoke with President Putin and to the best of your knowledge, what they spoke about? MS. SANDERS:  I think that once again the Russia fever has caught up with the media, and everybody ran out and tried to create a story that simply didn’t exist.  There was an official dinner.  It was made very public by the release of the President’s schedule as well as the official schedule of the G20 that the President would be at the dinner, that he would participate, that the First Lady would be at the dinner and participate. This was something hosted by Chancellor Merkel. The seating arrangement were determined by the host, and you know, there were 40 people there to make it look -- actually there were more than 40 because you had all the leaders, plus each delegation was allowed one translator to be present -- and to try and create that there was some kind of private conversation in a room with 40-plus people seems a little bit ridiculous. Q    Sarah, how long did they talk?  What did they talk about? MS. SANDERS:  They had a brief conversation, and I’m not going to get in the specifics of the conversation.  But again, this was a social dinner where the President spoke with many world leaders, as is the purpose.  I think it would be incredibly awkward for them to all sit a dinner and not speak to each other, and I would imagine that all of you would agree with that.   Q    Sorry, triple play Wednesday.  Can you confirm that the President has ended the CIA’s program to arm moderate Syrian rebels, which is something that Russia was looking for? MS. SANDERS:  I can't at this time. Q    And then the third question --  MS. SANDERS:  This is like eight play. Q    No it’s not.  (Laughter.)  You force the follow-ups.  Does the President support the security (inaudible)? MS. SANDERS:  Yes, the White House does support that. Q    Secretary of State on the Russia meeting -- the Secretary of State provided a pretty full readout of the President’s conversation with President Putin in the actual one-on-one.  Why not provide some sort of inkling of what was said in that conversation at the dinner?  And secondly, why did it take so long for the administration to talk about this conversation? MS. SANDERS:  First of all, the first account given by Secretary Tillerson was a formal bilat, which is very different from a social working dinner with all of the leaders.  He was seated next to the First Ladies of Japan and Argentina, and we didn’t offer readouts of either of those conversations.   As a set precedent, President Obama had a pull-aside in 2011 at the G20 where there also was not a readout.  In fact, ABC said at the time that it wasn’t necessary because it was a private conversation of a social gathering.  There’s a very different standard that you guys like to draw between this White House and previous administrations, and you try to create a situation that frankly just wasn’t there. In terms of how long, again, this was a publicly disclosed event.  The President participated in an official dinner of the G20 that was part of his schedule that was released publicly.  You guys came and took pictures of it.  It wasn’t like this was some sort of hidden dinner.  The pictures have been replayed over and over.  It was part of the official G20 schedule, so to act as if this was some secret is just absolutely absurd.  Q    There's a great deal of public interest in the candid exchange between these two leaders.  Why did it take so long? MS. SANDERS:  Why did it take so long for what?  I’m lost on your question here.  I’m not trying to be dismissive, but it seems silly that we would disclose a dinner that we had already announced he was participating in.  I’m not sure what other announcement should have been made.  You guys have pictures of the event taking place, and it was on both the President’s schedule as well as the G20 schedule.   Q    But not pictures of those two together in their private meeting. Q    Sarah, is the President confident that the Kremlin translator was accurately conveying what he meant to convey to Vladimir Putin?  I mean, it is typical protocol to have another official or translator there so that the Presidents can understand each other properly.  Did he trust the Kremlin translator to portray what his thoughts were accurately?   MS. SANDERS:  I believe so.  Even members of the previous administration from the State Department said that it wouldn’t be advantageous for that translator not to be fully accurate. Q    Do you mean to say, though, that it wasn’t in depth enough or sensitive enough that he felt it a matter of a need to have accuracy and have someone else there?  Because obviously there was a staffer -- he was staffed for the Japanese translator. MS. SANDERS:  Right.  Again, this was a social dinner and that was the nature of the evening. Q    I’ll go for the double play, Sarah, but let me follow up on Margaret here, and John, because this news from the Washington Post that the President is now going to end this program to arm anti-Assad rebels is obviously significant.  Did this come up in that conversation at dinner? MS. SANDERS:  Not that I’m aware of. Q    Okay, so the second question then on the Election Voting Commission.  The person that the President has installed to be the vice-chair, Kris Kobach, is now saying that nobody -- we may never be sure if Hillary Clinton won the popular vote.  Also saying it’s possible, if that’s the case, we may never be sure if Donald Trump won the Electoral College.  Is that the position of this White House?  That it’s unclear whether Hillary Clinton won the popular vote? MS. SANDERS:  I think it’s clear who’s the President based on the fact of who’s sitting in the Oval Office. Q    So then does he not trust Kris Kobach to be running this commission given those comments? MS. SANDERS:  I’m sorry? Q    Given those comments and if the President in fact does believe that the vote tally was accurate, does he not trust Kris Kobach to run this commission? MS. SANDERS:  Look, once again, the purpose of the commission is to look at how we can best uphold integrity in our election process.  We’re not going to make any pre-determined comments on their fact-finding mission, but what I can tell you is Donald Trump is the President of the United States, and he was elected by the people of this country, and he’s serving them very well. Peter. Q    Sarah, given the private conversations that the President had with the Russian ambassador and the Russian Foreign Minister here in the White House where it was later learned that he revealed some sensitive information -- classified information -- to those Russian leaders, can you say with certainty that the President revealed no sensitive or classified information in any way to Vladimir Putin during that private conversation? MS. SANDERS:  Once again, I haven’t had a conversation about the details, but I know the nature of the evening was a social dinner. April. Q    Sarah, piggy-backing off of Peter, why didn’t you have a conversation with the President about it?  Especially since it has been in the news.  It’s, again, another cloud of secrecy, controversy, omission. MS. SANDERS:  It’s not a cloud of secrecy.  You guys want to create one, but it just doesn’t exist, April.  Sorry. Q    But have you thought about asking the President so that you can put to rest all of these questions? MS. SANDERS:  I haven’t had a chance to talk to him today.  He’s been in the lunch for the last several hours. Q    And lastly, the NAACP said they sent a letter to President Trump in January for an invitation to be a speaker at their convention next week.  Presidents going back to Bill Clinton, George W. Bush -- a Republican President -- and Barack Obama, have spoken at the convention.  They have not received one word from this administration as to the President or any administration official, be it cabinet secretary or what have you, to speak.  Is it under consideration or what is it?  Because they said they have a lot of issues, to include issues of healthcare, they want to hear from the President about, and it’s not an organization that’s leaning to one party or another.  It’s a 501(c)(3) (inaudible). MS. SANDERS:  My understanding is that the invitation has been declined for this year, but certainly the invitation for dialogue with that group would happily take place, and we would certainly like to be able to continue to do that.  Q    When was the organization?  When did they get the letter? MS. SANDERS:  I’d have to check on the exact date. Q    Because as of last night, they had no word of any kind. MS. SANDERS:  Again, I’ll have to check on the exact details, but that’s my understanding.   Q    Yesterday you rejected any suggestion that the President would be responsible for the healthcare bill failure.   MS. SANDERS:  The Obamacare failure.  I’m sorry. Q    Yeah, right.  Four years ago he tweeted, “Whatever happened, you’re responsible.  If it doesn’t happen, you’re responsible.”  If the healthcare repeal doesn’t move forward, will the President shoulder any blame for what happened? MS. SANDERS:  As I said yesterday and as Marc said earlier today, when we’re talking about the responsibility of the failure of Obamacare, no, the President is not going to own that.  We are committed to repealing and replacing Obamacare and expect that to take place. Francesca. Q    Thank you, Sarah.  You previously said that the President and Vladimir Putin only talked about the sanctions related to election meddling.  It now sounds like you haven’t spoken to the President about what they may have discussed at that dinner.  So would it be true to say that you don’t know, at this point, whether other sanctions came up? MS. SANDERS:  My understanding is that the President only spoke with him about that specific type of sanction, and that was, I think, across the board comment from him. Q    And then I had a question about the travel, following up on Mr. Short’s comments.  Will the White House commit the President to not taking any personal travel and staying in Washington for anything but the personal travel until the healthcare bill is done?  That would specifically include the weekend trips to Bedminster or any of his other golf courses. MS. SANDERS:  As Marc said, that the President is committed to being here and working on the healthcare bill. John. Q    Thank you, Sarah.  Two questions.  Mark Walker, the Chairman of the Republican Study Committee, said that the RSC draft budget is pretty much in line with what the administration wants except it wants to reform the three entitlements, Social Security, Medicare, and Medicaid.  The President wants to preserve them, and he hopes to talk to the President about.  I believe he’s already talked to Director Mulvaney.  Is this something that the President is in cement on or that he would negotiate on? MS. SANDERS:  I’ll check and get back to you. Trey. Q    Thanks, Sarah.  Two questions for you.  To follow up on Adrian’s question, where does the responsibility lie from the perspective of the White House on the pace at which the healthcare process has unfolded? MS. SANDERS:  I’m sorry, on the pace? Q    How quickly it’s unfolded and been addressed. MS. SANDERS:  As I’ve said before, we’re not as focused on shoving this through but making sure we get it right.  We’re going to continue to push to fully repeal and replace Obamacare and make sure that gets done. Q    You’ve obviously spoken to the President about the healthcare push from the White House.  Has he expressed any sort of concern about his domestic policy agenda and the speed at which healthcare has gone through?  Is he concerned that this could affect tax reform, immigration, other agenda items that he has. MS. SANDERS:  He hasn’t mentioned that to me.   Q    Sarah, let me pick up on that.  An answer that you gave yesterday -- I was hoping you could clarify as it related to healthcare and taxes.  You said, “We’re not done with the healthcare battle.  We’re going to continue pushing forward on that and hopefully get that completed and then transition fully to tax reform after that’s over.”  It sounded like there you were saying that healthcare has to get done in order to move to tax reform.  We know that healthcare reform is kind of in this neutral position right now.  Is that indeed the case that tax reform still has to wait until whatever happens with healthcare gets settled or are you willing to walk from healthcare at a certain point and say we got to get going on taxes? MS. SANDERS:  I don’t believe it has to wait, but that’s certainly the preference.  Q    Sarah, thank you.  I just want to go back Marc’s answer on the President’s commitment to stay or go to stay in town.  What he said was the President will be traveling, but I imagine the members will be traveling too.  So why is it not fair to ask that the President stay in town if he’s asked the senators to do the same? MS. SANDERS:  I think Marc was referring to the weekend but not specifically taking recess.  I think that is the expectation -- is that they don’t take a full August recess until the healthcare bill is complete. Q    So we can expect to see the President go to Bedminster, perhaps, during this time? MS. SANDERS:  As always, we’ll keep you guys updated on specific details of the President’s schedule, but as Marc said, we plan to be here while the Senate is in session and get the healthcare bill completed. Q    Two questions.  Just to clarify on the conversation between President Trump and President Putin at the dinner.  So you’re saying it was very brief.  Is that less than an hour, less than a half-hour?  Do you have any timeframe for how long that talk was? MS. SANDERS:  We weren’t following him around with a stopwatch, but like I said, it was a brief conversation and certainly not an hour. Q    And then the second question on a different topic.  So the U.S. and China were having economic talks today about trade, and there were two press conferences planned for both sides.  Both of those press conferences have been canceled.  Should we take that as maybe there’s some issues with these economic talks going on -- the trade talks going on with China? MS. SANDERS:  I would refer you to the Department of Treasury to talk about the details of those plans and whatever schedules they may have changed.  I can’t speak about their schedule. Abby. Q    Sarah, just a quick question.  I think this was sort of brought up with Marc when he was just here, but did anyone at the White House ask Corey Lewandowski and David Bossie to go to the Hill on the President’s behalf to lobby lawmakers on the healthcare bill? MS. SANDERS:  I’m not sure of any asks that took place. Q    Are you guys aware that they are there doing this? MS. SANDERS:  I read a report saying that they were there, but beyond that I don’t have any knowledge of a specific ask made of them. Q    Is it possible that they were asked to do that from someone in this administration? MS. SANDERS:  I mean, I think these are both two people that strongly support the President, support his agenda, and that certainly I think very public given that they have been supportive of the President throughout the campaign and even in the administration.  And I don’t find it surprising that they would advocate for the agenda of the White House at any opportunity they get.  Just like many other supporters that were part of the campaign also support the President on many fronts.  Thanks so much guys.  The President is going to have an event here in a few minutes. END 3:48 P.M. EDT  

15 мая, 23:52

«Человек года» все обложки журнала Time за последние 90 лет

Оригинал взят у tiina в «Человек года» все обложки журнала Time за последние 90 летС 1927 года журнал Time в каждом декабрьском номере называет «Человека года», повлиявшего на мир лучшим или худшим образом. Первым был Чарльз Линдберг, лётчик, в одиночку перелетевший Атлантику, а в нынешнем году – американский президент Дональд Трамп. Предлагаем взглянуть на все 90 обложек Time, интересных не только помещёнными на них знаменитыми личностями, но и тем, каким образом их изобразили.1927: Чарльз Линдберг1928: Уолтер Крайслер1929: Оуэн Юнг1930: Махатма Ганди1931: Пьер Лаваль1932: Франклин Рузвельт1933: Хью Джонсон1934: Президент Франклин Рузвельт1935: Хайле Селассие1936: Уоллис Симпсон1937: Чан Кайши и Сун Мэйлин1938: Адольф Гитлер1939: Иосиф Виссарионович Сталин1940: Уинстон Черчилль1941: Президент Франклин Рузвельт1942: Иосиф Виссарионович Сталин1943: Джордж Маршалл1944: Дуайт Дэвид Эйзенхауэр1945: Президент Гарри Трумэн1946: Джеймс Фрэнсис Бирнс1947: Джордж Маршалл1948: Президент Гарри Трумэн1949: Уинстон Черчилль1950: Американский солдат1951: Мохаммед Моссадех1952: Королева Елизавета II1953: Конрад Аденауэр1954: Джон Фостер Даллес1955: Харлоу Куртис1956: Борец за свободу Венгрии1957: Никита Сергеевич Хрущёв1958: Шарль де Голль1959: Президент Дуайт Дэвид Эйзенхауэр1960: Американские ученые1961: Президент Джон Кеннеди1962: Римский папа Иоанн XXIII1963: Мартин Лютер Кинг1964: Линдон Бэйнс Джонсон1965: Уильям Уэстморленд1966: Мужчины и женщины в возрасте до 25 лет1967: Президент Линдон Бэйнс Джонсон1968: Аполлон 8 Уильям Андерс, Фрэнк Борман, Джеймс Ловелл1969: Средний класс американцев1970: Вилли Брандт1971: Президент Ричард Никсон1972: Президент Ричард Никсон и Генри Киссинджер1973: Джон Сирица1974: Король Фейсал1975: Американские женщины1976: Президент Джимми Картер1977: Анвар Садат1978: Дэн Сяопин1979: Аятолла Хомейни1980: Президент Рональд Рейган1981: Лех Валенса1982: Компьютер1983: Президент Рональд Рейган и Юрий Андропов1984: Питер Уэберрот1985: Дэн Сяопин1986: Корасон Акино1987: Михаил Горбачев1988: Вымирающая земля1989: Михаил Горбачев1990: Президент Джордж Герберт Уокер Буш1991: Тед Тёрнер1992: Президент Билл Клинтон1993: Миротворцы: Ицхак Рабин, Нельсон Мандела, Фредерик Виллем де Клерк, Ясир Арафат1994: Римский папа Иоанн Павел II1995: Ньют Гингрич1996: Доктор Дэвид Хо1997: Эндрю Гроув1998: Кеннет Стар и Билл Клинтон1999: Джефф Безос2000: Президент Джордж Уокер Буш2001: Руди Джулиани2002: Разоблачители: Синтия Купер, Колин Роули и Шэрон Уоткинс2003: Американский солдат2004: Президент Джордж Уокер Буш2005: Добрые самаритяне: Билл Гейтс, Боно, Мелинда Гейтс2006: Ты. «Да, ты. Ты контролируешь Век Информации. Добро пожаловать в твой мир».2007: Владимир Владимирович Путин2008: Президент Барак Обама2009: Бен Бернанке2010: Марк Цукерберг2011: Протестующий2012: Президент Барак Обама2013: Римский папа Франциск 2014: Борец с Эболой2015: Ангела Меркель2016: Дональд Трамп«Человек года» все обложки журнала Time за последние 90 лет

16 июля 2016, 12:31

Американцам очень не нравятся оба кандидата в президенты

          По результатам последних опросов Трамп впервые за 2 месяца догнал Клинтон по уровню поддержки среди избирателей. За Трампа также как и за Клинтон собираются голосовать примерно по 40% избирателей.                    Это интегральный рейтинг по результатам последних 5 опросов. Ниже можно увидеть перечень из этих 5 опросов.              Наиболее авторитетным среди этих опросов является опрос, проведенный совместно NY Times и CBS News (вторая строчка). Он как раз и показал паритет между уровнями поддержики Клинтон и Трампа. Обратить внимание следует на 2 вещи. Во-первых, предыдущий опрос NY Times и CBS, проведенный в июне показывал отрыв Клинтон от Трампа в 6 проц. пунктов, а в апреле отрыв составлял 10 проц пунктов.                      Во-вторых, антирейтинги и Клинтон и Трампы бьют рекорды. В американском полит процессе есть понятия favorable rating, что в переводе на русский означает рейтинг одобрения и unfavorable rating - соответственно рейтинг неодобрения. Так вот, рейтинг неодобрения у обоих кандидатов бьет исторический рекорд (см. таблицу)                  Трамп нравится 30% избирателей, Клинтон - 28% избирателей. При этом 54% процентам избирателей не нравится ни Трамп, ни Клинтон. Избирателей также спросили доверяют ли они кандидатам. 62% избирателей не доверяют Трампу, 67% избирателей не доверяют Клинтон (источник).          Такого не было последние 10 избирательных компаний. Смотрите, ниже приведена диаграмма с рейтингом неодобрения обоих кандидатов по состоянию на апрель последних 10 (десяти) избирательных компаний.                    Ни разу с 1980 года ни у одного из кандидатов в президенты не было такого высокого рейтинга неодобрения как у Клинтон и Трампа. Обращаю внимание на то что это данные за апрель, когда между Трампом и Клинтон еще был сильный разрыв. А ниже такая же диаграмма но с разницей между рейтингом одобрения и рейтингом неодобрения обоих кандидатов. В нормальной ситуации разница должна составлять что-то около нуля.                    Как мы видим у Трампа сальдо минус 40%, у Клинтон минус 20%. В прежние годы сальдо минус 5% считалось неординарным событием (источник). Вообще по уму сальдо между рейтингом одобрения и неодобрения должно быть положительным, в противном случае партия неправильно выбрала кандидата.          Что сложившаяся ситуация означает? Население США не доверяет обеим политическим партиям, считает политическую систему сломанной, о чем сейчас не говорит только ленивый.          Уже не имеет значения кто победит. Политическую систему США можно утилизировать. Теперь она будет только источником нестабильности и проблем. Потому что население больше не верит в политическую систему резонно предполагая, что обе партии манипулируются олигархами. Соответственно, президент будет иметь низкий рейтинг, любое его действие будет вызывать раздражение населения. Короче, США вступают в период нестабильности.

25 мая 2016, 02:16

Секс, ложь и насилие: война компроматов начинается

(Фрагменты книги «Черный лебедь. Политическая биография Дональда Трампа«) Обиженные Биллом «Удивительно, что Лживая Хиллари может нападать на меня в отношении женщин, в то время, как ее муж был НАИХУДШИМ обидчиком женщин в политической истории США», — написал Дональд Трамп в своем твиттере 17 мая. «Crooked Hillary» – это определение Трамп использует в своих выступлениях и...

05 мая 2016, 14:21

Косово: независимость по-американски

Косово – это небольшой кусочек земли на юге бывшей Югославии. Сегодня это частично признанное государство, так как многие страны, в том числе Россия, независимость Косова не признают. До сих пор статус страны и ее история вызывает массу споров, в которых Косово выступает как символ противостояния США и России. К сожалению для страны, дальше роли символа в политической борьбе сверхдержав она не пошла.Сегодня косовары являются одними из самых бедных жителей Европы. В различных рейтингах Косово обычно сравнивают по уровню жизни с Белоруссией и Молдавией, но с виду всё намного хуже. Своего производства практически нет, за исключением предприятий Kosovo Steel Group, хотя США собираются построить здесь военный завод. На 2015 год треть населения Косова жила менее чем на 1,42 евро в день. Уровень безработицы здесь достигает 45%, и жители предпочитают уезжать в другие страны в поисках лучшей жизни. Большинство мигрантов запрашивают убежище в Германии, Австрии и Скандинавии, кто-то оседает в Венгрии. Те, кто смог уехать, присылают деньги на родину – так и живут.По данным Всемирного банка, Косово демонстрирует довольно высокие для Балкан темпы роста экономики – 3% в прошлом году (у Черногории 3,4%, у Сербии – 0,9%). Но без постоянных инвестиций со стороны ЕС и создания новых рабочих мест страна просто не выживет.Своих денег здесь нет, используют евро. Ещё в 1999 году регион принял в обращение на немецкие марки, чтобы отказаться от сербского динара. Когда Германия перешла на евро, Косово эта валюта досталась по наследству: миссия ООН в Косово (UNMIK) использовала именно евро, а свою валюту косовары пока не придумали.Зато с 2008 года они печатают свои паспорта, которые можно использовать для выезда за рубеж. Косовар может путешествовать в те государства, которые признали независимость республики. В Россию попасть никак не получится, а вот в Китай или Испанию, говорят, можно проникнуть. Лишь Греция и Словакия официально объявили о том, что не признают независимость Косова, но признают паспорта граждан республики и готовы их к себе пускать.В конфликте Косово с Сербией Россия всегда была на стороне последней. Но какой-то особой неприязни к русским в Косово я не заметил, вероятно, потому что активных действий в отношении албанских "освободителей" Россия не принимала. Многие местные жители, в том числе албанцы, вполне дружелюбно общаются. Сербы испытывают к русским смешанные чувства. С одной стороны, конечно, "братья", с другой – осталась обида за то, что Москва толком не помогла удержать Косово в тяжёлые годы.Главной причиной негативного отношения к россиянам в Косово могут стать наши футбольные фанаты, которые на каждом матче с участием албанской и российской команд (будь то сборные или клубы) продолжают кричать, что "Косово је Србија!" Кстати, на днях Косово ещё и приняли в UEFA, так что скоро ждите как минимум потасовок на трибунах.Немного истории. Когда-то регион действительно был сербским, и в городе Печ даже сидел сербский патриарх. Всё изменилось, когда пришли турки. Сербов из Косово последовательно вытесняли, хотя те отчаянно сопротивлялись. Албанцам же турки с их исламом поначалу понравились, так что уже в середине XIX века население делилось 50 на 50. Потом албанцы решили, что и турки им не особо нужны, и создали своё государство.Когда в 1918 году из маленьких кусочков собралась Югославия, у сербов появилась надежда выгнать албанцев из Косово раз и навсегда. Но затем случилась Вторая Мировая. Итальянцы просто взяли и присоединили Косово к Албании. Албанцы воодушевились и прогнали столько сербов, сколько смогли. Когда Югославию всё же освободили, за дело принялся Тито. Он надеялся Албанию оттяпать себе, так что активно стимулировал очередное заселение Косова албанцами.С приходом к власти Милошевича албанская вольница закончилась, но тут настало время распадаться Югославии. 22 сентября 1991 года Республика Косово провозгласила независимость, а спустя месяц её признала Албания. Югославия свой край никуда отпускать не собиралась, и в регионе началась очередная бойня с активным участием Армии освобождения Косова (это такая албанская партизанско-террористическая группировка), югославской армии, а затем и НАТО. За время боёв большая часть сербского населения покинула край, и он стал практически полностью албанским.Вновь обострилась ситуация в 1999 году, когда албанцы обвинили сербов в геноциде из-за массового убийства в Рачаке. Имело ли место массовое убийство мирного населения или нет, до сих пор остается спорным вопросом. Но для НАТО это послужило поводом начать бомбардировки Белграда. С 1999 года Косово находилось под управлением ООН, которая постепенно передавала власть местной администрации. У власти оказались бывшие албанские полевые командиры, что не добавило республике любви со стороны сербов. В 2008 году Республика Косово во второй раз провозгласила собственную независимость. К тому времени бывший югославский край уже давно не подчинялся Белграду.Сейчас население Косова – почти сплошь албанцы. Сербы живут небольшой группой на севере Косова и не подчиняются Приштине. Республика живёт своей жизнью, пытается развивать экономику, с Сербией особо не конфликтует, потому что это один из главных торговых партнёров.Независимость Косова уже признали 108 государств из 193 членов ООН. Но полноправным членом ООН Косово стать не может, пока против этого выступают Россия и КНР, члены Совбеза. Фактически это давно уже независимая территория, но в подвешенном состоянии. Странные ребята эти косовары: могли бы уже давно провести референдум о присоединении к Албании (как принято в приличных странах) и не париться. Зачем так мучать Белград, который всё ещё надеется и ждёт...Русских здесь помнят по 1999 году, когда наши десантники всех переиграли, совершив знаменитый бросок на Приштину. В тот момент, когда президент Клинтон и НАТОвское командование уже открывало шампанское и праздновало победу, Ельцин решил, что без наших десантников праздник будет неполным. А раз нас не пригласили, мы сами придем. И пришли.10 июня 1999 года основная часть военной операция НАТО в бывшей Югославии завершилась, и 12 июня они хотели ввести в Косово миротворческие войска. Наши стояли в 700 км от Приштины, в Боснии и Герцеговине. В ночь на 12-е 200 наших десантников на БТРах и грузовиках двинулись в Косово и без труда захватили аэропорт "Слатина". Аэропорт был важен тем, что он единственный в регионе мог принимать любые типы самолётов, в том числе тяжёлые военно-транспортные. И именно через него американцы планировали начинать сухопутную операцию. Наши окопались в аэропорту, расставили свои блокпосты и тоже начали открывать шампанское.Утром 12-го пришли гости из НАТО на танках и вертолетах. Прием был не совсем теплым. Британским вертолетам наши десантники не дали приземлиться. Британские танкисты уперлись в русский шлагбаум, за которым стоял простой русский солдат с гранатометом. Повисла неловкая пауза, но конфликта удалось избежать. Командующий британской группировкой на Балканах Майкл Джексон заявил, что "не позволит своим солдатам развязать третью мировую войну". Вместо атаки он дал команду окружить аэродром.Как показала история, воспользоваться успехами наших десантников Ельцин не смог и вскоре слил все американцам. Аэропорт Слатина был признан совместной базой миротворческих сил под охраной русских. В 2003 году мы вовсе оставили Косово. Начальник Генштаба Анатолий Квашнин тогда заметил: "У нас не осталось стратегических интересов на Балканах, а на выводе миротворцев мы сэкономим двадцать пять миллионов долларов в год".Сегодня косовары считают американцев героями, которые помогли им освободиться от гнета сербов. 01. Центральная улица столицы Косова Приштины называется бульваром Билла Клинтона: это благодарность косоваров за спасение от югославской армии. Кстати, бульвар пересекает улица Джорджа Буша (предположительно, младшего, потому что именно при нём Штаты признали независимость Косова). А ещё в нескольких косовских городах почему-то есть улицы, названные в честь Вудро Вильсона.02. Улицу в 2002 году торжественно открыл президент Косово Ибрахим Ругова.03. Тогда же на местной жилой многоэтажке был установлен портрет Клинтона размерами 15 на 6 метров – подарок от албанской диаспоры в США. 04. В ноябре 2009 года рядом с этим же домом открыли памятник Клинтону. Это бронзовая с виду статуя высотой три метра. Рядом с памятником есть плита с высеченной цитатой из речи Клинтона, в которой он обещал до конца поддерживать идею о свободе Косова.05. Памятник стоит в весьма депрессивном районе, на его фоне – реклама паштета и хлебушка, вокруг граффити и разруха. 06. За углом – свалка мусора.07. Америку здесь любят.08. Если надо повесить флаг, то вешают сразу много. Обязательно флаг Косова, флаг Албании, флаги США и Евросоюза.09. Опционально можно повесить флаг НАТО.10. Радость от обретения независимости быстро прошла. Американцы и Евросоюз про Косово забыли: своих дел много, и страна оказалась у разбитого корыта.11. Теперь в центре города можно встретить корову.12. Надпись на стене: "Где Укшин Хоти?" Был такой профессор международного права и философии в Университете Приштины (албанец, естественно), которого сербские власти с 80-х годов активно прессовали, а в 1994 году в конце концов посадили. В 1999-м срок заключения истёк, но Хоти пропал. С тех пор его никто не видел. Косовары считают, что он уже умер, и виноваты в этом сербские каратели.13. "Чак Норрис – агент НИС". Во всяком случае, так "Гугл" перевёл. НИС – это сербская дочка "Газпром нефти". Если всё верно, то лозунг вполне в духе нашей Монстрации.14. Некрологи вешают прямо на столбах в центре.15. Город очень бедный, повсюду разруха и грязь.16. Надпись на транспаранте справа: "Продолжается 643-дневная забастовка бывших рабочих завода по производству труб из нержавеющей стали в Феризае". Феризай – это албанское название города Урошевац. Сверху надпись: "День 710-й". То есть, забастовка слегка вышла за рамки своего срока. Слева, я так понимаю, даты судебных решений, видимо, как-то связанных с закрытием завода.17. Вид из окна моей гостиницы 18. Продажа сигарет19. Многие дома брошены.20.21. Одно из самых известных зданий Приштины – Национальная библиотека Косово. Оно было построено в 1982 году по проекту хорватского архитектора Андрии Мутняковича. У него две характерных особенности, из-за которых оно постоянно попадает в рейтинги самых странных и нелепых строений мира. Это зенитные окна с куполами разных размеров (всего их 99) и металлические соты, целиком покрывающие фасад. Само здание состоит из параллелепипедов разных размеров.22. Как вам? Автор проекта библиотеки утверждает, что архитектура здание представляет собой смесь византийской и исламской форм. В других источниках архитектор отмечал, что этот стиль связан с "дороманской архитектурой Балкан".23. В нескольких метрах от входа разбиты огороды и сушится белье. Сейчас не до знаний.24. Интерьер.25. 26. Уголок цивилизации – Американский центр. Тут даже двери автоматические, а внутри есть компьютеры. 27. Вокруг – косовский депрессняк.28. Страна мусульманская, но с виду этого не скажешь. В платках ходят единицы. 29. В плане моды местные женщины весьма раскованы.30. Слышал, это какие-то модные туфли, про которые Шнуров пел.31. Мода32. В центре стоит недостроенный сербский православный храм Христа Спасителя. Достроить храм в своё время помешала война и бегство сербского населения Приштины. Албанские радикалы начиная с 1999 года регулярно его оскверняют (например, кто-то догадался справить нужду прямо в здании церкви), а ещё храм служил ночлежкой для бомжей. В начале 2016 года власти Косово установили в здании новые металлические двери, но вряд ли это надёжный способ его защитить. В местных СМИ озвучивались идеи сделать в церкви ночной клуб или музей, но до этого так и не дошло.33. А это достраивают католический собор имени Матери Терезы, которая, как вы помните, была албанкой. Его осквернять никто не собирается.34. Мечеть35.36. В Косово очень любят подчеркивать, что они – часть Европы. 37. На самом деле, Косово сегодня – это нищая грязная страна, до которой никому нет дела. Вдоль трассы на Македонию огромное количество магазинов, которые разбирают и продают старую бытовую технику, покрышки, мебель и другой хлам, который сюда стекается со всех сторон сытой Европы.38. Главный плюс Косова в том, что отсюда можно быстро уехать. Всё равно куда. Любая страна, граничащая с Косово, будет намного лучше.Завтра расскажу про Приштину, столицу Косова.

