• Теги
    • избранные теги
    • Международные организации264
      • Показать ещё
      Страны / Регионы943
      • Показать ещё
      Разное887
      • Показать ещё
      Компании763
      • Показать ещё
      Люди217
      • Показать ещё
      Формат68
      Показатели71
      • Показать ещё
      Издания79
      • Показать ещё
      Сферы3
28 февраля, 02:41

Guest Contribution: “On the Global Financial Market Integration “Swoosh” and the Trilemma”

Today we are pleased to present a guest contribution written by Geert Bekaert (Columbia University) and Arnaud Mehl (ECB). This post is based on the paper by of the same title. The views expressed are those of the authors and do not necessarily reflect those of the ECB or the Eurosystem. Financial globalization was a […]

Выбор редакции
27 февраля, 21:55

Quantum Physics: What's The Best Way To Teach Schrödinger's Equation To A Teenager?

How do you teach Schrödinger’s equation to a 15 year old? This question was originally answered on Quora by Brian Bi.

Выбор редакции
27 февраля, 19:12

BIS creates DLT analytical framework for central banks

Central Banking CPMI lays out important questions for central banks when implementing distributed ledger tech CPMI working group lays out important questions for central banks when implementing distributed ledger tech for payments and settlement; access is a key concern

27 февраля, 11:02

Обзор материалов по машинному обучению № 2 (21 — 27 февраля 2017 года)

Добрый день! Это второй дайджест материалов по машинному обучению и анализу данных. Несмотря на праздники на этой неделе было много интересного. Читать дальше →

Выбор редакции
27 февраля, 06:41

Ашық кездесуге келген тұрғындар компания басшыларына бұйымтайларын айтты

16 ақпан күні Алматыда BI Group компаниясының Клиенттер форумы өтті. «Асыл Тау»-1,2 және «Сезам» тұрғын үй кешендерінің тұрғындары компания басшылығымен ашық диалогқа шақырылды. Алматылықтар үшін Клиенттер форумы алғаш рет өткізілуде, десе де форумға тұрғындар үлкен жауапкершілікпен келген. «Асыл Тау» ТҮК 2-кезегінің тұрғыны Кребаева Зауреш Акировна форум басталғанға дейін қояр сұрақтарын дайындап қойған: «Пәтер бізге бірден ұнады – жайлы және жылы, бірақ желдеткіштің қуаты жеткіліксіз сияқты, өйткені үй тез ысып кетеді, ал мұндай шамадан тыс жылытудың қажеті жоқ деп санаймын. Үйдің ауласы жайлы, сервистік қызмет жақсы жұмыс жасайды». Форумның ресми бөлігінде BI Group директорлар кеңесінің төрағасы А.Рахимбаев, BI Group Development басқарма төрағасы А.Омаров, Сату департаментінің директоры А.Жүнісова, «МЖК-Алматы» дивизионының директоры А.Мукатаев және Алматы қаласындағы Сервис қызметінің директоры Т.Оспанов сөз сөйледі. Егер үй тапсырылса және оның негізгі жұмысы аяқталса, BI Group тұрғындарын мұндай кездесуге не үшін шақырады? «Біз мұны саналы түрде жасаймыз, өйткені пәтер сатып алу – бұл жай ғана келісім-шарт емес, бұл әрбір отбасы үшін үлкен оқиға. Біз клиенттермен олардың жаңа үйге қоныстану кезінде кездесеміз, өйткені бұл ең машақаты көп кездердің бірі. Құрылысшыларға және сервистік қызмет көрсету қызметкерлеріне өте көп сұрақтар қойылады. Бүгін біз сіздерден кері байланыс алу үшін және өзекті мәселелерді талқылау үшін жиналдық. Клиенттер форумына қош келдіңіздер!», - А.Рахимбаев. Өз кезегінде алматылықтар мәселелердің жедел шешілетініне зор үмітпен қарап, компания өкілдеріне сұрақтарын қоя бастады. «Сұрақ-жауап» қызу және тартысты өтті, бірақ тұрғындар мен құрылысшылар үшін өте пайдалы болды. Алматылықтар бірігіп, бастамашылық топ құрды және топтың, яғни тұрғындардың атынан сөйлейтін көшбасшыларын да анықтады. Негізгі өзекті мәселелер: шудан оқшаулау, сервис, тұрғындар және коммуналдық кәсіпорындар арасындағы жұмысты үйлестіру, балалар алаңын абаттандыру, тұрғын үй кешендерінің ауласына көліктерді кіргізу тәртібі болды. Құрылыс салушының клиенттерімен қарым-қатынасының жаңа форматы тұрғындардың көңілдерінен шықты десе болады. «Асыл Тау» ТҮК тұрғыны Александр Грязнов форумнан кейінгі өз әсерімен бөлісті: «Қойылған барлық сұрақтар, мәселелер дұрыс айтылды, енді басшылықтан атқарылған жұмыс бойынша есепті күтетін боламыз. Мен BI Group-ты неге таңдадым? Сапасы мен бағасының сәйкестігі. Иә, мәселелер бар, шынымды айтсам осындай мәселелер басқа тұрғын үй кешендерінде де бар, ал ол жерде оны шешемін деп ешкім ұмтылмайды да». Асқар мен Эльмира Тулемисовтар, «Сезам» ТҮК: «Біз пәтерді жөндеу үстіндеміз, ал алдағы уақытта «Gagarin Park» ТҮК-нен көп бөлмелі пәтер сатып алғымыз келеді. Компания басшылығының, соның ішінде төрағаларының тұрғындармен тікелей қарым-қатынаста болғаны қандай жақсы. Бізбен кеңесіп, келіп жатқанына рахметімді айтамын». Жақын арада тұрғындар атқарылған жұмыстардың нәтижесімен танысып, хабардар болады. Сонымен қатар, жоба командалары басшылармен бірге мәселелерді шешу үшін объектілерді аралайды. Форумның жұмыс бөлігін қорытындылай келе, компания басшысы А.Рахимбаев қатысушыларға алғысын білдірді: «Біз ешқайда кетпейміз, бұл біздің сіздермен бір мүддеміз. Біз үшін шағым – сыйлық ретінде. Сіздердің кері байланыстарыңыздың арқасында жұмысымыз одан әрі жетіле түседі». Форум соңында тұрмыстық техникаларына, жиһаз дүкендеріне арналған 100 мыңнан 500 мың теңгеге дейінгі сертификатқа ұтыс ойыны өткізілді. Ең басты сыйлық - әлемнің кез-келген еліне 1 миллион теңгеге жолдама! Оның бақытты иегері өмірінде барлық елді аралап үлгерген Перизат Аманжолова болды. Енді ол күтпеген сыйлықты балаларына сыйлайтынын айтты. *PR құқында

Выбор редакции
27 февраля, 00:08

Осторожно, баян! Про деталь автомобиля...

Подруга жены Любашка непосильным трудом заработав денюшек и добросовестно «отучившись» на курсах по вождению, приобрела себе новенький Фиат Пунто. Приобретение «обмыли», фары и стекла протерли, по колесам попинали, на клаксон подавили.Гром грянул через неделю, когда по дороге с работы мой мобильник голосом всхлипывающей Любашки поведал мне, что она разбила машину. Причем, как она выразилась, «вдребезги». На мой вопрос, что, собственно, произошло, Любашка «убила» меня аргументом: «Даже защита днища оторвалась». Сам я не первый год нервно курю, когда «мастеры-фломастеры» «рихтуют» мою «ласточку» в автосервисе. Но, признаться, никогда не слышал об эдакой неведомой детали, как «защита днища».Падать в грязь лицом и расписываться в собственной автобезграмотности было просто недопустимо! Любопытство пересилило усталость, и я сообщил, что сейчас приеду «оценить ущерб». Проезжая мимо любкиного подъезда, я обратил внимание, что внешне «Пуговка», как любовно окрестила подружка жены свою новую «тележку», выглядит еще новее, чем была неделю назад.Это был не последний сюрприз за тот вечер…Сообщив еще раз, что та деталь, которую она потеряла, называется именно «защита днища», зарёванная блондинка открыла багажник и предоставила заинтригованному мне возможность насладиться видом КАНАЛИЗАЦИОННОГО ЛЮКА, покоящегося в машине у Любки.На мои робкий вопрос, как это было, мне было рассказано буквально следующее: «Еду, значит, еду. Вдруг «Бух». Видимо, на кочку наехала. Я — по тормозам. Выхожу, а она, защита, тоесть, лежит рядом. Мужики какие-то остановились. Я им пожаловалась, а они сказали мне, что эта деталь в машине самая важная, и что без нее ехать крайне опасно. Помогли погрузить ее в багажник и посоветовали ехать в сервис (40 км в час, правый ряд, с «аварийкой».)Но и это еще не все.Промасленный слесарь из автосервиса, выслушав Любашкину слезливую иcторию и вытирая руки не менее промасленной ветошью, поведал подруге, что мужики на дороге абсолютно правы, ибо нет в машине детали более важной, чем «защита днища». Но отремонтировать машину он не может, так как в данный момент у него нет… Слушайте внимательно: «Левосторонних саморезов СС416/53″455674/546388/Bis» (бумажку с номером саморезов сердобольный слесарь презентовал Любашке, чтобы та не забыла, какие именно были ему нужны). Продавец в магазине, куда Любка сразу же и направилась, слегка "завис" в начале, потом важно сообщил, что ТАКИЕ саморезы идут только под заказ в течение трех месяцев, и то нет гарантии, что подвезут, а посему ездить на машине ну никак нельзя!

Выбор редакции
26 февраля, 20:50

Business Intelligence And Analytics In The Cloud, 2017

78% are planning to increase the use of cloud for BI, analytics in the next twelve months. Cloud BI adoption increased from 29% to 43% from 2013 to 2016.These insights are from the BARC Research and Eckerson Group Study, BI and Data Management in the Cloud: Issues and Trends published January 2017.

24 февраля, 12:00

Столичные руферы создают головокружительные снимки в помощь детям с ДЦП

Более 50 столичных фотографов-руферов принимают участие в уникальном проекте Media Roofer. Захватывающие дух снимки Астаны позже соберут в единую выставку, деньги с которой пойдут на лечение детей с синдромом ДЦП, сообщает NUR.KZ. С 16 по 18 февраля компания BI Group провела зимний фототур по крышам своих высоток под названием Media Roofer (roof – с англ. «крыша»). Идея фототура заключается в том, что столичные фотографы получают законный доступ к крышам некоторых высоток города, чтобы сделать снимки развивающейся Астаны с высоты птичьего полета. Фото участника проекта Руферы – это современная городская субкультура, приверженцы которой посещают крыши различных зданий и сооружений, чтобы сделать уникальные фото и видеоматериалы с самых высоких и труднодоступных точек планеты. В Астане такое движение слабо развито, ведь проникнуть на высотки не так уж просто. Процесс съемки Именно поэтому для развития фото и видео индустрии в Астане стартует социальный и благотворительный проект Media Roofer. Каждый участник производит фотосъемку с крыш нескольких объектов, таких как: ЖК «Лазурный Квартал», «Времена года. Зима», «Миланский квартал», «Триумфальная Арка», Promenade EXPO, BI City и БЦ «Аффари». Процесс съемки Работы фотографов будут представлены на благотворительной выставке. Каждый участник получит возможность раскрыть свой талант и творческий потенциал, стать признанным и известным в сфере фото-индустрии. Проект будет продолжаться в течение года, чтобы запечатлеть столицу весной, летом и осенью. Фото участника проекта Все вырученные с фотовыставки средства пойдут на лечение детей с диагнозом ДЦП. Фото участника проекта Проект Media Roofer поддержал творческий проект Kazphoto, которым было представлено независимое иностранное жюри: популярный украинский фотограф и блоггер Виталий Раскалов, российский фотограф-путешественник и руфер Дмитрий Черныш, инвестиционный банкир и фотограф из ОАЭ Алтаваш Джамед. Члены жюри выберут по одному снимку для конкурса. Зарубежная коллегия определит троих победителей, которые будут награждены ценными призами. Фото участника проекта В сети Instagram фотографии с проекта можно найти под хэштегами #BIMediaRoofer #MediaRoofer #Kazphoto #Rooferastana. Фото участника проекта Проект уже получил общественный резонанс и более 50 фотографов приняли участие в первые дни тура. Фото участника проекта Из-за мороза и тумана один день съемок был перенесен на субботу 25 февраля. Рано утром фотографы встретят рассвет на высоте 24 этажа. У профессиональных фотографов все еще есть возможность присоединиться к проекту. E-mail проекта: [email protected] Фото участника проекта Фото участника проекта Фото участника проекта Фото участника проекта Фото участника проекта Читайте также: Слухи о досрочных выборах президента России назвали "полной ерундой">> Проезд по платным дорогам обойдется водителям в 1 тенге за километр>> Мусин предложил казахстанцам переименовать "смешной" сервис генпрокуратуры>> Отец удочеренных Мадонной близняшек из Африки обвинил ее в похищении>> В алматинских горах построят прозрачный дом с деревом внутри (фото)>>

24 февраля, 07:20

In A Battle Between Trump And The Federal Reserve, Who Really Wins?

