BlackRock
BlackRock
BlackRock (NYSE: BLK)— международная инвестиционная компания со штаб-квартирой в Нью-Йорке в США, одна из крупнейших инвестиционных компаний мира. Основана в 1988 году. Основатели: Роберт Капито и Лоуренс Финк Сумма активов под управлением BlackRock по состоянию на 30 июня 2016 года&nb ...

BlackRock (NYSE: BLK)— международная инвестиционная компания со штаб-квартирой в Нью-Йорке в США, одна из крупнейших инвестиционных компаний мира. Основана в 1988 году. Основатели: Роберт Капито и Лоуренс Финк

Сумма активов под управлением BlackRock по состоянию на 30 июня 2016 года составила $4,89 трлн - на 4% больше, чем по состоянию на конец II квартала 2015 г.

По данным на конец 2013 года компания управляет активами на 4,57 трлн $ (на конец марта 2012 года — 3,68 трлн $) и по этому показателю является крупнейшей в мире.

За первое полугодие 2016 г. чистая прибыль BlackRock сократилась на 12% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года до $1,4 млрд, выручка сократилась на 4% до $5,4 млрд.

Акции компании котируются на бирже. Основные владельцы — Bank of America (34,1 %), PNC Financial Services (24,6 %) и Barclays PLC (19,9 %). Устаревшая информация - см.

 

В декабре 2009 года BlackRock приобрела компанию Barclays Global Investors за 13,5 млрд $.

Barclays Global Investors — подразделение британского инвестиционного банка Barclays Bank. Крупнейший инвестиционный фонд в мире, управляющий более чем 936 млрд фунтов стерлингов ($1,77 триллионов долларов США) на март 2006 года. В декабре 2009 года приобретен инвестиционной компанией BlackRock за 13,5 млрд долларов и прекратил существование в качестве отдельной структуры. Оплата частично осуществлялась акциями новой компании (37,8 млн акций), деньгами были выплачено 6,6 млрд долларов. Головной офис располагался в Сан-Франциско, США. Имелись исследовательские подразделения в Лондоне, Сиднее, Токио, Торонто и др. городах. Последний управляющий компании — Блэйк Гроссман.

 

Компания публикует рейтинги кредитоспособности государств мира. Согласно рейтингу за январь 2013 года, на первом месте по кредитоспособности находится Норвегия, далее идут Сингапур, Швейцария, Швеция и Финляндия. Соединённые Штаты Америки находится на 15-м месте.

 

BlackRock владеет 5,7 % акций компании Google и является вторым по размеру её акционером, после Fidelity Investments (7 %). Устаревшая информация - см.

Вики

http://www.finanz.ru/balans/BlackRock

http://finance.yahoo.com/q/mh?s=BLK

 

http://www.blackrock.com/

Развернуть описание Свернуть описание
Выбор редакции
Выбор редакции
Выбор редакции
02 апреля, 14:46

The Right Way for Companies to Publicize Their Social Responsibility Efforts

  • 0

Stephen Smith for HBR “Why don’t we get credit for all the good things we do?” the CEO of a major global corporation asked me recently. After all, the company has innovative and impactful programs to ensure safe working conditions; training programs to help low-wage workers in its supply chain increase their earnings; numerous environmental initiatives to reduce its use of water, energy, and raw materials; diversity and volunteering programs for employees; and a foundation that makes generous contributions both locally and globally. Yet no one seems to notice. It’s a common complaint. Companies keep trying to show the world that they are socially conscious and keep losing the battle. Anheuser-Busch and Hyundai even devoted this year’s Super Bowl ads to lauding their philanthropic efforts with decidedly mixed responses. Critics questioned Hyundai’s decision to spend $5 million to advertise the $15 million donated to its Hope on Wheels program in 2017 (although in fairness, it has donated $130 million over its 20-year history). And Pepsi caused an outrage a few months earlier when its attempt to appear politically aware in an ad with Kendall Jenner seemed to exploit the Black Lives Matter movement. Trying too hard can backfire. A major reason companies don’t get credit for their good works is they employ a one-size-fits-all strategy to communicating their efforts, while what’s needed are focused messages that matter to each of their four different audiences: corporate watchdogs such as social media activists, NGOs, and government agencies employees who want to be proud of their workplace investors who ultimately determine the company’s value and fate customers — along with the general public — who provide its revenue and define its brand identity Many companies can and do create immense positive social impact. Nearly every major company today operates a broad set of social and environmental activities that parallel its commercial value chain. Two decades ago, these activities may have been optional, but today they are unavoidable. Increasingly, opportunities to create shared value that benefit both the company and society are becoming an essential part of corporate strategy. Yet companies keep searching for the right way to communicate all this. So far the most popular medium has been glossy sustainability reports. Eighty-five percent of the S&P 500 companies publish such reports, which often are longer than their annual financial reports. Highly sophisticated corporate communications departments send these reports out to media, NGOs, government agencies, universities, and anyone else they can think of in the social sector — but I don’t know anyone other than a few corporate watchdogs who actually reads them. What companies need to do instead is to tailor their communications about their social initiatives for each of the four audiences I listed above. Let’s consider what it takes to get some love from each of them. Corporate watchdogs. Activists are the obvious squeaky wheels, and they are vigilant about any negative impact the company may have. They are highly sophisticated and look for detailed reports on the social and environmental activities of the company and its suppliers. They appreciate the data in many sustainability reports but don’t need the pretty pictures and glossy cover. Government regulators also focus on the company’s behavior, not its assorted good works. Both regulators and NGOs want to be engaged as partners with the company in addressing the social and environmental issues they care about. Therefore, continuous communication, joint projects, and stakeholder engagement are what is needed to build constructive working relationships with those constituencies. A company should collaborate with relevant NGOs or regulators in addressing any harms it has caused. Other audiences will never know or understand these behind-the-scenes activities or the complex challenges of actually changing the social and environmental conditions within the company’s operations or those of suppliers in faraway countries. Such matters are often negotiated in private and need no broader communication. Employees. Many companies rely on volunteering and matching grant programs to engage employees and enhance morale. Often these efforts do not make much difference to employees nor achieve significant social impact. While skill-based volunteering and strategic philanthropy are considerably better, they remain peripheral and engage very few employees. The ultimate goal should be for all employees to find meaning in their daily work. This requires the CEO and board to articulate a social purpose that goes beyond creating value for shareholders. The company has to live that purpose, not just talk about it. Three examples of companies that get this are Nestle, Nike, and IBM. Nestle is committed to moving from being a food and beverage company to a health and nutrition company. Nike is about fitness. IBM is about a smarter planet. Employees at every level can see and take pride in the way their company’s new products, strategies, and operational choices advance a clear social purpose. Investors. Investors didn’t used to care much about social or environmental issues, and many still don’t. But whether it is inspired by Larry Fink’s recent letter describing Blackrock’s expectation that the companies it invests in deliver social value, the growing scale of impact investing and ESG investing, or my work with Harvard Business School’s Michael Porter on creating shared value as competitive advantage, social factors are increasingly being recognized as material to stock performance. Few investors, however, are going to read sustainability reports or be persuaded by proclamations of social purpose. They need a clear story about how the company’s social and environmental impact delivers better economic performance and competitive advantage. Most companies are still reluctant to talk about making money from their societal engagement, preferring to describe those activities as pure and altruistic. Social problems that are tackled as business opportunities to increase sales, reduce costs, or create meaningful competitive differentiation, however, are also the ones that have the greatest social impact. And understanding the economic benefit of the company’s social impact is the message that investors need to hear. The story and the supporting evidence that links social impact to economic returns needs to be conveyed in the annual report and CEO’s letter — the documents that investors actually read. General public and customers. Each of the above messages is important, but none will resonate with most customers or the general public. With enough advertising dollars, the company’s proclaimed social purpose might stick, but most consumers are inured to company statements about how wonderful it is. For consumers, a simple point-of-sale message like “fair trade” or “100% recycled material” may make a difference, but it won’t necessarily impact broader perceptions of the company’s brand. Avoiding harmful practices in the supply chain and donating to good causes won’t get the message across either. In order to truly impress the public, companies need to take leadership on an issue — like Walmart, Kroger and Dick’s eliminating the sale of assault rifles; Unilever’s Paul Polman speaking out on climate change, Walmart raising thousands of employee’s wages, Paypal pulling out of North Carolina after homophobic legislation was passed, or CVS giving up $2 billion in revenue by discontinuing the sale of tobacco products. The public is impressed when a company proves by its actions — and its CEO’s actions — that it stands for important principles and is willing to make hard choices based on those principles. These messages come from the news media, not from paid advertising or sustainability reports. The company must take a bold and timely stand on one or a few important social issues. Anything else will be lost in the noise. The time when companies could ignore the social and environmental consequences of their products and activities is long gone, and the penalties are huge for those, such as Volkswagen, who try to circumvent today’s rules and expectations. Most companies have come a long way in cleaning up their act. But just doing the right thing doesn’t mean you’ll get credit for it. So banish your sustainability report and get the right message to the right audience. Partner with the activists and regulators, show your employees how to find purpose in their work, describe the financial and strategic benefits to shareholders in your annual report, and have the courage to take a public stand on the issues that matter in your business. Then the love will flow.

30 марта, 02:47

Where Do All The Assault Rifles Come From?

Submitted by Priceonomics Following the February 14th mass shooting at the Stoneman Douglas School in Parkland, Florida, a newly impassioned debate has erupted, as follows every mass shooting in the US, about how to prevent such events from reoccurring. One side focuses on easy civilian access to military-style guns, such as the AR-15 semi-automatic rifle.  The other focuses on the individuals who perpetrate these acts, in particular their mental health. We wanted to contribute to the conversation by analyzing the gun manufacturers, to understand: how many such guns are being produced, how much revenue and profit is generated from their sale. We found there are currently at least 23 different models of AR-15 available for civilian purchase in the US, from 18 different manufacturers.  Of these, 15 are private companies, while 3 are publicly-traded. We found no clear correlation between mass shootings and changes in the gun manufacturers’ share price.  Two of the three companies have diversified into outdoor products, and changed their corporate names to deemphasize their firearm brands. *** In the most deadly 12 mass shootings in the US in the past decade, a total of 270 people were killed.  In 8 of these shootings, an AR-15 style semi-automatic rifle was used. Data source: Craft The most commonly used AR-15 was the Smith & Wesson M&P15, manufactured by American Outdoor Brands Corporation, used in 3 of the shootings.  The next most commonly used AR-15 was the Bushmaster XM-15, manufactured by Remington Outdoor Company used in 2 of the shootings.  *** We examined financial filings of the public gun manufacturers to understand how many such rifles are produced and how much money is generated from their sale. Public Firearms Manufacturers - Key Data  Data source: Craft. Due to different fiscal year ends, Sales, Profit and Firearms % figures are calendarized to represent results up to 31st December.       The table shows that all 3 of the public gun manufacturers have a stock market value less than $1 Billion, and all three have experienced declining stock market value, sales and profits during the past year. Since the launch of the March for our Lives movement, it will be interesting to see if demand for firearms increases, stoked by fears among gun enthusiasts that stricter regulation may be ahead.  *** The largest US gun manufacturers American Outdoor Brands Corporation Previously named Smith & Wesson Holding Corp, the company rebranded as American Outdoor Brands in 2017.   American Outdoor Brands Corporation, Net Sales, 2015-17 ($ millions) Share of Sales, 2017   AOBC’s Long Guns revenue doubled from 2015 to 2017.  In 2017, AOBC shipped 420,000 Long guns, of which 93% were to Consumers and 7% to the Professional channel such as law enforcement.  From these figures, we calculated that AOBC generated an average of $428 per long gun shipped.  The company employed 2,204 people as of May 2017, an increase of 19% from May 2016. Vista Outdoor Inc. Vista Outdoor was incorporated in 2014 as a combination of Alliant Techsystems and other brands and businesses, which were combined into two business lines -- Shooting Sports and Outdoor Products. Vista Outdoors, Net Sales, 2015-17 ($ millions) In Outdoor Products, Vista has 35 brands including Camelbak, Serengeti, Bollé and Eagle.  In Shooting Sports, it has 12 brands including Savage Arms, which makes the MSR-15 semi-automatic rifle.  Approximately 54% of its 2017 sales were in Firearms. Sturm, Ruger & Co., Inc. Sturm Ruger was founded in 1949 and manufactures rifles, pistols, revolvers, accessories and castings, including the SR-556 semi-automatic rifle.  Unlike AOBC and Vista who have diversified into Outdoor Products, Ruger is a pure-play firearms manufacturer. Sturm, Ruger; Net Sales, 2015-17 ($ millions) The company had 1,838 employees as at December 2017, a reduction of 13% from the previous year. Remington Outdoor Company While not public, Remington publishes financial filings because it has publicly issued debt.  Remington was founded in 1816 and manufacturers Modern Sport Rifles under the Remington, Bushmaster and DPMS brands, as well as Ammunition, and Outdoor Products. Remington; Net Sales, 2014-16 ($ millions) Data source: Craft On March 25th, 2018, Remington filed for Chapter 11 bankruptcy, allowing it to restructure its $700 million debt while continuing its operations.  Its owner Cerberus Capital Management reportedly plans to cease ownership of the company following the restructuring.  As at March 30, 2017, Remington had approximately 3,500 employees, and is headquartered in Madison, North Carolina. *** Shareholders in the leading gun manufacturers This table aggregates the largest 5 shareholders in each of the 3 public gun manufacturers. Data source: Craft, NASDAQ, institutional ownership, as at March 23, 2018 (RGR), (AOBC), (VSTO)     From this we see, there is a very high concentration of ownership in a small number of shareholders.  For example, the top 5 shareholders in Vista Outdoors own 53% of the company.  In Ruger, the top 5 hold 47%, and in AOBC the Top 5 hold over one third of the company. Across all 3, BlackRock, the largest asset manager in the world, holds 13% of the combined shares of these 3 companies, while Vanguard holds 9%, and Fidelity 7%.  The 10 shareholders above hold 45% of the entire sector. *** Share Price Movements Following Mass Shootings We looked to see if there was any discernible pattern in gun manufacturer share price following the 12 most deadly mass shooting incidents of the past decade.  We compared each company’s share price 1 day prior to the mass shooting to its share price 5 trading days after. Across the periods, the median 5 day share price change was +6% for AOBC, +3% for Ruger and -1% for Vista.  In total, 19 of the movements were positive and 11 were negative, roughly a 2:1 ratio of positive share price movements to negative.  One possible theory is that high profile shootings spur consumer demand for guns, due to fears that the events may lead to stricter gun controls, and increased future demand then results in higher share prices. *** The gun manufacturers’ view Following the Stoneman Douglas shooting, the largest shareholder in American Outdoor Brands Corporation, BlackRock, sent written questions asking about AOBC’s response to the shooting, in which one of AOBC firearms, the Smith & Wesson M&P15 was used. AOBC published a response reaffirming its role in preserving the Second Amendment of the Constitution, and emphasizing that it is a fully law-abiding organization, which obeys each of the hundreds of regulations that apply to it at the Federal, State and Local levels.  AOBC wrote: “While the vast majority of our products are used lawfully, we are aware that sometimes people engage in horrible, criminal acts with our products. However, calls for us to monitor the illegal use of our firearms are misguided, since doing so would be ineffective in preventing such misuse. In addition, such monitoring by us is not realistic or feasible. As a practical matter, it is no more realistic or feasible for us to monitor whether our legal firearms are used in criminal ways, than it is for a car manufacturer to monitor how often a drunken driver causes a tragic accident with one of their vehicles, or for a mobile phone company to monitor whether its mobile devices are used in terrorist activities.” “We firmly believe that the best way to stop the criminal use of firearms and the violence associated with it, is to enforce the laws that already exist, and to focus stronger efforts on prosecuting those who break them.” The vision of firearm manufacturers focuses on the fully legal use of their products for hunting, sport shooting and self-defense.  When it comes to criminal usage, the manufacturers believe deeply that they are not responsible. *** Following the Stoneman Douglas massacre, the March for our Lives movement has renewed calls for two laws in particular: to ban weapons designated “assault weapons” including AR-15 style rifles, and large capacity magazines. While media attention has focused most heavily on the NRA on one hand and gun control advocates on the other, it is also helpful to examine the commercial organizations relevant to the debate, namely the companies that manufacture these firearms.