25 марта 2016, 08:03

«И нет особого смысла бояться смерти…» Приговор Радовану Караджичу

24 марта 2016 г. Международный трибунал по бывшей Югославии МТБЮ) вынес приговор бывшему президенту Республики Сербской Радовану Караджичу. (1) Он был признан виновным в совершении геноцида, военных преступлений и преступлений против человечности и приговорён к 40 годам лишения свободы.  После уничтожения Югославии Радован Караджич стал одним из первых обвиняемых МТБЮ. Впервые обвинительный акт против него был подписан 25 июля...

07 декабря 2015, 01:44

Однополярного мира больше нет, - Стивен Коэн

Выступление Стивена Коэна (Stephen F. Cohen), профессора Принстонского и Нью-Йоркского университетов, на заседании Клуба Содружества Сан-Франциско (адаптация аудиозаписи). Я очень рад быть сегодня здесь с вами. Чем дальше отъезжаешь от Вашингтона и мэйнстримных СМИ, тем лучше о тебе отзываются!Некоторые из вас, возможно, слышали о нашей небольшой группе, протестующей против американской политики с самого начала украинского кризиса два года назад. За это нас грубо и уничижительно называли «апологетами Путина, полезными идиотами Путина и лучшими американскими друзьями Путина».Париж должен был изменить все это, но с этими людьми ничего такого не произошло. Открыв утром интернет, я увидел, что все осталось по-прежнему. Поэтому я начну с того, что немного расскажу о себе.На эти обвинения я отвечаю: «Нет, я не такой, как вы, я патриот американской национальной безопасности». И я был таким, начиная изучать Россию 50 лет назад. Я начинал в Кентукки, потом в Университете Индианы, и мои друзья подтвердят, что я занимаюсь этим много лет. И за это время я пришел к выводу, сейчас неважно, как и почему, к выводу о том, что путь к обеспечению национальной безопасности Америки пролегает через Москву. Это значит, что у американского президента должен быть в Кремле партнер — не друг, а партнер. Это было справедливо во времена существования СССР, и это справедливо сегодня.И это справедливо вне зависимости от того, какую именно критическую угрозу безопасности вы представите. Для кого-то это изменение климата, для кого-то — права человека, для кого-то — распространение демократии. Для меня такая угроза уже некоторое время — это новый вид терроризма, появившийся в мире. Речь больше не идет о «негосударственных игроках». Эти люди хорошо организованы, у них есть армия, у них есть самопровозглашенное государство, у них богатые ресурсы, и они способны наносить нам болезненные удары по всему миру. Если все уже забыли теракты 11 сентября и Бостон, то Париж должен был напомнить, что стоит на кону.Так что с моей точки зрения международный терроризм — приоритетная угроза американской национальной безопасности. Борьба с этой угрозой должна быть приоритетом президента, неважно, республиканец он или демократ. Это угроза нашему существованию, представленная новым видом терроризма, религиозными, этническими, жестокими гражданскими войнами, и, что еще хуже, эти люди стремятся заполучить сырье для производства оружия массового поражения. Банка с радиоактивными веществами в самолетах 11 сентября сделала бы Манхэттен необитаемым по сей день.Сегодняшние террористы используют конвенционное оружие, автоматы, минометы и бомбы. Но будь у них в Париже банка с радиоактивными материалами, Париж пришлось бы эвакуировать. Это реальная угроза сегодня. Этот тип угрозы невозможно устранить, сдержать, выкорчевать полностью, если у нас не будет партнера в Кремле. Это если коротко. Еще раз повторяю, я говорю о партнере, а не о друге. Никсон и Клинтон говорили о дорогом друге Брежневе и друге Ельцине, но это была чистая показуха. Мне безразлично, нравится ли нам кремлевский лидер или нет, но мы должны признать наличие общих интересов ради партнерства, как сотрудничают два бизнесмена при заключении контракта. У них есть общие интересы, и им необходимо доверять друг другу, так как если один из них нарушит контракт, то интересы второго пострадают.Сегодня у нас нет таких отношений с Россией, даже после Парижа, и об этом я говорю уже несколько лет подряд. Люди говорят, что я не патриот и путинист, но это не так. Я отвечаю им, что это высшая форма патриотизма — защита национальной безопасности Америки.Сегодня я хочу озвучить несколько моментов и сделать это сжато, а не читать длинную лекцию. Мне не так интересно читать лекцию, как узнать, что думают другие.Мое первое утверждение таково: шанс на создание прочных стратегических партнерских отношений между Вашингтоном и Москвой был утрачен в начале 1990-х годов с распадом СССР. Точнее, даже еще раньше, потому что шанс на реальное партнерство предоставили Рейган и Горбачев в 1985-1989 годах. При администрации Клинтона шанс точно был упущен, причем не Москвой, а Вашингтоном. Эту возможность растратили и упустили в Вашингтоне. И шанс был потерян настолько, что сегодня мы уже несколько лет, начиная с войны в Грузии в 2008 году, живем в условиях новой холодной войны с Россией. Многие политики и журналисты предпочитают не называть наше положение именно так, потому что если они признают, что идет холодная война, им придется объяснить, чем они занимались 20 лет. Поэтому они говорят, что это не холодная война.И вот мое второе утверждение. Эта холодная война имеет потенциал оказаться более опасной, чем предыдущая, растянувшаяся на 40 лет, по ряду причин. Для начала подумайте вот о чем. Эпицентром прошлой холодной войны был Берлин, находившийся довольно далеко от России. Между Россией и Западной Европой пролегала буферная зона в виде Восточной Европы. Сегодня эпицентр находится на Украине, то есть, буквально на российской границе. Все началось на Украине, и Украина остается бомбой с включенным часовым механизмом. Сегодняшнее противостояние оказалось не только на границе России, но в самом центре российско-украинской «славянской цивилизации». Это гражданская война, и в некотором смысле она настолько же тяжелая, какой была Гражданская война в США.Многие украинцы, ставшие противниками, были воспитаны в одной вере, говорят на одном языке, заключали браки друг с другом. Кто-нибудь из вас знает, сколько на сегодня есть смешанных русско-украинских семей? Миллионы. Почти все их семьи — смешанные. Это бомба с взведенным часовым механизмом, и она в состоянии причинить гораздо больше ущерба. Факт в том, что это верно для российской границы, для середины российско-украинской земли… или для половины украинской земли… так как половина Украины рвется в Западную Европу, ситуация еще более опасная.Мое следующее утверждение еще хуже: вы помните, что после Карибского кризиса с ракетами Вашингтон и Москва разработали определенные правила взаимного поведения. Поняв, насколько опасно они приблизились к ядерной войне, стороны разработали некие «табу», будь то в соглашениях или в неформальном взаимопонимании. Каждая сторона знала, где пролегают «красные линии» второй стороны. Время от времени «красные линии» нарушались, но нарушитель немедленно отступал, так как было взаимопонимание о том, что такие линии существуют. СЕГОДНЯ КРАСНЫХ ЛИНИЙ НЕТ. Это то, о чем постоянно говорят президент Путин и его предшественник президент Медведев, обращаясь к нам: «Вы нарушаете наши красные линии!» А мы в ответ говорим, что у них нет красных линий. У нас есть, а у них нет. Поэтому мы можем иметь базы вокруг российских границ, а они не могут иметь базы ни в Канаде, ни в Мексике. «У вас красных линий нет». Это ярко демонстрирует отсутствие сегодня правил взаимного поведения.Например, в последние годы было несколько непрямых войн между США и Россией. В Грузии в 2008 году, на Украине, начиная с 2014 года, и до Парижа казалось, что Сирия в этом году станет третьей. Мы все еще не знаем, какова позиция Вашингтона по Сирии. Олланд свой выбор сделал, он вошел в коалицию с Россией. В России считают, что Вашингтон «молчит или выступает против такой коалиции».Следующее утверждение: сегодня в США нет никакого политического движения или организованной силы против холодной войны или в поддержку политики международной разрядки. Ни в наших партиях, ни в Белом доме, ни в Госдепартаменте, ни в мэйнстримных СМИ, ни в университетах, ни в аналитических центрах. Я вижу, что коллеги согласно кивают, потому что они помнят, что в 70-х и 80-х годах у нас были союзники даже в Белом доме, среди помощников президента. Были союзники в Госдепартаменте, были сенаторы и члены Палаты представителей, выступающие за политику разрядки, они поддерживали нас, они говорили сами и внимательно слушали нашу точку зрения. Сегодня нет ничего подобного. Не имея такой открытости и заступничества в демократии, что мы можем сделать? Мы не можем бросать бомбы, чтобы привлечь внимание, мэйнстримные СМИ не печатают нас, наш голос не звучит по всей стране. Отсутствие дискуссии в нашем обществе очень опасно.Мое следующее утверждение — это вопрос: кто несет ответственность за эту новую холодную войну? Я задаю этот вопрос не ради того, чтобы указать обвиняющим перстом на кого бы то ни было. Меня интересует изменение американской политики, которое может совершить только Белый дом, хотя и Конгресс мог бы помочь. Но необходимо выяснить, где и почему произошел сбой в американо-российских отношениях после распада СССР в 1991 году, иначе никакое новое мышление невозможно. И никакой новой политики не будет. На данный момент нет никаких изменений во взглядах американского политическо-медийного истеблишмента. В Европейском парламенте такие изменения есть. Французские СМИ выражают беспокойство и неуверенность, Германия, Нидерланды и даже Кэмерон в Лондоне начинают пересматривать политику.Американский политическо-медийный истеблишмент на данный момент считает, что в новой холодной войне целиком и полностью виноват Путин. Мы, американцы, не делали ничего дурного. В каждый момент мы поступали справедливо и мудро, а Путин вел себя агрессивно и плохо. И что тут переосмысливать? Это Путин должен переосмысливать свое поведение, а не мы.Я не согласен с этим. И поэтому на меня и моих коллег обрушился шквал острых нападок. В Кентукки меня воспитывали, говоря, что в каждой истории есть две стороны. Но эти люди утверждают, что «только не в этом случае. В случае российско-американских отношений сторона только одна, нет никакой необходимости пытаться взглянуть на происходящее глазами второй стороны. Прекратите заниматься этим и повторяйте согласованные утверждения мэйнстрима». Если мы будем продолжать в этом духе, игнорируя сложившуюся ситуацию, то мы получим еще один Париж, и не только в США.Поэтому я и говорю, что мы должны быть патриотами национальной безопасности Америки и переосмыслить все. По какой-то причине администрация Клинтона стала проводить в отношении постсоветской России политику в стиле «победитель получает все». Они говорили: «Мы выиграли холодную войну». Это неправда. Бывший посол в Москве Джон Мэтлок, работавший во эпоху Рейгана и Горбачева, который стоял рядом с Рейганом во время всех переговоров с Горбачевым, в своих книгах подробно объяснил, что произошло. Реальность такова, что администрация Клинтона, выбрав подход «победитель получает все», поступила неразумно. Какими оказались последствия этой политики? Последствий было много. Самое плохое в том, что эта политика подорвала шансы на стратегическое партнерство с Россией в поворотный момент истории.Совершенно очевидно, что четыре действия США уязвили и по-прежнему уязвляют Россию.Во-первых, это решение о расширении НАТО вплоть до российских границ. Глупость говорить, будто Путин нарушил порядок, сложившийся в Европе после холодной войны. Расширение НАТО отстранило Россию от создания нового порядка в Европе после холодной войны. Россию вытолкнули куда подальше, за пределы безопасной зоны. Россия продолжает предлагать заключить паневропейское соглашение по безопасности, как предлагали Рейган и Горбачев. Сторонники расширения НАТО говорили, что дело не в военных вопросах, что речь идет о демократии и свободной торговле, что в конечном итоге для России это будет благом, и что ей следует выпить яд с улыбкой. В 1990-х у русских не было иного выбора, и они так и сделали, но с тех пор Россия стала сильной и не намерена больше молчать.Россия стала отвечать, как сделал бы любой русский лидер, если он трезв и имеет поддержку населения. Я сейчас не шучу. Ельцин к концу своего срока едва стоял на ногах. Его заставили уйти в отставку, он не сделал этого в добровольном порядке. Но дело не в этом, дело в том, что любой в 1990-х годах мог предсказать, что произойдет, и мы предсказывали, так часто и так громко, как нам позволяли.Во-вторых, это отказ США вести переговоры о противоракетной обороне. Противоракетная оборона стала проектом НАТО. Это означает, что установка объектов противоракетной обороны будет осуществляться на суше или на море (на море опаснее) в рамках расширения НАТО и окружения России. Противоракетная оборона входит в эту ракетную систему. Русские абсолютно уверены, что цель — их ядерный арсенал и его возможности. Мы говорим: «Нет-нет, что вы, что вы, это не против вас, а против Ирана». Но поговорите с Тедом Поустелом из Массачусетского технологического института. Он объяснит вам, что последний этап системы противоракетной обороны носит наступательный характер и в состоянии поразить российские объекты. Это, к тому же, нарушение соглашений о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, так как система может запускать крылатые ракеты. Тем временем мы обвиняем Россию в разработке крылатых ракет, но они делают это из-за того, что мы снова оказались в совершенно ненужной гонке вооружений — впервые за много лет.В-третьих, это вмешательство во внутренние дела России под предлогом продвижения демократии. Помимо финансирования организации «Национальный фонд в поддержку демократии» (National Endowment for Democracy), спонсирующей «оппозиционные политические программы» в России и на Украине, знаете ли вы, что когда президентом России был Медведев, госпожа Клинтон и Майкл Макфол устроили свою «перезагрузку» (которая была тайной дипломатической игрой, если внимательно изучить ее принципы), что вице-президент Байден приехал в Московский государственный университет и сказал, что Путин не должен возвращаться на пост президента. Он сказал это Путину прямо в лицо. Представьте себе, что сейчас Путин приедет в США и скажет Рубио или Клинтон, что им следует выйти из предвыборной гонки!Остались ли хоть какие-нибудь красные линии для нашей политики, когда речь заходит о России? Имеем ли мы право делать или говорить все, что пожелаем? Это распространяется по всем сферам, в первую очередь, по политической. Белый дом просто не может промолчать, подталкиваемый влиятельными антироссийскими лобби и мейнстримными СМИ. Мы все сторонники демократии, но, нравится нам это или нет, мы не можем навязать России демократию. А если бы могли, то нам вряд ли понравились бы демократические последствия такого шага.Так что спросите себя, российская ли позиция нуждается в тщательном пересмотре после терактов в Париже? Есть ли у России легитимные интересы в мире? Если есть, то какие? Как насчет их границ? Есть ли у них легитимные интересы в Сирии?В-четвертых и последних, я хочу осторожно выразить надежду. До парижских событий я считал, что никакой надежды нет. Теперь появился шанс восстановить партнерство с Россией, по крайней мере, в трех областях.А) На Украине. Вы знаете, что такое Минские договоренности. Их сформулировали Ангела Меркель, Франсуа Олланд, президент Украины Петр Порошенко и президент Путин. Они призывают к переговорам об окончании гражданской войны. Они признают, что происходящее было в первую очередь гражданской войной, и только во второстепенном смысле может считаться результатом российской агрессии. Мне все равно, что говорят американские журналисты. В первую очередь, это украинская гражданская война. Если положить конец этой войне, то мир станет значительно безопаснее.Б) Сирия. До Парижа я считал, что нет шансов на американо-российскую коалицию. Отчасти из-за того… я не большой эксперт по психологии, но отчасти это связано с тем, что Обама зациклен на Путине. Он сердится на него и говорит о нем в таком тоне, что это никак не помогает нам. Но после Парижа, когда Олланд заявил о французско-русской коалиции, с согласия Германии и почти всей Западной Европы, шанс появился. Но Белый дом должен его использовать. Скоро мы увидим, будет ли это сделано.В) Существует ошибочное мнение, что ядерная угроза миновала с распадом СССР. На самом деле, угроза стала разнообразнее и опаснее. Об этом политическая элита забывает. Это еще одно печальное наследие администрации Клинтона (и отчасти президента Буша-старшего во время его кампании за переизбрание), говорившей, что ядерная холодная война после 1991 года не существует. Но на самом деле угроза выросла, пусть случайно и ненамеренно, и стала опасной, как никогда.В прошлом году, в порыве неразумной ярости, Россия вышла из программы Нанна-Лугара, одного из самых разумных законов, когда бы то ни было принимавшихся Конгрессом. В 1990-х годах мы давали русским деньги на закрытие и обеспечение безопасности их материалов для производства оружия массового поражения. Вдобавок, мы платили зарплаты их ученым, которые знали, как произвести и использовать эти материалы, и которые в противном случае отправились бы в Сирию, Йемен или на Кавказ, чтобы найти себе средства к существованию. Россия вышла из договора, но сказала, что готова обсудить программу Нанна-Лугара на новых условиях. Белый дом отказался. После Парижа можно надеяться, что Обама снимет трубку, позвонит и скажет, что отправил представителя для решения этого вопроса.К сожалению, сегодняшние сообщения свидетельствуют о том, что Белый Дом и Госдепартамент думают, в основном, о противодействии России в Сирии. Говорят, что они обеспокоены тем, как Россия оспаривает американское мировое лидерство.Вот главный вывод. Мы, США, не можем больше вести мир в одиночку, даже если когда-то могли. Задолго до Парижа глобализация и другие процессы положили конец однополярному миру с американским доминированием. Того мира больше нет. На наших глазах возник многополярный мир, где есть не только Россия, но еще пять или шесть мировых центров. Упрямое нежелание Вашингтона признать эту реальность стало частью проблемы, а не решения… Вот где мы оказались сегодня… даже после Парижа.

10 октября 2015, 01:28

Scofield: Б. Обама и Х. Клинтон против Vanguard

Отъезды генерала Абдул Рашида Дустума в Турцию состоялись в мае 1997 года и в декабре 2008 года. Фактически в это время Турция выступила против проектов кампании Вангард в Афганистане. Как это объяснить? С 03.01.1995 г. по 01.06.1997 г. послом США в Турции был Марк Гроссман (Marc Isaiah Grossman). Бывшая переводчица ФБР Сибил Эдмондс (Sibel Edmonds) в интервью журналу «Американский консерватор» заявила: «[Марк] Гроссман стал представлять интерес уже в начале расследования. Будучи послом США в Турции [1994-97 гг.], он был лично связан с тайными агентами, как правительства Турции, так и преступных групп.

17 сентября 2015, 21:53

Конвергенция. Взаимодействие элиты СССР (России) и США

Горбачев - Ельцин - АндроповМ.С.Горбачев и Ю.В.Андропов на отдыхе в Ставропольском крае. 1978"Ставропольский край - одно из самых красивых и известных курортных мест России. Отдыхать сюда регулярно приезжали высшие партийные руководители СССР. Именно здесь М.С. Горбачев познакомился с А.Н. Косыгиным и Ю.В. Андроповым. С Андроповым у Горбачева сложились близкие и доверительные отношения. Позже Андропов назовет Горбачева «ставропольским самородком»."Вот что пишет Валерий Легостаев: «Медунов в одном из интервью рассказал, что его собственный отец работал на железнодорожной станции вместе с отцом Андропова и хорошо его знал. Медунов-старший говорил, что того звали Вэлв Либерман, и по национальности он был польский еврей, а жену - Пеней, и она тоже еврейка».В современной России и на Западе есть немало влиятельных лиц и организаций, кровно заинтересованных в сокрытии того бесспорного факта, что многолетний председатель всесильного КГБ по национальности был евреем.Почти десять месяцев в ЦК КПСС и Президиуме АН СССР решался вопрос о преемнике Иноземцева. К маю 1983 г. буквально в последний момент, возникла кандидатура — доктора исторических Наук Александра Николаевича Яковлева, профессионального партработника, а с 1973 г. посла СССР в Канаде.Как впоследствии выяснилось, кандидатура Яковлева руководителя отдела пропаганды ЦК, осмелившегося высказать собственные, не совпадавшие с сусловскими, суждения была предложена членом Политбюро, секретарем ЦК КПСС М.С. Горбачёвым.Кандидатуру Яковлева поддержал тогдашний генсек Ю.В. Андропов.В конце 1972 г. в "Литературной газете" появилась статья А.Н. Яковлева с резкой Критикой националистических тенденций в советской литературе. За публикацию этой статьи, не согласованной с Сусловым и Демичевым, Яковлев был снят с руководящей работы в ЦК КПСС и отправлен послом в Канаду, где ему довелось проработать долгих десять лет...шёл огромный, подробный список из множества фамилий «русопятствующих». Разумеется, не были забыты темы «квасного патриотизма», «шовинизма» и «антисемитизма»…“В 1953 году умер Сталин. Шелепин был одним из тех, кто вовремя сориентировался в ситуации и поставил на Хрущёва. Естественно, за этим последовал взлёт: Никита Сергеевич отчаянно нуждался в верных людях.Что касается Яковлева, то он показался Шелепину неплохим исполнителем и в дальнейшем рос вместе с шефом, который присмотрел молодого выдвиженца на «международную линию».По первой программе студенческого обмена между СССР и США» в 1958 г. в Колумбийский университет была направлена группа стажеров из четырех человек (Г. Бехтерев, О. Калугин, Ю. Снежков, А. Яковлев).”Как утверждает Вадим Алексеевич Печенев, бывший помощник К.У. Черненко, к возвращению Яковлева в Москву, со своей стороны, "приложили руку" А. Александров-Агентов, тогдашний помощник Андропова и Г. Арбатов, директор Института США и Канады.Револьд Антонов (от левого, переднего ряда), Джордж Шерри, Дэвид Рокфеллер, и Станислав Борисов; Георгий Арбатов (два справа, задний ряд) Юрий Бобраков, Уильямсбург, Вирджиния, 1979 годаИменно при нём ИМЭМО сумел оправиться от ударов, пережитых в 1982 г., а близость Яковлева к набиравшему силу Горбачёву вернула Институту пошатнувшуюся было репутацию ведущего "мозгового центра" в изучении мирохозяйственных и международно-политических проблем. Из ИМЭМО буквально потоком пошли записки и разработки, подготовленные для Ю.В. Андропова, К.У. Черненко, М.С. Горбачёва и других членов Политбюро.Однажды в партком института прислали анкету, в которой предлагалось заполнить несколько граф с указанием фамилий тех будущих руководителей института, которые заменят нынешних. Это касалось и директора института. Я решил оставить анкету без внимания из-за её предельной глупости. Но вдруг из райкома срочно запросили анкету обратно. Оказалось, что об этой затее узнал Аркадий Вольский (в то время помощник Андропова) и устроил на эту тему крупный разговор с партийным начальством городаОблегчало работу то, что за спиной института стоял Михаил Горбачёв, в то время — второе лицо в партии. Он часто звонил мне, иногда советовался, давал разные поручения, которые мы, в институте, охотно выполняли.Особенно ладно шла работа с Горбачёвым. Он постоянно звонил, иногда просто так — поговорить, чаще — по делу, с поручениями. Писали ему разные записки, включая познавательно-просветительские. По всему было видно, что он готовил себя к будущему, но тщательно это скрывал. Среди людей, которые первыми оказались в ближайшем окружении Горбачёва, на разговоры об этом будущем было наложено табу.В должности директора ИМЭМО Яковлев проработает чуть более двух лет. После того как Горбачёв в марте 1985 г. стал Генеральным секретарем ЦК КПСС, он призвал Яковлева на Старую площадь.Яковлев же познакомил Примакова с Горбачёвым, что имело далеко идущие последствия для судьбы Евгения Максимовича, который вскоре сам станет членом команды молодого Генерального секретаря и будет принимать непосредственное участие — беспрецедентный до тех пор случай для директора академического института — в формировании внешнеполитического курса СССР.В 1951 году Примаков женился на студентке Грузинского политехнического института Лауре Васильевне Харадзе (сестре Джермена Гвишиани), которая умерла от болезни сердца в 1987 году.30 сентября 1991 года Евгений Примаков возглавил Центральную службу разведки. С декабря 1991 года по январь 1996 года – директор Службы внешней разведки России.Но и желающих подставить нам ножку по разным пустякам было тоже немало, особенно со стороны московского горкома партии (Гришин).Дело в том, что какая-то часть Политбюро (Тихонов, Гришин и др.) вела атаку на рабочее окружение Брежнева, авторов его речей (Иноземцева, Арбатова, Бовина, Загладина , Александрова-Агентова, Цуканова и др.), обвиняя их в том, что они "сбивают с толку" Брежнева, протаскивают разные ревизионистские мысли, ослабляют силу партийного воздействия на Массы и государственные дела.Гришин рвался к власти. Но во всяком случае, Михаил Сергеевич Горбачев точно считал своим соперником Гришина. Не любил Гришина и Андропов. Отношения у них, что называется, не сложились. Пока Брежнев был здоров, Юрий Владимирович держал свои чувства при себе. Когда настало время делить власть, Гришин оказался лишним.Шансов стать генеральным секретарем у Виктора Гришина было немного. Он нравился только узкому кругу своих приближенных. Внеш­ность, манера вести себя выдавали в нем скучного и неинтересного человека. И наконец, Гришин был скомпрометирован громкими уголов­ными процессами.СтерлиговСтерлигов вовремя переориентировался с А.Н.Шелепина на Ю.В.Андропова, и действовал в дальнейшем по его указаниям.Работал в Управлении экономической безопасности КГБ, в УКГБ по Москве и Московской области, дослужился до звания генерал-лейтенанта. В 1982г. карьера Стерлигова приобретает новый поворот: Андропов добился разрешения Политбюро ЦК КПСС направить группу в 150 офицеров КГБ высшего звена на «укрепление» Министерства внутренних дел, откуда, под видом борьбы с коррупцией, вычищались сторонники Н.А.Щелокова. В числе этой группы офицеров оказался и Стерлигов: он стал начальником Московского управления БХСС (управления по борьбе с хищениями социалистической собственности).В 1983-1984гг. Стерлигов, по поручению Андропова, занимается «делом Мосторга» – делом о коррупции среди руководства Управления торговли Мосгорисполкома. Выяснилось, что в преступлениях – хищениях и масштабной спекуляции дефицитными продуктами были замешаны около 300 тысяч работников торговли – от начальника управления до рядовых продавцов, а цепочка коррупционных связей тянулась в Московский горком КПСС, возглавляемый В.В.Гришиным. Вероятно, Ю.Андропов на это и рассчитывал, поэтому А.Н.Стерлигов получил «карт-бланш» на дальнейшее расследование. Оно шло и после смерти Андропова: Стерлигова поддержал М,С,Горбачев.Вот и возникает вопрос: почему такие показательные процессы не устроили в областях, где ситуация была хуже, чем в Москве? Где людям совсем нечего было есть — они каждую субботу приезжали в столицу за колбасой? Но тамошние партийные секретари не были со­перниками выдвиженцу Андропова.В 1985 году произошло очередное наступление либералов во власти, и Гришина на посту первого секретаря МГК КПСС сменил Ельцин.Впоследствии Президент России Ельцин в книге «Исповедь на заданную тему» скажет: «Соглашался я на этот пост с трудом. И не потому, что боялся трудностей, я отлично понимал, что меня используют, чтобы свалить команду Гришина. Гришин, конечно, человек не высокого интеллекта, без какого-то нравственного чувства, порядочности - этого у него не было».Баталин Юрий Петрович. Нефтяник, строил первые трубопроводы в Тюмени, когда там нашли нефть и газ. Личность незаурядная, его до сих пор помнят – в Сети есть воспоминания о Баталине его соратников по тем ударным стройкам. Например, вспоминают такую вещь: в то время на Севере средняя зарплата была около 300 рублей – и это считалось в 60-е годы очень большими деньгами. Так Баталин ухитрялся тогда на своих стройках платить рабочим до 3000 рублей в месяц! Простым работягам за все годы советской власти такие оклады даже не снились – и это не потому, что другие начальники жалели казенные деньги, а Баталин был такой добрый. Просто в те годы любой директор даже за лишнюю десятку, уплаченную своим рабочим сверх положенных нормативов, легко мог попасть под суд… Видимо, у Юрия Баталина уже тогда была хорошая “крыша” над головой – его не только не посадили, но он даже сделал хорошую карьеру: в 1970 году стал заместителем министра газовой промышленности. Правда, он довольно долго был заместителем министра – до 1983 года. Но стоило прийти к власти Андропову, как в карьере Баталина произошел новый поворот: его назначили председателем Госкомтруда СССР.Кугушев в книге “Третий проект” так объясняет это неожиданное назначение: эта второстепенная контора при Юрии Андропове стала одним из важных опорных пунктов подготовки экономической реформы. Так что этот госкомитет заслуживает отдельного и подробного разговора…В 1985 году, уже при Горбачеве, Юрий Баталин сделал еще один рывок в своей карьере: его назначили заместителем Председателя Совета Министров СССР. А с августа 1986 года Баталин совмещал это высокое звание с постом председателя Госстроя СССР.Сергей Кугушев, видимо, был куратором от КГБ в этом учреждении: в 1988 году его назначили начальником управления Госстроя, что соответствовало рангу заместителя министра.Дело было так: в октябре 1987 года, как известно, Ельцина сняли с поста первого секретаря Московского горкома и вскоре вывели из Политбюро, где он был кандидатом. А в ноябре того же года Горбачев назначил Ельцина первым заместителем председателя Госстроя СССР в ранге министра – специально для Ельцина придумали такой пост. Когда-то Ельцин действительно был строителем у себя на Урале – но это было давно, до того как он перешел в партийный аппарат…Сослуживцы Бориса Ельцина по Госстрою вспоминают, что первое время Борис Николаевич был совсем убитым горем – он думал, что раз его выгнали из партийного аппарата, то теперь для него все кончено… Но постепенно Борис Ельцин как-то пришел в себя и опять активно занялся политикой - на Ельцине тогда сфокусировалось внимание всей нашей демократической общественности и всей западной прессы.Те же сослуживцы категорически заявляют, что кроме политики Борис Ельцин в Госстрое ничем другим не занимался. Ему просто некогда было, даже если бы у него вдруг проснулся интерес к строительству – но этого так и не произошло! Целый день кабинет Ельцина в Госстрое осаждали иностранные корреспонденты, неформалы и прочие демократы. А поскольку Госстрой был режимным учреждением, куда доступ был только по пропускам – то Ельцину просто отвели апартаменты на первом этаже и сделали туда отдельный вход …Большая зарплата, персональная машина с шофером, штат помощников и бесплатные апартаменты – и ничего по работе делать не нужно было, только борись за демократию!Павловский:Письмо, отправленное через Лена Карпинского, дошло Ельцину в руки. В этом еще как-то участвовал знакомый Ельцина из Свердловска, но вроде не из тех, кого он забрал в Москву. И потом была встреча не встреча — скорее, смотрины, где меня показали Борису Николаевичу. Дело было на Николиной Горе, на даче, но не у Лена. Он не сказал мне, чья это дача, большая дача. И меня, так сказать, привели в гости к неизвестному мне хозяину. Но не узнать Ельцина было трудно, хотя он ни слова не сказал, просто сидел и смотрел. А Лен чего-то в своем стиле говорил хозяину. Все они еще для меня были тогда на одно лицо как «старики», хотя, думаю, многие были помоложе меня нынешнего (смеется). А мне они казались старцами.Лен рассказывал, какой я хороший, толковый парень и какой «государственный». Мне было, честно говоря, неприятно, и я ждал, чем все закончится.Тем не менее в результате этой интриги я в конце декабря 1986 года получил бумагу, с которой пошел в милицию, и меня тут же прописали в Москве — временно. И потом я продлевал прописку каждые полгода, временная прописка у меня оставалась еще долго, несколько лет.Баталин превратил свой Госстрой в избирательный штаб Ельцина. Борис Николаевич даже разъезжал тогда за счет Госстроя по всей стране и налаживал везде связи с демократическими организациями – под видом служебных командировок!Головков Леша, Алексей Головков, ныне, к сожалению, покойный. Он тоже был в лаборатории Майменса, то есть я его знал лично, это более... ну, он младше меня был, но он был... ушел, когда началась вся эта вот, скажем так, наша демократическая революция, ушел помощником к Бурбулису. Он был личный помощник Бурбулиса Геннадия. Вы знаете, кто это такой, да. Вот. И он потом стал, когда Гайдара… Бурбулис, на самом деле, выбрал эту команду, потому что Геннадий был самый приближенный к Ельцину человек, он организовывал кампанию в Свердловске у него, поэтому он был такой... Он сам придумал себе должность — государственный секретарь, вот.Впечатление крайне странное, потому что ультраправое крыло «Памяти» внутреннее, через слово – проклятие народу-поработителю и, естественно, не американскому. Вся терминология «Памяти», полностью «коммунизм – это сионизм» и так далее и тому подобное, вот такой был странный мотор у этого дуэта, состоящего из Гайдара и Бурбулиса. Такой был ненавидящий всё, что связано с Гайдарами и Бурбулисами, теневой менеджер, который всё время ими управлял. Очевидным образом связан со спецслужбами из военной спецслужбистской семьи и так далее. Наличие Головкова рядом с ними, вообще ставило вопрос о том – а, собственно, кто хозяин? Куда ведут-то? Зачем это всё делают?Все наши ультралибералы страшно хотели Буша и называли Клинтона агентом КГБ, агентом ГРУ, агентом компартии, бог знает кем, страшной силой. Только Буша! А, чувствуя, что как-то почва ускользает из-под ног, американцы торопили реформаторов обеспечить какой-то взрыв, с очень непрозрачными целями, потому что было ясно, что реформаторы сами никак не останутся во главе этого процесса.Ельцин – Клинтон, Скоков – Буш (старший), Путин - Буш, Обама - МедведевТак всё это ехало, и ехала эта машина, но тут, как чертик из табакерки, выпрыгнул арканзасский губернатор-демократ с фамилией Билл Клинтон. При этом Арканзас очевидным образом был такой вотчиной даже не главного Рокфеллера, а Уинтропа Рокфеллера, одного из членов семьи. Клинтон начал безумно быстро набирать обороты. Никто не ждал, что старший Буш не перейдет на второй срок: он же получил тогда один срок – ему нужен был второй, в ноябре 92-го года. Лихорадочность, с которой Клинтон набирал обороты, практически, была гораздо выше по тем временам еще не так развитого пиара и всего…Как только появился Клинтон, Ельцин отёр пот со лба и сказал: «Нет уж, фигушки, никуда я не уйду, никакого Скокова не будет». Скоков обиделся, он был первым пиночетом нашего времени, он обиделся, и произошло знаменитое голосование — кто будет премьер-министром, когда был свергнут Гайдар и первое место рейтинговое получил Скоков, а третье место получил Черномырдин.Но Ельцин избрал Черномырдина, чтобы не избрать Скокова.Вот с этого момента он оказался в седле по-настоящему. Там уже никаким Гайдаром не пахло.Начался черномырдинский этап, совсем другой, по другим схемам. Американская высокая номенклатура, экономическая и политическая построила интерфейс с высокой советской номенклатурой. Возник новый альянс. Не Скоков-Буш, а Черномырдин-Гор. И этот альянс держался очень устойчиво.Его пытались скинуть. Первый раз Ельцин запланировал свой переворот, по типу указа 1400, на март. Тогда же он вывел Скокова из Совета безопасности, потому что против переворота выступили против Скоков, Руцкой, Зорькин и Хасбулатов.Потом возник указ 1400, потом пытались построить отношения не со Скоковым уже, а со Сосковцом. Потом возник Лебедь. И, наконец, к моменту, когда Клинтон ушел в небытие, а пришел Буш, возник Путин.Описание: Джордж Буш и президент Путин в Кроуфорд со студентами Date: 11/15/2001Description: George Bush, President Putin Discuss Free Market Economy Date: 5/25/2002Описание: Джордж Буш, президент России Владимир Путин сокращают ядерное оружие Дата: 5/24/2002Описание: Джордж Буш, президент России Владимир Путин заключение договора Дата Москве: 6/1/2003Описание: Джордж Буш, президент Путин обсуждают планы расширения НАТО, агрессию США в Ираке и т.д. Дата: 11/22/2002а пришёл Обама и возник Медведев, понятно да?а потом Обама остался и у Путина возникли проблемы...в самом деле подобная корреляция как это называет Кургинян "высокой номенклатуры" с американской конечно сложилась много раньше достаточно вспомнить как Никита Хрущёв жаловался Уильяму Ноксу (президент фирмы «Вестингауз» (Westinghouse Electric International)), что его старший сын старше Кеннедикаждый раз успешный этап построения интерфейса сопровождался со стороны "высокой советской номенклатуры" очень серьёзным предательством но об этом потом главная наша задача наглядно показать что перенос выборов в 2016 году на осень как и другие шаги "высокой советской номенклатуры" сегодня связаны с выборами нового президента США