Submitted by Brandon Smith via Alt-Market.com, As a part of the increasingly obvious set-up of conservative movements by international banking interests and globalist think-tanks, I have noticed an expanding disinformation campaign which appears to be designed to wash the Federal Reserve of culpability for the crash of 2008 that has continued to fester to this day despite the many claims of economic “recovery.”  I believe this program is meant to set the stage for a coming conflict between the Trump Administration and the Fed, but what would be the ultimate consequences of such an event? In my article 'The False Economic Recovery Narrative Will Die In 2017', I outlined the propaganda trap being established by globalist owned and operated media outlets like Bloomberg, in which they consistently claim that Donald Trump has “inherited” an economy in recovery and ascendancy from the Obama administration.  I thoroughly debunked their positions and “evidence” by showing how each of their fundamental indicators has actually been in steady decline since 2008, even in the face of massive monetary intervention and fiat printing by the Fed. My greatest concern leading up to the 2016 election was that Trump would be allowed to win because he represents the perfect scapegoat for an economic crisis that central banks have been brewing for years. Whether or not Trump is aware of this plan cannot yet be proven, but as I have mentioned in the past, his cabinet of Goldman Sachs alumni and neo-con veterans hardly gives me confidence.  In the best case scenario, Trump is surrounded by enemies; in the worst case scenario, he is surrounded by friends. Trump’s loyalties, though, are a secondary issue for now.  The primary focus of this article is to discern whether or not a battle between Trump and the Fed will result in a net positive or a net negative for the public.  My position is that any action against the Fed should have happened years ago, and that today, the Fed is nothing more than a sacrificial appendage of a greater globalist agenda.  Meaning, conservative groups should be aware that a victory over the Fed is not actually a victory over the globalists.  In fact, the globalists may very well WANT a war between the Fed and the White House at this time. First, some facts need to be established to counter the propaganda claims that the Fed is some kind of  innocent victim of a rampaging President Trump or “misguided” conservative rhetoric. The Scapegoat Setup Continues The latest extension of the Fed’s propaganda has been initiated, of course, by the mainstream media and liberals in general; you know, the same people that were applauding the (in some cases misguided) efforts of the Occupy Wall Street movement.  With Trump’s negation of the Dodd-Frank Act, the media has been looking for any opportunity to assert that Trump is either acting to enrich his corporate friends or that he is an idiot man-child when it comes to matters of business and economics. This led to some sniping by Elizabeth Warren and Federal Reserve Board Chair Janet Yellen‘s testimony before congress last week.  The argument?  That Trump was wrong or “lying” when he said that Dodd-Frank had frozen loans from major banks.  You can see the glee in media outlets over the stab; a recent article by Vanity Fair, which seemed to focus more on snide ankle biting of Trump than concrete evidence, is a perfect example. Now, in Trump’s defense (or at least, in defense of his position), Yellen is actually the one lying, here.  While it is true that commercial lending has expanded, her claim that small business loans have improved is simply false.  Even Bloomberg begrudgingly acknowledges that small business loans have fallen by at least 6% since the passage of Dodd-Frank.  In Obama’s favorite liberal home-base, Chicago, loans to small neighborhood businesses declined by 49% between 2008 and 2014. In 2015, Yellen herself argued that small business loans were in decline because small business owners “don’t want loans anymore.”   This is a bit like the Bureau of Labor Statistics arguing that over 95 million unemployed working age Americans should not be counted as unemployed in their stats because they really “don’t want a job.”  It is an attempt to muddy the waters on the greater issue, which is that the U.S. economy is in considerable danger. You see, I don’t think Trump was debating that major corporations and banks were not receiving ample loans, I think he was primarily pointing out the disparity in small business loans and personal loans.  Yellen and the mainstream media attempted to use one data point — commercial loans, to dismiss the entire debate over loan stagnation. The Fed Is Culpable For Our Bubble Economy And Trying To Shift Blame Before A Collapse The fact is, we all KNOW that major corporations and banks have been flooded with ample loans, and much of this capital was conjured out of thin air by the Fed itself through fiat creation and near zero interest rates.  We know this because of the $16 trillion in loans made to companies around the world exposed by the revealing (but limited) TARP audit.  We also know this because much of these loans have been used to inflate the stock market bubble for the past few years through endless stock buybacks that most companies never would have been able to afford otherwise. We also know that the mainstream investment world is aware of the importance of these loans because they started to panic as the Fed announced its ongoing program of interest rate hikes. Beyond that, we know that the Fed’s low interest loans and culture of circular inbred lending between corporations and banks have been instrumental in keeping stocks hyperinflated, because Fed officials have OPENLY ADMITTED that this is the case.  As Richard Fisher of the Dallas Fed stated in an interview with CNBC: “What the Fed did — and I was part of that group — is we front-loaded a tremendous market rally, starting in 2009.It’s sort of what I call the “reverse Whimpy factor” — give me two hamburgers today for one tomorrow. I’m not surprised that almost every index you can look at … was down significantly.” [Referring to the results in the stock market after the Fed raised rates in December 2015.]   “…I was warning my colleagues, “Don’t go wobbly if we have a 10-20 percent correction at some point. … Everybody you talk to … has been warning that these markets are heavily priced.” So, again, the issue is not whether or not banks are lending, we know they are lending, they just aren’t lending to the people that need it most. I think Fisher was dishonest in his evaluation of the extent of the consequences of the Fed bubble and that a 10% to 20% drop in equities is an absurd underestimation.  But setting aside the "little white lies", it is at least widely available knowledge that the Federal Reserve initiated a corporate loan free-for-all, knowing that the supposed benefits were limited in scope as well as in duration.  They know that a crash is coming, and they have been stalling until they can find the right scapegoat to divert blame.  That scapegoat is Trump, and by association, all conservatives. As far as Dodd-Frank is concerned, the act was supposed to be a primer for stopping destructive behavior in the financial sector, more specifically in derivatives.  Yet, in spite of Dodd-Frank, banks like Citigroup are STILL bloated with derivatives after receiving at least $476 billion in taxpayer funds to stop them from going bankrupt for the very same irresponsibility. Dodd-Frank accomplished absolutely nothing in terms of what it was mandated to do.  I believe the only true purpose of Dodd-Frank was to distract everyone from Ron Paul’s Fed audit bill, which was gaining major traction at the time. Liberals And The Fed Become Bedfellows? So, why does Trump’s undercutting of Dodd-Frank even matter?  As outlined above, it is a propaganda point for the establishment to perpetuate the narrative that Trump is incompetent, that the people who support him are incompetent, and that when the economy does shift into greater crisis it will be his fault and the fault of conservatives.  It is also a springboard for the Federal Reserve to “attack” Trump, as shown in Yellen’s congressional testimony. I also find it interesting that through the Dodd-Frank issue as well as others, leftists are being galvanized in support around the Federal Reserve, something that they probably would not have done a couple of years ago.  This is all culminating in what I believe will become a titanic battle not only between Trump and Leftists, but also between Donald Trump and the Fed.  But why would the establishment want to incite a conflict between the president and the central bank? This is something conservatives and liberty activists have wanted for decades — a president that would be willing to take on the Federal Reserve and expose its innards.  The problem is, the time for the effectiveness of such an action is long gone.  Auditing the Fed under Obama (an openly pro-globalist president) would have been a disaster for the powers that be.  It would have thrown their entire agenda into disarray and killed any chance that they could complete what they call the “great global economic reset.”  Auditing or shutting down the Fed under Trump is another matter. As I examined in detail with evidence in my article 'The Economic End Game Explained', the Federal Reserve has a shelf life.  It has already served its purpose, which was to undermine the American economy and our currency system.  The Fed will now begin deflating the bubbles it has engineered in stocks, Treasuries and the dollar through continued interest rate hikes and rolling out the over $4 trillion (official amount) on its balance sheet.  The goal?  Sinking America and reducing it to third world status over the course of the next several years to make way for total global centralization of economic administration, eventually leading to global fiscal management under the IMF and perhaps the BIS, and a global currency system; all while making conservative movements look like the monster behind the crisis. To summarize, the U.S. economy and the dollar are slated for a controlled demolition.  The Fed will do everything in its power to prod Trump and conservatives into war with the central bank, because the Fed is now ready to sacrifice itself and the dollar’s world reserve status in order to clear a path for a new global system and ideology. The Federal Reserve is a suicide bomber. If this takes place as I predict then the international banks and the establishment elites will be able to lay the blame for the death of king dollar squarely at the feet of Trump and conservatives, and at least a third of the country (leftists) will buy into the narrative lock, stock and barrel because they desperately WANT to believe it.  Remember, the tale being scripted here is that Trump is a rampaging maniac that does not know what he is doing. To be clear, I am not supporting the continuing dominance of the Fed, or the existence of the fiat dollar.  What I am saying is that conservatives may just get what we have been wishing for all these years but not in the manner we had hoped. To counter this threat our list of targets must expand to meet reality.  The delusion that the core problem is the Federal Reserve must stop.  The Fed is a box store, a franchise in a chain of franchises, nothing more.  If we do not also turn our scrutiny and aggression towards root globalist institutions like the IMF and the BIS as well as international banks, then our efforts will only serve to bolster the enemy we are trying to fight. In a battle limited to Trump versus the Fed, only the bankers will win.

Выбор редакции
21 февраля, 20:38

Carstens agrees to stay at Bank of Mexico until December

Central Banking Following meeting with Mexican president and finance minister, Carstens will lead bank until December Following a meeting with the Mexican president and finance minister, the governor will stay until end-November; BIS board approves the arrangement with general manager Caruana to stay until December

20 февраля, 12:00

The Unthinkable Just Happened In Spain

Submitted by Don Quijones via WolfStreet.com, Untouchable. Inviolable. Immunity. Impunity. These are the sort of words and expressions that are often associated with senior central bankers, who are, by law, able to operate more or less above the law of the jurisdictions in which they operate. Rarely heard in association with senior central bankers are words or expressions like “accused”, “charged” or “under investigation.” But in Spain this week a court broke with that tradition, in emphatic style. As part of the epic, multi-year criminal investigation into the doomed IPO of Spain’s frankenbank Bankia – which had been assembled from the festering corpses of seven already defunct saving banks – Spain’s national court called to testify six current and former directors of the Bank of Spain, including its former governor, Miguel Ángel Fernández Ordóñez, and its former deputy governor (and current head of the Bank of International Settlements’ Financial Stability Institute), Fernando Restoy. It also summoned for questioning Julio Segura, the former president of Spain’s financial markets regulator, the CNMV (the Spanish equivalent of the SEC in the US). The six central bankers and one financial regulator stand accused of authorizing the public launch of Bankia in 2011 despite repeated warnings from the Bank of Spain’s own team of inspectors that the banking group was “unviable.” Though they have so far only been called to testify, the evidence against the seven former public “servants” looks pretty conclusive. Testifying against them are two of Banco de España’s own inspectors who have spent the last two years investigating Bankia’s collapse on behalf of the trial’s presiding judge, Fernando Andreu. There are also four emails from the Bank of Spain’s inspector in charge of overseeing Bankia’s IPO, José Antonio Casaus, to the assistant director general of supervision at the Bank of Spain, Pedro Comín, that very clearly express concerns about the bank’s “serious and growing” profitability, liquidity, and solvency issues. Here are four brief excerpts: [April 8, 2011] “Bankia is unviable, both economically and financially. In the end, the FROB [Spain’s state-owned Fund for Orderly Bank Restructuring] will have to convert its debt into shares for the BFA [Spain’s state-owned banking group] and refund holders of Bankia’s subordinate bonds and “preferentes” shares. […] Find a buyer for the group.” [April 14,2011] “This is not working, it’s getting worse. […] Bankia’s capacity to generate resources is deteriorating.” [May 10, 2011, uppercase used by Causus for emphasis] “The endogenous solution put forward by Bankia — a public listing with a double banking structure without the necessary structural changes — WILL NOT WORK AND WILL HAVE A DEVASTATING IMPACT ON TAXPAYERS.” [May 16, 2011, 2 months before the IPO] “The (bank’s) board is highly politicized and unprofessional. It still has the same directors that led the former entities to need public assistance: [they are] discredited in the eyes of the markets.” As the court’s edict reads, the contents of the emails unequivocally demonstrate that the Bank of Spain’s management was perfectly aware of the “inviability of the group” as well as “the fabricated financial results it had presented.” Yet, together with the CNMV, it lent its blessing to those results, knowing full well they bore no relation to reality . Featured in the IPO prospectus, those results were crucial in luring 360,000 credulous investors into buying shares in the soon-to-be-bankrupt bank, not to mention the 238,000 people who bought “preferentes” shares or other forms of high-risk subordinate debt instruments being peddled by Bankia’s sales teams as “perfectly safe investments.” Most have since been refunded by Spanish taxpayers. The IPO prospectus was also signed off on by Bankia’s auditor, Deloitte, whose Spanish representatives are also warming the defendants’ bench. Deloitte was not just the bank’s auditor, it was also the consultant responsible for formulating its accounts. As El Mundo put it, first Deloitte built Bankia’s balances, then it audited them, in complete contravention of the basic concept of auditor independence [read: Deloitte About to Pay for its Spanish Sins?]. Given this deeply compromising, not to say illegal, set-up, it’s hardly any surprise that Deloitte was happy to confirm in Bankia’s IPO prospectus that the newly born frankenbank was in sound financial health, having made a handsome profit of €300 million just before its public launch. It was a blatant lie: in reality Bankia was bleeding losses from every orifice. Now, just about everybody who played a role in this momentous deception, with the exception of the government itself, is standing trial. That includes 65 former members of Bankia’s management team including its former President and ex-chief of the IMF, Rodrigo Rato, who faces charges of money laundering, tax fraud, and embezzlement. In his testimony to the court almost exactly two years ago, Rato argued (quite rightly) that the blame for Bankia’s collapse should be much more evenly spread out. Bankia’s public launch “was not a whimsical decision” taken by its chief executives, he said, but was the inevitable result of regulatory changes at the beginning of 2011. According to Rato, the CNMV even played an active role in drawing up the bank’s lie-infested IPO brochure. Now, two years later, some of Spain’s most senior central bankers and financial regulators find themselves in the rare position of having to explain and defend the actions and decisions they took that helped pave the way to the biggest bank bailout in Spanish history. It will be one of the first times that senior members of the global central banking complex have had to face trial for the consequences of their actions. That’s not to say that justice will prevail. Spain’s legal system is notoriously slow, especially when it’s convenient, and heavily politicized. There’s also the possibility that the ECB may intervene as it did in Slovenia’s investigation of its central bank’s alleged misuse of bailout funds. The last Spanish judge that dared to take on the financial elite, Elpidio Silva, sent Caja Madrid’s CEO Miguel Blesa to jail — not once, but twice – and was barred from the bench for 17 years. As such, the presiding judge of the current case, Fernando Andreu, would do well to tread carefully; he risks stepping on some very important toes. Now a hot new bail-in-able debt got cooked up by financial engineers in France. And it’s a big hit. Read…  Biggest EU Banks Embark on the Mother of All Debt Binges

20 февраля, 09:55

Khorgos: The New Silk Road's Central Station Comes To Life

Less than five years ago Khorgos wasn't anything but 5,000 hectares of sand dunes and a dream. Now, this bi-national "New Silk Road" development area that is rising up on both sides of the China / Kazakhstan border has come alive.