28 марта, 18:00

Americans Haven’t Saved Enough for Retirement. What Are We Going to Do About It?

Phil Ashley/Getty Images Each year, BlackRock, the world’s largest asset manager, sends a much-anticipated letter to leading CEOs. This year, chief executive Larry Fink’s focus was on why it is imperative for business to contribute to society. One of the first big issues he highlighted was retirement: “Many [individuals across the world] don’t have the financial capacity, the resources, or the tools to save effectively; those who are invested are too often over-allocated to cash. For millions, the prospect of a secure retirement is slipping further and further away — especially among workers with less education, whose job security is increasingly tenuous. I believe these trends are a major source of the anxiety and polarization that we see across the world today.” We agree: Over the last four decades, changes across corporate America have put workers and the broader U.S. society at risk. We’ll talk more about the risks in a bit, but first it’s worth outlining how we got here. The Road to the Retirement Crisis Ultimately, the shift from defined benefit pension plans to employee-directed defined contribution 401(k)s is the major driver of the impending retirement crisis. Beginning in the 1980s, this move helped companies reduce their retirement liabilities and better meet their quarterly financial targets, but put an unmanageable burden on employees. For 401(k)s to be effective, for example, contributions must be made consistently throughout a worker’s career. In practice, people tend to make contributions sporadically. They also struggle in choosing contribution levels and investment options, and avoiding the temptation of using their savings for other needs. Even when contributions are made, 401(k)s tend to earn subpar returns on average due to limited investment strategies and high administrative expenses. Employees in defined contribution plans often do not have significant investing expertise and earn rates of return that are substantially below professionally managed pension plans. When workers near retirement have to decide how to withdraw funds, determine a spending rate, and map out an investment strategy, many lack the expertise to do so effectively. The result is that many workers are left with insufficient nest eggs for retirement and won’t be able to maintain the economic position they achieved while working. Among Americans between 40 and 45 years of age, for example, the median retirement account balance is just $14,500 — less than 4% of what the median-income worker will require in savings to meet his retirement needs. What’s worse, Social Security currently provides a declining percentage of the required retirement income. For a median income worker, Social Security minus Medicare premiums today covers about 29% of their pre-retirement income, down from 40% two decades ago. In addition, less than four years from now, Social Security costs are projected to begin exceeding revenues until that program’s Trust Fund is fully depleted in 2034. This will put further pressure on Social Security benefits. Based on these trends, we predict the U.S. will soon be facing rates of elder poverty unseen since the Great Depression; in fact, one study shows that more than one in three retiring Americans will find themselves in or near poverty in the next 10 years. This wave of older poor Americans will strain our social safety net programs and budgets as the country copes with providing low income elder shelter, food, and health care. This will likely not just have an impact on state and federal governments; it could also tear at the social fabric of America in fundamental and destructive ways. It’s bad enough that incomes have stagnated for all but the richest Americans; what happens when an entire generation, many of whose members have worked hard all their lives, suddenly have little to show for it? Polls showing that large majorities of the population worry about retirement security should be a warning sign to business leaders and politicians alike. One Potential Solution The good news is that fixing the coming retirement crisis is possible. It won’t involve reinstituting traditional pensions, however. Why? The first reason is the current nature of competition. If an individual company tries to ensure their workers have a secure retirement, it burdens them with an added cost not shared by their competitors. This will make broad adoption much harder than if a level competitive playing field can be established. More importantly, a company-by-company approach is ill-suited to today’s increasingly mobile workforce. Employees are increasingly likely to move from job to job rather than make their career at a single organization, and are generally cashed out of existing 401(k)s by their old employers and have to start all over again. This doesn’t even begin to tackle the issue of freelancers, contractors, and gig workers who now, more than ever, need a portable pension-type benefit that does not burden employers or taxpayers with unfunded liabilities. We need a holistic solution. In our book, Rescuing Retirement, we put forward such a plan. It requires no new taxes, does not increase the deficit, and actually reduces the administrative burden on companies that sponsor plans. Under our proposal, every worker will receive a personal Guaranteed Retirement Account (GRA). Workers maintain ownership of this account as they move from job to job, automatically contributing at least 1.5% of every paycheck to the GRA until they retire. A matching 1.5% is provided by each employer. To offset the required employee contribution, the plan gives every worker up to a $600 tax credit. This almost fully pays for the contribution for people earning below median income — our most vulnerable workers. We accomplish this in a deficit neutral way by redeploying the existing tax deductions for 401(k) contributions. Those deductions disproportionately benefit high income employees who are not at risk in retirement. To achieve higher returns with lower risk, savings in the GRAs are pooled and invested. Workers select a professional pension overseer, which could include government entities such as state pension funds or private sector pension managers. Pooling GRAs in this way reduces administrative costs and gives GRA holders access to higher returning investment products and the best asset managers. Upon retirement, the GRA is automatically converted into a government guaranteed annuity based on their GRA balance which provides consistent, life-long income for the employee and his or her spouse. This way, retirees can never outlive their savings. Why It’s a Good Deal for Companies We believe businesses will find the 1.5% contribution rate affordable and attractive for several reasons: The cost of employer contributions is substantially offset by relief from the burdensome administration and regulatory burden of existing plans (determining investment options, managing early redemptions and departing employees, negotiating fees, etc.) Many employers will be able to reduce expenses as compared to traditional pension plans or 401(k)s. A modest, one-time price increase of less than 1% on their goods or services will fund the entire plan for most employers. Aging workers will be better able to retire, making room for younger workers. A 2017 study by Prudential and the University of Connecticut estimates that a one year delay in retirement age by one employee could cost an employer $50,000. Our approach is even beneficial for small businesses not currently offering any retirement plans. Small businesses are like families, where owners know personally and care deeply about their employees. And yet, in 2016, less than 20% of companies with fewer than 24 employees sponsored any kind of retirement plan. This doesn’t mean they don’t want to help; a 2016 Pew survey found that small firms would welcome an easy solution to their employees’ retirement problems. The simple to administer GRA model would enable many small employers to do what they have wanted to do all along: take care of their workers in retirement without the cost, complexity, or liability associated with the other alternatives. Most executives care about their people. They understand the basic idea that employees are the foundation of their company’s success, and deserve dignity and financial security in their old age. No leader wants to see someone who loyally dedicated his or her career to a company ending up in poverty. And yet due to the current set of short-term pressures placed on today’s business world — where a CEO is only as good as the last quarter’s results — executives have offloaded volatile retirement liabilities onto workers who are ill-equipped to bear that burden. To be sure, the solution doesn’t rest entirely on the shoulders of executives; public policy plays a huge role. But business leaders should be coming up with ways to help address the burden created in large part by pension changes they helped usher in. We’ve offered one potential approach; what will be yours?

Выбор редакции
28 марта, 15:00

This Week's ETF Launches: Barclays Expands Its Enhanced ETN Lineup

  • 0

Barclays has enjoyed some success with its exchange-traded note (ETN) roster, amassing roughly $3 billion in assets across nearly a dozen products. This week, it adds a pair of new funds to that group, while BlackRock brings another popular muni bond strategy to market. Here are this week’s new fund launches:

27 марта, 16:04

Market Volatility Persists: 5 Top Emerging Market Picks

President Trump's newly imposed tariff policies have made stock markets highly susceptible to an impending global trade war. Investors remain sceptical about the imposition of tariffs.

Выбор редакции
26 марта, 19:36

Are Retirees Spending Too Little?

BlackRock has a new, simple tool to help people figure out how much of their investments they can afford to spend each year in retirement.

26 марта, 11:07

Leading Business with Purpose

More and more companies have committed to operating responsibly by supporting workers, society and the planet. What can we learn from leaders who have chosen this path? Dimensions to be addressed: - New expectations for organizations - Purpose as a driver of exceptional performance - B corporations and fourth-sector development · Paul Bulcke, Chairman of the Board, Nestlé, Switzerland · Esteban Bullrich, Senator from Buenos Aires, Argentina · Gonzalo Muñoz, Co-Founder and Chief Executive Officer, TriCiclos, Brazil · Karina Saade, Chief Operating Officer, Latin America and Iberia Region, BlackRock, Brazil Moderated by · Rebeca Grynspan, Secretary-General, Secretaría General Iberoamericana (SEGIB), Madrid http://www.weforum.org/

25 марта, 22:30

Cash Is King Again - BlackRock's Buying Bills As Yield Tops Stocks

TINA is dead... cash is king again. For the first time since June 2008, the yield on the S&P 500 is below that of the 'as good as cash' 6-month Treasury-Bill yield. Simply put - there IS an alternative, and it's cash...   And  BlackRock's Jeffrey Roszenberg agrees... Short-term bonds are looking attractive again after years of near-zero yields. The Federal Reserve’s rate increase this week only adds to the appeal. We see short-term U.S. debt offering relatively compelling income, with limited downside risk, now that market participants have greater confidence in the Fed’s planned normalization path. In most of the post-crisis normalization period, the bond market significantly discounted Fed expectations for the pace of normalization. The market has now caught up with the Fed’s view, with rising short-term interest rates reflecting this greater confidence. Market participants previously had good reason to be skeptical. 2017 was the only year the Fed delivered on its promised pace of normalization. But current economic tailwinds – tax cuts and plans for more government spending – suggest the central bank is poised to extend that recent track record. Combined with what is already priced into front-end yields, this makes for attractive risk vs. reward. It means an investment perceived as “risk-free” now offers limited downside risk and positive after-inflation yields. A two-year Treasury yield now well above the core inflation rate restores a viable and perceived safe investment option that has been missing since the crisis. Technical factors such as increasing U.S. Treasury bill issuance – the result of a surging budget deficit – are adding to the factors pulling short-term yields higher and making the short end look more attractive. Lost revenues from tax cuts, twinned with greater government spending, mean more borrowing to fund deficits. We project the U.S. deficit to hit 5.7% of gross domestic product (GDP) by 2019, the highest since 1960, outside of the 2008 crisis aftermath. The deficit spike comes even as the jobless rate drops to multi-decade lows – an unprecedented disconnect. Treasury bill and bond issuance are ramping up at a time when the Fed is reducing its reinvestment of maturing bond holdings. We estimate net bill issuance to the tune of roughly $500 billion in 2018, far beyond levels seen in recent years. The result: a need for greater private-sector financing of federal deficits. The U.S. tax system overhaul also has created incentives for companies to repatriate overseas cash currently held in short-term instruments. Anticipation of these fund outflows is contributing to rising yields on shorter maturities. Bottom line We see rising opportunities at the front end of the curve, where yields finally above inflation levels (ZH: and stock dividend yields) offer investors a viable alternative to cash.