15 мая 2015, 18:05

Стиглиц: Обама продвигает захват мира корпорациями

По мнению известного американского экономиста Джозефа Стиглица, договоры о свободной торговле со странами Европы и Азией, которые пытается продвигать администрация Барака Обамы, ставят частные корпорации выше государственного регулирования.

15 февраля 2015, 14:17

HSBC держал у себя грязные деньги диктаторов и торговцев оружием ("The International Consortium of Investigative Journalists", США)

Секретные документы указывают на то, что международный банковский гигант HSBC наживался на бизнесе с торговцами оружием, поставлявшими минометные мины африканским детям-солдатам, с посредниками диктаторов из стран третьего мира, с торговцами кровавыми алмазами и прочими международными преступниками. Обнародованные данные о внутренних механизмах и закулисной деятельности швейцарского отделения HSBC по обслуживанию частных клиентов относятся к счетам на общую сумму более 100 миллиардов долларов. Они дают редкую возможность заглянуть внутрь сверхсекретной банковской системы Швейцарии и узнать то, о чем общественности не было известно прежде. Эти документы были получены Международным консорциумом журналистских расследований ICIJ (International Consortium of Investigative Journalists) через французскую газету Le Monde. Они повествуют о тайных сделках банка с клиентами, которые занимались самой разнообразной противозаконной деятельностью, и в первую очередь, сокрытием от налоговых органов сотен миллионов долларов. Они также показывают частные счета прославленных футболистов, теннисистов, велосипедистов, рок-звезд, голливудских актеров, членов королевских семей, политиков, руководителей корпораций и богатых династий. Эти разоблачения проливают свет на пересечение международной преступности и законного бизнеса, а также существенно расширяют наши знания о потенциально противозаконном или неэтичном поведении в последние годы банка HSBC, являющегося одним из крупнейших в мире. Утечка информации свидетельствует о том, что некоторые клиенты совершали поездки в Женеву, где снимали большие наличные суммы, причем иногда брали их старыми банкнотами. Эти документы также говорят о том, что большие деньги в этом банке принадлежат торговцам алмазами, которые работают в районах, где ведутся боевые действия, и на вырученные от продажи драгоценных камней деньги финансируют повстанческие движения и партизанские группировки, ответственные за гибель огромного количества людей. Банк HSBC, у которого штаб-квартира в Лондоне, и который имеет отделения в 74 странах на шести континентах, сначала настаивал на том, чтобы ICIJ уничтожил эту информацию. В конце прошлого месяца, когда банк был в полной мере проинформирован о той информации, которую удалось получить журналистскому коллективу, он занял более примирительную позицию и заявил консорциуму: «Мы признаем, что культура соглашательства и стандарты добросовестности в швейцарском частном банке HSBC, как и во всей отрасли в целом, были существенно хуже, чем сегодня». В письменном заявлении отмечается: «Банк в последние годы предпринял важные шаги по реализации реформ и отказу от клиентов, не соответствующих новым строгим стандартам HSBC, включая тех, кто вызывает у нас сомнения в плане соответствия налоговому законодательству». Банк дополнительно отметил, что он внес существенные изменения в эту часть своего бизнеса. «В результате такого перепозиционирования швейцарский банк HSBC по работе с частными клиентами с 2007 года сократил свою клиентскую базу почти на 70%». То, как оффшорная банковская индустрия укрывает у себя деньги и хранит секреты, имеет огромные последствия для народов всего мира. Согласно весьма консервативным оценкам исследователей, в налоговых оазисах в настоящее время спрятано 7,6 триллиона долларов, из-за чего министерства финансов ежегодно теряют как минимум 200 миллиардов долларов. «Оффшорная банковская индустрия создает серьезную угрозу нашим демократическим институтам и нашему основополагающему общественному договору, — заявил ICIJ французский экономист Томас Пикетти (Thomas Piketty), написавший книгу Capital in the Twenty-First Century (Капитал в 21-м веке). — Финансовая непрозрачность это одна из основных движущих сил глобального неравенства, которое постоянно усиливается. Она позволяет значительной части людей с большими доходами и крупными состояниями платить ничтожно маленькие налоги, в то время как все остальные облагаются существенными налогами, идущими на общественное благо и на услуги (образование, здравоохранение, инфраструктура), и являющимися неотъемлемым условием процесса развития». Сомнительная налоговая тактика HSBC Полученные ICIJ секретные документы относятся к счетам до 2007 года, и в них есть информация о ста с лишним тысячах физических и юридических лиц из более чем 200 стран. Они похожи на те документы, которые в 2010 году получило французское правительство, поделившееся этими данными с другими государствами. Тогда это привело к целому ряду уголовных дел и к внесудебному урегулированию с людьми, уклонявшимися от уплаты налогов в нескольких странах. Среди государств, чьи налоговые органы получили документы из Франции, оказались Соединенные Штаты, Испания, Италия, Греция, Германия, Британия, Ирландия, Индия, Бельгия и Аргентина. В большинстве стран закон не запрещает иметь оффшорные банковские счета, и если у тебя есть счет в швейцарском HSBC Private Bank, это отнюдь не является доказательством каких-то правонарушений. Некоторые упомянутые в документах люди могли быть каким-то образом связаны с банковским счетом в Швейцарии, скажем, доверенностью, хотя сами владельцами или совладельцами денег на счету не являлись. У некоторых упомянутых в документах людей швейцарских банковских счетов вообще могло не быть. Голливудский актер Джон Малкович, например, заявил через своего представителя, что ничего не знает о счете, в котором фигурирует его имя, но предполагает, что он мог иметь отношение к бывшему биржевому брокеру Бернарду Мэдоффу (Bernard Madoff), которого осудили за мошенничество, и который немного занимался его финансами. Представитель британской актрисы Джоан Коллинз сказал ICIJ: «В 1993 году мой клиент положил деньги на банковский счет в Лондоне, а впоследствии обнаружил, что деньги без его указаний были переведены на швейцарский счет, о котором вы говорите в своем письме». Это представитель заявил, что никакого уклонения от налогов н Музыкант Дэвид Боуие было. Рок-звезда Дэвид Боуи ответил медиапартнеру ICIJ газете Guardian, что он с 1976 года является законным жителем Швейцарии. Тина Тернер, которую многие считают истинно американской певицей, живет в Швейцарии почти 20 лет и в 2013 году отказалась от американского гражданства. Но во многих случаях в обнародованных документах содержится информация о весьма сомнительных действиях, скажем, когда банкиры советовали своим клиентам, какие меры следует принять во избежание уплаты налогов у себя в стране; а клиенты рассказывали банкирам, что свои счета в налоговых декларациях они не указывали. ICIJ и группа средств массовой информации из 45 стран более тщательно исследовали темные стороны в деятельности HSBC, нежели участники американского сенатского расследования в 2012 году, которым удалось выяснить, что у швейцарского банка слабые инструменты контроля, и это позволяет латиноамериканским наркокартелям отмывать сотни миллионов долларов неправедно добытых средств через его американские филиалы, после чего эти деньги можно использовать. В подробном докладе постоянного подкомитета сената по расследованиям, посвященном деятельности HSBC, отмечается, что некоторые его филиалы обходили стороной запрет правительства США на финансовые операции с Ираном и другими странами. А американское отделение HSBC предоставляло денежные средства и банковские услуги банкам в Саудовской Аравии и Бангладеш, хотя были подозрения, что они участвуют в финансировании «Аль-Каиды» и прочих террористических организаций. В 2012 году HSBC дал согласие выплатить более 1,9 миллиарда долларов, чтобы в досудебном порядке урегулировать уголовные и гражданские расследования, и заключил соглашение сроком на пять лет об отсрочке уголовного преследования. Источник из подкомитета сената по расследованиям заявил, что следователи направляли запрос HSBC Private Bank с просьбой предоставить им записи по счетам, которые удалось получить ICIJ, однако руководство банка ответило им отказом. Новые документы повествуют о подозрительной деятельности банка во многих других странах мира и раскрывают новые имена сомнительных клиентов. Накануне разоблачений ICIJ Wall Street Journal сообщила о предварительном отчете о ходе работы независимой аудиторской организации, проводившей в этом банке проверку. Краткое содержание отчета может быть опубликовано в апреле, но уже сейчас известно, что, согласно его выводам, банк не исправился и реформы у себя не довел до конца. Международные клиенты Полученные ICIJ документы основаны на данных, украденных бывшим сотрудником HSBC и разоблачителем Эрве Фальчани (Herve Falciani), и в 2008 году переданных французским властям. Le Monde получила материалы расследования французского налогового ведомства, а затем поделилась ими с ICIJ на том условии, что консорциум соберет команду журналистов из разных стран, дабы они проанализировали данные со всех сторон. ICIJ собрал более 140 журналистов из 45 стран, в том числе, из таких изданий как Le Monde, BBC, Guardian, 60 Minutes, Süddeutsche Zeitung и еще 45 медийных организаций. Репортеры отыскали имена бывших и действующих политиков из Британии, России, Украины, Грузии, Кении, Румынии, Индии, Лихтенштейна, Мексики, Туниса, Демократической Республики Конго, Зимбабве, Руанды, Парагвая, Джибути, Сенегала, Филиппин, Алжира и других стран. Они нашли несколько имен из действующего санкционного списка США, в том числе, имя турецкого бизнесмена Селима Альгуадиса (Selim Alguadis), которого подозревают в поставках сложного электрооборудования в Ливию для создания в рамках секретного проекта ядерного оружия, и друга российского президента Владимира Путина Геннадия Тимченко, в отношении которого действуют санкции, введенные в ответ на аннексию Крыма и кризис на востоке Украины. В документах нет сведений о том, какое именно отношение к швейцарским счетам имеют Альгуадис и Тимченко. Пресс-секретарь Тимченко заявил, что причины введения санкций «неправдоподобны и абсолютно ошибочны», и что его клиент «всегда и в полной мере выполнял все налоговые требования». Альгуадис заявил ICIJ: «У меня за мою жизнь по причинам личного характера появилось много счетов в турецких и зарубежных банках. Порой я считал, что благоразумнее хранить часть сбережений в оффшорах». Американские обвинения Альгуадис назвал нелепыми. «Весь наш экспорт надлежащим образом декларируется на турецкой таможне и является абсолютно законным», — сказал Альгуадис, отрицающий любые связи с Ливией. Некоторые клиенты, имеющие отношение к миллионам и десяткам миллионов долларов на своих счетах, являются людьми с политическими связями. Среди них бывший министр торговли Египта Рашид Мохаммед Рашид (Rachid Mohamed Rachid), покинувший Египет в феврале 2011 года во время восстания против Хосни Мубарака. Рашида, который согласно обнародованным материалам имеет доверенность на банковский счет на 31 миллион долларов, заочно обвинили в спекулятивных операциях и в разбазаривании государственных средств. Есть в документах и другие имена. Это ныне покойный Франц Мерсерон (Frantz Merceron), которого называют финансовым посредником тоже покойного экс-президента Гаити Жан-Клода Дювалье (Jean Claude Duvalier) по прозвищу Бэби Док, обвиненного в присвоении перед бегством из страны 900 миллионов долларов. Это Рами Махлуф (Rami Makhlouf), чей двоюродный брат и президент Сирии Башар аль-Асад за последние три года содействовал гибели десятков тысяч граждан своей страны в ходе гражданской войны. Мерсерон обозначен в списках как доверенное лицо по счету своей жены на 1,3 миллиона долларов. Махлуф является владельцем нескольких счетов. В документах фигурируют имена людей, против которых возбуждены дела и ведутся процессуальные действия. Например, это бывший владелец английского футбольного клуба «Портсмут» Владимир Антонов, которого судят в Литве за банковское мошенничество на сумму 500 миллионов евро. Это казахстанский банкир Маргулан Сейсембаев, которого «Альянс Банк» обвиняет в краже активов, и бывший глава мальтийской государственной нефтяной компании Enemalta Танкред Табоун (Tancred Tabone), обвиняемый в вымогательстве взяток. Адвокат Табоуна в своем заявлении отметил, что его клиент отвергает все выдвинутые против него обвинения, а также заявил, что он «официально уполномочил швейцарские власти предоставить всю имеющуюся информацию. ... Его финансовые дела в этом отношении в полном порядке». Антонов по обнародованным документам является владельцем счета на 65 миллионов долларов. Сейсембаев по тем же документам проходит как владелец нескольких счетов. Представитель Антонова заявил Guardian: «Господин Антонов не является и никогда не был налоговым резидентом Британии. Упомянутый вами швейцарский счет он открыл в 2008 году для бизнеса, потому что банки Швейцарии обеспечивают более высокий уровень обслуживания клиентов, и работают более гибко, чем британские банки». Имен в этом массиве данных огромное множество, и среди них есть такие как дочь бывшего китайского премьера и организатора расстрела на площади Тяньаньмэнь Ли Пэна Ли Сяолинь (Li Xiaolin), судья высшего суда Гонконга Джозеф Фок (Joseph Fok), двоюродный брат королевы Елизаветы II принц Майкл Кентский и его супруга. Тот счет, который может быть связан с принцем и принцессой, был открыт на имя их общей компании Cantium Services Limited. Представитель британской королевской четы сказал, что на этот счет «никогда не поступало никаких средств», и что в 2009 году он был закрыт. Ли Сяолинь вместе со своим мужем числятся как владельцы счета на 2,5 миллиона долларов. Фок числится владельцем счета, закрытого в 2002 году. На просьбы дать комментарии они не откликнулись. В обнародованных данных есть немало имен из королевских семей. Это и король Марокко Мохаммед VI, и наследный принц Бахрейна Салман ибн Хамад ибн Иса аль-Халифа, и десятки членов правящей семьи Саудовской Аравии. Многие являются либо полными владельцами, либо совладельцами счетов. Роль короля Марокко в этих документах не указана. Представитель наследного принца заявил: «Наследный принц Бахрейна вложил средства в региональный паевой инвестфонд, которым он не владеет. Никаких налоговых преимуществ он от этого не приобрел». Среди бизнесменов и политических спонсоров из США есть финансист и филантроп С. Дональд Сассман (S. Donald Sussman), который открыл свой счет еще до женитьбы на члене конгресса от Демократической партии от штата Мэн Челли Пингри (Chellie Pingree); миллионер и владелец компании женского белья Victoria’s Secret Лес Уэкснер (Les Wexner), который в 2012 году выделил 250 тысяч долларов на поддержку бывшему кандидату в президенты от республиканцев Митту Ромни (Mitt Romney); а также израильская семья торговцев бриллиантами Штайнмец. Wall Street Journal в 2007 году сообщила о том, что фирма венчурного капитала Штайнмецев Sage Capital Growth щедро платила за выступления и прочие услуги бывшему мэру Нью-Йорка Руди Джулиани, которого широко рекламировали, называя непримиримым борцом с организованной преступностью и коррупцией, и который позднее безуспешно пытался стать кандидатом в президенты от Республиканской партии. Представитель Сассмана заявил, что это не его счет, а также добавил, что бизнесмен сделал пассивный вклад в технологический венчурный фонд. Далее он сказал, что счет принадлежит этому фонду, и что о его существовании Сассман впервые узнал, когда ICIJ обратился к нему с вопросами. «У господина Сассмана множество миноритарных вкладов, — заявил его представитель, — и он никак не связан с руководством фондами, с инвестиционными решениями и прочей деятельностью». Уэкснер и семья Штайнмецев на просьбы дать комментарии не откликнулись. Анализ собранных ICIJ документов показывает, что многие связанные со счетами люди всячески скрывали свои имена, принимая для этого чрезвычайные меры предосторожности, хотя сотрудники HSBC постоянно заверяли своих клиентов в том, что они надежно защищены жесткими правилами секретности швейцарских банков. Многие счета принадлежали компаниям из оффшорных налоговых оазисов, таких как Британские Виргинские острова, Панама и далекий тихоокеанский остров Ниуэ, а не владельцам денежных средств. Еще тысячи счетов являются обезличенными и номерными. В документах сотрудник HSBC называет по инициалам одного из самых известных бизнесменов Австралии Чарльза Баррингтона Гуда (Charles Barrington Goode): «Владелец счета ЧБГ хотел бы, чтобы его называли господин Шоу. Поэтому в ходе всей дискуссии мы вели речь о господине Шоу», — написал этот сотрудник в одном из документов. Счет Гуда имел название SHAW99. В то время Гуд был председателем банка ANZ — одного из крупнейших в Австралии. Что касается участия Гуда в политике, то один из сенаторов во время дебатов в австралийском парламенте в 2001 году назвал его «денежным мешком, собирателем средств для Либеральной партии» нынешнего премьер-министра страны Тони Эббота. В Австралии есть два фонда, которые связаны с Гудом. Это The Cormack Foundation и Valpold Pty Ltd. В период с 1998 по 2013 годы они перевели отделению Либеральной партии в Виктории более 30 миллионов австралийских долларов, о чем сообщила избирательная комиссия Австралии. Гуд сообщил ICIJ, что он открыл этот счет 30 лет назад, и что банк настоял на использовании псевдонима. «Сотрудник банка сказал мне, что в интересах безопасности мне нужно какое-то другое имя или номер для идентификации счета, и что я должен буду использовать его в переписке с банком. Я выбрал имя Шоу». По словам Гуда, «этот счет бездействовал около 25 лет», и прежде чем закрыть его пять лет назад, он сообщил о нем налоговым органам Австралии и заплатил налоги на полученную прибыль. Нарушения банковской политики Эти документы вызывают новые вопросы о прежних публичных заявлениях HSBC относительно того, что его сотрудники не помогают клиентам уклоняться от налогов. Так, в июле 2008 года Крис Миарс (Chris Meares), возглавлявший в то время банковскую работу HSBC с частными клиентами, заявил на слушаниях в британском парламенте: «Мы запрещаем нашим банкирам участвовать в уклонении от уплаты налогов и поощрять такую деятельность». Тремя годами ранее один богатый британский клиент по имени Кит Хамфриз (Keith Humphreys), работавший директором футбольного клуба «Стоук Сити» из английской премьер-лиги, рассказал своему менеджеру из HSBC, что один из швейцарских счетов его семьи не задекларирован в британском налоговом ведомстве. В документах указывается, что в то время на этом счету было более 450 тысяч долларов. Хамфриз рассказал медиапартнеру ICIJ Guardian, что данный банковский счет был зарегистрирован не на его имя, а на имя его отца, и что позже они добровольно сообщили о нем властям. Этот счет, сказал он, «был открыт в соответствии с финансовыми рекомендациями», данными ему в то время. Налоговикам о нем сообщили в 2011 году, договорившись об уплате в рамках мирового соглашения 147 165 фунтов стерлингов. В другом случае сотрудник HSBC сделал следующую запись в папке ирландского бизнесмена Джона Кэшелла (John Cashell), которого позднее осудили за налоговое мошенничество у него на родине: «Характер его деятельности несет в себе риск разоблачения ирландскими властями. Я еще раз постарался успокоить его, заявив, что никакая опасность ему не грозит». На просьбу прокомментировать эту запись Кэшелл не откликнулся. Банк ощутил тревогу по поводу денежной операции одного сербского бизнесмена на 20 миллионов евро. Однако сотрудники банка ограничились тем, что попросили его действовать не так открыто. «Ему объяснили, что на сегодня банк не вмешивается в его операции по переводу денег, — говорится в соответствующем документе, — но предпочитает, чтобы такие операции проводились в менее крупных масштабах. Он признал нашу обеспокоенность, и впредь будет оперировать меньшими суммами». Сотрудников HSBC, похоже, не очень-то обеспокоила полученная ими характеристика на канадского врача Ирвина Родьера (Irwin Rodier). «Этот клиент немного не в себе; например, всякий раз, приезжая в Цюрих, он сначала летит в Париж, а потом берет в аренду автомобиль, чтобы доехать до Цюриха, стараясь сохранить в тайне конечный пункт поездки и т. д.». Родьер заявил медийному партнеру ICIJ CBC/Radio-Canada, что урегулировал все налоговые вопросы с канадскими властями. В своем заявлении для ICIJ HSBC отметил: «В прошлом швейцарские банки по обслуживанию частных клиентов действовали совсем не так, как сегодня. Такие банки, включая принадлежащий HSBC, исходили из того, что ответственность за уплату налогов лежит на частных клиентах, а не на банках, с которыми они имеют дело». Как обойти новый закон Обнародованные документы показывают, что некоторые европейские клиенты получали рекомендации, как избежать налоговых удержаний со своих банковских сбережений, которые вступили в силу в странах ЕС в 2005 году. Швейцария дала согласие на исполнение нового налогового закона, получившего название «Европейская директива по сбережениям», или ESD. Однако действие этого закона распространялось только на частных лиц, а не на корпорации. Документы показывают, что HSBC Private Bank воспользовался этой лазейкой и начал предлагать такую услугу, в рамках которой физические лица в целях декларирования доходов превращались в юридические. Документы показывают, что весь 2005 год клиенты изо дня в день приезжали в Швейцарию, чтобы снять наличные в британских фунтах, евро, швейцарских франках, американских долларах и даже датских кронах. Иногда они просили выдать им деньги старыми и мелкими банкнотами. Одним из тех, кто приезжал за долларами и евро, был строительный предприниматель Артуро дель Тьемпо Маркес (Arturo del Tiempo Marques), которого в 2013 году в Испании приговорили к семи годам лишения свободы за контрабандный ввоз кокаина. Ему в HSBC принадлежало до 19 банковских счетов на общую сумму три с лишним миллиона долларов. На просьбу дать комментарии он не ответил. В ходе одной из трансакций британский бизнесмен и магнат Ричард Керинг (Richard Caring) прибыл в сентябре 2005 года в сопровождении охраны, чтобы забрать более пяти миллионов швейцарских франков наличными. Сотрудники HSBC, объясняя действия Керинга по снятию такой огромной суммы денег, сказали, что он намеревался положить их в другой швейцарский банк, однако не хотел, чтобы два банка знали друг о друге. Они написали: «РК изо всех сил старается проявлять осторожность». Представитель Керинга сказал Guardian, что тот не уклонялся от налогов, а оффшорные фонды использовались в соответствии с общепринятыми и широко распространенными налоговыми принципами. Документы показывают, как Керинг, являющийся крупным спонсором в политике Британии, перевел один миллион долларов Фонду Клинтона, который является некоммерческой организацией, созданной бывшим президентом США Биллом Клинтоном с целью «укреплять возможности народа США и народов всего мира по решению проблем глобальной взаимозависимости». Запрос на пожертвование в Фонд Клинтона поступил в декабре 2005 года. Месяцем ранее Керинг стал спонсором шикарной корпоративной вечеринки с икрой и шампанским, которая прошла в Зимнем дворце Екатерины Великой в российском Санкт-Петербурге. Туда слетелись 450 гостей, а развлекали их сэр Элтон Джон и Тина Тернер. К гостям обратился Билл Клинтон. Во время этого вечера удалось собрать более 11 миллионов фунтов стерлингов на детскую благотворительную организацию. Другие спонсоры Клинтона Обнародованные ICIJ документы сообщают и о многих других высокопоставленных донорах Фонда Клинтона, среди которых были канадский бизнесмен Фрэнк Джустра (Frank Giustra), и немецкая суперзвезда Михаэль Шумахер, семь раз становившийся чемпионом Формулы-1. Представитель Шумахера, который числится владельцем и выгодоприобретателем закрытого в 2002 году счета, заявил ICIJ, что гонщик давно уже является жителем Швейцарии. Записи показывают, что Джустра – единственный человек в списках HSBC, на счету у которого в 2006/2007 году было более 10 миллионов долларов. Правда, его роль в этом счете не указана. New York Times в 2008 году сообщила, что Джустра внес пожертвование на счет Фонда Клинтона вскоре после того, как Билл Клинтон в 2005 году съездил вместе с ним в Казахстан. По прибытии гостей Нурсултан Назарбаев, который уже несколько десятилетий является президентом этой страны? встретился с ними на шикарном позднем банкете. Как отметила New York Times, Клинтон публично высказался в поддержку Назарбаева, что противоречило позиции американского правительства и его супруги Хиллари Клинтон, которая была в то время сенатором и критиковала Казахстан за нарушения прав человека. Как показывают записи в корпоративных отчетах, спустя два дня компания Джустры получила право на покупку в Казахстане трех государственных урановых месторождений. По словам Клинтона и Джустры, они отправились в Казахстан с той целью, чтобы своими глазами посмотреть на благотворительную деятельность фонда. Представитель Клинтона заявил New York Times, что бывший президент в целом знал о деловых интересах Джустры в Казахстане, однако никоим образом не помогал ему. Представитель Джустры опроверг историю New York Times и сказал, что Джустра действует «в полном соответствии с требованиями о раскрытии информации касательно всех его банковских счетов». Представитель Фонда Клинтона заявил Guardian, что фонд следует «строгим принципам спонсорской добросовестности и прозрачности в своей деятельности, выходя далеко за рамки того, что требуется от американских благотворительных организаций, включая полное раскрытие информации обо всех наших благотворителях». Исчезновение данных в Греции Те данные, которые французские власти предоставили другим государствам, стали основанием для начала официальных расследований в ряде стран. Французские магистраты стараются выяснить, не помогал ли банк некоторым своим клиентам избегать уплаты налогов за 2006 и 2007 годы. Власти Франции потребовали от HSBC внести поручительскую гарантию на сумму 50 миллионов евро. Прокуратура Бельгии в прошлом году обвинила банк в налоговом мошенничестве. В августе 2014 года аргентинские налоговики пришли с обыском в отделение HSBC в Буэнос-Айресе. Газета Buenos Aires Herald сообщала, что глава налоговой службы страны Риккардо Эчегарай (Ricardo Echegaray) обвинил банк в «создании мошеннической схемы в качестве маневра с целью сокрытия от налоговиков информации о банковских счетах». HSBC в своем заявлении ICIJ отметил, что он «полностью выполняет свои обязательства по обмену информацией с компетентными органами» и «активно реализует меры, обеспечивающие налоговую прозрачность своих клиентов, делая это даже с опережением нормативных и правовых требований». «Мы также сотрудничаем с компетентными органами, ведущими расследование по данным вопросам», — заявил банк. Документы вызывают вопросы по поводу того почему в некоторых странах расследования были, а в других нет, а также насколько тщательными были проведенные расследования. Например, самый подробный материал связан с британскими клиентами банка HSBC. В ходе предварительного расследования французские налоговые органы установили более 5 тысяч британских клиентов, имеющих отношение к счетам HSBC на сумму 61 миллиард долларов. По числу клиентов и по сумме денежных средств Британия обогнала все прочие страны. Возможно, что первоначально французские следователи могли переоценить реальные суммы на счетах клиентов, однако британская налоговая служба пришла к заключению, что 3 600 из 5 тысяч человек, о которых она в 2010 году получила сведения от французов, «потенциально не выполняли требования». В докладе, представленном в сентябре 2014 года в комитет палаты общин, говорится, что налоговая служба вскрыла факты налоговой задолженности людей из представленного списка на сумму всего 135 миллионов фунтов стерлингов, в то время как Испания взыскала со своих нарушителей 220 миллионов фунтов, а Франция 188 миллионов. Лорд Стивен Грин (Stephen Green) возглавлявший банк HSBC в период, за который были обнародованы документы, позднее стал министром торговли в правительстве Кэмерона в Британии и находился в этой должности вплоть до 2013 года. Если не считать нескольких разрозненных судебных дел в федеральных судах Америки, то следует сказать, что Федеральная налоговая служба США в своей работе тоже не проявляла особого усердия, хотя французские следователи из налоговых органов нашли 1 400 человек, связанных с США, на счетах у которых находилось 16 миллиардов долларов. Опять же, эта цифра выше той суммы, которую вычислил ICIJ. В заявлении для медиапартнера ICIJ 60 Minutes Федеральная налоговая служба США отметила, что поскольку американских налогоплательщиков в 2009 году поначалу призвали добровольно сообщить данные о своих оффшорных счетах, «было более 50 тысяч заявлений с раскрытием информации, и мы в рамках одной только этой инициативы собрали налогов на семь с лишним миллиардов долларов». Американские налоговики отказались сообщить, сколько заявлений такого рода поступило от людей со вкладами в HSBC. То, что произошло после направления Францией списка с именами 2 тысяч с лишним греческих клиентов HSBC, вызвало такой скандал, что сейчас бывший министр финансов этой страны предстал перед судом. Греция получила этот список в 2010 году, но до октября 2012 года ничего не делала. В тот момент греческий журнал Hot Doc обнародовал эти имена и отметил, что власти не проводят расследование и не пытаются выяснить, уклонялись или нет богатые греки от уплаты налогов, когда в стране действовали меры жесткой экономии, включавшие сокращение зарплат и увеличение налогов для тех, кто их платил. В отличие от того нежелания, которое греческие власти проявили в вопросах расследования возможных случаев уклонения от налогов, они продемонстрировали огромную оперативность в другом вопросе, арестовав редактора Hot Doc Костаса Ваксеваниса (Kostas Vaxevanis) и обвинив его в нарушении законов о неприкосновенности частной жизни. Его быстро оправдали, а этот судебный процесс вызвал возмущение в обществе, когда два бывших руководителя финансовой полиции показали в суде, что ни бывший министр финансов Георгис Папаконстантину (Giorgos Papakonstantinou), ни его предшественник не отдавали распоряжений о проведении расследования по этому списку. Папаконстантину заявил, что он был утерян. Когда список, наконец, снова всплыл, в нем отсутствовали имена троих родственников экс-министра. Сейчас ему предъявлено обвинение в злоупотреблении доверием, в подделке официальных документов и в пренебрежении своими служебными обязанностями, поскольку он удалил из списка имена своих родственников, а также не принял никаких мер по получении этого документа. Обслуживая торговцев оружием В полученных ICIJ документах постоянно всплывает информация, указывающая на торговлю оружием. HSBC сохранил Азизу Кулсум (Aziza Kulsum) и членов ее семьи в качестве своих клиентов даже после того, как ООН включила ее в свои черные списки за финансирование кровопролитной гражданской войны в Бурунди в 1990-е годы. В докладе ООН от 2001 года также говорится, что Кулсум в Демократической Республике Конго активно занималась незаконной торговлей важным стратегическим минералом колтаном, который используется в производстве электронных приборов. Значительная часть мировых запасов колтана находится в зонах конфликтов в центральной Африке, где различные вооруженные группировки контролируют многочисленные шахты, вымогают деньги у добывающих компаний и наживаются на незаконной продаже руды. Два счета Кулсум были закрыты до 2001 года, а третий на сумму 3,2 миллиона долларов заморожен (хотя и не закрыт) в неизвестный момент по неуказанным причинам, «связанным с несоответствием требованиям». У мужа Кулсум была какая-то связь еще с одним счетом, который не был закрыт, и на котором в 2006/2007 годах лежало 1,6 миллиона долларов. В бумагах HSBC Кулсум числится как «предпринимательница (камни и благородные металлы)» и владелица табачной фабрики. В документах фигурирует еще один сомнительный счет, зарегистрированный на Katex Mines Guinee. По данным доклада ООН за 2003 год, Katex Mines была подставной компанией, которую министерство обороны Гвинеи использовало для поставок оружия восставшим солдатам Либерии во время боевых действий в 2003 году. Тогда за обе стороны воевали неопытные дети-солдаты, в ходе боев погибли сотни людей, а более 2 тысяч получили ранения. Спустя три года после публикации доклада ООН о Katex Mines на этом счету находилось 7,14 миллиона долларов. Другие записи показывают, что сотрудники HSBC в 2005 году встречались со своим клиентом Шайлешем Витлани (Shailesh Vithlani) в столице Танзании Дар-эс-Саламе, где давали ему рекомендации о том, как лучше всего вложить деньги. Газета Guardian в 2007 году сообщала, что Витлани, числящийся владельцем одного из счетов, предположительно является посредником, помогшим британской оружейной компании ВАЕ тайно перевести на неуказанный счет в швейцарском банке 12 миллионов долларов в ответ на покупку правительством Танзании военной радиолокационной системы по завышенной цене. Связаться с Витлани для получения комментариев не удалось, но в 2007 году он сообщил Guardian, что не платил никаких денег со швейцарского счета танзанийским чиновникам. Еще одним связанным с ВАЕ клиентом HSBC был южноафриканский политический консультант и бизнесмен Фана Хлонгване (Fana Hlongwane). В 2008 году британская служба по борьбе с крупными финансовыми махинациями представила в прокуратуру ЮАР заявление, в котором сообщила, что Хлонгване получал от ВАЕ деньги через тайную сеть оффшорных посредников, а взамен способствовал продвижению сделок по поставкам оружия. На неоднократные просьбы дать по этому поводу комментарии адвокаты Хлонгване не откликнулись. В своих письменных показаниях в ходе расследования по делу о контрактах на поставку оружия в 2014 году Хлонгване отрицал, «что имеются хотя бы какие-то свидетельства, уличающие меня и/или мои компании в коррупции и злоупотреблениях». В банковских документах Хлонгване числится выгодоприобретателем по счету компании Leynier Finance SA, на котором находилось 880 тысяч долларов. По двум другим счетах, где в 2006/2007 году находилось 12 миллионов, его роль точно не указана. Владелец другого счета, по всей видимости, был замешан в скандале «Анголагейт». В 2008 году прокуратура Франции начала процесс по делу 40 с лишним человек, причастных к коррупционным поставкам оружия в Анголу в 1990-е годы. Обвинение утверждало, что в рамках коррупционной схемы было передано взяток на сумму 50 миллионов долларов в обмен на контракты общей стоимостью почти 800 миллионов долларов. В деле фигурировали известные французы, включая сына бывшего президента Франции Франсуа Миттерана (Francois Mitterrand). Связанный с «Анголагейтом» счет на имя Мишелин Арлетт Мануэль (Micheline Arlette Manuel) и с кодовым названием Corday, был открыт с 1994 по 1999 год. Точная роль Мануэль в этом счете не указана. Кодовое название Corday было присвоено нескольким счетам в HSBC и других банках, к которым официально имел отношение муж Мануэль Ив. У него также был свой счет в HSBC. Он умер после того, как его осудили за причастность к этому скандалу. В постановлении французского суда от октября 2011 года говорится, что Ив Мануэль получил и сокрыл 2,59 миллиона долларов, зная, что эти средства поступили от компании, дававшей взятки чиновникам из Франции и Анголы. На просьбу дать комментарий Мишелин Арлетт Мануэль не ответила. Еще один счет был найден на имя Ван Чиа Хсина (Wang Chia-Hsing), сына предполагаемого посредника в скандальной сделке на поставку оружия на Тайвань Эндрю Ван Чуанпу (Andrew Wang Chuan-pu). Ван Чуанпу бежал с Тайваня, где его разыскивают по обвинению в причастности к убийству капитана первого ранга тайваньских ВМС Йинь Чинфена (Yin Ching-feng), а также к серии сделок с откатами и к коррупционным скандалам, в которых замешаны Тайвань, Франция и Китай. Газета The South China Morning Post сообщила, что Ван Чуанпу покинул Китай вскоре после того, как у северного побережья острова в декабре 1993 года в море было найдено тело Йинь Чинфена, который собирался выступить с разоблачением и сообщить об откатах и коррупции при закупке тайваньскими ВМС шести французских фрегатов. Хотя Ван Чуанпу недавно умер, о чем 30 января сообщил его швейцарский адвокат, судебное дело против него продолжается как в Швейцарии, так и на Тайване. В документах HSBC Ван Чуанпу назван декоратором по интерьеру. В них также указан его адрес в престижном районе Лондона. Там сообщается о беседах между Ван Чуанпу и сотрудниками банка в период, когда по распоряжению суда был заблокирован его счет на 38 с лишним миллионов долларов. Из документов не до конца понятно, какое именно отношение Ван Чуанпу имел к этому счету. Однако документы сообщают о том, что он попросил банк признать его статус временного резидента без постоянного местожительства в Британии. Такой статус имеют иностранцы, живущие в Соединенном Королевстве и не платящие подоходный налог и налог на доходы от капитала, находящегося за границей. В целом такой статус считают формой законного уклонения от налогов. Представитель Ван Чуанпу сказал, что его клиент «исправно платил все необходимые налоги и не совершал никаких неподобающих и противозаконных действий». Торговцы алмазами Как показывает анализ ICIJ, почти 2 тысяч клиентов из списков HSBC связаны с торговлей алмазами. Среди них Эммануэль Шеллоп (Emmanuel Shallop), которого впоследствии осудили за торговлю кровавыми алмазами. Кровавыми алмазами называют драгоценные камни, которые добывают в зонах военных действий, а затем продают, получая средства для продолжения войны. Такое название получили алмазы, добытые во время недавних гражданских войн в Анголе, Кот-д’Ивуаре, Сьерра-Леоне и других странах. «Алмазы издавна связаны с конфликтами и насилием, — сказал Майкл Гибб (Michael Gibb) из международной правозащитной организации Global Witness. — Та легкость и простота, с которой алмазы превращаются в орудие войны при безответственном обращении, просто поражает». Документы показывают, что HSBC знал о расследовании, которое вели против Шеллопа бельгийские правоохранительные органы в тот период, когда банк оказывал ему услуги. «Мы открыли для него корпоративный счет, зарегистрированный на компанию, базирующуюся в Дубаи. ... Клиент в настоящее время проявляет чрезвычайную осторожность, потому что на него оказывают давление налоговые органы Бельгии, которые расследуют его деятельность, связанную с финансовым мошенничеством в сфере алмазов», — говорится в банковских документах. Адвокат Шеллопа заявил ICIJ: «Мы не хотим давать никаких комментариев по данному вопросу. Мой клиент из соображений конфиденциальности не желает, чтобы его имя упоминалось в каких-либо статьях». Другие владельцы счетов в HSBC могли быть связаны с компанией Omega Diamonds, которая в 2013 году урегулировала налоговый спор в Бельгии, заплатив 195 миллионов долларов, но не признав при этом свою вину. Бельгийские власти в своем гражданском иске утверждали, что Omega Diamonds переводила свою выручку в Дубаи, а торговала алмазами из Конго и Анголы. В период, когда осуществлялись предполагаемые торговые операции, у руководителей фирмы Эхуда Арье Ланиадо (Ehud Arye Laniado) и Сильвейна Голдберга (Sylvain Goldberg) были свои счета в HSBC. Третий акционер Omega по имени Роберт Лайлинг (Robert Liling) фигурирует в документах как владелец нескольких счетов. Поверенный этой тройки сказал, что ни одному из его клиентов не были предъявлены обвинения в налоговых нарушениях. «Налоговый спор между Omega Diamonds и бельгийскими налоговыми органами относится только к Omega Diamonds, но ни господин Ланиадо, ни господин Голдберг, ни господин Лайлинг к нему не причастны. Налоговый спор Omega Diamonds был урегулирован к удовлетворению всех сторон». Связи с «Аль-Каидой»? О связях клиентов HSBC с «Аль-Каидой» впервые открыто заговорили в июле 2012 года. В докладе американского сената говорилось о предполагаемом внутреннем списке «Аль-Каиды», где были перечислены ее финансовые спонсоры. Авторы доклада отмечали, что сведения об этом списке появились после обыска в боснийском отделении саудовской некоммерческой организации Benevolence International Foundation, которую министерство финансов США назвало террористической. Организовавший теракты 11 сентября Усама бен Ладен ссылался на написанный от руки список из 20 имен, называя его «Золотой цепью». С того момента, когда в новостях весной 2003 года прозвучало сообщение об именах из «Золотой цепи», подкомитет сената повел речь о том, что HSBC должен был знать, что эти влиятельные деловые люди являются весьма рискованными клиентами. Хотя значимость списка «Золотой цепи» не раз ставилась под сомнение, ICIJ, по всей вероятности, нашел имена троих человек из этого списка, у которых и после 2003 года были швейцарские счета в HSBC. Эти документы рассказывают нам весьма мрачные истории, но есть там как минимум одна, которая вызывает улыбку. Среди владельцев счетов HSBC были торговцы алмазами Мозес Виктор Кониг (Mozes Victor Konig) и Кеннет Ли Аксельрод (Kenneth Lee Akselrod), включенные в розыскные списки Интерпола. Но был там и Элиас Мурр (Elias Murr), являющийся председателем правления Фонда за безопасный мир, действующего под эгидой Интерпола. Эта организация имеет целью борьбу с терроризмом и организованной преступностью. До прихода в политику Мурр был известным бизнесменом. В 2004 году, когда он занимал пост министра внутренних дел Ливана, в HSBC у него был счет, зарегистрированный на компанию Callorford Investments Limited. К 2006-2007 годам на счету накопилось 42 миллиона долларов. Представитель Мурра сказал, что о состоянии клиента и его семьи хорошо известно, и что у семьи Мурра были счета в Швейцарии еще до его рождения. Указанный счет никак не связан с его политической деятельностью. «Если гражданин Ливана открывает где-то банковские счета, это не является противозаконным, и не должно вызывать подозрений», — отметил он.