19 февраля, 21:30

A Chink of Light into London’s Gold Vaults

Submitted by Ronan Manly, BullionStar.com On 5 February, the Financial Times of London (FT) featured a story revealing that the London Bullion Market Association (LBMA) plans to begin publishing data on the amount of real physical gold actually stored in the London precious metals vaulting network. The article titled “London gold traders to open vaults in transparency push” can be read here (accessible via FT subscription or via free monthly FT read limit). This new LBMA ‘monthly vault data’ will, according to the FT’s sources, be published on a three-month lagged basis, and will: “show gold bars held by the BoE, the gold clearing banks, and those [vaults] operated by the security companies such as Brink’s, which are also members of the LBMA.” The shadowy source quoted in the FT article is attributed to “a person involved in setting up the programme”, but at the same time, although “the move [to publish the data] is being led by the LBMA“, the same LBMA ”declined to comment” for the FT story. This then has all the hallmarks of a typical authorised leak to the media so as to prepare the wider market for the data release. On 16 February, the World Gold Council in its “Gold Investor, February 2017″ publication featured a focus box on the same gold vault topic in its “In the News” section on page 4, where it states: “Enhanced transparency from the Bank of England The Bank of England is, for the first time, publishing monthly data revealing the amount of gold it holds on behalf of other central banks.  As a leading custodian of gold, with one of the largest vaults in the world, the Bank of England’s decision is highly significant. Not only will it enhance the transparency of the Bank’s own gold operations; it will also support the drive towards greater transparency across the gold market. The data reveals the total weight of gold held within the Bank of England’s vaults and includes five years of historical data.” The Proposed Data Based on these two announcements, it therefore looks like the gold vault data release will be a combined effort between the LBMA and the Bank of England, the blood brothers of the London Gold Market, with the Bank of England data being a subset of the overall LBMA data. While neither of the above pieces mention a release date for the first set of data, I understand that it will be this quarter, i.e. sometime before the end of March. On a 3 month lagged basis, the first lot of data would therefore probably cover month-end December 2016, because that would be a logical place to start the current dataset, rather than, for example, November 2016. While the Bank of England data looks set to cover a 5 year historical period, there is no indication (from the FT article) that the wider LBMA vault data will do likewise. From the sparse information in the FT article, the LBMA data will “show gold bars held“. Does it mean number of gold bars, or combined weight of gold bars? What exactly it means, we will have to wait and see. The Bank of England data will capture “total weight of gold held“. Notice that in the above World Gold Council piece it also states that the data will cover the amount of gold that the Bank of England “holds on behalf of other central banks.” There is no mention of the amount of gold that the Bank of England holds on behalf of commercial bullion banks. Overall, this doesn’t exactly sound like it is “enhancing the transparency of the Bank’s own gold operations” as the World Gold Council puts it. Far from it. Enhancing the transparency of the Bank of England’s gold operations would require something along the lines of the following: Identities of all central banks and official sector institutions (ECB / IMF / BIS / World Bank) holding active gold accounts at the Bank of England. Active gold accounts meaning non-zero balances Identities of all commercial / bullion banks holding active gold accounts at the Bank of England A percentage breakdown between the central bank gold held in the Bank of England vaults and the bullion bank gold held in the Bank of England vaults An indicator for each gold account as to whether it is a set-aside earmarked custody account or whether it is a fine troy ounce balance account Information for each central bank and official sector institution as to whether any of “its” gold is lent, swapped or repo’d Information for the bullion bank gold accounts as to whether the gold recorded in those accounts is borrowed, sourced from swaps, sourced from repos, or otherwise held as collateral for loans Information on the gold accounts of the 5 LPMCL clearing banks showing how much gold each of these institutions holds each month and whether the Bank of England supplies physical gold clearing balances to these banks Information on when and how often the London-based gold-backed ETFs store gold at the Bank of England, not just using the Bank of England as sub-custodian, but also storage in their own names, i.e. does HSBC store gold in its own name at the Bank of England which is used to supply gold to the SPDR Gold Trust Information on whether and how often the Bank of England intervenes into the London Gold Market and the LBMA Gold Price auctions so as to supply gold in price smoothing and price stabilisation operations in the way that the Bank of England’s Terry Smeeton seems to have been intervening into the London Gold Market in the 1980s Information on the BIS gold holding and gold transactions settlements accounts at the Bank of England and the client sub-account  details and central bank identities for these accounts Information on gold location swaps between gold account holders at the Bank of England and gold accounts at the Federal Reserve Bank of New York, the Banque de France, and the Swiss National Bank, and BIS accounts in those locations Gold for oil swaps and oil for gold swaps Anything less does not constitute transparency. And its important to remember that any publication of gold vault data by the LBMA and Bank of England is not being done because the LBMA suddenly felt guilty, or suddenly had an epiphany on the road to Damascus, but, as the FT correctly points out: “the LBMA, whose members include HSBC and JPMorgan, hopes to head off the challenge and persuade regulators that banks trading bullion should not have to face more onerous funding requirements.” The Current Data As a reminder, there is currently no official direct data published on the quantity of real physical gold bars held within the London gold vaulting system. This vaulting system comprises the vaults of eight vault operators (see below for list). Once a year in its annual report, the Bank of England provides a Sterling (GBP) value of gold held by its gold custody customers, while the LBMA website states a relatively static total figure of “approximately 6,500 tonnes of gold held in London vaults” that it claims are in the vaults in its network. But beyond these figures, there is currently no official visibility into the quantity of London Good Delivery gold bars held in the London vaults. There are, various ways of estimating London gold vault data using the Bank of England annual figure and the LBMA figure together with Exchange Traded Fund gold holdings and central bank divulged gold holdings at the Bank of England. These approaches have been documented in BullionStar articles “Central bank gold at the Bank of England” and “How many Good Delivery gold bars are in all the London Vaults?….including the Bank of England vaults“, both from September 2015, and more recently “Tracking the gold held in London: An update on ETF and BoE holdings” from September 2016. The September 2015 estimates calculated that there were 6,256 tonnes of gold in total in the London vaults, with 5,134 tonnes at the Bank of England (as of end February 2015), and 1,122 tonnes in London “not at the Bank of England“, all of which was accounted for by gold-backed ETFs which store their gold in London. These calculations implied that there was nearly zero gold stored in London outside the Bank of England that was not accounted for by ETF holdings. The “Tracking the gold held in London” estimates from September 2016 used a figure of 6,500 tonnes of gold in total in the London vaults, and showed that there were 4,725 tonnes inside the Bank of England vaults, of which about 3,800 tonnes was known to be held by central banks (and probably a lot of the remainder was held by central banks also) and that there were 1,775 tonnes of gold outside the Bank of England. The article also calculated that there were 1,679 tonnes of gold in the gold backed ETFs that store their gold in London, so again, there was very little gold in the London vault network that was not accounted for by ETFs and central bank gold. The Vaults of London Overall, there are 8 vault operators for gold within the LBMA vaulting network. These 8 vault operators are as follows: The Bank of England HSBC Bank plc JP Morgan Chase ICBC Standard Bank Plc Brink’s Limited Malca-Amit Commodities Ltd G4S Cash Solutions (UK) Limited Loomis International (UK) Ltd HSBC, JP Morgan and ICBC Standard are 3 of the London Gold Market’s clearing banks that form the private company London Precious Metals Clearing Limited (LPMCL). The other two member of LPMCL are Scotia Mocatta and UBS. Brink’s, Malca-Amit, G4S and Loomis are the aforementioned security companies. The LBMA website lists these operators, alongside their headquarters addresses. Bizarrely, the FT article still parrots the LBMA’s spoon-fed line that the vaults are “in secret locations within the M25 orbital motorway”. But this is far from the truth. Many of the London vault locations are in the public domain as has been covered, for example, on this website, and the FT knows this: JP Morgan: https://www.bullionstar.com/gold-university/jp-morgan-gold-vault-london Malca-Amit https://www.bullionstar.com/gold-university/malca-amit-london-gold-vault G4S: https://www.bullionstar.com/gold-university/g4s-london-gold-vault And perhaps HSBC: https://www.bullionstar.com/gold-university/hsbc-gold-vault-london G4S location https://www.bullionstar.com/blogs/ronan-manly/g4s-london-gold-vault-2-0-icbc-standard-bank-in-deutsche-bank-out Malca-Amit location https://www.bullionstar.com/blogs/ronan-manly/gold-vaults-london-malca-amit HSBC possible location https://www.bullionstar.com/blogs/ronan-manly/hsbcs-london-gold-vault And obviously, the Bank of England vaults are where they always have been, under the Bank’s headquarters in the City of London: https://www.bullionstar.com/gold-university/bank-england-gold-vaults It’s slightly disappointing that we spend time and effort informing the London financial media where some of the London gold vaults are, and then they continue to parrot the LBMA’s misleading “secret locations” line. I put this fake news down to a decision by the FT editors, who presumably have a stake in playing along with this charade so as not to rock the boat with the powerful investment banks that they are beholden to. The FT also reminds us in its article that “last year a gold vault owned by Barclays, which can house $80bn of bullion, was bought by China’s ICBC Standard Bank.“ This Barclays vault in London was built by and is operated by Brink’s, and presumably after being taken over by ICBC Standard, it is still operated by Brink’s. Logistically then, this ICBC Standard vault is most likely within the Brink’s complex, a location which is also in the public domain, and which even hosts an assay office as was previously mentioned here over a year ago. The Barclays vault (operated by Brink’s) is even mentioned in a Brink’s letter to the SEC in February 2014, which can also be seen here -> Brinks letter to SEC February 2014. Brink’s letter to SEC, February 2014 Given the fact that there are eight sets of vaults in the London vault system (as overseen by various groups affiliated to the LBMA such as the LBMA Physical Committee, the LBMA Vault Managers Working Party,  the gold clearers (London Precious Metals Clearing Limited), and even the LBMA Good Delivery List referees and staff, then one would expect that whatever monthly vault data that the LBMA or its affiliates publishes in the near future, will break out the gold bar holdings and have a distinct line item in the list for each vault operator such as: HSBC – w tonnes JP Morgan – x tonnes ICBC Standard – y tonnes Brink’s – z tonnes Conclusion At the LBMA conference in Singapore last October, there was talk that there were moves afoot for the Bank of England to begin publishing data on the custody gold it holds on a more regular basis. It was also mentioned that this data could be extended to include the commercial bank and security carrier vaults but that some of the interested parties were not in favour of the idea (perhaps the representative contingents of the powerful HSBC and JP Morgan). Whatever has happened in the meantime, it looks like some data will now be released in the near future covering all of the participating vaults. What this data will cover only time will tell, but more data than less is always welcome, and these data releases might also help show how near or how far we were with earlier estimates in trying to ascertain how much gold is in the London vaulting system that is not accounted for by ETF holding or central bank holdings. Revealing the extent of the gold lending market in London is critical though, but this is sure to remain a well-kept secret, since the LBMA bullion banks and the Bank of England will surely not want the general market to have any clue as to which central banks don’t really have any gold while still claiming to have gold (the old gold and gold receivables “tiresome” trick), in other words, that there is serious double counting going on, and that some of the central bank gold has long gone out the door. This article was first published on BullionStar's website as “A Chink of Light into London’s Gold Vaults?”