25 марта, 18:54

🇺🇸 The future of gun economics in Trump's America | Counting the Cost

From Washington, DC, to Tokyo, students in over 800 cities and towns are calling for tougher gun control laws in the US, demanding an end to gun violence. The March for Our Lives in Washington is led by students from the school in Florida where 17 people were killed last month. Meanwhile, the CEO's of the biggest gunmakers rarely give interviews and live lives far removed from the whole issue. But they're still profiting from the biggest unregulated gun market in the developed world. The multibillion-dollar US firearms industry has been largely shielded by the US Constitution, which allows people the right to own a gun. But in the wake of #NeverAgain, the investment community is also waking up to its role in the weapons economy. Calls have been growing for Wall Street to dump gun stocks. Fund managers including BlackRock have said they are having another look at their relationship with gunmakers. And more than a dozen companies have ended partnerships with the National Rifle Association (NRA), the pro-gun ownership lobby. Jeffrey Moore, a senior analyst with Global Risk Insights, talks to Counting the Cost about gun economics and the future of the multibillion-dollar US gun industry under the Trump administration. "The gun manufacturers ... and retailers have a pretty sizeable economic impact overall. It's about $50bn directly and indirectly between gun manufacturers and retailers. You've got about $6.5bn of taxes that are paid every year. And about 300,000 individuals employed either directly or indirectly through the gun industry ... It is a long-lived and established industry that likely won't be going anywhere anytime soon," says Moore. He explains that eight years of Obama administration as well as "a couple of large, highly public mass shootings and fears that gun regulations were going to come down in a very big way ... drove gun sales and ammunition sales through the roof." "Especially after 2012, the Sandy Hook massacre, there were fears from the gun lobby and from gun owners that they may issue those regulations and some bans in cases. So the revenues and stock prices for those gun manufacturers really, really went haywire to the upside - and continued doing that through the remainder of his [Obama's] presidency," says Moore. Moore believes much has changed for the gun industry since President Donald Trump was elected. "The stocks of these gun manufacturers actually took a big hit in the days following his [Trumps'] election and have since come off pretty strongly. The revenues have done this as well. There doesn't seem the political risk, the political fear that regulation will be coming down, as result, they've come off their heights." "You may see the gun industry enter a more natural ebb and flow of the business cycle." Asked about ethical investments, #NeverAgain and its effect on the gun industry, Moore confirms that the business community is reacting to calls for increased gun control. "We had Citigroup announce that their Citibank operations for their commercial clients will no longer support commercial clients in the gun industry or the retailing industry of guns that sell guns of any kind to individuals under 21 years of age," he says. "So when you start having these commercial pressures from the bank and finance providers that give those services to the gun makers, the gun retailers; if they are changing policies ... you will probably see a spreading effect of at least raising the age ... So if things can't get done in Washington, you'll start to see private businesses take their own initiative to raise the age of purchasing guns."

24 марта, 17:48

Facebook and the big data business | Counting the Cost

Data is being hoovered from our connected devices every day. But when it emerged that that information could be used to manipulate our political views for money, regulators around the world started paying attention. It's called psychosocial profiling and it's put Facebook and the business of big data in the spotlight. Facebook makes money out of selling digital advertising space - with an annual revenue of $40bn. Over 1.4 billion people log into Facebook every day, but we don't know what they're selling about us, and it's totally unregulated. Last week, Facebook CEO Mark Zuckerberg had to answer accusations that 50 million users had their data harvested and passed on to a UK political consultancy. Cambridge Analytica is accused of using that data to target US voters during the 2016 US election campaign. Facebook's business model is now under scrutiny on both sides of the Atlantic, and by Thursday, shares lost $50bn in market value. "This is much bigger than Facebook itself. We have for decades now let social media define how we get our information, it was driven by computer scientists without really looking at the broader ethical and social implications. So with the recent Facebook scandal .... this is a much bigger thing where society is now trying to claim back control over social media," says Daniel Knapp, a senior Director of TMT Research & Analytics at IHS Markit, a global information company. "I think we are seeing this outrage right now, because suddenly all these data harvesting practices that are commonplace in the industry, are connected to political outcomes, to a controversial figure, to a controversial election in the US, and even to the Brexit campaign," says Knapp. "So it is the conflation of data harvesting and the political implications which actually facilitate this wake-up call. But honestly, people should have woken up much earlier than this." #NeverAgain and the multi-billion dollar US firearms industry From Washington, DC to Tokyo, students in over 800 cities and towns are calling for tougher gun laws in the US, demanding an end to gun violence. The March for Our Lives in Washington is led by students from the school in Florida where 17 people were killed last month. Meanwhile, the CEO's of the biggest gunmakers rarely give interviews and live lives far removed from the whole issue. But they're still profiting from the biggest unregulated gun market in the developed world. The multi-billion dollar US firearms industry has been largely shielded by the US constitution, which allows people the right to own a gun. But in the wake of #Never Again, the investment community is also waking up to its role in the weapons economy. Calls have been growing for Wall Street to dump gun stocks. Fund managers including BlackRock have said they are having another look at their relationship with gunmakers. And more than a dozen companies have ended partnerships with the National Rifle Association (NRA), the pro-gun lobby. But why does this huge unregulated market continue to thrive, despite calls for gun control? Joining us via skype form Raleigh North Carolina is Jeffrey Moore, a senior analyst with Global Risk Insights. Also on Counting the Cost: Looming trade war: The US President Donald Trump signs off on action against Chinese imports, potentially igniting a trade war. More from Counting the Cost on: YouTube - http://aje.io/countingthecostYT Website - http://aljazeera.com/countingthecost/ - Subscribe to our channel: http://aje.io/AJSubscribe - Follow us on Twitter: https://twitter.com/AJEnglish - Find us on Facebook: https://www.facebook.com/aljazeera - Check our website: https://www.aljazeera.com/

23 марта, 13:26

Blain: "Its’ What The Chinese Haven’t Done That’s Interesting"

Submitted by Bill Blain of Mint Partners The theme this Friday morning is brinksmanship and stupidity. The headlines sound awful – “Trade War! Bring It On says Beijing”. Trade war? Ouch, stock markets don’t like it. Trump has used his big trade stick to enact $50 bln of sanctions on China imports. The rhetoric in China went straight up to 11! Fury in the papers and from the official organs of state. BUT! The Chinese responded with a mere $3 bln of tariffs against US imports. Its’ a measured response – acknowledging there is power in Trump’s charges and ability to damage China. Its’ what the Chinese haven’t done that’s interesting. When they cancel Boeing orders, and put the pressure on US Soya Exports – that’s when yesterday’s 3% stock market wobble becomes some more centrifugal… Stocks gapped down through long-term moving averages y’day – in thin holiday markets, ahead of quarter-end, I suspect next week is going to be torrid! It's elsewhere things get really silly. Like more debunkings from Trump’s Casablanca as he sacked his National Security Advisor – a general he disagreed with, for a civilian who shares his enthusiasm for big-stick diplomacy. Elsewhere, we’re wondering if Facebook looks terminally punctured. And, then there is UK financial Aviva making a complete *rs* of itself. Why? Aviva has been a major story in sterling markets the past few weeks. Aviva decided to redeem its outstanding Preference Shares (a traditional form of non-voting debt-like equity) at par on the basis they will no longer count as capital from 2026. Problem was the Prefs were trading around 175! Meaning investors were going to be absolutely gutted – and Aviva justified it as good for shareholders! There is nothing in the documentation to say such a redemption was ever envisaged or permitted – investors had no reason to expect the bonds would be redeemed at par against their interest. Yet, an obscure precedent involving Lloyds redeeming bonds early gave a fug of dubious legality to the process. There was an immediate hue and cry. Fury from investors. (Disclosure: I decided not to say anything as I’ve got some in my own pension pot.) Then, after weeks of pressure, last night the CEO announced they were cancelling the buyback, and “preference shareholders can rest secure in their holdings”. Really? What ******* planet is he living on??? That does not help the thousands of retail holders who saw the value of their holdings plummet. One of my traders has been watching the price and the tick by tick action – as 25K, 50K and 100K tickets traded down as low 110%. Each of these tickets represented some panicked pensioner’s savings, their pension nest egg, being sold because of the fear the initial announcement engendered. This morning the Aviva’s are trading back up to 164%! And, holders have been selling other names prefs, fearing other issuers would be equally dismissive of their pref investors.   Funnily enough… just over a week ago, Aviva CEO Mark Wilson accepted a non-exec position on the Blackrock board. Guess what? Blackrock has been one of the major firms campaigning against Aviva making the pref call! Aviva may think they’ve done the right thing cancelling the redemption. The reality? Retail investors have been fleeced. I strongly suggest Parliament considers hauling Wilson in and suggesting he and his board personally recompense any and every investor that lost money for their stupidity and abuse of markets. I’ve been advised by one of lawyer chums there is a very strong case for investors to haul Aviva in front of the courts.

22 марта, 01:49

Zuckerberg To Appear On CNN At 9PM; Is Summoned By UK Over Growing Scandal

After waiting three days to post a carefully crafted PR response in the wake of a massive data harvesting scandal, Facebook CEO Mark Zuckerberg is set to appear on CNN at 9 p.m. Wednesday night - most likely to answer a series of scripted softball questions over what has gone from an already-huge controversy involving UK political data firm Cambridge Analytics - to a much larger discussion of the ways in which Facebook handles user data.  Why he chose to appear on CNN - president Donald Trump's "favorite" channel - and risk further alienating half of Facebook users who believe the company is rife with liberal bias is anyone's guess, but is par for the course for Facebook which has so far been a case study in how not to do damage control. Or just maybe whatever damage control experts Facebook is using, wanted to avoid another awkward, sweaty "hoodie moment" while discussing violating people's privacy.  Mark Zuckerberg's #CambridgeAnalytica update proves that he's still trapped in the media narrative and playing from behind. This has already evolved to a broader argument: who has our data. He's being ill-advised. Get out front, Mark. $FBhttps://t.co/TaMVBfyvpN — Ali Alexander 👑 (@ali) March 21, 2018 This👇 If Zuck gets on #CNN tonight and makes it only about CambridgeAnalytica or remotely gets partisan he will miss the plot and be playing from behind. https://t.co/9huDz3WZsn — Ed ☯️ (@DowdEdward) March 21, 2018 Indeed, it appears Zuck has a lot to answer for... BBC asked Mark Zuckerberg in 2009 if Facebook would ever sell personal user data. His answer? "No! Of course not." pic.twitter.com/pdX036NiKj — Josh Caplan (@joshdcaplan) March 21, 2018 As former BlackRock money manager Ed Dowd notes, in 2011, Facebook's revenue was $3.7 billion with 1 billion users, while in 2017 it was $40 billion at 2 billion users.  $FB Revenue was $3.7B in 2011, and over $40B in 2017. They had a 1 billion users then and now have 2 billion users. The question is revenues went up 11x while users went up 2x. Are we sure they just sell ad space?...🤔...I am guessing they sell data...your data! pic.twitter.com/WiAFcOUMDu — Ed ☯️ (@DowdEdward) March 21, 2018 Dowd, CIO of, OceanSquare Asset Management which he co-founded with two other BlackRock alum and a Wall St. marketing veteran went short Facebook in size in late February - flipping from a 55% long-only equity position to a 2% net long position, while tactically shorting Facebook, Google and Tesla.  We recently went to Washington DC to speak with GOP consultants and found that the sentiment for regulating Google & Facebook is quite high.  The Facebook and Google shorts are due to technical and fundamental issues.  -OceanSquare Dowd says that Facebook's new data harvesting controversy may put the company's "micro targeting" business model on tilt.  “At the time of our short position initiation on Facebook we thought higher opex due to increased regulatory action would bring numbers down. However given the recent revelations, their whole business model of micro targeting for advertisers using individuals data may be called into question.” -Ed Dowd Meanwhile, Zuckerberg has been called on by a UK parliamentary committee to offer evidence in the case against Cambridge Analytica - the consulting firm accused of harvesting the data of 50 million Facebook users for political purposes and then failing to completely delete said data when told to do so.  Damian Collins, chairman of U.K. House of Commons digital culture and sport committee told CNBC that the data scandal "is Facebook's responsibility," adding that the company's responses in the past "have massively understated the risk to users."  In fact, the company first knew about the data collection in 2015 yet didn't take any action against Cambridge Analytica until Friday, Collins contended. Facebook has said that while the data was obtained by Cambridge Analytica legitimately, it said that the developer of the app that collected the data, Aleksandr Kogan, "lied" to the social media platform and violated its policies in transferring the data to Cambridge Analytica. -CNBC In a letter to Zuckerberg, Collins accused Facebook of providing answers which were "misleading to the Committee" during a previous hearing when asked whether information had been shared without users' consent. Collins says it's "now time to hear from a senior Facebook executive with the sufficient authority to give an accurate account of this catastrophic failure of process." Facebook has lost approximately $50 billion in market cap since the Cambridge Analytica scandal broke over the weekend - with the stock shedding approximately 8.6% since Friday's close. Shares attempted a recovery on Wednesday, only to stumble again midway thorough the session and close up .74%. Judge Napolitano: "Mark Zuckerberg's statement.. is essentially an admission," that Facebook allowed parties to improperly gain access to private user data. pic.twitter.com/v9AHBcNlND — Josh Caplan (@joshdcaplan) March 21, 2018

20 марта, 16:51

3 Best Energy Mutual Funds to Add to Your Portfolio

Below we share with you three top-ranked energy mutual funds. Each has earned a Zacks Mutual Fund Rank #1 (Strong Buy)

Выбор редакции
20 марта, 08:00

Will BlackRock’s algorithms beat the fund managers?