11 декабря 2014, 11:05

Рабочие на американской политической сцене

От редакции: Одним из результатов только что прошедших выборов в Конгресс США стала полная потеря Демократической партией доверия со стороны белого высококвалифицированного рабочего класса. Со времен окончания Холодной войны, рабочие объединения были вынесены «за скобки» демократами, в коалиции меньшинств которых они перестали вписываться – особенно при Обаме. Пресса критикует акции протеста, государство не приглашает к партнерству. Профсоюзы стали похожи на «обедневшего, старомодного старшего брата», которого разбогатевший  младший не спешит знакомить с «новыми друзьями». Теперь же, когда в Штатах возникает потребность в новой индустриализации, и умелые руки снова в цене, «получилось неудобно»… О том, как профсоюзные объединения взаимодействуют с администрацией Обамы, каковы их взгляды по ключевым вопросам американской внешней и внутренней политики мы постарались узнать у Дэвида Моберга – старшего редактора журнала In These Times (был создан в 1976 году Ноамом Хомским и Гербертом Маркузе), одного из ведущих журналистов в США, освещающих профсоюзное движение, лауреата премии проекта Censored за журналистские расследования. *** – Уважаемый господин Моберг, какую роль, на Ваш взгляд, за последние 10-15 лет в американской политической системе играет АФТ-КПП (Американская федерация труда – Конгресс производственных профсоюзов)? – Несмотря на сокращение членства, особенно учитывая численность рабочей силы, американское профсоюзное движение продолжает играть критическую роль в американской политике, и АФТ-КПП важна как организация, которая придает цельность политической активности профсоюзов. Но, к сожалению, влияние трудовых организаций, особенно на формирование идеологии и программ обеих ведущих партий, существенно сократилось. Хотя многие профсоюзные лидеры продолжают говорить о том, что они «беспартийны» и поддерживают обе партии, они находят все меньше и меньше друзей среди республиканцев. Во многом, так происходит из-за правого сдвига Республиканской партии в целом. В «Партии Слона» постепенно исчезают консерваторы, которые признавали профсоюзы в прошлом, когда лидерами рабочего движения также были консерваторы, в том числе антикоммунисты. Но лидеры профсоюзов также обнаружили, что и демократы все чаще и чаще относятся к профсоюзам как к данности, полностью их игнорируют, или поддерживают такие меры как приватизация, повышение налогов, заключение дружественных к корпорациям международных экономических соглашений, ослабляющих профсоюзы, помогающих снижать минимальный уровень оплаты труда и подрывающих авторитет рабочих на переговорах. Профсоюзы получили символическую поддержку от демократов в виде мер усиления рабочих организаций с помощью упрощения «органайзинга» и ограничения распространения противодействия почти всех работодателей попыткам работников объединяться. Но демократы никогда не делали эту задачу своим приоритетом, что могло бы гарантировать закрепление защиты профсоюзов на законодательном уровне. Демократической партии и ее кандидатам, выгодно иметь поддержку профсоюзов. И не только благодаря их крупным пожертвованиям на избирательные кампании, но и, что более важно, благодаря влиянию профсоюзных организаций на идеологические и политические убеждения своих членов и их явку на выборы. Что касается первого, то членство в профсоюзе, как правило, приводит к тому, что люди чаще голосуют за демократов и придерживаются убеждений, которые принято обозначать как «либеральные» или «популистские», то есть находящиеся с левой стороны американского политического спектра. Например, опросы АФТ-КПП, проводившиеся во время последних выборов, показали, что белые, не состоящие в профсоюзе мужчины, владеющие оружием и регулярно посещающие церковь, обычно склонны голосовать за республиканских кандидатов в президенты. Но если белые мужчины с теми же характеристиками состоят в профсоюзе, они обычно голосуют за кандидатов от Демократической партии. Кроме того, профсоюзы ведут одну из самых эффективных и широко распространенных кампаний по повышению грамотности избирателей и привлечению членов профсоюзов и их родных к участию в выборах. Таким образом, они часто обеспечивали необходимый перевес в голосах для демократов, особенно среди белых избирателей из рабочего класса, которые раньше были основной базой демократического электората. Профсоюзы также работали с другими группами, расширяя охват рабочего класса с помощью таких организаций как Working America – трехмиллионного «партнерского сообщества» АФТ-КПП. Но сегодня они все чаще меняют свои предпочтения, особенно на Юге, в пользу республиканцев. Наконец, профсоюзы критически важны как лоббисты и как центральная организация во многих прогрессивных коалициях, продвигающих такие задачи, как развитие образования или расширение медицинского обеспечения. Но они также крайне прагматичны. Изначально большая часть профсоюзов, представляющих большинство трудящихся в США, предпочитали систему здравоохранения, аналогичную канадской, но они легко отказались от борьбы за нее и приступили к безуспешным попыткам улучшения системы, предложенной президентом Обамой и демократическими лидерами Конгресса уходящего созыва. Она куда как менее удачна, поскольку основана на частном медицинском страховании, в котором правительство оплачивает большую долю. Профсоюзы, в целом, остаются краеугольным камнем наиболее важного электорального левого блока, позиции которого обозначаются как «экономический популизм». Они сочетают поддержку многих социальных демократических мер, призванных сделать жизнь большинства граждан США лучше и безопаснее, с критикой корпоративного могущества. – Насколько американские профсоюзы вовлечены в международное профсоюзное движение? Участвуют ли они каким-то образом в международных взаимоотношениях? Есть ли у них рабочие отношения с левыми организациями в Европе и за ее пределами? Если да, то на что опирается их сотрудничество и партнерство? Что объединяет в наши дни американские профсоюзы с зарубежными? – Американские профсоюзы активно участвуют в крупнейших международных профсоюзных объединениях, включая как Международную конфедерацию профсоюзов, так и Глобальную федерацию профсоюзов, созданных с широким представительством. Международная политика АФТ-КПП во времена Холодной войны была политикой поощрения антикоммунизма, включала вмешательство в трудовое движение и зарубежную политику с целью поддержки американской международной политики. Со временем, особенно после того, как Джон Суини был избран президентом АФТ-КПП в 1995 году, АФТ-КПП уже не так сильно воспринимала «в штыки» левые профсоюзы и левую зарубежную политику. – Какую роль в международной активности АФТ-КПП играют «Центры солидарности», структуры ACILS? Поддерживает ли ACILS международную политику американского правительства в последние годы? Если да, то каким образом, в каких секторах эта поддержка является наиболее сильной? А если нет, то почему? – После избрания Суини международный аппарат профдвижения поначалу сократился. С окончанием Холодной войны бизнесмены и консерваторы не поддерживали выдачу прежних крупных грантов внешнеполитическим профсоюзным центрам, входящим в АФТ-КПП. Они больше не видели необходимости в спонсорстве антикоммунистической политики за рубежом, даже в виде скромных грантов на образовательную деятельность, которую АФТ-КПП обычно проводила при поддержке правительства. И тогда Суини перевел большую часть помощи профсоюзам в иных странах под покровительство Американского центра международной трудовой солидарности, известного также как Solidarity Center. В последние годы в области международной политики у профсоюзов появилось пространство для дебатов. Главные профсоюзные учреждения выступают против войн в Ираке и Афганистане. В антивоенное движение профсоюзов входят многие отдельные профсоюзы и рядовые активисты. К 2011 году АФТ-КПП, лидеры которой долго доказывали, что США могут вынести как большие военные, так и социальные расходы, открыто приняли резолюцию, осуждающую войны в Ираке и Афганистане как «дорогие ошибки», сорвавшие необходимые инвестиции на внутренние американские задачи. Воздействие же Solidarity Center, в целом, больше направлено на помощь рабочим развивающихся стран. Например, возьмем случай Камбоджи. Рабочие профсоюза текстильной промышленности США согласились распространить свою Хартию на текстиль и одежду, ввозимые в США, если на предприятиях Камбоджи будут внедрены этические нормы. Была группа, которая включала как профсоюзные, так и другие организации, которые успешно поддержали рабочих в Гватемале – насколько я помню, рабочих на швейных фабриках. Вмешательство этой коалиции сыграло важную роль в принуждении компании к признанию прав рабочих Гватемалы. – Многие годы в США исторически ассоциировались с такими практиками, как поощрение частного предпринимательства, поддержка правой экономической идеологии, то есть, неолиберальных режимов. Можно ли сказать, что при Бараке Обаме эта связь стала менее очевидной, что благодаря инициативам, вдохновленным социальным либерализмом, США меняются? Можно ли предположить, что позиция США изменится, если они продолжат, так или иначе, поддерживать институт социального государства? – Многие прогрессивные лидеры профсоюзов ожидали, что Обама станет их сторонником, основываясь отчасти на его прошлых заслугах и его предвыборной кампании. Но Обама сблизился с доминирующей неолиберальной ветвью Демократической партии. Он сошелся во мнении с бывшим президентом Биллом Клинтоном и его, в целом, «неолиберальной» политикой – начиная с принципов глобальной торговли и заканчивая решениями в области образования. Обама продвигает школьные реформы, которые слабо отличаются от тех, что проводились при республиканском президенте Джордже Буше, и которые «принимает в штыки» профсоюз учителей. Обама отказался от самых скромных попыток реформирования законодательства о профсоюзах, а также отвергает попытки профсоюзов включить вариант «общественного» в его программу здравоохранения, чтобы создать альтернативу частному страхованию. Профсоюзы недовольны неспособностью этой администрации использовать власть, чтобы остановить рост неравенства, демократизировать экономику, найти управу на корпоративные злоупотребления, регулировать рынки и расширить программы, повышающие стандарты жизни и обеспечивающие безопасность доходов граждан. Беседовала Юлия Нетесова  Дэвид Моберг

23 июля 2014, 09:36

Как элите остановить Рэнда Пола?