Выбор редакции
19 февраля, 05:18

"There's Something Weird Going On": Jeff Snider On The Global Dollar Shortage

The first time we explained that one of the biggest risks facing a world in which the dollar is the reserve currency is a global USD shortage, was in mid-2009, when we wrote "How The Federal Reserve Bailed Out The World." At the time, the IMF calculated that just ahead of the financial crisis, "major European banks’ US dollar funding gap had reached $1.0–1.2 trillion by mid-2007. Until the onset of the crisis, European banks had met this need by tapping the interbank market ($432 billion) and by borrowing from central banks ($386 billion), and used FX swaps ($315 billion) to convert (primarily) domestic currency funding into dollars." The IMF then extrapolated that "were all liabilities to non-banks treated as short-term funding, the upper-bound estimate would be $6.5 trillion." Since then the shortage, which some have dubbed a potential multi-trillion dollar margin call, has only grown and became a prominent issue back in March of 2015, when this phenomenon was used to explain why the cross-currency swap had plunged to multi-year lows. As JPM explained at the time, "the fx basis reflects the relative supply and demand for dollar vs. foreign currency funds and a very negative basis currently points to relative shortage of USD funding or relative abundance of funding in other currencies. Such supply and demand imbalances can create big shifts in the fx basis away from its actuarial value of zero." Fast forward a year and a half later, when none other than the Bank of International Settlements, or the "Central canks' central bank", warned last November that it was no longer the VIX that was the widely accepted barometer of market "fear", it was now the dollar's turn to become the global fear gauge: "just as the VIX index was a good summary measure of the price of balance sheet before the crisis, so the dollar has become a good measure of the price of balance sheet after the crisis. The mantle of the barometer of risk appetite and leverage has slipped from the VIX, and has passed to the dollar." Shortly thereafter we once recapped the main risks emerging from this increasingly more prominent threat to global financial stability, and wondered at what point would the Fed finally address this risk pointed out not only by this website for nearly 8 years, but also by the BIS, in a post which piggybacked on the recent work by ADM ISI's Paul Mylchreest, who has made tracking the global dollar shortage one of his primary objectives. * * * Now, in an exhaustive, 70 minute interview, submitted by Patrick Ceresna at MacroVoices.com, another prominent analyst who has been closely tracking the global dollar shortage, Alhambra Partners' Jeffrey Snider sat down with Erik Townsend to explain - once again - why this is such a critical topic, even if it comes at a time of unprecedented global complacency (it's amazing what record high stock prices will do to concerns - or lack thereof - about the future). As Snider puts it, while most other risk indicators imply smooth sailing, "there is 'something' weird going on" when it comes to dollar funding and global imbalances of the world's reserve currency, i.e., dollar shortage. In the interview, among the many topics covered, are Understanding the Eurodollar Money Market Swap Spreads and Interbank Hierarchy Dimensions in the Eurodollar Futures and Eurodollar Money Supply Why does the World Need So Many Dollars? How the Eurodollar market supplanted the Bretton Woods System U.S. Dollar and the Dollar Funding Gap Reflation Trade Debunked Interest Rates Trapped Failing Global Currency System While we urge readers to listen to the full interview below, here are some of the highlights, starting with "why the Dollar shortage a symptom of an inherently unstable system." As Snider explains, "the dollar shortage isn't so much the shortage per se, it’s the fact that it's a symptom of what is an inherently unstable system." He notes that "the reason banks are withdrawing from the system is that it's just is no longer tenable" and "so there has to be some kind of – whether you want to look at it like another Bretton Woods – conference, a global monetary system, a global monetary get together where people start to analyze solutions to the problem as they are rather than keep trying to apply band aids that are not going to work. " But, he concludes, "step one of that task is to actually recognize the problem as it is and so doing more stimulus or doing more QE isn't going to solve anything it isn’t do anything just like prior QEs and prior stimulus haven't done anything either because the problem is an unstable system." * * * Snider focuses on the Eurodollar system, which he defines as a problem of "decay and dysfunction" and explains that "nothing ever happens in a straight line even the Eurodollar problem has not been a singular event. It’s not been a decade long straight line of decay and dysfunction."  He goes on to say that the fact that after enough time these markets have adjusted to the fact that the economy's going to be bad for a very long time until something actually changes and so true reflation is predicated on something actually changing rather than the hope that something might change. Looking at history, Snider observes that "what happened in July 2008 obviously was the fact that everyone decided almost all at once that wasn't the right interpretation of what the Fed was doing nor was it the right interpretation of the dollar system overall. So, that reflation ended in reality which was the dollar system was eroding and it was eroding in a very dangerous way and that's why oil prices essentially crashed from July till I think January 2009." An implication of the ongoing reserve currency funding shortage is that, according to Snider, despite the occasional blip (arguably funded by massive Chinese credit creation), "reflation is going to fail and there’s nothing the Fed can do about it." He goes on to state that "until they fix the global dollar problem we're not going to fix the global economy and so we're kind of stuck gyrating between various levels of really bad. We go from the lack of recovery to what looks like a global recession to the lack of recovery and back again" as a result he thinks that "reflation is going to fail." Snider also said that "because of how they've defined the last ten years" even the Fed "no longer believes that it's in its interest to do anything." He agrees and sais that "there's nothing that the Fed can do about it." "In other words, we want them to start considering the global currency system and how it actually is operating and failing rather than their stylized academic approach which doesn't apply. And until they're actually convinced that there is a role for the central bank in that condition output gap or not, we're kind of stuck." The failure to stimulate benign inflation is captured on the next two charts which show "why this version of ‘reflation’ is so far less than even 2013’s version." His troubling assessment: "I hate to think of what the next decade might look like because history is not very kind in these kinds of situations where you have prolonged periods of stagnation." * * * Putting it all together, Snider goes on to say that the Eurodollar futures market in particular is saying is that "if the Fed is going to raise rates it’s not to raise rates for a long or it’s not going to be able to raise rates for long." Echoing a warning we - and many others have made on many occasions - Snider says that if the yield curve happens to invert again "if they ever get that far" then it will "immediately be like in 2005 or 2006 all over again it won't stay that way for very long either the market will force the Feds’ hand or the Fed will realize the error and correct it. What's important about this is that "in each of these reflation episodes you can clearly see the market's faith in that reflation diminishes each time for these very reasons that we're talking about because these markets have become attuned to the fact the Fed isn't exactly what everybody thought it was, monetary policy isn’t what everybody thought it was." Snider summarizes by saying that "the fact that these markets realize that there's a problem in Eurodollar system, there's no banking to be had, no additional marginal banking capacity being added and without it none of these stuff really matters, none of these other stuff really matters. That's the only thing that truly matters" and concludes gloomily that "the probability scenarios for economic and financial future are much darker now than they were three years ago." * * * Snider's full interview can be heard below (Here is a link to the entire podcast transcript): The embed code for this episode can be found here. We also urge listeners to follow along using Snider's prepared slides presented below.

16 февраля, 13:07

Will top cop Chaffetz actually police Trump?

The House oversight chairman has shown some signs he's willing to probe questionable behavior by the GOP president.

14 февраля, 14:11

WANTED: A NEW WAY TO MAKE AMERICA GREAT AGAIN

America does need to be made great again. But it cannot be done by warmed-up nationalism. It has to be done through a new political ideal. This is not an opinion. It is written into the warp and woof of American history and American identity. The US is unique in many ways, but most importantly in this: it was settled by dissidents pursuing an idea. The settlers were seventeenth- and eighteenth-century Protestants. Their idea was a homogeneous Puritan community of independent citizens - God-fearing, hard-working, self-improving. They came armed with Anglo-Protestant - largely British - culture, values, and know-how, sharing in large part the intellectual assumptions of the European Enlightenment - a peaceful community, grounded in scholarship and progress, friendly to the arts, sciences, and commerce, and advancing human dignity, freedom, and happiness. To be sure, these were ideals not always lived up to, but they were sincerely held, and they were political or ideological, not national, in character. American identify was forged by two great political upheavals: the American Revolution and the Civil War. Up to the 1750s, settlers and their descendants identified principally with the state settlements - Massachusetts, New York, Pennsylvania, or Virginia - and beyond that with "British North America" and the lands from which they came. It was only with the events leading up to the Revolution and Declaration of Independence that American national identity began to emerge, heavily associated with a political creed proclaiming the equality and individuality of free Americans. Still, state loyalties remained salient right up to the Civil War. It was only after this cataclysm, from the 1860s to the 1950s, that American national identity became paramount for most Americans. Reflecting its origins in two traumatic conflicts, it was a very 'political' form of nationalism, pulsating with passion for 'the American way' - a set of beliefs that came to be second nature to most free Americans. What were these beliefs? They were grounded in the radical political ideas of seventeenth- and eighteenth-century Europe, and in Puritanism. In 1944, political scientist Gunnar Mydral defined 'the American creed': "the essential dignity of all men, and of certain inalienable rights to freedom, justice, and a fair opportunity." If we look at the long-term trend since 1945, American nationalism and national identify have declined. The Civil Rights movement of the 1950s and 1960s brought black Americans into equal citizenship, but also created separate black and African-American consciousness. The Vietnam War, both deeply unpopular and unsuccessful, weakened American national identity, as large numbers of young Americans avoided or evaded the draft, some even renouncing American nationality. In the past three decades, huge numbers of Mexican and other Hispanic immigrants have settled in the US. Unlike earlier immigrants, they have retained close links to their home base, often remaining Spanish speaking and having dual nationality or citizenship. Some observers believe that America is evolving towards a bi-cultural, bi-lingual society. In addition, the advance of individualism has been accompanied by a turning towards inward and self-defined identities - such as feminist, gay, and lesbian - resulting in a partial shift from engagement with the nation to one with smaller and more homogenous groupings. The decline in communal identity, and trust in political leaders, has also weakened national allegiance. Finally, as noted by Samuel Huntingdon, "elements of America's intellectual, political, and business elites increasingly downgraded their commitment to the nation and gave privilege to trans-national and sub-national claims on their loyalties." The events of 9/11 led to a dramatic revival of American nationalism, but this appears to have been an exceptional and temporary spike in a long, downward trend. Events in Iraq, Syria and elsewhere have not restored a sense of American pride or surefootedness. Nor has the increasing polarization between Democratic and Republican parties, each backed since 2000 by almost exactly one-half of the electorate, helped a sense of a united America. Meanwhile, the economic collapse in the "Rust Belt" and in many once-great American cities, now reduced to near-third-world levels of squalor and poverty, has not helped either. The continued economic and technological triumphs of Silicon Valley and most of California should be a source of national pride, but just as often sparks resentment as the country becomes more economically unequal. As more and more citizens have become dependent on increased levels of welfare, and as even the middle classes have become less economically secure, even the centuries-old ideal of American individualism has appeared less relevant or widespread. Yet we can be sure that an attempt to revive American nationalism will not succeed if it is divisive. From this perspective, the problem with extremist Muslim terrorism is not that it is too much of a threat, but that it is not enough of one, not by a long chalk. When Hitler won an election in Germany in 1933, and then seized power and began to persecute the Jews, they were numerous and rich enough to be painted, albeit mendaciously, as a threat to the nation. The same cannot be said for Muslim extremists inside or outside America today. If a new idea is to unite and inspire the American nation, it needs to be truly popular with the great majority of Americans, which in turn requires that it needs to incorporate other sources of identity, such as Hispanic, black, feminist, gay, and, indeed, Muslim. Most of all, however, America needs to rediscover a political ideal consistent with its origins and history. And it is an ideal that is required, not just an idea. It has to stress all that is best in America's heritage and success. No contender in the 2016 Presidential election articulated such a vision. In 2020 the candidate who does so most effectively will win; and if nobody does so, the whole of America and the world will lose. It's time to begin thinking about what the new political ideal should incorporate. For starters, we could do worse than highlight three perennial themes which ring out loud and clear in the best of US history - individualism, personal responsibility, and compassionate egalitarianism. America needs a new Roosevelt, Kennedy, King, or Reagan to blend these ideals into a contemporary program which can attract the admiration and devotion of the great majority of Americans. For the sake of the free world, America can and must be made great again, but this can only happen with a new, cohesive vision, based on old American virtues. -- This feed and its contents are the property of The Huffington Post, and use is subject to our terms. It may be used for personal consumption, but may not be distributed on a website.

Выбор редакции
14 февраля, 07:23

Қазақстандық ұтыс ойынынан су жаңа пәтер ұтып алды

Өткен демалыс күндері BI Group құрылыс компаниясы «Арман қала» тұрғын үй кешенінен пәтерге, су жаңа Chevrolet New Aveo автокөлігіне, паркинг және Эмиратқа екі адамға арналған жолдамаға ұтыс ойынын өткізді. 2017 жылдың 11 ақпаны керемет сәттермен есте қалатын болды. Бұл күні бір шаңыраққа сәби дүниеге келіп жатса, бірі туған күнін тойлап немесе отау құрып жатады, ал BI Group компаниясы өз клиенттеріне тосын сый жасап, қымбат сыйлықтарға ауқымды ұтыс ойынын өткізді. Компанияның басқарма төрағасының орынбасары Тасболат Абдуллин бұл іс-шараның жыл сайын өткізілетініне уәде берді. Жүлде қоры таңғаларлық. Бұл 100 тұрмыстық техника (теледидарлар, тоңазытқыштар, кір жуатын машиналар және т.б.) және ноутбуктер мен планшеттер... Сондай-ақ, 4 бас жүлде: пәтер, автокөлік, паркинг және Эмиратқа екі адамға жолдама. Кеш жүргізушісі, белгілі КВН ойыншысы, шоумен Нұржан Бейсенов жайдарлы әзілдерімен жиналған қауымға күлкі сыйлады тіпті қонақтармен бірге қосылып ән де айтты. Ал еліміздің эстрада жұлдыздары Алмас Кішкенбаев, Бейбіт Қорған және Тамара Асар ән шырқағанда көрермендер өздерінің орындарынан тұрып, қалай билеп кеткендерін де білмей қалды. «Мисс Астана-2014» Асия Абисова және кеш жұлдыздары билеттердің ішінен кездейсоқ алынған билеттердің иелерін анықтады. Форум соңында бағы жанған жүлде иегерлері бізбен өз әсерлерімен бөлісті. Нұржігіт: «Мен Эмиратқа жолдама ұтып алғаныма қуаныштымын, бірақ кез-келген жігіт машинаны қалайды ғой. Сүйіктім жоқ, енді күтпеген бұл демалысымды кіммен өткізетінімді ойланатын боламын!» Өз қызына пәтер сатып алып берген Сапарали да үйіне олжамен оралды: «Пәтерді қызыма Алматы қаласынан алдым. Қазір 11-ші сыныпта оқып жүр, биыл оқуға түседі, болашағын осы қалада құрады деп ойлаймын. Өзім Шымкент қаласынан келдім. BI Group компаниясына алғысым шексіз, паркинг ұтып алғаныма өте қуаныштымын. Осындай қызықты шара ұйымдастырып отырғандарыңызға рахмет!» Ерлі-зайыпты Есет пен Әлия: «Өзімізге көлік сатып алғымыз келіп жүр еді. Білесіз бе, мен ешқашан ұтыс ойындарында ұтып көрмеппін, міне бүгін күйеуімнің арқасында біздің жолымыз болды, оның ұтыс ойындарында әрдайым жолы болады, сондықтан BI Group компаниясына және бізге қолдау көрсеткен барша адамдарға зор алғысымды білдіремін!» Бас жүлденің иегері Әсемгүл: «Бүгін осы іс-шараға келе жатқанымда мен баламнан «Біз не ұтып аламыз?» деп сұрадым, ол маған «Пәтер!» деп жауап берді. Бұл әңгімеміздің шындыққа айналатынын кім білген?! Мен бүгін анамның орнына келдім, пәтерді анам сатып алған болатын және анама ерекше сыйлық жасағым келген, өйткені ол осы жылы зейнеткерлікке шығады». *PR құқында

13 февраля, 00:14

Бывший главный экономист BIS: "Центробанки не могут остановить печатные станки - а это путь к гиперинфляции" (alexsword)

Уильям Вайт, бывший главный экономист BIS (Банк Международных Расчетов) известен тем, например, что предсказал первую волну суперкризиса задолго до ее начала, критиковал политику ФРС еще с 90-х и т.д. В общем, кое-что смыслит! И вот, что он думает о текущей ситуации: 43 комментария

Выбор редакции
12 февраля, 03:35

The State Of Location Intelligence Analytics & BI, 2017

These insights are from an excellent research study by Dresner Advisory Services titled 2017 Location Intelligence Market Study Report. Dresner Advisory Services defines location intelligence as a form of business intelligence where the dominant dimension used for analysis is location or geography.