Larry Fink’s firm hopes to build a ‘quant’ powerhouse through its active equities arm 

Выбор редакции
08 марта 2017, 11:00

62 фильма о трейдинге, бирже, финансистах

62 фильма о трейдинге, бирже, финансистахВ сети ходит много всяких списков с фильмами про трейдинг, финансистов, биржи. Самый большой список что я видел — 31 фильм. Я смог найти 61 фильм. В список входят также несколько документальных лент и сериалов. отсортированы в алфавитном порядке.Все фильмы можно найти на просторах интернета. Что-то на YouTube что-то на торрентах.  Американский психопат / American Psycho (2000)Днем он ничем не отличается от окружающих, и в толпе вы не обратите на него внимания. Но ночью этот благовоспитанный гражданин превращается в изощренного убийцу, терроризирующего спящий город. Современный дикарь, презирающий законы человечества, питается только испепеляющим пламенем своей ненависти, которая растет с каждым новым преступлением. Лавина ужаса приближается к критической черте. Скоро наступит момент, когда ее уже нельзя будет остановить. Афера Века / The Crooked: The Unshredded Truth About Enron (2003)Когда 26-летний Брайан Крувер парковал свою подержанную машину между шикарными «Порше» и «БМВ» в гараже корпорации «Энрон» — одной из ведущих финансовых компаний Америки, он твердо знал, что скоро станет обладателем не менее шикарного автомобиля. Брайан быстро понял, что от него требуется и как можно разбогатеть: главное — как следует «обработать» клиента. Освоив все необходимые «трюки», Брайан становится частью команды и стремительно делает карьеру. Он покупает большую машину, телевизор с огромным экраном и все остальное, что кажется ему необходимым атрибутом счастья. И никто из сотрудников «Энрон» даже не подозревает, что они — лишь пешки в чужой игре, и что всего за один день их «Американская мечта» развеется как дым… Аферист / Rogue Trader (1999)Крупный и весьма уважаемый банк «Бэрингс» взял на работу Ника Лисона, молодого сообразительного специалиста. Чтобы решить одним махом все проблемы, ему поручили заняться учетом активов и одновременно вести торги на бирже. Однако вскоре, ослепленный первыми успехами и баснословными заработками, Ник делает несколько серьезных ошибок, теряя огромные суммы. Стремясь скрыть свой провал, сообразительный банкир придумывает хитроумную аферу, которая всё глубже и глубже затягивает его в трясину лжи, черных финансовых схем и подлогов, из которой, кажется, ему уже никак не выбраться. Банкир: Повелитель вселенной / Der Banker: Master of the Universe (2013)Герой фильма, Райнер Фосс — миллионер, входивший в мировую элиту инвестиционных банкиров, но недавно вышедший из игры. Этот человек со знанием дела рассказывает о параллельном мире финансовых рынков, где он вместе с другими «повелителями Вселенной» рутинно воротит судьбы греков, итальянцев и остальных членов зоны евро. Банкротство / Krach (2010)Молодой и горячий трейдер с Уолл-стрит спроектировал уникальную торговую систему, основанную на климатологии, и заработал с ее помощью большие деньги, но… какой ценой? Бойлерная / Boiler Room (2000)Задавались ли вы когда-нибудь вопросом, почему некоторые люди выигрывают в лотерею миллионы долларов, а вы нет? Почему вы зарабатываете 4 тыс. долларов в год, а секретарша из «Майкрософт» 140 тыс. долларов? Почему какой-то балбес раскатывает на новеньком «Феррари», а вы с трудом накопили на подержанный «Вольво»? Неужели эти люди умнее или лучше вас ?!? Эти же вопросы задавал себе и Сэт Девис, молодой шулер, открывший в своей квартире небольшое подпольное казино. Судьба к нему благосклонна и один из клиентов, неимоверно богатый молодой человек, предлагает ему работать на некую брокерскую фирму, где месячная зарплата превышает годовой доход от его казино. Сет счастлив, его мечта осуществляется, деньги льются рекой, но вскоре он начинает понимать, что за все в жизни приходится расплачиваться… Брокер / Quicksilver (1985)Молодой человек Джек Кэйси начинает работу брокером в одном из дилинговых залов на Уолл-Стрит. Сперва всё складывается благополучно — он наращивает свой капитал. Но за белой полосой выигрышей неожиданно следует крупный проигрыш. Джек пытается отыграться и в итоге проигрывает на фондовой бирже все свои деньги и деньги своего отца. Карьера брокера завершена. В компании мужчин (2010)Крупная корпорация GTX, чтобы сократить убытки, начала закрывать филиалы и отделы и увольнять людей. Сперва уволили «незначительного» Бобби Уокера. Потом Фила Вудварда, не последнего человека в компании. Потом дело дошло до Джина МакКлэри, одного из основателей компании. Всем этим людям, менеджерам различных звеньев, пришлось избавляться от прежних привычек и поумерить свой аппетит. Герои пытаются изменить обстоятельства, а обстоятельства, в свою очередь, изменяют их… В погоне за счастьем / The pursuit of Happyness (2006)Крис Гарднер — отец-одиночка. Воспитывая пятилетнего сына, Крис изо всех сил старается сделать так, чтобы ребенок рос счастливым. Работая продавцом, он не может оплатить квартиру, и их выселяют. Оказавшись на улице, но не желая сдаваться, отец устраивается стажером в брокерскую компанию, рассчитывая получить должность специалиста. Только на протяжении стажировки он не будет получать никаких денег, а стажировка длится 6 месяцев… Варвары у воротФ. Росс Джонсон, бывший продавец газет в канадском Виннипеге, теперь исполнительный директор крупной нью-йоркской табачной компании. Очередной рекламный проект похоже обречен на провал, и он планирует скупить все акции по низкой цене и стать владельцем фирмы. Ему бы это удалось, если бы не Генри Кравиц, с его кузеном Джорджем Робертсом. Соперничество становится все сильнее, и компании RJR Nabisco грозит переворот. Воины Уолл СтритДокументальный фильм о том, как зарабатываются деньги на Wall Street. Создатели фильма позволяют нам заглянуть в будни людей, которые создают в течение дня целые состояния и увидеть каким большим количеством способов достигаются эти результаты. Волк с Уолл-Стрит / The Wolf of Wall Street (2013)1987 год. Джордан Белфорт становится брокером в успешном инвестиционном банке. Вскоре банк закрывается после внезапного обвала индекса Доу-Джонса. По совету жены Терезы Джордан устраивается в небольшое заведение, занимающееся мелкими акциями. Его настойчивый стиль общения с клиентами и врождённая харизма быстро даёт свои плоды. Он знакомится с соседом по дому Донни, торговцем, который сразу находит общий язык с Джорданом и решает открыть с ним собственную фирму. В качестве сотрудников они нанимают нескольких друзей Белфорта, его отца Макса и называют компанию «Стрэттон Оукмонт». В свободное от работы время Джордан прожигает жизнь: лавирует от одной вечеринки к другой, вступает в сексуальные отношения с проститутками, употребляет множество наркотических препаратов, в том числе кокаин и кваалюд. Однажды наступает момент, когда быстрым обогащением Белфорта начинает интересоваться агент ФБР… Гленгарри Глен Росс / Американцы / Glengarry Glen Ross (1992)В прокуренном офисе опытные дельцы день и ночь ведут борьбу за драгоценных клиентов, желающих купить землю. В фирму поступают все новые и новые предложения, но достанется приз только самым лучшим. Конкуренция обостряется. Но когда неизвестные преступники проникают в офис и похищают важные документы, ситуация принимает неожиданный оборот. Теперь под подозрением все, ведь у каждого из этих хладнокровных, безжалостных американцев есть повод для воровства… Делайте ваши ставки! / Over/Under (2013)Пол Келлер теряет работу управляющего хеджевого фонда в результате совершения сделки, которая стоила его компании миллионы. Будучи неспособным долгое время найти работу, он и его жена Викки отправляются в Бруклин, где находится ее небольшая фото студия. Вскоре Пол находит партнера по имени Марино, молодого гения в области математики. Их дружба очень скоро показывает им обоим, как сильно они нуждаются в друг в друге. Дельцы / Dealers (1989)Очень разные по темпераменту брокеры — расчетливая рационалистка и романтичный любитель риска поставлены начальством в одну упряжку, чтобы их финансовая корпорация вышла из полосы неудач. Вспыхнувшая между ними любовь только помогает успеху в биржевой игре. Деньги за бесценок / Money for Nothing: Inside the Federal Reserve / (2013)Рынки и правительства всего мира, затаив дыхание, следят за тем, что происходит с Федеральной резервной системой США. Как решения высокопоставленных чиновников отражаются на простых гражданах? Почему произошел кризис 2008 года? Как скоро финансовая катастрофа повторится? Ответы на эти вопросы дают экономисты и финансисты, сотрудники ФРС, знающие, как устроена эта система изнутри. Духлесс (2012)Главный герой фильма — 29-летний топ-менеджер крупного международного банка по имени Макс. Он уверен, что жизнь удалась, ведь у него есть то, о чём многие не могут даже и мечтать: дорогая машина, пентхаус и вечеринки. Свою жизнь Максим тратит на зарабатывание денег, а деньги — на ночные клубы, шикарных девушек, кокаин и прочие атрибуты гламурной жизни. Но в какой-то момент к герою приходит осознание того, что с его жизнью что-то не так. И его мир рушится подобно карточному домику. Духлесс 2 (2015)Он отказался от всего, что так когда-то ценил — светской жизни, успешной карьеры, роскошного пентхауса. Теперь его стихия — океан. Каждый день он рассекает на серфе теплые волны, омывающие остров Бали. Но невозможно забыть ритм большого города. Случайное знакомство возвращает его в самое сердце современной столицы — высокие технологии, сумасшедшие сделки, смертельный риск и прежняя любовь, которая больше не с ним. Женщина с Уолл-стрит / High Finance Woman (1990)Бренда Бакстер ходит в тренажерный зал, следит за курсом акций крупных компаний и всегда тщательно продумывает каждый шаг. Она — блестящий руководитель, у которого все под контролем. Она замужем, но ее супруг уже немолод, хотя по-прежнему старается держаться молодцом. Бренда пользуется успехом, но плотный график встреч с деловыми партнерами, увлеченность работой и привязанность к мужу совсем не оставляют ей времени на невинный флирт. В спортивном комплексе, куда она ходит, занимается и молодой красавчик Алекс. Он пытается познакомиться с ней, но терпит крах. Что впрочем не мешает ему на следующее утро заявиться в офис бизнес-леди, чтобы взять у нее интервью. Как нетрудно догадаться, это кладет начало их головокружительному роману. Жизнь без принципов / Dyut meng gam (2011)Современный финансовый мир рушится, фондовый рынок резко обвалился… И все пытаются: спасти свои деньги, продать, купить или сбежать с чужими деньгами. Так, менеджер банка Тереза, в страхе потерять работу, навязывает акции трастового фонда с высоким риском пожилой клиентке. Инспектор полиции Чун ищет пенсионера-убийцу и расследует смерть ростовщика, забитого в подземном гараже. А у триады свои заботы — один из них, брат Барс, простодушный неумеха, старается помочь вернуть деньги своему другу, финансовому брокеру… Игра на понижение / The Big Short (2015)Когда речь идет о деньгах, совесть молчит. А уж если речь об огромных деньгах!.. Это основанная на реальных событиях история нескольких провидцев, которые независимо друг от друга предсказали мировой экономический кризис 2008 года задолго до того, как о нем зашептались в кулуарах на Уолл-стрит. И предсказав, стали на нем зарабатывать. Сами того не желая. Инсайдеры / Внутреннее дело / Inside Job (2010)Спад в мировой экономике, убыток от которого был оценен в 20 триллионов долларов, повлек за собой потерю работы и жилья для нескольких миллионов человек. В ходе тщательных исследований и интервью с ведущими фигурами финансового мира, политическими деятелями и журналистами, фильм приоткрывает перед нами страшную правду о зарождении преступной индустрии и о ее сетях, позволивших подкупить политику, органы экономического регулирования и ученый мир… Капитализм: История любви / Capitalism: A Love Story (2009)Эта история любви закончилась громким «разводом». Фильм исследует первопричины мирового финансового кризиса, рассказывает о манипулировании деньгами американских налогоплательщиков. Обличает банки и корпорации, топ-менеджеров и политиков, совершивших, по словам режиссёра «самый большой грабёж в истории своей страны». Кванты: Алхимики с Уолл СтритКартина помогает понять как мыслят математические гении, изобретающие финансовые модели, которые способствовали как становлению, так и крахам Уолл Стрит. Этот 45-минутный документальный фильм посвящен работе аналитиков с Уолл Стрит. Компаньон / The Associate (1996)Финансовый аналитик Лорел Айрис — умна, способна и талантлива во всем,… что касается денег. Казалось бы, у нашей героини есть все данные, чтобы преуспеть, взбираясь по карьерной лестнице Уолл-Стрита. Но в деловом мире, как нигде, царят ужасные предрассудки, и Лорел теряет надежду на дальнейшее продвижение из-за своего коллеги-расиста Фрэнка. Именно это печальное обстоятельство побуждает ее резко изменить свой путь к финансовому Олимпу! Она разрабатывает гениальный, но рискованный план, чтобы создать у окружающих впечатление, что ее деловым партнером является важная персона (естественно, белый мужчина!) в мире больших денег. Тщательно создавая миф под именем «Роберт С. Катти», Лорел мастерски балансирует между иллюзией и успехом до тех пор, пока ее соперник Фрэнк вдруг не решается приоткрыть завесу тайны над личностью загадочного компаньона! Космополис / Cosmopolis (2012)24 часа из жизни 28-летнего миллиардера-финансиста Эрика Пэкера, который изменяет своей молодой жене, подвергается нападению и разом теряет все свое состояние. Действие ленты будет разворачиваться на Манхэттене в течение одних суток. Костер тщеславия / The Bonfire of the Vanities (1990)Шерман Маккой был этаким «центром Вселенной» с Уолл-Стрит. И все в его жизни было правильно и надлежащим образом. У него была замечательная карьера, замечательный дом, замечательная жена. Только однажды ночью, сидя в хорошем автомобиле, он сделал «не тот» поворот, в «не том» месте, с «не той» женщиной. И с тех пор у него все пошло не так. Медвежья Охота (2007)Олег Гринев по прозвищу Медведь работает на фондовой бирже. Безошибочное финансовое чутье и многолетний опыт брокера позволяют ему задумать большую игру. Начиная ее, он не просто хочет заработать много денег. Главная цель — создать условия для возрождения экономики новой России, но есть и еще одна, личная — отомстить за смерть отца. Олег даже не подозревает, насколько круто «большая игра» изменит его жизнь… Миллиарды / Billions (2016)В мире власти и больших денег, в самом сердце Нью-Йорка, вовсю идет противостояние амбициозного финансиста с Уолл-стрит Бобби