От редакции: Портал Terra America не первый раз обращает внимание читателей на фигуру сенатора Рэнда Пола. Месяц за месяцем этот республиканец отвоевывает у своих политических соперников пункты рейтингов. Он ярый критик «Большого государства», придерживается крайне правых взглядов в экономических вопросах и демонстрирует крайне взвешенный подход к внешней политике (иногда его недоброжелатели называют его изоляционистом). Отчасти, во всяком случае, поначалу, он стал популярен благодаря своему отцу Рону Полу, члену Палаты Представителей (ныне в отставке), но таких рейтингов, как сын, знаменитый борец с ФРС никогда не собирал. Рэнд Пол не только с большим отрывом стал самым популярным спикером консервативного съезда CPAC, но недавно опередил саму Хиллари по популярности среди всех американцев. В чем причина столь стремительно растущего рейтинга сенатора от штата Кентукки? Почему такой «несистемный консерватор» сегодня всерьез рассматривается как вполне вероятный следующий президент Америки? Что это говорит о политической элите США, которая в большинстве своем его на дух не переносит? На эти вопросы постарался найти ответы наш новый автор Константин Черемных. * * * Сенатор Джон Маккейн называет Барака Обаму «дезертиром», а бывшая напарница Маккейна на выборах 2008 года, Сара Пэйлин, призывает к импичменту. Спикер Палаты представителей Джон Бейнер подает иск в суд против Обамы. Поводы у всех разные, вердикт один: президент, шесть лет назад заткнувший за пояс Хиллари Клинтон на праймериз и снискавший успех даже у белых фермеров в глухой глубинке, «не оправдал доверия». Отваливающееся дно Известно, что в США очередная предвыборная кампания начинается в тот день, когда закончилась предыдущая. Но такого еще не бывало, чтобы к середине кампании две трети населения считало, что страна «идет куда-то не туда», и больше половины считала действующего лидера «негодным». И это негодование с конкретного Обамы распространяется и на правящую партию вообще. Хиллари, общепризнанный фаворит Демократической партии, вынуждена на презентациях своей книги «Трудный выбор» отвечать на неудобные вопросы о своем госсекретарстве. В самом деле, разве внешнеполитические провалы Белого Дома не берут своего начала именно в том периоде? И разве ее мемуары, как и их заглавие, – не попытка самооправдания? Вот что пишет Дженнифер Рубин, ведущая колонки «Взгляд справа» в The Washington Post: «Есть только три причины, которые могут побудить Хиллари отказаться от участия в гонке – это ее собственное здоровье, это здоровье Билла, и наконец, это такая ситуация, когда от политики Барака Обамы отваливается дно. Похоже, мы приближаемся к третьей ситуации. Недавно казалось, что выборы 2016 года не будут касаться внешней политики, но сегодня ясно, что этого не избежать. Хиллари это знает, но не выходит из игры. В самом деле, откажись она сейчас, резко упадет такса на ее публичные выступления, и она опять окажется “совсем разорена”». Рубин «подкалывает» Хиллари ее же неосторожной фразой. «Мы с Биллом были совсем разорены после ухода из Белого Дома», – прибеднялась Хиллари в интервью CNN. В интерьерах роскошного особняка это звучало лицемерно, и сотни блоггеров занялись ее источниками дохода. Венцом «троллинга» стало открытое письмо ассоциации студентов Калифорнийского университета, где Хиллари рассчитывала получить 22 000 долларов за презентацию мемуаров. Студенты потребовали от ректората расторгнуть пиар-сделку. Мадам Рубин не скрывает своих электоральных предпочтений и подводит под них теоретическое обоснование: «Среди республиканских кандидатов внешнеполитическая ситуация также произведет жесткий отбор. Тед Круз правильно сделал, что примкнул к ястребам, а не к изоляционистам. В том же направлении движется Марко Рубио. Что можно сказать о Джебе Буше? С одной стороны, таяние (влияния) США в мире может быть отчасти поставлено в вину его брату. Но с другой стороны, он более опытный и надежный для избирателей кандидат в то время, когда одних громких речей будет недостаточно. Его, по крайней мере, можно представить себе главнокомандующим». И далее она указывает пальцем на «неправильного» республиканца, которого «сама жизнь» должна отсеять из гонки, которому выносит следующий вердикт: «Рэнд Пол с его критикой АНБ, позицией по Ирану, Ираку, по использованию дронов и тому подобным, сегодня просто неадекватен». Следующую свою колонку она специально посвящает «разносу» Рэнда Пола по всем пунктам внешней политики. Маргинал в мэйнстриме Стороннему наблюдателю может показаться странным сам факт того, что Джеб Буш и Рэнд Пол уживаются под одной партийной крышей. Сын техасского потомственного миллиардера, снискавшего славу победителя СССР в «холодной войне», и потомственный медик, который никого не хочет побеждать. За этим парадоксом стоят десятилетия истории с того времени, как Америка была ведущей индустриальной державой до 2014 года, когда Бюро экономической статистики было вынуждено признать однозначный факт рецессии, как и столь же однозначное отставание США от Китая по объему торговли и производству электроэнергии. Рон Пол, отец Рэнда Пола, говорил о том, что страна идет «не туда» аж с 1971 года, когда Федеральный резерв отделил курс национальной валюты от золотого эквивалента. Больше тридцати лет он шел наперекор мэйнстриму. Его оценку рисков нового мирового порядка для Америки разделял в политической среде только изгнанный в маргиналы Линдон Ларуш. Оба сходились в неприятии идеи «пределов роста», дополненной теорией глобального потепления. И оба считали современную экофилософию идеологической страшилкой, наносящей прямой ущерб американской реальной экономике. Оба пытались создавать проекты третьих партий. Но мэйнстрим их не слушал, а политическая машина – от фондов до медиа-аппарата выборов – вытесняла все проекты третьих партий на обочину. Глобализация с аутсорсингом индустрии, во многом в результате немилосердной экологической зарегулированности, давала фору в Америке не только финансовому сектору, утратившему связь с производством, но и джентльменскому набору «постиндустрии» – IT, «зеленой энергетике», поп-культуре. С подменой приоритетов пропаганда «нового мирового порядка» принесла и подмену понятий. Квазиэкономика причислялась к экономике, производные финансовые инструменты – к капиталу, гражданские права заместились правами меньшинств, человеческая жизнь уравнялась с животной – и все это вместе стало называться «прогрессизмом», став идеологией Демпартии. В свою очередь, консервативные ценности – семья, частная собственность, личная тайна, – отделившись от труда, уступили место в идеологии Республиканской партии другой триаде (словами Уильяма Кристола): американская исключительность, непобедимые вооруженные силы и поддержка Израиля. Это стало именоваться «неоконсерватизмом». С деградационным упрощением повестки дня изменилось и качество спонсорства конкурирующих экспансионистских концептов. Еще при Билле Клинтоне ведущим «мотором» кампаний Демпартии стал фонд Джорджа Сороса в разных обличьях, а неоконсерваторам «давал старт» игорный магнат Шелдон Адельсон (также основной благодетель израильского «Ликуд»). На этом фоне Рон Пол оказался в конце 80-х в Палате представителей, но сохранил репутацию маргинала, поскольку бросал вызов мэйнстриму почти по всем вопросам политической повестки дня. «Прогрессистов» он шокировал предложением сократить на 30% бюджет Агентства по защите окружающей среды (EPA), неоконсерваторов – отказом поддерживать вторжение в Ирак и санкции против Ирана, поскольку санкции «не соответствуют принципам рыночной экономики». Эта третья, изоляционистская позиция была маргинальной при Джордже Буше-младшем, когда неоконы были «на коне». Она была задвинута в другой политический угол на первом сроке Обамы, когда IT-корпорации победно разносили по арабскому миру «арабскую весну» под прогрессистскими лозунгами дерадикализации ислама. Тем не менее, уже с 2003 года, когда братья-нефтехимики Чарльз и Эдвард Кох проспонсировали прообраз «Чайной партии», третья позиция республиканцев-изоляционистов нащупала свою социальную базу. Финансовый кризис, а вслед за ним пресловутое «таяние влияния США» вынесли прежних маргиналов в мэйнстрим. Рэнд Пол в период учебы в консервативном Baylor Institute был членом студенческого тайного общества Noze Brotherhood, которое практиковало шуточный обряд «взятия в плен озонового слоя». Когда он стал политиком, экоскепсис уже не был пощечиной общественному вкусу. В 2013 году Барак Обама назначил Эдмунда Мониса, специалиста по сланцевому газу, главой Департамента энергетики. В это же время была озвучена идея Трансатлантического партнерства (TTIP) – торгового союза, в котором Америке была отведена роль производителя, а Европе – потребителя американских товаров. А для этого требовалась реиндустриализация. Барак Обама дважды извлек выгоду из раскола в Республиканской партии, когда шел спор о бюджете и потолке госдолга. Сейчас Рэнд Пол помогает Обаме через голову экоактивистов протолкнуть проект нефтепровода Keystone XL, который очень важен для взаимопонимания США и Канады. Страна, которой не жалко 9 июля социолог Джон Зогби, на которого ссылалась Дженнифер Рубин, очень сильно расстроил неоконсерваторов. По его новому подсчету, Рэнд Пол опередил Джеба Буша на целых семь процентных пунктов. Опросы CNN и Quinnipiac University давали преимущество только в 1%. Нельзя исключить, что Зогби (как представитель ливанского лобби) подыграл Джону Керри. Именно в это время Керри согласовал в Кабуле пересчет голосов на президентских выборах – в то время как казалось, что Ахмад Гани Амадзай, надежда «ястребов», уже одолел «продемократического» (и проиранского) Абдуллу Абдуллу. А накануне вел дипломатию с Ираном в связи с путчем салафитов в Ираке. Незадолго до этого Рэнд Пол нанес личную обиду экс-вице-президенту Дику Чейни, апостолу неоконсервативного сообщества, весьма неудобным предположением о том, что вторжение в Ирак мотивируется частным интересом компании Halliburton. Не менее звучно Рэнд «отделал» техасского губернатора Рика Перри, и также по поводу Ирака. Чем опять же оказал услугу Обаме, которого Перри как раз накануне гвоздил за мягкотелость к иммигрантам. Истэблишмент уже догадался, что в отличие от отца, Рэнд – не только выразитель все более популярных взглядов, но еще и ловкий политический игрок. Как рассказала The New York Times, Рэнда Пола уже начало мягко обхаживать израильское лобби. Замеры в Айове и Нью-Хэмпшире – штатах, где как правило, определяются результаты праймериз – показали, что Рэнд Пол догнал Хиллари Клинтон по рейтингу, а в штате Колорадо перегнал на 3%. Обозреватели флоридской Sunshine News подвели итог: Республиканской партии следует выставить на выборы именно Рэнда Пола. В полемике с Перри Рэнд Пол сослался на опрос Public Policy Polling, согласно которому новую интервенцию США в Ирак не поддерживают 74% американцев, и ехидно поинтересовался: «Не будете же вы обвинять всю американскую нацию в том, что она является изоляционистской?» В ответ он немедленно подвергся очередной порции разоблачений в предательстве со стороны команды Джеба Буша. Количество переходит в качество, что становится проблемой уже не только лично для Джеба Буша и команды, видящей его главнокомандующим. Очередные корректировки бюджета неизбежны, а взгляды Пола и его единомышленников на этот счет известны: налоги сократить, а выпадающий доход компенсировать за счет не только ЕРА, но и институтов внешней помощи (foreign assistance). Эта угроза затрагивает личные интересы весьма внушительных сословий, привыкших «кормиться» на внешней политике. Она касается и NDI, и IRI, и Freedom House, не говоря об уже урезанной на 40% номенклатуре USAID. Она касается множества окологосударственных структур, паразитирующих на Госдепе. Она касается финансирования спецслужб, особенно АНБ (в команде Пола фигурировал, в частности, Брюс Фейн, общественный защитник Эдварда Сноудена) и Пентагона с подрядчиками – не только ВПК, но и ЧВК. Проблема истеблишмента Америки сегодня не в самом Рэнде Поле, а в мышлении консервативного большинства. За год, по данным The Wall Street Journal, доля республиканского электората, считающего афганскую войну «бессмысленной», возросла с 37 до 58%. В такой ситуации средством отчаяния остается «ломка менталитета» с использованием интересов колониальных режимов, для которых foreign assistance – вопрос жизни и смерти. Майкл Уитни из Counterpunch 9 июля предупреждал: «Нам следует ожидать на Украине новой “операции под чужим флагом”, только большего масштаба, чем в Одессе. Вашингтон собирается устроить что-то очень большое и выдать это за дело рук Москвы». А 13 июля блоггер continentalist получил «инфу» о том, что украинский олигарх Игорь Коломойский готовит сюрприз для своего президента, и «это касается самолетов»… Rasool Nafisi

12 июня 2014, 11:25

Бросок на Приштину

Ночь с 11 на 12 июня в России приходится на канун праздника. 15 лет назад граждане, как всегда, мирно отдыхали, не зная, что страна неожиданно оказалась на грани войны. «Бросок на Приштину» многие историки считают самым опасным обострением отношений между Москвой и Западом после карибского кризиса. Как выяснилось впоследствии, с обеих сторон имелись генералы, которых конфликт не страшил. На миг показалось, что вернулась весна 1945 года, когда русские и американцы мчались по Европе на танках, соревнуясь, кто больше городов успеет занять. Ничего, кроме морального удовлетворения, громкая военная демонстрация России не дала, и не могла дать. Российская Федерация с самого начала бомбардировок Югославии пыталась политическим способом противостоять странам НАТО. 2 3 июня, после 78 дней натовских бомбардировок, президент Сербии Слободан Милошевич, не поставив в известность Россию, принял требование альянса вывести свои войска и полицию из Косова. Операция Allied Force официально завершилась 10 июня. На 12-е был намечен ввод международных сил в Косово с южного направления, из Македонии. Россия настаивала на предоставлении ей отдельного сектора ответственности, как в послевоенных Германии и Австрии. Причем требовала север Косова, где имелось значительное сербское население. В случае реализации этого плана дело, скорее всего, закончилось бы расчленением края и уходом российской зоны под контроль Белграда. Когда Запад отверг эту идею, в Москве решили действовать в одностороннем порядке. После расширения НАТО и бомбардировок Сербии в политическом и военном руководстве России царила обида: с нами ни в чем не считаются, довольно терпеть! Замысел состоял в том, чтобы поспеть в Косово раньше НАТО и взять под контроль аэропорт Слатина в 15 километрах к юго-востоку от столицы края Приштины — единственный в Косове, способный принимать тяжелые военно-транспортные самолеты. Севернее Косова, в Боснии и Герцеговине, в районе города Углевик с 1995 года дислоцировалась российская воздушно-десантная бригада, входившая в состав миротворческой дивизии, которую возглавлял американский генерал. 10 июня командир бригады полковник Николай Игнатов получил приказ втайне от партнеров подготовить сводный батальон в составе 200 человек и «молниеносно, скрытно и неожиданно для НАТО» совершить 600-километровый марш на Слатину. По оценке НАТО, русские обманули объединенное командование и самовольно оставили место несения службы. 3 Личный состав, назначенный для участия в марш-броске, до последнего момента не знал, куда и зачем они готовятся выступать. Чтобы попасть в Косово, батальон должен был пройти через сербскую территорию. Неизвестно, предупреждала ли Москва белградские власти, но большинство аналитиков полагают, что предварительное обсуждение имело место — скорее всего, через сербского посла в России, брата президента Борислава Милошевича. По имеющимся данным, еще до выступления основных сил на аэродром прибыли 18 российских спецназовцев во главе с нынешним президентом Ингушетии, а тогда офицером ВДВ Юнус-беком Евкуровым. Подробности операции не разглашаются и ныне. В ночь с 11 на 12 июня 1999 года передовой отряд ВДВ на БТРах и автомашинах выдвинулся в сторону границы Боснии и Югославии. Колонна ВДВ России без труда пересекла границу. До этого момента командование НАТО не располагало сведениями о начале марш-броска российских десантников на Приштину. Ещё до пересечения границы маркировка российской боевой и транспортной техники была изменена с «SFOR» на «KFOR». Личному составу была поставлена задача в кратчайшие сроки преодолеть более 600 километров и захватить аэродром «Слатина» до прихода НАТОвских сил. На БТРы и автомашины были вывешены российские флаги. Во время прохождения территории Сербии, в том числе и территории Косово, местное население с радостью встречало российских солдат, забрасывая технику цветами, передавая еду и напитки. В связи с этим движение колонны незначительно замедлялось. Колонна российских десантников прибыла в Приштину примерно в 2 часа ночи 12 июня 1999 года. Население города вышло на улицы встречать колонну, при этом использовались петарды, световые ракеты, где-то раздавались автоматные очереди. Колонна прошла через Приштину за 1,5 часа. Сразу после Приштины колонна ВДВ въехала в Косово поле, где остановилась на непродолжительное время для уточнения задач и получения сведений от разведки. В ходе продвижения колонне встречались многочисленные отступающие подразделения сербской армии. Десантники в кратчайшие сроки захватили все помещения аэропорта «Слатина», заняли круговую оборону, организовали блокпосты и приготовились к появлению первых НАТОвских колонн, которые уже находились в пути. Задача по захвату «Слатины» была выполнена к 7 часам утра 12 июня 1999 года.  Прибытие британской бронетанковой колонны Около 11 утра показались передовые британские части, вступившие в Косово с территории Македонии — две роты в составе 250 человек. На подходе были 350 военнослужащих французского батальона. В небе над аэродромом появился беспилотный самолёт-разведчик, затем с блокпоста на въезде в аэропорт «Слатина» командованию батальона поступило сообщение о прибытии первой колонны НАТОвских сил. Это были британские джипы. С другой стороны к аэродрому приближались английские танки. Обе колонны остановились перед российскими блокпостами. В небе появились десантные вертолёты. Пилоты британских вертолётов предприняли несколько попыток приземлиться на аэродром, однако эти попытки были пресечены экипажами российских БТРов. Как только вертолёт заходил на посадку, к нему сразу же устремлялся БТР, препятствуя таким образом его манёвру. Потерпев неудачу, британские пилоты улетели. Генерал Майкл Джексон — командующий группировкой силами НАТО на Балканах, вышел впереди танковой колонны и, повернувшись спиной к российским солдатам, начал жестами зазывать танки вперёд, двигаясь спиной к блокпосту. Один из офицеров, находившийся на блокпосту, потребовал от генерала Джексона так не делать, под угрозой применения оружия. При этом российские солдаты взяли в прицел ручных гранатометов британские танки. Таким образом была показана серьёзность намерений российских солдат. Британские танки остались на своих позициях, прекратив попытки прорыва на территорию аэропорта «Слатина». Хотя командующий силами НАТО в Европе американский генерал Уэсли Кларк приказал британскому генералу Майклу Джексону захватить аэродром раньше русских, британец ответил, что не собирается начинать Третью мировую войну. Впоследствии известный британский певец Джеймс Блант, служивший в 1999 году в НАТОвской группировке, свидетельствовал о приказе генерала Кларка отбить аэродром у российских десантников. Блант заявил, что не стал бы стрелять в русских даже под угрозой трибунала.Кроме того, Блант рассказывал: «Около 200 русских расположились на аэродроме…. Прямым приказом генерала Уэсли Кларка было „подавить их“. Кларк использовал необычные для нас выражения. Например — „уничтожить“. Для захвата аэродрома были политические причины. Но практическим следствием стало бы нападение на русских». В конце концов командующий британской группировкой на Балканах Майкл Джексон заявил, что «не позволит своим солдатам развязать Третью мировую войну». Он дал команду «вместо атаки окружить аэродром». Совершив марш-бросок, российский батальон остался без снабжения, рассчитывая получить его по воздуху самолетами. В первые дни, когда у российских солдат возникли проблемы с водой, минералкой выручили натовцы. Оказавшись в окружении, русские, со слов того же Бланта, через пару дней сказали: «Послушайте, у нас не осталось ни еды, ни воды. Может, мы поделим аэродром?»   После захвата  По плану операции после захвата аэропорта «Слатина» на него в скором времени должны были совершить посадку военно-транспортные самолеты ВВС России, которыми должно было быть переброшено не менее двух полков ВДВ и тяжелая военная техника. Однако Венгрия (член НАТО) и Болгария (союзник НАТО), отказали России в предоставлении воздушного коридора, в результате 200 десантников на несколько дней практически остались один на один со все прибывающими силами НАТО. Переговоры и консенсус В течение нескольких дней переговоры между Россией и НАТО (в лице США) на уровне министров иностранных дел и обороны происходили в Хельсинки (Финляндия). Все это время российские и британские войска в районе аэропорта «Слатина» не уступали друг другу ни в чём, хотя на территорию аэропорта была допущена малочисленная делегация во главе с генералом Майклом Джексоном. В ходе сложных переговоров стороны договорились разместить российский военный миротворческий контингент в Косово в пределах районов, которые подконтрольны Германии, Франции и США. России не было отведено специального сектора из опасения со стороны НАТО, что это приведёт к фактическому разделению края. При этом аэропорт «Слатина» находился под контролем российского контингента, но должен был использоваться также силами НАТО для переброски их вооруженных сил и других нужд. В течение июня-июля 1999 года в Косово с аэродромов в Иваново, Пскове и Рязани прибыли несколько военно-транспортных самолётов Ил-76 с российским миротворческим контингентом (ВДВ), военной техникой и оборудованием. Однако большее число российских военнослужащих вошло в Косово по морскому маршруту, выгрузившись в греческом порту Салоники с больших десантных кораблей — «Николай Фильченков», «Азов» (БДК-54), Цезарь Куников (БДК-64) и «Ямал» (БДК-67), и в дальнейшем совершив марш-бросок в Косово через территорию Македонии. Начиная с 15 октября 1999 года аэропорт «Слатина» стал принимать и отправлять международные пассажирские рейсы, вновь получив статус международного аэропорта. Российская Федерация, распоряжаясь единственным аэропортом в регионе, смогла диктовать НАТО свою позицию, что в итоге привело к тому, что НАТО выделило российским миротворческим силам зоны ответственности, в том числе под контролем России оставался сам аэропорт «Слатина». Мадлен Олбрайт, госсекретарь США в те годы, полагала возможным, что Милошевич заключил с российскими военными сделку (может быть, через посредство своего брата, который был послом Югославии в Москве), чтобы добиться фактического раздробления Косово. После захвата плацдарма шесть транспортных самолетов ВВС России должны были доставить в регион серьезное подкрепление небольшому контингенту, удерживающему аэропорт Приштины. И если бы воздушное пространство для них не было оперативно перекрыто, то «назревающий кризис мог вылиться в нечто, чего не знала холодная война, — прямое столкновение натовских войск с российскими». «Все кончилось тем, что натовские силы кормили русских, у которых было плохо с провиантом, в аэропорту Приштины, – писала Мадлен Олбрайт. – Президент Ельцин позвонил президенту Клинтону и предложил укрыться вдвоем на «корабле, подводной лодке или каком-нибудь острове, где никто нам не помешает», чтобы спокойно решить проблему». Однако сведения о недостатке еды опровергаются российскими источниками и непосредственными участниками событий с российской стороны поскольку десантники имели с собой пятидневный запас продовольствия. К тому же сербы оставили им содержимое продовольственного склада, а солдатам помогали даже местные жители. Сербы оставили десантникам содержимое вещевого склада, наполовину разбомблённого НАТО.  Российские миротворцы находились в Косово вплоть до 2003 года и в итоге были выведены. В апреле 2003 года начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин заметил: «У нас не осталось стратегических интересов на Балканах, а на выводе миротворцев мы сэкономим двадцать пять миллионов долларов в год». Архив фотографий 4 5 6 7 8 9 10 Заблокированный Российскими ВДВэшниками Британский танк 11 Звонок на Родину 12 Здание аэропорта 13 Тот самый командующий британской группировкой Майкл Джексон (только он раньше не был черным) 14 Ночное дежурство с ящиком пива 15 Сербка 16 Сербские войники. Судя по возрасту и внешнему виду это представители техперсонала обслуживающего подземный объект. 17 Сербские подростки и немного нетрезвый русский. Фото сделано из бокового люка БТРа, так называемой «рампы». 18 Французский колёсный танк. Легионеры охотно показывали своё оружие и технику. 19 Шесть часов утра. На территории аэродрома Слатина. 20 Известный британский певец Джеймс Блант рассказал в интервью Би-би-си, как отказался атаковать российских военных во главе отряда парашютистов, когда в 1999 году проходил службу в Косово. А ведь американский генерал Уэсли Кларк приказывал своим подчиненным из натовского контингента «уничтожить русских любой ценой». Сегодня Блант известен как человек исключительно мирный — а прославился своим хитом «You’re beautiful».     Кто приказал? Письменного приказа готовить сводный батальон и выдвигаться на Приштину не было. Устное указание полковник Игнатов получил по телефону из Москвы от начальника штаба ВДВ генерал-лейтенанта Николая Стаськова, который дал понять, что поставить перед фактом надо не только натовцев, но и Москву. Распространена версия, согласно которой все дело чуть ли не единолично затеял и провел начальник управления международного сотрудничества минобороны генерал-полковник Леонид Ивашов, якобы подмявший под себя слабовольного министра Игоря Сергеева. Бывший помощник Дмитрия Язова, Ивашов действительно рвался в бой, и, в отличие от многих, не лавировал и своих взглядов не скрывал. Представляя минобороны в составе возглавляемой Виктором Черномырдиным российской делегации на переговорах с Западом во время операции Allied Force, он не раз делал резкие заявления, выходил в знак протеста из зала и отказывался подписывать документы. Черномырдин иронически называл его «товарищ комиссар». Однако большинство исследователей уверены, что деятель уровня Ивашова не мог принять такое решение полностью самостоятельно, если бы знал, что вышестоящее начальство категорически против. А если бы проявил самоуправство подобного масштаба, был бы немедленно уволен, чего, как известно, не последовало. Как утверждал впоследствии сам Ивашов, план предварительно обсуждался и с Сергеевым, и с министром иностранных дел Игорем Ивановым, и с Борисом Ельциным. Другое дело, что проговаривать какие-то тезисы гипотетически — это одно, а конкретная команда — другое. Вероятно, в определенном смысле повторилась ситуация накануне августовского путча 1991 года, когда Михаил Горбачев говорил будущим гэкачепистам, что возможно, если потребуется, и придется вводить чрезвычайное положение, но непосредственной отмашки не дал. Что можно утверждать с высокой степень достоверности — в известность не поставили начальника генштаба Анатолия Квашнина. Узнав о происходящем, тот связался с генералом Заварзиным и распорядился развернуть колонну. Заварзин, вместо того, чтобы выполнять приказ, принялся звонить Ивашову, который заверил его: все согласовано, поэтому «никаких разворотов и остановок, только вперед!». И посоветовал генералу отключить мобильный телефон. Квашнин попытался связаться с Ельциным. Глава кремлевской администрации Александр Волошин сказал, что президент спит, и от своего имени дал добро на продолжение марша. Как полагают наблюдатели, знающие политические нравы, дело было не в крепком сне Ельцина. Волошин прикрывал патрона, чтобы тот смог, если выйдет конфуз, заявить, что узнал о случившемся из теленовостей, как сделал Горбачев после тбилисских и вильнюсских событий. Вынужденное признание Заместитель госсекретаря США Строуб Тэлботт в пятницу 11 июня завершил переговоры в Москве и вылетел домой. Самолет находился над Белоруссией, когда позвонил помощник Билла Клинтона по национальной безопасности Сэнди Бергер, рассказал о броске на Приштину, и велел возвращаться. Воздушный вираж Тэлботта часто сравнивают со знаменитым «разворотом над Атлантикой» Евгения Примакова. Однако, как замечает историк Леонид Млечин, разница была существенной: российский премьер развернулся, чтобы не разговаривать с американцами, Тэлботт — чтобы попробовать договориться. В Москве дипломат застал полную неразбериху. Когда он вошел в кабинет министра иностранных дел Игоря Иванова, тот разговаривал по телефону с госсекретарем Мадлен Олбрайт, уверяя, что произошло недоразумение, и никакого броска на Приштину нет: он только что звонил в министерство обороны. Для американцев вопрос состоял лишь в том, кто врет: Иванов им, или российские военные Иванову. Иванов и Тэлботт поехали в Министерство обороны. Согласно воспоминаниям заместителя госсекретаря, Игорь Сергеев чувствовал себя явно не в своей тарелке, все время перешептывался с Квашниным и Ивашовым, говорил, что российские десантники границу не пересекали, а лишь находятся в готовности вступить в Косово синхронно с НАТО. Вошел заместитель Ивашова генерал Мазуркевич и что-то сказал министру на ухо (как выяснилось впоследствии, доложил, что CNN ведет прямой репортаж из Приштины). Российские представители извинились и вышли в соседнюю комнату. Через закрытую дверь до Тэлботта донеслись звуки разговора на повышенных тонах и, якобы, даже «грохот швыряемых в стену предметов». Наконец Иванов вернулся в кабинет. «Я вынужден с сожалением информировать вас, что колонна российских войск случайно пересекла границу и вошла в Косово. Министр обороны и я сожалеем о таком развитии событий», — сказал он. Впоследствии Тэлботту конфиденциально сообщили, что Игорь Сергеев якобы «рассвирепел, что ему лгали его собственные люди», и держался неловко, оттого что «не мог смотреть в глаза» партнерам. Так ли это, сказать сложно. Разговор с Путиным За несколько часов до начала событий, 11 июня, Тэлботт встретился в Москве с секретарем Совета безопасности РФ Владимиром Путиным — впервые в жизни. По словам Тэлботта, из всех российских чиновников Путин произвел на него наилучшее впечатление. Явно основательно подготовился к беседе, выразил удовлетворение тем, что вооруженный конфликт на Балканах наконец кончился, к слову заметил, что и сам внес в это посильный вклад. Когда Тэлботт пожаловался на Ивашова, Путин спросил: «А кто такой этот Ивашов?» Сев в самолет, Тэлботт предложил одному из своих сотрудников пари, что Ивашова снимут с должности раньше, чем они окажутся в Вашингтоне. Как известно, случилось по-другому. Неизвестно, действительно ли Путин не знал о предстоящей акции, или усыплял бдительность американцев. Гром победы, раздавайся! «Утром я понял, в какую аферу попал, — вспоминал генерал Стаськов. — Никто письменных распоряжений не давал. В штаб ВДВ уже ехала комиссия Генерального штаба — разбираться. Но тут просыпается Борис Николаевич, и ему все понравилось. Словом, победили». Александр Волошин, знавший настроения президента лучше Стаськова, не ошибся. В 11 утра собралось военное руководство. Заслушав доклад Игоря Сергеева, Ельцин с характерной тягучей интонацией произнес: «Ну, наконец, я щелкнул по носу…». Кто-то поддакнул: «Вы, Борис Николаевич, не щелкнули — вы врезали по физиономии!» Ельцин заключил Сергеева в объятия. Виктор Заварзин вскоре получил очередное звание генерал-полковника и звезду Героя России. Всех участников операции наградили специальной медалью. Между тем, выполнять какие-либо задачи самостоятельно контингент числом в 200 человек был не способен. Снабжать батальон по воздуху, тем более перебросить подкрепления оказалось технически невозможно, поскольку Румыния, Венгрия и Болгария закрыли свое воздушное пространство для российской транспортной авиации. Леонид Ивашов, по его словам, надеялся, что Слободан Милошевич, получив хотя бы символическую поддержку России, откажется выводить войска из Косова, и силы Североатлантического альянса будут вовлечены в наземные бои, которых, по его словам, «они страшно боялись», но из этого ничего не вышло. Режиссер снятого в 2004 году документального фильма «Русские танки в Косово» Алексей Борзенко утверждал, что от марша на Приштину выиграл только Запад: назревал массовый исход из Косова сербских беженцев, которыми пришлось бы заниматься, а так они поверили в Россию и остались. В 2003 году Москва вывела своих миротворцев из Косова и Боснии (соответственно 650 и 320 человек). Последний эшелон отправился на родину 23 июля. Как заявил на пресс-конференции Анатолий Квашнин, у России не осталось реальных интересов на Балканах, и 28 миллионов долларов в год, расходуемых на содержание контингента, лучше потратить на другие нужды вооруженных сил. источники http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/06/140610_pristina_march_anniversary.shtml http://www.town-ya1.ru/index.php?newsid=39093 http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D1%80%D1%88-%D0%B1%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%BA_%D0%BD%D0%B0_%D0%9F%D1%80%D0%B8%D1%88%D1%82%D0%B8%D0%BD%D1%83    Давайте еще вспомним какие нибудь военные операции: вот например История «пекинского майдана», а вот Операция «Аякс» и Операция в заливе Свиней. Давайте еще вспомним, как чуть не случилась Вторая Тихоокеанская война Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=49030

05 июня 2014, 10:09

Архивные фотографии знаменитостей снятые в обычной жизни

За каждым снимком целая жизнь, судьба и своя история. Знаменитости, которых мы привыкли видеть на экране или в учебниках истории, вне всей этой шумихи вокруг — обычные люди. Они так же удивлялись, веселились и грустили как и все мы. В этой подборке мы собрали для вас редкие архивные кадры, которые откроют другую часть истории и помогут взглянуть на известных персонажей по-новому.Арнольд Шварценеггер первый раз в Нью-Йорке, 1968.   Мохаммед Али отговаривает самоубийцу прыгать, 1981.  Одри Хепберн и ее олененок, 1958.  Билл Гейтс, которого задержали за вождение без прав, 1977.  Барак Обама в школьной баскетбольной команде.  Джими Хендрикс и Мик Джаггер, 1969.  Мадонна, Стинг и Тупак Шакур.  Пол Маккартни, Джон Леннон и Джордж Харрисон на свадебном приеме, 1958.  The Rolling Stones, 1963.  Фото на паспорт Эрнеста Хемингуэя, 1923.  Робин Уильямс одет как чирлидер, 1980.  Операторы снимают рев льва для логотипа MGM.  Элтон Джон в пиано-баре на борту своего частного самолета, 1976.  Чарли Чаплин и Альберт Эйнштейн.  Королева Елизавета на службе во время Второй Мировой.  Элайджа Вуд и Маколей Калкин, 1993.  Дайан Китон и Аль Пачино на съемках фильма «Крестный отец», 1972.  Стивен Спилберг и Дрю Бэрримор на съемочной площадке.  Танцующий Брюс Ли.  Самый загадочный роман XX века. Кадр из документального фильма.  Усама бен Ладен (справа) на дзюдо.  Хатико перед похоронами, 1935.  Мартин Лютер Кинг и Марлон Брандо.  Стив Джобс и Билл Гейтс, 1991.  Марафонцы на первых современных Олимпийских играх, проходивших в Афинах, Греция, 1896.  Строительство моста Золотые Ворота, Сан-Франциско, 1937.  Владимир Путин, будучи подростком (2-й слева, в кепке).  Мэрилин Монро встречает королеву Елизавету II, 1956.  Стивен Хокинг со своей невестой Джейн Уайлд.  Гитлер на свадьбе Геббельса.  Последний концерт Beatles на крыше в Лондоне, 1969.  Говард Картер, английский археолог, рассматривает открытый саркофаг Тутанхамона.  Че Гевара и Фидель Кастро.  Строительство Горы Рашмор, 1939.  Шон Коннери в роли Джеймса Бонда позирует с Aston Martin DB5, 1965.  Элвис Пресли во время службы в армии США, 1958.  Строительство Эйфелевой башни, 1880.  Уильям Харли и Артур Дэвидсон — учредители мотоциклов Harley Davidson, 1914.  Пабло Пикассо и Бриджит Бардо, 1956.  Молодой Билл Клинтон и Джон Кеннеди.  Стивен Спилберг сидит в механической акуле.