10 февраля, 17:00

Отменят ли наличные в России

В Министерстве финансов предложили «подумать» о запрете оплачивать крупные покупки наличными деньгами. Об этом на съезде партии «Единая Россия» заявил глава ведомства Антон Силуанов Как передает корреспондент РБК со съезда «Единой России», Силуанов призвал вернуться к обсуждению вопроса о сокращении расчетов наличными деньгами в России для повышения собираемости налогов. «Многие страны идут по этому пути […]

18 ноября 2016, 18:04

Дмитрий Перетолчин. Владимир Павленко. "ФРС против американских президентов"

Доктор политических наук Владимир Павленко об истории борьбы банкиров за контроль над Соединенными Штатами, как создание ФРС изменило американское общество и всю мировую финансовую систему. #ДеньТВ #Перетолчин #ФРС #доллар #экономика #Ротшильды #Рокфеллеры #банкиры #Трамп #элиты #Морганы #история #Павленко #Шифф #Барух

14 февраля 2016, 19:01

В.Ю. Катасонов: Мировая теневая экономика. Картели

Пять признаков империализма по В. ЛенинуРовно 100 лет назад в книге «Империализм, как высшая стадия капитализма», которую изучали в Советском Союзе во всех вузах, В.И. Ленин выявил пять основных экономических признаков империализма как «высшей» и «последней» стадии капитализма. Это:1) Концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни.2) Слияние банкового капитала с промышленным и создание на базе этого «финансового капитала» финансовой олигархии.3) БОлее важное значение вывоза капитала по сравнению с вывозом  товаров.4) Образование международных монополистических союзов капиталистов, осуществляющих передел мира.5) Конец территориального раздела земли крупнейшими капиталистическими державами.Сегодня изменился каждый из пяти экономических признаков империализма. Но приглядимся повнимательнее к  четвертому, наиболее актуальному сегодня признаку — как выясняется, самому небезопасному для мира. Этому признаку посвящена пятая глава книги, которая называется «Раздел мира между союзами капиталистов».Глава начинается следующими словами: «Монополистические союзы капиталистов, картели, синдикаты, тресты, делят между собою, прежде всего, внутренний рынок, захватывая производство данной страны в своё, более или менее полное, обладание. Но внутренний рынок, при капитализме, неизбежно связан с внешним. Капитализм давно создал всемирный рынок. И по мере того, как рос вывоз капитала и расширялись всячески заграничные и колониальные связи и «сферы влияния» крупнейших монополистических союзов, дело «естественно» подходило к всемирному соглашению между ними, к образованию международных картелей».Итак, четвёртый экономический признак империализма связан с образованием международных картелей. Международные картели — монополии монополий, соглашения национальных монополий разных стран (тресты, концерны, синдикаты) об экономическом разделе мира.Созданию международных картелей предшествует образование картелей на национальном уровне. Об этом Ленин пишет в первой главе («Концентрация производства и монополии»). Первые национальные картели появляются после кризиса 1873 года. Экономический подъем конца XIX века и экономический кризис 1900–1903 гг. привели к массовому образованию национальных картелей,  они  "становятся одной из основ всей хозяйственной жизни». Тогда же образуются многие международные картели.Оригинал взят у ss69100Картели как сеть теневой экономикиВ рамках международных картельных соглашений монополисты разных стран делят рынки сбыта товаров, определяют географические границы сфер операций отдельных участников международного картеля. При этом почти всегда устанавливаются единые (монопольно высокие) цены на однотипные товары и услуги. Иногда определяются предельные объемы производства и сбыта тех или иных товаров. Кроме рынков сбыта, разделу могут подлежать источники сырья и сферы приложения капитала.Существуют также закупочные картели (установление монопольно низких цен на закупаемые товары и услуги). Очевидно, что международные картели ограничивают или даже делают невозможным торговую, инвестиционную и финансовую деятельность аутсайдеров, оказавшихся за бортом международных соглашений. Нередко картели «расчищают» себе «жизненное пространство», сначала проводя синхронизированный демпинг, а уже затем устанавливая монопольно высокие цены.Ярким примером международного картеля начала прошлого века является соглашение между американским трестом «Дженерал электрик» и германской корпорацией АЭГ. В 1907 году между этими гигантами электротехнической промышленности был заключен договор о дележе мира. Конкуренция на рынках электротехнической продукции была устранена.Ленин очень подробно описывает историю создания и механизм функционирования международного электротехнического картеля. Он также приводит примеры международных картельных соглашений о разделе мировых рынков рельсов, цинка, морского торгового судоходства. Он подробно описывает конкурентную борьбу между американским керосиновым трестом Рокфеллеров и объединением германских керосиновых компаний. В какой-то момент времени конкуренты были близки к образованию всемирного керосинового картеля, но в последний момент соглашение расстроилось.При раскрытии четвертого экономического признака империализма Ленин ссылался на исследование немецкого экономиста Роберта Лифмана (1874–1941)  «Картели и тресты». По данным Лифмана, в 1897 году в мире насчитывалось около 40 международных картелей с участием Германии, а к 1910 году уже около 100. Примечательно, что в начале ХХ века почти ни один международный картель не обходился без участия компаний Германии и США, проводивших агрессивный захват мировых рынков. Они «отжимали» рынки у своих конкурентов из Англии, Франции, Бельгии, Голландии.И хотя уже на заре века во многих странах  действовало антимонопольное законодательство, которое запрещало создание картелей. или предполагало согласие со стороны антимонопольных служб, картели  имели одно преимущество --  они в отличие от  других форм монополий (тресты, синдикаты, концерны), могли создаваться втайне от государства и общества по типу «джентльменских соглашений». И даже если соглашения имели письменную форму, то документы  надежно прятались  в сейфах подписантов.Иными словами, международные картели представляли, да и сегодня представляют собой версию теневой экономики. Нередко картели маскируются вывесками информационных центров, научных институтов, союзов предпринимателей, комитетов, комиссий и т.п. Компании, которые вступают в картельное соглашение, сохраняют свою финансовую, юридическую, коммерческую и производственную самостоятельность. Правда, иногда участники картеля создают совместную компанию акционерного типа для выполнения функций управления.Производственные и рыночные квоты участников картеля соответствуют их долям в капитале совместного акционерного общества. В качестве примера можно привести международный картель по азотным удобрениям ( созданный в 1928 году). В 1962 году участники картеля создали акционерную компанию «Нитрекс» (Nitrex A.G.) с капиталом 1 млн. швейцарских франков (зарегистрирована в Швейцарии, Цюрих). Акции были поделены между участниками картеля. «Нитрекс» в централизованном порядке собирал все заказы на поставку азотных удобрений и распределял их между участниками картеля.Имеются также документированные свидетельства,  что международные картели принимали активное участие в подготовке и развязывании Второй мировой войны. В период между двумя мировыми войнами процесс создания международных картелей резко активизировался. К началу Второй мировой войны 1939–1945 годов, по некоторым оценкам,их  число  возросло чуть ли не до 1200, и накануне войны они контролировали от трети до половины всего оборота мировой торговли.Преимущественно это были соглашения монополий различных европейских стран. Число международных картелей,с одновременным участием европейских и американских монополи, йбыло невелико. Капиталистические страны, находившиеся в состоянии затяжного экономического кризиса, стали проводить дифференцированную антимонопольную политику. Внутри своих стран власти все-таки пытались ограничивать монополии и стимулировать конкуренцию. А в случае, если создавались международные картели, которые могли усиливать позиции национальных компаний на внешних рынках, почти никаких препятствий власти не создавали. Даже, наоборот, поощряли создание картелей.Некоторые международные картели с участием американских и немецких компаний не прекращали своей деятельности на протяжении всех лет Второй мировой войны.Обвинения в адрес международных картелей  прозвучали  на Потсдамской конференции 1945 года и на Нюрнбергском процессе.После войны во всех странах  превалировали антикартельные настроения . В Организации объединенных наций (ООН) обсуждался вопрос о том, что этот новый институт должен полностью запретить международные картели или, по крайней мере, контролировать их создание и функционирование. В послевоенные десятилетия до 1970-х гг. на Западе более или менее эффективно реализовывалось антимонопольное законодательство. В том числе в части, касающейся международных картелей. К началу 1970-х гг. число таких картелей оценивалось в 70-80. Примечательно, что это были преимущественно трансатлантические картели, т.е. соглашения с одновременным участием европейских и американских монополий.Картели под прикрытием исследовательских институтовСо времени окончания Второй мировой войны и до середины 70-х гг. наиболее известными в мире были международные картели в области морского судоходства (их было несколько), по электрооборудованию, радиоаппаратуре, автомобилям, подвижному железнодорожному составу, а также по удобрениям: азотным, калийным и фосфатным. В сфере производства химических товаров действовали созданные еще в период между двумя мировыми войнами картели: содовый, по красителям и по хинину. В области производства цветных металлов - картели по алюминию и меди.В сфере производства черных металлов - по стали, отдельным видам проката, рельсам, трубам, белой жести. Естественно, международные картели не афишировали свою деятельность, пытаясь убедить общество и контролирующие органы государства, что они занимаются «исследовательской» деятельностью. Например, функции международного калийного картеля (до Второй мировой войны в него входили монополии Франции, Германии, Испании, Польши, Великобритании, США и других стран) после войны стали выполнять три «института».Это Международный калийный институт в Берне (Швейцария), представляющий в основном интересы западноевропейских компаний, а также две организации США — Американский калийный институт и Фонд для международных исследований в области калия. Международные картели в морском судоходстве назывались «пулами» и «конференциями».Для международных картелей использовались «крыши» союзов предпринимателей...Например, международный картель по стали в 1967-м создал  «крышу» в виде Международного института чугуна и стали (МИЧС). Создание МИЧС, как было официально заявлено, имеет целью укрепление контактов между сталепромышленниками различных капиталистических стран, обмен информацией, касающейся положения на рынке чёрных металлов. В 1970 г. МИЧС объединял более 100 металлургических компаний 24 капиталистических стран, производивших около 95% стали в капиталистическом мире.Точное количество международных союзов предпринимателей назвать трудно. Они могут иметь самые разные названия: торговые и промышленные палаты, биржевые комитеты, отраслевые институты, ассоциации, комиссии и т.п.Патентные картелиПосле войны появились патентные картели. В условиях развернувшейся научно-технической революции в международной торговле резко возросла доля товаров обрабатывающей промышленности, особенно ее наукоемких отраслей. Позиции корпораций, действующих в таких отраслях стали активно защищаться с помощью такого инструмента, как патенты (право на исключительное пользование техническим новшеством) и лицензии (разрешение на пользование техническим новшеством другим компаниям за лицензионное вознаграждение, участие в капитале или получение иных прав).Многие авторы поспешили заявить, что в условиях НТР традиционные международные картели «приказали долго жить», на их место пришли патентные картели, основанные на обмене патентами и лицензиями внутри узкого круга компаний разных стран. Причем, эти патентные картели не прятались, более того, они защищались патентными и иными службами, оберегающими интеллектуальную собственность крупного капитала.Существовала  «картельная блокада» Советского Союза и России и  сегодня это особенно актуально. Интересно, что до сих пор нашими экономистами, политологами и историками абсолютно не затронут этот важнейший аспект советской экономической истории. На протяжении 70 лет своего существования СССР находился в плотном кольце международных картельной блокады.Советские внешнеторговые организации вели переговоры и заключали контракты с компаниями, входившими в состав различных международных картелей. Торговля СССР с компаниями, не входившими в картели, была крайне затруднена. Именно поэтому мы могли торговать с Западом, лишь последовательно проводя политику государственной монополии внешней торговли.Без такой монополии международные картели могли бы грабить нас нещадно, устанавливая монопольно высокие цены на товары, импортируемые Советским Союзом, и монопольно низкие — на товары, поставляемые нами на Запад. До конца СССР не удавалось преодолевать фактор «картельной блокады», его действие лишь смягчалось. Именно поэтому основополагающими принципами советской экономической политики была опора на собственные силы, а также приоритетное развитие торгово-экономических отношений со странами социалистического содружества.После развала СССР и создания Российской Федерации «картельная блокада» против нашей страны не ослабла. Слава Богу, наша Федеральная антимонопольная служба (ФАС) это вовремя осознала. Ключевым направлением деятельности ФАС с 2014 г. стало расследование деятельности картелей с участием иностранных компаний. Правда, ФАС неоднократно заявляла, что борьба с международными картелями в России сильно затруднена. Главная причина — отсутствие международного акта, регулирующего совместные проверки ФАС с иностранными антимонопольными ведомствами, а также позволяющего обмениваться с ними конфиденциальной информацией.Но вернемся в 1970-е гг.,  когда на первый план вышли патентные картели. Конечно, традиционные картели, охватывающие рынки сырья и полуфабрикатов, продолжали существовать.Некоторые из них полностью ушли в «тень», другие изменили свой статус. Они приобрели вид межгосударственных соглашений о защите рынков тех или иных товаров.Такие международные товарные соглашения (МТС) получили большое распространение в первые два-три послевоенных десятилетия. Это соглашения по цинку, олову и некоторым другим металлам, зерну, джуту, кофе, бананам и другим биржевым товарам. Наиболее известно соглашение по нефти, получившее название ОПЕК.Считалось, что эти соглашения призваны защитить развивающиеся страны от неэквивалентного обмена стран бедного «юга» со странами богатого «севера», экспортирующего промышленную продукцию (так называемые «ножницы цен»).Однако надо иметь в виду, что за вывесками развивающихся стран зачастую скрывались транснациональные корпорации (ТНК), которые действовали в этих странах и были заинтересованы в таких картельных соглашениях межгосударственного типа.Яркий пример — ОПЕК. Это организация стран — экспортеров нефти. Основана в 1960 г. рядом стран (Алжир, Эквадор, Индонезия, Ирак, Иран, Кувейт, Ливия, Нигерия, Саудовская Аравия и др.) с целью координации действий по объему продаж и установлению цен на сырую нефть. Благодаря тому, что ОПЕК контролирует примерно половину мирового объема торговли нефтью (оценка на начало нынешнего столетия), она способна значительно влиять на уровень мировых цен.Однако при этом не стоит забывать, что за ширмой ОПЕК стоят транснациональные корпорации. Еще в 1960-е годы у всех был на слуху международный нефтяной картель, получивший название «семь сестер».История нефтяного картеля началась 87 лет назад. 17 сентября 1928 года в шотландском городке Ахнакарри было заключено неформальное соглашение между Royal Dutch Shell, Англо-персидской нефтяной компанией (будущая British Petroleum) и Standard Oil of New Jersey (будущая Exxon).Оно было призвано убрать жёсткую конкуренцию между этими гигантами нефтяного бизнеса.Для чего предусматривало сокращение добычи нефти в соответствии с тенденциями спроса на неё и сохранение существующей пропорции между добывающими компаниями.Уже к 1932 году в картель Ахнакарри вошли все семь крупнейших англо-американских компаний, создавших впоследствии «консорциум для Ирана».Примечательно, что антимонопольные службы США «благословили» создание нефтяного картеля, поскольку он укреплял позиции американских корпораций на мировом рынке нефти.Сегодня о международном нефтяном картеле почти ничего не слышно. Зато в СМИ много говорят об ОПЕК.С легкой руки некоторых журналистов, ее стали даже называть «антикартелем», имея в виду, что она был создана для противостояния «семи сестрам». Ничего подобного: нефтяной картель продолжает существовать. Просто входящие в него «сестры» не раз уже успели поменять свои «девичьи» фамилии. А главное — они скрываются за ширмой организации ОПЕК, которую научились использовать в качестве своеобразного «троянского коня».В качестве примера можно вспомнить энергетический кризис 1973 года, когда цены на «черное золото» в течение нескольких месяцев выросли в четыре раза. Тогда во всем обвинили страны ОПЕК. Однако главными «бенефициарами» той «революции цен» стали все те же «семь сестер» (и ряд других, примкнувших к ним нефтяных корпораций), а также западные банки, куда стали поступать десятки миллиардов нефтедолларов из стран ОПЕК.Да, конечно, в мире нефти в 70-80-е годы прошлого века произошли большие подвижки. Формально многие страны третьего мира объявили о национализации нефтяной промышленности. Но закупщиками нефти остаются все те же западные нефтяные корпорации. Члены международного нефтяного картеля занимают монопольные позиции в переработке нефти, транспортировке и реализации нефтепродуктов.Бреттон-Вудская валютно-финансовая система1970-е годы назвали закатом золотодолларового стандарта и началом «золотого века» международных картелей.С конца 1970-х гг. тема международных картелей постепенно исчезает из экономической литературы, СМИ, повестки заседаний международных организаций. В более поздние годы, если и имеют место публикации на тему международных картелей, то они содержат материалы и цифры, относящиеся к прошлым годам. Создается впечатление, что эпоха международных картелей закончилась.Но это иллюзия. Картели и раньше были в тени. Они и сейчас остаются в тени. Просто раньше антимонопольные службы периодически поднимали шум по поводу международных картелей, а сейчас их предпочитают не искать и не замечать. Объяснение подобного феномена следует искать в общем ослаблении (и даже демонтаже) антимонопольной функции современного капиталистического государства. А это ослабление, в свою очередь, обусловлено тем, что произошло достаточно радикальное изменение мировой валютно-финансовой системы. В 1970-е годы произошел переход от золотодолларового стандарта (Бреттон-Вудская валютно-финансовая система) к бумажно-долларовому стандарту (Ямайская валютно-финансовая система).Суть этого перехода состояла в том, что раньше мировой валютной был доллар США, который эмитировался Федеральной резервной системой США, но эмиссия была ограничена золотым запасом США.После Ямайской валютно-финансовой конференции (январь 1976 г.) привязка доллара к золоту была отменена. Образно выражаясь, с «печатного станка» ФРС был снят «золотой тормоз». Хозяева «печатного станка» ФРС обрели почти полную свободу. Впрочем, оставалось одно и очень серьёзное ограничение — спрос на продукцию «печатного станка» ФРС — доллары.Тема того, как «хозяева денег» создавали и продолжают создавать спрос на доллары очень широкая, выходит за рамки данной беседы. Но первое, что пришло в голову «хозяевам денег» — снять контроль над ценами на все и вся. Энергетический кризис — первое и очень яркое проявление этой новой политики (как мы отметили, цены на «черное золото» взлетели в 1973 году за несколько месяцев сразу в четыре раза).В свете новых финансово-валютных реалий международные картели как раз очень необходимы «хозяевам денег». С одной стороны, мировая финансовая олигархия всячески оказывает содействие в создании международных картелей. С другой стороны, она, контролируя большую часть СМИ, делает все возможное для того, чтобы тема международных картелей вообще не «всплывала». На нее установлено негласное табу.Банковские картелиВозвращаясь к работе Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма», хочу обратить внимание на то, что «классик» обошел стороной один очень важный аспект темы международных картелей. Да, он перечислил много отраслей и производств, которые были картелированы к началу Первой мировой войны на международном уровне (электротехническая промышленность, морское торговое судоходство, производство рельсов и др.).Можно картелировать и данковскую дейтельность, но тема банковских картелей табуирована. Еще раз подчеркнем, что картель — прежде всего соглашение о ценах. В банковской сфере производят не товары, а деньги, которые также имеют цену. Она выражается в виде процентов по активным (кредитным) и пассивным (депозитным) операциям. Банки (как на национальном, так и международном уровнях) могут договариваться о единых процентных ставках, а также делить рынки кредитных и депозитных операций.В работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» второй раздел работы посвящен исключительно банкам («Банки и их новая роль»). Но в нем мы также не находим упоминания о банковских картелях. Вот о банковских трестах в Америке Ленин пишет: «Между немногими банками, которые в силу процесса концентрации остаются во главе всего капиталистически хозяйства, естественно всё больше намечается и усиливается стремление к монополистическому соглашению, к тресту банков. В Америке не девять, а два крупнейших банка, миллиардеров Рокфеллера и Моргана, господствуют над капиталом в 11 миллиардов марок». Но банковский трест возникает в результате слияния или поглощения одних банков другими».Впрочем, один гигантский банковский картель возник за два года до того, как Ленин приступил к написанию своей работы. Речь идет о Федеральной резервной системе США.  Ленин не обратил внимания на такое событие, как принятие Конгрессом США закона о Федеральном резерве в последние дни 1913 года. Что ж тут удивительного, что даже многие американцы не проявили интереса к какой-то мало понятной «Федеральной резервной системе». Между тем создание ФРС стало ключевым событием не только в американской, но и мировой истории.И это тема особого разговора. Сейчас нас интересует ФРС как банковский картель. А ФРС была именно картелем, объединив под своим началом львиную долю всех банков США. Причем это был легальный картель, статус которого определялся законом 1913 года. На то, что ФРС — банковский картель, обращают внимание, к сожалению, немногие.Формально Федеральный резерв был национальным банковским картелем, действовавшим в пределах США. Но надо иметь в виду, что среди главных акционеров ФРС как частной корпорации были банкиры не только из Нового Света, но также из Европы. Среди них, в первую очередь, Ротшильды. Об этом еще в начале 50-х годов прошлого века поведал читателям американский исследователь Юстас Муллинс в своей книге «Секреты Федерального резерва». Поэтому можно с полным основанием полагать, что ФРС с самого начала была международным банковским картелем.Интересно, что именно крупнейшие члены международного картеля «ФРС» стали главными бенефициарами Первой мировой войны, т.к. за годы войны выдали военных кредитов воюющим странам (прежде всего, Великобритании и Франции) на многие миллиарды долларов. Американский экономист Мюррей Ротбард писал:«Создание Федеральной резервной системы удачно совпало с началом Первой мировой войны в Европе.Существует общепринятое мнение, что только благодаря новой системе США смогли вступить в войну и не только финансировать свои собственные военные нужды, но и предоставлять значительные займы союзникам. За время войны Федеральный резерв приблизительно удвоил денежную массу в США и соответственно цены также выросли в 2 раза. Для тех, кто считает, что вступление США в Первую мировую войну было одним из самых ужасных событий XX в., повлекших за собой катастрофические последствия как для США, так и для Европы, возможность вступления США в войну едва ли является убедительным аргументом в пользу Федерального резерва».По принципу картеля устроены банковские системы большинства стран мира. При этом «головой» таких картелей являются центральные банки, определяющие «правила игры» для частных коммерческих банков и следящие за соблюдением ими этих правил. Но все-таки это преимущественно национальные банковские картели. А вот в период между двумя войнами началось выстраивание действительно мирового банковского картеля. Речь идет о Банке международных расчетов (БМР) в Базеле, который был создан в 1930 году.Первоначально он предназначался для организации репарационных платежей Германией в пользу стран-победительниц. Однако через некоторое время его главной функцией стала координация деятельности крупнейших западных банков. После Второй мировой войны БМР официально стал координировать деятельность центральных банков. Нередко БМР называют «центральным банком центральных банков», или «клубом центральных банков». Фактически это «головка» мирового банковского картеля.Известно, что этот международный банковский суперкартель сыграл важную роль в подготовке и развязывании Второй мировой войны, а в годы войны осуществлял координацию действий банкиров противоборствующих стран. На конференции в Бреттон-Вудсе был поднят вопрос о преступной деятельности БМР, было (правда, с большим трудом) принято решение о ликвидации этого банковского суперкартеля.Однако решение конференции так и не было выполнено. Международный картель ростовщиков с «головкой» в швейцарском городе Базель по-прежнему продолжает управлять мировым рынком денег. А через рынок денег — всей мировой экономикой. Безусловно, что два мировых картеля — Федеральный резерв и Банк международных расчетов между собой тесно взаимодействуют. Их можно сравнить с двумя головами одной мировой гидры.Ещё раз вернемся к работе «Империализм, как высшая стадия капитализма». В ней «классик» постоянно говорит о законе неравномерного экономического и политического развития при капитализме. Под этой «неравномерностью» Ленин имеет в виду постоянное изменение соотношения сил на мировой арене отдельных капиталистических государств, а также крупнейших компаний на внутреннем и мировом рынках. Эта «неравномерность», в частности, порождает неустойчивость международных картелей.Многие картельные соглашения заключаются на срок, но нередко разваливаются намного раньше наступления согласованного срока. Какие-то участники международных картелей усиливаются (например, в результате поддержки своих государств), другие, наоборот, ослабевают. Это неизбежно вызывает соблазн пересмотра первоначальных договоренностей усилившимися монополиями. В некоторых случаях им удается добиться пересмотра. В других — нет. Тогда происходит распад картелей. Бывают случаи, когда о создании международного картеля вообще не удается договоритьсяМеждународные картели — реальная угроза мировой войныПожалуй, наиболее важный политический вывод, который содержится в анализе Лениным четвертого экономического признака империализма, заключается в том, что международные картели представляют собой угрозу для мира, являются источниками войн. Вывод, на первый взгляд, парадоксальный. Ведь, вроде бы картельные соглашения предусматривают прекращение конкурентных войн между монополиями за рынки, источники сырья и сферы приложения капитала.И в начале ХХ века некоторые экономисты и политики делали вывод о наступлении на земле «вечного мира», который несут человечеству монополии и интернационализация хозяйственной жизни. Ленин в своей работе, кстати, подвергает резкой критике Карла Каутского за  его веру  в то, что картели несут человечеству мир. Он пишет: «Капиталисты делят мир не по своей особой злобности, а потому, что достигнутая ступень концентрации заставляет становиться на этот путь для получения прибыли; при этом делят они его «по капиталу», «по силе» — иного способа дележа не может быть в системе товарного производства и капитализма. Сила же меняется в зависимости от экономического и политического развития».Сегодня монополии для передела мира используютсобственные силовые возможности (например, опираются на частные военные компании). Но их явно не хватает. Поэтому основной их силовой ресурс — государство с вооруженными силами, готовыми участвовать в военных операциях в любой точке мира. Раздел мира «по силе» делает неизбежным превращение частномонополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм (ГМК).Историю создания и развития международных картелей ХХ века позволяет нам сделать некоторые выводы, и не впадать в те иллюзии и утопии «вечного мира», которые были распространены среди «ученой публики» в начале прошлого века. Эпоха, когда транснациональные корпорации и транснациональные банки делили мир «по капиталу» близка к своему завершению.Мы вступаем в эпоху, когда экстенсивное освоение мира монополиями (получившее название «глобализация») более невозможно. Монополии начинают делить мир «по силе», используя государственный военный потенциал. Сегодняшние события на Ближнем и Среднем Востоке — яркое тому подтверждение.В.Ю. КатасоновИсточник.