Аксельрода и принципиального федерального прокурора Чака Родса. Нападение на Уолл-Стрит / Bailout: The Age of Greed (2013)История обычного, среднестатистического жителя Нью-Йорка с хорошей работой и счастливой семьей. После того, как наступает экономический кризис, он лишается работы и, будучи в отчаянии, берет оружие и отправляется мстить за свою испорченную жизнь. Нефть / There will be Blood (2007)Экранизация романа «Нефть» классика американской литературы Эптона Синклера. Действие книги происходит в конце 1920-х в Калифорнии и описывает взлет нефтедобывающей компании, принадлежащей амбициозному и бездушному магнату Плэйнвью. Области Тьмы / Limitless (2011)Нью-йоркский писатель Эдди, желая преодолеть чёрную полосу в жизни, принимает засекреченный препарат под названием NZT. Таблетка выводит мозг парня на работу в нереальной мощности. Этот творческий наркотик меняет всю жизнь Эдди, за короткий срок он зарабатывает кучу денег, но скоро начинает страдать от зловещих побочных эффектов препарата. А когда пытается найти других NZT-гениев, чтобы понять, как можно справиться с этим пристрастием, он узнает страшную правду… Оборотни с Уолл-Стрит / Wolves of Wall Street (2002)Добро пожаловать в «Волчье братство» — престижную брокерскую компанию с Уолл-Стрит. Здесь ценится только успех, причем успех любой ценой. В этой фирме молодые биржевики зарабатывают большие деньги, буквально «вгрызаясь в глотку» своим клиентам и «высасывая их до последней капли крови». Они очень молодо выглядят, неслыханно богаты и знают вкус власти. Они наслаждаются всеми удовольствиями, и такими, о которых только мечтают простые смертные, и доступными лишь тем, кто больше чем смертные. Пусть жители Нью-Йорка думают, что оборотни — это миф. «Волчье братство» — это реальность… Охотник с Уолл-стрит / The Headhunter's Calling (2016)После того как глава чикагского рекрутингового агентства уходит на пенсию, Дэйн Дженсен, сотрудник агентства Blackrock Recruiting, которое находит рабочие места для инженеров, получает желанную должность, опередив свою амбициозную соперницу в лице Линн Фогель. Однако, в самый напряженный момент процесса отчуждения компании, когда Дэйн полностью сконцентрирован на работе, у его 10-летнего сына Райана диагностируют рак. С этого момента сталкиваются профессиональные и личные приоритеты. Пи / Pi (1997)Талантливый математик Макс Коэн в течение многих лет пытается найти и расшифровать универсальный цифровой код, согласно которому изменяются курсы всех биржевых акций. По мере приближения к разгадке, мир вокруг Макса превращается в мрачный кошмар: его преследуют могущественные аналитики с Уолл-Стрита и жестокие фанатики из тайной религиозной секты, готовые пойти на убийство, чтобы обнаружить код вселенского мироздания в своих древних священных текстах. Находясь на грани безумия, Макс должен сделать решающий выбор между порядком и хаосом, святостью и дьявольщиной, мудростью и невежеством и решить, способен ли он совладать с могущественной силой, которую пробудил его гениальный разум. Подслушанное / Overheard / Sit ting fung wan (2009)Джoнни, Джин и Maкc, пoлицeйcкиe из oтдeлa paccлeдoвaний экoнoмичecкиx пpecтyплeний, вeдyт пpocлyшкy и нaблюдeниe зa кpyпнoй кoмпaниeй, зaнимaющeйcя мaxинaциями нa pынкe цeнныx бyмaг. Цeлыми днями oни бeзвылaзнo cидят в пoмeщeнии, oтcлeживaя и зaпиcывaя eжeднeвныe paзгoвopы coтpyдникoв кoмпaнии. Ho oднaжды oни зaceкaют paзгoвop глaвы кoмпaнии co cвoeй секретаршей, из кoтopoгo yзнaют, чтo нa cлeдyющий дeнь иx aкции взлeтят. Mнoгoдeтный Джин, кoтopoмy нeoбxoдимы дeньги нa oпepaцию cынa, yпpaшивaeт Maкca нe пpoтoкoлиpoвaть этoт paзгoвop, a иcпoльзoвaть пoлyчeннyю инфopмaцию и caмим cыгpaть нa биpжe. Maкc, кoтopый coбиpaeтcя жeнитьcя нa дeвyшкe из бoгaтoй ceмьи и иcпытывaeт пocтoяннoe дaвлeниe co cтopoны бyдyщeгo тecтя, видит в этoм вoзмoжнocть oбecпeчить ceбe нeзaвиcимocть. Джoнни, yзнaв o пpoизoшeдшeм, пoмoгaeт пoдoпeчным зaмecти cлeды. Ho нa cлeдyющий дeнь oб yтeчкe cтaнoвитcя извecтнo, тopги пpиocтaнaвливaют, a кoмaндy Джoнни пoдвepгaют внyтpeннeмy paccлeдoвaнию, в тo вpeмя кaк aвтopы copвaннoй aфepы ищyт винoвныx. Подслушанное 2 / Overheard 2 / Sit ting fung wan 2 (2011)Знаменитый биржевой маклер Мэнсон в Гонконге попадает в автомобильную аварию. Полиция во главе с инспектором Джеком Хо расследует это дело и обнаруживает жучка, который подложили военные в авто. Между тем, на прослушке сидел инспектор спецслужбы Джо и обнаружил, что готовится большой заговор против таинственного финансового конгломерата. Судьба этих парней закручивает их в полную интриг игру, которая называется «кошки-мышки». Последствиями этой игры может стать крушение рынка акций. Подслушанное 3/ Overheard 3/ Sit ting fung wan 3 (2014)В последние годы чиновники Гонконга проводили политику, отстаивающую интересы, в первую очередь, коренных обитателей города, в то время как приезжие испытывали дискриминацию. Естественно, такое положение дел вызывало недовольство у многих жителей города и напряжение в общество нарастало. Но только активное использование «жучков» позволило в полной мере осознать, насколько сложная и взрывоопасная ситуация сложилась в Гонконге. Поменяться местами / Trading Places (1983)Жизнь респектабельного бизнесмена Луиса Уинтропа Третьего, управляющего богатейшей компании с Уолл-Стрит, круто меняется после того, как его боссы, братья Дьюк, заключают необычное пари. Один из братьев посчитал, что управлять компанией может кто угодно, даже самый отъявленный и необразованный проходимец. Поставив на кон доллар, братья находят для своего эксперимента уличного мошенника Билли Рэя Валентайна, которому и предлагают возглавить компанию вместо Уинтропа. Эксцентрическая парочка Дьюков и не подозревает, что, поменяв местами проходимца и крупного бизнесмена, они рискуют гораздо больше, чем могли бы себе представить. Порочная страсть / Arbitrage (2012)Роберт Миллер — харизматичный аферист и гениальный любовник. Он привык к тому, что в постелях его всегда ждут жена и любовница, которые, правда, попеременно закатывают ему скандалы, а огромные деньги делаются просто из воздуха. Но дутый бизнес не может держаться долго. Почуяв провал, он стремится поскорее продать свой хедж-фонд крупному банку, прежде чем раскроются его махинации. Непредвиденные события и нелепые ошибки толкают его на отчаянный шаг… Предел Риска / Margin Call (2011)Сентябрь 2008 года. Мировой экономический кризис уже начался, но Америка еще не знает, какая катастрофа ждет впереди, и только группа топ-менеджеров на Уолл-Стрит ищет рецепт спасения. Это были самые страшные часы в их жизни… Сотрудник одного из крупнейших инвестиционных банков с помощью новейшей программы рыночного анализа получает ошеломляющий прогноз — акции упадут, рынок рухнет, банк потеряет все. Утром следующего дня он попадает под сокращение и перед уходом передает флэшку с опасной информацией своему бывшему помощнику. К вечеру лучшие аналитики банка, проверив эти вычисления, осознали ужасную перспективу: крах неминуем. Теперь они стоят перед выбором: начать срочный сброс акций, что оставит и крупных акционеров во всем мире, и миллионы рядовых вкладчиков ни с чем — или ждать развития событий, что чревато потерей вообще всего. Решать нужно здесь и сейчас. На кону — огромные деньги и будущее каждого. В эту ночь у риска нет предела… Представь себе / Imagine That (2009)Эван Дэниелсон — успешный финансовый аналитик, который так занят работой, что совсем не уделяет внимания своим домашним. Но однажды его карьера оказывается под угрозой. Тут-то неожиданно и выясняется, что маленькая дочка Эвана в своих рисунках каким-то чудесным образом предсказывает биржевые котировки. Эван находит выход из, казалось бы, безнадежной ситуации, и это заставляет его пересмотреть свое отношение к семье… Прибыль, прибыльКино о трейдерах Ротшильды / Акции Ротшильда под Ватерлоо / Die Rothschilds (1940)Фильм о становлении еврейской семьи Ротшильдов, члены которой поднялись на вершину европейского банковского сообщества в эпоху Наполеона. Сахар / Le Sucre (Жерар Депардье, Мишель Пикколи) (1978)Адриен Куртуа, муж зажиточной хозяйки аптеки, однажды решил на деньги жены поиграть на товарной бирже. И конечно же он попадает в лапы «акулам с Уолл-стрит» в лице нечестного брокера Рауля Омекура, сахарного олигарха Грезильо, биржевого спекулянта Карбуи и других ушлых прощелыг крупного и среднего формата, затеявших биржевую аферу с сахаром. Доверчивый бедолага Куртуа на деньги жены впрягся в рискованную игру, и до поры до времени дела у него шли неплохо… Свой человек / The Insider (1999)Джеффри Уайгэнда увольняют с поста вице-президента крупнейшей табачной компании за то, что он протестует против использования в табачной продукции компонента, вызывающего у курильщиков наркотическую зависимость. Лоуэлл Бергман, продюсер популярного телешоу, узнает об этом и убеждает Уайгэнда выступить с разоблачительным интервью по телевидению… Естественно, это очень не нравится столпам табачной индустрии, заверяющих в безвредности производимой продукции. Олигархи принимают самые суровые меры, чтобы информация не стала достоянием гласности. От Уайгэнда уходит жена, Лоуэлла Бергмана отправляют в отпуск. Там, где задействованы большие деньги, бесполезно бороться за справедливость, но Лоуэлл и Уайгэнд не прекращают борьбу. Сделка / The Trade (2003)Описания нет Слишком Крут для неудачи / Too Big To Fail (2011)Хроника событий, приведших к финансовому кризису 2008 года, с министром финансов США Генри Полсоном в центре сюжета. Трейдер 1987Пол Тюдор Джонс — фьючерсный трейдер — спекулирует на будущей стоимости практически всего Пол торгует фьючерсами на хлопок, нефть, доллар, немецкую марку, облигации, ценные металлы — все, на чем можно заработать Компания Пола — Тюдор Инвестмент Корпорэйшн — управляет деньгами других людей. Визитная карточка — Пол Тюдор Джонс II (анг. Paul Tudor Jones; родился 28 сентября 1954 года в городе Мемфис, штата Теннеси, США.) Состояние: $3,2 млрд. Возраст: 57 лет (на 2011 год) Forbes 400 The Richest People in America:107 место (на ноябрь 2011) Трейдеры на миллион / Million Dollar Traders (2008)Восьмерым обычным людям дают миллион долларов. У них есть две недели интенсивных тренировок и два месяца, чтобы работать на рынке и добиться результатов. Смогут ли они сделать это? Тюремная Биржа / Buy & Cell (1987)Херби Олтмэн, биржевой брокер, подставленный начальством в качестве козла отпущения, угодил за финансовые махинации своей фирмы в тюремную камеру с безжалостным приговором «13 лет!». Поначалу выбитый из привычной жизненной колеи, он постепенно освоился и начал развивать в стенах тюрьмы… активную биржевую деятельность. Скоро любимой газетой заключенных стала «Уолл-стрит Джорнэл»… Уолл Стрит — мир финансистовУвлекательная картина мира финансистов с Уолл-стрит, которая повествует о том, каково это начинать карьеру с нуля, и знакомит с настоящей чистокровной акулой капитализма. Уолл Стрит / Wall Street (1929)Описания нет Уолл-Стрит / Wall Street (1987)Бад Фокс, молодой и предельно амбициозный брокер, живет в сердце мира, где у всего, что угодно, есть своя цена, все можно купить и продать. Он твердо намерен достичь вершин, стать лучшим. Стремясь получить поддержку, он добивается знакомства со старым хищником Гордоном Гекко, и тот открывает ему тайны мастерства. Быстрые деньги, роскошные женщины, все удовольствия мира в руках у Бада, а бурлящие вокруг финансовые потоки несут еще больше денег, больше роскоши, больше возможностей, больше искушений. Нужно только настичь эту добычу. Нужно забыть обо всем, кроме главного закона: «Жадность — это хорошо. Это — работает!» Уолл-Стрит: Деньги не спят / Wall Street: Money Never Sleeps (2010)Отмотавший срок бывший корпоративный рейдер Гордон Гекко выходит из тюрьмы в совершенно новый мир, стоящий на пороге финансового кризиса. Он — динозавр, чьи методы давно устарели, а репутация играет дурную службу. Но именно его выбирает в партнеры молодой трейдер Джейкоб Мур, предлагающий Гекко сделку: он налаживает отношения старика с дочерью, не общавшейся с ним одиннадцать лет и винящей Гордона за самоубийство брата, а тот помогает ухаживающему за девушкой Джейкобу вскарабкаться на вершину финансовой лестницы. Финансовый Монстр / Money Monster (2016)Сюжет фильма разворачивается вокруг Ли Гейтса, известного телеведущего, чьи финансовые советы сделали его настоящим гуру Уолл-Стрит. Один из зрителей шоу, воспользовавшись неудачным советом Ли, потерял все свое состояние и теперь хочет возмездия. Он берет знаменитость в заложники и тем самым поднимает рейтинги передачи, люди замерли перед экранами в ожидании ответа на вопрос: сколько стоит человеческая жизнь? Хороший Год / A Good Year (2006)Воротила Лондонской фондовой биржи, безумно умный, удачливый менеджер и по совместительству большой зануда наследует винодельню в Провансе. По прибытии во Францию он обнаруживает, что, кроме него, есть еще люди, претендующие на его законную собственность. Цепочка невероятных событий и открытий заставят его по-новому взглянуть на истинные ценности этого мира… Чужие Деньги / Other's Peoople Money (1991)Акула Уолл-стрита Лоуренс Гарфилд по прозвищу Ларри-Ликвидатор, известен благодаря тем компаниям, которые он развалил. Он занимается исключительно собственным обогащением за счет других. Его очередная цель — корпорация, которой владеет восьмидесятилетний патриарх Йоргенсон. Чтобы не дать противостоять коварному Гарфилду, старик нанимает не менее коварную юристку. Энрон: самые смышленные парни в комнате / Enron: The Smartest Guys in the Room (2007)«Энрон» — одна из крупнейших корпораций США. Ее крах происходил в течение года. Разрушение одной компании понесло за собой огромную волну как финансовых драм, так и человеческих трагедий. Эта замечательная жизнь / (It's A Wonderful Life, 1946)Джордж Бейли, владелец кредитной компании в выдуманном американском городке Бедфорд Фоллс, честный, отзывчивый, любящий муж и отец, подавлен свалившимися на него невзгодами и подумывает о самоубийстве. Очевидно, что человек, отказывающийся от самого большого дара Бога — жизни — нуждается в помощи ангела-хранителя. И Небеса отправляют ему на выручку Кларенса, единственного свободного на тот момент Ангела Второго Класса, приятного, доброго, но неопытного, еще даже не заслужившего крылья. Если он сделает свою работу хорошо и сможет отговорить Джорджа от смертного греха, он получит крылья. А времени у него почти не осталось… Кларенс находит единственно правильное решение — показать Джорджу мир, в котором тот не существует. Яма / Floored: Into The Pit (2010)Фильм о трейдерах с Чикагской биржи, торгующих в «яме».