02 июня 2014, 09:06

«Зверь каждый день»: бывшие неоконсерваторы в среде демократов

От редакции: Портал Terra America уже давно обратил внимание на «интернет-чудо» американской журналистики – The Daily Beast. Это электронное СМИ и оппозиционное, и мейнстримное; и ультрасовременное (как бы молодежное, жесткое, резкое), и «давно забытое старое» (по продвигаемым внешнеполитическим концепциям)… Кроме того, оно крайне популярное. Либеральное. Демократическое. Вместе с тем, среди авторов замечены хорошо знакомые лица из числа неоконсерваторов, которые, казалось бы, давно ушли с глобальной политической сцены. Так что же все это означает? Свое расследование провела Наталья Демченко. * * * Кризис в американской международной политике вызвал к жизни ряд захватывающих воображение трансформаций в информационном пространстве Америки. Ведь казалось, что вместе с завершением военных кампаний в Ираке и в Афганистане – результаты коих скорее плачевные, нежели триумфальные, – неоконсерваторы должны были превратиться в памятник давно ушедшей и не очень славной эпохи Джорджа Буша-младшего. Формально так оно и произошло. Имя «неоконы» стало нарицательным и немодным. Это показало и поражение Митта Ромни на предыдущих президентских выборах, идейное ядро внешнеполитической программы которого составляли как раз рекомендации неоконсерваторов. Однако новая политическая реальность, созданная Россией и присоединившимся к ней Крымом, привела к обострению медиа-войны. Отказ Кремля от общения с Белым домом – максимальная точка не-коммуникации, известная в российско-американской политике до сих пор, а присоединение Крыма – событие, с точки зрения неоконов, ярко иллюстрирующее правоту последних. На фоне отсутствия реальной политической коммуникации, на тропу войны вступают отряды неодемов из Daily Beast, вооруженных до зубов опытом прошлых баталий неоконов, совершенно не стесняющихся использования «грязных приемов» борьбы. Прибавьте к этому снижение напряженности на Ближнем Востоке: «потепление» между США и Ираном, вывод войск из Афганистана, отказ Обамы от бомбежки Сирии, и выбор нового-старого врага в качестве следующей цели информационной атаки становится очевиден. * * * Знакомьтесь: онлайн-издание The Daily Beast, новое уютное гнездо неоконсерваторов. Забавное название для нового медиа, появившегося на небосклоне американской прессы в 2008 году, позаимствовали из иронического романа Ивлина Во «Сенсация»[1] – «Ежедневный Зверь» (дословный перевод Daily Beast). Проект был запущен под руководством знаменитой в медийных кругах Тины Браун. Англичанка по происхождению, она давно приняла гражданство США и довольно успешно работает на американском медиа-рынке. Браун хорошо известна своими ультра-либеральными взглядами, а среди ее достижений – многолетнее руководство такими изданиями как Vanity Fair и The New Yorker. Учредителем The Daily Beast выступила крупная интернет-компания InterActiveCorp (IAC), под управлением которой находятся более двадцати интернет-проектов (от поисковых систем до сайтов знакомств). Барри Диллера, главу IAC, по праву можно считать одним из опытнейших медиа-управленцев в США (в его портфолио – Paramount Pictures и Fox News)[2]. Собственно, именно этой парочке принадлежит идея создания нового СМИ, главной фишкой которого должно было стать сочетание самых горячих новостей (от политики до индустрии развлечений) всего англоязычного интернета вкупе с острыми и даже вызывающими авторскими комментариями команды авторов. Резкие комментарии – фирменный стиль The Daily Beast, так они привлекают читателей. Это отнюдь не нейтральная, выверенная в каждом слове «онлайн-газета», представляющая своим читателям набор фактов для самостоятельного анализа, а команда индивидуалистов-колумнистов, которые зарабатывают на жизнь своим острым языком. Идея оказалась довольно удачной. Число читателей довольно быстро росло, доволен был и издатель: в 2010 году активы The Daily Beast пополнились знаменитым еженедельным журналом The Newsweek. Вскоре после этого Newsweek перестал выходить в бумажном формате и полностью «переселился» во всемирную паутину. Эта покупка, в конечном счете, принесла Daily Beast новый поток интернет-трафика и новую аудиторию. В 2012 году была достигнута отметка в 15 миллионов уникальных посетителей в месяц. С тех пор трафик портала еще подрос. Во всяком случае, об этом заявляет издатель. Люди, которые делают «Зверя» Вот вам еще один факт: хотя за The Daily Beast крепко закрепилась слава лево-либерального СМИ, его издателям удалось собрать под одной крышей и либеральных журналистов, и авторов весьма консервативных взглядов. Например, ранее в издании «засветились» Питер Бейнарт, журналист и бывший редактор The New Republic, известный благодаря своей книге с говорящим названием «Почему либералы – и только либералы – могут выиграть войну против терроризма и снова сделать Америку великой» и Эндрю Салливан – журналист и писатель, исповедующий причудливую смесь политических взглядов, сочетающих одновременно неприятие «большого правительства» и либерального интервенционализма с защитой прав всевозможных меньшинств и пропагандой государственной социальной поддержки. Да и сейчас авторами Daily Beast числится, например, Майкл Томаски – главный редактор американского журнала Democracy и пишущий редактор одного из ведущих либеральных изданий США, журнала The American Prospect; Джон Фавро – бывший спичрайтер Джона Керри и Барака Обамы; Эрик Альтерман – сотрудник Центра за американский прогресс и колумнист журнала Nation и так далее. Одновременно для издания пишут известный политический комментатор Дэвид Фрум, спичрайтер президента Джоржа Буша, старший редактор в The Atlantic  и сотрудник CNN и уже известный нашим читателям американский политик и журналист Лесли Гельб, в прошлом – помощник госсекретаря в администрации президента Картера и сотрудник The New York Times, а ныне почетный президент Совета по международным отношениям. Сенсация в духе Ивлина Во В марте этого года портал The Daily Beast подарил миру свою собственную «маленькую сенсацию» – эксклюзивное интервью постоянного автора издания Джеймса Кёрчика с американской журналисткой Лиз Уол, работавшей на вашингтонское бюро российского телеканала RT[3]. Лиз Уол буквально стала звездой американского телеэфира после того, как уволилась прямо во время одного из прямых эфиров, заявив, что более не в силах «быть частью компании, финансируемой российским правительством и оправдывающей действия Путина». Это событие вызвало беспрецедентный уровень внимания к телеканалу RT и послужило лишним аргументом «против России» в информационной войне, развернувшейся вокруг освещения событий на Украине. Между тем, через две недели после триумфа самой известной безработной журналистки США было опубликовано крайне любопытное журналистское расследование. Провело его издание TruthDig («Правдоискатель») – американский сайт, специализирующийся на журналистских расследованиях, существующий с 2005 года. За это время он успел завоевать 5 престижных наград Webby Award[4] и репутацию уважаемого, отнюдь не «желтого» и не «пророссийского» СМИ. В результате бесед с бывшими коллегами Лиз Уол и сбора информации о происшествии, журналисты Макс Блюменталь и Рания Хелек пришли к выводу, что увольнение Лиз Уол было отнюдь не актом отчаяния человека, который «более не мог терпеть», а продуманной кампанией по очернению RT (и само-пиару самой Лиз Уол), срежиссированной тем самым Джеймсом Кёрчиком из Daily Beast, который позже стал «счастливчиком», взявшим первое интервью у Лиз после скандального эфира. Более того, о грядущем увольнении – за двадцать минут до скандального эфира! – было сообщено через твиттер неоконсервативного «мозгового центра» Foreign Policy Initiative (FPI), где Кёрчик значится старшим научным сотрудником. Вот короткая цитата из расследования, которая дает представление о том, что из себя представляет Foreign Policy Initiative[5]: «Центр FPI открыли основатель The Weekly Standard Уильям Кристол и два бывших советника Митта Ромни по вопросам внешней политики – Дэн Сенор и Роберт Каган (муж Виктории Нуланд, помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии). FPI вырос из проекта «Новый американский век» (Project for the New American Century), который продвигал в обществе кампанию в поддержку одностороннего вторжения США в Ирак после спланированных Бин Ладеном терактов 11 сентября 2001 года». Помимо того, что Уильям Кристол основал FPI и The Weekly Standard, он известен как один из основоположников неоконсерватизма. 14 марта он сформулировал в The Weekly Standard задачи FPI. По его словам, нынешние геополитические кризисы можно использовать, чтобы избавить Америку от одолевшей ее после Ирака «усталости от войн» и предотвратить дальнейшее сокращение оборонных расходов. Кристол уверял: «Всё, что нужно – это сплочение, и ситуация может очень быстро измениться». И «режиссер» этой истории журналист Джеймс Кёрчик на славу поработал во имя этого сплочения. Между тем, ранее он уже был втянут в еще один скандал с собой в главной роли, когда в эфире RT, куда его пригласили обсудить приговор Брэдли Мэннингу, разразился гневной проповедью по поводу принятого в России законопроекта, ограничивающего пропаганду гомосексуализма. Лауреат двух премий ЛГБТ-сообщества США, открытый гей, бывший сотрудник радиостанции «Радио Свобода» (которая преследует примерно те же цели в Европе, какие RT преследует в США) Джеймс Кёрчик призывал коллег поступать как он – гневно клеймить «пропагандистскую машину России». По его мнению, граждане США и Британии, работающие на зарубежные офисы RT – «полные неудачники», которые не смогли устроиться в своей стране на «респектабельное ТВ». О скандале с увольнением Лиз Уол в прямом эфире RT и о последующем «разоблачении» стоящих за этим неоконсерваторов написали многие американские СМИ. Однако до момента появления в TrusthDig Лиз Уол успела побывать со своей историей в прямом эфире трех крупнейших американских телесетей – CNN, Fox News и MSNBC, ее поступку было посвящено немало хвалебных публикаций, а «русская пропагандистская машина» RT (в очередной раз) была заклеймена в качестве таковой как раз в момент конфликта на Украине. В американских СМИ в те две недели бал правила риторика времен «холодной войны», о которой я уже писала. Этот метод коммуникации начисто лишает обе страны надежды на вразумительный диалог. Собственно, отказ Кремля от дальнейшей коммуникации с Белым домом – закономерное следствие подобных историй, незначительных лишь на первый взгляд. О возвращении к жизни Cold War-риторики свидетельствуют вроде бы незначительное, но знаменательные штрихи. Внезапно Путин оказывается единственным человеком, способным вершить мировую политику своей единоличной волей… То тут, то там мелькает вопрос о том, какое государство станет «следующей целью» России… Куда-то пропадет со страниц англоязычной прессы уже вполне прижившееся англоязычном мире (и такое привычное для статей середины двухтысячных!) слово silovoki, зато новое дыханье обретет знаменитая на весь мир аббревиатура KGB… Замечу, что эта подмена значит гораздо больше, чем кажется – на помощь автору любой статьи, где есть заветные три буквы, придет богатое наследие времен противостояния СССР и США, со всем эмоциональным и социо-культурным багажом той эпохи. Возврат к СССР для России невозможен и после Крыма, но кто обратит внимание на этот факт, если говорить о сложных отношениях США и России именно в таком ключе?!. Винни-Пух и все, все, все Тина Браун покинула пост руководителя и главного редактора The Daily Beast осенью 2013 года. Судачили, что ее уход с поста связан с финансовыми неудачами издания, которые, несмотря на недосягаемую для российских онлайн-СМИ цифру в 15-17 миллионов уникальных посетителей в месяц, не приносит дохода своим владельцам. По сообщениям инсайдеров, вместе оба издания – Daily Beast и Newsweek – обошлись холдингу IAC в 60 миллионов долларов. Проскакивали также сообщения, что Тина разочаровалась в профессии и, что, по ее мнению, «цифровой взрыв» не принес ничего хорошего журналистике – так якобы она рассуждала во время своего визита в Индию по сообщениям The Hindustan Times. Это разочарование, если оно и имело место, не помешало Браун объявить, что решение уйти из компании принадлежало ей самой, и отнюдь не было вынужденным – она собиралась создать свою собственную медиа-компанию, которая бы была ориентирована на «живые события», а также написать мемуары под названием «Media Beast». С уходом Тины Браун в качестве руководителей скандального СМИ пришло новое поколение: Джон Авлон и Ноа Шахтман. Политический комментатор Джон Авлон занял пост главного редактора издания в результате «внутреннего повышения» (сотрудник ранее купленной газеты Newsweek, он занимал в объединенной редакции пост ответственного редактора – вторая в иерархии Daily Beast позиция). В его прошлом – должность спичрайтера бывшего мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани, несколько книг (в качестве автора[6], а также в качестве редактора) и, что нам значительно более интересно – работа в неоконсервативной газете The New York Sun, сотрудником которой был, между прочим, и герой предыдущей главы, Джеймс Кёрчик. The New York Sun, задуманная когда-то как консервативная альтернатива либеральному The New York Times, просуществовало шесть лет (с 2002 по 2008 год) и за это время снискало себе особую славу. Сет Липски, главный редактор The New York Sun, до этого времени работал в одной из старейших еврейских американских газет The Jewish Daily Forward (или просто Forward). The New York Sun быстро завоевала популярность в городе и заняла нишу «городской газеты», каковой их конкурент, The New York Times, быть перестал, превратившись в издание национального масштаба. Одновременно газета получила известность как рупор неоконсерватизма. В 2003 году The New York Sun активно поддерживала президента Джорджа Буша в его решении начать войну в Ираке, а также последовательно выступала в защиту «права Израиля на самооборону». Сам Авлон описывает свои политические взгляды как «центристкие». Он критиковал «крайне правых» и «крайне левых» с одинаковым энтузиазмом, стал одним из основателей внепартийной некоммерческой организации «Без ярлыков» (No label), чья главная идея – объединить расколотую на два непримиримых лагеря Америку и помочь перейти от политики «взаимных счетов» к политике «решения проблем». Второе место в иерархии Daily Beast занимает Ноа Шахтман – бывший журналист популярного портала Wired. Летом 2012 года с его именем оказался связан громкий медиа-скандал – по результатам своего семимесячного общения с Евгением Касперским и его сотрудниками Ноа Шахтман опубликовал статью «Лучший российский кибер-сыщик мешает американским шпионам и помогает друзьям в Кремле», в которой главный акцент сделан на связях владельца Лаборатории Касперского с правоохранительными органами России. Касперский в ответ разразился гневной публикацией, где назвал статью Шахтмана «необоснованными обвинениями, клише эпохи холодной войны, ярко выраженным русофобством, псевдо-фактами, домыслами, но главное – притянутыми за уши и неверными выводами». Позже и Шахтман, и Касперский приводили аргументы в защиту своих позиций, а специалисты по связям с общественностью обсуждали пиар-эффект от скандала. Спустя всего год после события (ввиду «дела Сноудена») все эти «разоблачения» и обвинения маститых игроков интернет-рынка в сотрудничестве с властями совершенно потеряли свою былую остроту, но в одном я готова согласиться с Евгением Касперским: интонационно статья Шахтмана действительно отдает лексиконом времен холодной войны – ровно то, что характерно сейчас для публикаций Daily Beast о России. Процесс проникновения в изначально «чисто либеральное» издание неоконсерваторов начался еще при Тине Браун. Это при том, что Daily Beast сегодня – очевидно «проклинтоновское» издание. Своей поддержкой Хиллари знаменит целый ряд авторов издания, да и сама Тина выступала в поддержку Клинтон на президентских выборах 2008 года. А постоянный автор Daily Beast Элеонора Клифт когда-то получила к имени приставку – Элеонора Родэм Клифт за поддержку Хиллари во время знаменитого скандала в Белом доме. Клинтоны в долгу не остаются. В частности, Билл Клинтон положительно отзывался о книге Джона Алвина, нынешнего главного редактора издания. Сейчас для Daily Beast о международной политике и о России регулярно пишут: Пи Джей О’Рурк, научный сотрудник либертарианского Института Катона, журналист The Atlantic Monthly, The American Spectator и The Weekly Standard, основанной «крестным отцом» неоконсерватизма Ирвингом Кристолом; Стюарт Стивенс, главный стратег избирательной кампании Митта Ромни; Дэвид Фрум, спичрайтер президента Буша; Брюс Ридель, эксперт по международному терротризму Интитута Брукингса и бывший сотрудник ЦРУ, Бернард Анри-Леви, французский философ и журналист, известный своей поддержкой силовых акций в Югославии и активный сторонник бомбардировок в Ливии, который в феврале 2014 года выступил со сцены Майдана в Киеве с речью «Мы все – украинцы» Отдельного упомяну Джоша Рогина. Ведущий корреспондент Daily Beast по вопросам национальной безопасности и политики, журналист, пришедший из команды Newsweek, в последние месяцы отличился регулярной публикацией колонок, от которых отчетливо веет запланированным информационным сливом. В частности, именно он – автор эксклюзивной статьи о прекращении общения между Белым домом и Кремлем, его перу принадлежит построенная на инсайде из окружения Хиллари статья о том, как во время ее пребывания на посту госсекретаря внешнеполитическое ведомство последовательно выступал против этого. Он же опубликовал статью с провокационным заголовком «Германия помогала России в подготовке войны» (в Крыму). Автор поясняет, что речь идет об обучении и тренировке российских военных. Такой «идеологически заряженный» автор со своими источниками в окружении Клинтон и в Белом доме способен едва ли не в одиночку уверенно корректировать общественное мнение – в «нужную» сторону. И, наконец, Илай (Эли) Лейк – бывший пишущий редактор The New Republic, известный тем, что когда-то поддержал заявления об обнаружении в Ираке оружия массового поражения (которые, как известно, оказались «уткой»). Он также был главным «пиарщиком» Грузии времен Саакашвили в американских СМИ, особенно во время конфликта 8.08.08 года Ныне он занимается вопросами национальной безопасности и разведки для The Daily Beast (ранее он выполнял аналогичную работу для The Washington Times). Компанию Лейку по защите интересов Саакашвили в 2008 году в американской прессе составлял, кстати, все тот же Джеймс Кёрчик. Итак, в Daily Beast, с его жанром «острого авторского комментария» неплохо обустроились люди, которые фактически представляют собой более молодое поколение неоконсерваторов. Раскручивая язык «новой холодной войны», публикуя статьи с говорящими заголовками[7], «Зверь» перестал быть просто «агрегатором новостей с авторскими комментариями» и стал влиятельным ньюсмейкером – как минимум в том, что они пишут о России. Этот плавный «дрейф» вчерашних неоконсерваторов-республиканцев в сторону Демпартии, осуществляемый под руководством главного редактора-центриста, может стать горнилом, где будет выкована новая внешнеполитическая идея для избирательной кампании мадам Клинтон. Вероятнее всего, это не будет неоконсерватизмом в чистом виде, но избежать влияния преображенных неоконов у Хиллари, очевидно, уже не получится. А учитывая популярность The Daily Beast и параллельные места работы его авторов, мы имеем дело с новым, онлайновым прорывом «ястребиного» экспансионизма, теперь, видимо, уже под стягом Демократической партии США. [1] Русскоязычный читатель скорее всего не вспомнит газеты под названием «Ежедневный Зверь» в романе. Это объясняется работой переводчика, выбравшего для названия газеты, где работал главный герой, довольно остроумное и точное по сути (и к тому же рифмующееся с оригинальным названием) - «Дэйли Свист». [2]Впрочем, только медиа-средой опыт Диллера отнюдь не ограничивается, он в принципе хорошо разбирается в онлайн-бизнесе. Так, например, сейчас он также является исполнительным директором компании Expedia, среди дочек которой – огромное число сервисов для путешественников, известных в том числе и российским гражданам – TripAdvisor, Hotels.com и др. [3] Новое имя Russia Today под руководством Маргариты Симонян. [4] В категориях «Лучший политический сайт» и «Лучший политический блог». Справедливости ради стоит отметить, что The Daily Beast также два последних года становилась победителем этой премии в номинации «Лучший новостной сайт». [5] Расследование TruthDig было полностью переведено на русский язык «Иносми»: http://inosmi.ru/world/20140320/218797453.html [6] Обе посвящены прославлению политическому центризму: «Independent Nation: How Centrists Can Change American Politics» и «Wingnuts: How the Lunatic Fringe is Hijacking America». [7] См., например, The Pentagon Isn’t Ready for a New Cold War (http://www.thedailybeast.com/articles/2014/03/20/the-pentagon-isn-t-ready-for-a-new-cold-war.html), The Killer Drone Goes Stealthy—Just in Time for a New Cold War (http://www.thedailybeast.com/articles/2014/04/16/the-killer-drone-goes-stealthy-just-in-time-for-a-new-cold-war.html); Putin: The Cold War Comeback Kid (http://www.thedailybeast.com/articles/2014/05/07/putin-is-the-cold-war-comeback-kid.html) и даже  вроде бы «не политическая» Putin Vs. Obama—In Spandex: Wrestling’s New Cold War (http://www.thedailybeast.com/articles/2014/05/14/putin-vs-obama-in-spandex-wrestling-s-new-cold-war.html)  Наталья Демченко