30 июля 2014, 17:12

БМР: падение кредитов в евро, структура деривативов, долги РФ и Украины

Обозрение Банка международных расчётов, июнь 2014 г. 1. Международные кредиты в евро. Резкое падение. 2. Международная структура обязательств России и Украины перед иностранными банками. 3. Внебиржевой рынок производных долгов. Структура деривативов. 4. Процентные деривативы. Структура по валютам, срокам погашения и секторам. 5. Структура кредит-дефолтных свопов CDS. 1. Международные кредиты в евро. Международные кредиты, номинированные в евро, снизились в 4 кв. 2013 на 355 млрд. евро (-3,6%). (График 1, левая панель). С другой стороны, в долларах США и в японских иенах кредитование выросло на $ 64 млрд (+ 0,5%) и на $ 61 млрд (+ 5,2%) соответственно. Резкое падение трансграничного кредитования в евро в течение четвертого квартала 2013 года является частью более широкой тенденции, наблюдаемой на протяжении последних нескольких лет.  Обратите внимание: обязательства, номинированные в евро на конец 2013 года составляют 4,5 трлн внутри и около 1,7 трлн вне еврозоны (центр. панель графика 1). Это упрёк некоторым умам, полагающим, что кредитование в евро незначительно и потому при формировании курса важен лишь торговый баланс. Евро - полноценная резервная валюта, в которой ведутся и торговые платежи и инвестиции. В отличие от юаня, который хотя и опередил евро по торговым платежам, но в кредитно-инвестиционной деятельности почти не заметен. Пока не заметен, разумеется. 2. Международная структура обязательств России и Украины перед иностранными банками.  При негативном развитии ситуации вокруг Украины наибольшие потери понесут банки Франции, Австрии, Италии - и по России, и по Украине, а банки США, Германии, Голландии и Англии - только по России. 3. Внебиржевой рынок производных долгов (деривативов).  Рынок производных долгов продолжил расширение во второй половине 2013 года. Номинальная сумма непогашенных внебиржевых производных контрактов, которые являются показателем активности внебиржевых производных финансовых инструментов, составил $ 710 трлн на конец декабря 2013 . Это сопоставимо с $ 693 трлн на конец июня 2013 года и $ 633 трлн в конце 2012 года (график 3, левая панель). С поправкой на изменения обменного курса, условная сумма на конец 2013 г. на 1% выше, чем на конец июня 2013 года и на 13% выше, чем в конце 2012 г.  Несмотря на увеличение условных сумм [понимаю, $ 710 трлн это как в страховом бизнесе - стоимость страховых выплат при наступлении страхового случая, но это ещё не значит, что таковой случай наступит в отношении всех застрахованных активов], рыночная стоимость размещенных срочных контрактов снизилась и на конец декабря 2013 г. валовая рыночная стоимость всех контрактов,т. е. стоимость замены всех незакрытых контрактов по рыночным ценам, действующим на отчетную дату составил $ 19 трлн. Это по сравнению с $ 20 трлн на конец июня 2013 года и $ 25 трлн на конец 2012 года (график 3, центр. панель). 4. Процентные деривативы. Структура по валютам, срокам погашения и секторам.  5. Структура кредит-дефолтных свопов  Подробнее: BIS Quarterly Review. June 2014. International banking and financial market developments.