22 июля 2016, 16:40

Процесс укрепления рубля прервется в любой момент

Движение курса нашей валюты в последнее время носит странный характер. Настолько, что на этот факт обратил внимание президент.

28 октября 2015, 21:42

ФРС США оставила процентные ставки на прежнем уровне

По итогам предпоследнего заседания руководства Федеральной резервной системы в 2015 г. было принято решение о сохранении процентных ставок в прежнем диапазоне 0–0,25%. Чиновники также намекнули на возможность повышения ставок на следующем заседании.

15 октября 2015, 15:45

BlackRock: риторика ФРС запутала рынки

Чиновники ФРС США усугубляют неопределенность на глобальных рынках, посылая инвесторам противоречивые сигналы. Об этом в интервью изданию Financial Times заявил Лоуренс Финк, генеральный директор BlackRock, крупнейшей в мире управляющей компании.

29 июля 2015, 07:06

Кто владеет Apple? Скрытые хозяева мира

"Инвестор и основной акционер компании Apple Карл Айкан оценил стоимость одной акции этой компании в $216, что на $91 выше их текущей стоимости. По мнению Айкана, капитализация Apple должна составлять около $1,3 трлн" (РБК) Оставим вопрос о справедливости такой фантастической стоимости акций, и  примем за факт, что Apple - крупнейшая мировая компания. Зададим простой, но щекотливый вопрос, кто владеет этой компанией, по стоимости равной бюджетам нескольких европейских стран вместе взятых? Казалось бы, в цитате от РБК четко и ясно указано , что основной акционер некий Карл Айкан, эксцентричный милииардер, циничная акула бизнеса, известный рейдер и вымогатель, скандалист и многое другое. Собственно, именно он чаще всего и упоминается в СМИ как главный акционер и ньюсмейкер. Есть ещё Тим Кук - генеральный директор Apple (тот, что официальный гей), но он фигура назначаемая акционерами, то есть владельцем не является никак.  Однако, внимательно изучив ситуацию, мы обнаруживаем удивительный факт - миллиардер Карл Айкан владеет всего 1(одним) процентом акций Apple. Конечно, стоимость даже одного процента - сумма огромная, но это же всего одна сотая часть! Где остальное? Вопрос не то, чтобы скрытый, но на примере того же РБК  не только замалчиваемый, но и открыто фальсифицируемый в СМИ.

13 мая 2015, 04:23

По конспироложествуем об очередных кандидатах в члены мирового правительства?

Банки правят миром. А кто правит банками? Сегодня уже не надо доказывать, что пресловутая гегемония США зиждется на монополии печатного станка Федеральной резервной системы (ФРС). Более или менее понятно также, что акционерами ФРС выступают банки мирового калибра. В их число входят не только банки США (банки Уолл-стрит), но и европейские банки Европы (банки Лондонского Сити и некоторых стран континентальной Европы). В период мирового финансового кризиса 2007-2009 гг. ФРС, действуя без огласки, раздала разным банкам кредитов (почти беспроцентных) на сумму свыше 16 трлн. долл. Хозяева денег раздавали кредиты самим себе, то есть тем банкам, которые и являются главными акционерами Федерального резерва. В начале текущего десятилетия под сильным нажимом Конгресса США был проведен частичный аудит ФРС, и летом 2011 года его результаты были обнародованы. Список получателей кредитов и есть список главных акционеров ФРС. Вот они (в скобках указаны суммы полученных кредитов ФРС в миллиардах долларов): Citigroup (2500); Morgan Staley (2004); Merril Lynch (1949); Bank of America (1344); Barclays PLC (868); Bear Sterns (853); Goldman Sachs (814); Royal Bank of Scotland (541); JP Morgan (391); Deutsche Bank (354); Credit Swiss (262); UBS (287); Leman Brothers (183); Bank of Scotland (181); BNP Paribas (175). Примечательно, что целый ряд получателей кредитов ФРС - не американские, а иностранные банки: английские (Barclays PLC, Royal Bank of Scotland, Bank of Scotland); швейцарские (Credit Swiss, UBS); немецкий Deutsche Bank; французский BNP Paribas. Указанные банки получили от Федерального резерва около 2,5 триллиона долларов. Не ошибёмся, если предположим, что это – иностранные акционеры ФРС. Однако если состав главных акционеров Федрезерва более или менее понятен, то этого не скажешь в отношении акционеров тех банков, которые, собственно, и владеют печатным станком ФРС. Кто же является акционерами акционеров Федерального резерва? Прежде всего, рассмотрим ведущие банки США. На сегодняшний день ядро банковской системы США представлено шестью банками. «Большая шестерка» включает Bank of America, JP Morgan Chase, Morgan Stanley, Goldman Sachs, Wells Fargo, Citigroup. Они занимают первые строчки американских банковских рейтингов по таким показателям, как величина капитала, контролируемых активов, привлеченных депозитов, капитализация, прибыль. Если ранжировать банки по показателю активов, то на первом месте оказывается JP Morgan Chase (2.075 млрд. долл. в конце 2014 г.). По показателю капитализации первое место занимает Wells Fargo (261,7 млрд. долл. осенью 2014 года). Кстати, по этому показателю Wells Fargo вышел на первое место не только в Америке, но и в мире (хотя по активам в США он занимает лишь четвертое место, а в мире даже не входит в первую двадцатку). На официальных сайтах этих банков имеется кое-какая информация об акционерах. Основная часть капитала «большой шёстерки» американских банков находится в руках так называемых институциональных акционеров – разного рода финансовых компаний. Среди них есть и банки, то есть имеет место перекрестное участие в капитале. Количество институциональных инвесторов на начало 2015 года в отдельных банках было следующим: Bank of America – 1410; JP Morgan Chase – 1795; Morgan Stanley – 826; Goldman Sachs – 1018; Wells Fargo – 1729; Citigroup – 1247. В каждом из названных банков достаточно четко выделяется группа крупных инвесторов (акционеров). Это те инвесторы (акционеры), которые имеют более 1 процента капитала каждый. Таких акционеров насчитывается, как правило, от 10 до 20. Бросается в глаза, что во всех банках в группе крупных инвесторов фигурируют одни и те же компании и организации. В табл. 1 приведем список таких крупнейших институциональных инвесторов (акционеров). Табл. 1. Источник: http://finance.yahoo.com/q/mh?s=GS+Major+Holders   Кроме обозначенных в таблице институциональных инвесторов в списках акционеров ведущих американских банков присутствуют следующие организации: Capital World Investors, Massachusetts Financial Services, Price (T. Rowe) Associates Inc., Mitsubishi UFJ Financial Group, Inc., Berkshire Hathaway Inc., Dodge & Cox Inc., Invesco Ltd., Franklin Resources, Inc., Bank of New York Mellon Corporation и некоторые другие. Я называю лишь те, которые фигурируют в качестве акционеров хотя бы в двух из шести ведущих банков США. Фигурирующие в финансовой отчетности ведущих американских банков институциональные акционеры – это различные финансовые компании и банки. Отдельный учет ведется в отношении таких акционеров, как физические лица и взаимные фонды. В целом ряде банков Уолл-стрит заметная доля акций принадлежит работникам этих банков. Разумеется, это не рядовые сотрудники, а ведущие менеджеры (впрочем, некоторое символическое количество акций могут иметь и рядовые банковские служащие). Что касается взаимных фондов (mutual funds) (1), то многие из них находятся в сфере влияния все тех же институциональных акционеров, которые названы выше. В качестве примера можно привести список наиболее крупных акционеров американского банка Goldman Sachs, относящихся к категории взаимных фондов (табл. 2). Табл. 2. Источник: finance.yahoo.com По крайней мере три фонда из приведенных в таблице 2 находятся в сфере влияния финансовой корпорации Vanguard Group. Это Vanguard Total Stock Market Index Fund, Vanguard 500 Index Fund, Vanguard Institutional Index Fund-Institutional Index Fund. Доля Vanguard Group в акционерном капитале Goldman Sachs – 4,90%. А три взаимных фонда, находящихся в системе этого финансового холдинга, дают дополнительно еще 3,59%. Таким образом, фактически позиции Vanguard Group в банке Goldman Sachs определяются долей не 4,90%, а 8,49%. В ряде банков Уолл-стрит имеется категория индивидуальных акционеров – физических лиц. Как правило, это высшие руководители данного банка, как действующие, так и ушедшие на пенсию. Приведем справку об индивидуальных акционерах банка Goldman Sachs (табл. 3). Табл. 3. Источник: finance.yahoo.com В совокупности указанные в табл. 3 пять физических лиц имеют на руках более 5,5 млн. акций банка Goldman Sachs, что составляет примерно 1,3% всего акционерного капитала банка. Это столько же, сколько акций у такого институционального акционера, как Northern Trust. Кто эти люди? Высшие менеджеры Goldman Sachs. Ллойд Бланкфейн, например, - председатель совета директоров и главный исполнительный директор Goldman Sachs с 31 мая 2006 года. Джон Вайнберг – вице-президент Goldman Sachs с того же времени, одновременно член управляющего комитета и сопредседатель подразделения инвестиционного банкинга (последний пост он оставил в декабре 2014 года). Три других индивидуальных акционера также относятся к категории высшего менеджмента банка Goldman Sachs, причем все являются действующими сотрудниками данного банка. Достаточно ли нескольких процентов участия в акционерном капитале для того, чтобы эффективно управлять банком? Тут следует учесть, по крайней мере, три момента. Во-первых, в ведущих банках США давно уже нет очень крупных акционеров. Формально в этих банках нет ни одного акционера, доля которого была бы выше 10%. Общее число институциональных акционеров (инвесторов) в американских банках колеблется в пределах одной тысячи. Получается, что в среднем на одного институционального акционера приходится примерно 0,1 процента капитала. На самом деле - меньше, поскольку кроме них есть еще взаимные фонды (учитываемые отдельно), а также многие тысячи физических лиц. В ряде банков акциями владеют служащие. В случае банка Goldman Sachs в руках физических лиц находится около 7% акционерного капитала. Наконец, часть акций находятся в свободном обращении на фондовом рынке. С учетом распыления акционерного капитала среди десятков тысяч держателей бумаг владение даже 1 процентом акций банка Уолл-стрит – это очень мощная позиция. Во-вторых, за несколькими (или многими) формально самостоятельными акционерами может стоять один и тот же хозяин - конечный бенефициар. Скажем, хозяева финансового холдинга Vanguard Group участвуют в капитале банка Goldman Sachs и напрямую, и через взаимные фонды, находящиеся в сфере влияния указанного холдинга. Скорее всего, доля Vanguard Group в капитале Goldman Sachs не 4,90% (доля материнской компании) и не 8,49% (доля с учетом трех подконтрольных взаимных фондов), а больше. Нельзя сбрасывать со счетов и акционеров – физических лиц, чей удельный вес намного выше, чем их доля в акционерном капитале, поскольку это высшие менеджеры, поставленные на руководящие должности теми, кого называют «конечными бенефициарами». В-третьих, есть такие акционеры, влияние которых на политику банка превышает их долю в акционерном капитале по той причине, что они владеют так называемыми голосующими акциями. В то же время другие акционеры владеют так называемыми привилегированными акциями. Последние дают их владельцам такую привилегию, как получение фиксированного дивиденда, но при этом лишают их владельца права голосования на собраниях акционеров. Скажем, акционер может иметь долю в капитале банка, равную 5%, но при этом его доля в общем количестве голосов может быть 10, 20 или даже 50%. А привилегия решающего голоса для банков Уолл-стрит может иметь гораздо большее значение, чем привилегия получения гарантированного дохода. Вернемся к табл. 1 в первой части статьи. Она показывает, что почти во всех американских банках главными акционерами являются финансовые холдинги. При этом если названия ведущих банков Уолл-стрит сегодня известны всем, то названия финансовых холдингов, владеющих большими пакетами акций этих банков, говорят о чем-то лишь очень узкому кругу финансистов. А ведь речь идет о тех, кто в конечном счете контролирует банковскую систему США и Федеральную резервную систему. Например, в последнее время довольно часто упоминался инвестиционный фонд Franklin Templeton Investments, который скупил долговые бумаги Украины на 7-8 млрд. долл. и активно участвует в экономическом удушении этой стран. Между тем указанный фонд – дочерняя структура финансового холдинга Franklin Resources Inc., который является акционером банка Citigroup (доля 1,24%) и банка Morgan Stanley (1,40%). Такие финансовые холдинги, как Vanguard Group, State Street Corporation, FMR (Fidelity), Black Rock, Northern Trust, Capital World Investors, Massachusetts Financial Services, Price (T. Rowe) Associates Inc., Dodge & Cox Inc.; Invesco Ltd., Franklin Resources, Inc., АХА, Capital Group Companies, Pacific Investment Management Co. (PIMCO) и еще несколько других не просто участвуют в капитале американских банков, а владеют преимущественно голосующими акциями. Именно эти финансовые компании и осуществляют реальный контроль над банковской системой США. Некоторые аналитики полагают, что акционерное ядро банков Уолл-стрит составляют всего четыре финансовые компании. Другие компании-акционеры либо не относятся к категории ключевых акционеров, либо прямо или через цепочку посредников контролируются все той же «большой четвёркой». В табл. 4 представлена сводная информация о главных акционерах ведущих банков США. Табл. 4. Оценки величины активов, находящихся в управлении финансовых компаний, являющихся акционерами главных банков США, достаточно условны и периодически пересматриваются. В некоторых случаях оценки включают лишь собственные активы компаний, в других случаях – ещё и активы, передаваемые компаниям в трастовое управление. В любом случае величина контролируемых ими активов впечатляет. Осенью 2013 года в списке мировых банков, ранжированных по величине активов, на первом месте находился китайский банк Industrial and Commercial Bank of China (ICBC) с активами 3,1 трлн. долл. Максимальные активы в банковской системе США на тот момент имел банк Bank of America (2,1 трлн. долл.). За ним следовали такие американские банки, как Citigroup (1,9 трлн. долл.) и Wells Fargo (1,5 трлн. долл.). Примечательно, что триллионными активами финансовые холдинги «большой четвёрки» ворочают при использовании достаточно скромного числа сотрудников. При совокупных активах, равных примерно 15 трлн. долл., персонал «большой четвёрки» не дотягивает до 100 тыс. человек. Для сравнения: численность сотрудников лишь в банке Citigroup составляет около 250 тыс. человек, в Wells Fargo – 280 тыс. человек. В сравнении с финансовыми холдингами «большой четвёрки» банки Уолл-стрит выглядят рабочими лошадками. По показателю контролируемых активов финансовые компании «большой четвёрки» находятся в более тяжелой весовой категории, чем американские банки «большой шестёрки». «Большая четвёрка» финансовых холдингов простирает свои щупальца не только на банковскую систему США, но и на компании других секторов американской и зарубежной экономики. Тут можно вспомнить исследование специалистов Швейцарского технологического института (Цюрих), целью которого было выявить управляющее ядро мировой экономической и финансовой системы. В 2011 году швейцарцы причислили к ядру мировых финансов 1218 компаний и банков по состоянию на начало финансового кризиса (2007 год). Внутри этого конгломерата было выявлено еще более плотное ядро из 147 компаний. По оценкам авторов исследования, это малое ядро контролировало 40% всех корпоративных активов в мире. Компании ядра были швейцарскими исследователями ранжированы. Воспроизведем первую десятку этого рейтинга: 1. Barclays plc 2. Capital Group Companies Inc 3. FMR Corporation 4. AXA 5. State Street Corporation 6. JP Morgan Chase & Co 7. Legal & General Group plc 8. Vanguard Group Inc 9. UBS AG 10. Merrill Lynch & Co Inc. Важное обстоятельство: все 10 строчек швейцарского списка занимают организации финансового сектора. Из них четыре – банки, названия которых у всех на слуху (одного из них – Merrill Lynch – уже не существует). Особо отметим американский банк JP Morgan Chase & Co. Это не просто банк, а банковский холдинг, участвующий в капиталах многих других американских банков. Как видно из табл. 1, JP Morgan Chase участвует в капитале всех других банков «большой шестёрки» за исключением банка Goldman Sachs. В банковском мире США есть еще один примечательный банк, который формально не входит в «большую шестёрку», но который невидимо контролирует некоторые из банков «большой шестёрки». Речь идет о банке The Bank of New York Mellon Corporation. Указанный банк являлся держателем акций в Citigroup (доля 1,24%), JP Morgan Chase (1,48%), Bank of America (1,25%). А вот шесть строчек швейцарского списка принадлежат финансовых компаниям, редко фигурирующим в открытой печати. Это финансовые холдинги, которые специализируются на приобретении по всему миру пакетов акций компаний разных отраслей экономики. Многие из них учреждают различные инвестиционные, в том числе взаимные, фонды, осуществляют управление активами клиентов на основе договоров траста и т.д. В этом списке мы видим три финансовые компании из «большой четвёрки», отображенной в табл. 4: Vanguard Group Inc, FMR Corporation (Fidelity) и State Street Corporation. Эти финансовые холдинги, а также компания Black Rock (сильно укрепившая свои позиции с 2007 года) и образуют ядро банковской системы США. Примечательно, что «большая четвёрка» очень хорошо представлена и в банковском холдинге JP Morgan Chase: Vanguard Group – 5,46%; State Street Corporation – 4,71%; FMR Corporation (Fidelity) – 3,48%; Black Rock – 2,75%. Другой из названных выше банковских холдингов – The Bank of New York Mellon Corporation – контролируется тремя финансовыми компаниями «большой четвёрки»: Vanguard Group – 5,15%; State Street Corporation – 4,72%; FMR Corporation (Fidelity) Black Rock – 2,62%. После того как мы выявили управляющее ядро банковской системы США, состоящее из небольшого количества финансовых холдингов, возникает ряд новых вопросов. Кто является владельцами и конечными бенефициарами этих финансовых холдингов? Как далеко распространяется влияние этих финансовых холдингов в отраслевом и географическом отношениях? Можно ли утверждать, что подход к объяснению происходящего в сфере мировых финансов на основе концепции «борьбы кланов Ротшильдов и Рокфеллеров» устарел? Однако это уже тема другого разговора. (1) Взаимный фонд (ВФ), или фонд взаимных инвестиций  - это портфель акций, приобретённых профессиональными финансистами на вложения многих тысяч мелких вкладчиков. К началу XXI века в США действовало несколько тысяч взаимных фонов. К 2000 году в рамках взаимных фондов было открыто 164, 1 млн. счетов, то есть около двух на семью.