31 мая 2014, 19:00

Джорж Буш старший подробно

Много ли вы слышали про отца Джорджа Буша-младшего, про Джорджа Буша-старшего, кроме того, что он четыре года был Президентом США – между Рональдом Рейганом и Биллом Клинтоном? Знаете ли вы о политике "Удушения Кастро" на Кубе в 60-е годы – в итоге которой нам пришлось возить Фиделю бензин из Европы? Эту политику придумал Джордж Герберт Уокер Буш – после позорного поражения на Плайя-Хирон. В курсе ли вы о том, кто именно возглавил операцию по "Удушению Че Гевары" в Боливии? Это сделал Джордж Герберт Уокер Буш. Известно ли вам, кто именно "окружил" Вьетнам в Индокитае после позорного провала и там тоже американской военщины? Это сделал Джордж Герберт Уокер Буш. Кто вытащил старого Дэна Сяо Пина из китайского зиндана – куда его бросили по приказу самого Мао – и посадил этого человека во главе Китая? Это сделал Джордж Герберт Уокер Буш. Кто стоял за сделкой "Иран-Контрас"? Кто создал Медельинский кокаиновый картель в Колумбии? Кто уничтожил героиновый "Золотой треугольник" в Индокитае? Кто целовался с талибами и первым сказал, что любимый на Западе Хекматиар вышел в тираж? Это все Джордж Герберт Уокер Буш. Скажу откровенно – не было еще в ЦРУ Руководителя, более ненавидимого нашей Конторой, чем Джордж Герберт Уокер Буш. И не было в ЦРУ Руководителя, которым в нашей Конторе восхищались бы больше, чем Джорджем Гербертом Уокером Бушем. И в то же самое время в самих США этот человек был "фигурою умолчания". О нем вспоминали лишь всякий раз в минуты, когда ЦРУ попадало в такое дерьмо, из которого нужно все Управление было вытаскивать. Этот человек проиграл больше выборов, чем кто-либо из других политиков в США. Я серьезно. Его не любили – и его не любят.  Его боялись – и его боятся. "Клан Бушей" с начала 1980-х стал в американском истэблишменте "внесистемной оппозицией" и тем самым – самой страшной угрозою для нынешнего американского истэблишмента (который по факту – скорее еврейский). Причем – никому, в сущности, не понятно, что с "ними" делать, ибо толчок неким процессам действиями Бушей уже был дан и затолкать в тубу обратно это зубную пасту – уже не получится. То есть попробовать можно, но кончится эта попытка коллективным газенвагеном для тех, кто будет пытаться, и это очевидно даже самым отмороженным "неоконам". Итак, что же сделали Буши? Да, собственно говоря – ничего. Просто жили и давали жить другим с одною изюминой. Вот скажите, кто такие Картеры? Нету таких. А Клинтоны? И таких нету. Родемы, чья девица вышла замуж за какого-то Клинтона, есть, а Клинтонов в нынешней американской политике – нету. Но не это самое удивительное. Все знают, кто такие Кеннеди. Это, считай, короли Ирландских землячеств. Ирландской диаспоры. И они – всегда были. А кто такие Буши? Не было их – до недавнего времени. Все было бы покойней, если бы в Америке говорили "Бушы", понимая под этим "Пирсы", то есть члены влиятельной семьи из Новой Англии. Но проблема и ужас для тех же еврейских интеллектуалов в том, что Буши – это ни разу не Пирсы. И корни их вовсе не в Новой Англии, но в тех районах, которые уже по праву можно считать "Новой Испанией". И что самое страшное для текущего истэблишмента – сами Буши уже давно говорят этот термин вовсе не "Нью Спейн", как это было бы и приемлемо и как бы принято. Нет, они называют свои владения как "Нуэво Эспаньол", и это для тех же еврейских издателей – современных англоязычных газет – самое страшное. "Вотчина Бушей" – штаты Техас, Флорида и с недавней поры Калифорния. Их "армия" – голоса испаноязычного избирателя, и они с каждым годом лишь множатся. И нынешнее поколение клана Бушей считают родным… испанский, а вовсе не английский, как у их дедушек и прадедушек. Как же так оно получилось? Как именно Буши дошли до жизни такой? Прикол и парадокс состоит в том, что сами по себе Буши исторически оказались просто катализаторами определенных процессов, которые сами по себе прошли бы и без их участия. И что самое забавное – получившихся итогов они совсем не имели в виду. *** *** *** Либеральная американская пресса очень не любит вспоминать такую вот фразу: "Америка не может и не должна иметь никаких Долгов, ибо страна Должник – не смеет учить Морали кого бы то ни было!" Вы думаете это сказал Темнейший? Или какой-нибудь Ким Ир Сен? Нет, это сказал Буш-Папа на сенатских слушаниях в 1990 году, когда он призывал Конгресс уменьшить американские траты на "роскошь и гамбургеры". Но об этом это сегодня никому в Америке вспоминать неохота, именно потому, что Буш-Папа проиграл выборы 1992 года, но отказался поднимать потолок американского Долга. Это был последний такой случай в Американской истории, ибо все прочие президенты после него больше ценили президентское кресло, чем эти его самые странные "моральные ценности". США — это поликристалл, и будущий Буш-Папа родился в таком месте, где порою появляются очень редкие психотипы для этой страны. Мало кто в США добровольно идет в Армию. А в политике тех, кто добровольно пошел на Войну в 18 лет (будучи при этом сыном миллионера), можно пересчитать по пальцам. А из тех миллионеров, кто пошел и при этом не оказался при штабе, а на надувном плоту посреди океана, вообще таких там ровно шесть человек, и из известных – кроме него – только Джон Кеннеди. Но тот был кадровый моряк и на Тихом океане служил до начала Второй Мировой для США. И что характерно, Кеннеди тоже был уроженцем Новой Англии – этого маленького клочка знака Рака в Америке. Правда за спиной Джона Кеннеди в начале его политической карьеры был его папа Джозеф и вся партийная машина дома Кеннеди, а за спиной Джорджа Буша – никого. Лишь его работники – бывшие мексиканцы. Чисто исторически Буши — это Банкиры из Новой Англии. Однако в декабре 1941 года, после нападения японцев на Перл-Харбор, 18-летний Джордж Буш в добровольно подал заявление в Армию. Он стал летчиком торпедоносца и служил на авианосце "Сан-Хасинто" (Святой Иакинф – по-испански), и начало его политической карьеры было прямо связано с тем, что весь вспомогательный и технический состав на этом авианосце был испаноязычным, а мужики были в основном бывшими нелегальными эмигрантами из Техаса. Причины прозрачны – те из нелегалов, кто хотел получить гражданство, должны были отслужить на войне и становились гражданами, так что практически весь нижний и технический состав авианосца оказался укомплектован подобными нелегалами. Казалось бы, какая может быть связь между бравым офицером и малограмотными мексиканцами, но особенности службы на авианосцах таковы, что летный состав общается с техническим персоналом крепче обычного и к тому же… В одном из боев торпедоносец Буша был сбит. При этом снаряды разорвались прямо в кабине и двое из членов команды погибли на месте, а дверь из рубки заклинило. Буш приказал остальному экипажу покинуть самолет, а сам выбрался против ветра через разбитое стекло падающей машины. Это его спасло. Повреждения были таковы, что людей, выпрыгивавших из аварийного люка, затягивало под работающий пропеллер, а Буш, вылезший из разбитого окна, пролетел в падении мимо работающей лопасти. Все это видели с других самолетов, так что эта история хорошо зафиксирована. Так же как и история Буша, лежащего на надувном плотике посреди океана, над которым в воздухе вьются американские и японские истребители, правда, с разными целями, а вокруг плотика ходят высокие плавники акул, для которых пальба в небе выработала уже условный рефлекс на то, что пришло время подкрепиться. А потом рядом с ним всплыла американская подводная лодка, и по его воспоминаниям – "Я испытал невероятное облегчение". А кроме этого Джордж Буш писал, что все это время он лежал на плоту и ждал с неба очереди и… молился. Истово молился всеми молитвами, которые мог за эти часы вспомнить. Где именно Белый Англосакс – протестант, классический WASP – Джордж Буш впервые познакомился со всей своей будущей "испанскою камарильей"? Они вместе ходили на Мессу. Месса была Католической, ибо абсолютное большинство людей на "Сан-Хасинто" (обратите внимание на название) было католиками, а те немногие протестанты из летного состава, к которым принадлежал и сам Джордж, религией не сильно-то и заморачивались. Но будущий Глава ЦРУ и Президент США был свято уверен, что Господь в тот день спас его лично, поскольку у Него на это были Планы. И Джордж Буш ревностно посещал службы, и ему плевать было на то, что они католические. Что было отмечено и оценено католиками по достоинству. Вскоре отпрыск миллионеров-банкиров сблизился с бывшими мексиканскими поденщиками больше, чем с остальными "белыми" на этом авианосце. Именно от них он узнал, насколько прекрасен Техас и о том, что всем им после войны нужна будет работа. И о том, как сложно учить детей. Им приходится ходить в детские сады и школы с преподаванием на английском, а они и испанского-то не знают. Это – проблема. Если бы сеньор мог бы ее решить, а? И работу. Мы все тут хорошие техники – возьмите нас с собою на Север, сеньор, мы машины умеем чинить, на железной дороге работать… Возьмите нас на работу, сеньор, вы не пожалеете! Короче говоря, когда война закончилась, молодой Буш пришел к своему папе-банкиру и попросил дать ему стартовый капитал. Ибо у него есть Идея. Папа-банкир дал денег. Джордж Буш так и не взял с собою на Север никого из своих былых авиатехников. Вместо этого он сам переехал на Юг. Он создал новую нефтяную компанию, и в ней первые годы работали только и исключительно бывшие члены экипажа и технического состава авианосца "Сан-Хасинто". И работали они не за страх, а за совесть, ибо именно Джордж Буш организовал внутри своей нефтяной компании бесплатные детские сады и бесплатную школу для всех сотрудников. С преподаванием на испанском. До него в таком объеме этого не делал никто. И производительность труда в компании Буша побила рекорды. И еще он открывал церкви – католические – со службою на испанском, и его работники и члены их огромных семей стали звать его "Эль Сеньор". Не "Дон", не просто "Хозяин" – ибо "определенный артикль" в таком сочетании очень в испанском языке многого стоит. Опять же о языке. Сказав "А", вам придется сказать и "Б". Мало создать школу с преподаванием на испанском. Вам нужно изменить законы таким образом, чтобы такой аттестат чего-то да стоил, а не был лишь очередной бумажкой для туалета. Так самый успешный и быстро развивающийся техасский нефтяник начал движение в политике, и его фактически единственным в те далекие 50-е года требованием было – уравнение в правах выпускников англоязычных и испанозычных школ – при приеме на работу, в колледж и прочее. Это немного. Это скромно, это никак не подобно требованию сделать испанский вторым государственным на уровне штата. Но даже этой малости Джорджу Бушу хватило на то, чтобы возглавить весь испаноязычный электорат в своем штате и контролировать местную избирательную систему как ему было угодно. Но и это не все. Пока Эль Сеньор был и оставался чисто техасской достопримечательностью, его можно было воспринимать местным чудиком, который на федеральном уровне просто уродец из политического паноптикума. Но все изменилось в конце 50-х. Все изменилось, когда на Кубе пришел к власти Кастро и оттуда устремились потоки массовой эмиграции. Большей частью она изначально состояла из воинственных "гусанос", которые были тесно переплетены с тогдашним ЦРУ и Демократической партией. Эти хотели войны и мечтали о возвращении на Кубу. Но была и вторая часть – меньшая. Эти считали, что на Кубе и до Кастро была жопа и возвращаться в будущем назад в эту жопу они не имели желания. То есть эти люди мечтали в американское общество "интегрироваться". Для этого нужно было получить вид на гражданство, найти работу, выучить язык… Погодите, но в соседнем с Флоридой Техасе был уже молодой миллионер Джордж Буш, который создал целую политическую систему по продвижению прав испанского языка на уровне штата… А что если и во Флориде успех эмигрантов из Мексики в Техасе удастся повторить таким же эмигрантам, но с острова Куба? И в Хьюстон потекли просители – кубинские интеллектуалы-иммигранты. Надо сказать, что просьба эта была весьма специфической. Мексиканский и кубинский диалекты различаются очень сильно. Программы для выходцев из Мексики, которые уже работали в том же Техасе, были не понятны для выходцев с Кубы оседающих во Флориде. К тому же кубинцы – потомки белых идальго и черных рабов – вовсе не желали говорить на одном языке с низкорослыми потомками древних ацтеков из Мексики… В итоге в специальной комиссии, которую создал для этой цели Джордж Буш, была создана единая программа по обучению грамоте и для мексиканцев и для кубинцев. За основу был взял диалект мексиканский, но там было столько кубинских новообразований, что никому в итоге не было обидно. А теперь держитесь за стул: тот самый язык, на котором в США разговаривают латиносы – вовсе не испанский. Это в значительной степени синтетический язык, полученный из мексиканского диалекта испанского языка со всеми удивительными заимствованиями из языка чуть ли не древних ацтеков с наслоениями кубинского диалекта испанского со всеми добавлениями туда диалектов народов банту. Так вот, этот самый язык его носители и называют "американским". И поэтому именно это испаноязычное – а, по их мнению, американоязычное – население Соединенных Штатов Америки и можно называть "американцами", а прочие все – просто так туда "понаехавшие". Кто это сделал, кого за это благодарить? Эти люди вам ответят: "Это сделал "Эль Сеньор". Если у вас будет политкорректный переводчик, он переведет это как "Это сделал – Господь Б-г". Вот теперь можете выдыхать и осознавать, почему на клан Бушей с таким скрежетом зубовным ополчились все американские иудеи. Ибо с ортодоксально-религиозной точки зрения, хоть сам Буш этого вовсе не имел в виду, но весь его электорат называет его таким образом, что это очень созвучно именно тому обращению, которое запрещено к любому смертному, а в иудаизме – в принципе. Но у потомков ацтеков на сей счет свое мнение. Корни их верований вовсе не "иудео-христианские", и в этом вся "собака зарыта". Как бы то ни было, история "Буша-Папы" тесно связана с событиями в Бухте Кочинос и горами трупов "гусанос" по всему кубинскому побережью. По общему мнению, ЦРУ в этом случае обделалось по полной, а начавшийся после этого "кубинский ракетный кризис" – лишь усугубил ситуацию. В общем, все пришли к выводу, что кубинскую проблему решать надо иначе. И если мы отбрасывали из уравнения всех "гусанос" и прочих отморозков, у нас оставались только кубинцы, готовые интегрироваться в американское общество. А у них уже был лидер, этакая "живая икона"/Эль Сеньор, то есть потомок массачусетских банкиров – белый англосакс протестант – Джордж Герберт Уокер Буш, которого через много лет назовут Старшим. Поэтому на очередных выборах в Конгресс от штата Техас этот, тогда еще молодой, миллионер победил с впечатляющим результатом под гром оваций всех своих избирателей-латинос. Судьба его в Конгрессе тоже была предрешена, фактически он один имел в те годы хоть какие-то рычаги влияния на кубинскую эмиграцию, он один понимал, что именно творится на Кубе и поэтому ему, как говорится, "сам Бог велел" стать главой комитета Конгресса по вопросам разведки. Именно с этого поста он с 1968 года – времени прихода к власти республиканцев Никсона – и начал он свое восхождение внутри ЦРУ, начав опять же именно с кубинского департамента. Ходит апокриф, что, когда в ходе визита кто-то из наших его об этом спросили – как именно вам удавалась столь блестящая карьера в разведке, ведь вы с ней не сильно были связаны, Буш-Папа в ответ заразительно рассмеялся и отвечал, что он искренне за все в этом вопросе благодарит своих советских коллег, которые порубили гусанос на Плайя-Хирон и тем самым сделали его единственным специалистом по Кубе. Именно гражданским специалистом, ибо профессиональные разведчики с этим всем – повторимся – обделались. Дальше ему оставалось лишь правильно обо всем с русскими договариваться, и его служба в ЦРУ началась без сучка и задоринки. *** **** **** Конечно, Буши не совсем "белые и пушистые" на фоне прочего американского политического Олимпа. В частности, отдельные исследователи утверждают, что их южно-американские друзья/ставленники прилетали на личных самолетах в Кеннетбанпорт хорошо затаренные кокаином, и что именно Буши негласно контролируют по Америке распространение кокаина. Что есть, то есть. Но, по мнению компетентных лиц, кокаин — это негласная правда жизни в Латинской Америке. С ним можно бороться, и тогда вы будете бороться с миллионами местных крестьян, для которых он представляет собой источник существования, или можно воспринять его как местную норму жизни. Как именно будущий Эль Сеньор познакомился с Пабло Эскобаром и всеми прочими негласными королями Латинской Америки? Ходит апокриф, что в те далекие годы, когда Буш-Папа только попал в комитет Конгресса по вопросам разведки и стал курировать дела с Кубой, именно ему предложили возглавить операцию по уничтожению Че Гевары. Это выглядело логичным, ибо кому этим заниматься, как не главному координатору по всем кубинским вопросам. "Святоша" выполнил задание быстро и очень удивил всех в своем Ведомстве. Его стали считать человеком удачливым и с крайне нестандартным мышлением. Итак, техасский нефтяник приезжает в Боливию. Тут ему поручено поймать опаснейшего террориста, этакого местного Шамиля Басаева и Хаттаба в одном флаконе при том, что тому симпатизирует местное население, а сам нефтяник – ненавидимый всеми местными гринго. С виду это – фантастика. Первым, что делает Старый Черт, — это берет бутылку хорошего вискаря и идет к местному деду из индейцев кечуа, и они вдвоем напиваются до полного изумления. Причем на закусь идут исключительно листья коки. Вторым, они все это время болтают за жизнь. При этом американский гость говорил на недавно созданном "американском", который изначально адаптирован для того, чтобы он был понятен для всех испаноговорящих жителей Латинской Америки, и старый индеец Кечуа понимал гринго с полуслова. И они болтали про погоду, про виды на урожай коки, про то, как тяжело нынче учить детей и как плохо, когда дети неграмотные. В итоге американский гость и местный старейшина договорились о том, что Буш-Папа будет покупать у гостеприимного хозяина весь его урожай кофе. На этом они попрощались. Буш-Папа вернулся в Америку и первое, что он сделал, – созвал своих мексиканских и кубинских мыслителей и просил их набрать хороших учителей, чтобы учить в далекой Боливии детей грамоте. АМЕРИКАНСКОМУ языку. Через две недели набралось достаточно добровольцев, которые собрались и отбыли. А Святоша оплатил им всем трехлетние контракты на работу учителями авансом. За все время охоты на Че Гевару – согласно апокрифам – он не послал туда ни единого снайпера и ни единого охотника за людьми. Но где-то через четыре месяца – в очередной партии кофе – люди его раскопали сверток, в котором был скальп недавно убитого Че Гевары, необработанные изумруды Боливии и пара веточек с листочками коки. Когда его советники спросили Буша-Папу что это, он отвечал, что "Это – Сердце Америки". Согласно апокрифу у этой истории было занятное продолжение. Через пару месяцев в штаб-квартиру Бушей в Хьюстоне пришли новые просители. Из Колумбии. Они сказали, что их боливийские братья им рассказали, что Эль Сеньор может им помочь с открытием новых школ и что там учат писать и говорить на таком языке, который понятен всем окружающим. Буш-Папа, разумеется, принял просителей, со всеми посидел, со всеми выпил, и его даже не смутили многочисленные наколки даже на лицах просителей. В конце разговора старший из них вдруг спросил – знает ли Сеньор, что означают эти наколки? На это Буш отвечал, что на авианосце Эль Хасинто он ходил на одну мессу со своими боевыми товарищами и думает, что смысл криминальных наколок в Колумбии и Мексике должен был схожим, если не одинаковым. И он добавил, "ведь вы с ними – один Единый Народ!". Собеседник на это согласно кивнул и добавил, что у Единого Народа должен быть Единый Сеньор и что он – Джордж Герберт Уокер Буш – может на него, Пабло Эскобара, в этом рассчитывать. Через пару недель еще одна команда учителей с оплаченными авансом контрактами вылетела в Колумбию. Вот как об этом рассказывают. С другой стороны, именно Буш-Папа, возглавив в конце 60-х подразделение ЦРУ, которое занималось Китаем и Юго-Восточной Азией, приложил море сил для того, чтобы найти в Китае "вменяемых собеседников", и именно ему принадлежат лавры обнаружения там некоего опального мужичка по имени Дэн Сяо Пин, и именно после этого "фишка в ЦРУ ему и пошла" (то есть кубинские замороки стали причиной попадания его внутрь ЦРУ, а вот уже история его тесной дружбы с "товарищем Дэном" – это и есть история его стремительного – внутри ЦРУ – карьерного взлета). Но самое цимесное во всей этой истории то, что отправляясь в эти края Буш-Папа прибыл туда вовсе не в поисках новых друзей и товарищей. Его задачей было уничтожение опиумных плантаций в "золотом треугольнике". Цель благая, если бы только его враги не намекали, что появление азиатского героина в Америке поставило под угрозу кокаиновые доходы той же самой фамилии. В итоге Буш-Папа прославился именно своею бескомпромиссной борьбою с наркотиками в этих краях и в своих беседах с теми же китайцами он начинал свои разговоры с того, что, дескать, "У нас – общий враг. Имя ему – героин. Я знаю, каким страшным испытанием для Китая были Опиумные Войны, когда британские колонизаторы практически сажали Великий Китайский Народ на опиумную иглу, я знаю сколько бед и несчастий принесли в Китай героин… и опиум… Те же самые люди принесли сегодня ту же Беду к нам – в Америку. Те же самые люди, те же самые лица… И я знаю, что их цели не только и не столько – Америка. Они помнят о своих былых Шанхайских клубах, куда не пускали собак и китайцев. Они помнят о безграничных богатствах вашей Великой Страны – вашей Великой Империи. И они мечтают вернуться. И принести с собой героин! День и ночь идут по их тропам караваны с наркотиком – не только ко мне домой, в мою Америку. Те же самые люди несут отраву в ваш дом – Великий Китай. Мы просим помощи у Великого Китая в этой борьбе. Помогите нам. Помогите себе!" Вот это вот – аутентичный Буш-Папа образца конца 60-х. Ни разу по образованию своему не разведчик. Но китайцы вслед за кубинцами посмотрели ему в глаза и им там понравилось. Среди них был мужик, которого звали Дэн Сяо Пин. Он посмотрел в глаза Буша-Папы, тот посмотрел в глаза Старого Дэна и… Пришел день, когда Буш-Папа – согласно апокрифам – чуть ли не "с ноги" открыл дверь в кабинет тогдашнего президента Джеральда Форда и просил его о срочном своем назначении на должность директора ЦРУ. Это было странное пожелание, страна еще содрогалась от Уотергейта, и самих слов о ЦРУ все боялись, как черт ладана. Президент поинтересовался, с чем это связано и отчего такая спешка. На это Святоша ему отвечал, что по его сведениям Мао тяжело болен и попал под дурное влияние. Поэтому наш друг в Китайском ЦК – Старый Дэн – уже оказался в опале и если ему не помочь, все может быть совсем плохо. Поэтому ему – Джорджу Герберту Уокеру Бушу – нужны все ресурсы ЦРУ, срочно и одновременно, ибо нужно спасать Дэн Сяо Пина и любою ценою нейтрализовать Цзян Цинн и Хуа Гофэна, "если мы хотим победить в нашей святой борьбе с коммунизмом". Президент Форд подписал указ о назначении Буша-Папы главой ЦРУ. На срочно назначенной Церемонии своего назначения новоиспеченный Директор сказал буквально следующее: "Не время долгих речей. Не время входить в курс дела. Сегодня уже большинство из вас будут сидеть в самолетах, которые понесут вас в Японию, Корею и на Тайвань. А кого-то и – в красный Китай. Доложу вам секретную информацию – Мао Цзе Дун при смерти, и у нас есть возможность посадить на его трон нашего человека. То же самое сейчас будут пытаться сделать и китайские коммунисты. И Советы, и даже британцы. Но мы должны сделать все, чтобы это был наш человек! Просто потому, что он один из них всех в Б-га верует! Так постараемся во Славу Б-жию! Это будет война без славы, без правил. В ней все методы хороши. Так пойдем же и перебьем хребет этой Красной Гадине, черт побери! И даст Б-г – будь победа над нею нам сладкой, а не даст, то наша смерть – быстрой." И это тоже Буш-Папа, 1976 год. Год Смерти Мао Цзе Дуна, год разгрома в Китае Банды Четырех. Год прихода там к Власти Дэн Сяо Пина — личного друга нового Директора ЦРУ. *** *** *** Мы очень жестоко проиграли по итогам кампании 1979 года между КНР и Вьетнамом. Просто об этом нам долго нельзя было рассказывать, ибо Вьетнам у нас на долгие годы стал этакою "иконой" нашей пресловутой "победой над Америкой". А то, что уже с 1979 года нас фактически тоже попросили оттуда на выход, — об этом рассказывать было долго не принято. И то, что эта "маленькая война" стала, по сути, прологом для нашего вторжения в Афганистан – уж тем более. Данная война для нас закончилась полным фиаско, что бы наши пропагандоны потом не свистели по этому поводу. То бишь в 1975 году, когда вьеты побили амеров, у нас по этому поводу была эйфория и мы были уверены, что теперь-то мы на долгие годы установили наши владения в Юго-Восточной Азии. Мы арендовали у вьетнамцев бывшую американскую военно-морскую базу Камрань, и жизнь выглядела беззаботной. При этом – по не совсем известным причинам – Советский Союз с 1975 по 1979 года вообще не платил за Камрань, видимо, полагая, что вьетнамцы не станут выеживаться, ибо "куда им деваться с подводной лодки"? Дескать, "уйдут русские" – "вернутся одержимые идеей реванша американцы". Логично? На самом деле – да. Но наши не учли одной тонкости – в США в том же 1975 году грянул "Уотергейт" и там произошла "консолидация элиты". В США армия и военно-промышленный комплекс – вотчина демократов. Когда их армия жидко обделалась во Вьетнаме, все предполагали, что это вина, прежде всего, именно Демократической партии. Именно Кеннеди влез со своим Тонкинским инцидентом во Вьетнам, именно Джонсон там устраивал ковровые гуманитарные бомбардировки, так что именно демов винили за все ошибки военного времени. Как следствие – организационно и политически демпартия в 1975 году оказалась разгромленной. Но в том же 1975 году по причине Уотергейта оказалась политический разгромленной и "старо-денежная" – или "еврейская" – фракция республиканцев, и разгромил ее не сам Уотрегейт, а публичные показания группы Холдемана, транслировавшиеся по ТВ. "Трясущиеся руки" были огромным фактором не только в нашей истории в исполнении Янаева, но и в еще большем масштабе были продемонстрированы американскому народу целой группой семитского вида товарищей именно в 1975 году. Никсон не был ни политическим тяжеловесом, ни каким-либо олигархом – он из сравнительно бедной семьи. Он был сам по себе никто — фактически "фронтом" для совсем других людей, которые и принимали за него решения. То есть, это не он с нами договорился, а стоящие за ним люди с нами договаривались. И даже не он придумал "Разрядку", Хельсинкский договор о правах человека и не он принял решение о выводе американских частей из Вьетнама. За ним не было его собственной силы с инфраструктурами. И он стал жертвой борьбы Буша-Папы с этой группировкой – чьи интересы Никсон честно проводил в жизнь, сидя в Белом Доме. За что его так похабно-унизительно (сравните, как поступили с Кеннеди, создав из него Икону-Мученника!) "убрали", демонстративно и не торопясь растоптав его репутацию как политика и человека? Дело в том, что "евреи" стали в Америке о себе чересчур много воображать. Вот и макнули в гуано их ставленника. И знаете, что интересно – они "утерлись". Просто потому, что та пора стала "порой ночных всадников", если вы в курсе что оно значит. Потому что в кабинет Форда "Священник" мог открывать дверь "с ноги" и приказать тому назначить себя Директором ЦРУ. То есть, он и так был по факту руководителем всех секретных операций, ибо лишь у него был доступ к кокаиновым деньгам, а прочие руководители департаментов ЦРУ были вынуждены отчитываться о затратах в бюджетные комитеты, но именно "с ноги" он открывал дверь именно в кабинет Форда, потому что тот помнил про судьбу Никсона. Этим и объясняется особая желчность американских евреев по поводу "Бушей", ибо считается, что именно он их "поставил на место" в том числе и так жестко "опустив Никсона". А опустили их настолько жестко за "Разрядку", за "Союз-Аполлон" и за прочий "хоккей", ибо укрепление отношений между СССР и США пошатнули в Китае позиции Дэн Сяо Пина и его группы, которые ратовали за стратегическое партнерство с Америкой против нас. Мао Цзе Дун испугался и разозлился от столь резкого изменения советско-американских отношений, и Дэн с его свитой попали в опалу. По слухам, Буш-Папа был от этого в ярости. Он сказал, что "Вы тут, козлы, в бирюльки, да свои "еврейские штучки" играетесь, а мы можем потерять Китай как наш потенциальный рынок и наших политических союзников." И… в общем, считается, что Уотергейт родился если не в самом Кеннебанкпорте, то "где-то рядом". На самом деле сам по себе Уотергейт был, по слухам, случайностью, которую умело раздули до процедуры импичмента президента США. Это привело к тому, что именно в период конца президентства Форда, всю эпоху Картера и большую часть правления Рейгана управление США стало единым и оказалось в одних "крепких руках" Буша-Папы, и сразу политика этой страны стала осмысленной, более чем циничной и проявления этого мы наблюдаем по сей день. В случае с Вьетнамом – работа с тамошним начальством началась практически с момента разгрома "старых евреев" в США и пошла она по вполне понятному образцу. Республиканцы никогда не были военной партией, но среди них всегда были в почете "рыцари плаща и кинжала". Не в смысле ЦРУ и иных силовых ведомств, а… в общем, в США всегда существовали разные темные конторы, типа Агентства Пинкертона или более поздних БлэкУотеров, которые за хорошие деньги устраивали перевороты в той же Латинской Америке. То есть, чисто буржуазный гешефт, весьма характерный для республиканцев. Они не умели воевать, но подкупать чужеземных политиков или умело стрельнуть издалека всегда было их профилем. И в этом такие знаменитые республиканцы, как Папа Морган с Папой Рокфеллером были душою и телом с подобными агентствами, ибо сами по молодости не гнушались подобными методами. При этом надо сказать, что люди Буша в целом были мало знакомы с Индокитаем, ибо их областью профессиональных интересов была все же Америка. Но и здесь начали проводиться те же самые меры, которые были признаны успешными против Кубы, партизанщины Че Гевары в Боливии и политики окружения Чили правительства Альенде. Иными словами, на соседей таких государств оказывалось прямое политическое и экономическое давление, по итогам которого странам приходилось выбирать, с кем они экономически – с могущественными США или нищим Вьетнамом, как в данном случае. Ну и соседи делали "правильный выбор". Чего далеко ходить, в Лаосе – там где саму страну вьетнамцы взяли под контроль в 1975 году, - примерно с 1977 года произошло свертывание политико-экономических связей с соседним Вьетнамом. Кроме этого – американские эмиссары не уставали засылать бабло в частные руки. Так особый интерес в этом смысле у них вызывала Камбоджа, где красные кхмеры поубивали их ставленника Лон Нола и всю местную элиту по факту вырезали. В итоге долгих агентурных разработок американцы обнаружили в этой стране товарища Хенг Самрина, которому со временем становилось все менее и менее уютно с полпотовцами в одной лодке. Согласно апокрифам – именно американские "те, кто надо" вышли на контакт с вьетнамскими коллегами и сообщили им, что "в случае чего" США не воспользуются моментом, если вьетнамская армия вдруг будет занята в Кампучии. Вьеты на такую благотворительность сперва не повелись, но из-за постоянных стычек с Кампучией в долине Меконга (река постоянно меняет русло и из-за этого красные кхмеры все время рыпались перейти на эту сторону) терпение вьетов иссякло. В итоге вьетнамские товарищи с американскими товарищами ударили по рукам и амеры получили отмщение "убийцам лонноловцев", а вьеты смогли захватить Кампучию (и заодно разблокировать границу с Лаосом, который сразу же передумал и снова "стал дружить с братским Вьетнамом"). Короче говоря – по итогам секретных договоренностей с амерами вьеты пришли к выводу, что амеры-респы гораздо лучше амеров-демов и с ними можно договориться. Обещали не влезать и не влезли. Но это лишь одна сторона медали. На второй стороне медали был товарищ Дэн Сяо Пин – личный друг Буша-Папы и всем ему по жизни обязанный. В итоге старого Дэна все это время жестко настраивали на то, что вьеты – редкие сволочи и точат нож на его главного клиента в Индокитае, полпотовскую Кампучию. Китайцы кивали и думали, что все это блеф, ибо вьеты боятся прежде всего амеров, шевельнись они всерьез против Кампучии, амеры поставят на уши ООН и попытаются устроить реванш за свой проигрыш. Поэтому бушевских эмиссаров вежливо слушали, но не верили. И вот в конце 1978 года вьетнамская армия перешла по приглашению Хенг Самрина границу. США сидели и улыбались в ООН, будто это их не касается. Китай в одиночку метал громы и молнии, а потом… Потом он хотел уже успокоиться, но в этот миг те же бушевские эмиссары намекнули, что самое время проучить вьетов. Типа, вся их Армия ушла в Кампучию, сделайте им сеппуку. И в доказательство этого амеры скинули данные космической и аэрофотосъемки. Кроме того, Буш-Папа дал личные гарантии своему ставленнику Дэну, что США в это дело никак не вмешаются.. И китайцы бросили против вьетов свои местные территориальные силы. (У них вся Армия была в те годы четыре с половиной миллиона и из них три миллиона всегда стояли на советской границе. Еще миллион поддерживал порядок по всей стране, то есть от силы полмиллиона они могли себе позволить и по сусекам наскрести.) Однако при этом эти силы были у них "территориальными", то есть понабранными из местных горцев, типа мяо и ляо, что-то типа нынешних наших чеченских батальонов "Восток" и "Запад". В общем, война пошла своим чередом и для обеих сторон по факту нежданно-негаданно. Где-то в декабре 1978 года вьеты вторглись в Кампучию, а в феврале 1979 года (то есть через 2 месяца) китайцы вошли во Вьетнам. При этом китайцы воевали из рук вон плохо, как умеют воевать только китайцы, а вьетнамцы оказались скованы борьбою с полпотовцами и из всей регулярной армии они смогли снять из Кампучии лишь один корпус, а все остальное пришлось добывать из местных резервов и допмобилизиции. При этом американские товарищи внимательно изучали мобпотенциал вьетнамской армии, структуру прохождения команд и приказов и прочее. Структура командования вьетнамской армии была хреновенькой и все опять пошли по испытанному пути – были приглашены советские военспецы. Вот тут-то и вся собака порылась. Наши спецы подготовили тщательно спланированную операцию по уничтожению проникшей на территорию дружественного Вьетнама недружественной китайской армии, но где-то за пару-другую часов до "часа Ч" китайцы сообщили, что "признают свою ошибку" и сами уходят подобру-поздорову. С точки зрения разведки таких совпадений попросту не бывает, то есть где-то была утечка на самом высоком уровне. Вьеты на эту тему задумались и как раз вовремя к ним пожаловали американские специалисты с подробными планами готовящейся операции. Эти планы по их словам они добыли от советских специалистов. Этим вьетнамцам на фактах было показано, что – в рамках "международной разрядки" и прочего – советские политики тупо сливают конфиденциальную информацию о вьетнамских приготовлениях американским товарищам, а, учитывая более чем глубокую дружбу меж Бушем-Папой и Дедушкой Дэном, немудрено, что все эти сведения тут же попадают на китайскую сторону. Вьеты сперва не поверили в такую злую "подставу" и тогда амеры слили им пленки с записями переговоров наших людей из Института США и Канады с чуть ли не Киссинджером, где стороны в мягкой приватной обстановке обсуждают ситуацию в Индокитае и наши открытым текстом сообщают американцам секретные планы вьетнамского генштаба против китайцев… Сказать, что вьеты от этого оторопели, - наверно это будет сильной недооценкой их эмоциональной реакции. Единственное, что они пытались понять – "Почему?" Как их верные русские братья оказались способными на подобное свинство? А им в ответ сказали, дескать, мы понимаем, что все европейцы для вас на одно лицо, но поверьте – в данных приватных переговорах не было ни русских, ни американцев. Там были евреи – советские и штатовкие, - которые на самом-то деле по сути своей заодно. Вы боролись со штатовскими, но при этом вам на шею сели советские, а гешефт у них – общий. Се ля ви. Вьеты спросил – что им теперь делать, на что бушевские эмиссары ответили, что они не намерены немедля возвращаться в Индокитай, но им было бы приятно, чтобы и русских там не было. Типа, у амеров сейчас идет своя тайная войнушка с евреями и им не нравятся ни те, ни эти – ни советские, ни штатовкие. Своих они у себя только что прижали