06 июля 2014, 15:14

Стимулрование ЕЦБ: снова о TLRTO

ЕЦБ Уже есть первые итоги принятых мер, в принципе вполне предсказуемые - банки отказались от избыточной ликвидности, которая должна была им прийти от завершения программ абсорбирования ликвидности и просто сократили заимствования у ЕЦБ, если на конец мая кредит ЕЦБ банкам составлял 650-680 млрд евро, то к началу июля он сократился до 550-570 млрд евро. Видимо именно это ЕЦБ подразумевает под предоставлением ликвидности )))  Вторая часть стимулов преполагает предоставление от ЕЦБ ликвидности под залог портфлей кредитов нефинансовому секторе за исключением ипотеки. Проблема в том, что объем кредитования ограничен до 7% процентов от соответствующего кредитного портфеля банков. Соответствующий портфель в Еврозоне составляет 5.7 трлн евро, из которых только 2.2 трлн евро у PIIGS, т.е. банки PIIGS смогут получить всего 150-160 млрд евро, в то время как им нужно погасить LTRO на ~330-350 млрд евро. Немецким банкам лишняя ликвидность не нужна - они практически не привлекают средства у ЕЦБ. Это может означать, что планируемые 400 млрд евро могут быть не выбраны в сентябре-декабре, а вот погасить трехлетние LTRO на эти же 400 млрд придется погасить. Причем гасить их придется итальянским и испанским банкам, что может "перекосить" ликвидность опять в пользу более устовчивых стран еврозоны, т.к. частично лишит итальянцев и испанцев доступа к долгосрочной ликвидности.  Кредит предприятиям и населению активно сокращается (-3% в год), хотя к 2015 году ситуация может несколько выравняться, но надежды Драги на то, что ЕЦБ предоставит до триллиона евро в рамках TLTRO пока больше похожи на мечтания и скорее всего ЕЦБ придется искать как запустить свою QE, т.е. выкуп ABS, правда здесь есть проблемы - рынок секъюритизации в ЕС как единое целое отсутствует, да и в принципе он недоразвит. Объем рынка в валюте евро составляет смешные 1.05 трлн евро - там и покупать то нечего. Так что ЕЦБ нужно как-то снова искать креативные решения... ну а пока из того, что мы видим: баланс ЕЦБ и кредит банкам в результате решения сократился на ~120 млд евро, в январе-феврале не очень понятно как испанцы и итальянцы будут гасить LTRO. Тут два варианта: распродавать ценные бумаги, которые сейчас в залоге или рефинансироваться более короткими сроками (неделя, месяц, три месяца). В принципе распродавать логичнее, т.к. цены на итальянские и испанские госбонды затащили высоко вверх (доходность 2.5-2.8% годовых по десятилеткам). P.S.: Из забавного... Банк международных расчетов заметил пузыри, на что Йеллен ответила, что пузыри и финансовая стабильность - это не её вахта :) 

10 июня 2014, 19:13

Тайные архитекторы Бреттон-Вудской системы

Дмитрий Перетолчин и Валентин Катасонов о Бреттон-Вудской конференции.

10 июня 2014, 05:06

Информационно-психологическая война

Главная война, которая ведётся сегодня против России, – это война информационно-психологическая, направленная на изменение не только политических взглядов, но и всего мировоззрения народа. Специалисты говорят о «войне сознаний», в которой объектом поражения является определённый тип мировосприятия. Автор: Ольга Четверикова  Когда несколько лет назад ПАСЕ приняла резолюцию, в которой уравняла СССР и нацистскую Германию в ответственности за развязывание Второй мировой войны, стало ясно, что Запад готовит реабилитацию нацизма. Когда и если это окончательно произойдёт, критика нацизма будет объявлена преступной, а утверждение «Гитлер – главная жертва сталинизма» станет одним из положений новой идеологии. События на Украине – яркое свидетельство того, что первый этап затеянной Западом реабилитации нацизма завершается…Уникальность украинского феномена в том, что здесь новый нацизм предстал грандиозной химерой, соединившей фашистов, сионистов, либералов, оккультистов, экуменистов, папистов, протестантов. Масок и идейных вывесок много, а сущность одна. Вне зависимости от формальной принадлежности к той или иной конфессии, партии или секте, все они имеют одинаковое представление о будущем мировом порядке и о методах его построения. И религия у них одна: это религия тотальной власти, в системе которой каждому уготовано своё место и свой кусок собственности (кому – жирный, а кому – кость). С эпохи европейских революций Запад привык поклоняться сверхчеловеку - существу, которое ставит себя на место Бога. Сегодня лики этого сверхчеловека являют то президент США, то папа римский, то комиссар ООН по правам человека, а то вдруг он предстанет в коллективном образе НАТО, ОБСЕ, Совета Европы, Европейского союза, Всемирного еврейского конгресса, наконец, Хабада. И, явившись, пытается установить свои порядки на крови. Чтобы заставить людей принять право «избранных» на тотальную власть, необходимо осуществить перестройку не только сознания, но всего строя души человека. Тотальная власть – это абсолютный контроль за разумом, чувствами и, главное, волей людей. Способы подавления чужой воли разрабатывались в течение столетий в различных закрытых орденских структурах. В масштабах всего государства это впервые вышло наружу в нацистской Германии, которая стала детищем англо-американских и сионистских финансовых кругов, признавших провал своего троцкистского проекта в России. Сегодня, глядя на то, как нежно воркуют западные политики с яценюками и турчиновыми, отдающими приказы о кровавых карательных операциях, как олигархи-сионисты финансируют фашистских боевиков, ясно представляешь себе, как Европу упаковывали в нацистский «новый порядок» в не столь далёкие 30-е годы ХХ века. Как расшаркивался перед Гитлером Джон Чемберлен, как шли с нацистским приветствием спортсмены на Олимпийских играх в Берлине 1936 года, как лелеяли управляемый нацистами Банк международных расчетов банкиры-иудеи, обделывая здесь на протяжении всей войны свои финансовые дела. Установление нацистского режима в Германии преследовало несколько целей. Во-первых, уничтожение советской России, представлявшей такую модель общественного развития, которая основывалась на ценностях, абсолютно несовместимых с религией золотого тельца. Во-вторых, объединение Европы под началом ведущих немецких бизнесменов в единую хозяйственную систему, финансовым нервом которой служил бы Банк международных расчётов, представлявший собой структуру, обеспечивавшую согласование интересов центральных банков враждующих между собой государств. Планировалось, что после завершения объединения Европы Германией нацистскую верхушку заменит наднациональная элита, которая продолжит строительство нового порядка уже в общемировом масштабе. В-третьих, реализация сионистского проекта создания государства Израиль, для чего необходимо было принести в жертву часть еврейского народа. После войны, спекулируя на страданиях простых евреев, сионистская верхушка создала религию Холокоста, превратившуюся в мощный инструмент управления мировым общественным мнением в интересах крупного еврейского капитала. В-четвёртых, превращение Германии в площадку для гигантского эксперимента по установлению контроля над сознанием. Это была программа полной перестройки человека в соответствии с методами евгеники - как «позитивной» (формирование «нового человека»), так и «негативной» (превращение в человеческий суррогат). До войны евгенические эксперименты немцы проводили в тесном сотрудничестве с американскими и английскими учёными. После войны весь этот богатый материал был аккуратно собран и перемещён в Америку . Через «крысиные тропы» Ватикана в рамках операции «Скрепа» американская разведка вывезла ведущих немецких учёных, которые были подключены к американским исследовательским программам под контролем спецслужб. Так, например, было с Вернером фон Брауном, ставшим одним из ответственных руководителей NASA. То же произошло и с главой Института евгеники в Берлине О.Ф. фон Фершуером. В 1949 г. он был избран членом-корреспондентом вновь созданного Американского общества генетики человека, которое скрыло скомпрометированную евгенику под новой этикеткой «генетика». А первым президентом этого общества стал сотрудник Рокфеллеровского университета Г.Д.Меллер, который в 1932 г. работал в немецком Институте кайзера Вильгельма по программе исследования мозга. Одним из крупнейших приобретений американцев стал немецкий генерал Рейнхард Гелен, руководитель гитлеровской разведки на Восточном фронте и создатель «Организации Гелена», позже преобразованной в Федеральную разведывательную службу ФРГ (BND). Именно в результате «мозговых штурмов», проведённых Геленом совместно с президентом Трумэном, главой Стратегических служб (УСС) В.Донованом и Алленом Даллесом, была реорганизована разведывательная служба США с целью превращения её в высокоэффективную тайную подрывную организацию. Кульминацией этих усилий стало создание в США в 1947 г. Совета национальной безопасности и ЦРУ. Как писал исследователь Рон Паттон, «это была юридическая верхушка айсберга, прикрывавшая немереный поток внезаконных действий правительства, в том числе и подпольных программ по контролю над разумом». Создававшиеся после войны многочисленные евроатлантические организации, работавшие на европейскую интеграцию, тоже широко привлекали к участию бывших нацистов. К их числу принадлежали и первый секретарь Бильдербергского клуба принц Бернхард (начинавший свою карьеру как эсэсовец), и глава первой Европейской комиссии Вальтер Хальштейн. Долгие годы программа строительства нового мирового порядка осуществлялась под гуманистическими лозунгами, факт её глубинной связи с оккультными структурами скрывался. Сегодня всё изменилось. Гуманизм перерос в трансгуманизм, открыто провозглашено «право» человека на преодоление самой человеческой природы с переходом к самым радикальным формам эксперимента над человеком, погружающим его в инфернальный мир. Если раньше Запад выставлял себя борцом с «безбожным коммунизмом», «исламским фундаментализмом», то сегодня он, наконец, открыто произнёс имя своего настоящего врага. Как заявил недавно один из главных инициаторов ассоциации Украины с Евросоюзом шведский министр иностранных дел Карл Бильдт, в последние несколько лет Россия изменилась в худшую сторону. Если в первое десятилетие после развала СССР она демонстрировала в своей политике приверженность западным ценностям и пыталась привить их населению, то нынешнее российское руководство пошло на поводу у населения и встало в жёсткую оппозицию Западу. Путин, заявил Карл Бильдт, демонстрирует приверженность не общемировым, а православным ценностям, а православие опаснее исламского фундаментализма и представляет главную угрозу Западной цивилизации, в том числе потому, что пытается регламентировать семейные отношения и враждебно геям и трансгендерам. Итак, маска добропорядочности, которую долго носили архитекторы нового мирового порядка, сброшена, они перешли к откровенно фашистским, бесчеловечным методам управления. То, что мы видим сегодня на Украине – это не рецидив нацизма, это часть последовательно осуществляемого стратегического плана: именно так мыслят установление нового мирового порядка крупнейшие финансовые кланы. И выкармливающий головорезов Коломойский – плоть от их плоти. Этим объясняется мёртвое молчание западных политиков, правозащитных организаций, папы римского и прочих «миротворцев» о тех вопиющих военных преступлениях, которые совершаются на наших глазах на Украине. Они все сопричастны преступлениям, и они могут мыслить только в терминах войны. На последней встрече Бильдербергского клуба речь шла именно о подготовке к войне против России. Это прямо признал один из участников встречи голландский политик С. Дидерик. А вот что пишут нам с Украины люди, чей голос не прозвучит ни в каких СМИ: «Сегодня целый день бомбили и расстреливали Красный Лиман и Славянск, у меня там близкие родственники. Горы трупов, они сидели в погребах и скважинах, зверства страшные. Убивают детей, разбомбили больницу для душевнобольных в Семеновке, просто сравняли с лицом земли, расстреливали скорые, которые везли раненых, разбомбили районную больницу, ранили хирургов... У людей нет хлеба, несколько дней не возят, в магазинах разобрали последние припасы. Танки и бронетранспортеры стоят под окнами. Нацики ходили проверяли документы по домам, ставили кресты на домах, не знаю, что это значит. За малейшее сопротивление - расстрел. Трудно поверить? А это правда... Нет названия этому ужасу. Они хуже фашистов». Источник.

17 декабря 2013, 17:07

ФРС: сто лет господства. Четверикова О.Н., Катасонов В. Ю.