20 января 2015, 00:54

Умиротворить миссис Ван Бьюррен: АТО наполовину завершена

Начало: Все обсуждают события на Донбассе, и на сайт приходит много вопросов. Занята сейчас совсем другим, но считаю необходимым вывесить некоторые неизвестные широкой публике сведения, которые кое-кому могут кое-что прояснить. События несколько напоминают происходившее в своё время в Славянске, после того, как повстанцами была захвачена группа наёмников, включая сына высокопоставленной чиновницы американских спецслужб. Об этом я тогда писала. В обмен на такого пленного, как мистер Гудмен, можно было и войну остановить, но тогда этой возможностью не воспользовались. Примерно десять дней тому назад были похищены проживавшие под Киевом два очень важных американских гражданина, ответственный сотрудник компании Вэнгард Питер ван Бьюррен (Peter van Beurren) из Аризоны и – также высокопоставленный – менеджер её «дочки», компании БлэкРок, Джонатан Мейсон (Jonathan Mason). Три дня тому назад недовольная недостаточно интенсивными, по её оценке, усилиями по освобождению её супруга миссис Ван Бьюррен обратилась к руководству Вэнгард с ультиматумом, подкреплённым её обращениями в совершенно растерянную редакцию АВС, а также к определённым иностранным дипломатам в Вашингтоне. Дело в том, что в распоряжении г-жи Ван Бьюррен остался архив её мужа, а там такое... Маленькие примеры она передала своим собеседникам. Одним – в виде записей, другим – флешку. Материалы включали содержание переговоров руководства Вэнгард и БлэкРок о проведении на подконтрольной им Украине некоего подобия нацистских Нюрнбергских законов. Из текста обсуждения можно сделать вывод, что имплементация этого законодательства – дело десятое. Главное – его психологическое воздействие на европейцев. Из сказанного на совещании можно сделать вывод, что заказчики конфликта уже не рассчитывают поживиться за счёт европейской помощи Украине. Теперь их основная цель – любой ценой остановить европейские дипломатические усилия, направленные на достижение мирного урегулирования. Например добившись, чтобы Европа окончательно отвернулась от Украины. Массированную операцию в аэропорту Донецка Совет национальной безопасности и обороны Украины не считает нарушением Минских соглашений о прекращении огня. Целью наступления в аэропорту объявлен возврат к линии размежевания. На официальном языке это означает признание, что аэропорт был утрачен ВСУ и захвачен сепаратистами. Ах, да, чуть не забыла: именно та самая (всем известная) группировка сепаратистов, которая удерживает АД, подозревается в захвате господ Ван Бьюррена и Мейсона. По слухам, в последние дни и военторг заработал лучше... Неужели на этот раз подвернувшаяся возможность всё же будет использована? Когда руководство получило сообщение, что часть эффективного менеджмента украинской операции предположительно удерживается отрядом полевого командира сепаратистов Арсения Павлова, незамедлительно были приняты адекватные меры. Полсотни отборных наёмников ЧВК Greystone были приведены в готовность к выдвижению в соответствии с поступающими разведывательными донесениями. Президенту Порошенко было сделано предложение, от которого он не мог отказаться: начать новую активную фазу АТО и пошуметь как можно громче. Перед украинскими военнослужащими были поставлены и дополнительные задачи: захватить высокопоставленных заложников для будущего обмена, «языков» для установления места или мест, где находятся американцы, и создать нестерпимое давление на население с целью усиления позиций на переговорах по этому вопросу. Под прикрытием этого шума сегодня, 19 января, в город Красногоровка Марьинского района Донецкой области, где согласно полученному от информатора сообщению, в последний раз видели предполагаемых заложников, прибыли два бронированных грузовика с бойцами Greystone. Они знали, что ищут. Спрыгнули из машин, рассыпались цепью и быстро окружили один из домов в частном секторе. Из дома по ним был открыт прицельный огонь, на который спецназовцы незамедлительно дружно ответили. Один из них поведал: «принять нас за украинскую армию или за сепаратистов мог только круглый идиот, а стрелявший прекрасно знал, что делает». С ним не поспоришь: во время сегодняшней операции эти бойцы Greystone вообще не были похожи на людей. Скорее на киборгов. Кто бы ни оборонял дом, выучку он проявил отменную, но численное преимущество штурмующих быстро дало о себе знать, и огонь из дома прекратился. Группа, направленная проверить дом, сообщила: чисто. Внутри был обнаружен убитый стрелок и 180 миллионов новёхоньких фальшивых долларов в стодолларовых «супербанкнотах». Стрелок был сразу опознан: один из предполагаемых заложников, Джонатан Мейсон. Следов пребывания второго «заложника» Питера ван Бьюррена, либо каких бы то ни было «похитителей» обнаружено не было. И остальных «денег» тоже. Каких остальных денег? Немцы, во всяком случае официально, пока не пересчитали «супербанкноты», найденные при другом менеджере Вэнгард, задержанном на украинско-словацкой границе, только взвесили картонные коробки с «деньгами», предварительно оценив их общее количество в 50 – 80 миллионов «долларов». Вместе с «деньгами», захваченными сегодня при трупе Мейсона, можно говорить о сумме до четверти миллиарда, тогда как с укреплённого склада под Киевом пропали миллиарды наличными суперфальшивками. Точная сумма неизвестна. Ещё до начала Майдана фальшивые деньги на оплату переворота, наёмников и покрытие прочих подобных расходов свозились из типографии компании Вэнгард грузовиками, и сваливались там без пересчёта. Не было смысла ставить в известность дополнительных людей или загружать ненужной работой и без того по горло занятых агентов. При том, что себестоимость изготовления 100-долларовой банкноты не составляет и двенадцати с половиной центов. Эта бесконтрольность и привела агентов к сговору с целью хищения так хорошо изготовленных подделок. До Украины они работали вместе в других «горячих точках» и хорошо знают друг друга. Само собой разумеется, что столь масштабные поиски были организованы не из-за похищенных миллиардов. Реальный ущерб от хищения каждого миллиарда долларов подделок составил для Вэнгард один миллион двести тридцать тысяч долларов. Пренебрежимые суммы для компании, ворочающей триллионами. Проблема в другом. Если Джонатан Мейсон и Питер ван Бьюррен были похищены ополченцами, то они способны им очень многое рассказать. Сегодня, когда окончательно выяснилось, что они сами инсценировали своё похищение, проблема выглядит ещё серьёзнее. Если Питер ван Бьюррен скрывается на Донбассе, это означает, что он получил укрытие при помощи одной из групп сепаратистов, чью активность финансировал в рамках ранее полученных заданий. В таком случае 180 миллионов, на которых сидел Мейсон, вероятно, предназначались для руководства этой группы. Таким образом, практически в руках этих «махновцев» находятся не просто сведения, а доказательства противозаконной деятельности (не только на Украине) компании Вэнгард и её пособников в американской администрации. Не случайно у миссис ван Бьюррен осталась масса убийственного компромата: по всей вероятности, её супруг собирал его на своих работодателей по меньшей мере с того момента, когда принял решение совершить хищение. Для страховки. Или он начал собирать компромат раньше? Потеряв связь с мужем, миссис ван Бьюррен, вероятно, запаниковала и обратилась к иностранным дипломатам и в прессу. После того, как часть материалов побывала в чужих руках, ликвидация миссис ван Бьюррен смерти подобна, так как тем самым отдаст высшее руководство компании, Белый дом и госдеп на милость той страны или тех стран, чьи дипломаты ознакомились с материалами. Миссис ван Бьюррен не ограничилась предупреждениями. Кроме «растерянной», по моей вчерашней формулировке, АВС (принадлежащей контролируемой Вэнгард группе Уолт Дисней) она, возможно, позволила ознакомиться с некоторыми материалами и их независимым конкурентам, задерживающим публикацию лишь до момента получения хранящихся в надёжном месте неопровержимых доказательств. Так или иначе, половина последнего обострения АТО завершена: Джонатан Мейсон мёртв. Столкновения теперь продолжатся до выяснения вопроса с Питером ван Бьюрреном.