к ногтю, теперь им охота к тому же ногтю прижать "советских". ОК? Вьетнамцы задумались, попросили гарантий, что американцы на них не нападут еще раз, записали это обещанье на пленку. А затем выкатили СССР полный счет за аренду базы Камрань – со всеми пенями и штрафами за систематические неплатежи с 1975 по 1979 годы. В итоге СССР пригрозил уйти, рвал на себе рубаху, что мы ведь сейчас уйдем и сами разбирайтесь с американскими и китайскими интервентами одновременно, но вьетнамцы только улыбались в ответ и просили всего лишь оплатить счет за пользование базой – не больше того. В итоге наши исполнили "страшную угрозу" – СССР вышел из Индокитая. А вьетнамцы за счет того, что они выгнали нас – получили негласное разрешенье от амеров тихо и мирно переварить внутри себя Лаос с Кампучией – и ничего им за это не было. Нет ничего тайного, что не стало бы явным. Уже к осени 1979 года мы в общих чертах знали о действиях "неправительственных американских агентств" в Индокитае и о том, как легко – без всяких бомбежек и дефолиаций – они оттуда нас выпихнули. Мало того, наши компетентные ведомства как раз осенью 1979 года обнаружили, что те же самые "тихие американцы", которые только что провернули такую партию в Индокитае, появились в другой стране – в Афганистане. Как раз в сентябре 1979 года их друг и ставленник Хафизулла Амин свергает своего товарища Тараки и возглавляет Афганистан. Одно дело – когда такой цирк наши заклятые американские партнеры проворачивают в далеком Индокитае. Но аналогичный казус на нашей южной границы, в нашем мягком подбрюшье, выглядел для нас слишком уж угнетающе и устрашающе. А то, что все пойдет именно по самому дурному для нас варианту – сомнений почему-то в Конторе никаких не было. Ибо за Бушем-Папой шла слава необычайно успешного "Темных дел Мастера" и повторенья вьетнамской истории в Афганистане мы допустить не могли. Поэтому с самого верха прошла отмашка, именно Юрий Андропов стал во главе операции по недопущению вьетнамского сценария в Афганистане и в декабре 1979 года – ровно через 3 месяца после гибели Тараки – наши десантные борта взяли курс на Афган. То есть Буш-Папа фактически заманил нас в аналогичную задницу, из которой недавно пришлось выбираться самим США. Афган стал зеркальным повторением для нас американской кампании во Вьетнаме… *** *** *** Вопрос – каким именно образом вьетнамцы смогли поверить амерам в 1978 всего через 3 года после окончания войны во Вьетнаме. И вытекающий из этого второй вопрос – позиция американцев в этой войне была более чем двусмысленна – в том числе и по отношению к КНР. Фактически вьеты захватили по итогам Камбоджу и амеры их покрывали. Почему – когда эта история вскрылась – не произошло ухудшение отношений между американцами и китайцами? Для начала задумайтесь – откуда полпотовцы на свой геноцид брали деньги? За счет чего жила Кампучия? За счет чего кхмерская армия получала все новые вооружения, с которыми она регулярно лазила во Вьетнам? Про перевооружение местной армии у нас принято считать, что деньги на это давали китайцы. Однако при этом забывается, что в конце 70-х китайцы все средства своего бюджета вкладывали в массовое строительство заводов и фабрик, и свободных средств у них практически не было. Они на содержание собственной армии тратились "по остаточному принципу". И уж тем более китайцы не собирались содержать армию отрезанной от них Кампучии, поэтому военно-экономическая помощь от них хоть и была, но в чисто китайской форме: китайцы продавали полпотовцам свое устаревающее оборудование, вооружение и боеприпасы. То есть в этом смысле помощь была, но выглядела она слегка специфически. На самом деле полпотовцы стали главными производителями опиума и героина в Индокитае. Так называемый "золотой треугольник" или область наилучшего произрастания опиумного мака в этих краях лежит как раз на западе Кампучии и охватывает сопредельные земли Лаоса и Таиланда. И в конце 70-х все эти земли контролировались полполтовцами. Именно за счет торговли наркотиками в этой зоне полпотовцы могли содержать свое государство, а прибыли они делились с местными же триадами. То есть КНР была заинтересованы в Кампучии не как в еже под зад Ханоя, но как в инструменте взаимодействия Пекина с тамошней китайской диаспорой. Здесь надо обратить внимание, что Буш-Папа редко когда сам создавал какие-то ситуации, он обычно пользовался теми, что уже есть. А в генезе этой картины надобно понимать, что ему нужны были деньги, темные не декларируемые средства, которые он мог бы пускать в оборот на "Борьбу с Коммунизмом". За счет своих больших и весьма сложных связей в Латинской Америке эти средства именно с середины 1970-х его группа начала получать за счет крышевания оборота кокаина из Латинской Америки. Как глобальное явление такая сущность как "медельинский картель" стала наблюдаться именно после разгрома всех противников Бушей в самих США, ибо с этого момента кокаин стал поступать туда без препятствий. Однако нарко-рынок ограничен, а героин, в отличие от кокаина, еще и сокращает поголовье потребителей. То есть поток наркоты из Индокитая в ту же Америку не только сбивал цены на кокаин, но и – попросту убивал потенциальных пользователей этой группы товаров, так что с производителями героина именно Буш-Папа в те годы начал войну беспощадную. Главными производителями герыча в те годы были полпотовцы в Кампучии. А их главными военно-политическими противниками оказались столь ненавидимые тогдашними американцами вьетконговцы. А Буш-Папа был из тех людей, кто в политике руководствовался не эмоциями, а Идеями. Главной его Идеей была "Борьба с Коммунизмом" – и по вдумчивому размышлению он осознал, что вьетнамцы-то в сущности не Коммунисты. Особенно если в процессе предпринимаемых мероприятий их удастся поссорить одновременно и с СССР, и с Китаем. А раз с идеологической точки зрения никаких проблем не было, то – "Никогда не говори никогда". С вьетнамской точки зрения ситуация выглядела так, - страна была в экономической блокаде от США. При этом полпотовцы постоянно стреляли на границе, а граница в джунглях понятие немного условное. То есть нужно было восстанавливать порушенное страшной войною хозяйство, но средств снаружи для этого не было (русские оказывали посильную помощь, но средств для модернизации всей экономики от них было не дождаться: вон, они даже за аренду военно-морской базы не платили – из принципа), а изнутри шла бесконечная война на западной границе против полпотовцев. И вот появились американские эмиссары, которые говорили, что история с Вьетнамом для них закрытая страница в истории, но им сейчас очень важно взять под контроль "золотой треугольник" и истребить там полпотовцев. Ибо сам по себе Вьетнам их сейчас нисколько не парит, но постоянные поставки героина в Америку – парят и очень сильно. Соответственно – если вьетнамская армия разделается с полпотовцами и потом гарантирует уничтожение всех опиумных плантаций, то амеры снимут с Вьетнама экономическое эмбарго и сделают вид, что не видят вьетнамских дивизий ни в Лаосе, ни в Камбодже. Это предложение для вьетов было весьма соблазнительным и выглядело очень заманчиво. И они – в принципе согласились. С одним большим "но". Кампучия сосредоточила практически все свои главные силы на границе с Вьетнамом и лобовая атака по ним для вьетнамцев была невозможна. Вот здесь и появляется нынешний правитель Камбоджи, а в те годы полпотовский генерал Хенг Самрин, который в том же 1978 году внезапно "прозрел" на все ужасы полпотовского режима, отдал приказ войскам и пошел на Пномпень. Но не дошел слегка. Армия его слегка разбежалась, полпотовцы подтянули все ресурсы и мятеж Самрина начал захлебываться. Но он попросил о помощи "братский Вьетнам". Вьетнамцы легко прошли пограничную зону, оставленную войсками Самрина и сломали хребет недобитым полпотовцам. Остальное – история. Китайское руководство некое время оставалось в неведении об истинной подоплеке всей этой истории и сперва искренне на американцев обиделось. Но именно в 1979 году Буш-Папа (под видом "деревенского дурачка Джимми") пригласил Дэн Сяо Пина с визитом в США, где устроил тому царский прием. Именно в ходе этого визита Буш-Папа встречался с Дэном лично и объяснил тому позицию элиты США по поводу "золотого треугольника" и поставок индокитайского героина в США. Он спросил Дэна, готов ли тот ассоциировать себя с кхмерскими наркоторговцами и представителями этнических китайских преступных сообществ? Ибо от его слов будет прямо зависеть политика экономического благоприятствования КНР со стороны США. Дэн не сильно задумывался и предельно точно и безусловно дистанцировался от производства опиума полпотовцами. При этом он остался под сильным впечатлением от моральной integrity Буша-Папы в вопросе борьбы с опиумом и тем, что ради достижения своей цели тот способен обо всем договориться даже с вьетконговцами. Такой степени прагматичности и гибкости он не ожидал от своего сюзерена. И отношения КНР и США с того самого времени принялись "цвести и пахнуть". Резюме: быстрое восстановление дипломатических контактов между США и Вьетнамом – вскоре после окончания вьетнамской кампании, а так же более чем мягкое отношение китайцев к – более чем – двусмысленным действиям США в этой истории опираются на морально-этический фундамент борьбы с наркотиками в Индокитае. Буш-Папа фактически именно в 1979 году закрыл проблему "золотого треугольника" в Индокитае. И это очень многое объясняет. (В том числе и так называемый "золотой век" медельинского кокаинового наркокартеля в 1980-е годы.) Соответственно, победа над камбоджийским опиумом сделала следующий шаг Буша-Папы более чем естественным: он легко пересек границы "сфер влияния" и с тем же миссионерским энтузиазмом полез решать проблему другого героина – афганского. Там нюанс состоял в том, что в 1978 году в стране пришел к власти Нур Мухаммед Тараки, который по национальности хоть и пуштун, но при этом внутри Афгана опирался на таджикское меньшинство. А те знамениты своим умением выращивать мак. В итоге с 1978 по 1979 год – то есть, за короткое время правления Тараки – площади опиумных делянок выросли по нашим оценкам втрое, если не впятеро. Американцы как раз только перевели дух от решения проблемы с "золотым треугольником", а тут у них на глазах замаячила другая напасть. Поэтому те самые спецы по камбоджийскому опию были массово переброшены в Афган на борьбу с опиумом афганским. Внутри НДПА люди Буша сделали ставку на Хафизуллу Амина, - просто потому, что его семья была очень пуштунской и связанной с местными правоохранительными органами (отец Амина был почти всю жизнь начальником кабульской тюрьмы), поэтому усиление в Афгане наркодельцов-таджиков для этой части местной элиты было "не в кассу". То есть, по местным обычаям – стоило бы нарко-производителям хоть немного опериться - они бы сделали секир-башка всему клану Амина, просто за то, что те десятилетиями держали их под замком в местных зиндонах. Восток – дело тонкое. Поэтому-то Тараки по факту и года не продержался, ибо местные же полицаи наблюдая, как быстро и бесконтрольно при нем растут маковые поля, моментально проэкстраполировали свои наблюдения и понимание как у таджикских бандюг голова устроена (в Курган-Тюбе эти добрые люди вбивали в головы врагам гвозди-соточки и обрабатывали их еще живых циркуляркой) и не откладывая в долгий ящик "все правильно сделали". Но именно это - скорость, жестокость, "правильность в уничтожении мака" и обилие американских советников – сильно напугали наше тогдашнее советское руководство. Амин был уничтожен не только потому, что он был "американским агентом", просто он в тот миг оказался объединяющей фигурой для афганских силовиков, и нас напугала та скорость, с которой они вокруг Амина сплотились. Вот как все это было – "не вдаваясь в подробности". *** *** *** В 1979 году Джимми Картер при личной встрече с Дэн Сяо Пином поинтересовался – почему тот настолько поверил Джорджу Бушу. И Дэн честно сказал, что его подкупила бескомпромиссность Буша в деле борьбы с индокитайским опиумом. "Я увидел, что этот человек действительно верит в то, что он делает. Не было таких взяток, которые бы соблазнили его, не было тех угроз, которые бы его напугали. Опиум – больная тема для китайской истории. Враг опиума – друг Китайской Народной Республики." Вот такая история… Я не буду сейчас обсуждать, что возможно столь бескомпромиссная борьба Буша-Папы с индокитайским опиумом была прямо связана с его неприкрытой симпатией к Медельинскому кокаиновому картелю. Но опять же – "из песни слова не выкинешь" – Буш-Папа реально любил Дэн Сяо Пина сотоварищи, ибо они реально стали его партнерами в борьбе с распространением опиума. Точно так же тот же самый Буш-Папа за руку здоровался и по-братски челомкался с самыми отмороженными из талибов, которые ему нравились, потому, что как умели боролись в Афгане с опиумными плантациями. Я даже слышал, что по его прямому приказу – с виду самого обычного американского деда на пенсии – ЦРУ слило то ли нам, то ли кому-то еще, все имевшиеся у них данные на так называемую "ореховскую" преступную группировку в России – стоило тем засветиться в Европе как перевозчики афганского опиума. В итоге вся эта группа быстро вся закончилась. Мы вторглись в Афган не только и не столько потому, что в 1979 году вокруг Амина замелькали сотрудники Буша-Папы, но и потому, что Хафизулла Амин – этот пресловутый "американский агент влияния" – начал уничтожать маковые поля в Афгане, да причем именно в сентябре-октябре, в ходе второго сбора опиума. Крики и негодующие вопли по всей советской Средней Азии – с самого верха местных коммунистических эмпиреев – были такими, что проще было убить Амина, чем со всеми этими советскими уже таджиками, узбеками и киргизами с партбилетами в карманах о чем-либо договариваться. Вот и получается самая страшная тайна о нашем вторжении в Афганистан – мы убили Амина не только и не столько потому, что он получил помощь в борьбе с наркотою от амеров, но и потому, что он – сын, внук и правнук местных потомственных полицаев - осмелился начать борьбу с местными наркопроизводителями. Внимание, вопрос – как все зарубежные политики "в теме" начали относиться к советскому партийному руководству после такого "выверта"? Как к тайным "наркобаронам"? Как к тайным "крышевателям героинового наркобизнеса"? Или еще хуже? Дело тут вот какое – сам Буш-Папа откровенно поддерживал тот же медельинский наркокартель, но при этом ему и в голову не пришло бросать на помощь колумбийским наркобаронам американскую морскую пехоту и отстреливать тамошнего президента (со всеми домашними и прислугой), начавшего реально борьбу с наркомафией. А это… Это была очень серьезная политическая ошибка. Советский Союз практически большую часть 80-х провел под фактическим бойкотом и обструкцией как Запада, так и Востока, и даже Юга. Даже дикие негры с папуасами в те годы отвернулись от нас (за вычетом уж совсем отмороженных) – именно потому, что Советский Союз убил лидера сопредельной страны не во имя каких-то идей марксизма-интернационализма, и не в целях безопасности своего государства – но именно за то, что тот начал борьбу у себя в Афгане с производителями наркоты. Советский Союз всегда позиционировал себя как некий образец Морали и эталон Нравственности по отношению ко всему прочему миру. В случае Афгана мы использовали военную силу именно для того, чтобы кто-то мог выращивать и продавать опиум. Причем, в основном и именно через израиловку. Сильней обделаться в морально-этическом плане мы бы вовек не смогли. И после такого ляпа в морально-этическом плане дни СССР были фактически сочтены. Там тогда все одно к одному само собой складывалось: Контора реагировала на одно, среднеазиатские тулумбаи на другое, евреи в московских высоких сферах – имевшие с опиумного транзита – на третье, а в сумме эффект получился более чем неприглядный. Поэтому ко всем нынешним таджикским делам в Конторе отношения теперь очень неровное, вплоть до опасений, что некие товарищи известной народности, вчера притворявшиеся поляками, завтра станут таджиками, ибо с этнической точки зрения затеряться еврею в среде монголов не получится никак, а вот в толпе таджиков – проще простого. А тут еще тамошняя религиозная толерантность. То есть в сильно религиозной Бухаре евреи с узбеками не смешиваются в принципе, ибо силен среди узбеков ислам. А в среде таджиков все оно выглядит по-иному. На деле, конечно, ситуация по отношению к СССР постоянно менялась, равно как и отношение СССР к отдельным тамошним товарищам. Во-первых на наших штыках мы посадили в Афганистане Бабрака Кармаля, который хоть и происходил из семьи профессиональных военных, но не из самого Афгана, а из кашмирских муслимов, перебравшихся в Афган в поисках спасения от индусов в череде кашмирских войн. Поэтому человек этот был в Кабуле очень для всех чужой и потому от наших во всем зависимый. А зависел он, прежде всего, от наших азиатских тулумбаев, которые фактически держали наши границы. То есть, правление того же Кармаля было фактически марионеточным, а в реале в Афгане всем заправлял тогдашний главный советский среднеазиат – узбекский лидер Шараф Рашидов. Вернее, от его имени Афганом начал разруливать местный узбек – Рашид Дустум, который и крышевал тогда производство наркотиков. При этом местный прикол состоял в том, что Дустум был узбек, а лучше всего в тех краях опиум производят таджики. При этом зоны компактного проживания таджиков расположены, в том числе, и Пандшерском Ущелье, так что таджики контролировали в те годы перевал Саланг. И ежели везти опий из южного Афгана (там где земля, строго говоря, лучше) в Северный, то мимо Саланга пройти не возможно. При этом по своему характеру Рашид Дустум был… ну, в общем, он славился своим умением с кем угодно "НЕ договариваться". Типа, я тут самый козырный, за мной весь Советский Союз, а вы тут так – шестерки все. На это ему резонно отвечали, что государевы дела – одно дело, но опий – точно не дела государственные и за его провоз надо местным панджшерским таджикам отстегивать. Дустум не пожелал и в ответ на это местные таджики "заперли" ущелье вообще для всех грузов, и в том числе – перевал Саланг. Командовал же ими никому тогда не известный местный перец по имени Ахмад Шах Масуд. Кстати, силы Масуда никогда не превосходили в данный период (вплоть до 1987 года) примерно 5 тысяч человек и за счет того, что он был по факту "на транзите", ему не было нужды создавать в Панджшере укрепрайоны типа знаменитой "Тора-Боры". Феномен Масуда зиждился на безоговорочной поддержке всех местных жителей, которым не нравилось то, что узбеки заставляют их южных братьев выращивать для них мак, а потом еще и возят его через их – таджикскую – территорию. Да еще и прикрываются советскими десантурой и танками… Шах Масуд дал много потом интервью и он постоянно твердил, что не сбивал наши самолеты, не воевал с "рюси" именно потому что они – "рюси". Ему всего лишь нужна была веками собираемая его предками пошлина с опиума, который шел по ущелью и через Саланг. И вот за эту пошлину он готов был воевать не щадя живота своего. Ну, и… традиционные межнациональные противоречия меж узбеками и таджиками – тоже давали о себе знать. Масуд считал, что местные узбеки благоденствуют благодаря советской военной помощи, предоставляемых им узбеками из Ташкента и на основании этого всячески травят местных таджиков, которые на юге теперь должны постоянно ишачить на узбекских плантациях, потому что сами узбеки производить опиум не умеют. И поэтому, когда прибывающие в Афган советские специалисты, набираемые в нашей Средней Азии для работы с местным населением, оказывались почти сплошь узбеки, то на Масуда это все действовало, как красная тряпка на быка. Объективно Ахмад Шах Масуд стал основной "костью в горле" для всего ограниченного контингента советских войск в Афганистане, ибо он не пускал боеприпасы и продовольствие из Узбекистана на юг – просто потому, что на обратном пути эти же самые тягачи загружались местным опиумом и шли назад на север не платя ему пошлины. Посмотрите саму историю афганской войны – первые годы все основные военные действия шли именно в Панджшере и вокруг перевала Саланг, ибо там Масуд нашим наркодельцам постоянно всю малину обламывал, а американские средства массовой информации могли его гордо называть главным борцом с советско-еврейской наркомафией. Наши успели устроить против него аж 6 глобальных наступлений, но так и не смогли победить, ибо таджикское население долины было все за Масуда и с морально-этической точки зрения правда была на его стороне. Все изменилось в 1982 году, когда наш днепропетровский генсек впал в кому. Власть в СССР перешла в Контору, к Андропову, а Контора как таковая (то есть как Организация в целом, я не имею в виду отдельных товарищей) была против наркотиков, ибо их производство и оборот генерили неучтенные Деньги, Деньги рождали побочную Власть, а Властью Контора в СССР делиться была не намерена. Здесь у нас стали щемить хвост Шарафу Рашидову и всем остальным среднеазиатским тулумбаям, в Афгане задвинули подальше того же Дустума, ибо тот обогащался на крышевании производства наркоты совсем уже нагло и очевидно, а с Масудом наши сели за стол договариваться. Причем особых усилий прикладывать не пришлось. Масуд стал получать постоянные отчисления от того наркотрафика, который все еще шел через Саланг, мы обещали ему пост министра обороны Афгана – после того как у нас сядут Рашидов и прочие товарищи – и взаимный фен-шуй сложился. Это перемирие шло ровно два года. Именно на этот период приходятся основные успехи нашей армии в Афганистане, ибо она наконец-то занялась делом, а не охраной маковых плантаций. Такие дела. А потом помер Андропов, к Власти вернулись "украинцы", а с ними и вся днепропетровская еврейская свистобратия. Опять резко пошел в рост поток наркоты с юга Афгана, ибо Советская Армия перешла от активных действий к контролю периметров зон производства опиума. Масуд возмутился и ему устроили 7-е и 8-е генеральные наступления на Панджшер. А Дустум вернулся к команде. В нарушение все договоренностей при Андропове. Это сделало советскую сторону на всех последующих переговорах с любыми афганскими лидерами абсолютно недоговороспособной. Этим и объясняется печальный исход для нас всей этой кампании. "Освободительные" Войны не ведутся ради удержания маковых чьих-то плантаций. В общем, связь между производством и перевозом наркотиков в Афгане с так называемой днепропетровской – или "еврейской" – группировкой в составе позднего ЦК КПСС – она есть и безусловно прослеживается. Но утверждать, что весь СССР стоял за этой наркоторговлей не только не корректно, но даже наоборот. Основной поток прибылей от афганской наркоторговли, которую крышевали днепропетровцы в СССР, шел через Израиль и там же и оседал, насколько это просматривается. Именно донецкий Хрущев – к группе которого принадлежал и Рашидов – первым протоптал дорожку к "старым евреям" Нью-Йоркщины, то есть фактическим хозяевам израиловки, а уж то, что наркоту при этом тащили через Днепропетровск – так ни один уважающий себя вор не пакостит там, где кушает. Днепропетровск был у всех на слуху как "еврейское гнездо" и поэтому те же "донецкие" всегда через него свое "грязное белье отмывали", ибо это очень удобное место – идеальная "жидовская прачечная" (это не мои слова, это лексикон тех, кто в этом участвует) на которую всех собак вешать можно. Так что "борьба Днепропетровска с Донецком" на Украине – это давно борьба меж "нанайскими мальчиками", ибо "донецкие" отличаются от "днепропетровских" лишь тем, что они продались оптом и евреям нью-йоркским еще при Хрущеве, а днепропетровские в этом смысле были более сентиментальны и продались с тем же успехам евреям из израиловки. То есть "донецкие" в свое время сумели продаться "хозяевам", а днепропетровские – "мальчикам из подпевки". Это не отменяет того, что эти две группы – политически враждебны друг другу. Поэтому "донецкие" и мыли свое бабло через Днепропетровск, а не в обратную сторону. Ибо деньги от героина необычайно грязны и токсичны и от них лучше держаться подальше, если хотите чтобы и дальше вам ваши же хозяева руку пожали на дипломатическом рауте. Деньги от наркоты всегда моют на земле более слабой группы, причем в данном случае слабой не от соотношения сил меж донецкими и днепропетровскими, а от сил их нью-йоркских и израиловских соответственно сообщников. Вот и вся между ними разница. Так как про этих сообщников в открытом доступе почти не рассказывают, то и выглядит оно для непосвященного чуть иначе и народ делает из того неверные выводы. *** *** *** В день, когда Дэн аннулировал итоги "Культурной Революции", Директор ЦРУ пришел к новому Президенту США Картеру и просил об отставке. На вопрос, почему, Святоша отвечал, что смог сделать то, что был должен, а больше ему такая Власть ни к чему. Битва с Коммунистами выиграна, ибо теперь Советы соревнования со всем прочим миром не вытянут. Пора заботиться о самой Америке. Буш-Папа сказал Картеру, что планирует избраться на пост Президента Америки, чтобы жизнь американского народа улучшилась, а с поста Директора ЦРУ это не возможно. Поэтому он просит отставки. Отставка его была принята. Что бы ни говорили про Буша-Папу, он всегда был "мужик с принципами". Однажды ему на какой-то пресс-конференции задали "дурацкий вопрос" на тему – почему вы так не любите опиум, но довольно легко относитесь к тому же кокаину? И тогда Старый Буш прямо на камеру отвечал, что "Опиум – наркотик для бедных и обездоленных. Для тех, кто продают душу Дьяволу – потому что не знают ничего лучше и не образованы. Те, кто сбывают им опиум – не лучше убийц малолетних детей и врачей в абортариях. И опиум… это дорога в один конец. Его специально раздают нищим и обездоленным, чтобы подобных им на улице было меньше. Это такая же эвтаназия "недолюдей", как та, которая применялась нацистами. Кокаин же – наркотик для образованных и пресыщенных. Все известные мне потребители кокаина имели высшее образование и поэтому они сами в состоянии осознать, насколько они продают свою душу Нечистому. Эти умеют и должны осуществлять свой личный выбор, но они слишком развращены и порочны, чтобы выбрать Спасение. И они сожгут свои мозги, но от кокаина не сдохнут. К моему сожалению. Я сожалею, что вы задаете мне такие вопросы, потому что не видите разницы!" И это тоже – Буш-Папа, и он нисколько и никогда себя не стеснялся. Иными словами – Буши это те, кого в Америке зовут "палео-консерваторы" с положением в политическом спектре сильно справа от тех же Рокфеллеров. Сильно справа от Рональда Рейгана – при том, что уже тот советскою пропагандой считался исчадием ада и религиозным фанатиком. Так вот, по мнению очень осведомленных людей разница между Рональдом и Джорджем заключается в том, что первый, как хороший актер, играл роль отмороженного фанатика, а второй был им. И от первого народ чувствовал фальшь и наигрыш, но именно такой клоун был для народа люб и приемлем. А глазах Буша-Папы всегда была видна БЕЗДНА, в которую он некогда выпал из своего горящего самолета над океаном – и простым обывателям это было СТРАШНО. Обывателю легко пойти за актером в мир "нарисованный", а мужик из мира реального, из мира с горящими и разваливающимися в воздухе торпедоносцами – их всегда и очень сильно нервировал. Конечно, никто не думает делать из них какие-то Иконы, у них – как и у всех нас – есть свои и плюсы, и минусы. В кулуарах Буш-Папа считается "большим другом России и русских" – и он же считался одним из самых непримиримых врагов союза с Советами. На первый взгляд это выглядит парадоксом, но было совершенно потрясающее интервью уже уходящего президента в декабре 1992 года. Поскольку он считался вроде как "могильщиком" Империи Зла, то – чтобы сделать Старику приятное – было решено устроить его развернутое интервью, так сказать, "прощальное прости" от Правильного Преза, честного человека и "мужика с принципами" (ведь слова его про то, что Должник не может считать себя Моральным примером для других, были кем-то услышаны, и даже при его проигрыше были люди, готовые предоставить ему трибуну, ибо им думалось, что Старику есть что еще сказать). Ну, он и сказал. Отжег Напалмом. Впрочем – судите сами: - Господин Президент, подводя итоги можете ли Вы назвать Ваш самый главный внешнеполитический Успех, помимо развала СССР и ваше самое главное – Поражение? - Да, могу. Но Вы ошибаетесь в главном. Мой наибольший Успех – это Победа над Саддамом Хуссейном, победа над Клятвопреступником, который вероломно напал на своих родных Братьев. И это после всего того, что мы для него сделали. После того, как мы в него столько вложили и настолько доверились. Разгром Хуссейна – мое наивысшее Достижение, ибо для любого из нас самым важным остается борьба и Покаранье Предательства. И именно развал Советского Союза – есть мое самое Главное Поражение. Боюсь, что это – внешнеполитическая Катастрофа, размера которой мы еще все не поняли. Глубокое и долгое молчание в записи. Интервьюер нервно откашливается и, наконец, уже не столь уверенно продолжает: - Не могли бы Вы развить свою мысль? Ведь Вы сами приложили столько сил для Победы над СССР? - Да приложил, но для Победы, а не для нашего Поражения. Советский Союз имел очень важную роль для Америки. Он давно не имел военной способности победить нашу Страну, но мог нанести нам ущерб – неприемлемый. И мы опасались его, как опасаются дикого волка, или медведя. Мы приучали себя следить за запорами в нашем доме, мы следили за своей формой. Однако… сейчас, когда Союза не стало,- мы – американцы - стали забывать об опасности. Наши люди жиреют и жируют и это признаки нашего Поражения. Ведь существование Союза нам всем было выгодно, а нынешняя ситуация – множит политические риски с неопределенностями и, на мой взгляд, это прямой путь к катастрофе. Я имею в виду, что я сделал все, чтобы Союз так и остался большим голодным и немощным. Я кормил его из моей руки и к моей ласке приучивал. В нашей казне не было денег и я оказывал Союзу гуманитарную помощь из моих личных средств. - Вы хотите сказать, что вся эта гуманитарная помощь русским, все эти окорочка… - Это все было из моих личных средств. Русским нужны были деньги и я как мог – их поддерживал. Им нужна была еда, и я приказал кормить их из моих личных средств. Были люди, которые со мной вошли в долю, но мы не потратили на это – ни цента из федеральной казны. Ни Цента! - Тогда я не понимаю – зачем вы это делали? - Затем что – "Друг в нужде – Друг навсегда" (Friend in Need is – Friend indeed). Вы плохо понимаете то, что случилось. Россия не побеждена, напротив она очень усилилась и нам нужно, чтобы она была нашим Другом – именно поэтому я бесплатно кормил всех этих русских. А те, кто меня победили – хотят только грабить. Русские того не забудут и когда-нибудь пришлют нам ответный счет. - Я не понимаю – почему Вы уверены, что Россия усилилась. Ведь она же была только что побеждена… - Россия и Союз – как Матрешки. Они были вложены друг в друга. В реальности мы соревновались с Россией, но была она в виде Союза, то есть на ногах у нее были огромные Гири. Сейчас эти Гири при распаде Союза убраны, Россия преодолеет ее нынешние проблемы и станет гораздо более злой и могучей и хорошо запомнит всех, кто ее нынче обидел. И я хотел бы быть таким же Другом России, каким я был Врагом для Советов. Ставить надо на самую лучшую лошадь. Вы хотите узнать, какие у нее были Гири? Это есть в цифрах – в Союзе было две бездонных дыры, куда утекали все бюджетные профициты – Сельское Хозяйство и Социальная Помощь. Раз нынешняя Россия может иметь прежние доходы и не тратиться на эти убыточные статьи расходов – в ближайшие годы она станет более сильной и опасной чем СССР. - Я не понимаю, - почему Россия сможет урезать свои расходы на Социальную помощь и Сельское Хозяйство? - Это все в цифрах. Основные потребители сельхоздотаций в Союзе были на Украине. Уходит Украина – Русские закрывают "черную дыру" в бюджете по дотациям для села. Основные потребители социальной помощи находились в Средней Азии и в Закавказье. Раз нет Союза, то Россия, основной добытчик в Союзный бюджет – прекращает дотировать свои многодетные мусульманские республики. А дальше – арифметика, Украина, Средняя Азия и Закавказье оказываются с Союзными дефицитами и погружаются в пучину отчаянья, Россия оказывается с союзными профицитами и ее казна оказывается больше и мощнее советской. А потом она с триумфом вернется и нам все припомнит, а у нашей экономики уже граничное состояние – нулевой прибыли. - Иными словами – господин Президент, Вы считаете, что потеря Украины – Благо для русских, но вот бывший Советник по национальной безопасности… - Вы про Бжезинского? Деревенский дурачок Джимми в политике не мог отличить яблока от коровьей лепешки и поэтому слушал идиотов и клоунов. Я добровольно ушел с поста Директора ЦРУ, чтобы имя мое к этому балагану не имело потом отношения. Бжезинский писал, что без Украины Россия никогда не станет Империей. Так оно и было в те времена. Но это правило 20-го века, а мы будем жить в 21-ом. Знаете зачем русским была нужна Украина? Затем, что там прирост населения выше, чем в самой России. Русским в прошлых войнах нужны были украинцы, чтобы было кого бросать с гранатами под немецкие танки. И – только. Но как только у них появилось ядерное оружие и ракеты, смысл содержания такого количества голодных ртов стал отрицательным. Русским проще повысить уровень жизни своего русского населения и чтобы украинцы на них работали так же, как у нас и на нас работают мексиканцы. Все равно воевать с винтовкою и гранатами в современной войне не придется. А стало быть, становится не нужна им военная присяга украинцев… Это было долгое интервью, и ту жесть, которая там пошла дальше – боюсь приводить еще не ко времени. (Ибо там есть пара моментов, на которые пока что не стоит акцентировать внимание). В общем, Святоша там говорил про то, что он слал в Россию не только куриные ножки, но и делал переводы со счетов своих нефтяных компаний, для того чтобы здесь могли оплатить хотя бы кредиты. Однако эти деньги в Союзе кем-то разворовывались. В частности, он посетовал что бесследно пропали практически все транши, которые он пересылал по договоренности Рыжкову, чтобы тот мог бы выправить бедственное положение в СССР с… детдомами. Но делать это приходилось в глубокой тайне и через третьи руки, чтобы никто не сказал, что он Рыжкова "подкупает". Поэтому деньги от клана Бушей нашему тогдашнему премьеру шли слегка хитрым методом – через Украину, так как Рыжкову было сподручнее получать эти переводы в Артемовске. В какой-то миг эти пожертвования начали исчезать неизвестно куда и Буш-Папа в интервью говорил, что деньги эти не принесут ворам счастья. Они были украдены у советских детей-сирот, а за слезы детей Бог накажет. Репортер восхитился и спросил, а почему эта помощь шла именно в детские дома, сиротам, - и тогда Буш-Папа сказал, что условием этой благотворительности было то, чтобы дети, которым будут дарить подарки, знали бы, что их им прислала АМЕРИКА. Страна добрых и щедрых людей. Ибо он считал, что нынешнее поколение советских людей переубеждать в чем-либо невозможно и детей их переубедить – тоже. А вот дети-сироты, которые бы получали хорошую еду и подарки с игрушками, могли бы стать через много лет искренними друзьями Америки. В общем, он на это очень надеялся. Надеялся настолько, что пришел с этой идеей к своим друзьям и они все вместе скинулись, кто сколько сможет. Речь шла о сумме порядка… с восемью нулями (на самом деле это не так уж и много, если знать, сколько было детдомов в СССР). И они пропали. Бесследно. Буш-Папа по этому поводу сказал, что он сперва думал, что это какая-то хитрая каверза КГБ, но все люди, с кем он по этому поводу в России общался, убедили его в том, что это скорее дело рук обычных вороватых посредников. Если верить апокрифам, то речь шла о примерно 160 миллионах долларов – для 1988 года это были в СССР баснословные деньги. Вы представляете себе картину прибытия в тот же пропахший солью Артемовск десятков инкассаторских машин с таким количеством зелени? Боюсь, что в конце 80-х там не было столько сейфов с достойной защитою – кроме самих соляных шахт – чтобы все это богатство припрятать. Сама ментальная картинка машин с "живым налом" – уезжающим в голубую даль с адресом "на деревню дедушке" – сильно не вяжется с образом прожженного политика и алчных миллионеров-нефтяников. От таких людей порой и десятки не увидишь на паперти, не то что "миллионы – деткам, сиротам". Но Святоша не лукавил. Он со товарищи, действительно, заслал эти деньги на край света в никому в Америке неизвестный Артемовск и вся посылка там уместилась в одну папку с бумагами. Примерно наподобие тех самых чеченских авизовок из Агропромбанка, о которых потом так много рассказывали. Ибо деньги эти были в виде гарантийных обязательств – типа, "выдать подателю сего товаров в виде одеял, подушек, резиновых мячиков, кукол Барби и прочих леденцов с жвачкой и чупа-чупсами – в оговоренном ниже списке контракторов в виде безвозмездн