Тема программы: столетний юбилей ФРС США. Как приходили к власти мировые ростовщики. Четверикова Ольга Николаевна – к.ист.наук, доцент МГИМО, кафедра истории и политики стран Европы и Америки, зам. председателя Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова; Катасонов Валентин Юрьевич – профессор кафедры международных финансов МГИМО, Председатель […]

01 февраля 2013, 22:36

Шокирующие данные о мировом банковском бизнесе

Совет по финансовой стабильности (Financial Stability Board - FSB), созданный в апреле 2009 года в разгар мирового финансового кризиса на саммите Большой двадцатки в Лондоне, опубликовал в конце 2012 года доклад о проводимых по всему миру теневых операциях банков и других финансовых организаций.В докладе дана оценка масштабов теневых операций в 2011 году. Их общий объем составил 67 триллионов долларов, что не намного меньше величины мирового валового внутреннего продукта в том же году. Цифра потрясает, она кардинальным образом меняет наше представление о структуре и устройстве всей мировой экономики…Масштабы теневых операций банков растут с каждым годом. Самая ранняя оценка относится к 2002 году: 26 трлн. долл. Накануне мирового финансового кризиса (2007 г.) теневые операции составили уже 62 трлн. долл. По мнению многих экспертов, именно все больший уход банков в «тень» усиливает неустойчивость мировой финансовой системы, становится «питательной почвой» для повторения глобальных финансовых кризисов. Правда, авторы доклада пытаются придать своим оценкам и выводам некоторый оптимизм, утверждая, что доля теневых операций в общих оборотах финансовых организаций с 2007 года не увеличивается. Но и в 2011 году она составляла, по оценкам FSB, 25% совокупных оборотов всех банковских и финансовых организаций в мире. Примерно такой же является доля теневого сектора банков и финансовых компаний по показателю активов. А ведь даже четверть мирового финансово-банковского бизнеса в «тени» - запредельно высокая величина.В докладе отмечается, что лидерами по масштабам теневых операций являются финансовые организации США – 23 трлн. долл. На втором месте – организации европейских стран, входящих в зону евро (22 трлн. долл.). На третьем месте – финансовые организации Великобритании (9 трлн. долл.). Таким образом, на финансовые организации всех остальных стран мира (Япония, Канада, Австралия, более десятка европейских стран, Китай, Индия, Россия, Бразилия, все развивающиеся страны) приходится 13 трлн. долл., или менее 1/5.Что касается России, то здесь доля теневого бэнкинга оценивается экспертами на уровне среднемировых значений: 25-30% от оборотов и активов белого бэнкинга. Активы российской банковской системы, по данным Банка России, составляют 47 трлн. рублей (1,5 трлн. долл.), следовательно, в теневом бэнкинге находится активов на 12-14 трлн. рублей (380-440 млрд. долл.) (2)США и Великобритания – главные зоны теневого бэнкингаЦифры, содержащиеся в докладе FSB, очень примечательны на фоне постоянных заявлений государственных деятелей и политиков Запада о том, что основная часть мировой теневой экономики находится за пределами зоны обитания «золотого миллиарда». Из данного доклада следует, что, судя по всему, не менее 90 процентов всего теневого финансово-банковского бизнеса в мире приходится на организации, зарегистрированные в зоне «золотого миллиарда». Поэтому в черные списки ФАТФ (организация, действующая в рамках ОЭСР и занимающаяся вопросами борьбы с теневой экономикой и отмыванием грязных денег) в первую очередь надо вносить такие страны, как США и Великобритания.Наиболее высокий относительный уровень теневых финансово-банковских операций зафиксирован в некоторых финансовых центрах и странах с признаками офшорных зон. Теневые обороты финансово-банковских организаций по отношению к ВВП составили в Гонконге 520%, а в Нидерландах – 490%. Отметим, что в целом по миру все теневые операции финансово-банковских организаций составили в 2011 году 86% мирового ВВП (по данным доклада FSB; по нашим оценкам - 96%). На фоне среднемирового показателя явно выделяются две страны: Великобритания – 370% и США – 150%. Теневые операции обеспечивают банкам и финансовым организациям основную часть их прибылей. В США, например, в первой половине ХХ века доля финансового сектора в общем объеме прибылей компаний всех отраслей экономики находилась на уровне 10%, в 70-е гг. прошлого века – 20%, а в настоящее время – более 50%.В континентальной Европе уровень развития теневого бэнкинга более скромный (за исключением Нидерландов).Авторы доклада к теневым операциям относят те, которые выпадают из поля зрения регулирующих и контролирующих (надзорных) органов. Почему самые большие объемы теневых операций зафиксированы в Соединенных Штатах? Потому, считают авторы доклада, что там во времена президента Билла Клинтона была проведена либерализация финансового регулирования операций банков и других организаций. Прежде всего, был отменен Закон Гласса-Стигала, который запрещал кредитно-депозитным организациям (коммерческим банкам) проведение высоко рисковых инвестиционных операций за счет средств вкладчиков. Согласно этому закону, который был принят в 1930-е годы в условиях разразившегося тогда в Америке кризиса, высоко рисковые спекулятивные операции с ценными бумагами были выведены в так называемые инвестиционные банки (инвестиционные брокеры). Финансовые регуляторы не несли ответственность за спекулятивные операции таких банков, все риски ложились на инвесторов. Отмена закона Гласса-Стигала и некоторые другие послабления финансового регулирования при Б. Клинтоне привели к тому, что средства вкладчиков из банков стали уходить на фондовые рынки. При этом банковский надзор перестал «видеть» полный спектр операций банков, большая часть операций стала для такого надзора непрозрачными. Все это ускорило наступление финансового кризиса сначала в Америке, а затем за ее пределами.Теневой бэнкинг США на основе данных ФРСОценки доклада FSB, относящиеся к США, можно дополнить последними цифрами из статистики Федерального резерва США. По данным ФРС, на конец третьего квартала 2012 года совокупные активы частных депозитных институтов США (проще говоря, коммерческих банков) составили 14,76 трлн. долл., т.е. были почти равны годовому ВВП страны. При этом кредиты депозитных институтов (depository institution loans) составили 2,18 трлн. долл., а кредитные рыночные инструменты (credit market instruments) таких депозитных институтов – 11,29 трлн. долл. (3) Кредитные рыночные инструменты – это различные ценные долговые бумаги, обращающиеся как на фондовой бирже, так и за его пределами. Денежные власти США отслеживают лишь небольшую часть активных операций американских банков, относящихся к традиционному кредитованию. Комиссия по ценным бумагам США более или менее отслеживает операции с ценными бумагами на фондовой бирже, а то, что за ее пределами, – покрыто большим туманом, вернее – тенью.Можно отметить, что значительная часть операций американских банков с ценными бумагами вообще не отражается в их балансах. Тут возможны два варианта.Первый вариант: банки часть своих операций относят к категории забалансовых или внебалансовых (off-balance sheet operations), о них не знают ни регуляторы, ни клиенты, ни партнёры таких банков. Либерализация времен Б. Клинтона создала возможность для широкого использования таких бухгалтерских хитростей как банкам, так и компаниям других секторов экономики. Уже вскоре после того, как был дан зелёный свет использованию таких хитростей, произошел крах энергетического концерна «Энрон», который вел двойную и даже тройную бухгалтерию.Второй вариант: банки создают специальные «карманные» компании, которые предназначены исключительно для спекуляций с бумагами; соответствующие операции отражаются в балансах таких «карманных» компаний.По данным ФРС, на конец третьего квартала 2012 г. общий объем так называемых кредитных рыночных инструментов составил 38,83 трлн. долл. Таким образом, за пределами банков, которые условно можно отнести к белой экономике, имеются тысячи и тысячи компаний и фондов, которые в общей сложности ворочают бумагами в размере 27,54 трлн. долл. По отношению к оценке ВВП США в 2012 году это составляет примерно 175% (4). В первом приближении этой цифрой и можно оценить масштабы теневого бэнкинга в Америке, а оценку FSB в отношении теневого бэнкинга США (150% ВВП) следует рассматривать как крайне консервативную.Механика теневого бэнкингаТаким образом, участниками теневого бизнеса оказываются вполне легальные финансово-банковские организации, операции которых выпадают из поля зрения надзорных органов. Среди таких легальных субъектов особенно выделяются хедж-фонды, взаимные фонды и некоторые виды инвестиционных фондов, которые почти на 100% выпадают из поля зрения регуляторов. Сюда попадают также компании самых разных отраслей, активно торгующие на фондовом рынке (торгово-производственная деятельность для них играет роль маскировки и/или играет подчиненную роль). Формально различные виды фондов и компаний не относятся к банковской системе, но фактически являются продолжением этой системы, инструментами крупных международных банков.Теневая банковская система (теневой бэнкинг) - это по сути та же инвестиционно-банковская деятельность, проводимая в рамках существующего законодательства, но через посреднические компании (фонды, трасты, созданные под специальные цели компании). Эти посредники, как правило, не имеют права привлекать вклады населения и не имеют банковских лицензий. В остальном их деятельность мало чем отличается от деятельности инвестиционного подразделения банка. Использование таких "темных лошадок" существенно увеличивает гибкость предоставления финансовых услуг за счет того, что они практически неподвластны регуляторам.Теневой бэнкинг, анализируемый в докладе FSB, отличается от классических теневых операций банков. Последние включают в себя операции по «отмыванию» «грязных» денег, перевод безналичных денег в наличную форму для обслуживания разных видов теневой экономики, финансирования терроризма, коррупции, увод прибыли в офшоры и т.п. По данным ЦРУ, объем таких «классических» операций банков составляет 3-4 трлн. долл. в мировом масштабе. (К слову сказать, в России годовые обороты такого классического теневого бизнеса банков оцениваются величиной порядка 100 млрд. долл.). Особенностью классических теневых операций банков является то, что в случае раскрытия махинаций банкиры несут за них юридическую ответственность, нередко уголовную. Теневой бэнкинг, описываемый в докладе FSB, относится к разряду легальных операций.Совет по финансовой стабильности полагает, что распространенным видом легальных теневых операций является обратный выкуп активов в виде ценных бумаг (операции «репо»). Так, во время глобального кредитного кризиса один из крупнейших банков Уолл-стрит Lehman Brothers временно убрал с баланса 50 миллиардов долларов «проблемных» активов посредством сделок «репо». Подобным образом банк пытался убедить инвесторов в своей устойчивости и надежности.Есть операции, позволяющие убрать с баланса «проблемные» активы не на время, а навсегда. Среди последних особенно большой размах получили операции так называемой секьюритизации. Суть их в том, что банк свои кредитные требования (кредитные активы) переоформляет в ценные бумаги, реализация которых на финансовом рынке осуществляется через специальную посредническую компанию. Такая компания, естественно, создается самим банком и им же контролируется. Банк продает кредитные требования специальной компании оптом, смешивая кредиты разного качества. Специальная компания «расфасовывает» эту смесь непонятного качества (чаще всего качество – ниже всяких стандартов) на «пакетики» из ценных бумаг и перепродает смесь в розницу разного рода доверчивым инвесторам на финансовом рынке. Образно выражаясь, осуществляется продажа «кота в мешке». Именно так закладывались «фугасы» под американскую экономику в прошлом десятилетии: ипотечные кредиты банков преобразовывались в ипотечные бумаги, которые на фондовом рынке расхватывались как горячие пирожки. Кончилось все кризисом 2008-2009 гг. Таково вкратце описание секьюритизации, о которой в учебниках по экономике пишут как о «высшем достижении» современного «финансового инжиниринга». Подробно растолковываются алгоритмы операций, но при этом не раскрывается мошенническая их суть. В 99% случаев секьюритизация банковских активов оканчивается банальным надувательством публики, а то и масштабным кризисом. А банки формально оказываются тут ни при чем, выходят из воды сухими.Теневой бэнкинг, FSB и Банк международных расчётовПосле финансового кризиса 2008-2009 гг. многие страны ужесточили правила работы на фондовом рынке для различных видов финансовых организаций. Этого оказалось достаточно для того, чтобы не допустить роста удельного веса теневых операций в общих оборотах финансово-банковских организаций, но недостаточно для того, чтобы сдержать рост абсолютных объемов теневых операций. Как показывает практика, чем более строгими становятся требования по раскрытию информации и выполнению различных требований регуляторов, тем больше денег перетекает в сектор теневого бэнкинга. Поэтому денежным властям приходится лавировать между Сциллой и Харибдой: с одной стороны, не доводить процесс регулирования банковского сектора до абсурда, чтобы не допускать полного ухода средств в «тень», а с другой - контролировать системные риски, источник которых в основном кроется именно в теневой финансовой системе.Предполагается, что вопросы теневого бэнкинга будут обсуждаться лидерами G20 на саммите в Санкт-Петербурге в 2013 году. Совет по финансовой стабильности (FSB) намерен на этом саммите выступить с актуальными предложениями по борьбе с теневым бэнкингом.В заключение коротко о FSB. Официально декларированная цель этой организации - координация на международном уровне действий национальных финансовых властей и международных организаций по разработке и практической реализации мер укрепления финансовой стабильности. Меры предусматривают мониторинг, регулирование и надзор со стороны финансовых властей банков и иных организаций, действующих на финансовых рынках (фондовых, валютных, кредитных, денежных, страховых). В настоящее время FSB возглавляет Марк Карни (Mark Carney), управляющий Центрального банка Канады (Банка Канады).Секретариат FSB расположен в Базеле в здании Банка международных расчетов (БМР). Де-факто FSB оказывается подразделением БМР – организации, координирующей деятельность центральных банков разных стран. В рамках БМР действует комитет по банковскому надзору, разрабатывающий рекомендации для центральных банков и других финансовых регуляторов по предотвращению массовых банкротств банков и банковских кризисов. Эти рекомендации содержатся в объемистых документах, которые принято называть «Базель 1», «Базель 2», «Базель 3». Рекомендации Банка международных расчётов по банковскому надзору фактически консервировали и продолжают консервировать сложившуюся в мире воровскую ростовщическую систему, порождающую кризисы (пример - мировой финансовый кризис 2008-2009 гг.). Это неудивительно: ведь БМР – организация, созданная самыми могущественными мировыми ростовщиками, но это уже тема отдельного разговора. Можно лишь коротко сказать, что БМР наряду с Федеральным резервом является ключевой организацией мировой финансовой системы.Есть подозрение, что FSB также не сможет выполнить возложенной на эту организацию миссии. По крайней мере, функционирование FSB в течение трех с половиной лет с момента учреждения и в малейшей степени не притормозило рост теневого бэнкинга в мире.(1) FSB Publishes Initial Integrated Set of Recommendations to Strengthen Oversight and Regulation of Shadow Banking. FSB Press release. 18 November 2012.(2) Александра Лозовая, директор аналитического департамента «ИК Вектор секьюритиз» // Мнение.ру, 20 ноября 2012.(3) Flow of Funds Accounts of the United States. Third Quarter 2012. Federal Reserve Statistical Release. – Wash., December 7, 2012, pp.75.(4) Ibid., pp.76-77.Автор: Валентин Катасоновhttp://www.fondsk.ru/news/2013/02/01/shokirujuschie-dannye-o-mirovom-bankovskom-biznese-18936.html