07 февраля 2014, 10:47

Инвесторы выводят средства с фондового рынка России

Инвесторы выводят средства с фондового рынка России восьмую неделю подряд. За неделю, завершившуюся в среду, российские инвестфонды потеряли более $130 млн, отмечает EPFR Global.  Инвесторы выводят средства с фондового рынка РоссииТрадиционные фонды и ETF лишились $68 млн и $62 млн соответственно. Отток средств из фондов GEM обновил исторический антирекорд, составив $4,8 млрд. Основная часть средств - $3,2 млрд - выведена через ETF-фонды, при этом 95% оттока пришлось на два крупнейших ETF, управляемых компаниями Blackrock и Vanguard. Общий отток средств из фондов развивающихся рынков достиг на прошлой неделе $6,4 млрд (0,82% активов под управлением), став крупнейшим с августа 2011 г. Большинство страновых фондов по итогам недели ушло в минус, и лишь Южная Корея привлекала $182 млн. Худшую динамику на страновом уровне показала Индия (- $190 млн). "Рынок привлекательно оценен, но необходима стабилизация денежных потоков. Фонды EM продолжают терять средства поистине олимпийскими темпами. За этот период акции на развивающихся рынках, включая российский, сильно упали в цене, вернувшись к фундаментально привлекательным уровням. Тем не менее мы по-прежнему считаем, что российский рынок в ближайшее время будет оставаться уязвимым и до наступления долгожданной стабилизации может пережить еще одну понижательную коррекцию. Оттоки, замедлить и повернуть вспять которые может улучшение макроэкономической динамики, пока, видимо, будут продолжаться. В этой ситуации наилучшим выбором остаются компании, генерирующие устойчивые денежные потоки, наращивающие прибыль, а также обещающие хорошие дивиденды", - отмечают эксперты ИК "Уралсиб Кэпитал".

17 декабря 2013, 08:53

Кто выкупает рынок?

После того, как ФРС начал понижать ставки из фондов денежного рынка было выведено более 1.3 трлн долларов – сумма достаточно внушительная. Куда абсорбировался такой поток ликвидности? На траектории выхода их денежного входили отнюдь не в акции, а в облигации. С конца 2008 было аллокировано почти 1.2 трлн во всех облигационных взаимных фондах США. Массированная антипропаганда облигаций в 2013 сделала свое дело и с мая этого года произошел самый мощный отток средств за столь короткий период (меньше полугода) в размере до 140 млрд.  Но, если кто то считает, что отношение к акциям изменилось и там инвестиционный ажиотаж? Разочарую оптимистов. С конца 2007 из акций было выведено более полутриллиона долларов. Причем здесь следует отметить два периода. Если вывод средств в объеме до 250 млрд с декабря 2007 по март 2009 понятен и логичен, то отток с мая 2011 по декабрь 2012 на более, чем 300 млрд как то расходится с тем, как инвестиционные конторы продвигали рынок в тот период, мотивируя рост, как повышение интереса и доверия к рынку широким кругом инвесторов. Никакого доверия и интереса там близко не было. Вывели больше, чем в острую фазу кризиса. Чистый положительный поток в акции на 130 млрд с начала 2013 года больше похоже на локальное и вынужденное перераспределение средств в рамках ожесточенного принуждение инвесторов к риску, но учитывая, что удалось привлечь всего 130 млрд при росте индексов на 30%, при прошлом оттоке на 650 млрд? Это настоящая трагедия для инвест.фондов. Если это все, на что они способны то дела плохи. Тенденция последнего времени заключается в том, что выживаемость фондов, не имеющих доступа к центральным деньгам (другими словами, не сидящих на подсосе у ЦБ) крайне низкая, а то, что некоторые еще на плаву связано с минимальными издержками на содержание фондов – офисный хлам и несколько горе управляющих. Но, по настоящему, независимым фондам удержаться на плаву стало очень сложно. Период возрождения был в начале 90-х, бурного рассвета в конце 90-х, борьба за клиентов и консолидация отрасли в первые 6-7 лет 21 века, теперь же глобальное перераспределение, где шансы на успешное продолжение деятельности остались у TBTF класса (Vanguard Group, Fidelity Management, State Street , Blackrock) и те, кто на непосредственно на подсосе у ЦБ (инвест фонды прайм дилеров).  Но отрасль, если можно сказать, отмирает. Это не только в США. Ликвидируются фонды во всем мире. В России время жизнь еще меньше. Если в США развитие началось с начала конца 80-х, то в России с 2001-2003 годов только, а в 2008 уже вдарили. С тех пор индустрия стремительно деградирует – особенно сегмент акций (денежный и облигационный рынок еще на плаву). В статистике IСI на графике выше учитываются взаимные фонды, где они объединили почти все публичные фонды, которые доступны, но там не учитываются закрытые фонды, различные формы приватного доверительного управления, ETF, хэдж фонды, ну и частный трейдинг от своего имени на своем счете. Что касается последнего (частных и самостоятельных инвесторов), то по статистике брокеров, как у нас, так и на западе было оживление в 2009-2010 годах, когда народ воодушевленный полез на рынок, но с 2011 количество смертей на рынке значительно превосходит количество свежей крови. Причем я бы сказал значительно превосходит. Я не учитываю стратегических инвесторов и молчунов, которые сидят по многу лет в акциях и ничего не делают. Имею в виду спекулятивный капитал. В России доля частных инвесторов по сравнению с объемом всех ПИФов весьма значительная. Точных цифр не помню, но вроде бы сопоставимо или даже деньги спекулянтов больше, чем в ПИФах акций. В США совершенно иначе все. Спекулянты в доле от активов взаимных фондов около 5%, ну максимум 7% по оптимистичным оценкам, поэтому обычно в расчетах они опускаются, как незначительная сила. Речь идет о спекулятивном частном капитале на 300-600 млрд (по рынку акций без других инструментов) .Сейчас уже меньше наверное, многих, очень многих порезали, а новых денег почти нет. Если брать аллокацию на рынке акций, то по США расклад примерно такой. По данным Z1.  Взаимные фонды – 6.2 трлн, ETF – 1.3 трлн, закрытые фонды – 110 млрд, хэдж фонды – тут сложно сказать, смотря как их классифицировать. Там нет прямого регулирования, они более свободны в трейдинге и управлении активами, чем взаимные фонды, поэтому многие не подотчетны и нет сведенных данных. Но по американскому рынку не думаю, что сильно больше 500 млрд по всем хэдж фондам. Есть еще множество форм частного доверительного управления, тут вообще нет смысла что либо оценивать, т.к. информации в принципе быть может – банковская тайна. Обычно в США практика, что богатые семьи и олигархи передают деньги не напрямую во взаимные фонды, а договариваются на спец.условиях по доверительному управлению. В США это называется Private Wealth Management. В совокупности через различные фонды на американском рынке акций сидит около 9 трлн долларов. Итак,  Частный спекулятивный трейдинг. Сейчас точно отток (количество проигравших больше, чем вновь приходящих).  Взаимные фонды – отток средств. Приток 2013 года несерьезен. Хэдж фонды. Переживают самый худший период в своей истории. Так что вероятен отток средств, может быть даже масштабный. Хотя многие могут хвастаться, что привлекли деньги, но на один успешный придется 5-10 убыточных. Глобальное перераспределение денег, а вы что хотели? )) Закрытые фонды. Слишком маленькие, не играют никакой роли ETF фонды. По ряду свидетельств там приток средств. Есть только в американские акции, то пришло примерно 300 млрд с 2008 и всего 60-70 млрд в этом году. В совокупности не компенсирует отток из взаимных фондов. Private Wealth Management (PWM). Нет данных. Но могу предположить, что олигархи заправили туда ликвидность, но это мало говорит о глобальных тенденциях и состоянии экономики.  Если все объединить за исключением PWM и стратегических инвесторов, то с 2009 чистый отток средств. Так кто выкупает рынок? Остаются пенсионные, страховые фонды, всякие гос.фонды, ну и сами банки и дилеры. Ок, страховые и пенсионные.  Чистый поток в акции. За все время от всех страховых и пенсионных фондов в акции пришло  немногим больше 6 трлн долл, причем 4.5 трлн в период с 2000 по 2007 года. Сейчас потока в акции нет. Так что не они. Остаются только одни – сами банки и дилеры. Если все консолидировать и сравнить с тем, что было до кризиса, то расклад примерно следующий ДО кризиса (2003-2007 года) по структуре выкупа 10% банки и структуры, связанные с центробанками, в том числе дилеры 50% частные инвесторы, как напрямую, так и через фонды 40% пенсионные, страховые и гос фонды  Сейчас  90% дилеры и прочие структуры, афиллированные с ЦБ МИНУС 10% частные инвесторы 20% пенсионные, страховые и гос фонды.  Т.е. это может быть, как ответ на вопрос в причине столь безумного ралли на рынке и почему рынок растет, когда обороты торгов упали до исторического минимума. По обороту торгов. На NYSE сейчас уровень 98 года, однако, если сделать коррекцию на количество HFT систем, роботов и прочих алгоритмических систем, на степень развития альтернативных источников инвестиций (взаимные фонды, ETF и прочие), на степень доступности трейдинга за счет развития торговых систем, что стало возможным благодаря распространению интернета, то после коррекции обороты наименьшие в истории. Поэтому нет никакого интереса широкого круга инвесторов – это все вранье. Интерес к рынку акций наименьший за несколько десятилетий. Рынок растет за счет выкупа стратегических инвесторов, олигархов, байбеков и непосредственному принудительному раллированию за счет средств ЦБ через прайм дилеров. Т.е. не сам ФРС скупает акции, а через своих представителей на рынке – прайм дилеров. Но нет ничего, чтобы свидетельствовало об интересе со стороны реального сектора. Поэтому все, что происходит на рынке стоит воспринимать, как фейк. Где был бы американский рынок, без принудительного выкупа дилеров? Примерно в таком виде, в каком российский и любой другой рынок, не затронутый зараженной ликвидностью. Т.е. уровень 1150-1250 по S&P, вот и примерная оценка пузыря на рынке и уровень, где может оказаться рынок при отключении электронной типографии.

30 октября 2013, 11:14

BlackRock предупреждает о фондовых пузырях

ФРС способствует раздуванию фондовых пузырей, с таким заявлением выступил во вторник генеральный директор BlackRock Лоуренс Финк.   "Сейчас просто необходимо, чтобы Федрезерв начал сокращение стимулов. Мы уже увидели сильнейший рост на рынке ценных бумаг, и спреды по корпоративным облигациям стремительно сужаются", - считает Финк. Вообще, когда господин Финк начинает говорить и предупреждать о перегреве рынка, то это что-то значит, ведь Финк является менеджером крупнейшей по объему активов под управлением компанией в мире. В распоряжении BlackRock находится $4,1 трлн. Конечно, Финк не единственный, кто предупреждал о фондовых пузырях. Во вторник индекс S&P 500 очередной раз обновил исторический максимум - 33-й раз в этом году. Индекс Dow Jones также периодически покоряет неизведанные территории. Это должно настораживать инвесторов, однако это не так. Объем инвестиций в фонды акций в этом году достиг $277 млрд - максимального уровня с 2000 г.

07 марта 2013, 13:57

На рынке "мусорных" бондов зреет обвал

Портфельные менеджеры делают ставку на снижение "мусорных" облигаций. Денежные потоки в последнее время активно поступают в фонды ETF, которые шортят высокодоходные облигации.Сейчас ставки против высокодоходных облигаций достигли максимума за последние 5 лет, а значит, вполне возможно, что на этом сегменте рынка назревают серьезные распродажи, пишет Financial Times.Короткие позиции по ETF от BlackRock и State Street, инвестирующие в "мусорные облигации", за последние несколько недель росли стремительными темпами и достигли самого высокого уровня с октября 2007 года.За последние несколько лет инвесторы привыкли брать на себя риск инвестиций в наименее надежные облигации, причем предпочитают делать это через ETF, так как в этом варианте издержки минимальны. Немаловажная причина выбора "мусорных" облигаций - доходность. В условиях нулевых процентных ставок вложения в надежные активы не приносят желаемого дохода.Спрос на такого рода инструменты привел к снижению доходностей по ним до исторических минимумов. Впрочем, спред с американскими казначейскими облигациями, по историческим меркам, не показал такого сужения.